Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Дикая охота


Дикая охота

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПланета Эвилариум, парящий остров, принадлежащий правящему роду Эльвантас, клана Дансефей. 05.11.2621, Раннее утро.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngШейр Силвер Локхони, Габриэль Эльвантас, НПС – господин Аарон Сайлент, единственный наследник семейства  Сайлент, издавна  управляющего Корпорацией «Кристальный Барс»; Иные НПС по мере необходимости.


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЭпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту договорную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://f22.ifotki.info/org/1fe36188ff1848bdab95e48755e111a8058aed284283260.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


  Аарон Сайлент, единственный наследник древнего семейства Сайлент, что издавна  держит  в своих руках бразды управления могущественной Корпорацией «Кристальный Барс», провел дни в клане Дансенфэй, куда прибыл во главе делегации для деловых переговоров, весело и безопасно. И даже получил завуалированное предложение повеселиться не на Схаласдероне, а на одном из парящих островов Эвилариума, в отдаленной резиденции инсектов, разумеется, при условии, что он умеет хранить тайны и не проболтается ненароком кому-нибудь.
Падкий на развлечения, и в особенности на развлечения, от которых за версту несет опасностью, Аарон принимает приглашение и соглашается посетить парящий остров.
Казалось бы все замечательно. Остров, куда не суют любопытные носы вездесущие власти, и где имеется все, чтобы отлично поохотиться.  Вот только... Только юный наследник венценосного рода позабыл о том, что не следует оскорблять тех, кто находится рядом слишком долго и кто помнит, как только зарождалось могущество «Кристального Барса». Что охотник легко может стать добычей, а тот, к чьим советам привык прислушиваться, - столь же легко превращается в жуткое чудовище, ведомое древнейшими и столь же темными  инстинктами.

Отредактировано Шейр Локхони (29.08.2017 22:21:14)

+3

2

http://s1.uploads.ru/DX1ci.png
на пару дней раньше заявленных событий
Зала была такая же круглая, как и Зала Совета на Схаласдероне, только тут, в  этой комнате, с минимумом очень дорогой дизайнерской мебели и огромным белым ковром от стены до стены, поглощавшим  все шумы, с несколькими мрачными сюрреалистическими картинами на стенах, намекающими на некую эксцентричность хозяина,  царил полумрак, обуславливаемый нескончаемым дождем за окнами. Тропическая сырость обволакивала здания, туман здесь был хозяином, из него то и дело выступали причудливые очертания строений и дороги, тонущей в лесу, который, в свою очередь, тонул в том же тумане. Капли воды дрожали на листьях, стекали со стекол. Туман клубился, льнул к окнам как обиженный отверженный любовник, лелеющий в глубине черной души сладостную мечту о мести.
Габриэль отвернулся от окна и мельком глянул на часы. По договоренности антик должен был появиться с минуты на минуту, по крайней мере, если его ничего не задержит по дороге. «Семья – такое важное дело» - даже в мыслях скользила издевка. – Для дорогих родственников можно и расстараться, да, милочка? – Фраза прошелестела в сумрачном воздухе, словно инсект курил то-то бархатистое и очень тяжелое. Девочка, которой предназначалась фраза, так и осталась сидеть на полу своей клетки, она даже не пошевелилась.
Эльвантас достал из коробки очень черную и длинную сигарету, присел, положил ногу на ногу и действительно закурил, выпуская ароматный дурманящий дым из ноздрей, глядя на девицу и думая о своем. Взгляд равнодушно  скользил по округлостям, без задержек  восстанавливая картинки недавнего прошлого, с легкостью выуженного из ее маленьких развратных мозгов. та самая девка, раскрутившая щенка Аарона, на ней самой клеймо ставить негде, но парень так завелся, что грех было не воспользоваться и не пригласить даму  в тесную мужскую компанию, предварительно наколов ее собственным ядом,  в качестве э.. дичи.  Она так и сидела, оглушенная наркотиком, грезила наяву и немножко подтекала, от чего инсект морщил нос. Ему не нравился запах возбуждения в исполнении этой маленькой продажной твари.
Граф курил, задумчиво сбрасывал пепел в изящную пепельницу, сумерки в зале сгущались, размывая очертания клетки и неподвижно сидящей в ней женщины. Запах табака пополам с опием перебивал неприятный, еле уловимый, но явный душок, в воздухе витал пошлый привкус  борделя.
- Надеюсь, нашему мальчику понравится. – Инсект встал, подошел к клетке, внимательно посмотрел в глаза замершей в наркотическом трансе, нагнулся над ней, протянул холеную ладонь и небрежно  погладил девушку по спине, как немного надоевшую  ручную зверюшку.. Затем отошел к окну, выглянул наружу, как раз напротив серебрилась каплями паутина. Хозяйки видно не было, зато снизу валялись пустые коконы-оболочки размером с семилетнего ребенка. «Какая милая забава. Надеюсь, моему гостю будет интересно понаблюдать, как Элидия делает кладку. По моему, все так удачно совпало, что сие радостное событие случится со дня на день. Паучиха уже пару дней не показывается, сидит в засаде.Девочка как раз удобное вместилище. И рост подходящий». – Пора бы ему и появиться. – Не громко сказал он сам себе, любуясь каплями дождя на тонких прочных нитях. – Договор дороже денег.[AVA]http://sf.uploads.ru/gFTt1.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (04.08.2017 07:45:00)

+3

3

Он явился в назначенный срок. Ни минутой раньше, ни минутой позже.  Черная бездна перехода с глухим шорохом схлопнулась за спиной древнейшего, стоило каблукам модельных туфель примять густой белый ворс дорогого ковра. Алые брызги танцующего над головой антикверума пламени диадемы рассыпались вокруг высокой, гибкой фигуры горячими углями, освещая длинные, распущенные и завязанные узлом на уровне талии иссиня-черные волосы.
Локхони замер,  остроконечное ухо дернулось уловив шорох бьющихся в стекла  струй тропического ливня. Тонкие ноздри затрепетали, втягивая витавшие в воздухе круглой, роскошно обставленной зале ароматы крепкого табака, смешанного с  опием, а еще запах возбужденной самки.  Точеные губы искривились в понимающей усмешке, когда  Первородный шагнул к застывшему у окна платиновому инсекту. Его аромат, терпкий, насыщенный вкусом ожидания и угрозы, древнейший не смог бы перепутать ни с чем. Габриэль Эльвантас. Глава правящего рода и  бессменный повелитель клана Дансефей.
- Мое почтение, сиятельный граф,  - бархатный,  вибрирующие-урчащий голос  Локхони был не громче шороха дождевых струй, барабанящих в стекла. Приблизившись, Шейр привычно склонился в изысканном,  официально-учтивом поклоне. Чернильные колодцы глаз обежали раскинувшийся за окном вид напитавшегося влагой тропического леса, подмечая множество  любопытных деталей.  Мерцающее крупными  каплями серебро  паутины  задержало взгляд  антика,  равно как и оболочки пустых коконов. Уголки точеных губ приподнялись в понимающей улыбке. Хищной, безжалостной и циничной. Влажно блеснули кончики острейших клыков. - Она готова отложить кладку, не так ли, Сиятельный граф. Восхитительное зрелище.
Ворон замер рядом с инсектом, лениво скользя взглядом по раскинувшейся напротив паутине. Он вслушивался в шорохи дождя,  а мысли  уже были  далеко, перебирая события последних недель.
Аарон Сайлент.  Сын главы корпорации «Кристальный Барс».  Один из тех, кого называют «золотой молодежью». Рыжий щенок, поправший все традиции и обычаи, на которых зиждилось могущество кристального гиганта. Хотя скорее это сделал его отец,  одним щелчком пальцев сместив с должности советника того, кто жил слишком давно и знал слишком много, чтобы, по мнению господина Майрона Сайлента, и дальше оставаться рядом. Только вот сам  долгоживущий советник был совершенно не согласен с мнением человека, посмевшего перейти ему дорогу.
- Мальчику не терпится. Мои увещевания были полностью проигнорированы. - усмехнулся  Шейр, повернувшись к  инсекту. - Он жаждет приключений. Охота на разумных... так возбуждает.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: светло-серый со стальным отливом  двубортный костюм;  жемчужно-серая матового шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка. Над головой багрово-алое пламя диадемы, напоминающее костер.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (10.08.2017 15:03:33)

+3

4

- Что мне в Вас нравится, Шейр, так это  пунктуальность. – Габриэль неторопливо оторвал взгляд от вида из окна, от стекающих капель и пустых плетеных куколок.  Не было необходимости торопиться, запах пришел первым, уведомляя хозяина покоев о госте. – Я рад стремлению молодого человека принять участие в охоте на живую разумную дичь. Похвальное стремление, между нами, мне даже, знаете, жаль, что все так быстро закончится. – Беловолосый отвернулся от окна, пригласил своего гостя жестом за стол, за который проследовал и сам. Присел вслед за гостем в глубокое кресло и тут же, словно по мановению руки, в комнату вошел молодой человек, принесший напитки, дымящийся кофе и несколько весьма аппетитных пирожных на серебряном блюде. – Я взял на себя смелость предложить Вам новую идею своего повара, - лениво объяснил появление на столе сладостей в такой момент Габриэль. – Видите ли, он знает о моих пристрастиях к сахару (что не удивительно, если подумать) к тому же, сахар побуждает мозг думать активнее, и в сочетании с особым сортом коньяка производит на обоняние неизгладимый эффект, так что, поверьте, Вы не пожалеете. – Главе клана налили кофе с пряностями, его гость мог с легкостью уловить ароматы корицы и кардамона с маленькой толикой гвоздики, вплетавшейся в ароматы помещения какой-то волшебной изысканной сказкой. – Запах пряностей для меня всегда запах странствий. – Немного мечтательно и задумчиво сказал беловолосый. – Манит вдаль, за горизонт. Впрочем, прошу меня еще раз извинить. Отвлекся. Этот полумрак и дождь вечно настраивают меня на мечтательный лад. – Глава клана отхлебнул кофе, деликатно откусил от пирожного, не торопясь снова облокотился о мягкую спинку кресла и продолжил с того места о делах, на котором закончил:
- Думаю, господин Локхони, нам нужно обсудить еще кое-что. Полагаю, исчезновение человека такой величины повлечет за собой расследование, и ушлые ищейки непременно докопаются до нас с Вами. Не сразу, и, если конечно, выживут, но вероятность есть. – Инсект помолчал минуту, позволяя тишине наполниться смыслом и дыханием сидящей по-собачьи на полу клетки девчонки. - Я бы предложил Вам каким-нибудь образом замазать своего подопечного с таким расчетом, чтобы скрыться в его ситуации было самым вероятным и, собственно, единственным выходом. У него ведь есть тайные желания, какие-нибудь не доступные в цивилизованном обществе – жестокие губы тронула циничная усмешка, - вожделения. Мы можем исполнить его тайные замыслы, не бесплатно, разумеется, но о цене мы с Вами  договоримся между собой, поделим прибыли.   Вы давно присматриваете за семьей, что скажете?

Отредактировано Габриэль (09.08.2017 07:40:30)

+2

5

Едва заметная улыбка тронула точеные, сухие губы  древнейшего, черноволосая голова склонилась, обозначая учтивый полупоклон. Тихо прошуршали тяжелые шелковые пряди распущенных волос по дорогой ткани костюма. Они словно хотели перетечь на грудь антикверума, но стягивающий волосы на уровне талии узел не позволил этого, лишь длинные красно-черные прядки  челки упали на плечи  и лоб первородного.
- Вы мне льстите, сиятельный граф. -  едва слышный шепот слетел с губ Локхони, когда он поднял  черные, расцвеченные алыми сполохами глаза на платинового инсекта. - Но, не буду скрывать, мне приятны ваши слова.
Он  последний раз скользнул холодным взглядом по  мерцающий серебряными каплями паутине, по пустым скорлупкам, бывшими некогда  живыми коконами. Остроконечное ухо шевельнулось. Прижимаясь к черепу и улавливая  размеренный шелест дождевых струй за окном.
Следуя приглашению Эльвантаса, Локхони приблизился к столику и, расстегнув пиджак, удобно устроился в глубоком кресле, небрежно перекинув через плечо струящийся шелк волос и закинув ногу на ногу. Понимающая усмешка скользнула по губам антикверума, однако в ней не было ни тепла, ни сожаления, ни раскаяния.
- Мальчику наскучило гоняться за  обычным зверьем. -  лениво протянул  древнейший. В прохладном, наполненном запахами свежего кофе, выпечки и возбуждения сумраке зала влажно блеснули кончики острейших клыков. - Ему захотелось острых ощущений. И непредсказуемости.  Всем известно, что стоящий на грани уничтожения разум становится весьма изощренным в поисках спасения. Именно это и делает охоту на разумных столь привлекательной.
Тонкие ноздри затрепетали, раздуваясь и втягивая изысканные ароматы пряностей, к которым примешивался  неповторимый запах самого Дансефея и продолжавшей подтекать девчонки, что сидела в клетке, продолжая грезить наяву. Локхони понимающе хмыкнул, извлекая из воздуха запыленную бутылку.
- Благодарю, монсеньор. - подавшись вперед, Ворон бережно поставил бутыль на стол и вновь откинулся в кресле. - Я же в свою очередь хочу предложить вам отведать этого коньяка. Данный напиток несколько отличается от того, который я предлагал вам  в свое прошлое посещение. Иной букет, иная выдержка...
Снова откинувшись в кресле, Локхони терпеливо ожидал момента, когда  Габриэль продолжит. Когтистая рука, тускло поблескивая угольно-черной чешуей столь же небрежно лежала на колене. Ворон не пытался скрыть от окружающих признаки принадлежности к  нечеловеческой расе. Его забавлял тот страх, смешанный с  животным ужасом, мелькавший в глазах собеседников, когда их взгляд замирал на  острых когтях и отливающей холодным металлом черной чешуе, покрывавшей левую руку древнейшего.
- Хм... Пожалуй, вы правы, монсеньор Эльвантас. - задумчиво протянул Шейр,  тронув когтем подбородок. - Возможность расследование не следует сбрасывать со счетов. Скажу сразу, этой возможности хотелось бы избежать. - древнейший не спешил продолжать. Его пытливый ум уже начал анализ ситуации,  раскладывая в сознании первородного варианты возможных последствий. Тонкие ноздри подрагивали, отфильтровывая повисшие в воздухе круглой залы ароматы. Полночный взгляд скользнул по изысканной мебели, задержался на залитом водяными струями окне и почти сразу же переместился к клетке, где находилась девчонка.  Ее тонкий аромат, в котором смешались возбуждение и наркотик, будоражил тонкое обоняние антикверума, пробуждая дремлющие инстинкты.
- Давно,  вы правы. - усмехнулся Локхони, привычным жестом убирая с глаз упавшую на лоб красную прядку. Диадема, зашипев, рассыпала на плечах  древнейшего сноп алых искр. -  Перед моим взором прошли шесть поколений семьи. Сейчас я имею честь наблюдать эволюцию седьмого поколения. Надо признать,  нынешнее поколение не самое лучшее. Люди мельчают... В какой-то степени.  Честь уже не имеет для них того значения, что было ранее. Это печалит меня. Всегда грустно наблюдать, как деградирует некогда величественный род. - в бархатном, вибрирующе-урчащем голосе слышалось сожаление. - Что же до тайных желаний... мальчик  всегда был не равнодушен к своей младшей сестре Корделии.  -  циничная усмешка скользнула по губам Шейра. - Сводной сестре, милорд граф, хотя об этом факте не принято говорить в семье.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: светло-серый со стальным отливом  двубортный костюм;  жемчужно-серая матового шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка. Над головой багрово-алое пламя диадемы, напоминающее костер.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (15.08.2017 22:56:47)

+2

6

- М-м-м-м! – Беловолосый потянулся к бутылке, осторожно взял ее в руки, не обращая внимания на пыль, и поднес к глазам  с таким расчётом, чтобы она располагалась напротив тусклого окна. Внутри жидкости, разбавленной перламутровым светом дня,  словно плавал невидимый дракончик, внутренние волнение тяжелого маслянистого напитка  намекало на то,  что у невидимого существа имеются рожки, гребень и длинный хрящеватый хвост, соразмерные с объемом старой бутылки. Граф одобрительно хмыкнул, чуть качнул запечатанный сосуд, не спеша его открывать.
- Благодарю за подарок, милорд Шейр. Внезапно и очень приятно. Хорошо выдержанные напитки таят в себе особое очарование. – Произнес Габриэль, взвешивая коньяк на весу и говоря слегка врастяжку, словно в речь закралась бегущая по камешкам вода. – И изысканность. – Бутылка оказалась на столе, пыли на стекле уже не было, и она блестела гранями, отбрасывая на полированное розовое дерево тусклые коричневые блики. Хозяину, видимо, надоел рассеянный свет, потому что исподволь засияли магические шары у самого пола, они излучали огненный спектр, от того казалось словно в зале горит камин. Пробка сама собой выбралась из горлышка, повинуясь легкому движению белых пальцев, и улеглась на стол рядом с холеной ладонью. Габриэль тронул ее коротко стриженым ногтем, втянул распустившийся в воздухе букет ароматов, прикрыл глаза от удовольствия. Снова открылась дверь, давешний халдей принес пузатые бокалы, аккуратно поставил их на стол и бесшумно исчез, так и не издав ни звука, зато рядом с хозяином на столе появилась сложенная втрое записка казенного вида, Эльвантас неторопливо разлил напиток на донышки, и пока он согревался, обогащая букет воздухом и теплом, потянулся за бумагой.
- Минутку, милорд, прошу меня извинить..- раскрыл лист и пробежался глазами по тексту. – О, у нас новости. Представляете, некая дама, супруга очень состоятельного и предприимчивого господина, обремененного неким предприятием, сегодня найдена мертвой в своих покоях. – Глаза Дансифэя блеснули весельем над обрезом листа. – Власти предполагают, что ее отравили, но все никак не могут сообразить, кто и как это сделал.  Помещение в идеальном порядке, все на местах, не досчитались только какого-то фужера, кажется.  – Он стал серьезен. – Вы привезли Эа  назад, милорд? Она не пострадала, надеюсь, бедняжка. – Губы блеснули улыбкой. – Кристалины бывают такие нервные. – Рука потянулась взять бокал. Обычный, без сюрпризов. Сосуд чуть качнулся, маслянистая жидкость омыла прозрачный бок, в ней словно закрутился крошечный водоворот. – Очаровательно. – Габриэль остался очень доволен, и было не понятно чем больше, смертью ли супруги делового господина Сайлента или возвращением своей блудной посуды. Разумеется, посуда клана продавалась и приносила неплохие дивиденды, но в данном случае связь была на лицо, если бы… К счастью, досадное «если бы» устранили в зародыше.
Граф подарил своему гостю понимающую улыбку:
- Род деградирует только в одном случае, милорд, когда в него нет вливаний свежей крови. Тогда он останавливается в развитии, и Эволюция сбрасывает его в отбой, на свалку истории. Значит, - он отпил маленький глоточек, и замер на несколько секунд в восхищении. –  Пришел и их черед. Восхитительно. – Инсект вежливо поднял свой сосуд в приветственном и благодарном жесте. – Отменная вещь, изысканный вкус, милорд. Порадовали.
Прошло несколько минут, наполненных дегустацией, тишиной, мерцающим светом и  всполохами на стекле, наконец, хозяин дома снова заговорил:
- Что ж, сестры и существуют для того, чтобы их гм.. любить, милорд Шейр. Полагаю. У нас все немного не так, как у других рас, так что я предпочту поверить Вам э.. на слово. Гм.. Эту карту можно прекрасно разыграть. У Вас есть идеи? – Он улыбался. Идей на самом деле было множество, но ведь всегда интересно послушать мысли коллеги.[AVA]http://s4.uploads.ru/sHpMV.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (16.08.2017 08:39:19)

+1

7

Шейр с блуждавшей на губах рассеянной улыбкой наблюдал за инсектом, чуть склонив голову к плечу. Подарок пришелся  по душе, в этом антик не сомневался, глядя на то, с каким благоговением  Эльвантас осматривает бутылку, любуясь жидкостью цвета темного янтаря, переливавшейся за толстым стеклом. Этот коньяк древнейший привез из  земель, принадлежащим дифинетам. Вампиры знали толк не только в крови, но в коньяках.  Прочное сотрудничество, взаимные расшаркивания и дорогие подарки,  одним из которых и был этот коньяк, простоявший в погребах первородного не одно столетие. И вот теперь бутылка была извлечена из своего заточения, окутанного густым слоем пыли, чтобы скрепить партнерство двух прожженных интриганов, сейчас решавших судьбу  одного вымирающего семейства, осмелившегося перейти дорогу одному из них.
- Приятно знать, что мой подарок пришелся вам по душе, милорд граф. - тихо, привычно растягивая слова и окрашивая каждую фразу переливами так похожего на кошачье мурлыканья, проговорил  Локхони, привычным жестом отбрасывая с глаз непослушную кроваво-красную прядку. В сиянии магических светильников, вспыхнувших по безмолвному приказу светловолосого мужчины она казалась сгустком свежей крови, стекавшей по лицу древнейшего. - Конечно, монсеньор. Конечно...
Древнейший умолк, замерев в своем кресле и превратившись в подобие статуи.  Он  не повернул головы, когда в залу вошел холоп, принесший бокалы и записку ,которая легла возле холеных пальцев  Дансефея.  Холодные, бездонные глаза окинули клетку и замерли на  хрупкой фигурке девчонки, безучастно смотревшей перед собой.  Остроконечное ухо дернулось, прижимаясь к черепу, когда Ворон уловил тихий полувздох-полустон, слетевший с припухших губ. Циничная усмешка скользнула по губам, стоило  антику заметить движение тонких пальцев, тронувших жаждущие ласки соски. Девчонка грезила, утопая в навеянном дурманом вожделении и не имея сил справиться с ним, бессознательно ласкала себя.
-  Новости  великолепны, граф... - шепот первородного расцветился довольными бархатными нотками. Чернильная бездна глаз вспыхнула алыми углями, которые тотчас же  погасли, рассыпавшись в кромешной тьме бездонных колодцев, каковыми всегда были глаза антикверума. - Печально, не правда ли, милорд. Уйти из жизни в  столь юном возрасте, на пике своих сил. Какая жалость, однако... - когтистые пальцы сомкнулись на  пузатом бокале, тускло блеснула чешуя на тыльной стороне ладони в неверном  огненно-алом свете магического шара. Янтарный напиток качнулся, омывая безупречную гладкость бока. Маленький глоток, удовлетворенный вздох и вот уже фужер вновь стоит на столе, а  древний хищник  расслабленно вытянулся в кресле, издав довольное урчание. - Конечно.  Бедняжка так скучала. - щелчок пальцев, и на столе перед графом появился еще один бокал. - Ваша любимица не получила ни единой царапины, монсеньор.
Ответная улыбка скользнула по губам Локхони. Слова Габриэля были... правильными. Они полностью отражали мысли  самого Первородного.
- Вы верно подметили,   Габриэль. - шорох дождевых струй  вновь наполнил комнату. Дождь усилился, но Ворону это ничуть не мешало. В потоках воды, падавшей с неба была определенная прелесть. Задумчивый взгляд переместился на большое окно, по которому струились потоки воды. Они завораживали, принося некое подобие покоя и умиротворения.. - Печально видеть, как угасает могущественный род. Но... кровосмешение никогда не доводило до добра... А Сайленты... Всегда славились тем, что брали в жены или в мужья двоюродных братьев и сестер, дабы ни один золотой слиток не ушел на сторону. - циничная усмешка скользнула по губам, сменившись хищным оскалом. - Он хочет обладать ею. И боится в этом признаться самому себе. Ведь общественность не одобрит этого. Но здесь... вдали от пристального внимания...  возможно осуществить столь порочное желание. Не так ли, милорд?  Мы можем дать ему то, что он так жаждет. Ее тело. Ее нутро, жаждущее, чтобы его наполнили семенем, при этом совершенно неважно, чье оно будет. - взгляд Ворона выхватил из полумрака, окутывающего замок, тонкое серебро паучьей паутины. -  Она может стать вместилищем для кладки, милорд. А мальчик... Он увидит, как его сестричка развлекается с чудовищем. Это будет восхитительное зрелище.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: светло-серый со стальным отливом  двубортный костюм;  жемчужно-серая матового шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка. Над головой багрово-алое пламя диадемы, напоминающее костер.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

8

- Рад. – Просто сказал граф, погладив Эа по боку и тут же переметив ее к остальным. – Теперь пусть ищут. Даже интересно, что же они найдут.
Снова открылась дверь и в круглую залу вошли двое инсектов, один из которых толкал перед собой тележку медицинского вида, прикрытую салфеткой, а второй нес на сгибе локтя два ни то фартука, ни то халата. Эльвантас встал, ему тут же помогли облачиться в зеленое,  и протянули перчатки.
- Какие интересные вещи Вы говорите, милорд. В свете сказанного, люди выглядят странно. Зато они – самая благодарная почва для экспериментов. – Дансенфэй отогнул салфетку и взял в руки один из стоящих под ней прозрачный контейнеров с зерном низшего трансдента. Всего контейнеров насчитывалось четыре, все были разные по цвету  и от разных видов трансдентов. Объединяло их только одно – размер. Эльвантас с сомнением посмотрел на девчонку в клетке и кивком головы велел одному их помощников проверить, готова ли дама к интимным процедурам, или стоит ее еще немного подколоть и, соответственно, подождать. Пока двое открывали клетку, поднимали  девочку с колен, нагибали ее  и шарили в ней руками, граф разглядывал ее зрачки, придерживая голову рукой в перчатке, нажал на подбородок, заставляя открыть рот,  не глядя взял с каталки маленький платок, обернул палец, снял им налет с ее  языка и внутренней стороны щек. Девчонка не обратила внимания. Она постанывала, реагируя только на чужие руки внизу, схватилась руками за край клетки и раскачивалась, словно собака в течке.
- Физиология короткоживущих забавна, милорд Локхони. – Открыв окно, Габриэль выкинул платок в дождь, отлевитировал его прямо в паутину. – Когда в матку внедряется зерно, организм его не видит, потому что орган вырабатывает гормоны защиты, блокирующие любые попытки иммунной системы выкинуть посторонний геном прочь, уничтожить семя на подступах, так сказать.. В противном случае род короткоживущих давно перевелся бы. – Габриэль, не отпуская подбородка девчонки, скользнул другой рукой в тонкой перчатке по ее животу, ощутил под ладонью слабое подрагивание мышц и вопросительно поднял глаза на помощников.
- Готова, милорд. – Двое медтехников закрепили Глорию таким образом, чтобы она не могла сильно дергаться, и принялись соединять нужные трубки, высчитывая необходимую длину для подсаживания зерна. Граф хладнокровно продолжал поглаживать стонущую в истоме девчонку, и разговаривать со своим гостем,  поясняя некоторые детали, в конце концов, представление было устроено специально для него.
- Вы, наверное, знаете, Шейр, что зерна низших, как правило, не прорастают в  здоровой и сильной особи, у которой инстинкт выжить любой ценой не поврежден, вот как у этой самочки, к примеру. Она сильная, опытная, но ни разу не рожавшая женщина, как раз такая, как и нужна. - Пальцы сжали набухший сосок, вызвав стон и небольшой фонтанчик мутноватой жидкости. Сами груди набухли, увеличившись в размерах. – Вскрывайте матку. – Мужчина отдал негромкое  распоряжение и вернулся к разговору, продолжая отвлекать подопытную прикосновениями, погасившими довольно громкий болезненный стон. – Не люблю,  когда они кричат. – С улыбкой пояснил инсект, снова заставляя девушку открыть рот, вкладывая в него круглую резиновую трубку с губкой на конце. – Разве что, от боли. Тяни ни на себя, милая, давай, надо поработать, чтобы получить облегчение, ты согласна со мной? . – Та, словно щенок, принялась сосать оглушающий  раствор, снимающий боль и подающийся через трубку, а техники ввели в нее свои инструменты,  закрепили расширители и, вскрыв матку, установили  трубку, для внедрения зерна. - Хорошая девочка. Послушная. - Эльвантас отошел к столику, остановился в задумчивости, выбирая материал.
- Чем хорош эксперимент? – Вслух размышлял он, раздумывая, чем бы порадовать свою паучиху, и, наконец выбрал зерно леонэйма, рыжее, с голубой искоркой. – К примеру, нам нужно чтобы жертва обрела выносливость. Мы берем зернышко Аквэрума, внедряем, ждем, когда наша игрушка его подавит,  и выпускаем ее. Тут и начинается самое интересное. Жертва хочет жить и у нее для этого есть даже больше чем все, ведь мы ее еще и усилили. Начинайте – это техникам, и снова вернулся к разговору с антиком. Снял перчатки, бросил их на тележку. Туда же аккуратно положил халат, и, наконец, занял свое место за столом, продолжая следить за операцией. – Повысилась ее выносливость. Она будет дольше убегать, прятаться, ее можно более жестоко  насиловать, если вдруг блажь придет. Не интересно выдрессировать и выпустить побегать  человечку, а она, не добежав до первого же поворота,  возьмет и крылышки сложит. Так не годится, согласитесь. – В глазах мелькнула озорная улыбка, граф отпил коньяка, продолжая улыбаться под задыхающиеся женские  крики.
-  Наверное, мало обезболивающего. – Прокомментировал один из техников, - увеличить дозу, Ваше Сиятельство?
Габриэль задумался на минутку.
- Не стоит. Мне не мешает, и милорду Локхони, думаю, тоже. Продолжайте.
- Одно зерно, господин?
- Разумеется.
Комната наполнилась криком, который тут же смолк. Потянуло кровью.
- Потеряла сознание?
- Да, милорд.
- Отнесите материал  в седьмой бокс. Камеру наблюдения к ней.
- Да, синьор.
Еще пара минут возни и граф с представителем Барсов остались одни. Габриэль сложил руки на груди, откинулся на спинку кресла и сказал, как ни в чем ни бывало:
- Могу добавить, что особенности могут варьироваться от принадлежности зерен. Думаю, Вашего протеже может заинтересовать возможность заразить сестричку зерном лично и без всяких анестезий, тем более что после подавления зерна она будет не совсем она и малыша могут ожидать сюрпризы, а нас – интересное зрелище. Разумеется, процедура не дешевая, да Вам и самому известно, как мы относимся к зернам, так что мое предложение весьма щедрое. О цене я буду говорить с самим пареньком, если ему придется по вкусу подобный эксперимент над э.. возлюбленной сестрой. – Инсект улыбался, смакую коньяк.

В дожде за окном в паутинных нитях платка больше не было.

Отредактировано Габриэль (22.08.2017 07:34:37)

+3

9

Шорох дождя за окном перемежался с размеренным дробным перестуком холодных водяных струй, бившихся в стекло. Шелест колес медицинской тележки по  плитам пола и потом по ковру, звук тихих шагов трансдентов рода Эльвантас, вошедших следом. Остроконечное ухо дернулось, сбрасывая тяжесть иссиня-черных, пересыпанных багровым отблеском прядей волос, и прижалось к черепу. Тонкий перезвон цепочек кафы, когда древний  чуть склонил голову к плечу, наблюдая за перемещениями инсектов и платиноволосого графа. Это было забавно и любопытно одновременно. Наблюдать за разворачивающимся перед его  глазами спектаклем, отлично срежиссированным и поставленным. Локхони  усмехнулся, чуть приподнимая уголки точеных, сейчас совершенно сухих губ.  Влажно блеснули кончики смертоносных клыков, когда верхняя губа чуть приподнялась. Всего одно мгновение, и вот уже  антик  расслабленно сидит в кресле, откинувшись на  дорогую обивку спинки и сложив  ладони перед собой домиком. Кончики когтей идеально  соприкоснулись друг с другом, холодным металлом блеснули мелкие чешуйки на тыльной стороне левой ладони. Древний хищник не шевелился, напоминая сейчас безупречную, идеально-красивую статую, и лишь  нервно подрагивающие тонкие ноздри, улавливающие витающие в воздухе запахи, говорили о том, что в кресле находится живое существо.
- Каждая раса имеет свои недостатки и странности, милорд Габриэль. -  Локхони небрежно пожал плечами, коснувшись сложенными домиком пальцами подбородка. Несколько длинных прядок челки упали на его лоб, частично скрыв мерцающие алые угольки на дне бездонных черных омутов. – И люди не исключение.  Скажу больше. Именно они дают безграничную возможность для удовлетворения не только моего любопытства, но и моих инстинктов, которые по прошествии стольких лет не притупились ни на йоту.
Причудливо вырезанные ноздри затрепетали, втягивая одуряющий аромат  возбуждения, смешанный со специфическим запахом медикаментов и инструмента. Верхняя губа чуть приподнялась, вновь показав  кончики клыков. Узкий язык выметнулся меж зубов, скользнув по губам в нетерпеливом предвкушении. Волна мелкой дрожи прокталась по позвоночнику, поднимая  острые чешуйки дыбом. Локхони ощутил, как туго натянулась кожа там, где вздыбилась чешуя, сбегавшая вдоль позвонков вниз.
Аура, и без того отсвечивающая алым, набухла, окрашиваясь в зловещие, багровые тона. Диадема ослепительно вспыхнула, отвечая на состояние хозяина, затрещала, рассыпав вокруг сотни мельчайших искр-угольков.
- Мне это известно, граф. – кивнул древнейший,  прикрывая глаза и пряча под густыми ресницами  разгорающееся  алое пламя. – Так же как известно, что такое зерно способно усилить  особь придав ей выносливости и некоторых… кхм… специфических особенностей, которые могут сделать охоту на нее весьма занимательной. – он пошевелился, размыкая ладони и подхватывая с края стола пузатый бокал, в котором  плескалась янтарная жидкость. Вновь удобно устроившись в кресле.  Шейр лениво покачал фужер в пальцах, наблюдая, как подсвеченный алым сиянием светильников коньяк омывает стеклянные бока. Столь же неспешно антик поднес  бокал к губам, делая глоток и позволяя напитку растечься по  языку и нёбу, орошая их изысканно-богатым букетом. – И да, вы правы. Совершенно не интересно  выпускать жертву, которая склеит ласты, когда ее царапнут  чуть сильнее обычного.  Мне бы хотелось избежать этого.
Он перевел задумчивый взгляд на  корчившуюся от боли девчонку. Уголки губ дрогнули в слабом намеке на усмешку,  тонкие ноздри нервно  дернулись, втягивая  вдруг повисший в воздухе  запах свежей крови ,смешанный со смазкой и возбуждением.
- Корделия… Тихая,  болезненная девочка. Она слишком слаба, чтобы сопротивляться домогательствам брата, которого сдерживало лишь присутствие отца и мое собственное.  -  тихий, мурлыкающий голос Первородного разбил повисшую тишину. – плод родственного кровосмешения – она унаследовала слабое тело, которое не способно сопротивляться ни физическому насилию, ни болезням. Однако разум ее, как ни странно, всегда был кристально чистым. Это позволяет надеяться, что охота на нее будет изысканным блюдом. -  полночный взгляд замер на  контейнерах с зернами. – Но… чтобы  все выгорело… Ее необходимо усилить.  Я не хочу, чтобы малышка испустила  дух в самом начале игры. -  по губам Локхони змеилась улыбка. Хищная. Жестокая. Безжалостная. – Мальчику понравится…  Уверяю вас. Мне слишком хорошо известны его  пагубные пристрастия… Ведь я столько раз подчищал следы его развлечений, чтобы погасить еще не начавший разгораться скандал.
Древний умолк, погрузившись в размышления. Его аура налилась багрово-алым свечением ,а диадема вновь начала плеваться искрами.  Локхони смотрел на мерцающую за окном в пелене дождя паутину и грезил, наполняя свое сознание причудливыми и столь же жуткими образами.
***
Кап… кап… кап…
Медленно, тягуче тяжелые капли срывались с гладкой поверхности стола, начиная свой, поначалу такой неспешный, но потом с каждым прошедшим мгновением становящийся все стремительней, полет. Они неслись вниз, превращаясь в острые ледяные иглы, чтобы спустя целую вечность разбиться на сотни мелких брызг о холодные плиты пола.
Мальчишка со слипшимися от пота  и крови рыжими волосами дернулся, отчаянно, безнадежно пытаясь уйти от боли, что несли прикосновения когтистых пальцев, сжимавших хирургический скальпель. Прочные ремни только крепче затянулись на его запястьях и щиколотках, вгрызаясь в плоть и не давая пошевелиться.
Подернутые пеленой боли глаза расширились, когда острое лезвие вошло в плоть, рассекая кожу,  мышцы. Чавкающий звук, когда те же самые пальцы безжалостно выворачивают ребра, раскрывая грудную клетку, словно жуткий цветок. Маленький  кожистый комочек, именуемый сердцем, лихорадочно бился, продолжая перегонять кровь по обнаженным жилам, часть которых уже была перерезана и пережата  зажимами, не позволяя крови окончательно покинуть тело стонущего  мальчишки.
Антик замирает над изувеченным телом, жадно втягивая жаркий, пронизанным металлическим привкусом запах. Он нюхает,  смакуя каждую каплю  истекающей  крови и боли, которая захлестывает  рыжеволосого щенка.  Хищник раскатисто урчит, сладко и успокаивающе, а длинный, узкий язык уже выметнулся меж губ,  слизывая капли крови с пульсирующего в агонии сердца.
- Потерпи, мой мальчик… -  мурлычет  Первородный,  лаская ладонью  бледную кожу. – Осталось совсем чуть-чуть. И ты станешь сильным и выносливым…
Желание впиться клыками в  трепещущую плоть было столь невыносимым, что он ощущал металлический привкус крови на языке. Глухое, вибрирующее рычание слетело с бледных губ. Оно ширилось, словно приливная волна, готовая обрушиться на берег, и вдруг резко оборвалось, колючим комком застряв в глотке антикверума.
Антик выпрямляется, одновременно поворачиваясь к стоящему рядом столику и достает из небольшого контейнера маленькое серебристое зерно, которое осторожно опускает в рану на груди человека.
- Оно сделает тебя сильнее… - мурлыкал древний хищник, завершая чудовищную операцию. – А охоту на тебя  - интереснее…
Быть может, измученному болью мальчишке просто послышались  тихие слова. А может это был очередной обман.
Кап…
Кап… кап…
Кап… кап… кап…
Алые капли продолжали размеренно лететь вниз, срываясь с гладкой поверхности стола.

***
Локхони перевел взгляд на инсекта, понимая, что тот уловил отголоски образов,  полыхавших в сознании   древнейшего. Он не пытался скрывать своих желаний, позволяя Эльвантасу разглядеть их подробностях и возможно проникнуться ими.
- Мальчик… Я хотел бы  усилить и его… Потом… когда он вдоволь натешится со своей сестренкой… - его бархатный голос был все так же тих и безупречно вежлив. – Это сделает щенка интересной добычей. Он слишком слаб, чтобы выдержать всю гонку, а я не люблю, когда жертва не оказывает сопротивления и издыхает в начале дистанции.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: светло-серый со стальным отливом  двубортный костюм;  жемчужно-серая матового шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка. Над головой багрово-алое пламя диадемы, напоминающее костер.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

10

- Если я Вас правильно понял, милорд, мальчик не донесет девочку до стола, он ее убьет на подступах. Хм.. – Белые пальцы потерли подбородок, гетерохромные глаза сощурились, оценивая антика, подсвеченного собственной диадемой. В огненных всполохах красное в прическе Шейра полыхало кровавыми ручейками. – Торопливость в наслаждениях тоже часть натуры живущих, полагаю, подобным грешат почти расы все без исключений. Что ж. – «Многоходовые интриги особенно хороши, чем дольше дорога, тем желаннее приз». Дансенфэй поймал себя на мысли, что ему более не интересны глупые и оскорбительные мысли паренька. Его увлекло планирование ходов, в итоге приводящих  к обоюдному удовольствию, то есть, жертву к смерти, и к   удовлетворению охотника.  Подумал, застыв в полной неподвижности, кажется, даже не дыша. - В  таком случае, могу предложить следующий выход из сложившейся ситуации. Операцию по внедрению проведут мои медтехники, привьем ей что-нибудь этакое.. беговое, думаю, будет забавно. Паренек может посмотреть или подержать ее за руку, утешить.. Сами понимаете, какой психологический шок ожидает жертву, когда он ее подомнет под себя. – Инсект равнодушно улыбался. Перед его глазами проходили возможные картины «психологической помощи пострадавшей». – Впрочем, этот аспект важен, и что не маловажно, приносит удовольствие даже при элементарном за ним наблюдении со стороны, а мы, как я понял, в трепетные семейные отношения влезать не будем. Я, как хозяин дома, склонен оказать даме радушное  гостеприимство и «не верить» ее будущим заявлениям о поползновениях и насилии со стороны брата, это ведь не принято в их расе, не так ли, милорд? – Габриэль благовоспитанно и чуть удивленно поднял брови, изображая непонимание подобных примитивных инстинктов внутри семьи. - К тому же, тут хорошая звукоизоляция, иначе было бы слишком.. э.. хлопотно. – Собственно, можно было  приступать к главному, не тянуть, а то  мысли Локхони постоянно переводили собственные мысли инсекта в разряд удовольствий, а требовалось еще многое продумать и рассчитать.
- Думаю, Ваше предложение тоже имеет под собой основания, с зерном все будет гораздо интересней, но я напоминаю, мессир Локхони: зерна – это зерна, сгусток чистой энергии направленного вектора и весьма агрессивной. Переживут и Ваши протеже такое грубое вмешательство в свой организм? Судя по Аарону, то вполне, а вот его будущая дама? Тем более, Вы говорите, что она слаба.. – Пальцы выбивали по столу дробь, особый ритм, приводящий чувства в равновесие с магическим полем. – Хм, хм, хм.. – Разноцветные глаза снова с интересном смотрели на гостя. – А не предложить ли даме небольшое развлечение где-нибудь вне дома? Давайте ее немного, как бы это сказать.. Подтянем. Маленькая энергетическая инъекция, чтобы девочка в кои-то веки почувствовала все краски мира и кинулась в объятья чувственных удовольствий? На глазах у брата, разумеется, сопровождающего ее в такой интересной и небезопасной прогулке? –  Габриэль удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Дорога деток  на парящий остров становилась еще длиннее, еще больше удовольствия в конце. – Вы говорите, она умница, так? Какое редкое качество для женщины. – Губы тронула очень странная улыбка, оставляющая после себя привкус яда. – Это тоже дело поправимое, дорогой коллега. Когда дама думает маткой, она не думает головой, очевидный факт. А у нас есть небольшие сюрпризы для прекрасных леди, делающих их не только прекрасными, но еще и легкодоступными, что, в свою очередь, подстегнет ее «любимого брата», а Ваше присутствие не даст наделать им глупостей и не испортить нам охоту, не так ли? беременная человечка, пробирающаяся по лесу со своим животом в руках – жалкое зрелище. Хотя, что это я? У лигрумов цикл другой. Но тем не менее. А, кстати, Шейр, в Вашей обширной коллекции найдется что-нибудь занятное для наших малышей?
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/91652.png
В сумрачном зале у окна застыла фигура хозяина дома. Инсект смотрел на улицу, туда, в сумрачное ничто, в котором поблескивала каплями паутина.
В зал неслышно вошел медтехник.
- Умерла?
- Нет, синьор, но умрет. Слишком грубое вмешательство.
Светловолосый граф вздохнул, скрестил руки на груди и снова уставился в окно. «Широкие жесты всегда чреваты утратой материала. Ничего не поделаешь».
- Подвешивайте, пока жива. – Немного погодя велел он,  не поворачивая головы. – Дайте сильную дозу, раз уж все равно. «Но тогда хватит сил полежать в коме и выносить потомство. Хоть что-то с нее получить».
- Да, синьор.
Через несколько минут с той стороны окна показалось несколько фигур. Двое в темном тащили маленькую светлую, абсолютно голую, которая вырывалась и, судя по всему, кричала. По паутине прошла мелкая, будто нетерпеливая рябь и снова все затихло.
Двое впечатали третью фигурку в паутину со всего размаха спиной и быстро убрались оттуда, оставив девчонку болтаться в стремлении выбраться.
- Давай, милая. Сопротивляйся. – Азартно пробормотал граф, не отводя глаз, - порадуй меня напоследок.
Одна из нитей напряглась, потянула тело вверх. Тут же огромная переливчатая туша паучихи рванулась из норы и принялась методично пеленать вопящую девчонку, оставляя сверху только голову. Та захлебывалась ужасом и криком, беловолосый прямо ощущал волны безумного ужаса и желания жить любой ценой.
- Остался последний акт насилия в твоей жизни, моя хорошая, и он очень красив.
Тонкий гибкий яйцеклад проник сначала в рот, не заметив сопротивления со стороны девушки, а потом глубже, разрывая губы жертвы в кровь устремился  в пищевод,  и две фигуры вскоре  замерли, затертые во тьму дождем. Некоторое время инсект еще разбирал стоны и какое-то утробное бульканье, но вскоре соскучился и ушел.
Второй акт следовало ожидать только через несколько дней, так зачем тогда стоять у окна?

Отредактировано Габриэль (06.09.2017 09:50:27)

+2

11

Локхони, приподняв уголки губ, медленно склонил голову, словно подтверждая слова  светловолосого инсекта. Пламя, дрожащее над его головой, качнулось, выбросив сноп искр, которые   зашипев, рассыпались по роскошной гриве Первородного, но древний не обратил на это никакого внимания. Он привык к тихому шороху энергии, которая то скрывалась в глубине его тела, то вспыхивала над головой  багрово-алым цветком, как это было в данный момент. 
Треск искр  слился с мягким шелестом  водяных струй, сбегавших по стеклам вниз.   Где-то пророкотал гром, сменившись ослепительными вспышками молнии, слишком яркими и короткими, но успевшими на пару коротких мгновений осветить   лес и дрожащую паутину, опутывавшую стволы старых деревьев. Паучиха ждала свой приз. Ждала терпеливо, зная, что хозяин будет щедр.
- Такой исход возможен, Сиятельный граф. -  тихий голос  Первородного почти сливался с шепотом дождя за окном, но Шейр знал, что инсект услышит каждое его слово. Услышит и примет к сведению, умело вплетая их в  паутину сложнейшей интриги, которую сейчас они ткали вместе и в которой должен был запутаться рыжий щенок, посмевший перейти дорогу древнему чудовищу, что доселе оберегало благополучие  семейства. – Он уже предпринимал несколько попыток, которые… кхм… пресекались… кхм… мной. – он тихо фыркнул, издав звук, напоминающий утробный рык. – Не мог же я допустить, чтобы обесчестили… мою невесту. – последние два слова  Локхони  буквально выплюнул сквозь зубы. – Теперь же ситуация изменилась, и я более не склонен оберегать девчонку.
Когтистые пальцы неспешно покачивали пузатый бокал, на дне которого перекатывались остатки коньяка, омывая  прозрачно-крутые бока фужера.  Древний задумчиво следил за тем, как перекатываются маленькие маслянисто-янтарные волны, лаская дорогое стекло.
- Согласен, милорд. У ваших специалистов куда больше опыта… и сноровки в проведении подобных операций. – усмехнулся Шейр, отставляя бокал на стол. Влажно блеснули клыки, когда смоченные   коньяком губы приподнялись. – Что-то беговое… Кхм.. Забавно… - лениво протянул он, представив себе  некую картинку. – Выбор сюрприза для девочки так же оставляю на вас, Габриэль. – черноволосая голова качнулась в отрицательно-соглашательном жесте. Трепещущее над ней пламя выбросило новую порцию искр. – Семейные отношения  рода Сайлент слишком запутанны и порочны, чтобы пытаться понять их. Да и не стоит оно того. – в холодных чернильных колодцах глаз  вспыхнули  багровые угли и  тотчас же погасли, сменившись едва заметным мерцанием на самом их донышке. – Важно лишь наше обоюдное удовольствие и ничего более. Какое нам дело  до того, что брат  возжелает сотворить со своей сестрой, невзирая на моральные запреты, принятые в его народе?
Первородный равнодушно пожал плечами, откинувшись в кресле. Его аура переливалась алым,  стоило  Локхони погрузиться в картины предстоящей охоты. Древний умолк,   мысленно перетасовывая варианты возможных картин, которые услужливо подсовывало ему богатое воображение. Он даже ощутил, как вздыбилась чешуя, сбегавшая по позвоночнику, а аура налилась багрянцем.
- Конечно, граф, я понимаю. – кивнул  Шейр, улыбнувшись. – Не каждый способен подавить зерно. Очень многие особи погибают. Но смею заверить вас, сиятельный, мои протеже выдержат столь бесцеремонное вмешательство. Я позаботился об этом.  – вновь губы  антикверума  исказила усмешка. Циничная и жестокая. Бескомпромиссная. – Девчонка должна была стать моей женой, и мне вовсе не нужно было, чтобы она склеила ласты в ближайшем будущем. – он задумчиво хмыкнул. – Хотя… ее путь в любом случае окончился бы в одной из моих лабораторий… или же в клинике для душевнобольных. -  бездонные очи  вспыхнули алым пламенем. – Но ваше предложение куда как интереснее…  - он на мгновение задумался. – Думаю, что смогу подобрать что-нибудь подходящее для наших целей, монсеньер.  Детишки получат  неизгладимые впечатления…  А мы дополнительное удовольствие.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Он стоял у окна, в темноте. За бархатной тяжелой портьерой золотилась осенняя ночь, нежная на ощупь, с легким налетом городской пыли. Древний  задумчиво рисовал пальцем, обводил небоскребы очень детально, не забывая светящихся окон, но это ему было под силу – острые когти, казалось, резали стекло не хуже алмазных. Антик вздохнул, вновь повернувшись к окну, за которым во влажном мареве ночи сияла яркими огнями Вилья. На краткий миг в стекле отразился его взгляд – полночной холодной дымкой растворился в ярком свете неоновых реклам, и вот уже палец с длинным когтем снова заскользил по стеклу, обводя сияющие контуры небоскребов, мигавших множеством маленьких окошек.
За его спиной приоткрылась дверь, коридорный свет разрезал тьму помещения, выхватив темный силуэт. Незнакомец вошел тихо и уверенно, так, будто его ждали.
Первородный ждал. Ждал с той минуты, когда вернулся на планету после посещения парящего острова, где под шорох тропического ливня обговаривал последние детали чудовищной интриги, осуществелние которой могло помочь  анттикверуму заполучить желаемое.
«Ты все же пришел. Не смог противиться столь заманчивому предложению... Великолепно. Я рад ,что мои предположения сбываются.»
- Ты опоздал… - он устало усмехнулся, чувствуя, как по губам скользнула непослушная прядь. – Я давно жду тебя… Аарон.
Цепкий полночно-черный взгляд оценивающе прошелся по худощавой фигуре юноши. Красивый. Капризный. Избалованный.
Локхони приблизился к рыжему. Подвижные пальцы легко заскользили по лицу Сайлента, очерчивая точеные скулы, линию подбородка, легко прикасаясь к пухлым губам. Он не спешил, наслаждаясь ощущением нежной  шелковистой кожи под своими пальцами. Двери закрылись, отрезав их от шорохов коридора, а древний хищник все еще стоял возле парня, лаская шею и хрупкие косточки выступающих ключиц.
- Ты же не откажешься провести со мной этот вечер, не так ли, Ааорон? – точеные губы Первородного приподнялись в дразнящей, похотливой улыбке. Горячее дыхание опалило нежную кожу, когда мужчина прошептал ему на ушко. – У меня есть к тебе… предложение, мальчик мой. Тебе понравится…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: черный  двубортный костюм;  черного же шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (20.09.2017 16:00:58)

+1

12

Губы тронула улыбка, растягивая их в не привлекательную ухмылку. Указательный палец подушечкой оглаживал чувствительную кожу губ, словно ласкал и пытался прикрыть эту бесстыжую усмешку одновременно. Аарон был весь в нетерпении с того самого момента, когда условился с Шейром о встрече. Да, Шейр. Этот мужчина знал как заставить тело трепетать, а разум потерять смысл, оставив лишь истинное удовольствие. Обронённая, словно вскользь фраза и вот, рыжий готов уже на стенку лезть и по потолку ходить, лишь бы узнать, что же тот придумал.
На миг проглянувшие зубы прикусили нижнюю губу, сдерживая вырывающийся жаркий выдох. Кажется, что сегодня его ждало нечто особенное, он чувствовал это всем своим существом, казалось, что каждая клеточка тела пылала в предвкушении чего-то неизвестного. У каждого существа есть интуиция, вопрос только кто её станет слушать и расшифровывать сигналы. А, быть может, он себе это только придумал?
О, скорее бы уже встретить его и узнать, что же тот задумал! Даже несмотря на весь ореол опасности, что витал вокруг фигуры мистера Локхони, Аарон всё больше ощущал искушение пробиться сквозь эту защиту и посмотреть, что же там на самом деле. За маской. Вот только его ум никак не мог сообразить, что хищник, сколь бы обворожительно он не улыбался, всегда остаётся хищником.
Автомобиль остановился у парадных дверей, через которые потом прошёл рыжеволосый юноша, с самоуверенным и весьма гордым видом прошествовав мимо работников. Да и какое ему дело до этих чернорабочих? Ведь наверху ожидал его прибытия фрукт куда как интереснее. Запретный плод сладок и чем более он недоступен, тем сильнее его хочется, а в этот раз ожидание излишне изматывает любопытство и желание.
Поднявшись наверх, без всякого сомнения, едва ли не по хозяйски, Аарон излишне нахально посмотрел на тёмноволосого мужчину, правда, стоило взглянуть в эти чёрные, словно два бездонных колодца глаза и парень потерялся в них, загипнотизированный словно кролик змеёй.
- Я не виноват, что водитель столь бестолковый и отказался ехать быстрее. - Резко ответил он, но, едва ли спохватившись, всё же придал голосу немного мягкости, даже скорее переслащенной елейности. - Я торопился как мог, так что главное, что вовсе сумел сюда добраться.
Ощущая прикосновение прохладных рук, Аарон дёрнул пальцами, чуть сжимая их. Его взгляд говорил сам за себя, выдавая с потрохами о том желании, что кипело внутри.
Из-за собственного развратного разума и похотливого тела, он даже сперва не понял о чём говорит Шейр, лишь делая видимое усилие, всё ещё пытаясь отойти от гипнотизирующего взгляда необычных глаз, переваривал услышанное и говорил сразу о том, что думал:
- Даже не знаю на что ответить с самого начала. Да, я останусь с тобой, если покажешь что-то ещё новое. Только тебе удаётся удивить меня или показать те грани удовольствия, о которых сам не знал. - С придыханием прошептал рыжий, переведя излишне откровенный взгляд на губы антиквэрума. - Я заранее согласен! Расскажи, покажи мне.
Капризный и по своему отвратительный голос парня звучал в комнате, когда тот понял, что, кажется, ему удастся урвать нечто большее, чем обычно он ожидал. Разве это не повод для радости?
- Что это? Не томи!

+1

13

- Конечно, ты не виноват… Аарон, - тихо, излишне мягко шепнул Первородный, продолжая смотреть в  горящие нетерпением глаза мальчишки. – Прислуга порой бывает столь нерасторопна. Какая жалость. - тень едкой насмешки  промелькнула в бархатном, урчащем голосе мужчине.  Она была столь быстра, что только внимательный собеседник мог заметить ее присутствие, по едва  уловимому изменению тембра богатого интонациями   голоса Локхони. Но…  Сайленту не дано было услышать и понять, что стоящее рядом с ним древнее существо издевается над ним. – Конечно, это самое главное. Можешь не сомневаться в этом, мой мальчик.
Понимающе улыбнувшись, Шейр последний раз скользнул кончиками пальцев по щеке  молодого лигрума и отстранился. Развернувшись на каблуках,  мужчина вновь приблизился к большому панорамному окну и замер, задумчиво глядя на раскинувшийся внизу город, утопавший в ярком свете реклам. Он никогда не засыпал полностью, даже сейчас на его улицах кипела жизнь, расцвеченная приветливо распахнутыми дверями ночных клубов, концертных залов и казино. Только сюда, на верхние этажи элитного отеля, не долетал  шум мелочной суеты, что создавало определенную иллюзию уединенности  тишины.
- Я покажу… – шепнул  древний,  оборачиваясь и через плечо глядя на мальчишку, сгоравшего от любопытства и желания. И снова  точеные губы кривит усмешка. Холодная и циничная, с капелькой темной жесткости. Полночные глаза расцвечиваются рубиновой пылью, слабо мерцающей в полутьме помещения.  – Но не сегодня…
Антикверум отвернулся от кона и, приминая каблуками строгих модельных туфель длинный ворс ковра, приблизился к большому креслу, текучим движением опустившись на сиденье. Неспешно вытряхнул из пачки тонкую сигарету и поднес ее к губам. Тихий щелчок когтистых пальцев и на кончиках когтей заплясал оранжевый язычок магического пламени, который Шейр поднес к сигарете, раскуривая ее.
- Садись, - ибо в ногах правды нет, -  сделав глубокую затяжку и выпустив облачко сизого дыма, Первородный указал  жестом на соседнее кресло. – Разговор предстоит долгий.
Подождав, пока рыжий устроится в кресле напротив, Ворон продолжил.
- Сегодня я посетил парящий остров, принадлежащий графу Эльвантасу-Дансефей. – новое облачко, подхваченное системой кондиционирования, поднялось к потолку, чтобы  рассеяться легкой дымкой. – Тебя готовы принять, Аарон. И исполнить твои самые невероятные желания…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: черный  двубортный костюм;  черного же шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

14

Хищная грация, опасный по природе своей гипнотический взгляд, дополняемый обволакивающим слух и разум голосом господина Локхони, дурили голову мальчонке не хуже тех же самых наркотиков, коими время от времени баловался Аарон. Сейчас, даже если всего десять минут назад парень хотел окрутить вокруг своего наманикюренного пальчика этого хищника, он сдавал позиции по всем фронтам, становясь податливым воском, принимающим ту форму, какую пожелает антиквэрум.
Однако, несмотря на всё ярое желание и трепет, остался с носом как раз именно Аарон, взглядом следя за мужчиной и с досадой внимая словам разрушающих все возводимые планы на сегодняшний вечер.
Капризно и несколько обиженно поджав губы, заодно скрестив вызывающе руки на груди, мальчишка прошёл по ковру и сел с размаху на мягкую и упругую обивку кресла, что стояло напротив.
В голове мелькнуло несколько резких слов и фраз, но, на удивление, Аарон сдержался, видно всё таки заинтересовавшись последними озвученными словами Локхони. Особенно его заинтриговала постановка об исполнении невообразимых желаний. Извращённый умишко моментально переключился на воображение, подсовывая такие пикантные картины, что от вожделения Аарон высунул кончик юркого язычка и быстрым движением облизнул в миг пересохшие губы.
- На сколько долгий разговор? Ты же знаешь, что я не люблю тратить время на это. Уж лучше сразу к делу, - нетерпеливо сорвалось в ответ. - Граф. Он действительно на многое способен? И сумеет удивить... удовлетворить мои вкусы?
Алчный взгляд был не таясь направлен на антиквэрума, а скрещенные руки разомкнулись и в предвкушении опустив их, сжал крепко пальцами подлокотники кресла.

0

15

Локхони улыбнулся, вновь поднеся сигарету к  точеным губам, неспешно затянулся, наполняя легкие ароматным, щедро сдобренным легким наркотиком   дымом и выпуская  сизое облачко в потолок. Когтистые пальцы небрежно стряхнули в хрустальную пепельницу  образовавшийся столбик пепла.  Первородный не спешил, продолжая  наслаждаться изысканным табаком. Он ждал, и терпения древнему хищнику было не занимать.
«Ты расстроен, малыш… Понимаю.  Твои планы разрушились.  Печально…  Не стоит столь откровенно показывать свои желания,  дорогой. Их же так легко прочесть на твоей смазливой мордашке. Как знать.. быть может они исполнятся.»
- Я знаю… - мурлыкнул Шейр,  вытягивая скрещенные в лодыжках ноги перед собой.  И раздавливая  остаток сигареты в пепельнице. – Я знаю.. Ты хотел получить удовольствие. Но…  сегодня его не будет. – Ворон помолчал,  извлекая новую сигарету и прикуривая. Сладкий дурман смешанного с табаком наркотика окутал  древнейшего.  Ярким пламенем вспыхнула  багровая пыль в полночных глазах, отразившись от маленького огонька, распустившегося на  кончиках острых когтей Первородного ,пока он раскуривал сигарету. – Но я нашел замену.
Бархатные переливы глубокого, низкого голоса Локхони   рассыпались  волнами будоражащих мурашек на коже юного Сайлента, дразня и подогревая его любопытство.  Он соблазнял, умело сплетая невидимую паутину, которую столь ж ловко набрасывал на плюхнувшегося в кресло напротив мальчишку.
- Ты нетерпелив, мой юный друг. – шептал древний, растягивая губы в хищной улыбке и склоняя голову к плечу странным птичьим жестом. Прохладный шелк иссиня-черных волос, по которому растекались темно-багровые  ручейки столь же шелковой крови, с тихим шорохом потекли по плечам на грудь. – Но это простительно. Ведь ты еще так юн. – он тихо хмыкнул, проследив за движением кончика  влажно-розового язычка юноши. – Это уже как получится, мой друг.
Шейр умолк, задумавшись о своем. Мысли неспешно  плыли в его  сознании, подстегиваемые дымным дурманом, октуавшим Локхони. Сигарета тлела в когтистых пальцах,  небрежно покоящейся на подлокотнике руки. Полночные глаза цепко ощупывали мальчишку, сознание которого было для древнейшего открытой книгой. Он видел все: похоть и жестокость, сплетавшиеся в причудливый узел; ненависть и вожделение, окрашивающие мысли багрово-черные тона. Он видел многое, но при этом даже не пытался воздействовать на мальчишку.
- Граф Эльвантас… – задумчиво протянул Ворон, стряхивая столбик пепла и вновь поднося сигарету к губам. – О да… Он способен на многое. Его власть огромна.  И возможности поистине безграничны. У трансдентов нет предрассудков, как нет запретов.  То, что  у людей считается извращенным, для них является  обычным и принимается как должное. -  холодные, полночные глаза  поймали взгляд рыжего. – Он сумеет удивить, равно как и удовлетворить твои потребности. И желания. – едва заметная усмешка скользнула по точеным губам, циничная и жестокая. – Корделия. Твоя сестра. Она любезно приняла  мое приглашение и готова составить тебе компанию на блуждающем острове. Ты же не откажешься провести некоторое время с сестренкой, не так ли, мой друг?

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: черный  двубортный костюм;  черного же шелка рубашка;  черный шелковый шейный платок; запонки из платины, матовые, с ониксом. Черные замшевые туфли на небольшом каблуке. В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.
Грива длинных полночно-черных с вкраплением багрово-красных прядей волос завязана узлом на уровне талии, спадает на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц; аккуратная бородка.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

16

Итак, вреся на парящем острове было  проведено с пользой и  ко всеобщему удоволсьтвию каждого из учатсников.
Аарон Сайлент получил возможность поиграть со сводной сестрой Корделией.
Шейр Локхони - получил возможность расквитаться с ненавистьным рыжим мальчишкой.
Ну а граф Габриэль Эльвантас-Дансефей в качестве награды получил 25% акций Корпорации "Кристальный Барс".

На этом история завершается.

0

17

Некоторое время спустя.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Что ж, каждый получил что хотел. Локхони – свою охоту, а он, глава клана Дансенфэй – двадцать пять процентов акций «Кристальный Барс» выкупленных у сторонних держателей и не принадлежащих   главе этой самой кампании - таково было условия графа в самом начале игры,  и Локхони не пожадничал. Не то, что бы инсектам так уж нужны были Барсы, Эльвантасу требовалось держать в тонусе свои собственные,  аналогичные Барсам, исследовательские лаборатории, ну и, ко всему маленький  бонус:  четверть пакета акций – приятное добавление в личную копилку графа, потому как деньги лишними не бывают.

Эльвантас пронаблюдал за тем, чтобы  в резиденции не осталось компрометирующих моментов,  и вернулся к себе на Схаласдерон. Забавы забавами, а управление многомиллионным кланом не какая-то, пусть и успешная компания.

Отредактировано Габриэль (01.11.2017 09:27:08)

+1

18

ОТЫГРЫШ ЗАКРЫТ И ЗАВЕРШЕН
Кристаллы начислены

0


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Дикая охота