24.05.2018 ► За последнее время произошло много мелких изменений. Раздел FAQ укомплектован по тематикам для эффективного поиска нужной информации и дополнен. Введено важное изменение, касающееся понятия «человек», о нем можете узнать в объявлениях, сообщение №29. В правила проекта добавлен новый пункт 2.20. Мелкие многочисленные поправки, не влияющие на что-либо, но улучшающие восприятие, перечислять не будем.
07.05.2018 ► Хэй-хэй! У нас изменения! На форуме введена упрощенная навигация по базовому реестру способностей. Еще заканчивается прием на конкурс «лучшие посты периода апрель – май». Каждый, кто принимает участие в конкурсе, то есть предлагает пост и голосует, зарабатывают от 5 до 10 кристаллов, в зависимости от количества предложенных постов и голосов.
27.04.2018 ► Поздравляем всех с началом майских праздников, пусть они пройдут весело и позитивно! Новостей у нас много: новый ежемесячный набор на конкурс «лучшие посты месяца»; небольшое, но всегда приятное сокращение матчасти; а еще, наконец-то, сделан раздел с нашими ежегодными конкурсами и ивентами, в общей сложности их получилось пять. Проще говоря, Вы обязаны заглянуть в раздел объявлений!

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Алая роза
Воронка хроновора
Свитки забытого мира
Игра демона




Ты не изменишь того факта, что ему надо будет человеческая кровь и плоть, он уже пожрал их, плоть, кости и магическую энергию существ, открой глаза. Он уже не сможет отказаться от этого.
Да я даже не знаю... Раньше я... кхм... не приглашал девушек... на свидания. А тем, с которыми я имел дело... эм... ухаживания не требовались. Да и встречались мы обычно на одну ночь.
Трансдентка тряхнула головой, напоминая себе, что это аномалия. Тут разум и логика могут не работать. Значит, следует действовать интуитивно и, вообще, ни о чём не думать. И монстрик...


      
      

Похоже план Безумства никто не подержал, ну оно и понятно, то ли ей не доверяли, то ли здесь собрались личности, которые не могут здраво посмотреть на ситуацию. Девушка сделала два шага назад...

Говорят, слова убивают любовь. В некоторых случая не следует вообще что-то произносить и давно бы следовало вернуться к собственной давней привычке молчать, открывая рот только по существу...

Постепенно мир наполнился звуками и запахами, расцветился множеством красок. Запахи. Колючая шероховатость перекрученных веревок, стя-гивающих его запястья, гладкое, теплое полированное дерево...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Fables of Ainhoa
ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLМийрон photoshop: RenaissanceWhite PR
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Среди туманов. Часть I. Звездный путь


Среди туманов. Часть I. Звездный путь

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


Дата

Время суток на момент начала эпизода


15.03.3002

ближе к вечеру


http://s019.radikal.ru/i641/1708/b3/7be010378a9d.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_orig.png
Космическое пространство / корабль "Прометей"
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_orig.png
Рамиэль Лерайя / Инге Тейриан
https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_orig.png
Граф Лерайя продолжает интенсивные поиски убийц своего погибшего друга Эдриана Реверди, предыдущие неудачи только раззадорили его пыл. Не принимая ни каких возражений Рамиэль поклялся отомстить негодяям, стерев их с лица земли. По полученной через посредников информации один из людей, работавших с Реверди над заданием от коалиции рас перед его смертью, сейчас скрывается на планете Биорторус. Эделир, находящийся в этот момент на Нонтергаре, решил воспользоваться своим космическим кораблем и попасть в нужное место таким способом. Инге счел нужным присоединиться к данному путешествию.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_orig.pngБоя не предвидится, но если все таки случится, боевая система на усмотрение игроков.

Отредактировано Инге (Вторник, 22 августа 19:52:16)

0

2

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
Инге находился в так называемой комнате отдыха, являющейся так же кают компанией. Это было вполне себе просторное помещение в центре космического корабля, изысканно и роскошно обставленное. Больше всего впечатлили парня резной стол и стулья с вставленными светящимися кристаллами, а также пара роскошных диванов покрытых мехом каких то неизвестных пери животных, который тоже отсвечивал. Над диванами находились большие обзорные иллюминаторы с видом в безбрежное пространство. Еще несколько кристаллов - светильников было вделано в стены и в пол и все это создавало непередаваемую атмосферу. Тейриан как раз стоял рядом одним из иллюминаторов и изучал мерцающие звезды. Не смотря на чарующее великолепие вокруг Первому было немного не по себе, ну не любил он космические аппараты и все тут, не внушали они ему должного доверия. Инге понимал, что это очень глупое чувство, но избавиться от некого страха внутри ни как не выходило, он почему то ждал что вот вот что-то сломается и прозвучит сигнал тревоги, поданный искусственным интеллектом. На последний периец был вообще зол, это дурацкая машина решила поприветствовать его на борту в виде голограммы огромной черной пантеры возникшей прям перед носом Тейриана. В результате не ожидавший такой подставы пери шарахнулся в сторону и даже умудрился мечи свои призвать, а проклятущий интеллект мило произнес "Добро пожаловать". В результате находящийся рядом граф еле сдерживался, чтобы не засмеяться в голос, а Инге готов был сквозь землю провалиться от такого конфуза. И хотя больше ничего из ряда вон не происходило, но любви у нашего героя к космической технике не прибавилось. Вот и теперь Лерайя в рубке управления какие то показания приборов изучает, а ничего абсолютно не понимающий в этом периец отправился в кают компанию просто чтобы убить время, да и мешаться под ногами у эделира не очень хотелось как и выглядеть абсолютной невеждой в глазах Рамиэля.
Тихонько вздохнув Тейриан продолжил любоваться космическими пейзажами. Ко всему прочему сама поездка особого восторга у парня не вызывала, граф просто с маниакальным упорством продолжал поиски убийц Эдриана, проверяя любые возникающие зацепки. Вот и сейчас разыскивает названное информаторами лицо и в какой переделки в итоге окажется на Биорторусе неизвестно, что это будет тихая и мирная встреча как то не верилось. Что говорить, Инге бы предпочел, чтобы Рамиэль вообще оставил эти опасные изыскания, но такой вариант был для эделира неприемлемым. Само собой Первый отправился вместе с графом, не мог же он одного Лерайя отпустить. Прошлое и настоящее так крепко переплелись, а будущее, будущее было туманным. И если хоть чуток порассуждать логически ничего хорошего там пери не ждало, да не могло ждать, выбранный им путь вел в никуда, а свернуть с него ни как не выходило, словно неведомая сила, поражающая своим могуществом, держала Инге рядом с Рамиэлем и это был отнюдь не артефакт, с ним как раз проблем и не возникло, благодаря одному очень доброму деосу. Если бы Тейриан захотел, то мог разорвать связь с хозяином в любой момент и выбрать себе еще кого то или вообще остаться так, сам по себе, энергия фэдэлесов это позволяла. Об этом граф не знал, да и никто не знал кроме перийца и богини. Длинный остроконечные ушки Инге чуть опустились, словно он увидел вдали черное нечто, неминуемо приближающиеся. Разум вопил, кричал надрывно, что нужно хотя бы уйти, если не можешь уничтожить, а иначе, а иначе конец... Зеленые изумруды, появившиеся внезапно перед глазами, смотрели с тревогой и даже улыбка на ее губах отдавала печалью... В голове не с недавних пор словно звучало тихое предупреждение: "Инге... Инге... беги..." Но вместо того, чтобы прислушаться и исчезнуть из поля зрения эделира Тейриан стоял сейчас в кают компании космического корабля графа и на вопрос, что и зачем периец тут делает, такой очевидный ответ, но произнести его даже в душе язык не поворачивался.
Положив ладонь на иллюминатор, а затер прислонившись к нему лбом, Первый смотрел куда-то в неведомые горизонты. Много лет назад, чтобы их достичь Инге продал свою душу, обратившуюся в серый пепел, а теперь, теперь обретенные такой ценой огненные крылья, перо за пером падали на пол. Вскоре от них ничего совсем не останется, как и от самого Тейриана, но взмахнуть ими и подняться высоко, в самую бескрайнюю ввысь, оставив все позади как когда то, пери не мог. Самая загадочная и неведомая сила с таким простым названием держала его на месте и ничто не помогало, ни доводы разума, ни манящее звездное небо, ни мерцающие бездонные изумруды, той что дала ему имя. Печально улыбнувшись стоящим пед глазами образу периец прошептал беззвучно одними губами: "Прости... твой подарок... я так бесхозно распоряжаюсь им... падая в бездну, откуда не возвращаются..." После прикрыв глаза продолжил свой монолог уже мысленно: "Но ведь у меня есть еще шанс... мы вернемся и я уйду... Ты и я устремимся к небу, вперед не оглядываясь..." Рука сжалась в кулак. "Точно так и будет, это последнее наше с ним путешествие..." Постояв не двигаясь несколько секунд Инге сделал шаг от иллюминатора и открыв глаза продолжил смотреть на космическое пространство и светящие вдали звезды. На Первом была одета светлая рубашка и брюки, волосы завязаны в хвост. Свет от мерцающих кристаллов скользил по стройной фигуре, делая происходящее нереальным словно мираж.

Отредактировано Инге (Суббота, 11 ноября 07:16:23)

+2

3

"Прометей" преодолел гравитацию темной планеты, пересек укутывающий  Нонтергар магический барьер и теперь неторопливо и уверенно двигался  по  направлению к планете Биорторус. Граф напряженно, словно не замечая  восхитительного мерцания   звезд,  смотрел куда-то перед собой.
После того лета судьба их разбросала по разным уголкам  Энтероса, но каждому казалось, будто  они соединены невидимой нитью. Занятый слишком важными  делами Рамиэль не всегда чувствовал её, однако, стоило волне суеты схлынуть, а ему остаться наедине с собой и мысленно коснуться этой нити, он сразу ощущал  теплый отклик, будто там далеко, на другом  её конце, ОН услышал и улыбнулся, посылая в ответ  тихое "Я здесь, я с тобой, я думаю о тебе..."
Но однажды  ответом ему стало  молчание,  что-то внутри  эделира  знало - конец, а  вскоре пришло и подтверждение в виде  известия о смерти друга. Он до сих пор с содроганием вспоминает о   неимоверной боли отточенной кромкой бритвенного лезвия полоснувшей по сердцу. Рамиэль плохо помнил  те первые месяцы, он ежедневно отправлялся на службу, старательно, насколько мог вникал в дела, отдавал приказы... А потом им овладели жгучая ненависть и жажда мести.
И хотя время шло и притупилась боль,  а ярость и ненависть трансформировались в непоколебимую уверенность в неотвратимости наказания для ловких мерзавцев, месть стала чем-то вроде его  маниакальной цели, шаг за шагом он продвигался к ней и ничто не заставит его сойти с этого пути.

Долгожданную информацию о последних днях друга он получил  в полдень. Оказывается, на Биорторусе  проявился некто, работавший с Реверди над служебным заданием Каолиции. Предупредив Хранителя о временном отсутствии и передав полномочия заместителю, вечером того же дня, с  поверхности Нонтергара стартовал "Прометей" с двумя пассажирами на борту. Лерайя не считал возможным рисковать жизнью Инге  и во время сеансов  ментальной связи ни разу не упомянул о будущем путешествии, однако периец, на удивление, таинственным образом узнал о нем и ждал хозяина недалеко от корабля.
"Своевольный ...Я рад видеть тебя, Инге."
Первую часть он, разумеется, не стал передавать по мысленному каналу,  он был искренне рад встрече, но воспоминания, как чуть не лишился его  на Дизариасе были слишком яркими.
Ожидание неизбежного, бесконечно желанного.. Соблазн..как назвать то, что  возникло между ними с первых минут пребывания на борту, то , что они оба старались  скрывать, но оно неумолимо прорывалось в быстрых взглядах друг на друга, напряженном, звенящем  тоне их голосов .
" Пришёл...Сам. Не отпущу теперь. Мой?"
Оживающие время от времени  сомнения, а если  парень лишь следует воле артефакта, принуждающего стремиться к хозяину,  отвлекали от все сильнее разгоравшегося желания и заставляли вновь обратится к мыслям о деле. Эдриан..Он не мог не представлять их  неотвратимую встречу, если бы все сложилось иначе.  Радость после долгой разлуки. Взаимопонимание. Уверенность.
Прежде Рамиэль старался  избегать подобных мыслей , потому что в глубине души  знал,  он не простит Реверди. Не простит ему выбора, проявившегося в женитьбе, в намерении  свести их отношения на уровень скрываемых  редких встреч, не простит того, что Эдриан мог разменивать себя на многочисленные связи, из которых редко не старался извлечь хотя бы мизерной выгоды.
Впервые граф не  прервал размышлений, он позволил им  набирать силу и увидеть истину.
"Того, что прежде  нет. Нет. "
Нелегкое признание самому себе, допущение горькой правды здесь и сейчас, в  извечной , наполненной несказанной красотой глубине  окатило его  невыносимым  холодом и незнаемым прежде одиночеством. Странное чувство, оно близко боли, но не является ею, ты можешь быть окружен толпой или несколькими людьми, но в этот момент ты  теряешь связь со всем живым в мире и остаются только  лютый холод и бесконечная тоска.  Волевым усилием прекратив медленную пытку, не думая больше ни о чем, эделир сбросил оцепенение и направился в сторону кают компании.
-Инге!
Опустив руку с кнопки, управляющей  перегородкой между отделами корабля, Феникс обернулся , и фраза осталась незаконченной. Инге  вопросительно глядел эделира,  ожидая объяснений, а тот молчал, не в силах отвести от парня взгляда, затягивающегося светящейся фиолетовой  дымкой. Блеск  кристаллов порождал в комнате изумительную атмосферу.   В  их лучах  Инге  был нереален и до боли прекрасен. За его плечами, фоном, светился  наполненный  сиянием звезд , росчерками метеоритов и переливами туманностей Космос,   а  край иллюминатора напомнил рамку картины - необыкновенного "портрета" любимого.
Продолжая неотрывно смотреть в  голубые глаза, Рамиэль приблизился, протянул руку, выпуская на волю сокровище- усмиренную заколкой копну светлых волос, освобожденный из плена  поток устремился вниз, стекая по плечам и спине.  Тут же запустил в них руки,  с силой переминая между пальцами   светлые пряди.  Когда вдруг  стало трудно  дышать, а   сгусток  тепла, переродился в  опаляющий все внутри вихрь, резко притянул  голову парня и склонился к нему. Мгновение и нетерпеливые горячие губы прижимаются к  губам,  которые и так в его полной власти, но ему мало прикосновения, он  терзает их, целуя  сильно, с напором, он держит Инге крепко, словно боится, что мираж рассеется и парень исчезнет, Лерайя удерживает его, как   хищник  долгожданную добычу,   наконец-то  получая  возможность продолжить тот самый  первый  их поцелуй,  зажигающий пламенем, стоило только вспомнить. Ещё мгновение и  правая рука  продолжает удерживать его голову, а левая, переместившись  на шею и спустившись вниз, останавливается на спине немного ниже лопаток, с силой прижимая к себе пери. Тёпло сильного  тела, ощутимое сквозь  одежду,   заставило полностью забыть о  контроле, руки , словно обладая собственной волей,  продвинулись к плечам, шее, нащупали  пуговицы  рубашки и с силой рванули тонкую ткань, а когда разодранный в клочья  шёлк полетел в сторону, с поспешностью, словно от этого зависит жизнь,  легли на гладкую теплую кожу парня и заскользили по спине вниз. Рамиэль склонился, покрывая поцелуями его шею и тело.
Одежда: Тёмная, чёрно-фиолетовая  шёлковая рубашка,  кожаные чёрные неширокие брюки, зашнурованные  черные ботинки облегают голень, высотой до её половины. Волосы стянуты в хвост.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Воскресенье, 17 сентября 15:23:20)

+1

4

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
Продолжая смотреть куда-то вдаль, Инге не двигался, только пальцы на вытянутой руке касались иллюминатора. В мыслях почему-то прокручивалось время пребывания на корабле, центральное место в котором занимал Рамиэль. Вот он в рубке, а здесь показывает каюту перийцу, а тут увлеченно рассказывает об искусственном интеллекте, управляющим судном и его уникальности. Внезапно картинка изображения эделира наложилась на космический пейзаж, в его волосах запутались звезды и сам образ графа, парящий в космическом пространстве, сиял фиолетовым светом. Не осознавая в полной мере происходящего, Тейриан представил рядом себя. Секунда и пери касается черных прядей ладонью, затем склонившись приблизился к мерцающим губам, накрывая собой Лерайя. Еще несколько упоительных мгновений и два обнаженных тела, соединишь в одно, летят среди светящегося потока, а в руках Первого
дрожит и вздрагивает изогнувшейся от удовольствия Рамиэль...
Как открылась дверь в кают компанию периец не заметил, он услышал только свое имя и повернув голову быстро отдернул пальцы от иллюминатора, возвращаясь в реальность, а после вопросительно посмотрел на стоящего на пороге графа. Эделир больше ничего не сказал и продолжил изучать Инге. Свет от кристаллов скользил по его лицу и темной рубашке, образуя причудливые узоры. Но больше всего внимания приковывали к себе глаза, искрящиеся фиолетовыми сполохами и светившееся в царившем вокруг таинственном полумраке. От этого пронизывающего насквозь взгляда, в котором смещались масса эмоций и чувств, Тейриану стало не по себе, словно мороз пробежал по коже, а сердце глухо и быстро забилось, будто ему не стало хватать места в груди и оно готово было тот час выскочить наружу. Все мысли и слова куда-то разлетелись из головы подобно крылатым птицам, устремившемся в бескрайнее синее небо и пери так и стоял молча, не двигаясь, только длинные заостренные ушки чуть подрагивали.
Лерайя тем временем приблизился и длинные белокурые волосы Инге рассыпались по плечам, тело непроизвольно вздрогнуло, глаза замерцали голубым пламенем и окружающее пространство перестало существовать, были только завораживающие фиолетовые звезды напротив. Первому казалось, что еще чуть-чуть и он раствориться в их небесном свете без остатка. Он плохо осознавал, что это такое происходит с ним, и разве так бывает, когда твой мир сконцентрировался вдруг на одном его взгляде, жесте, движении губ. Ты словно падаешь в бездонную пропасть, а потом возрождаешься подобно птице феникс. Тебя обдает, то жгучим холодом, то леденящем огнем. Смерть, жизнь - все это становится неважным, если рядом с тобой находиться его горячее дыхание. Ушки перийца вновь шевельнулись, когда струящиеся пряди парня попали в плен пальцев эделира, лавина горячего жара прошлась по каждой клеточке внутри и Инге только смог хрипло выдохнуть:
- Рамиэль...
А дальше... дальше, все закружилось в стремительном радужном водовороте, из которого запомнились только отдельные фрагменты мозаики, пронизывающий душу насквозь вкус его губ, соприкосновение двух гибких тел, рука сжимающая роскошные блестящие волосы цвета вороновы крыла, мягкая чуть шершавая ткань его рубашки скользящая под ладонью, бешеный стук сердца, прерывистое дыхание и его дурманящей аромат, поляризующий волю и разум, с одним единственным желанием, чтобы этот миг никогда, никогда не закончился. Казалось вот она, та самая заветная и недостижимая вышина, к которой так стремился Тейриан, полет сквозь вечность на широких огненных крыльях, разгоняющих серый стелющийся туман, когда ничего не может тебя остановить и ты несешься вперед, а перед тобой проплывают звезды и целые миры в бесконечной вселенной жизни и судеб. Мечта, внезапно ставшая явью, на одно короткое мгновенье. Мгновенье... сверкающий водопад из кусочков небесной мозаики вспыхнул радужными искрами в последний раз, а затем посыпался вниз, обнажая хищный оскал реальности с жаждущей свежей крови уродливой пастью. И Инге изогнулся от нестерпимой адской боли как будто его живьем, медленно с садистским удовольствием, раздирали на части. Ничего не было и никогда не сможет быть... Иллюзия, мираж, манящие умирающего путника, страстно желающего прикоснуться к живительному источнику, в выжигающую все в своих недрах пустыню. Вот и все, что выпало одинокому страннику на его тернистом пути, всего лишь песок, проходящий сквозь пальцы, горючими слезами подающий на потрескавшуюся землю и превращающийся в серые ошметки...
Тейриан потухшим и безжизненным взглядом посмотрел на графа, черные ресницы дрожали и синеву заволок клубящийся туман. Руки пери будто поломанные скользнув по плечам эделира и опустились вдоль тела. Захотелось упасть и больше никогда не подниматься, а еще кричать срывая горло во всю мощь легких "Я больше так не могу". Между тем стоящую в каюте тишину как топор палача разрезал звук рвущийся одежды перийца, у судьбы был безжалостный и суровый приговор. Инге понимал, что заслужил его в полной мере и горькую чашу возмездия придется испить до конца. Слишком много всего произошло на извилистой дороге жизни и эта непомерная ноша, которую он всем своим существом так старался оставить позади, теперь возвращалась обратно подобно бумерангу. Все, что мог сделать пери, это встретить ее достойно, не падая на колени и не опуская головы, даже если при этом придется сгореть в проклятом адском пламени, став серым бесцветным пеплом. Душа уже была им, осталось только дождаться преображения бренной оболочки, а быстрого избавления от мук и отправки в спасительное ничто ему не видать.
Тем временем персональный личное пекло для Тейриана уже началось, теребящие за живое прикосновения Лерайя, жгущие напалмом поцелуи, свое бьющееся сердце и совершенно не слушающиеся разума трепещущие тело, таявшее словно воск от удовольствия. Все это превращалось в волны холодного отчаянья разрывающие пери изнутри. Перед его глазами появились разноцветные круги и каюта потеряла свои привычные черты. Казалось, что двое находятся в открытом космосе среди сверкающих звезд и от этого становилось еще горше. Но выбора не было и Инге, собрав в кулак всю свою волю, слегка отстранившись поднял мелко вздрагивающую ладонь, положив ее на грудь графа, а после произнес стараясь, чтобы голос звучал как можно тверже:
- Хватит, Рамиэль, остановись...

Отредактировано Инге (Суббота, 11 ноября 07:24:34)

+2

5

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]
Инге молчал, но светящиеся синим глаза выказывали всю силу его чувств, и граф понял их без единого слова. И от этого взгляда, и от того, как парень весь раскрылся навстречу, радостное возбуждение заполнило душу. Миг соединения губ... секунда или вечность райского забвения. Рамиэль не знал, что делал бы, не прими его тот, кто нужен сейчас как воздух, такой возможности он и предположить не мог. Он чувствовал горячий ответ  губ, слышал хриплый, полный чувственных интонаций голос, считывал притяжение тела и упивался восторгом от сбывшегося желания.
"Все, что было, вся боль, обиды, разочарования всё осталось там, внизу, в покинутом нами темном мире."
Нет счастливее момента, когда рядом тот, с кем навсегда готов слиться воедино. Губы скользили по гладкой коже, Инге не мог видеть, но счастливая улыбка на лице эделира исчезала, заменяясь выражением нетерпения и жажды, прикосновение усиливалось, а граф с упоением окунулся в горячее марево, пока выстрелом не прозвучало едва слышное "Хватит".
"Хватит?"Прервав ласки, всмотрелся в красивое,  но будто полумертвое лицо. "Что с тобой?"[float=right] http://sf.uploads.ru/wMI1L.jpg
[/float]
В парне словно погас прежний огонь, он напоминал сбитую на лету птицу или умирающего зверя. Опустившаяся на грудь ладонь подрагивала, за первым последовал ещё один "выстрел" Остановись.
Продолжая молчать, коротко недоверчиво - вопросительно  взглянул в глаза Инге, а затем отрицательно мотнул головой.
"Не верю"
Выполнить его просьбу сейчас невозможно. Немыслимо. Острый, пронзительный, стремящийся проникнуть в глубь души взгляд теплеет и превращается в понимающий, теперь он словно обнимает всего перийца, обволакивает теплотой мерцающих фиолетовых глаз.
"Не веришь. Не хочешь повторения того, что принесло только боль.Но ведь я-не он.. "
Граф не может остановиться, иначе что -то необратимо разрушится, умрет в его душе. Немыслимо оторвать ладони от притягивающего магнитом прекрасного, такого особенного тела, неправильно размыкать связь с тем, кто единственный в мире создан для тебя . Узы пери и хозяина ещё соединяли их, потому чувства и ощущения другого полностью для него открыты. Сильная рука накрыла ладонь на своей груди и сжала её.
"Я чувствую зов твоего тела, слышу смятение души.."
Переместив руки на плечи Инге,  с нажимом повёл вверх,  с удовольствием ощущая силу литых мышц под кожей. Подняв до надплечья, двинул немного вперёд, задержал их на шее, кончиками пальцев чувствуя её рельеф, каждую впадинку, каждый выступ. Ещё движение, и губы снова соприкоснулись с губами. В самозабвенный, неистовый поцелуй граф вложил все свое стремление к тому, кого жаждал сейчас сильнее всего на свете, словно старался убедить, что все не так, что у них - особая история и она ни чем не напомнит Инге о прошлом.
Понемногу поцелуй стал нежнее, прикосновение ослабло и Рамиэль разомкнул губы, чуть отстранился,  затем полуприкрыв веки, замер, касаясь его лба своим, и снова спустил ладони на плечи парня. Он едва дотрагивался до Инге, будто в его руках было самое драгоценное и хрупкое в мире. Лерайя видел внутреннюю борьбу пери и сейчас сдерживал себя, сколько мог,  но желание расплавленным металлом жгло изнутри, готовое в любой момент вырваться на свободу и смести все на своем пути. Происходящее с Фениксом  сложно было  выразить словами, все его существо, душа,  мысли, чувства устремились вперед, к Инге.
В моей жизни вместе с тобой появилась радость, я ждал и почти перестал надеяться, я не отдам..
Кому именно не отдаст, он не думал, чувствуя приближение опасности, которой воображение придало образ черной тени, поглощающей перийца. До боли стиснув плечи парня и наклонив голову, исподлобья, странным тяжелым взглядом окинул всего Тейриана .Толчок.. и в следующее мгновение тот летит на стоящий в шаге диван. Граф нетерпеливо, почти разрывая полы рубашки, сдергивает её с себя и тут же отбросив в сторону, делает шаг к парню.
Блаженный миг соприкосновения, гладкая сводящая с ума кожа под ладонями, разметавшиеся по покрывалу пряди золотых волос. Рамиэль, склонившись, накрывает собой Инге, и чуть ли не задыхается, ощутив выгнувшееся тело  под собой . Изнутри ударяет обжигающий разряд и Лерайя едва сдерживает готовый  вырваться  стон. Резко прижимает парня к себе, снова обжигая его губы долгим глубоким поцелуем. Теперь пери слишком мало... быть ещё ближе, осязать ещё полнее... Почти задыхаясь и мало что осознавая, удерживает в стальных объятиях, не давая шелохнуться. Затем, ослабив их, отстраняется и меняет положение , переместившись набок, горячим жадным взглядом пожирая полуобнаженное тело. Одна рука полуобняла Тейриана, а другая покоится на  его груди, ладонь едва касаясь, перемещается к животу, а потом спускается ниже, по ткани брюк, и легонько сжимает её.
Ощущение затвердевшего естества парня раскалённой иглой прожигает тело. Сердце стучит как бешеное, хочется в тот же миг сделать пери своим. Неимоверным усилием воли сдерживается и, склоняясь, покрывает горячими жадными  поцелуями грудь Инге, постепенно спускаясь ниже к животу и одновременно избавляя от неуместной тряпки, которую отправляет вслед за рубашкой. Едва заметное свечение вокруг тела эделира  усилилось, загорелись знаки на плече и виске. Желанный.. обожаемый, вот он перед ним, во всей красе. Уверенным жестом опускает руку, легко и мягко проводя по обнаженному члену, задерживает ладонь, не прекращая движения, на несколько секунд, а затем возвращает ее вверх на бедро.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Суббота, 5 мая 18:30:22)

+2

6

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
[mymp3]https://content.screencast.com/users/mm5393/folders/Default/media/43fa3bdf-7347-452a-811d-aabf82bbf6a7/Two_Steps_From_Hell_-_Blackheart_SkyWorld_(iPleer.fm).mp3|1[/mymp3]

Тейриан произносит роковую и давшуюся ему так не легко фразу, на что эделир останавливается и недоверчиво-вопросительно смотрит в голубые глаза парня. В тот же миг сердцу Инге становиться тесно и его тут же пронзают тысяча острых игл, грудь словно сжимают мощные железные тиски, делая абсолютно невозможным сделать вдох или выдох, к горлу подкатывает ком, взор окончательно затуманиваться и потому отрицательные кивок Лерайя остается не замеченным, а единственным намерением пери становиться умереть прямо здесь и сейчас, на этот самом месте. Но этому не суждено было исполниться и через секунду Первый осознает, вот он стоит в мерцающем свечении кристаллов, вполне себе живой и здоровый, а в голове пульсирует один единственный вопрос "Зачем? Зачем! Зачем..." И ответа на него ни как не находиться, остается только шагнуть в пустынное, ледяное безмолвие и остаться там навсегда, скитаясь среди холодных серых снегов, без цвета, вкуса и запаха, пока сам не станешь безликой тенью, не имеющей больше чувств и желаний и совершенно потерявшей человеческий облик. Бездонная бездна, черное ничто будто смыкается над Тейрианом, затягивая все дальше и дальше в свой водоворот, и совершенно не возможно остановить падение, обернуться, протянуть руку, остается только слушать насмешливый хохот судьбы, самому отречься от того, что так дорого, без чего жизнь станет совсем пустой и абсолютно ненужной, и в тот же миг приходит осознание, что из него словно вынимают последние остатки души, последние остатки света и он ни ничего не может с этим поделать, потому что... по другому нельзя.
Инге, похожий на бледную копию самого себя, тяжело дышит, хватая ртом воздух, словно рыба выброшенная на берег и ждет исчезновения, ставшего таким родным и близким, тепла рядом, а затем легкой удаляющейся поступи и почти неразличимого звука закрывающийся двери, ждет как исполнения жестокого и безжалостного приговора, как взмаха топора палача, отсекающего голову, но вместо этого периец чувствует сильные руки на своих плечах, шеи, а затем прожигающий насквозь и сводящий с ума поцелуй. Первый будто прикасается к целительному источнику губами, вдыхает такой необходимый поток жизни, возрождаясь подобно птице феникс из пепла и страшная и всепоглощающая бездна отступает, нехотя освобождая своего пленника, рыча и скаля пасть с изогнутыми клыками. И все существо Тейриана заполняется мыслью, от которой хочется подняться к самым небесам и парить среди звезд: "Он здесь, он не ушел!" Пери стоит, мелко дрожа и подергивая своими длинными заостренными ушками, прислонившись к своему фиолетовому солнцу, будто ослепленный его сиянием и в данный момент, в данную секунду ему больше ничего не нужно, он существует и он рядом, об остальном Инге вспомнить просто не может, находясь на грани блаженства, и если спросить его сейчас, что такое рай, то ответ будет однозначный, это он и есть.
Толчок становиться для Первого полной неожиданностью и он не успевает ничего осознать, только почувствовать, что теперь лежит на диване, а после приподнявшись на локте видит приближающего к нему эделира, скидывающего с себя рубашку. Глаза скользят по оголенному торсу, заставляя образовавшийся внутри жар вспыхнуть с новой силой. В голове все предательски путается и нестерпимо до боли в истерзанной душе, и с непомерной силой разгорающегося желания в теле, хочется одного, дотронуться до Рамиэля, ощутить под своими ладонями напряжения его мышц, чуть холодную кожу и бьющее сердце. Провести руками по обнаженным плечам, спине и животу, покрыть горячими поцелуями это дорогое, прекрасное лицо, шею и грудь, сжать в своих объятьях и никогда не отпускать. Через секунду Лерайя оказывается зависшим над Инге, накрывая его собой, и пери, вздрагивая всем телом и изогнувшись, наконец кладет свои ладони на спину эделиру. В голубых сияющих глазах парня нет и намека на находящийся там обычно холод, теперь в них светиться иное чувство, заполнившее перийца целиком, до немыслимой дрожи в каждой клеточке. И тут на Тейриана обрушивается огненная лавина в виде жадных и проникновенных губ Рамиэля, они неистово терзают его губы, заставляя на несколько божественных мгновений потеряться в этой реальности и перенестись в мир чарующих грез и надежд, где нет места ледяному безмолвию и серому снегу, так похожему на пепел, а царят лишь красота и гармония и бесконечный простор среди ярко сверкающих звезд. Сильные руки стискивают пери в стальных объятьях, лишая возможности пошевелиться и давая чувство безопасности и защищенности от ждущих у порога голодных демонов, готовых растерзать безысходностью и неотвратимостью и залить все красным и вязким заревом, так похожим на кровь. В свою очередь Инге со сбившимся дыханием, от нахлынувших подобно тайфуну эмоций, прижимается к эделиру с нотками настоящего пламенного безумия отвечая на поцелуй и впиваясь пальцами тому в спину.
Когда же Лерайя слегка отстранятся и меняет свое положение, переместившись на бок, то Тейриан чуть повернув шею не сводит с него глаз, и в них появляется странное выражение, так похожее на мольбу, закрытую глубоко внутри, которую невозможно выразить словами: "Не отдавай меня им, слышишь, Рамиэль..." Затем горячие, дарующие настоящее удовольствие, ласки, исходящие от губ и рук графа и вынуждающее тело трепетать дрожа от предвкушения и накатывающих одна за одной волн возбуждения, заглушают эту мысль и тихий стон срывается с губ перийца. Он вновь выгибается, запрокинув голову, и тут его взгляд останавливается на причудливой тени, так похожей на лицо, возникшее из-за необычного освещения каюты. В тот же миг Инге словно выходит из блаженного забыться или транса и понимает, что он творит, тишину разрывает громкий стон, но уже другого свойства, чем предыдущий, в нем слышатся неподдельные боль и отчаянье, а парня всего сковывает от пронизывающего насквозь ужаса. На него обрушивается все разом, бездна, холод, реки крови и жаждущие свежей плоти голодные демоны, а после кружиться в проклятым водовороте, затягивая вниз и накрывая с головой. Граница между разумом и безумием становиться очень зыбкой, Тейриана будто разрывает на части, мечты, чувства, желания и серый пепел падающий на землю, много, много кроваво серого пепла. Стискивая зубы, чтобы не завыть в голос от выворачивающейся наизнанку души, Инге сбросив возникшее было оцепенение, резко и грубо отталкивает рукой находящегося рядом Рамиэля и пытается отползти подальше, до тех пор пака не упирается в спинку дивана. Затем замирает на секунду, не в силах осознать, почему он еще здесь и что его остановило, перед глазами мелькают серо-красные тени, а в ушах стоит звон и раздается хохот злодейки судьбы. Неожиданно Первый и сам начинает смеяться, глухо и с надрывом, а после выкрикивает не своим голосом:
- Я же сказал, хватит, черт побери!

Отредактировано Инге (Суббота, 11 ноября 14:26:02)

+1

7

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]

"Лучи кристаллов в полумраке это необыкновенно красиво. Они мерцают, рисуя на твоей коже таинственные узоры, очерчивая рельеф мышц, иногда заставляя тело светиться. Сейчас поднимешь веки, посмотришь на меня, Инге, что выразится в твоих глазах? "Хватит." Разве демиург соединил наши пути и позволил мне полюбить тебя ради того, чтоб опять захлебнуться болью. Я не хочу ещё одного испытания, оставшегося новой отметиной на сердце."
Приподнявшийся на диване Тейриан, не отрываясь, смотрел на идущего к нему эделира, и Рамиэль, как завороженный, не мог отвести взор от светящихся любовью и желанием синих глаз. Единственное, что он видел и о чем думал, вот это сияние, перевернувшее что-то в его душе и заставляющее внутреннее пламя вспыхнуть с бешеной силой. Не медлить ни секунды, стиснуть в объятиях, слить губы в поцелуе. Ощутив Инге в своих руках, такого близкого, безумно желанного, выгнувшегося под ним, Рамиэль словно очутился в пекле вулкана, тело сотрясла дрожь, горячее дыхание рвалось из груди, сердце молотило в грудь бешеным боем.
Интуиция уловила неладное прежде разума возникшим где - то около тихим, почти совсем неслышным тревожным звуком. Замерев, мужчина  переместился набок, продолжая  все же тесно соприкасаться с парнем,  и окинул его внимательно-вопросительным взглядом. В то же время ладонь двинулась по груди спускаясь на живот и ниже. Откровенная ласка вкупе с поцелуями пробудили  желанную реакцию и Феникс решил было, что излишне тревожится о пери, с чьих уст слетел стон, от которого вновь помутилось в голове и мучительной и сладкой болью прожгло все существо. Он двинулся, стремясь вернуться в прежнее положение, потому что ощутив единожды, а потом лишившись тесного соприкосновения, тело тосковало требуя его снова, стремясь к единству. Но периец вдруг замер в неподвижности,  мгновение назад излучавшие страсть глаза теперь полны страданием,  бледное лицо болезненно искажено. Отстраняя, с силой уперлась в грудь его рука. Жгучая боль плетью стегнула по сердцу, лицо на миг искривилось, а затем его выражение стало прежним, лишь глаза, полуприкрытые веками, потемнели, их фиолетовый блеск ослаб, будто скрытый пеленой. Рамиэлю вдруг показалось, что-то неуловимое, мрачная тень, о которой он подумал несколько минут назад,  снова возникнув, змеей проскользнула между ними и принялась обвивать перийца своими удушающими кольцами. Словно смеясь и желая проявить свою власть, она вознамерилась отобрать Инге, и у неё это выходило, нервный, какой-то дикий смех сорвался с его губ . Ещё немного и все осыплется как разбитая хрустальная ваза. И оно победит. Сдерживая невесть откуда взявшуюся ярость и совсем не аристократично молча выругавшись, эделир быстро двинулся чуть вперёд, цепко ухватив Инге за ногу и с силой, будто хотел выдернуть у невидимого врага, рванул к себе, а потом, обеими руками стиснул железной хваткой его руки, прежде соединив их над головой, и навалился на него сверху, удерживая в этом положении.
"Рывок... сильнее наваливаюсь сверху, держу, припечатывая к дивану. Он рвется, мечется подо мной, пробуждая что -то невыносимое, хищно-звериное..оно словно пожирает, выжигает дотла нежность, cострадание, заполняя целиком, распаляя, усиливая соблазн- войти. резко, мощно. Больно. Но я не зверь, нет я не зверь. Приближаю лицо к его, встретившись с его взглядом, наполненном смертной мукой, молча кричу... Тепло твоей кожи, запах волос.. сердце мое, вернись ко мне "
- Я не отпущу тебя, не дам уйти. Ты мой,  навсегда,  только мой.
"Наконец, он затихает. Медленно перевожу дыхание, эта борьба не только с ним, но и с самим собой унесла часть моих сил. Что случилось бы, потерпи я поражение? Не хочу и думать."
Когда Инге успокоился, эделир чуть ослабил нажим, приподнялся, дотронулся до бледного лица, провёл ладонью по волосам ,  снова встретился с ним взглядом. Теперь, когда пери  стал почти прежним, склонился,  безудержно целуя горячую кожу шеи, спускаясь  вниз к груди, животу, одновременно проводя руками по плечам, спине.  Быстро избавившись от брюк, ненастойчивым, но сильным движением развел ноги парня в стороны, осторожно входя в  его тело.
Невозможное, невыразимое  наслаждение от сбывшегося желания заполнило его всего,  граф совершенно ошалел от потока ощущений, вызванных проникновением, ощущений обновляющих и преображающих душу и  электрическими вихрями блаженно терзающих тело. Он любил и мужчин и женщин, и время от времени в его жизни случались разные по длительности и силе чувств встречи, но  насколько же сильно отличаются  чувства обладания по -настоящему любимым существом от связи, цель которой  лишь  удовольствия.
"Только мой..."
Рамиэлю, чья душа горела счастьем и восторгом , а тело плавилось от желания,  хотелось шептать тому кого он боготворил, все известные нежные слова, смысл которых иногда даже не  в значении, а в самих звуках, в интонации, но он не мог говорить, только и сделал, что прильнул  ко рту парня, стремясь выразить разрывающие его чувства в долгой горячей ласке губами так безумно влекущих его губ. 
Движение вглубь и мир исчезает, а  ты  забываешь как дышать, перемещаясь в иное измерение, в котором нет нас отдельно  друг от друга, а  есть одно существо. Ещё движение, более глубокое и сильное.. и ещё...невозможно прекратить, немыслимо вернуться из рая, в котором ты - мои крылья  и мое дыхание. Мой, только мой. Единственный.
Но скоро во взгляде эделира проявился вопрос, затем догадка и следом нечто, напоминающее изумление. Переполненный чувствами, он не сразу, но отметил, что ощущения  внутри были не совсем обычными, не совсем такими, как во время  подобных взаимодействий  с  мужчинами. Инге стискивал его плоть слишком сильно,  почти  до боли, являясь слишком узким.
" Так выходит, ты..Вот черт! Я и подумать не мог о том, что ты ... и теперь ты подо мной."
Граф неотрывно смотрел в глаза Инге, неожиданное открытие смутило его, он приостановил движения. Скоро озадаченный вид сменился страстным обожанием, губы невесомо дотронулись до полуприкрытых век .
Обнял, всю силу вложив в это объятие, ещё сильнее прижал к себе Инге, стремясь слиться воедино, затем приподнялся и не  желая больше сдерживать себя,   продолжил выражать  любовь и желание в ненасытных поцелуях и  осторожных, но сильных движениях. Вскоре рука графа  скользнула на член парня и начала в такт основным движениям поглаживать его, увеличивая темп и нажим, ускорились и толчки тела Рамиэля, не спускавшего  с Инге наполненного обожанием взгляда .

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Понедельник, 20 ноября 15:34:36)

+2

8

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
Не известно чем это все закончилось и чтобы еще натворил Инге, раздираемый различными противоречиями, из которых у него просто не было сил найти выход, но граф не медля ни секунды дернул перийца обратно, подтащив к себе по дивану. Более того, когда парень попытался выскользнуть вновь, эделир прижал Тейриана, навалившись на него сверху и схватив за руки. Здесь можно было и успокоиться, только Первый этого не сделал, скопившееся внутри напряжение, состоящее из череды болезных моментов и тяжелого осознания происходящего, требовало срочного выхода и Инге рванулся сильнее, а затем еще и еще. При этом он старался не смотреть в глаза и лицо Рамиэля, боясь увидеть в них оценку своих действий и приговор себе, безусловно заслуженный, но от этого не менее горький, ведь отринуть то, что заполнило тебя целиком, без чего стало просто не возможно жить, твою пронизанную насквозь этим душу и погасить пылающее сердце, было невыполнимой задачей, оставалось только сгореть вместе со всем этим в холодном и тоскливом одиночестве, обратившись в ничто.
И когда зазвучал голос графа обессиленный пери наконец встретился с фиолетовым сияние напротив, с тревогой и толикой неверия вглядываясь в завораживающие всполохи, в них находился однозначный и окончательный ответ, нет, не отпущу, ты мой. Будущие, прошлое, вдруг стали совсем не важны, Тейриан сделал все, что мог и даже больше идя наперекор своим желаниям и полностью зачеркивая личные чувства для своего темного солнца, лучи которого проникли в его самые потаенные уголки души, озаряя все своим теплым и преображающим светом, в котором хотелось забыться и навсегда убежать от существующей реальности. Поэтому продолжить дальше сражение с эделиром и самим собой не представлялось возможным и неважно, что произойдет потом, есть здесь и сейчас и этого вполне достаточно. И пусть это всего лишь миг, но он обернется вечностью для них двоих в этих скользящих чарующих бликах и светящихся далеких звездах...
Первый не сводил своих сверкающих небесными красками глаз с Рамиэля погружаясь в этот фиолетовый бескрайний океан и растворяясь в нем и возникшее осознание, что возврата не будет, оказалось отброшено в сторону, как что-то совсем не нужное, как и своя собственная жизнь, впрочем, о ней парень думал сегодня в последнюю очередь, как о том, что данная дорога ведет в никуда и окрашена она в алый цвет. Все это больше не имело никого значения, когда рядом тот, без кого стало абсолютно не возможно твое существование и когда он сказал, что ты ему нужен и неважно даже, если происходящее окажется сиюминутным желанием графа, а затем будет стремительное падение в черную безликую бездну, совсем, совсем не важно...
Нежные прикосновения к лицу и последовавшие после обжигающие ласки Лерайя заставили с новой силой вспухнуть слегка уменьшившийся до этого огонь и разгореться нестерпимому желанию большего, чувствовать его всего полностью, без преград, телу словно дали новый стимул для жизни, вливая поток неведомой энергии исходящий от рук и губ графа, сердце застучало быстрей, а волны дрожи прошли одна за другой, отдаваясь в каждой клеточке и будто смешивая совсем не совместимые вещи острый, жгучий перец и сладкий, тающий сахар. Эделир тем временем не стал медлить и томить Тейриана ожиданием и обнажившись до конца в туже секунду вошел в парня. Инге подался на встречу всем своим существом, стремясь на веки вечные стать единым целым со своим сияющим солнцем, таким далеким и недосягаемым, но в этот миг спустившимся с космического небосвода к нему, пери, а когда он ощутил чуть прохладную упругую плоть у себя в горячем нутре, то поток эмоций захлестнул его полностью. Настоящая эйфория обладания тем, что ему не предназначено, но оказалось так чертовски дорого, накрыл с головой. Как будто это был какое-то священное и сокровенное действо, совершающиеся только раз на жизненном пути, впрочем, может так оно и станется, будущее Первого давно скрылось в сером вязком тумане, но сейчас он пылал словно вспыхнувшая яркая звезда, свет которой ты видишь в первый и последний раз, мгновенье ставшее вечностью...
Жаркое сжигающее пламя, стремящее вырваться наружу полыхало в глазах Тейриана и словно услышав его мысли граф прильнул к губам губами, давая выход заполнившему всего парня чувству. Руки Инге метнулись вверх крепко и неистово обняв Рамиэля, дыхание перехватило, чуть ли кусая отвечал пери на поцелуй, отдавая себя во власть этих сносящих голову и таких вкусных губ, сильных ладоней и пронзавшего насквозь тела, ближе, еще ближе, осязать, касаться и так до бесконечности, каждый толчок, каждое движение подобно разразившемуся тайфуну, поднимающему на вершину блаженства. Неожиданная остановка графа ознаменовалось вопросительным взглядом со стороны перийца в его сторону. Сердце глухо и тревожно стукнуло и Тейриан кажется понял, что вызвало такое действие эделира, в глазах тут же появился настоящий страх, что на этом сейчас все и закончиться, неужели Лерайя не понравилось их связь, а может даже вызвала боль? Конечно стоило предусмотреть данный аспект, учитывая, что граф мужчина видный и по своим размерам тоже, а когда пери занимался этим в такой позиции он и сам уже не помнил, давно дело было, но случившееся между ними только что произошло так стремительно и мысли парня оказались совсем не об этом. Про уступку лидерства, которая вышла как-то само собой, нашему герою вообще в голову не пришло. Тем временем, Инге, к счастью, в панику и раскаяние пуститься не успел, Рамиэль дотронулся губами до век Тейриана и затем крепко обнял его, так выражая свои эмоции, где не обнаружилось какого-либо недовольства или отторжения, а совсем наоборот, весь вид графа говорил, что ему очень хорошо. Первый счастливо улыбнулся и ослабив хватку провел руками по спине и плечам эделира, наслаждаясь ощущениями гладкой кожи и упругих мускулов под своими пальцами, а через секунду с возобновившимися движениями Лераяй вновь отправился по волнам истинного блаженства, которое дополнилось касаниями ладони графа плоти перийца, заставив парня задрожать и прикрыть глаза от удовольствия, его ресницы вздрагивали, дыхание со свистом вырывалось из приоткрытых губ, а вот стонов не было, словно некий барьер не позволял Инге до конца выражать свои настоящие чувства и велел сдерживать свои порывы.

Отредактировано Инге (Воскресенье, 25 февраля 09:21:14)

+2

9

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]
Неотрывно глядя на Инге горячим, жадным взглядом, граф пронзал его тело резкими, сильными ударами. Наплывы непередаваемых ощущений на грани экстаза горячей лавой опаляли нутро,  тело или душу... Невозможно сейчас провести между ними границу, разделить, они сплавились воедино и не понятно, где заканчивается одно и начинается другое. Разве только в теле рождается эта мучительная и сладкая жажда, повелевающая ему очередным стремительным рывком проникать внутрь обожаемого существа под ним, ощущать влажный жар внутри. Тело или душа озаряется всполохами ликования при воплощении так долго сдерживаемого стремления к единению? Ещё одно движение вглубь, и ещё...Напряженный пристальный взгляд по-прежнему устремлен на Инге, невозможно каждый миг не видеть светящихся голубых очей напротив, отражающих тончайшие движения чувств.
"Я нашёл тебя и у нас есть вечность. В твоих глазах больше никогда не отразится боль..."
В сгущенной полутьме, светильники почему-то погасли, стройное сильное тело перийца притягательно белело,  распластавшись поверх темного меха, поблескивающие волосы разметались вокруг необыкновенно прекрасного, преображенного страстью лица. Парень излучал невероятной силы магнетическое поле, которое окутывало графа, неодолимо притягивало его, воспламеняло, принуждая погружаться в глубокий темный омут, самую пучину несущих острое наслаждение ощущений.
Отчужденность Инге понемногу таяла, и когда эделир снова потянулся к его губам, тот  весь открылся навстречу, крепко обхватив руками и обжигая поцелуем. Рамиэль обнял его, привлекая так сильно, насколько мог, дотронулся губами до волос, шеи, радуясь, что вырвал возлюбленного у призрачной соперницы, тени, сжег, содрал её, опутавшую измученную душу черной вуалью. Он ещё сдерживался, управляя неумолимо усиливающейся сладостной волной, не давая воли ей, манящей мощным взрывом, эйфорией, приостанавливаясь,  склонялся к Инге и приникал к его губам. Но такая попытка продлить волшебство единения действовала обратным способом. Легкое прикосновение скоро перерастало в неистовое терзание губ парня и тогда движения усиливались и ускорялись, накал чувств возрастал многократно, угрожая разнести в пух и прах и без того неумолимо слабеющую выдержку.
"Никто и никогда так не сводил меня с ума.Только ты, единственный... "
Тело горело желанием и страстью, но....Происходило нечто  ему самому  непонятное,  где-то очень глубоко внутри он ощутил вдруг  совсем робкую, затеплившуюся  нежность  и незнакомый доселе блаженный покой, дающий непререкаемое знание, что все правильно, что так должно быть, предрешенное совершилось и потерянное когда-то  единство снова восстановлено. И почему-то именно эта хрупкая, едва ощутимая нежность ясно давала ему понять, что он пропал и жизни без этого парня ему теперь нет.
Инге ослабил объятия, ладони заскользили по плечам и спине, некоторое время Лерайя продолжал сжимать его, не отпуская, однако неутоленная страсть долгого бездействия не терпит.
Он почти полностью выходил из тела пери, затем  сильным движением проникал  обратно в узкую горячую плоть. Трепет Инге, его дрожь и участившееся дыхание, его наслаждение происходящим безмерно усиливали возбуждение и без того близкого к пределу графа. Слова любви, обрывки фраз яркими вспышками загорались и гасли в сознании, безумно хотелось шептать их, но  он почему-то  молчал, пристально смотрел на парня, и во взгляде светился невысказанный вопрос, а может ожидание чего -то.
"Откройся мне весь.Ты любишь меня. Откройся весь.. целиком.. мой ..ты.."
Прервал движения, быстро склонившись, обнял , затем отодвинулся, тем самым нарушая их единение, и резко сместился в сторону, оказываясь сбоку. В руке  появился призванный из гардероба серебристый шнурочек, который в долю секунды оказался обвитым вокруг члена парня. Затем  ухватил Инге за предплечье и с силой двинул, перемещая со спины на бок, в считанные мгновения придвинулся вплотную, снова входя в него  и возобновляя движения, задевая при этом ту  особую зону в теле парня, соприкосновение с которой способно было доставить  истинное наслаждение.
Согнутая в локте правая рука лежала на  мягкой поверхности дивана, полуобнимая любимого, и кончиками пальцев едва касалась его груди, левая, проскользив по животу пери вниз,  осторожно, но с силой сжала  его возбужденное естество, начиная движения вниз и вверх  по всей длине.
Стремление подарить парню незабываемое наслаждение преобразили и самого эделира. Сгущенное, "кровяное", тяжелое желание отравой, темным пламенем начало заполнять его изнутри, доводя до дрожи, до  исступления. Объятие стало более властным,  удары  резче и мощнее.  Попытался  приостановиться и замедлить действо, чтоб усмирить тело и, продлевая наслаждение, отодвинуть совсем близкий  финал. Нет,  вихрь внутри  слишком силен, лишь  склонился к шее Инге, оставляя на ней уже не нежные, а жесткие и  грубые поцелуи. А где-то на краю сознания трепетало почти совсем неслышное.
".. Я не зверь.."

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Четверг, 11 января 16:49:44)

+2

10

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
Что чувствовал в данный момент забывший обо всем Инге, много всего... Он никогда не был мечтателем, но у каждого есть то, что он прячет глубоко в душе, некая надежда о не зря прожитой жизни и о близком существе, созданном только для тебя, с которым не страшно шагнуть в вечность и идти вперед по любой самой сложной дороге. Когда-то периец потерял свой свет и теперь всматриваясь в фиолетовое мерцание напротив хотел обрести вновь. Это желание являлось не осознанным, но заполнило все его существо и самым главным была вера, что в этой самый миг Рамиэль принадлежит только ему, блеск глаз эделира не мог лгать и не важно, что произойдет потом, есть здесь и сейчас и этого достаточно. Для Тейриана происходящее не было простой близостью, а больше напоминало сокровенный ритуал соприкоснувшихся на миг душ, ставших в этом бесконечном звездном пути единым целым и парящих в радужном водовороте, где смешалось все, холодное пламя и обжигающий лед, бушующий ветер и обволакивающая земля, серебряная луна и сверкающее солнце, одно ощущение сменяло другое и казалось вот оно, то самое давно забытое чувство, способное превратить серый пепел в благоухающие лепестки  роз. Надо лишь провести рукой по гладкой коже, распустить пальцами черные как смоль длинные пряди и скользнуть взглядом по обнаженному телу графа, где плясали своей причудливый танец завораживающие разноцветные блики от светящихся кристаллов.
[float=right]http://a.radikal.ru/a34/1802/92/3105e6a961a8.png[/float]Инге с сожалением отпустил такие манящие вкуса терпкого красного вины губы графа и высвободил свою ладонь из волос эделира, позволяя тому действовать не сдерживаясь. Сердце Тейриана стучало как будто пыталось выскочить из груди, устремившись навстречу тому, кто был таким близким, таким обжигающим горячим, пронизывающим словно клинок насквозь и заставляющим трепетать в неистовом пылающем огне. Дыхание пери, сбившись окончательно и бесповоротно, урывками вырывалось из приоткрытых губ, волны пламенного желания проходили через тело, отзываясь на каждое движение Рамиэля. Хотелось ощущать Лерайя больше, сильнее, до конца, каждой своей клеточкой. Насытиться этим было немыслимо, да и возможно ли это вообще?.. Невольно подаваясь вперед Инге вздрагивал изгибаясь снова и снова, белоснежные волосы разметало в беспорядке по покрывалу, руки беспорядочно скользили по мягкому ворсу. Горящий внутри жар возрастал, дрожь усилилась, веки оказались прикрыты, а длинные остроконечные ушки плотно прижались к голове, так выражая общее состояние и что пери находиться на грани блаженной эйфории, вслух же произнесено ничего не было, будто слова и звуки потерялись где-то далеко.
Но пика наслаждения достигнуть не удалось, объединяющая связь двоих неожиданно оборвалась и через секунду Тейриан ощутил как нечто обвивается вокруг его естества. Глаза парня широко распахнусь с вопросительным выражением, впрочем, опомниться и что-то понять пери не успел и через секунду оказался на боку, а эделир возобновил свои проникающие в него движения. И все, что смог сделать Инге, это тихо ахнуть, сгорая от потребности выплеснуть наружу свое желание, которую теперь не возможно было осуществить. Тело изогнулось, мелко дрожа, нестерпимый огонь бился внутри словно загнанный в клетку зверь и не находя выходы разливался внутри все поражающей лавой, погружая перийца в неистовый омут пламени. Впрочем, и этого показалось Рамиэлю мало, рука графа стала в дополнение ко всему настойчиво ласкать член Тейриана, и сам его сиятельство не ослаблял своего проникающего напора, делая его более глубоким и быстрым. Парень забыл как дышать, издавая еще один ах, пальцы мертвой хваткой вцепились в ворс дивана, зрачки расширились и перед глазами стало все расплываться, мелко вздрагивающие ушки и капли струящего пота по спине дополняли картину, а темп проникновений графа все нарастал, повышая градус накала. Каждое движение эделира расходилось горячей волной в сгорающем от эйфории теле, пребывающем на пик удовольствия вновь и вновь и остающегося там. Мысли Инге путались и сбивались, хотелось только как молитву повторять его имя вместе с хриплыми стонами вырывающимися из горла, но вместо этого не издав более ни звука пери дотронулся губами до лежащей на диване ладони Рамиэля, оставляя на ней свои горячие поцелуи. Затем изнемогая от бушующего внутри сладострастного пламенного ада Тейриан чуть приподнявшись на локте и повернув голову встретился с Лерайя глазами, через мгновение погрузив руку в черные волосы приблизил лицо графа к своему, выдохнул только одно слово: "Извращенец..."  и после впился в губы эделира, дрожа и вздрагивая от накопившегося внизу живота нестерпимого желания. Все тело перийца пылало, заставляя кружиться голову и только вкус его губ препятствовал окончательному погружению в огненную волну жара, отключившись от восприятия окружающего. Идущие секунды на грани, все свои чувства и ощущения вложил Инге в это прикосновение, отдавая себя полностью и открываясь Рамиэлю, будущее, прошлое растворились в фиолетовом мерцании, было только здесь и сейчас, этот миг, один на двоих, среди сверкающих звезд, он ведь и зовется вечностью...

Отредактировано Инге (Воскресенье, 25 февраля 08:10:36)

+1

11

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]
Познающий любовь рано или поздно оказывается на границе, на тонком ребре  двух бездн, становясь как бы перекрестной точкой двух пространств, устремленных в бесконечность. Пропасть мрака внизу искушает обещанием запретных наслаждений и завораживающих тайн, скрытых в ее глубине, влечет властью и наркотиком сладострастия. Соблазнившийся легкомысленным мотыльком устремится в обрыв и покров тьмы сомкнётся над ним, поглощая беззаботную душу. Если же преодолеть ее притяжение, само небо примет влюбленного в свои объятия, одарив сокровищами вечности.
Безумствуя в венах эделира, черная страсть требовала абсолютного подчинения, утверждения господства над тем, кто был доверен ему судьбой. Зов бездны, победно звуча, принуждал вести себя подобно голодному монстру над добычей.   Рамиэль до какого - то остервенелого безумия хотел Инге. Но то, что  являлось основой, сутью Феникса, противилось этим собственным побуждениям. Граф был слишком горд , чтоб подчиниться проклятому зову и превратить высшее благословение, питающий душу божественный нектар утонченного чувства в помои. Гордость проявлялась сейчас, конечно, не ясным пониманием происходящего, а  неуловимым ощущением, почти ..ничем, но это "ничто", та самая " капля дегтя в бочке мёда",  оказалось главным препятствием триумфу зверя.
Такое простое действие, прикосновение губ, но искренний порыв перийца, когда тот склонился к его руке, почему-то глубоко поразил мужчину. Теплая волна прошла по его сердцу, окончательно вырывая из ядовито-сладкого морока. Инге мог ощутить, как более мягкими, нет не менее сильными, но именно более мягкими стали движения Рамиэля внутри него, более легкими, ласкающими, прикосновения губ к коже.
"Извращенец..."
Слово скользнуло по сознанию, оставшись лишь набором звуков, не тот момент для осмысления и реакции, когда исполненные жажды губы приникают к твоим, и горячей волной окатывает страсть желанного существа. Счастливый, прильнул к  манящим  устам, под влиянием многократно усилившегося возбуждения сильнее привлекая  к себе парня. Наконец,  приподнялся, прерывая затянувшийся поцелуй. Лицо Инге  преобразилось, и он не мог отвести от него взгляда, угадывая в его выражении сущность пери.
" Суть пламени.."
Однако, он все же не желал  оставить дерзость  без ответа. Предвкушая этот ответ,  неуловимо улыбнулся и двинул Инге, синхронно перемещаясь  вместе  и накрывая его, лежащего теперь на животе, своим телом, руки с силой, но осторожно притянули парня , приподняв под живот и прижимая до физически возможного предела, словно стараясь полностью слить его с собой в этом объятии. Прикрыл веки, погружая лицо в одуряющую копну перепутанных волос, едва ощутимым движением дотронулся губами до виска и  активировал Эрисенсорику, намереваясь стать источником особой энергии, поначалу благостным теплом опутывающей тело партнера, а затем пробуждающей лютую любовную жажду. Применяя в этот момент особо милую его сердцу способность не только в излучении ладоней, как в тогда в замке, в первый день их встречи, но всей поверхностью касающегося Инге собственного тела.
Парень и без того находился на пределе, но теперь хриплые стоны соединились в один непрервывный, и  в нем услышалось вдруг что -то, заставившее Феникса невольно содрогнуться всем нутром.Он забыл обо всем.Он  готов был на все: испытать адскую боль, исчезнуть без возврата, умалить себя.. лишь бы слышать это снова, снова и снова.
Звук этот отдался в теле Лерайя острым резким напряжением, близким сладкому онемению подобному затишью перед взрывом. Понимая неотвратимость близкого мига, коснулся члена парня, развязывая шнурок, и в следующий миг оказался сам увлечен  потоком  почти невыносимого наслаждения. С коротким  приглушённым стоном до боли  стиснул Инге  в железных объятиях,  а потом.. Стены Прометея  исчезли и невидимые вихри открытого космоса ворвались внутрь, пронзая душу, увлекая  своими  блистающими  потоками, играя ею как ветер сорванным  с дерева листком.  Показалось, что  огненной птицей летит среди бесконечности, среди блеска, прекрасных сияний и сам он-это сияние...
Ослабив объятия подвинулся, освобождая парня и опускаясь на диван рядом с ним.  невыразимо приятно сейчас лежать на этом теплом мягком мехе, держа свое сокровище в полуобъятии. Некоторое время взгляд серебристых глаз был недвижен, устремленный куда то вдаль...
- Одна легенда..я вдруг вспомнил ее  ..или знал всегда. Двое возлюбленных шли вместе через вечность, умирая и возрождаясь. Когда в новом воплощении, в разных веках, в разных мирах, они встречались и узнавали друг друга, один из них говорил другому " Мы дома"...
Когда силы понемногу начали возвращаться, переместился на бок, поворачиваясь к Инге , приподнялся на локте правой руки, а ладонью левой провел по золотистому шелку волос пери. Рамиэль преобразился, сквозь мужественность черт сейчас проступал облик  юноши наполненного абсолютным счастьем, радостью жизни.
Наклонился, долго молчал  с  нежностью глядя в синие глаза, завороженный их сиянием.
-Мы дома. Мы с тобой..
Дотронулся губами до губ пери   медленным  поцелуем. Теперь в этой ласке не было нетерпения, он целовал парня уверенно, словно имея на это действие непререкаемое право,  сама собой  в сознании пронеслась вдруг мысль, что сразу и без жалости убил бы каждого, кто имел несчастье этого права его лишить. Он смаковал каждое ощущение, купаясь в нем и наслаждаясь им ..Сердце вновь бешено заколотилось в груди, но заставил себя отстранился, незаметно для пери восстановил сбившееся дыхание. Лерайя сдержал с новой силой вновь закипающую в крови страсть, лишь ладонь до того нежно дотрагивающаяся до светлых волос, чуть дрогнула и  нырнула вглубь золотой шевелюры , не переставая играть прядями, перебирала их  все настойчивее, так, будто он мечтал о большем, но отчего - то сейчас только это и позволял себе. Минута..следующая..Желание неумолимо,подобно лавине нарастало. Теперь, после недавней близости с пери оно  заявляло о себе властно, мощно до дрожи,  разливаясь по телу жидким огнем. Но, оберегая отдых парня, Рамиэль и не думал давать ему волю. Только  совершенно спокойным голосом тихо спросил:
-Как ты?

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Суббота, 5 мая 18:31:09)

+1

12

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
Конечно Инге ощутил смену стиля движений и поцелуев эделира, правда о причинах произошедшего рассуждать в такой момент не наблюдалось ни какой возможности, да надо ли было это делать, навряд ли... Периец с ума сходил, вспыхивая подобно яркому пламени от любых действий графа такого плана, и для него являлось абсолютно неважным какие они, резкие или мягкие, жесткие или нежные, властные или ласкающие, до полного исступления доводило и то и другое в одинаковой степени. Это же его Рамиэль и есть ли разница в оттенках бушующей страсти, будет это неистовый, все сносящий на своем пути поток или более сдержанное, но проникновенное сияние, для Тейриана различий не существовало. Более того в данный момент хотелось настоящей необузданности, до боли и сдерживаемых криков, чтобы тебя поглотили полностью, лишая малейшей возможности затормозить и оглянувшись осознать действительность, темную и беспросветную в своей безысходности, мучительную и медленно разрывающую тебя пополам. Шагнуть в этот радужный водоворот светящихся фиолетовых глаз, горячего дыхания и пронизывающих насквозь, доводящих до полного исступления прикосновений, зная, что возврата не будет, а в конце тебя ждет черное ничто, но все равно желать чувствовать его до последнего возможного момента, не думая ни о чем, имея только здесь и сейчас.

[mymp3]https://content.screencast.com/users/mm5393/folders/Default/media/14934f70-bd1e-43be-8ade-c7edf6534225/Pol_Moria_Tema_LyubviMuzyka_iz_KF_Krjostnyj_Otec_(mp3co.ooo).mp3|12[/mymp3]

Находясь в омуте его терпких губ и крепких сводящих с ума объятиях Инге чувствовал себе по настоящему счастливым, не оглядываясь назад и не смотря вперед, все это стало далеким и абсолютно неважным. Парень не осознавал происходящего и что больше не сможет существовать без этого самого сокровенного, бросающего то в жар, то в холод, дающего парить в небесах и опускаться в самую бездну, не сможет развернуться и уйти, чтобы не ждало его в будущем, как рассуждал, еще полчаса назад, любуясь вереницей мерцающих звезд и скоплений в иллюминаторе, и подбадривая себя, что это их последняя совместная поездка. И что его судьба была решена в тот роковой момент, когда он сделал шаг навстречу эделиру в его замке, проговорив: "Добрый вечер, ваше сиятельство." Тейриан не раз пытался отречься или задушить в себе это некое чувство, клокочущее внутри и горящее бессмертным огнем, но потерпел полное фиаско и теперь оставалось только одно - сдаться на милость победителя. Пери стал подобен весеннему цветку, что по природе своей не может жить без своего темного фиолетового солнца, без его проникающего в душу тепла и света и просто погибнет без него в холодном и непроглядном мраке. Неистово впиваясь в губы графа, будто они были единственным, что существовало на этом свете, Инге парил где-то далеко, далеко, в сказочном иллюзорном мире, где возможно все и сбываются любые мечты, даже самые немыслимые. Длинные заостренные ушки Первого мелко подрагивали, а глаза сияли, в них не было и намека на обычно царящую там зимнюю стужу и ледяное безмолвие, и все его существо было устремлено только в одном направлении, к нему...
С неким сожалением отпуская чуть приподнявшегося Рамиэля Тейриан смотрел на свое прекрасное чудо не отрываясь, тело пылало, посылая горячие импульсы в мозг и потому лицо эделира словно было в некой дымке, правда от это менее завораживающим и красивым оно не стало. Парень же находился рядом с границей забвения, на пике пульсирующего наслаждения, и данное состояние казалось истинным блаженством, но то, что произошло дальше, превзошло и это, отправив в немыслимый по своей сути полет. Инге очутился на животе прижатым к Лерайя, находящимся сверху, а после, после наступил настоящий взрыв чувств и эмоций, такого пери никогда раньше не испытывал, никто не доводил его до этого, он не просто горел, а словно разрывался на части волнами всепоглощающего удовольствия, они врывались внутрь и беспощадно терзали каждую частичку, безудержно и непрерывно. Реальность перед глазами окончательно померкла и Первый уже не помнил ни своего хриплого протяжного стона, ни движений своего дрожащего и извивающегося тела, удерживаемого Рамиэлем, ни сходящего с ума нижнего органа, которому так и не дали долгожданной разрядки.
Казалось еще один миг и он просто умрет, превратившись в раскаленные огненные искры, с огромным напором несущиеся во все стороны, не выдержав более сладострастной пытки. Сил больше ни на что не осталось, даже как следует вцепиться в покрывало, ладони больше скользили по мягкому ворсу, а длинные золотистые волосы в беспорядке разметались по спине и плечам, касаясь своими прядями дивана. Веки были прикрыты, черные ресницы подрагивали, рот полуоткрыт и слышалось вырывающие дыхание со свистом, переходящие в будоражащий тем, что в нем улавливалось, стон. Единственным ощущением, оставшимся неизменным, являлся он, рядом, так близко, его крепкие руки, гибкое, сильное тело и пронзающее раскалившуюся плоть естество, и в каком бы состоянии на грани настоящего обморока не находился Тейриан, это чувствовалось четко, наверное даже сама смерть не могла помещать такой связи, и за порогом бытия его фиолетовое солнце сияло для пери.
Когда же скопившемуся внутри немыслимому жару наконец дали свободу, развязав шнурок, приглушенно вскрикнул, подаваясь назад и вцепившись в покрывало, поистине чуть не сходя с ума и погружаясь в сверкающий калейдоскоп, который уносил сознание в неизвестные до этого момента светящиеся дали, а перед глазами и так давно уже ничего не было из реальности. Звезды, куда он так всегда стремился, маленькие и большие, горячие и холодные, они находились повсюду, стоило только протянуть руку и дотронуться пальцами, кружились, пульсировали и распадались на множество разноцветных огоньков, как и сам Первый, уносясь все дальше, все выше в бесконечность... И паря среди этого пространства, только не в одиночестве, а словно слившись в одно целое с ним, одним единственным, кто смог тут оказаться... Инге слышал его бьющееся сердце и прохладный огонь его тела, проникающие в самую душу и окрыляющие объятия, его прерывистое дыхание и короткий будоражащий стон, все это казалось не постижим и будто являлось неким сном, в существование которого так трудно поверить и который способен вдруг внезапно оборваться рассыпавшись в прах, но тогда, тогда лучше было не жить вообще. Тейриан летел рядом с ним и больше ничего ему нужно не было, только пусть звездное небо не кончается никогда... никогда...
Очнувшись через некоторое время парень обнаружил себя лежащим на покрывале, а неспешный голос рассказывал легенду о двух возлюбленных, встречающих друг друга через века и время. Печально шевельнув ушками Инге понял, что их с Рамиэлем сказка почти кончилась, он чуть повернул голову и посмотрел на графа. Взгляд эделира был устремлен куда-то вдаль и пери затих, не решаясь нарушить возникшую тишину и ожидая, что дальше будет делать его... любовник, это слово произносить даже в мыслях не хотелось, а другое, на другое ни каких прав он не имел. От этого стало очень больно и горько и зарывшись в ворс лицом Тейриан с трудом сдержался, чтобы не выкрикнуть ужасные слова: "Убирайся, развлекся, и хватит!" Лучше сразу расставить все по своим местам, чем тянуть, наблюдая пока у Лерайя иссякнет порыв некой нежности и он отправиться обратно в рубку, оставив тут использованную вещь, с которой хорошо так провел эти минуты. К счастью, а может и нет, кто знает будущие, периец продолжил молчать, а Ремиэль лежащий рядом переместился на бок и провел рукой по золотистым волосам. Инге вздрогнул и был вынужден вновь взглянуть на графа. Эделир весь светился, словно в его жизни произошла поистине стоящее событие и уходить он кажется никуда не собирался. Утонув в фиолетовым омуте Тейриан приказал себе не думать, совсем не думать, просто смотреть, может это последнее, что у него есть и будет. И он так и не посмел дотронуться до сверкающего солнца, боясь, что это убыстрит события и все исчезнет уже сейчас.
Граф тем временем негромко произнес окончание, рассказанной ранее легенды. Не понять, что он имел ввиду было сложно. Мы дома... вместе... Инге прикусил язык чуть ли до не крови, с уст так и хотело слететь глупое и совсем не нужное: "Правда?" Каков бы не был ответ на это, спрашивать что-либо прав у пери тоже не наблюдалось, да и кем нужно быть сделав такое... Оставалось только отправить все подальше вглубь, оставаясь в настоящем и ни в коем случае не заглядывая никуда еще, подаваясь навстречу и встретившись с его губами, а дальше, дальше самообладание покинуло Тейрина и он целовался уже не сдерживая себя и не скрывая горящего внутри пламени. Ладонь зарылась в черных прядях, пропуская их сквозь пальцы и все сущность пери восстала против, нет это еще не все, это не конец, немыслимо вот так, все закончить. Рамиэля было слишком мало, его прикосновений, его огня, его всего. Мой... навсегда... еще только раз ощутить эту иллюзию, один только раз, а там и умирать не жалко. Оторвавшись Инге смотрел на эделира и тут не было нежности, а бушевала настоящая буря, ураган, которому не хватало только маленького толчка, чтобы разразиться с новой упоительной и неистовой силой, выплеснув наружу настоящую лавину чувств обреченных на вечное безмолвие. Взгляд скользил по лицу, по плечам, груди, животу Лерайя: "Какой же ты красивый, мой... на миг... любимый..." Последнее слово гулко отозвалось в душе, произнесенное в первый раз и не важно, что в мыслях, слышать, которые никто не мог, суть от этого не меняется, когда ты уже себя не контролируешь и то, что скрывалось глубоко внутри вырывается наружу, заставляя действовать и творить то, над чем ты уже не властен. И как только тишину каюты нарушили вопросительные слова Рамиэля о том, как парень себя чувствует, ответом им послужило совсем другое. Тейриан придвинулся ближе, проводя одной рукой по голому торсу эделира, а другой откидывая его волосы с шеи и дотрагиваясь до нее горячими губами и прошептал:
- Еще...

Отредактировано Инге (Четверг, 19 апреля 10:57:14)

+1

13

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]
Трепетная ласка  его  губ,  жаркое дыхание  на коже  и еле слышное Ещё...Словно мощный разряд электричества прошил тело ,  Рамиэля швырнуло к парню, бросило независимо от воли и мыслей. Так один оголённый провод, по которому пустили  ток, примыкает к  другому, сама природа силы внутри  не может не притянуть его.  У рук  будто проснулась отдельная воля, у них не было сейчас другой цели, как  с наслаждением касаться, ощущать тепло и гладкость влажной от пота кожи. Немного приподняв Инге, лежащего  теперь на спине, они с  мягким нажимом проскользили вдоль торса вниз, а сам мужчина поспешно, как в лихорадке, покрывал поцелуями каждый сантиметр так отчаянно  влекущего   тела.  Очнувшись, почувствовал на губах  слегка  солоноватый вкус его кожи, как -то особенно остро  ощутил её аромат, отдаленно напомнивший  аромат растения одной далекой планеты, такой легкий,  свежий...  постарался  вернуть контроль над чувствами,  хотя  жаждал войти вот сейчас, в этот миг, войти остро и  быстро, и так же быстро достигнуть пика наслаждения. Задержав руки, прижался  щекой  к животу  парня и едва улыбнулся  чему-то, затем повернулся  и так же сдерживая и замедляя себя, двинулся ниже...и ещё ниже, лаская губами  восставшую плоть  по всей длине.
Чувствуя дрожь и возбуждение, вызванные  своими действиями, стремительно подался обратно, вверх, поворачивая к себе Инге так, чтоб тот оказался на боку к нему лицом,  правой рукой обнял и притянул ближе, а левая  спустилась вниз, к пояснице, мягко и с удовольствием огладила ягодицу, после чего сместилась пальцами вбок и внутрь   и осторожно дотронулась до сокровенной точки входа.
Лерайя активировал  способность Эрисенсорика  теперь  только на кончиках пальцев, указательного и среднего,  он мягко очертил контуры  и, раздвинув тугие мышцы, медленно двинул пальцы внутрь. Продвигаясь вглубь, мужчина, несмотря на собственное возбуждение и нетерпение, дразнил парня, играл с ним,  невесомо касаясь горячих влажных стенок подушечками "заряженных" пальцев,  и направляясь к цели- небольшому бугорку железы. Когда они, наконец,  легли поверх искомой точки, нежно провел по ней и двинул руку назад.  Это простое действие, а может реакция, вызванная им,  усилила  желание многократно. Нетерпеливо вернул пальцы и вновь тронул бугорок, усиливая энергию в руках и делая небольшие промежутки между касаниями. Дрожь  и ожидание Инге действовали на графа не хуже, чем на самого парня его ласка. Прежняя, казалось, подавленная душная, животная страсть опять заклубилась внутри, но  только и нужно было взглянуть  в лучащиеся синим светом глаза напротив, ощутить  направленное на себя бесконечное обожание, заполнившее  всего пери,  чтоб  темная похоть  поблекла, разбилась на миллион осколков, а жгучее  и сводящее с ума, но уже с оттенком нежности чувство, мощным магнитом притягивающее   к возлюбленному усилилось многократно .
Граф не мог больше ждать, он  извлек пальцы,  и, двинувшись назад, переместился в положение сидя так, что касался согнутыми коленями  опоры. Ещё в начале  Рамиэль потянул за собой и Инге, приглашая вместе с ним поменять позу. Спустя секунду притянул  парня, обнял за плечи, замыкая кольцо рук переплетением собственных  пальцев  в светлых волосах. 
Два горячих дыхания были единым, одним,  но разделенным и в  непреодолимом желании восстановить целостность неистово стремились друг к другу. С силой приник к губам перийца,  сильнее сжимая в объятиях и  сходя с ума от  горячего тела рядом, сейчас оно будто  звучало    несказанно прекрасной, не доступной слуху, но ясно воспринимаемой  душой  Феникса музыкой. Сердце исходило десятками неясных, "недопроявленных" слов,  особых, только сейчас и только для единственного  рожденных, а разум не мог  найти им соответствия, переливая  в миллион раз произносимые другими.
" http://sd.uploads.ru/t/VNLfa.png..
Люблю. "
Затем снова замирал в бессилии высказать, донести,  не исказив,  и опять оставлял обреченную попытку, выражая свою нежность, свое плавящее изнутри желание, свою благодарность и восторг от близости в  прикосновениях и ласках. С сожалением прервав долгий поцелуй, приподнял  Инге, охватившего  его торс  ногами, а затем опустил сверху. Реальность сразу изменилась, и он снова, как  в минуты, когда они были вместе впервые,  не мог сказать где, или  в ком начиналось это блаженство,  его  оно или Инге, в ком  зародилось, а  в ком продолжилось?
Льющиеся по плечам  золотые волосы, волшебное  мерцание  в затуманенных очах, он был не просто его любимым, его наконец- то найденной частью, а самым прекрасным творением демиурга, он нес в себе всю тайну красоты  и всю ее недоступность.
"Моё искушение..моё благословение... Дар Творца..Чем я заслужил.."
То, что виделось  сейчас  графу в этих    голубых  глазах, да ещё  нестерпимое  желание  снова услышать  гортанный, хриплый стон вынуждало увеличивать темп и он, поддерживая Инге в полуобъятии,   двигался  все быстрее, все глубже, пока не утонул в облаке  тягуче-сладкого тумана... замер, привлёк  парня, покрывая поцелуями  шею,  а потом возобновил  толчки,  но уже очень стараясь сохранять власть над чувствами.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Суббота, 5 мая 18:38:53)

+1

14

[AVA]http://i069.radikal.ru/1711/a7/fb0339e91dd1.png[/AVA]
На вырвавшийся тихим шепотом крик души: "еще", чарующая сказка продолжилась, заставляя вновь забыть реальность и унестись в такой прекрасный и безмятежный мир фантазий, наслаждаясь тем чувством, что он, любимый, здесь, рядом, с пери. Его ласкающие руки и пылающие губы, заполняли собой весь мир. Инге не знал, что такое возможно, эти по сути обычные действия были чем-то божественным и неземным, плохо подающиеся какому-либо осмыслению и парень не спрашивал почему. Почему так происходит с ним, словно подсознательно боялся ответа, который принесет с собой один ужас и боль. Своего зеленоглазого ангела с теплой улыбкой он помнил, но их близость давно стало чем-то далеким будто из другой жизни, а подробности уходили как вода сквозь пальцы. С Эдрианом же они никогда не переходили некую грань и всегда невидимой стеной ощущался стоящий между ними барьер. Все остальное вообще не оставило какого-либо значимого следа в душе Первого. Происходящее сейчас являлось не похожим ни на что в прошлом, это были новые неизведанные чувства и ощущения, они зажигали внутри целую бурю, одаривая живительным потоком мертвый серый пепел и превращая его в благоухающие красные розы. Это невозможно было постичь, этим невозможно было насытиться, оставалось только гореть в его объятьях, растворяясь в сводящих с ума прикосновениях и поцелуях.
Тейриан больше почти не сдерживался, выплескивая наружу творящиеся внутри, и когда эделир дотронулся до затвердевающей плоти, то издал тихий стон, задрожав и чувствуя растекающееся по телу волнами нарастающее возбуждение. Слегка дернувшись и изогнусь, скользя по мягкому ворсу дивана спиной, Инге с восторгом осознавал, что нравиться Рамиэлю и какая разница сколько это продлиться, даже если всего несколько минут, но сейчас именно он, пери, заставляет свое темное солнце наслаждаться собой и происходящим. Степень этого парень ни за чтобы не хотел бы оценивать, неважно, совсем не важно глубоко или поверхностно, главное, оно есть... Сам Первый впитывал всем своим существом, каждой своей частичкой неожиданное счастье, внезапно свалившееся на него,  понимая на сколько хрупким это может быть, но тем ценнее казались текущие секунды. Судьба вдруг решила сделать неожиданный подарок, оживив и собрав в одно целое растерзанную душу, позволив ей воспарить высоко в поднебесье и без разницы, чем придется заплатить потом. Инге посмотрел на несущиеся где-то там звезды, а после перевел свой взгляд на эделира, на его черные густые волосы и белоснежную кожу, в голубых сверкающих глазах что-то мелькнуло, проносясь серебряной искрой: "Прости меня...клянусь, я не позволю тебе страдать..."
После же осталась одна нежность и безграничное обожание. И ведомый сильными руками Рамиэля периец повернулся на бок, оказавшись с графом лицом к лицу. Тут же почувствовав его ладонь на своей ягодице, мгновенье и она скользнула дальше до некого входа, поглаживая и проникания внутрь. Ко всему прочему в действо вмешалась эделирская магия, делая касания более чувствительными и возбуждающими. Разгоряченное тело отреагировало сразу же, не дожидаясь реакции разума, вздрогнув и после мелко задрожав, и еще один короткий стон сорвался с губ, а ставший затуманенным взгляд встретился с фиолетовым сиянием напротив, погрузившись в него и потеряв на несколько секунд ориентацию в пространстве. Далее будоражащие кровь прикосновения продолжились, на щеках Тейриана невольно появился румянец и длинные заостренные ушки смущенно прижались к голове. Похоже его сиятельство очень любил смотреть на дело рук своих, а видавший всякое пери словно невинный юноша умудрился покраснеть. Черные ресницы качнулись и Инге чуть подался вперед, дотрагиваясь своими губами до краешка его губ: "Извращенец... извращенец и есть..."
Затем в голубых сапфирах вспыхнул пламенный блеск и парень с упоением приступил к ответу своему обожаемому темному солнцу. Вздрагивающая от волн удовольствия левая ладонь коснулась лба, щеки, задержавшись в прядях цвета воронова крыла, а потом шеи с грудью эделира, рисуя на его коже замысловатые узоры. Правая же пройдясь по упругим кубикам торса опустилась вниз, накрыв собой естество Рамиэля. Еще один стон, пылающие щеки и дерзкий взгляд в глаза графа, пытающийся скрыть смущение, рука тем временем нежно и бережно ласкала его член, а вторая сжала плечо, повинуясь импульсу выгнувшегося тела, когда очередная вспышка блаженства, вызванная действиями любимого, поразила всего. Голова стала слегка кружиться, огненный поток растекался повсюду внутри и вновь повинуясь желанию эделира Инге поднялся вслед за ним, устроившись у того на коленях и тут же ощутил его губы на своих и крепкие объятия. Прикрыв глаза и прижав к себе Лерайя пери отдавался прекрасному и неистовому чувству, захватившему их обоих. Они были словно два крыла, переливающиеся всеми цветами радуги, и несущие пылающее бьющиеся сердце, одно на двоих, сквозь время и пространство далеко, далеко ввысь...
После приподнявшись Тейриан аккуратно опустился на горячую плоть, которую так жаждал возыметь внутри себя, произнося слово еще, и опять не удержался от тихого и протяжного стона. Теперь их близость была полной и в небесной сказке стали открываться новые неведомые ранее грани, они летели совсем рядом, будто находясь в райском саду с крушащимся вокруг и издающими тонкий и терпкий аромат лепестками сакуры. Пламя, идущее от Рамиэля полыхало, заставляя гореть самого парня еще ярче, еще сильнее. Периец провел руками по черным струящимся волосам графа, положив потом ладони тому на плечи и стал двигаться в унисон со своим светящимся фиолетовым солнцем, утопая в его фиолетовом сиянии глаз. Скольжения становились все быстрей, дыхание начинало сбиваться, тело же дрожало, требуя новой порции, а когда получало желаемое, то пылающие волны неукротимо бились внутри, все больше приближая к неизбежному пику. Растворившийся полностью в происходящем Инге как будто делал все в первый раз и в один из моментов, ощутив жаркое дыхание и вызывающие настоящий трепет губы эделира на своей шее, перестал себя контролировать, поддавшись захлестнувшим с головой эмоциям. В разноцветном мерцании кристаллов в каюте блеснули острые белые клыки и темные почти неразличимые когти, чуть царапнув белоснежную кожу Рамиэля. Сзади же появился длинный извивающийся хвост, оканчивающийся небольшой кисточкой. Изогнувшись назад и откинув голову с развивающимися светлыми волосами Тейриан почти неслышно ахнул от удовольствия. Перед глазами заплясали расплывающиеся радужные огни, а в груди гулко продолжало стучать сердце. Затем убирая лишнее избавился от клыков и когтей, а хвост ласково скользнул по бокам и спине графа вместе с руками обнимающими Лерайя. Замедлившиеся на мгновенье движения возобновились с новой силой, Инге парил где-то там со ставшими вдруг родными и совсем не холодными звездами, чувствуя только его, ставшего необходимым как живительная магическая энергия, без который просто невозможно дальнее существование. И не обращая внимание то, что тело просто разрывается от пылающего там огня, а сам пери может просто упасть в любую секунду, сжигаемый неведомыми доселе ощущениями, порог которых просто зашкаливал, посылая все новые импульсы в каждую дрожащую и трепещущую частичку тела. Если он хотел смотреть, то сейчас мог полюбоваться скользящей в переливах кристаллического света в полумраке вверх и вниз стройной фигурой, с чуть приоткрытым ртом и жарким дыханием вырывающимся из груди, со спадающими непокорными прядями на лицо, с горящим внутреннем пламенем взглядом, где светилось только обожание, неуемное и неистовое сродни безумию, когда ты полностью зачеркиваешь себя для него, единственного. С вздрагивающими длинными ушками и рассекающим сзади воздух хвостом. Тейриан несся навстречу своей судьбе, не оглядываясь назад... а вокруг все кружились неувядающие лепестки вечной сакуры...
Мгновенья мелькали и пери, опустившись еще раз, замер, сжав пальцами плечи эделира и прижавшись своим лицом к его, а тело, тело сотряслось и дрожало безудержными и иступленными волнами удовольствия, выплескивая наружу скопившийся внутри жар, остро чувствуя горячую плоть внутри и от того делая происходящее просто непередаваемым и похожим и вправду на сказочную мечту внезапно ставшую явью. Тишину же пронзил громкий, протяжный и вырывающийся из самых глубин души стон, Инге казалось, что он наконец пришел домой, как в той древней легенде, и здесь Первого ждало его фиолетовое солнце, согревая своими теплыми лучами и возрождая к жизни... крепче прижаться и никогда не отпускать... я с тобой... до конца... Найдя уста Рамиэля парень коснулся их легко, почти невесомо, но в тоже время вкладывая в это так много, словно запоздалый ответ на ту самую оброненную графом фразу. Затем полностью облокачиваясь на эделира, чтобы не упасть, уткнулся в пахнувшие почему-то пряными травами волосы, зарывшись в них и закрыв глаза. Тело полностью расслабилось, хвостик исчез, ладони все также покоились на плечах Лерайя, а губы беззвучно шептали: твой до конца...

Отредактировано Инге (Среда, 30 мая 21:33:32)

+1

15

[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1710/16/65953cbef534.png[/AVA]
Волны пьянящей, неудержимой радости  пронзали сердце графа. Он любовался парнем, и не только его красотой, чувственностью и неистовством, Рамиэль не мог не осознавать, что в происходящем пери приносится немалая жертва. Феникс не видел Инге в той роли, что сейчас, ни с кем другим. Ни с кем и никогда. Воспоминания о прошлом Тейриана, явившись ему однажды, поблекли в эти моменты , да и не Инге тогда делал выбор.
"Но сейчас, эта близость, разве его воля?" мысль промелькнула в сознании эделира, неприятно царапнув внутри.
"Его глаза светятся любовью, я чувствую ее, слышу в стонах..".
Диалог с самим собой длился долю секунды, но именно он проявил, или скорее, многократно усилил чувства нежности и благодарности любимому, переплетая их с сильнешей страстью.
Левая рука приступила к откровенной ласке, правой притянул парня и наклонился к утомленному, немного бледному лицу, дотрагиваясь до его лба своим,  исподлобья, в упор, неотрывно смотрел полным сладострастия взглядом в самую глубь голубых глаз, отлично понимая, какие ощущения и чувства вызывает. Применяя её, мужчина прекрасно знал, что делал, намереваясь возбудить в Инге мощную, жгущую изнутри раскаленными углями  страсть, даже похоть, накалить желание до предела. Мгновенная реакция парня, его дрожь, короткий стон и туманный взгляд, явившись знаками того, что он на правильном пути, усилили до предела и собственное возбуждение, заставляя горячими токами пульсировать изнутри напряженную плоть. Это возбуждение на грани боли приходилось сдерживать, однако удовольствие от реакции Инге перекрывало все. Но вот чего он не ожидал увидеть в пери, так смущения. Граф никогда не смотрел на Тейриана,  лишь как на  красивого юношу. Возникшая при первом взгляде на него в момент знакомства там на Нонтергаре, подобная  иллюзия быстро рассеялась. Выражение взгляда, весь облик, совсем не выражающий беззаботности, легкости, присущих юности, говорили о противоположном. Лерайя видел в своем пери много пережившего, сильного и с внутренним стержнем мужчину.
Смущение в глазах, едва заметный румянец... что -то настолько мальчишеское пронизывало в эти моменты весь облик пери, что отдалось в Рамиэле всплеском полного и абсолютного счастья. Может,  нужно отвести сейчас взгляд, но он не хотел. Чуть улыбаясь, с удовольствием и теплом, добавившимся к хмельному огню в серебристых с фиолетом глазах, он продолжал любоваться смущением Инге.
Наслаждаясь прикосновениями парня,  с удовольствием принимал их, но когда  горячая ладонь накрыла изнывающий член, дыхание прервалось, по телу пробежала дрожь. Мужчина замер и движение пальцев внутри приостановилось, но почти сразу и возобновилось, а граф весь, всем существом, устремился вперед, ещё ближе.
И прежде, в моменты накала чувств, касания Инге усиливались, они не были болезненным, напротив волновали и возбуждали, показывая  силу его страсти, потому прикосновение когтей не привлекло особого внимания, не в том состоянии пребывал его сиятельство, чтоб оценивать  тончайшие оттенки ощущений. Бесподобный отклик пери,  открывшегося ему,  вынуждал полностью отдаваться танцу пламенных чувств. Смещением, "сломом" реальности явилась нежданное откровение, когда божественно прекрасный облик светлого ангела дополнили..клыки.
"Ты.."
Нет, графа, видавшего самых разных существ Энтероса, не поразило и не удивило их появление, но при том, что они не были для него  чем-то диковинным, в глазах загорелся  живой интерес, ведь  появление  нового в любимом, о чем ты и подозревать не можешь, всегда вызывает неподдельную заинтересованность. Удерживая Инге одной рукой, второй провел по щеке, большим пальцем обвел контур губ, почти затронув клыки.
Сейчас Рамиэль не мог отвести взгляда от горящих желанием и беспредельным обожанием глаз пери, весь захвачен энергией его движений и ощущениями ими порождаемыми, что отметил перемену лишь на миг. Красота, которой наделил демирг свое творение не определялась человекоподобием, совсем не им, сквозь перевивы "узора" на сенках "сосуда" просвечивало живое пламя, обычно оно едва теплилось, старательно скрываемое , хотя эделир сразу, при первой встрече угадал его, а сейчас полыхало во всю мощь, и что с того, добавится ли пара "узоров" в виде клыков и хвоста, или исчезнет часть? Да,  лишись Инге своей красоты, он все равно останется собой, сильнейшим магнитом. Разве что волосы, это струящееся золотом чудо, о них бы сожалел.
Рука находившаяся у поясницы случайно скользнула вниз и задержалась, исследуя возникший объект. Тот дернулся, рассек воздух и обвил торс, щекоча кончиком кисточки чувствительную кожу. Невольно улыбнулся, когда облако мурашек пробежало по телу. В следующий момент золотистое сияние мерцающим ореолом окружило вдохновенное лицо, окутало плечи, тело, затем расширилось и усилилось, погружая пару в сияющее облако.
"И я..."
Они двигались синхронно, ускоряя и ускоряя темп. Вопреки намерению эделира управлять ситуацией,  неистовый огонь палил изнутри, неумолимо приближая к финалу. Он и сам не знал, как сдержал себя в этот раз, услышав стон наслаждения... По - новому ощутив парня изнутри, крепко, но бережно стиснул его, совершенно обессиленного, расслабленного и от этого ещё более желанного, в объятиях, голосом, прерывающимся от переполняющих чувств выдохнул:
-Инге..
Инге.. Тихая и нежная мольба. Моление. Заклинание. Выражение сумасшедшей надежды счастливца, узревшего чудо, на то, что оно продлится, не исчезнет в следующий миг. Просьба о том, чтоб то, что виделось сейчас в возлюбленном, не развеялось, не ушло.
Лерайя ни на что не надеялся после гибели Эдриана, а любовь вдруг явившись, тревожит и волнует, волнует блистающей впереди, готовой растаять мечтой. Эделир не знал, отчего в переживаемое им блаженство впутано странное и неуместное даже предчувствие конца, явных причин для него нет.
Продолжая чувствовать партнера, левой рукой удерживал его в сильных объятиях, а правая перебирала длинные пряди. Однако, как ни хотелось дать парню отдых, больше перерыв продолжаться не мог, нельзя долго сдерживать лавину. Помедлив, сколько возможно, поддерживая под спину, откинул Инге назад, укладывая удобнее, затем склонился и, удерживая собственное тело на вытянутых руках с упором на ладони, возобновил движения. Тело становилось почти неуправляемым, потому толчки учащались и усиливались.
Тем временем сияние, окутывающее их поблекло, раздробилось на сгустки, напоминающие сгущенные облака  мерцающей золотой пыли...Волшебная мистерия, обновляющая душу и перерождающая тело.. никогда теперь  не забыть случившегося между ними. Однако Рамиэля не покидало чувство незавершенности, казалось, он упустил что - то исключительно важное. Прислушался к себе, сразу и безоговорочно принимая пришедший ответ. Оставить в нем не только  часть себя.. соединиться не только телами, но стать единым целым. Радостное волнение выразилось на лице, и когда сгустки начали уменьшаться, чтоб потом исчезнуть,  направил свою энергию во вне, начиная подготовку к действу не менее волнующему, чем слияние тел. Каждый сгусток уменьшался, сжимаясь до золотистой искры, которая потом, пульсируя, меняла цвет с золотого на фиолетовый и вот уже сонм фиолетовых звезд кружится вокруг влюблённых.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (Воскресенье, 10 июня 15:05:22)

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Среди туманов. Часть I. Звездный путь