Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Любовь и музыкальное сопровождение


Любовь и музыкальное сопровождение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sf.uploads.ru/Vnmab.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода


4000 лет назад

После полудня


https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Доминион Эридий/Потэстэм-Эридус/Клуб "Сорге"/Личная комната владельца
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.png
Дионас, Астериум
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png

-Расскажи о любви.
-В смысле?
-Что это такое?
-Эээ, а ты не слишком мала о таком спрашивать?
-Ты о чем подумал, похотливый старпер?! Я еще маленькая!
-Нормально, для любви – взрослая, для секса – мелкая. К твоему сведению, по сравнению с любовью, похоть – это еще игрушки.
-Врешь ты все…
Эти милые сердцу воспоминания давно заволокло песками времени. Что такое любовь? Такой простой вопрос редко задают богу любви. Хотя, казалось бы, разве не интересно узнать о ней от того, кто является физическим олицетворением ее сути. Ее светлые и темные стороны?
Вспомни тот солнечный яркий день, запах трав и кукурузы. Вспомни и повтори вновь. Только теперь у тебя будет иной слушатель.
Возможно ли, рассказать о любви так, чтобы понял деос мудрости? Захочет ли он понять? Зачем он пришел за этим знанием? Что оно ему принесет? Не думай. Просто вспомни и расскажи вновь.
https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_S.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

Отредактировано Дионас (14.10.2017 00:37:22)

+1

2

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/dQ8il.png[/AVA]
Так тихо. Стены этой комнаты не пропускают звуков. Тихий смех кажется каким-то потусторонним, таинственным. И он манит за собой. Туда, вглубь комнаты. Это называется искушение. Давайте будем честны, как бы заблудший гость не оправдывался, не понять, что он увидит, если пройдет дальше, он не мог.
Ярко-голубые глаза не отпускают. Так стыдно. Женщина скользит взглядом по бледно-розовой коже и наслаждается ее контрастом с бронзовым загаром, когда руки мужчины ласково скользят по бедру, притягивая девушку чуть ближе к себе. Она дрожит, мучительно краснеет под взглядом деоса, но не отодвигается. Губы цепочкой поцелуев следуют по шее, а шустрые пальцы пианиста  освобождают им путь, одну за другой вытягивая из петелек скрученные из золотой ткани пуговицы. Тело чувствует, но глаза обращены в другую сторону.
Подогнув под себя длинные красивые ноги, женщина утопает в огромном, определенно не по размеру, кресле, оббитом красным бархатом. Поверх черного белья накинут прозрачный пеньюар с длинными, скрывающими кисти рук, рукавами. Она наблюдает, склонив черноволосую головку на мягкий подлокотник. Просто наблюдает. Пристально. Неотрывно. И в тот момент, когда девушка вздрагивает и, зарываясь пальцами в волосы мужчины, закусывает губу, Диана глубоко вздыхает. Незаметно. Для других. Но малышка подмечает.
Слегка потянув мужчину за темные кудряшки волос, она притягивает к груди колено и, упираясь стопой в его плечо, немного отталкивает. Легко, по-кошачьи, касаясь кончиками пальцев блестящей глади низкого деревянного столика, она медленно и аккуратно перебирается на него полностью, а затем узкая ладошка невесомо касается пальцев деоса.
Блестящие глаза цвета шоколада горят желанием, покрасневшие от поцелуев губы слегка приоткрыты. Диана подается вперед, перехватывая хрупкую фигурку фэдэлески, крепко прижимает к себе и, коснувшись чужих губ практически целомудренным поцелуем, незаметно и нежно скользит языком между чужих губ. Девушка закрывает глаза, Диана – нет. Ее лукавый взгляд обращен в сторону мужчины – он зовет, приглашает. И тот соглашается.
Чужие пальцы мягко, но требовательно касаются подбородка и заставляют девушку оторваться от губ деоса. Девушка на автомате, утягивая Диану за собой, приподнимается, прижимаясь к чужому горячему телу спиной, обхватывает мужчину за шею  и тянется за новым поцелуем. Руки Дианы в этот момент, слегка нажимая длинными ногтями, ведут дорожку от горла ниже, а ласковые губы зацеловывают еле видный след. Перехватив запястья девушки, фэдэлес крепко прижимает ее к себе. Ладони скользят по внутренней стороне бедра и слегка нажимают, заставляя ее раздвинуть чуть шире ноги. Юркий язычок деоса скользит ниже…
Кажется, щелкнула дверь… Поцелуй обрывается первым громким стоном наслаждения.
Оторвавшись от своего занятия, Диана выглянула из-за спинки дивана, подстерегая посетителя. Нимея, закопавшись поглубже в кресло Дианы, наоборот, пряталась от незваных гостей. Девочка, может, и извращенка немного, но от работы в «Сорге» в свое время отказалась. Так, заходит развлечься иногда. Зато, в голове Алкима наверняка было много нецензурщины в адрес посетителя.
-Если это еще один «я заблудился», я его изнасилую… - недовольно пробурчал парень.
-О, в таком случае, боюсь, мы лишимся прекрасного партнера по играм, - окинув его наигранно-печальным взглядом, произносит деос. По комнате распространялся очень-очень слабый аромат пионов.

+3

3

очень уж зашла мне сюда, новенькая ж
Marilyn Manson – SAY10

Приторно. Так сладко, что этот липкий медовый вкус Астериум чувствовал на своих губах. А бывает и такой мед, сахар которого странно скрипит на губах - он все еще сладок, но язык непреодолимо чувствует подвох во вкусе, ибо знает, что истинная природа этой сладости на самом деле ложная, и не имеет ничего общего с искренностью.

Душно. Так душно, как бывает на берегу моря в пик его небесного светила. Мысли и чувства окутаны тихим шелестом прибоя, ласкающий уши и душу. Он успокаивает, и бриз приятно переплетается в волосах вместе с каплями влаги. Но тебе душно, все равно душно - эта влага вскоре осядет не только на коже в липком соляном налете, но и на самих легких внутри.
Ты задыхаешься, и от этого чувства хочется только бежать.

Мутно. Глаза, словно от наркотика пьяные, никак не могут сфокусироваться на одной картинке: они мельтешат, подобно калейдоскопу, а нарядные платья куртизанок пышными тряпичными волнами плескаются вокруг. От этого рябит, пестрит, опять же - хочется закрыть глаза и погрузиться в благодатную, вольготную тьму.

А еще было громко. Здесь слишком громко выражали чувства - во вздохах, стонах, во влажных шлепках от соприкосновений чужих тел. Иногда по мозгам бил этот холодный звон монет - цена всего этого лживого вальса, спетого в продажных душах. О, Астериум никогда не был сведущ в тонкостях подобного бизнеса, просто отождествлял его с чем-то примитивно-низменным. И если бы он чуть лучше понимал природу чувств - лучше чем то позволил его отец - наверное, деос вовсе разочаровался бы в жизни еще на миллиард охочих до похоти душ. Не власть двигала миром, не деньги, не сокрушительные идеи - в основе мире была она: хохочущая и надменная похоть, и за уздечку ее держала его дражайшая сестрица. И Астериум это знал, признавал, и не чувствовал связи с этим ни капельки смущения, зависти, стыда или еще каких крупиц чужих грехов. Он просто признавал, что такое в мире есть, и это - сила, которая к счастью обходила его стороной все время. Ибо в силе этой на обратной стороне была распята дивная, невинная любовь - и эта милая девка была для разума Астериума, а именно для понимания, еще хуже первой, и уж с ней то алоокий отказывался водиться наотрез, словно с несовершеннолетней школьницей.

Бледные пальцы касались тяжелых тканей, едва прикрывающие чужой стыд от глаз. Божество скользило по длинным коридорам, лишь изредка бросая мрачный взгляд алых глаз в приоткрытые двери. Иногда его тела касались похотливые ручки последователей сестрицы, влажные ладони скользили по его плечам, рельефным рукам, опускались к торсу, и даже ниже, но были равнодушно проигнорированы. Астериум их не замечал, как люди, как правило, не обращают внимания на надоедливых мошек. И дело было вовсе не в том, что деос считал себя "выше смертных душ", а просто действительно был нравственно несокрушимым до подобного греха, овладевшего чужим чревом. Так, во всяком случае, он думал сам, и так желал чтоб видел мир - Астериум асексуален, ему нет дело до плоти, а что касается любви...
Для оной он не был создан.
Ошибался ли?
Об этом ему расскажет сама Диона, а пока...

А пока что он шел вперед туда, где чувствовал присутствие сестрицы. Вернее, чувствовал он ее везде - в каждом прикосновении жадных рук к себе или шествующих позади близнецов-трансгерумов, но шел вперед. Бессмертная любезно пригласила собрата в свой чудесный храм, и деос, преисполненный миролюбивых намерений и настроенный на беседу (именно на беседу, о да) теперь с легкой усмешкой следил за тем, как изнывают его собственные фэдэлесы позади - их плоть давно была напряжена, на коже крылатых выступил пот, и вообще юноши нерешительно тормозились подле каждой раздетой девки, но вера неумолимо тащила их дальше, и вынуждала следовать за Астериумом. Бледная рука оттянула вбок последний тяжелый полог ткани, скрывающий за собой массивную дверь. Но прежде, чем деос вошел в комнату, он, с усмешкой, позволил себе маленькую шалость...

В комнате и правда тянуло пионами. Вот только вместо Астериума, действию в первую очередь помешали близнецы. Они молчали, не говорили ни слова, не выдали себя и звуком, хотя их и без того выдавало тяжелое дыхание, да холмы на штанах, и из последних, если бы не деос, юнцы давно бы уже выпрыгнули навстречу какой нибудь красотке. А их в комнате было как раз две, хотя, безусловно, мужские взгляды были завороженно прикованы только к Дионасу, ибо ее Демиург создал красотой и любовью во плоти. И к этой же плоти ребята теперь, не в силах более сопротивляться (да и чувствуя мысленно, как Астериум лично "отпустил" их самоконтроль), тянулись как мотыли к свету, что должен был бы их в итоге сжечь.
Но они стояли. Упорно, страдая, каждым вздохом сожалея о том, что не имеют права раствориться в настоящем, и в том, что их окружает. Сладко, да... но ложно.

- Это очень странно. Странно наблюдать за их мучениями. Они едва не проклинают меня за то, чего я им не позволяю. И в этом, прекраснейшая, твой козырь, - указательный палец скользит по ровной белой спине. Диона выглядывала из-за дивана, оставшись такой беззащитной со спины. И Астериум, сбросив с себя покров невидимости, теперь спокойно стоял позади сестры, думая, что любой другой деос за такую дерзость уже достал бы свое орудие. А Диона - нет. Она ведь совсем другая, правда? - Твоя особенность. Ты, обладая такой силой, не подчиняешь ее... подчиняешься ей сама. А твоей любви и похоти сопротивляться тяжело. Наверное.
Можно было поклясться, что Астериум словно нарочно повел плечами, мол, ах я не знаю, каково же это. Он действительно с легкой насмешкой демонстрировал то, как легко отвергает чувственность. Специально заставил парнишек страдать на глазах у Дионы, возможно услаждая ее взгляд знакомой картиной великого искушения, и тут же разрушая его мрамором собственной непоколебимой до таких настроений души.
Кажется, в мире было то, до чего шелковые ниточки бесконтрольного чувств под властью Дионаса явно не дотянутся, huh?
[AVA]https://pp.userapi.com/c837234/v837234665/4b640/PFrSx-jqPEQ.jpg[/AVA]

+2

4

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/dQ8il.png[/AVA]
-Ну, надо же. Аромат ввел меня в заблуждение? – с интересом разглядывая вошедших, тихо произнесла деос, обращаясь скорее к себе, чем к окружающим. Но нет – этот запах сложно с чем-то спутать. Многогранный аромат пионов с тысячами оттенков. Каждый сорт имеет свой собственный интересный запах: цитрус, розы, пряности или легкий практически незаметный запах трав. «Сто роз в одном цветке» - так ценители отзываются о нем.
«Астериум, ты просто ходячий материал для духов,» - вдыхая божественный дурман, думает женщина.
-Мальчики, а вы случайно...не заблудились? – нежным колокольчиком звучит голос деоса похоти. Он завораживает. Бедняжки. Не заметить мучительное состояние мальчишек было невозможно. Ни для Алкима, ни для Нимеи, которая поддавшись любопытству мельком выглядывала из-за дивана. Фэдэлес коротко усмехнулся, оценив намек.
Скользящие по спине горячие руки были приятной неожиданностью. Ну, правда – напрягаться и ожидать действий сестры было бы скучно. Расслабиться и плыть по течению, когда каждое действие для тебя неожиданность – намного интереснее.
-Астериум, что ты делаешь? – намеренно подставляясь под чужие руки, смеется деос и, перекатившись на спину, смотрит на него снизу вверх. Вьющиеся черные волосы покрыли тело женщины длинным плащом, несколько прядок упали на лицо и сквозь них лукаво сверкали бесстыжие голубые глаза. – Мне нравится. Продолжай… - игриво мурчит женщина и, лениво вытянув ножку, нежно проводит щиколоткой по бедру брата.
Видеть его вновь было приятно. Кажется, Диона даже успела немного соскучиться. Особенно по мужскому облику Астериум. Пытаться вывести его из равновесия было практически бесполезно, зато весело. Это напоминало Дионе прошлое, когда срывать эти высокомерные маски с лиц собратьев было ее любимейшим увлечением. Холодный, отстраненный и… Ну, да – до жути противный в своем якобы неосознанном ехидстве.
-Знаешь, иногда ты бесишь. Вот сильно, - игривое настроение как ветром сдуло. – Все деосы в той или иной мере находятся под контролем своей сути. В противном случае, мы бы напоминали артефакты. Сила есть, но использовать ее нет никакого желания. Живая кукла, проще говоря. Хотя,  да, я забыла, что ты – зануда. Зануда и вредина. «Наверное», - женщина обиженно фыркнула и отвернулась. – Похоть есть в каждом, Ник. Интересно, как измениться выражение твоего лица, когда ты ощутишь ее каждой клеточкой своего прекрасного тела. Я так хочу это увидеть, - тихим бархатом звучит мечтательный женский голос. Потяжелевшее дыхание и высоко вздымающаяся грудь выдавали ее с головой. Хотя, она своего настроения и не скрывала.
С тихим смехом упав на колени фэдэлески, Диана тянет ту за золотистые локоны волос и накручивает на пальчик. Нимея поначалу пытавшаяся скрыть свою наготу от глаз бога мудрости, с молчаливой поддержки деоса расслабляется.  Алким по привычке достает из бара бутылку вина, пару бокалов и горький шоколад. Если сюда пришел брат деоса, то сосредоточиться на играх у нее вряд ли получиться. Или наоборот.
-Заканчивай это представление, мучитель. Мальчики, не стойте столбом, в ногах правды нет, - в голосе деоса мелькнуло обещание. Действительно, жалость или искусная пытка? Если учесть, что куда бы ни пристроились фэдэлесы брата, их взгляды будет привлекать нежная оголенная кожа и контраст иссиня-черных волос с карамельно-светлыми, то скорее всего второе. Кидая в сторону брата задумчивый взгляд, женщина одними губами шепчет: - Какой прекрасный подарок. Мне?
Шаловливые пальчики деоса скользят по колену девушки, слегка царапая ногтями, поднимаясь выше, словно змеи проползают под головой Дианы между разведенных ног, вызывая в теле дрожь. О, это сладкое постыдное чувство удовольствия, что становиться только сильнее, когда ощущаешь движение чужих взглядов по коже.
-Нимея, - ласково шепчет деос, скользя губами по телу, - мой вредный брат нам помешал, но готов искупить свою вину, верно, Ник? Развлеките с Алкимом этих бедных ребят, а я пока узнаю, что понадобилось ему в нашем уютном гнездышке, - гипнотический голос завораживает и Алким заторможено кивает, наблюдая, как влажные пальцы мягко скользят глубже, быстрее, как впивается нокти в плечо деоса, а губы раскрываются в безмолвном крике.
Сверкая своими шоколадными глазами, Нимея, отдышавшись, оборачивается к последователям мудрости. Безмолвное приглашение…

Отредактировано Дионас (17.10.2017 16:28:04)

+2

5

Напрасно кудрявая девица его смущалась. Астериум даже бровью не повел в сторону ее нагих грудей, или даже гладко-сладко выбритого лобка, где, словно узоры заклинаний сплетая, Диона плела пальчиками одну ей известную любовную паутину. Астериуму не было все равно, о как же, напротив, в его глазах читался живой интерес, но он был иным. Совсем  не таким, какой, оголяясь, Дионас привык читать в чужих расширившихся зрачках, нет. Бессмертный находил крайне занимательным сам факт происходящего, и в деталях, как, например, другой дэос общается со своими фэдэлесами, что требует от них, или, напротив, чего смертные ждут от своего божества, развращая раз за разом друг друга. И в этом был весь Астериум - всегда стремился понять того, кто рядом, хотя это не всегда получалось даже у мудрейшего. Бесил ее? Хаха, и пусть. «Знаешь, что действительно тебя бесит, Ди?
...
А   я   з н а ю.»

Он же не скажет ей того, о чем подумал. Была бы на то воля их двоих - они бы давно спихнули смертных фэдэлесов куда нибудь в сторонку, ну или же сами с сестрой удалились бы подальше, лучше на какой нибудь мертвый спутник одной из планет, и там бы придавались любимой забаве Дионаса. Ну или же поубивали друг друга нахрен. И вот честно - такой поворот событий для Астериума лично был даже более ожидаемым, чем то что сестра в конечном итоге его все таки трахнет. Взгляд из под опущенных ресниц бродил по темным локонам, в причудливых волнах стелившихся по совершенной и белой спине богини. Как вороново перо на белом снегу... - подумал было Астериум, и сам же себя мысленно уколол. Почему он об этом подумал...

- Последний раз когда я испытывал тень твоей добродетели на моей душе.. - лишь тень, он это подчеркивает, с легким нажимом в голосе, с таким же мягким, как его палец недавно скользил меж изящных девичьих лопаток, - я предпочел от этого сразу же избавиться. Уверен, ты слышала эту историю.

Астериум, как и абсолютно все оставшиеся в живых деосы первого и второго поколений, раньше был совсем другим. И, если говорить откровенно, то алоокий до сих пор не понимал, что именно тогда влекло его - любовь ли? Если и она, то была ли она сплетена вокруг фигуры небезызвестного Араксиса, или же Астериум с самого начала был ведом лишь вожделенной мудростью, с которой стал един лишь благодаря братоубийству. Ведь потом, еще не раз и не два сплетая вокруг родственной души нити теберосума, Астериум более никогда не испытывал подобного - лишь тень жажды, которую утолял вовсе не глотком свежей воды... Любовь - это слабость. Точка давления другого на тебя.
А Астериум... Да разве он способен признать себя слабым?
Зануда... Зануууда. Бессмертный с незримой полуусмешкой смакует это слово, примеряя на себя, подходящее ли? Может быть.
Не гордый, не увенчанный тщеславием, алчностью, его белые локоны не путаются в терновой короне, а на плечи не давит алый полог власти.
Астериум - живучий. Как микроб, или как... Как насекомые, которых создавал. Их много, они вездесущие, они приспосабливаются. Отруби таракану голову, и он будет продолжать жить еще долгое время.
Астериум совсем не прекрасен, красота - это удел Дионы, ее стезя внушать очарование одним бархатным взглядом или тонким, влажным стоном на пухлых губках. Астериум, наверное, больше отталкивает, а еще он бледен, словно чем-то болен или давно мертв - он просто... Никакой. Равнодушный. Отстраненный, погруженный глубоко в себя и свои мысли.
Он не внушает страх, подобно своему брату и врагу Синистеру. Не вызывает ропот у всех властьимущих, подобно роскошной Марерум, не обладает добротой и милосердием Рирариум. Его действия - логичны и последовательны, и не имеют ничего общего с хаотичностью Энтропиуса. И он не всегда справедлив, как Тонантос, у Астериума всегда есть какое-то свое движение, свой путь, он не бывает инертным. Если алоокий затих, значит прямо сейчас в его голове зреет план.
И, конечно же, Астериум совершенно не умеет любить. И быть любимым тоже. Однажды он расскажет своей сестре, отчего считает себя недостойным любви и любого шага в сторону ее сфер правления. И, наверное, в этом же самом расказе спрятан ключик колкой симпатии в адрес бессмертной, что смотрит на него так спокойно... и права, ведь Астериум никогда сам не возжелает всадить Шепчущего в это прелестное сердце. Правда же?

Белые пальцы мягко касается тонкой лодыжки, что плавно скользит вдоль его бедра. Астериум легко сжимает ногу в подобии нежного прикосновения - он не знает, КАК быть нежным, лишь интуитивно делает это плавно и только - слегка впиваясь коготками в пятку. Криш'Да же тихо заворковала в подсознании бога от соприкосновения с энергией другого деоса - для нее, как и для ее хозяина, в подобных мелочах крылась своя прелесть, состоящая из новизны чувств, ощущений и, прежде всего, бесценной информации. Хитин облачил крепкое белое тело в расшитые серебряными нитями шелка, и от чужих прикосновений броня исходила легкой и практически незаметной рябью.

- Да, подарок. Да, тебе. - кажется, Астериум даже улыбнулся. И, кажется, вовсе не переживал от зрелища, как по телу его фэдэлесов, подобно нескольких ядовитых змей, сейчас ползут чужие руки, сдавливая чужим грехом. Старший из близнецов, менее решительный, растерянно искал помощи в чужих алых, с черным вкраплением, глазах, но столкнулся с потрясающим и леденящим душу... живым интересом деоса. Не ужасом, не возмущением, не жалостью, а именно с любопытством. Астериум слышал, как братья общались мысленно, и один пытался дозваться до второго, просто подчеркнуть, что нет ничего страшного и ужасного в акте совокупления, тем более если их деос величайшие благословил такой досуг на ближайшую ночь. И тогда младший, не выдержав, притянул к себе старшего в ласковом и нежном поцелуе, настойчиво удерживая близнеца за подбородок. А Астериум улыбался... ибо всегда знал, и всегда повторял одно.
Страсть правит разумом.

Алоокий плавно отстранился, усаживаясь на противоположный, забитый подушками диван. В нос опять ударил аромат благовоний, в который, кажется, последователи Дионы подсовывали легкого сорта дурманы. Бледный, опирая голову на одну руку, словно лениво следил за тем, как действия братьев становятся решительнее. Ни один из них не рискнул тронуть тронуть сестру деоса, покуда та сама того не возжелает, но Нимею... ее стоны заглушил поцелуй. Темные длинные волосы саэтеруса падали на ее лицо, крылья братья скрыли, оставив после себя лишь несколько утонувших в телах черных перьев. Младший, переплетая свою руку с изящными пальчиками бессмертной, безропотно принял от нее эстафету, собирая на пальцах влагу златовласой, а затем, не смея слишком мешать действиям Ди, последовательно и медленно введя указательный палец в анальное отверстие девицы. Пухлые губы юноши при этом впивались в затвердевшее навершие груди девицы, иногда фэдэлес покусывал плоть зубами, поддаваясь легкому нетерпению и вызывая сдавленное женское мычание. Вторая грудь довольствовалась вниманием сразу двух соперничающих рук близнецов, они поочередно сдавливали ее, иногда впивались ногтями в нежную плоть чересчур грубо, но... их никто не останавливал, по крайней мере пока, да и остановили бы? Даже Астериум, опустив ногу на ногу и слегка щурясь, сомневался что это возможно - мальчики давно себе не принадлежали. Один из близнецов вынудил тонкую ручку Нимеи водить вдоль напряженной мужской плоти, сдавливая пальчиками головку члена, чем. самом собой, вызывала очередной нетерпеливый вздох юнца. Астериум же, слегка выгнув светлую бровь, легко тянул ладонь вперед, приглашая сестрицу, наконец, отвлечься от приятного ей процесса, хоть не на долго, безмолвно уверяя бессмертную в том, что ее девица в надежных руках, так сказать.

- Скажи мне, Ди, - Астериум мягко привлек девушку к себе. Она так ловко юркнула к нему на коленки, как послушная кошечка, хотя они оба знали, что это лишь маска. Легкая, хотя под мнимой нежностью кожи, само собой, скрывалась крепкая карабункловая решетка, которую проломить - надо изрядно потрудиться. Но, надо признать, весь образ Дионаса сам по себе похож на сладкий, дурманящий коктейль, от которого не болит голова, в сон тянет вяло, зато хочется еще и еще... наверное. - Каково это, знать что тебя вожделеет весь мир кроме одной единственной души?
...
- Ты бы хотела трахнуть весь мир? Нет, погоди, не так, - Астериум прикрыл на миг глаза. Тонкие губы изогнулись в полуусмешке, а белые руки скользили по изящному стану, но в этих движениях явно недоставало чего-то ну очень важного. Руки деоса горячие, но прикосновение было поразительно холодным по тональности,  и секрет был весьма прост - в Астериуме просто нет страсти. - Уверен, тебе сладка фантазия об утонувшим в любви и похоти мире. Ни войн, ни убийств, никаких козней, надломов в мироздании - все мысли смертных заняты сексом. Они им упиваются, ласкают друг друга, - в этот момент руки алоокого сдавили талию сестры сильнее, а с соседнего дивана по воздуху прокатился очередной пылкий стон, - их тела сплетаются в единую, хорошо известную тебе песню. Тебе, наверное, покажется что это идеальный мир? М?

Деос бросает заинтересованный взгляд. Кажется, Астериума это немного забавляло даже - но, позвольте, именно это он умел лучше всего: вливать в чужие умы странные идеи, желания, иногда разрушительные концепты, иногда совершенно невинные и бесполезные. Его грех - одержимость - оборотень - мог принять любую личину. Могло ли это быть все той же похотью?...
- И в этом мире, прекрасном как ты сама, будет одна неприятность, которая будет портить всю картину.
И что же ты с эти будешь делать?
[AVA]https://pp.userapi.com/c840229/v840229026/3caa8/LlyDUKM6jgA.jpg[/AVA]

+1

6

«Ты сам признал это, Ник, - спокойно, чуть весело думает деос. – Тень – это отнюдь не мало. Это всего лишь показатель того, что ты способен на любовь. Мне интересно, кем нужно быть, чтобы разжечь в тебе пламя страсти?» - однако, естественно, вслух она этих слов не скажет. Они все -равно не дойдут до адресата.
Иссиня-черные пряди волос словно живые, извиваясь стекали по красному бархату. Взгляд голубых глаз был странным. Пристроив свою хорошенькую головку на спинке дивана, девушка с нежностью, по-матерински, наблюдала, как мелькают переплетенные языки между приоткрытых губ Нимеи и последователя мудрости, как его шаловливые руки, медленно надавив, неумело и нетерпеливо пытаются растянуть колечко мышц. Диона чуть усмехается, ловя удивленный взгляд фэдэлески. Кажется, девочка не ожидала такой прыти. Наблюдающий за происходящим, Алким немного насмешливо наблюдает за происходящим и незаметно использует на девушке бытовую магию, очищая тело, за что ловит короткий благодарный взгляд.
-Ты – тиран, Ник, - с тяжелым вздохом заключила богиня. – Держать на привязи таких страстных мальчиков. Мне их жаль… - женщина мягко потянув младшего за прядь темных, отливающих металлом волос, накрутила ее на пальчик. Сложно сосредоточиться на брате, когда перед ее глазами происходит такое чудо. Интересно, они девственники? Младший – возможно, старший – скорее всего, нет.
Из сладкого омута сознание деоса вырвал низкий холодный голос брата. Он у него всегда такой холодный безэмоциональный. Но ведь он молчал. И только сейчас решил начать разговор. Ты наблюдал, брат мой? Тебе нравиться, то что ты видишь? Вряд ли, верно? Твой максимум – искренний интерес к тому, что эти ребята чувствуют в данный момент. Просто наслаждаться этим зрелищем ты вряд ли способен… Печально…
-М? Приятно… - Диона практически незаметно, по-кошачьи, потягивается, поудобнее устраивается на чужих коленках. Почему бы и нет? – А еще вызывает азарт... «Кроме» в твоем вопросе по-моему лишнее, - мягко вкрадчиво шепчет деос. И, утыкаясь лбом в чужое плечо, тихо смеется. Да, бесполезно, но весело… - Пожалуй, я немного просвещу тебя, мой дорогой, одержимый знаниями, брат. Вызывать желание, вызывать влюбленность – мне этого мало… Чтобы свести человека с ума, чтобы заставить его полюбить даже против своей воли одного его желания будет мало. Я люблю людей этого мира, Астериум. Они такие живые, такие эмоциональные. Они чувствуют эту любовь. Она – не ложь. Она просто не такая, какой они хотят от меня. Хотя, признаю, для них - это, возможно, жестокий обман. Мне этого не понять.
Вызвать любовь, не влюбленность, не одержимость, возможно только любя в ответ. И Диона любит. Всех. И никого одновременно.
-Ник, ты решил сделать из деоса похоти злодея? Что будешь делать, если я поддамся? Мир, предложенный тобой… Да, для меня он, действительно, прекрасен, - женщина на секунду прикрывает глаза. Опасная, такая красивая и чувственная фантазия. Множество сплетенных тел, сладостные протяжные стоны, замутненные взгляды. Ни мыслей, ни эмоций. Чистое, ничем не замутненное удовольствие. – Мой безупречный мир, да? Возможно. Однако, нет предела совершенству, а если есть, то он, наверно, невероятно скучен. Похоть везде. И за всеми ее обличиями интересно наблюдать. В войне, в интригах, в желаемом глупцами господстве. А эту песню… я слышу каждую ночь в самой глубине ордена… И да – одна неприятность будет портить мне всю картину… - женщина бросает на деоса внимательный взгляд. – Вот только на это ли ты намекаешь? Ты столь далек от эмоций, что я даже и представить не могла тебя, задающего такие вопросы.
С соседнего дивана раздается негромкий полувсхлип-полустон, от которого внутри что-то тихонько плавится. Задержавшийся Алким, передав своему деосу ее мундштук, наполняет ее бокал. Ник и сам справится, если все-таки соизволит присоединиться. Затем кидает заинтересованный взгляд в сторону увлекшихся фэдэлесов, а Диона с хитрой улыбкой слегка подталкивает его к ним.
Теплые ласковые руки легко и невесомо касаются плеча мальчишки, и тот вздрагивает, отстраняется от девушки, разрывая поцелуй. Но отвернуться она ему не позволяет. Длинные пальчики гладят по щеке, успокаивая, а красные от поцелуев губы мягко шепчут в самое ушко: «Не бойся. Мы не сделаем больно. Тебе понравится…». Алким прижимается ближе, опаляя горячим дыханием затылок, пока Нимея, оставляя на шее цепочку поцелуев, спускается ниже, не забывая при этом ласкать старшего брата.
По комнате витают ненавязчивые запахи благовоний. Кажется, хитрый последователь похоти добавил в курильницу афродизиак. На деосов он не повлияет, а вот на фэдэлесов уже начал.
-Знаешь, - взгляд задумчиво изучает воплощение мудрости. Холодный, словно неживой, Астериум иногда вызывал странное чувство: словно ты один в комнате, ты чувствуешь это, но стоит обернуться – он позади, а ты все равно чувствуешь себя в одиночестве. Алый цвет глаз, казалось бы, должен согревать, но взгляд Астериум словно пролитая на камни засохшая кровь. Холодная. Безжизненная, – я, наверно, никогда не устану гадать, что происходить в твоей симпатичной бледной головушке. По сути, то, что движет тобой – это жажда знаний. Мне интересно, это эмоция? Или просто своеобразный инстинкт? И если так, то получается, что деос мудрости вообще безэмоционален? Видимо, я, движимая одними эмоциями, не смогу этого понять… Я и не хочу, откровенно говоря. А ты видимо хочешь раз пришел сюда по собственной воле. Я…удивлена. Честно...
Чужие пальцы нежно прихватывают парня за подбородок, заставляя повернуть голову вбок и встретить поцелуй чужих губ. Горячий, нетерпеливый. Алким играет. Прикрыв один глаз, чуть насмешливо улыбаясь, вопросительно приподнимает бровь в ответ на напряженный взгляд старшего брата. Нимея отвлекает. Кончик влажного теплого языка мягко касается головки члена, лаская движется ниже.
Голубые глаза не отрываясь следят сквозь выдыхаемый деосом молочного цвета дым за движениями языка.
«Забавная, однако, ситуация»

+1

7

Fever Ray – If I Had A Heart

Если бы у него было сердце, возможно, он мог бы любить их хотя бы понимать любовь так, как ее задумала и создала Диона. Но Демиург, как отец, распорядился иначе. Астериум не зря был назван бессердечным, хотя абсолютно не все понимают, в чем же на самом деле, считая подобное лишь прихотью одеревеневшей из-за отсутствия эмоций души деоса. Астериум много раз спрашивал себя, вселенную и других, мол, как же это, чувствовать любовь правильно. Когда он пытался лизнуть ее терпкий вкус, как это проделывал сейчас один из его фэдэлесов, лаская груди златовласки, тогда Астериум впервые смог убить, и не абы кого, а действительно дорогую ему душу. Он не чувствовал счастья, испытав навязанное правилами баланса вселенной единства, впитав в себя чужую сферу правления, ибо знал и понимал, что это не любовь, и что она опять, чертовка, ускользнула из его рук. Они не были дырявыми, дыра была там, где у всех живых организмов трепетал второй, после мозга, ключевой орган. Бледная кисть взяла теплую ладошку Дионаса в свою, мягко направляя ее под шелк рубашки, в котором спряталась  слегка вибрирующая Кришда, и та была в недоумении, как легко и безропотно, беззаботно деос мудрости позволил собрату прикоснуться к карабунклу своей кожи. Молчаливому. Там. где под левой рельефной грудью должно было бы биться оно самое, была лишь тишина, такая же холодная, как сам Астериум в целом.
И это не давало ему покоя, в самом деле. Если такова была задумка создателя, то отчего хмурый взор проклятия полной бесчуственности пал именно на алоокого?

http://s8.uploads.ru/m9cEL.png

- Скучно... представляя мир, утонувший в твоей сфере влияния, ты говоришь о скуке. Знаешь, почему? Я не зря сказал "кроме одной вещи". В тебе есть чувство собственной недовлетворенности как легкого несовершенства, которое ты стремишься устранить, а это уже.. моя добродетель. Мир, полностью подчиненный тебе, будет безынтересен по причине отсутствия возможных ступеней к развитию, и не желая идти путем насилия и подчинения последней возвышающейся над тобой, ты предпочтешь скуку. - Астериум прикрыл глаза, перемещая ладонь сестры под правую грудь. О, и именно там, размеренно, спокойно, билось сердце деоса. Демиург создал его иным, биологический карабункл божества был зеркален любому из известных существ. Точно так, как в черных зрачках мудреца отражалась прекрасная Диана, точно так-же сам Астериум был настроен зеркально по отношению к миру. Отражение не впитывает, отражение возвращает, по такому же принципу работало его легендарное оружие - отвергало все, возвращая чужеродные атаки нападающему. Астериум много раз думал о том, не в этом ли причина его бесконечной холодности восприятия всего? Отсутствие любви и привязанности - это не только удобно и комфортно, но еще и крайне безопасно. Однажды влезая в свой непробиваемый панцирь, он, видно, не догадывался, что окажется непрошибаемым ко всему, и что касается эмоций тоже. Но вот рука Дионаса легко скользит по его груди. Потому что Астериум так хотел, потому что он это позволил. И главная загвоздка была именно в том, что ВОТ, бинго, он был слеп и не понимал того, что просто сам не может, так сказать, перенастроить свое восприятие под чувства. Как иммунитет, отвергающий не только вирусы, но и витамины, так и Астериум был чужд абсолютно до всего. И не знал, как вырубить в себе это, хоть на мгновение. Чтобы знать больше...
Но разве он признается, что не знает?
Ха.
Никогда.

Когда нибудь потом он ей обязательно поведает о том, что в каждом деосе есть отражение собрата. И каждому из богов на самом деле знаком вкус греха и добродетели другого. Но отчего тогда Астериуму было так с л о ж н о поверить в то, что он способен видеть в своем отражении тень Дионаса?

Алые глаза щурились от едкого, дурманящего дыма. Его разума это не касалось, но у смертных однозначно мало-помалу начинало сносить башню. Астериум это ощущал пассивно через собственных фэдэлесов. Забавно, что легкий дурман он замечал, а чужое, доведенное до предела возможного возбуждение - нет. Астериум инертный. Белые брови даже не хмурились, а ровный нос без горбинок не морщился, когда до ушей доносились звуки влажных причмокиваний милых губ, сомкнувшихся вокруг плоти. Ему не было мерзко, не было завистно, не был противно, грустно, отвратительно или как либо еще. Деос в очередной раз, ах в который! убеждался, что ему тупо, ну, никак. Даже не интересно, ибо все как всегда: вот они упиваются страстью. Плоть соединяется, души, притупленные дымом, тоже стремятся к подобию единства, дабы спеть гимн любви. И покуда старший из близнецов услаждался ласками оральными, младший, смазав слюной головку члена, стал медленно проникать в тело чужого фэдэлеса. Дурман делал свое дело: они раскрепостились, их даже не смущало присутствие сторонних наблюдателей процесса. Младший уверенно вцепился в тонкие ножки руками под изящным коленом, закидывая щиколотки себе на плечи, и продолжая энергично двигаться внутри девушки. Старший, кажется, даже не стеснялся нынче ласкать рукой предоставленного бокалу вина Алкима, прикрыв глаза и массируя половой орган мужчины.

- Ни то, ни другое. Жажда знаний - как цель, как путь, который ты преодолеваешь постоянно. Вот если бы ты захотела лишить меня невинности, это была бы эмоция или инстинкт в твоем случае? - Астериум усмехнулся, возвращая ладонь Дионы на округлое, теплое бедро. Она была права, бесконечно права, думая, что алые глаза должны были бы согревать... знала ли божественная, что при рождении мир плескался в насыщенной синей радужке Астериума? И поймет, когда и почему он стал таким... неживым, таким монстром, с позволения? Глаза цвета крови - они всегда лишь у тех, кто в ней нуждается.

- Не нужно гадать, можно лишь спросить. Мы можем поиграть в честную игру. Ты задаешь вопрос, я на него отвечаю, а потом очередь переходит ко мне, и вопрос задаю я. И так далее, и так до тех пор, пока... каждый из них не кончит. Или не кончишь ты. Тебя устроит такое? - деос на сей раз улыбнулся так, что продемонстрировал жемчужный ряд зубов. О, он даже не побрезгал отнять у очевидно занятого Алкима бокал вина, да пригубить его, подзабив на свои собственные табу. Иногда ведь можно, да и... он ведь ничего тут не теряет, правда? Жизнь так скучна, если иногда не сворачивать с намеченных троп.

[AVA]https://pp.userapi.com/c840229/v840229026/3caa8/LlyDUKM6jgA.jpg[/AVA]

Отредактировано Астериум (17.11.2017 18:25:39)

+1

8

Загадки - его песня, красивая, но не понятная. По крайней мере для Дионаса, по крайней мере иногда. Кажется, что чтобы понять философские размышления собрата, нужен отдельный словарик фраз с пояснениями.
Однако... Несовершеннство... Какой же ты лгун, брат мой. И тем печальнее, что врешь самому себе. Как смог бы бесчуственный разглядеть скрытое глубоко внутри грызущее деоса чувство собственной ущербности? Ему знакомо это чувство верно? Ущербность. Совсем не изменился, как и Диона, как и другие. Даже Энтропиус прячет внутри все того же одержимого безумца, как бы не изображал из себя добродушного старичка. Так о каком развитии ты говоришь? Единственный возможный для них путь зашифрован в символах Теберосум. Дионас. Древнее божество любви и похоти, неподконтрольный, безумный, отнюдь не как деос, эмоциональный и прочая и прочая. Наивно... Чем больше ты думаешь об этом, тем глубже тонешь в этом бреду. Дионас не умник. Слишком сложно. Но одна мысль не дает покоя: "Его таким создали". Зеркалом, задача которого - отражать в себе определенную сторону этого мира. Безответный жар чужого тела, никак не покидающий ее ладонь, и все еще отдающееся в ней такое болезненное биение - тому доказательство. Ты - тому доказательство, Ник. И ты знаешь...
Знания Астериум - это страшная сила. Диона осознает это и признает. Только не рассказывай. Она не хочет знать правду, лучше продолжать игнорировать собственную ущербность. Оставь свои знания при себе, мудрый собрат, оставь ей этот сладкий непрогладный туман, что давно уже скрыл поволокой взгляд голубых глаз, и теперь утягивает в эту ловушку других.
-Цель? Знать все? Не понимаю. Слишком сложно. Как ты поймешь, что наконец достиг ее? Ты вообще можешь ее достигнуть? Эй, Ник, а что ты будешь делать, когда достигнешь? - череда по-детски простых вопросов. Созание деоса растворилось в потоке мыслей. Чуть нахмурив свой симпатичный лобик, она, действительно, пыталась понять, но не могла. У этого божества редко были какие-то определенные цели, только желания. Такие яркие, привлекательные, заставляющие сходить с ума в своем собственном пламени. И мимолетные, резко исчезающие из его разума, будто они никогда его и не интересовали. Как, например, сейчас...
Ритмичные пошлые шлепки звучали аккомпаниментом коротким приглушенным стонам. Ты сдерживаешься, дорогая Нимея? Не надо, милая. Вы так прекрасны в своем желании. Покажи мне еще, больше, ту частицу деоса, которую получила, соблазнившись этими сладкими речами.
Тонкие пальчики зарываются в темные густые волосы, притягивая ближе, еще ближе. Соприкосновение влажных от пота и смазки тел - этот звук ни с чем не спутаешь. Обхватив длинными ногами мужские бедра, девушка прижимала его как можно ближе, едва заметно двигаясь навстречу. С каждым тяжелым выдохом с губ срываются блаженные стоны, сменяющиеся неосознанными всхлипами, когда мужчина вжимался сильнее, особенно глубоко заполняя ее лоно.
Движения замедляются. Хрупкие ручки мягко упираются в плечи, приподнимаясь, переместив центр тяжести, девушка наваливается на мальчишку, вынуждая того лечь на спину. Ты знал женщину, милый мальчик? Чувствовал, представлял, как скрытые от твоих глаз тугие горячие мышцы крепко сжимают тебя внутри. Так тесно, что ты до мельчайших подробностей ощущаешь мелкие редкие складки ее естества. Вот теперь ты действительно познал женщину.
-Милый мальчик... - тихо ласково шепчет Нимея. Ее взгляд - расплавленный и потекший мед. Розовый язычок - юркая шеловливая змейка ласкает мускулистую грудь, затвердевшие бусинки сосков, поднимается вверх по шее, белые зубки крепко смыкаются на подбородке. Мужские руки скользят по бедрам, не в силах оставаться равнодушным, болезненно сжимают нежную кожу, двигая бедрами навстречу девушке.
-Оставь нам малыша, Ник, - с похотливым блеском голубых глаз практически стонет Диона. - Смотри, как он понравился Нимее. Ему даже удалось вытащить наружу ее альтер-эго. А... Точно... Ты что-то сказал... - Диона слегка смутилась, потупив взгляд. Оправдываться было поздно - она, действительно, практически пропустила его слова мимо ушей. В сознании голосом Астериум отозвалась Цирцея. - Конкретно тебя? - лукаво, немного мечтательно улыбнулось божество. - Мимо, брат мой. Ты - неподходящий пример. Боюсь, трахнув тебя, я руководствовалась бы жалостью... Не надоело еще стирать руки в мозоли? – в словах деоса вполне можно запутаться. Издевательские слова…звучат тоскливо. Впрочем, еще успеется. – Ну, а если ты имел в виду, в принципе... – женщина на мгновение умолкла. – Принцип. Жизнь или просто существование – не знаю, но любовью и похотью я живу каждый день. Я просто пытаюсь найти то, что наконец-то удовлетворит это желание. Веришь, даже дикой групповухи в сто человек, где я меняла облик раз двадцать, хватило ненадолго… Считай, что, при всей моей распущенности, у меня постоянный недотрах, - на эти слова Алким тихо понимающе усмехнулся. Деос недовольно прищурилась, скользя взглядом по крепкому красивому телу старшего брата.
«Покажи мне его,» - Алким удивленно вздернул бровь. Кажется, его деос снова одержим своим желанием? Если бы не Астериум со своими разговорами, она уже давно присоеденилась бы к веселью. Горячие руки брата вынимают из пальцев фэдэлеса бокал вина, даря тому свободу.
-Я должна кончить только от этого зрелища? Как же ты жесток ко мне братец… А поучаствовать не отпустишь? – весело хихикает женщина, наблюдая, как подцепив любовника за подбородок Алким притягивает его к себе, касаясь кончиком языка его губ, слизывая собственное семя. – Ну, это слишком просто. Как, например…любое желание за каждый отказ от ответа, и он должен быть развернутым, а не просто «Да» или «Нет», - вряд ли, конечно, Ника получится поймать, но почему бы и нет? Быть может…повезет?
«О чем бы тебя спросить…» - не ясно, о чем думал деос мудрости, предлагая Дионе игру. Какие цели он преследовал? Не важно. Диону уже захлестнула волна азарта. Найти и задать вопрос, на который Астериум откажется отвечать…и загадать свое маленькое желание. А время утекает словно в песочных часах с каждым тяжелым вздохом, стоном, движением.
«Ты просила показать…» - мысленно напоминает Алким, и Диона бросает заинтересованный взгляд в их сторону. Губы фэдэлеса очерчивают контуры мышц, слегка прихватывая зубами кожу. Сильные руки мнут тугие мышцы пресса на боках, спускаются на бедра, мягко скользя по стволу возбужденного члена, размазывают капельки смазки, одновременно растягивая тесное кольцо мышц, раскрывая парня для зрителей. Хотя, тот даже внимания не обратил: мысли и смущение растворились в движениях чужих ласковых рук.
«Хочу…» - мысленно стонет деос. Лукаво ухмыльнувшись, вредный последователь показывает ей язык – «Мое!» - и Диона, обиженно отворачивается.
-Если откажешься отвечать, первым моим желанием будет один из этих мальчиков… - достаточно громко произносит деос. Только представьте… Такое удовольствие ждет вас практически каждый день… - Мой вопрос… - божество на секунду задумалось, пытаясь подобрать слова. – Ты хочешь понять меня, Ник? Я имею в виду… Те, чувства, что движут мной… Я могу поделиться ими. Хотя бы ненадолго. Да… Хочешь посмотреть на мир моими глазами?

Отредактировано Дионас (03.12.2017 15:53:30)

0


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Любовь и музыкальное сопровождение