Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Полетишь ли ты со мной к огню?


Полетишь ли ты со мной к огню?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Место и время
Эридий, южный Арнус. Очень, очень далекая зима.
Участвующие
своевольное божество; блудный сын.
Дополнительная информация
сия игра подразумевается на двоих, оттого не нужно вмешательства ни мастера, ни мимо проходящих игроков. Боя не предполагается, но если он-таки случится, то его система остается на откуп участвующих.


Странная женщина встретилась ему в голодные холода. Или он ей?

http://sf.uploads.ru/Vc42Q.png

[AVA]http://sa.uploads.ru/CR7ah.png[/AVA]

+3

2

Над пиками голого леса редела струйка дыма.
Ты отошел недостаточно далеко, Шейн, но ровно настолько, чтобы никто ничего не услышал. Охотники придут уже скоро, и все-таки если сделать все, как надо, поесть быстро, обыскать быстро, и затаиться под кронами деревьев, чьи снежные шапки защитят тебя от проклятых глаз, бояться будет нечего. У Шейна все хорошо получается. Шейн за дымом наблюдает как под гипнозом, прикрывая уставшие от белизны глаза, и на секунду представляет себе почерневший камин, убогий и маленький, к которому жались восемь человек в тесной для них хибарке, пока он смотрел на них через щель в окне; снег смешался с грязью на ногах.
Он почувствовал тепло своими ступнями, и понял, что все сделано, как надо, осталось малое, осталось главное, теперь, Шейн, дальше - все за тобой. Мальчишка по-странному глянул на кровь под ногами, сочную и красную, совсем не похожую на то серое небо. Она топила собой снег: поглощая собой все пространство, как болото, она разливалась все дальше, делая землю аппетитно алой, рисуя узоры тонкие и витиеватые, обводящие каждую кочку и травинку, от глаз более не скрытую, превращая эту поляну в розовый сад.
Шейн топтался на красном снегу; ступни тонули в нем, обволакиваемые теплом и заботой.
Как в материнском чреве.
Ты хочешь к маме в животик, Шейн?
У мамы в животике - уютно и спокойно, вот бы вернуться туда. Ты хочешь, Шейн, да?
Шейн по дорожке переводит взгляд на зияющую рану, темную, смотрящую прямо ему в глаза, с каемкой рваной кожи вокруг, размером, как под его ладонь, специально под твою ладонь, и смотрит очень внимательно, как оттуда вытекает новая кровь, смотрит завороженно, как она струится по одному и тому же месту, снова и снова, как по тропинке, стекая по телу очаровательно ровно, а как до земли дотянется - поглощает ее всю, как чума, жадно впитываясь в свежий снег, и Шейн понял - хочет. У Шейна грудь потяжелела тягуче, упоительно, и воздух из нее шел очень горячий, а глотка у него дрожала, а реальность, да, эта белая реальность, эта осточертевше белая реальность, от которой хочется вырвать себе глаза, что разрезается разве что черными, как уголь, стволами, которые стояли, будто часовые, и были готовы сожрать тебя, если ты попобуешь уйти, искажалсь, преображалась, изменялась под цвет снега под ногами, и Шейн более не хотел вырвать себе глаза.
У Шейна глаза не красные.
У Шейна глаза видят только красный.
У Шейна глаза - на ране; у Шейна руки по локоть в крови. Позволь ей впитаться в тебя.
Он падает на колени, поглощая тепло своей кожей, а его кулак проникает внутрь еще горячего тела, легко скользя по внутренней стороне живота, и Шейн завороженно наблюдает, как тот прогибается наружу. Как тот растягивается. Как его ладонь просвечивает сквозь него. Шейн восторгается, упоительно, с теплотой на душе, насколько же внутри этого мужчины тесно и мягко, насколько же это похоже на маму, насколько же он чувствует себя в безопасности.
Насколько же он хочет оказаться там.
Шейн схватился за что-то очень мягкое. Это желудок. Он мягкий и нежный, с ним хочется заснуть, подложив его под голову, хочется обнять и прижать к сердцу. Хочется облизать, вобрав все это тепло. Хочется... хочется съесть.
Брось. Шейн не понимает. Он не выпускает желудка из своих рук, и не закрывает рта с медленно стекающей из него слюной; у него взгляд на каплях крови, что струятся по его пальцам. Ему хочется. Брось. Хочу. Хочу, я правда хочу.
Шейн хнычет почти жалобно, когда розоватый орган падает с глухим звуком на землю, шлепаясь прямо на его ступни, и как они, против его воли, откинули желудок обратно к телу, очень неряшливо, даже брезгливо. Это не еда. Не мама. Хватит отвлекаться. Делай, как говорят. Шейну от этого обидно, но он прав. Шейн хнычет, но уже тихо, обиженно, но обреченно. Он прав. Шейн понимает. Он умнее, и лучше знает, как оно все делается. Шейн понимает.
Ты можешь погладить его, как котеночка.
Шейн снова на колени садится, но уже не смотрит на отброшенный в брезгливости желудок. Он не подушка. Его не надо прижимать к сердцу. Он не от мамы. Он не котеночек - котеночки мурчат. Всегда ли они мурчат? Их гладишь - они мурчат. Они мягкие. Их хочется кормить. Это мертвый котеночек. Но от этого он не менее мягкий. Шейн более не хнычет - он дуется. Он обшаривает карманы и одежду мужчины очень нетерпеливо, второпях - он уже потерял много времени. Между делом моет руки об клочки чистого снега, вытирает их о чужую одежду. Шейн все правильно делает, но волнуется: сопит сосредоточенно, пытаясь успокоить дыхание, хотя уже не раз это все делал. Он делает все самое сложное, а Шейну остается лишь завершить, подчистить, довести до ума, собрать то, что уже принадлежит им. Это просто. Шейн маленький, но даже он справится.
Ему удается найти хлеб на первом теле и сало на втором. Можешь это съесть. Это очень вкусно. Шейн в последнее время питался одними только ягодами, и сейчас остервенело набросился на еду, не способный даже толком прочувствовать вкуса. Сало таяло во рту, а черствый хлеб легко размягчался скопившейся слюной.
Желание насытиться целиком поглотило его. Шейн сидел на вновь холодной земле, поджав под себя ноги, и ел отчаянно, будто в последний раз, совершенно не смотря по сторонам. Если что, он предупредит.
Шейну спокойно, когда он так близко.
[AVA]http://s6.uploads.ru/xeEgW.png[/AVA]
[mymp3]http://d.zaix.ru/448U.mp3|с декстером немного атмосфернее[/mymp3]

+2

3

g i f

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/1b/28/b4/1b28b4f00e6c243d3a37b9dd706c7c6a.gif

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/snow.1501335840.png[/AVA]
Марерум  любила  зиму. Вокруг было так чисто, бело и эта прохлада ей нравилась гораздо больше, нежели палящее летнее солнце. А  еще этот прекрасный скрип под ногами, когда ходишь по снегу. Зимняя природа действительно захватывала, вдохновляясь смотря на девственную красоту Энтероса. Ей даже пришла мысль написать какую-нибудь картину с такими пейзажами,  а потом продать её анонимно. Гордилась ли она тем, что многие её картины украшают известные музеи и дорогие дома аристократов? Безусловно.

Или же стоило написать еще какую-нибудь книгу? Пусть это выходило и не так хорошо, как картины или песни, но Марерум было подвластно любое искусство.  Самые шикарные сюжеты она не придумывала, а брала из реальной  жизни. Поэтому то ей и нравилось путешествовать, наблюдать за различными созданиями и их судьбами. Верхом на белоснежной лошади, Марерум искала что-то интересное, как и всегда. Скука являлась худшим  ядом для бессмертной, а потому она всегда  искала противоядие у других существ. Или даже походила на наркомана в поисках дозы наркотика  под названиям "чувства". Есть у тебя ли что предложить деосу?

Внимание Марерум привлекают яркие пятна алой крови, что так контрастируют с белоснежным снегом. Это  было похоже на то, словно неуклюжий художник случайно выплеснул  всю алую краску на белоснежный холст  или же в гневе брызгался кисточкой во все стороны. Этому просто здесь  было не место. Насилие и убийства это не отнюдь что-то необычайное в мире Энтеросе, скорее настолько обыденное, что божество не удивлялась. Тем более одинокие путники или незащищенные караваны  являлись лакомым кусочком для убийц и мародеров.

Темноволосая богиня уже хотела развернуть лошадь обратно, как её  взгляд привлек...ребенок? Не было сомнений, что там в луже крови был ребенок. Совершенно одинокий. Неужели его родителей убили, а его оставили умирать здесь или на съедение диким животным? Было странно, что ребенок не кричал и не плакал от страха, может уже и не было у него сил.  Марерум спешилась с коня, наблюдая за ребенком. Он был весь в крови, и вряд ли своей, ведь его руки были запятнаны алой  жидкостью. Он не был климбатом, а самым простым ребенком. Теперь уже и наверное сиротой. Что  это, Марерум? Жалость ли? Бессмертная  достала из сумки на лошади запасной теплый плащ и подошла к ребенку. Ел, словно в последний раз, жадно и не замечая,  что происходит вокруг. Накинув на него плащ, Мар пытливо смотрит ему в глаза, подбирая в голове слова. Опыта общения с детьми не было. Самое время начать, да?

- Мальчишка...что здесь произошло? - бесстрастно спрашивает бессмертная без улыбки глядя то мальчишку, то на трупы рядом.

Отредактировано Марерум (29.07.2017 18:10:41)

+1

4

[AVA]http://s6.uploads.ru/xeEgW.png[/AVA]
У малыша Шейна чувства острые и тонкие, как иголочки, способные пробраться в любую щель, под любой пенек, обвиться вокруг любого неосторожного, незаметной змейкой ползая по его одежде и жгутом обвязываясь вокруг шеи, - тонко, остро, так, где шевельнешься - порвешь кожу. Прорежешь горло. Останешься без шеи. Он как угодно слух растянет, метры, километры, - при желании, он услышит, учует и узнает все, и ведь Шейн - малыш, еще совсем малыш, а может уже так многое. Почему? Из-за него.
Он чует кровь. Ту, что под ногами, ту, что на руках, ту, что течет по венам, ту, что он еще прольет. Шейн же чует рыбу. Жареную, с какими-то травами, которые пахли очень вкусно и пряно, не раздражая чувствительный нос, который малыш морщил при запахе лекарств, что в него силой заталкивала, ибо такому малышу, как он, лучше сдохнуть, чем делать то, что от него требуют, чем признавать их правоту и вести себя иначе, чем позволять находиться рядом с собой дольше, чем требуется. Ибо он сильнее любых ран, он справиться лучше, чем любые лекарства, ибо кровь проще смыть, чем остановить, а рваную кожу - зализать. Залижи вавку, как волк зализывает потрепанную шкуру, и тогда боль уйдет. Не сразу; это будет постепенно, с трудом, ибо твоя рваная кожа будет вызывать желание откусить ее и сожрать, но, поверь, лучше не будет, ты должен выдержать и потерпеть, а дальше - проще. И дальше действительно проще: рана затягивается, зарубцовывается, Шейну обыкновенно хочется ее расковырять, но он сдерживается, и тогда, - да, только тогда, - его усилия вознаграждаются. Боль проходит, от крови не остается и следа, а рана исчезает, не оставляя даже тонкого, - острого, - шрама, что напоминал бы ему о том, что он пережил.
Но шрамов не оставалось.
То, что ему говорит он, оправдывает себя раз за разом.
Шейн порой думает, что, быть может, если бы он послушал их, если бы дал прикоснуться к себе, к своей ране, то все было бы иначе, но давится, только представляя чужие руки на своей коленке, и никогда не доводит эту мысль до конца.
Лучше сдохнуть.
Сдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнутьсдохнуть, чем так.
Своя кровь стала казаться вкусной, а боль он научился терпеть. Боль ведь проходит. Больно - лижи рану, нет раны - расколупай себе руку и пей свою кровь, ибо маменька не подставит тебе свою грудь, ибо маменькиного молока, что придает всем силу, у тебя никогда не было.
Шейн хотел бы попробовать маменькину кровь. Маменькина кровь наверняка вкуснее, чем своя, а сама маменька - вкуснее, чем что бы то ни было. Шейн бы с наслаждением разорвал ее и с удовольствием бы припал ртом к ее животу, ибо ее кровь самая вкусная, и эта кровь будет струиться по венам вечно, ибо Шейн и он позаботятся об этом. Шейн позаботится о своей маме. Так, как она не позаботилась о нем.
Действительно, кровь его мамы - вкусная. Но сейчас Шейну, малышу, что шевелит окоченевшими пальцами, глубже зарывая их в снегу, запах жареной рыбы кажется куда вкуснее. Он не считает, что это плохо. Шейн думает лишь о своем голоде, и от этих мыслей слюна у него выделяется еще больше, заставляя пищу проглатывать, даже не жуя. Он представлял, что этот хлеб - рыба; сало кончилось, он быстро его съел, и оно оставило лишь настойчивый, гадкий привкус неудовлетворенности. Шейн хотел больше, а больше - не было, и теперь он мог довольствоваться хлебом. И представлять, что это рыба с пряными травами.
Малыш бросил неопределенный взгляд вдаль, туда, откуда доносился запах. Он бы пошел туда прямо сейчас, но понимает - рискованно. Шейн умный и сильный, а умным и сильным полагается хорошо есть. Именно потому, что Шейн - умный и сильный, он понимает, когда отобрать еду не получится, ибо запах жареной рыбы смешался с вонью архонтов.
Замри.
Шейн удивленно поморгал и вновь вернул взгляд на остатки хлеба.
Замри!
У малыша Шейна в ушах раздалась легкая поступь кожаных сапог и хруст снега, и он действительно замер, как мертвый, уперев глаза в одну точку. Близко. Близко. Близко, слишком близко, непростительно близко. Как не заметил? Как упустил? Он не предупредил? Шейн не услышал? Почему, как он мог? Шаги близко, очень близко, а сердце у Шейна замерло.
Он не издал ни звука, подавив в себе любой голос, когда на спину упало что-то тяжелое и теплое. Спина у него твердая и напряженная, до боли, как струнка, однако крылья, против его воли, в возбуждении забарахтались под накинутой на них тканью, нежась под неожиданным теплом. Шейн не стал их успокаивать - не смог бы. Вместо этого он повернул голову.
Над ним была женщина. Она села совсем рядом с ним, не так, что соприкасаясь, но так, что двинься - и обязательно дотянешься. Он смотрел на нее в упор, напряженно, разглядывая ее лицо, будто не видел его вовсе, но не двигался - ждал. Атаковать? Нельзя. Сильная. Да, Шейн понимает, что сильная; он смотрит на нее и чует опасность. И тепло. Она тепла настолько, что на волосах ее, коже, одежде, снежинки, что начали падать лишь сейчас, мгновенно тяали, тогда как на Шейне - оседали, становясь второй кожей. Холодной очень, неприятной.
Голос этой женщины не показался ему угрожающим. Он был нейтральным, - или таким, какой Шейн относил к нейтральному, - не нес опасности, не заставлял отскочить при одном только его звучании. Шейн пусть и малыш, но понимает, что она сказала.
Он ждал.
Его крылья успокоились, найдя удобное место под тяжелой тканью на плечах, а сердце его, что, казалось, замерло, забилось вновь. Тускло, тяжело, через раз. Ожидай.

Отредактировано Шейн (05.08.2017 21:23:33)

+1

5

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/snow.1501335840.png[/AVA]
Она с подозрением смотрит  на мальчишку, пытаясь догадаться о его судьбе и что же здесь произошло. Прошлые варианты сейчас казались уже какими-то не правдивыми, ведь мальчишка вел себя...спокойно. Возможно, что он просто сильно замерз и психически сейчас нестабилен, но как-то все равно было странно.  Мар не отменяла того факта, что он мог быть приманкой. Да, разбойники  такое часто промышляли. Отправляли ребенка или милую девчушку, которая играла роль приманки или подставного заложника. Но Марерум было плевать на оба варианта, ей было несложно убивать. Она чувствует напряжение ребенка и прожигает его взглядом ожидая ответа, но он молчит. Гаденыш. Вздумал игнорировать её?

- Ты оглох? Или немой? - чуть повысила голос бессмертная. Или он её не понимал? Не знал языка? Выругавшись, Марерум тряхнула черными локонами, а локоны сверкнули на солнце и свернулись змейками. -  Мальчишка, я теряю терпение.

Вздохнув, Марерум поднялась и огляделась еще раз. Её взгляд привлек недоеденный хлеб, который малыш оставил, когда появилась бессмертная. Наверное  испугался, а это было правильной вещью при общении с ней. Продолжая раздумывать о мальчишке, Мар не исключала варианта, что он мог убить этих ради еды, но это не было основным вариантом. Она не сильно верила этому, как же мальчик мог убить взрослых существ?  Но больше всего раздражало, что он молчал. Словно от страха язык проглотил.  А вообще чего она все еще стоит здесь? Ну чуточку помогла ему, а дальше то что? Не возьмет же к себе, как найденного бездомного щеночка, которого потом выбросит, если он надоест своим глупым тявканьем. Может стоило лишить мальчишку будущих страданий? Она может это сделать так, что бы он не почувствовал какой-либо боли. Она стояла над ним, смотрела на него холодным взглядом, решая его судьбу.

- Закрой глаза, мальчишка. - холодно чеканит каждое слово.

Закрой глаза, милый мальчик. Ты же ведь испугаешься меча?  Она не хочет этого, она ведь это решила сделать без боли, мальчишка даже не поймет ничего.  Но она медлила, её рука остановилась совсем у лица Шейна. Отдаться своей добродетели или стать палачом? Деос тянется к нему своей ладошкой, а в голове выбирает что же сделать. Материализовать в этой же ладошке меч и снести голову с плеч или же нет. Никто и не узнает, что в этом лесу сейчас умрет ребенок, да? Бессмертная слышит нашептывание своего оружия, настойчивое нашептывание голодного оружия.

Дай крови...дай...дай...дайдайдайдайдай...

- Открой же.

Марерум улыбается, так странно ей сейчас. Доброта для неё была чем-то странным, другим, далеким. Даже оружие деоса перестало нашептывать, оно само было удивлено таким поступком Марерум. В раскрытой ладошке появилась горсть клубники.  Это не настоящая еда, который можно насытиться, но все же. Клубника же сладкая, а дети любят сладкое? Возьми же их, Шейн. Не отказывайся от такого редкого милосердия Марерум. Она сегодня не убьет незнакомого мальчика. Нет, не сегодня и не завтра.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Полетишь ли ты со мной к огню?