10.04.2018 ► У нас объявлено голосование в конкурсе «Лучшие посты месяца» и продлится оно до 13 апреля включительно. После данной даты будет изменена вкладка «Кураторы» на вкладку «Лучшие», так что вскоре можно будет наблюдать итоги голосования. Разумеется, плюшки за Топы начислены, и подсчет постов за месяц закончен. Счастливой всем весны.
30.03.2018 ► Как поживаете? Надеемся, скучать не приходится! У нас партия новостей: во-первых, введен новый ежемесячный конкурс, ждем Ваши сообщения со ссылками на посты до 9 апреля включительно; во-вторых, немного «прибран» раздел с акциями. Еще не забываем про квесты, они, как и всегда, требуют к себе внимания. В скором времени будет немного отредактирована таблица меню, это случится ближе к дате окончания конкурса, заранее не пугаемся!
16.03.2018 ► Да здравствует весна и хорошее настроение! Маленькая партия новостей ждет в соответствующем разделе. Просьба обратить особое внимание на вторую новость, кроме того, при желании, можно оказать «гуманитарную» помощь в статистических подсчётах постов участников за месяц.
24.02.2018 ► Не зеваем и пишем посты в квесты, Воронка Хроновора, как и всегда, идет полным ходом, а еще не забывайте про базовую боевую систему, её Вы найдете в правилах проекта. Обязательно загляните в раздел «объявления» и обратите особое внимание на вторую заметку.
24.01.2018 ► Дополнен путеводитель по форуму новой частью «Общая информация о магии», если найдете ошибку, просьба сообщить любым доступным способом, кроме этого проведена небольшая чистка анкет неактивных персонажей и эпизодов свободного повествования.
01.01.2018 ► Дорогие участники проекта, примите наши искренние поздравления с Новым годом и Рождеством! Пусть же год собаки предстанет добрым и преданным хаски, сделаем Вас счастливыми! У нас началась Новогодняя лотерея, которая продлится до 5 числа, принять в ней участие могут все, кто прошел предыдущие два тура. Думаю, никто не будет возражать, если участники первого тура, не принявшие участие во втором, выполнят его условия до 05.01.2018 и пришлют в ЛС главному Администратору заполненный шаблон! Счастливых выходных!

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Алая роза
Воронка хроновора
Свитки забытого мира
Игра демона




Это всегда пожалуйста. Только предупредите о времени заранее, и ещё мне потребуется штурмовая винтовка или пулемёт. Я свою в Пэнее… А, уже рассказывал. Развалилась в руках. Чёртова аномалия.
Какая полезная особенность у вашего компаньона. Впрочем, так или иначе, но я отправлю с вами своих людей, которые займутся охраной лагеря и заодно проследят, чтобы ничего не пропало...
А вообще, не стоит так осуждать Олишу. Она родилась еще во времена, когда фурри не были уравнены в гражданских правах, когда еще было «живо» мнение о нас как о искусственном оружии...


      
      

Да. Он не понимал многих вещей, например то, почему Айне неоспоримо важно рискнуть всем ради блага сомнительной ценности. Серьезно, сколь значима неуловимая и необъяснимая возможность не забывать друг друга.

– Как ты себя чувствуешь, Цера? – спросил Хьюберт, вынырнув на веранду из темноты пустующего шале. Сей дом находился посреди виноградника, принадлежащего ордену Сауруса, но на сегодняшний момент, отчего-то не использующегося...

Некоторое время наблюдаю за танцами с той жердью, которая глянулась Локхони, потом видимо привозят оружие для охоты. Попутно приходится напомнить «пиджаку», что с оружием такие как я обращаться умеют.







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Fables of Ainhoa
ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLМийрон photoshop: RenaissanceWhite PR
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Роковые арбузы или «жадность фраера сгубила»


Роковые арбузы или «жадность фраера сгубила»

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngСхаласдерон/Одда/Продитор/ 3002 год, утро.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДеладор Агварес/Габриэль Эльвантас


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигрок может  использовать  любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://sg.uploads.ru/ao36Q.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Все получилось как-то смазано, как, по идее, и должно видеться во сне. Что послужило причиной необдуманного истребления целой плантации арбузов? Едкие замечания Энтропиуса, личная неприязнь к крупным сладким ягодам или общее отвратное настроение, теперь сказать сложно, да и кто станет задаваться подобными вопросами во сне? Шел мимо, увидел арбузы, вспомнил «божественные покрывала» и отчего-то так разозлился, словно в голову залили порцию хаоса, потому пошел по бахче не просто рубить или, там, топтать, ни в коем случае! аккуратно поотрезал еще сочные «хвостики» у самого  основания ягод, обрекая их на неизбежное гниение, а сам, довольный до нельзя, отправился дальше, и, как водится во сне, тут же забыл о содеянном. Зато кое-кто другой не забыл, и придумал замечательную, с его точки зрения, просто отличную месть очень в своем духе, чтоб и наказать и посмеяться всласть можно было, наблюдая получившийся балаган.

+3

2

[AVA]http://sh.uploads.ru/UrybR.png[/AVA]
Рассвет нахально проник в спальню сквозь неплотно задернутые занавеси, лег на край ложа, выхватывая из-под полога очень белую на черных простынях руку. Габриэль перевернулся на другой бок, потянулся, раскидывая руки в стороны, одной задев еще спящего Дела, тихонько поднялся и направился  в туалетную, принять душ. Он любил эти ранние утра, когда все еще спят,  и ты предоставлен сам себе, можно в одиночестве выпить чашку чаю, наслаждаясь ощущением бытия, или погулять в том самом саду, в котором Дел так заботливо ухаживал за ним первые дни. Князь тихо притворял за собой дверь, когда понял, что что-то не так, и перемена эта произошла только что, в одночасье, в момент, когда еле слышно скрежетнул замок.
Первое, что обнаружилось – ощутимо смесился центр тяжести, все стало как-то больше, то есть, сместился угол зрения, запахи обрели кристальную четкость, и.. Габриэль шагнул вперед, наступил на полу халата и чуть не упал. халат распахнулся, открывая вполне аппетитную женскую грудь.
- ЧТО?!!!
Он даже потрогал новоприобретенное богатство, не в силах уверится в его наличии. Под изящными пальцами розовый сосок тут жезатвердел, а в паху затаилось тепло.
Примерно в этом месте Габриэль, выругавшись в полный голос, понял, что  голос, хоть и не потерял своих бархатистых нот, но тоже   женский. Все еще не веря в произошедшее он добрался до ростового зеркала… Из зеркала на него смотрела пигалица годочков эдак двадцати четырех, росту от силы метр шестьдесят, вполне себе женственная, но злая и растрепанная.
- Хотел бы я знать, чьи это шуточки! – Внезапно он понял, что случилось и почему, понял что сон не был обычным сном.  – Энтрррропиус! Скотина! Какая мелочная месть!
Габриэль смотрел в зеркало, отказываясь верить своим глазам. Он - женщина! Одно это повергало его в состояние прострации! Женщина! Да еще такая мелкая!
И.. и что теперь делать с Агваресом?

Отредактировано Габриэль (Понедельник, 5 февраля 06:49:16)

+2

3

Сон – невероятная роскошь для графа Агвареса. Если раньше глава клана спал максимум три раза в неделю по 2 часа, то после уж очень остросюжетных событий, в центре которых оказался Габриэль Эльвантас, кровать… да и просто принятие горизонтального положения приключалось в разы более часто. Более того, Деладор все прошедшее время веровал, с такой частотой он будет принимать горизонтальное положение лишь в одном случае: если все его планы сорвутся, бессмертие помашет на прощание цветастым платочком, а старость распахнет свои объятия. Но даже в этом случае… ладно, хватит лирики. Уснул граф ближе к утру, а все прошедшее время, слыша мирное посыпывание князя на заднем фоне, что-то читая на тускло горящем черном планшете. Уснул всего на два часа, чтобы под конец второго часа распахнуть глаза от громкого женского крика.
Во-первых, поразило, что крик принадлежит женщине. Голос определенно женский, достаточно мелодичный, умеренно-высокий для самки, с едва уловимыми нотками бархата в голосе, последнее, кстати, предавало необычности и некой пикантности. Во-вторых, неизвестная самка была в их с Габриэлем спальне, в-третьих, она проклинала… Энтропиуса? Деладор мог бы еще понять, проклинай она лично графа или князя; первого, в принципе, можно проклинать во всех смертный грехах, а второй всегда пользовался популярностью и у женщин, и у мужчин. А, ну да – ну да, еще у детей, животных… и это я серьезно, если человек, пардон, инсект, обладает значительным природным магнетизмом, то тянет к нему все разумное и неразумное.
Габриэля в комнате не оказалось. Или..? Стоп. Его аура отчетливо ощущается в ванной комнате. На все про все: проснуться, оценить ситуацию, встать, накинуть черный шелковый халат, и распахнуть дверь в ванную, у Деладора, с его милитаристическими реакциями, ушло секунд пять, не больше. И вот тут… граф опешил. С чуть расширенными от удивления глазами взирая на открывшуюся картину. Скажем сразу: искренне шокированный граф Агварес – зрелище то еще. Губы поджаты, на лице играют желваки, все тело чуть напряжено, а в глазах плещется непоколебимый хаос, но то, что увидел граф в помещении для принятия водных процедур ни в какое сравнение с видом самого шокированного не идет.
У огромного зеркала, точнее зеркальной стены, стояла ошарашенная юная девушка. Невысокая, а по сравнению с Деладором так и вовсе миниатюрная, однако с выдающимися округлыми и женственными формами, вся ее кожа буквально светилась в легком сияющем ореоле, обещая быть на ощупь мягкой и шелковистой. Волосы светлой копной ниспадали гораздо ниже бедер, густые, блестящие, но взъерошенные. Личико… Деладор бы назвал ее внешность почти кукольной: лицо сердечком, совсем чуточку вытянуто, губы полные, хорошо очерченные, большие гетерохромные глаза, высокий лоб и аккуратный тонкий прямой нос, уличающий в ней породу.
Но не гетерохромные глаза явились доказательством, нет. Хотя они по значимости стояли на втором месте. Доказательством стала реакция собственного тела и души. Граф и ранее видел обнаженных женщин и мужчин, само – собой. В разных ситуациях и позах. Одни пытались его соблазнить, другие прикованными лежали на хирургическом столе. Но для графа человекоподобные тела мало отличались от нечеловекоподобных, проще говоря, он к женскому телу испытывал ту же тягу, что и к живому жрущему рыбу морскому котику. А тут. Она была прелестна. Своей женственное привлекательностью, хотя ранее граф не понимал смысла сего слова, но сейчас разобрался. Как быстро учит жизнь. Девушку хотелось стиснуть в объятиях, закружить, закрыть от мира, внутри все свернулось в мягкий теплый комок от переполняющей любви, восхищения, капельки умиления и большого инстинкта собственника.
Еще секунда и граф вдруг… расхохотался, облокотившись на дверной косяк, – Габриэль, вот так сюрприз. А я тебя предупреждал вчера, не ешь столько мидий, вот посмотри теперь. Честно, я практикующий хирург и неплохо разбираюсь в других областях науки, но первый раз наблюдаю столь занимательную реакцию организма на аллерген.

+2

4

Деладор оказался легок на помине, кто б сомневался! Хотя, если бы князь не был так огорошен произошедшей переменой, разглядывая новенький бюст и все, к нему предлагающееся, если бы все-таки сдержал негодующий вопль, то, наверное, граф бы не прилетел в ванную, чуть ли не выбив собой дверь. Ишь, стоит, лыбится! Иронизирует! Нет! Он еще иронизирует!!!
Разъяренная блондинка, не отводя глаз от воздвигшегося в дверях самца, нащупала что-то на полочке для умывания и мстительно запустила в голову главе клана. Не попала, хреновина разбилась рядом с Деладором, расплескав вокруг осколки и остатки, кажется, пены для душа. Габриэль (даже имя подошло!) сочно выругалась:
- Это работа Энтропиуса, самодовольного и эгоистичного деоса, такого же тупоголового, как и все гадкое его племя! Нет, ты это видел?! – Девица указала на выдающееся сокровище, нахально розовеющее между разошедшихся пол халата, слишком для нее теперь длинного. – Он наградил меня сиськами!!  И все из-за какого-то говенного сна! Чего смотришь? Подбери челюсть, Дел, надо поглядеть, не разбила ли она пол! – Блондинка почти подскочила к мужчине, желая огреть его еще и кулаком за неуместное веселье, но притормозила. Вблизи Деладор производил совершенно другое впечатление, массивной глыбой возвышаясь над девушкой. От него исходил такой мощный призывный фон, что Габриэль, не отрывая от него завороженных глаз, вытерла губы тыльной стороной ладони и сделала шаг назад. Потом снова психанула, опомнившись, и запахнула предательский халат, держащийся доселе только на плечах и бесстыдно выставляющий на показ все прелести. Усилием воли развернулась к Деладору спиной, и, путаясь в длинных полах, отошла назад, к зеркалу. Она и так чуть не разбудила инстинкт хищника в этом здоровенном мужике, пятясь от него не отрывая глаз! дудки! «А полезет – по рогам получит!» Извечно женским движением, удивляясь самой себе, поправила волосы, приводя их в надлежащий вид, облизала губы, словно только что их накрасила, придвинувшись лицом почти к самому стеклу. Рассмотрела свое новое лицо. «Красиво. Но все равно!! Беспредел!»
- Кхэм.. – В голосе не было и капли смущения. Теперь девчонка созерцала главу клана через зеркало, ослабляя на себя воздействие его энергетики. Не то, чтобы Габриэль боялась Агвареса, но ей нужно было принять произошедшую перемену, чего делать категорически не хотелось! Хотелось рвать и метать, а еще насовать Энтропиусу горячих за такие шутки! Подумаешь арбузы! Что, ради них стоит отнимать у мужчины пол?!! Последняя мысль снова завела ее с полпинка. – Извиняться не буду. – Категорично, но уже на полтона ниже заявила Габриэль. – И нечего меня подкалывать и списывать все на аллергию! Если б это была работа устриц, то кое-кто себе бы давно щупальца отрастил, так что нечего! Просыпайся, мой драгоценный хирург, и давай подумаем, что с этим – она сжала ладонями  свои груди, предъявляя их хихикающему любовнику, - с этим делать![AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]

+2

5

Звон разлетевшейся на острые осколки хрустальной бутыли розового масла даже не заставил дернуться графа Агвареса, пусть и раздался в паре десятков сантиметров от его головы. Усмехнувшись и не теряя с лица лукавую мину, в купе с чем-то неуловимо-терпким, словно нагретое вино столетней выдержки, брюнет сделал шаг на встречу. Немудрено, что Габриэль промахнулась, насколько бы не была горяча, дерзка и нахальна девчонка, её координация в пространстве и ощущение собственного тела явно хромали.
Подобрать челюсть? – теперь уже от ухмылки не осталось и образа, ее заняла лукавая полуулыбка, лишь уголками губ, – малышка, ну не кипятись, твоя челюсть в полном порядке, а вот о целостности кинутой тобой эм… вещи, так сказать не могу. – для придания своим словам еще большего оттенка игривого злорадства… знаете, а злорадство бывает добрым, да-да, когда знаешь, что время оно не принесет, а может даже… вот только, как правило, это не сразу понятно, а на нервах умеют поиграть оба.
О! Вот это поворот, Габриэль, видимо набравшись храбрости, как пить дать у своей стороны бытия – хаоса, кой всегда славился сей добродетелью, гордо и самоуверенно пошла на него. Темный инсект не источал ничего одиозного и отталкивающего, ничего пугающего и противного природе, как часто жаловались своим подружкам сплетницы, наоборот, скорее притягивал женскую часть, между прочим, очень умело сотканную, внутренним мужским магнетизмом. Смотрел проницательно, с легким весельем и необыкновенным интересом, уже не океаном, а каплей восхищения и любования, дабы не… смущать «самку», так неудачно… или удачно оказавшейся в его комнате. Да, посмотреть было на что,  природа этой тяги к женскому телу вполне объяснима, ведь Деладор полюбил душу, а в каком бы теле не оказалась душа – она априори прекрасна и притягательна для тела. Такая мягкая, округлая, лишенная мышц… у женщин куда больше подкожная жировая прослойка, они более податливы телесно, более сладки – промелькнула даже не мысль, а скорее самоощущение. Однако бестия поспешила запахнуть халат, вновь разразившись праведными возмущениями. Да, Габриэль – женщина, это что-то, определенно не уступает Габриэлю в истинном облике.
Деладор не сдержал смешок, даже чуть глуховатое хихиканье, – Хм, а ведь мой организм куда более устойчив к разного рода.. кхэм… зельям и ядам, может, я еще отращу щупальца, просто с запозданием. – определенно, от этого разговора граф получал нешуточное наслаждение, ему нравилось как эта нахалка яростно сверкает глазами, как в приступе ярости сжимает свои руки в кулаки… потрясающе хрупкие и тонкие запястья – женщина.
А что именно, ты собралась с этим, – прохладные руки графа накрыли ладошки Габриэль, сжимавшие собственную грудь, – делать? Тебя не устраивает форма? Или размер? Может быть расположение сосков? Пусть я и хирург, но не пластический. Впрочем… – тут Деладор вновь рассмеялся в голос, – могу сменить профиль! Только мне надо получше узнать предмет работы, осмотреть… так сказать… но, знаешь, уже сейчас могу утверждать, что лучше чем есть я вряд ли сделаю, а посему и тебе не позволю. К тому же, судя по ауре и тому, что я вижу, это не просто эм… каприз творца сего тела, – тут речь шла явно о деосе, – все куда проще. Активация нужных генов, блокация ведущих, одним словом, именно так ты бы выглядела, родись изначально женщиной.

+3

6

Замечание про щупальца, сказанные между делом, почему-то повергли Габриэль в санное оцепенение, она так и стояла, чуть ли е открыв рот, пока темный очень плавно (чтоб не спугнуть, ага!) подошел ближе, занял собой весь мир, вытесняя даже сам свет. Внезапно блондинка сделала невероятно интересное умозаключение: размер имеет значение. Вслед за этой умной мыслью притащились еще две, первая: размер – н только рост и, почему-то: большой шкаф громко падает. Пока она считала ворон, прохладные пальцы графа обласкали ее собственные ладошки, слегка сдавливая нежные полушария между собой, отчего у девчонки в голове что-то бабахнуло и вырубилось. Видимо, пробки перегорели от перенапряжения. Вообще-то не мудрено, особенно, если над тобой хищно навис очень притягательный мужик, твой возлюбленный, между прочим, а ты – баба, и чуть ли не растекаешься  лужей и готова хлюпать носом от восторга! Габриэль нервно облизнулась, пытаясь  отстранится от графа и начать хоть что-то соображать, и, пока мысли очень неохотно пробивались через вал всколыхнувшейся чувственности, промямлила:
- Э-э-э-э.. В смысле? Если бы я родился женщиной, то был бы вот таким недомерком?!
Ага! Разум вернулся, Габриэль попробовала холодно оценить положение, снова наливаясь ехидством. Деладор стоял рядом, он очаровывал до помешательства, был неотразим в своем черном халате с гривой эбонитовых волос, умопомрачительно притягателен, но разве Эльвантасы когда-нибудь сдавались! Ни-за-что! А потому девица очень знакомо ухмыльнулась и от всей души пнула графа под колено:
- Руки прочь от девичьей чести, нахал! – Вот самое сложное в этой ситуации было не заржать. Именно, не засмеются, ни ухмыльнуться, а именно заржать. Почему-то Габриэль - девушка ощущала себя свободной от бремени манер, привитых в Доме, так сказать, ее женской ипостаси не достаюсь королевского воспитания, поэтому она вытворяла, что хотела. Хотелось много и разного, к примеру, прижаться новенькой грудью к груди своего (чего?!!!) мужика, попробовать его по-новому, в новом качестве,  но не сдаваться же сразу?
Через весь творящийся в  сознании бахтыр-компот прорезался голос Габриэля-мужчины, словно выглянувшего н секунду из глаз шкодливой девицы:
- Надо скорее возвращать свой мужской облик! Я ее долго не выдержу![AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]
И все. Словно не было ничего, как камень в воду, даже кругов не осталось. Какой Габриэль? Ах, да.. Надо было срочно зацепиться за что-то другое, не за Деладора, а.. О! Точно! Энтропиус! Козел!
Дамочка, воспользовавшись моментом, ускользнула из рук графа, приняла независимый вид и уселась на банкетку, чинно расправив халат. Взбудораженные руками темного соски нагло торчали сквозь ткань, но дама не смутилась, улыбнулась томно и маняще, положила ногу на ногу:
- Ты меня с мысли сбиваешь. Обязательно сразу лапать! Мужики! - Вздернув носик, она снова поправила волосы.
«Что со мной? Я поглупел?» и очень знакомый ехиднейший голос прокомментировал изнутри: «Нет, ты – баба, это диагноз»
- Р-р-р-ры! Ладно. На чем мы там остановились? Пора действительно.. как-то..
Тело, еще не намтроившеея в унисон с разуом, обрушивало новую информаци и новые гормоны. Все было иначе и действительно стоило поднатужиться и попытаться вернуть хотя бы рассудок, раз с телом такая засада. "Как же они живут?! А как я буду жить в этом?.." "Это" не ответило. Оно хотело нравиться не взирая на вопли разума.

Отредактировано Габриэль (Четверг, 8 февраля 09:41:24)

+3

7

Резвый и несуетливый шаг в сторону, даже слегка танцующий, позволил избежать болезненного пинка под колено, а красноречивым комментарием сего поступка явился еще более громкий смешок, но вдруг, натянув на лицо все ту же абсолютно невозмутимую мину, изрек загробным голосом, ибо артистический талант не пропьешь.
Знаешь, тестостерон, в рамках не более трех пикограмм на миллилитр, значительные выпуклости на передней верхней части туловища, наличествующие большим количеством жировой ткани и молоченых желез, а также, соответствующая для женской особи половая конституция, не позволяет назвать тебя недомерком. Про таких как ты, дорогая, – в голосе мелькнула нотка язвительности, но абсолютно беззлобной, скорее игривой и поддразнивающей, – говорят… миниатюрная, в особых случаях, кукольная. А недомерками будешь называть особей противоположного пола… всех, кто ниже меня. И от нахалки слышу, ты меня между прочим тоже с мысли сбиваешь, то бьешь, то всякими подручными материалами кидаешься, а ж натура чувствительная, даже сдачи дать не могу. – фальшиво-возмущенно запричитал черноволосый инсект, начиная медленно надвигаться на девушку, сидящую так беззаботно на резной мраморной банкетке, обитой черным бархатом. Возможности отпрянуть попросту не было, а потому, граф наклонился предельно близко оперевшись сжатыми в кулаки руками по обе стороны от бедер возлюбленной.
А лапать..? Я ведь даже не начинал, а меня обвинили, получается, совершенно незаконно, проще говоря – оклеветали доброе имя. После подобного ого я просто обязан совершить это отвратительное действо, хотя все во мне и противится мысли опорочить честь прелестной вирги. – теперь уже горячая ладонь беспардонно легла на упругое мягкое полукружие груди, ласково и осторожно его помассировав пальцами, касаясь розоватой горошинки соска, торчащей столь призывно, словно зрелая вишня.
Голос мужчины принял более тихие, низкие и бархатистые ноты, с легкой хрипотцой, – а еще, – рука беззастенчиво распахнула полы женского халата, и спустилась непрерывным плавным касанием от груди к разгоряченной промежности, пальцами поласкав шелковистый и беззащитный девичий лобок, ведь на девушке не было трусиков.
Это потрясающе качественное преображение. Я серьезно, – пальцы скользнули между ног, чуть отодвигая левую и ощутимо сжав внутреннюю часть бедра, – все имеющееся не иллюзия, а работа подобного толка сложнее, чем самая тончайшая ювелирная вязь. Раньше древние могли без проблем мудрить, в разумных пределах, над генами и даже циклом жизни других рас. – усмешка, а ведь на последнем слове ладонь Деладора безболезненно хлопнула Габриэль по беленькой ляжке, отчего женская прелесть таки соблазнительно заколыхалась.
... а сейчас… подобная работа отнимает просто адово количество сил, про жизненный цикл я молчу, в итоге оно не по силам. Но не беспокойся, судя по тому, что я вижу, все обратимо и пройдет в течении… эм… точного прогноза дать невозможно, у каждого индивидуально, референтные интервалы и все такое, дорогая.
Тут граф резко отпрянув, схватив девушку под руки и за долю секунды блондиночка оказалась у него на руках, прижатой, так сказать, к широкой мужской груди, – а посему! Мы не должны терять ни минуты! – почти на всю ванную гаркнуло его темнейшество, – одна из моих работ по генетике, наконец, может быть окончена! Ты просто обязана сейчас отправится со мной в лабораторию и пройти несколько несложных экспериментов, о! А кровь на анализ в обязательном порядке! – говоря все это, наглец уже чуть ли не бежал со всех ног, но у самой двери замер… словно что-то забыл. Может то, что барышне надо бы хотя бы помыться, переодеться… да и самому не помешает.

+2

8

Блондинка закатила глаза:
- Твое доброе имя? Ты перепутал слова, любимый! Или ты про кого-то другого говоришь! – И тут же сорвалась на притворный визг:
- Прекрасная вирга категорически – рука тёмного сжала грудь, у девчонки высохли губы. – Возражаю! Э.. ет! – досказала дрожащим голосом, очень надеясь, что звучит он как возглас возмущения. Выровняв интонацию, для чего пришлось вспомнить, что он мужчина вообще-то, и сиськи эти вовсе не его, а накладные, и с физиологией все в порядке, а это.. ну.. – девушка опустила глаза вниз, откуда только что поднялись нахальные сладкие пальцы, - э.. костюм! Да, точно! Костюм, и сегодня карнавал, чтоб ему.. м-м-м-м.. что же он, паразит, вытворяет?!
- За что я тебя обожаю, Дел, так это за то, что даже в напряженные моменты жизни ты не забываешь о своих научных изысканиях. А кусок кожи тебе не надо? Или, скажем, клок волос? К сожалению, могу предложить только с головы, больше нигде растительности не имею. – Наглость – второе счастье, а что делать, если Темный так смотрит, если кожа еще помнит ненавязчивое прикосновение к соску, скольжение вниз, словно случайно цепляя кончиками пальцев влажный жар желания? Думаешь, он не заметил, что ты потекла? А феромоны? Не надо только молоть чушь и приписывать к творящемуся видовую принадлежность, ты пахнешь, как и выглядишь – готовой к употреблению!  Тут, дорогуша, надо думать о футболе, и, разумеется, смотреть в другую сторону, а не пялится на кое-кого, судорожно подбирая слова.. Да-да, голову поверни, а то еще случайно обнаружишь то самое, под халатом, выдающее серьезную заинтересованность в обозначенных исследованиях. Давай, милочка, соображай. Сдаваться без боя – обозначиться как шлюха, а мужики дешевок  чуют сразу, забыл? еще настоятельно напоминаю: ты сейчас девица, то есть, свой прежний опыт можно смело проецировать на себя. Воооот. Понял, да? Умница ты моя! – Не говори глупостей! Какая еще лаборатория!
Габриэль и мявкнуть не успела, как была вознесена куда-то в высоту, почти к самым губам Деладора. Отпихивая его двумя руками, заливаемая чувствами, излучаемыми графом, она строптиво прохаживалась по сказанному мужчиной, и в момент, когда Деладор притормозил  в дверях, сделала то, что обычно делают кошки, когда хозяева намерены их искупать: уцепилась за оба косяка, категорически не желая пролезать в двери. Может быть, Дел приостановился, чтобы подумать стоит ее мыть или так сойдет, потом вымоются вместе, может быть, он действительно думал про опыты.. «Нееет, вряд ли! Гуляющие прямо рядом с темноволосым огненные эмоции  недвусмысленно намекали, какого рода опыт он намерен повести.
- Да наплевать мне на преображение, чтоб козлу Энтропиусу всю дорогу бабой быть! С огромным выменем! – Рявкнула девчонка, все еще цепляясь за косяк, - Нашел, чем восхищаться! Что хорошего?! – Да! Между прочим, что-то тут прозвучало про недомерков, да? Бабская хитрющая сущность перехватила управление речью и довольно хрипло мурлыкнула:
- Но ладно, уговорил. Ты прав: надо во всем искать позитив. Хорошо, тогда я не буду обращать внимания на недомерков, уговорил, но тут другой вопрос напрашивается: где отыскать другого  такого огромного мужика? Да еще с самого утра?
Наверное, провокация была лишней. Даже не наверное, она точно была лишней, но отказаться воткнуть шпильку в шкуру Дела Габри не могла! Ни-за-что! [AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (Понедельник, 12 февраля 09:24:26)

+2

9

Замерев в дверном проеме, черноволосый мужчина тихо и счастливо засмеялся, уткнувшись в блондинистую макушку такой родной и любимой девочки. У всех могут свои маленькие слабости, граф Агварес не исключение. Как же быстро душа свыкается с телом, вот вам еще одно доказательство, что для помешательства, именуемого «больше чем любовь», внезапно и совершенно дико, накрывшего разум графа, нет теперь границ «оболочки».
Деладор не знал, как это происходит у самого Габриэля. Не ведал, будет ли избранник любить его также сильно, смени он половую принадлежность, или что уж там пол – это пустяки! Превратись, например, в урода. Калеку без рук или ног. Многие согласны терпеть уродство души ради наслаждения прекрасным телом… граф мог бы продолжить мысль, будучи уверенным в том, что он с легкостью примет Габриэля любого и навсегда, если так служится судьба, но вот внезапно вспыхнувшая мысль «уродство души» заставила напрячься, взвестись струной. Нет, не стоит думать об этом, его собственное чувство точно взаимно, а душа… красота бывает разной, темной тоже, главное, чтобы не гнилой.
Настаивать на дальнейшем продвижении по комнате пока инсект не спешил, также парируя вопрос, заданный скорее в риторической форме, – Хм… а чего плохого? Ты женщина без году час, так что я воспользуюсь-таки беззащитностью слабого пола. – не унимался и, выслушав с предельным вниманием, достойным короля, последнюю фразу, также мурлыкнул на ушко Габриэль, – Огромных мужиков, милая, полным полном, если поискать, поверь мне – бывалому воину, однако… неужто тебе не жалко их, да и себя. Их – потому как бедолаги не проживут долго, после успешного поиска. Тебя – ты представляешь, что я лично с тобой сделаю, если решу, что моей женщине не хватает мужского внимания?
И вот после этих слов мужчина резко опустил одну руку, позволив Габриэль сползти по его телу, но в последнюю секунду большие горячие ладони подхватили девушку под ягодицы, жадно тиская их и сжимая, побуждая тем самым, чисто на рефлексах, обхватить его ногами за пояс и руками за шею, для удержания равновесия.
Вряд ли Габриэль дальше могла хоть что-то сделать, так как за несколько секунд большими быстрыми шагами граф преодолел расстояние до кровати, без труда швырнув на нее свою драгоценную ношу и плотоядно ухмыльнулся.
Или… быть может… – тихо, размеренно, монотонно и хрипловато по буквам выговаривал возбужденный голос, – тебя смущает твоя новая роль. Да, согласен, это далеко от того вальяжного и по-своему брутального образа недоступного идола, но зато какой опыт… не находишь… Га-бри-эль? – на губах играла лукавая и крайне многообещающая улыбка, в глазах светилось желание, пока еще желание исследователя, разумеется, про опыты прямо сейчас он шутил и шутка удалась.
Кстати, судя по всему, кровь у меня в любом случае будет, я бы даже по такому случаю вывесил белую простынь после брачной ночи, согласно давно устаревшей традиции, попади ты ко мне такой лишь сейчас впервые. – похоже, графу тоже доставало удовольствие играть в эти мозговые высоко интеллектуальные игры по всаживанию шпилек.
Подойдя к краю кровати граф вместо того, чтобы заалеть на нее, не без нежности, схватил Габриэль за изящную щиколотку и потянул резко на себя, зажимая ее ножки по обе стороны от торса и без предупреждения жадно припадая ртом к манящей вершинке груди, втягивая глубоко в жаркий плен и горошину, и значительную часть окружающей ее чувствительной кожи…
Мягкость и упругость под пальцами сводили с ума, а еще этот сладковатый ни с чем несравненные запах. Деладор все не мог разобраться, откуда он исходит. У Габриэля мужчины тоже был потрясающий аромат, но этот… просто взрыв. Сравнить его попросту не с чем, ни цветочный, ни химический, а легкий, воздушный, теплый, вкусный и желанный. Разжигающий это самое желание...

+2

10

«А-а-а-а-а-а!! Помогите-спасите-убивают!» Истерически визжало внутри «Да кто тебя убивает?!» «Да какая разница?!! Сейчас он.. он..!» - Габриэль сползала по торсу Деладора, успев потерять халат, и до того держащийся на честном слове, а роскошный шелковый Темного как раз так удачно распахнулся, и она, словно кошка по натертому маслом столбу, съезжала вниз. Угадаете, на что? Девчонка вслух только взвизгнула, когда граф сначала  заграбастал ее, а потом, в момент переместившись в спальню,  скинул  на постель, тут же поймал за щиколотку и рывком притянув к себе. Габриэль скользнула по черному шелку как стремительная рыбка в темной воде, еще раз вскрикнула, стоило прижаться к обнаженному телу Дела своими прелестями. От места соприкосновения тут же побежали огненные острые искры, разогревая саму кровь в сосудах. Такого эффекта она никак не ожидала, а ведь еще ничего не случилось!  Темный, ей даже показалось, слегка обезумевший от свалившейся на него неожиданной удачи, только-только окунулся в ласки, пока еще осторожные, нежные, с любовью, без страсти. Даже не так: Дел, по своему обыкновению все делать основательно, принялся изучать и пробовать на вкус новый объект. Сам объект старался отстраниться и попытаться как-то размышлять – не получалось. Всякая мыслительная деятельность прекращалась в тот момент, когда кожа Темного соприкасалась с ее кожей, доводя прикосновениями до головокружения. Новые ощущения, дополненные невероятным, каким-то хищным манящим запахом, исходящим от графа, заливали  тело и разум девушки, она тонула, буквально захлебывалась в желании, но, в то же время, боялась! Боялась, и не могла вслух сказать, чего боится и почему вместо того, чтобы получать удовольствие, без оглядки отдавшись возлюбленному,, снова принялась строптиво его отпихивать, вознамерившись уползти на другой край кровати, то есть, почти за горизонт, чтобы собраться с мыслями и прийти в себя.
- Простыни! – Голос  перешел в стон, губы Темного накрыли сосок, а движение по нему языка окатило огнем, тут же потекшим вниз, в средоточие безумного желания и такого же безумного страха,  начисто выметая из головы Габриэль мысли куда-то уползти - Что за бред? Они должны быть белыми, на черных крови.. (! эврика!).. не видно...– Жадно вдохнула несколько раз, в такт движения мужских губ, издавая какие-то новые для себя звуки. Наверное, это новое тело так хотело, вот так нежно, еле слышно, почти приглашающе. -  Моя новая роль! – Вспомнив, о чем шел разговор до постельных игр, она дернулась, отталкиваясь от края кровати согнутыми в коленях ногами, но не преуспела, сильные мужские руки перехватили  ее рывок, сильнее прижимая к себе. – Погоди, Дел! – «Надо же как-то.. про простыни! Я понял, отчего мне так страшно!» - Прошу тебя, это не смешно, я очень боюсь! Да-да, боюсь, я же женщина, у меня никогда не было мужчины, я очень тебя хочу и ужасно боюсь! Теперь понимаю, что такое страх девственницы, и, заодно, понимаю, почему к тебе липнут наши (и не только наши) дамы.. – Говорила сбивчиво, перескакивая с одного на другое, волнуясь,  зарываясь пальцами в полночь волос, будто покрывалом накрывающее обоих. Чувствовала себя странно: взвинчено, возбужденно, испуганно. Эмоции были жаркими, пламенными, с вкраплениями кристаллического льда, стоило проскочить мысли о.. Да, о том, что этот красивый большой и любимый мужчина скоро возьмет ее, снова сделает своей, как до того присвоил себе ее мужскую ипостась, откровенно наплевав на общественное мнение и вообще на какие-либо правила. Шила в мешке не утаишь, видимо, скоро вся история выплывет на всеобщее обсуждение, снова вызвав волны нездорового интереса, зависти и не пойми боги чего. Возможно, придется принимать серьезные меры безопасности, а возможно, все-таки пройти обряд Объединения пути и тем заткнуть рты таким гламурным птичкам, как курочка Барнаш.  «О чем это я?! При чем тут курица в павлиньих перьях?!» 
Пальцы графа ласкали ее тело, а ее трясло от возбуждения и ожидания.
- Дам потом  передушу сама..  - Девчонка почти всхлипывала от наслаждения,  тая от ласк мужчины, болтала что ни попадя, граф не мог не чувствовать  ее состояние. Ей требовалась нежность, чтобы распробовать его, не испугаться, довериться. Изначальный страх женщины перед неизведанным Габриэль освоила сполна, чего совершенно не наблюдалось в Габриэле-мужчине, который, стоило ему лишиться графского титула, ощутил любовь  к авантюрам.
- Дел, поцелуй меня… [AVA]http://sa.uploads.ru/IYoe4.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (Суббота, 17 февраля 07:39:36)

+2

11

Замерев каменным изваянием в полусидящей позе у края кровати, граф поднял внимательный, наполненный теплыми всполохами кофейного янтаря взгляд на женское лицо. Нет, в глазах Деладора не читалось растерянности, скорее острая сосредоточенность, точно всматриваясь вот так в девушку, он жаждал найти некие ответы.
Сейчас Габриэль казалась ему прекрасным и нежным цветком, насколько может быть любимая женщина, все ее тело источало не только дивный аромат, от которого раздувались ноздри, но и едва заметный жемчужный ореол. Мягкие и плавные черты лица, пухлые губы… лишь в последний момент мужчина буквально поймал себя за «руку», что сбился с действительно важных мыслей, переходя на бесстыжее любование кажущейся ему божественной красотой. Что-то скребло… сильно.
Эти мягкие округлости, кои хочется гладить и ласкать, бархатистая персиковая кожа, да кто бы мог помыслить, что в бывшем графе Эльвантасе именно таковы женские гены! Ей Богу, ведь граф высок и мелкокалиберным его не назвать. И как же шла эта вся кукольная миниатюрность девушке… снова, снова он ускользает от некой важной, слишком важной думы.
Демиург с ней, с этой мыслью, когда так хорошо! Чуть приподнявшись, граф обхватил руками податливое женское тело, сцепив пальцы за ее талией в замок и без промедления приник к столь желанным губам. В голове тот час закружилось, заплясали яркие огоньки… как же сладко. Одновременно родной и еще неизведанный вкус. Горячо. От Габриэль пахнет свежими цитрусами и ванилью, а на языке медленно разгорается и тает медовое послевкусие. Ее язычок проворен и нежен, темный не находит в себе сил, чтобы разомкнуть объятия и буквально трясется от переполняющего возбуждения. Болезненно. Желание накатило слишком внезапно и поглотило непозволительно сильно. Взять. Взять ее немедленно, опрокинуть на кровать, подмять под себя это слабое и беззащитное тело, так страстно изнывающее и жаждущее его любви. Поцелуй все разгорался, перерастая во влажный, преисполненный доверху греховными движениями танец, глубокий и медленный. Все еще скребет, чертова дума не дает покоя и даже сейчас сверлит на подкорке.
Лучше пройти все круги Ада и замерзнуть намертво в ледяном озере Коцит, чем отстраниться от этих потрясающих и желанный губ, однако он смог. Мягко погладив Габриэль по щеке и убирая непослушный светлые пряди с ее лба, – если тебе нравятся белые, не вопрос. – в чуточку дрожащем голосе слышится и капелька шутки, дабы расслабиться девушку и навязанная забота, сродни заботе о ребенке, – чего ты боишься? – Деладор сам не заметил, как вторая рука настойчиво, хоть и ласково, поглаживала низ женского живота, – боли? Ты же знаешь, я не сделаю тебе больно, только не таким образом. А новый опыт он всегда полезен… – и тут его осенило. Деладор дернулся, словно невидимый враг засветил звонкую пощечину, от чего мужчина резко отвернул голову и черные волосы рассыпались по плечам, пряча его взгляд, ставший одновременно пустым и ошалелым.
Картинка, кажущаяся ему недостижимой вспыхнула перед глазами с новом цвете. Иссохшее женское тело с отвратительным, нет… даже уродливым пузом, покрытым венами и стяжками. Зачем они вообще доводили до такого, не легче было сразу убить? Конечно, подобные ему безумны, обрекли жен на неприглядную смерть, а куда девать детей имбицилов, способных отправить не один город к Демиургу в свои пять лет? Психопатам глубоко плевать. Женщин тянет к таким как он – к генетическим уродам – закон «вируса». Он же не ощущает ответной тяги к ним, наоборот, отвращение – защитная реакция природы. Поправочка... не ощущал. Исключением является лишь одна единственная женщина, помыслить об участи которой в таком ключе Деладор не мог даже в самом страшном сне. Врагу не пожелаешь, как говорится, хотя в пожеланиях врагам граф всегда был очень изобретателен. Это следовало прояснить и срочно. Избавиться от его юродивого зародыша будет уже невозможно… как же невыносимо. Невыносимо отстраняться и внимательно посмотреть в глаза Габриэль, натянуто улыбнувшись. Агварес не пожелал бы пугать и сбивать игривый настрой своей даме, как-никак он хотел ее немедленно. Но чуточку позже.
«Самое поганое, что от таких как я зародыш может развиться даже в бесплодном чреве…» – пронеслась безрадужная мысль, – «очень надеюсь, что Энтропиус просто стал слишком инфантильным, а не… главное, чтобы Габриэль не понял…» – улыбка перестала быть столь странной и, наконец, граф молвил, – И все же ты меня убьешь. Ляг на спину, – руки резко, без возможности сопротивления, надавили на плечи девушки, – я должен кое о чем позаботиться.

+1

12

Губы, глаза, руки – все переплелось, перемешалось, смещая все доселе известное в новый невероятный сонм мыслей, чувств, форм. Логика сдохла, не выдержала критического раздвоения, оставив одни чувства, без размышлений и анализа. Каждое новое движение губ повергало девчонку в чувственность все глубже и глубже, словно огромная приливная волна накрывает и затягивает под себя все, до чего она добирается. Глаза, теплые, полные любви и желания, жар тела, аромат стоящего на грани нетерпения, напрягшиеся мышцы мужчины, словно готового сорваться в полет – словно звездная ночь, разлитая в небе подобно чаше старого черного вина с Эвилариума, вина, долго хранившегося в древнем священном расписном пифосе, словно несущем картины несбывшегося наваждения. Изумрудная зелень вспыхнула по краю радужки, словно отблеск жестокого льда намекнул тихонечко «я здесь, я никуда не ушел, детка».  Померещилось или в глаза мужчины впрыгнул страх, тут же задавленный волей? Так или иначе, но  Габриэль его заметила не только как эмпат, настроенный на волну любимого, она  УВИДЕЛА настоящий ужас, промелькнувший в глазах Деладора за крону секунды. Тревога, приправленная столь острыми чувствами, что девчонка в руках мужчины задохнулась, лишившись возможности дышать от наведенного страха, схлынула, оставив на память какой-то странный горячий пот и дрожащие руки. Отчего-то захотелось его обнять, успокоить, вернуть оттуда, куда он ушел, потому, не обращая внимания на его нетерпение, снова затопившее все его существо на ране с осторожностью, и на его почти приказ (ха! да щас!), она переползла на колени, поднялась, потянулась к нему, обняла, сама, прижала к себе его голову, наслаждаясь запахом волос, даже накручивая на палец тонкую прядь.
- Успеется, - голос звучал мягко, все еще подрагивая от возбуждения. Да чего там, ее еще колотило от желания и страха, своего и наведенного, - успеешь, пока обними меня, хочу, чтобы ты меня обнял, прижал к себе. Хочу твоего тепла.. Я не боюсь боли в том смысле, о котором ты говоришь, это.. даже не знаю, как сказать.. – Ее губы блуждали по его лицу, целуя то висок, то глаз, то лоб у самой кромки волос. – Это чисто женский страх перед неизведанным. Чтобы тебе было понятней, так чувствует себя медик, когда ставит на себе эксперимент, понимаешь? – Нет, долго выдерживать серьезный тон или утешать она точно не могла. А как тут утешать, если снова от прикосновений сводит коленки, а по спине маршируют покованные мурашки, так и норовя устроить заварушку внизу живота? – Черти что!  Аррр! – звук получился очень тихим и довольно угрожающим, а потом Габриэль дернула своего мужчину на себя, хитрым приемом перекидывая его на середину ложа. Да-да, дама была не так проста, как казалась на первый взгляд, тело, пусть и женское, хорошо помнило школу поединков, решив применить ее помимо воли и желания носительницы. Габриэль снова поднялась на коленях, нависая над Деладором, как любила делать ее мужская ипостась, и, на показ хищно крюча пальцы, сделала вид, что сейчас прольется чья-то кровь. Щелчок – и мужчина снова прихвачен лентами, почти обездвижен, снова игра в самом разгаре! Блондинка, даже не пряча алчного блеска в глазах, заговорила с капризной интонацией, явно кому-то подражая, кому-то, кого граф точно знал, но сама она забыла за давностью лет:
- Ах, любимый, ты снова занят? – Хитрый взгляд из-под челки, девчонка сдувает прядки, упавшие на лоб, забывая, какой опасный соперник притаился прямо тут, на ровном месте! – Разве тебе не интересно? Все дела-дела… - Наклонившись над мужчиной, она целует его шею, спускаясь к мощной груди цепочкой жалящих поцелуев. Кровь кипит, желание и азарт толкают на эксперимент, но она еще не в силах преодолеть некоторую робость при всех наружной развязности, а потому самое интересное пока не трогает, даже не смотрит, хотя черный шелковый халат так удачно распахнулся. – Так не честно, разве дела не могут подождать? – потом ее губы снова вернулись к его губам, ленты растворились, и она спросила, с трудом оторвавшись и еле отдышавшись:
- Что так тебя взволновало, любимый? Я чувствую твою тревогу и страх за меня. Или нет, это подождет. Позаботься,  о чем хотел,  и иди ко мне!
Платина волос смешивалась с черными, смесь запахов кружила голову, почему-то добавляя в воздух острый кисловатый запах яблочного воска, от которого рот наполнялся слюной предвкушения. Все потом! Пусть все случится  сейчас, вот прямо теперь, пока не успела испугаться!
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]

+1

13

[AVA]http://s5.uploads.ru/cnp09.png[/AVA]До чего же упоительны, нежны и трепетны эти ласковые и одновременно страстные объятия тонких женских рук; волнительны невесомые, но ощутимые прикосновения, Деладор мнил себя плывущем в медовом густом озере, планомерно покачиваясь под исцеляющими лучами солнца. Как он жил раньше без этого тепла, любви и удовольствия, так щедро источаемого этой светлой непогрешимой душой? Как он жил без огромного согревающего кома внутри собственно груди? Все верно – не жил, а существовал. Идеализация до безумия обожаемого образа – не есть грех, а даже если, от подобного греха можно без сожалений положить голову на плаху.
И как только получается сдерживаться? Вот, кажется, нет сил взять себя в руки, превозмочь внутренний инстинкт, своять исполинский блок между ними в момент страсти, однако один лишь образ, картинка и страх… не за себя, за неё, способны отрезвить даже самый опьяненный чувствами разум. Плюс, Габриэль сама явно ощущала некий дискомфорт, настороженность, передавшийся от партнера, а посему тоже забеспокоилась. О боги, если бы она сейчас не послушала его, воспротивилась странной суетности, никакая сила не отняла бы у графа Агвареса его любимую женщину. А вот после оставалось, разве что, совершить парное самоубийство, или того хуже.
– Хм, когда я ставил на себе эксперименты, ничего кроме предвкушения и любопытства не ощущал, – мягко ответил ей любовник, однако тут же прикусил язык, ведь сказанное было лишь отчасти правда. Один Демиург знает, как холодный липкий ужас заползал в душу еще юного неопытного трансдента в его первый опыт, а уж все прочие в никакое сравнение не шли, да и сравнивать психику его – нынешнего графа Дансенфэй и любое, мало мальки здорового рассудка, по меньшей мере, глупость, а по правде кретинизм.
Габриэль нервничала и будь Деладор более глуп и нерасторопен, то с него стало бы выложить в такой момент все, беспокоящие его думы в красках и подробностях, ага и напрочь отбить женское желание ложиться с ним в постель.
– Сейчас я занят, как ты можешь видеть, лишь одним проектом… – лукавый взгляд многозначительно скользнул по животу девушки. До чего же она шикарна, игрива, желанна… его тигрица. Взгляд жадно и плотоядно задерживается на упругих и округлых грудях, так соблазнительно колыхающихся прямо над ним в то время, как сама девушка удачно сковала любовница лентами и трется об него без опаски и робости.
– … и ты даже в самых, казалось бы, безобидных ситуациях умудряешься играть с огнем… – сложно прятать титанические усилия совладать с собой и придать лицу хитрое выражение с толикой хищного желания, особенно когда можешь без труда разорвать гладкую шелковую ткань и, сходя с ума от желания, разложить эту несносную девчонку прямо сейчас, не позволяя той и слова вставить. Ох, он обязательно это сделает, и выберет позу самую что ни наесть похабную. Позже.
Треск столь ненадежных «оков» прогремел почти громом среди ясного неба, и пусть графу желалось еще этих сладких, пряных и пьянящих поцелуев, желалось больше аромата и ощущений ее потрясающего тела, но следовало сделать задуманное, и почему они так медлят? Ответ мужчина находил лишь один: защитный механизм «проклятия», раз ситуация так сподвигает к размножению, сам Бог велел посадить зараженные вирусом смерти семена в подходящую утробу. От посетивших голову мыслей графа опять передернуло, и быстрым рывком вновь опрокинув девушку на спину, любовник надежно зафиксировал ее кисти высоко над головой одной своей широкой ладонью, уж обхватить тонкие девичьи запястья труда не составило.
– Не бойся, это не больно, по сути, просто создание особой пленки на некоторых органах. – горячая рука, уже давно утратившая всю хваленую прохладу погладила низ мягкого животика, пальцы плавно прочертили по бархатистому лобку какие-то символы, а Габриэль от неожиданности вполне могла вскрикнуть, впрочем, она ведь девушка не совсем простая? Да, боли не было, но ощущение, будто бы теплое влажное перо мягко касается стенок влагалища, скользит глубже и не обделяет своим все репродуктивные органы, не покидало, даже при условии, что руки Деладора оставались на прежнем месте.
Граф не любил халтуру, поэтому не отпускал Габриэль несколько минут, прежде чем закончил, сколько таких вот оболочек он успел насоздовать один Демиург знает, но много не мало, много  – надежней.
– Вот видишь, совсем не страшно. – ласково похлопал в одобрительном жесте женское бедро и отпустил таки руки возлюбленной. Внезапно разгоревшийся взгляд и многообещающая ухмылка давала понять, что теперь-то она никуда не денется. Деладор навалился сверху, придавливая девушку к кровати и с удовольствием отмечая, как же восхитительно она «растекается» по его торсу, женские ножки, подчиняясь древнему инстинкту, получилось раздвинуть почти сразу, прижавшись к горячей и влажной промежности и стискивая рукой округлую ягодицу.
Губы… не терпя возражений, мужчина впился в желанные сладкие губы требовательным и страстным поцелуем, почти сразу превращая его в полыхающий дикой страстью танец языков и уст. Как же хорошо, чудесно, ярко и невыносимо. Особенно пульсация во всем теле. Мужчина держал крепко, буквально вдавливая в себя любимую, но все же контролировал силу, не спешил, не суетился, мягко покачивая бедрами в такт только ему слышащейся музыке. Возбужденная пульсирующая плоть настойчиво и ощутимо скользила меж чувствительных нижних складочек, распыляя и так немалое желание, кружа голову до золотых звезд перед плотно сомкнутыми веками. Разве может во всей Вселенной быть что-то чудесней?

+2

14

[AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]
- Прекращай меня запугивать, Агварес, я же с перепугу и в капусту порубить могу! – Девчонка осклабилась, будто не лежала обнаженной под руками Деладора, а хамила ему на тренировочном поле, более того – была уверена, что завалит его одной левой. Ее испуг потихоньку вытеснялся новой волной возбуждения, уже не поддающейся контролю. Да и не желали Габриэль и Габриэль контролировать что-то в ситуации, когда коротенькие волоски на затылке стоят дыбом, во рту пустыня, а тело налито жарким жидким огнем как лавой, отзывающейся снопами брызг и искр даже не на прикосновение – на каждое слово, сказанное низким, бархатистым, прерывающимся от желания голосом. Боги, да она готова была отдаться еще пару минут назад, правда, не призналась бы и под пытками (Еще чего! Козыри в руки мужику?! Дудки!!) Какое там «я боюсь»?! Из головы выдуло все, даже остатки разума, видимо, сделали ручкой! Она смотрела на губы, не разбирая слов, изредка вскидывала взгляд, ловя выражение глаз, ощущала бродящие по телу импульсы, чувствовала работу магии, стоило мужчине положить на нее свою большую руку, но это все были мелочи, ничего не значащие мелочи по сравнению с тем, как она его хотела! Дыхание, замедлившееся было, пока он колдовал, снова полетело, словно подхлестываемое бурей, девчонка вскрикнула от прикосновения, а когда постепенно теряющий голову от предвкушения мужчина навалился  на  нее, испытала ни с чем несравнимое  удовлетворение. Ее мужчина, и только ее, и был он именно там, где нужно, хотел и должен был быть именно здесь и сейчас. Вот так любопытно перетасовалась колода Судьбы, отняв у Габриэля мужское естество и подарив взамен женское, новое, сладкое. Может быть дело в покорности? Габриэль, терзаемая губами возлюбленного могла бы сказать «А не сходить ли тебе в задницу, дорогой вопрошающий?» (Девушка несколько резка, что поделать) не в покорности дело, а в совместимости, только теперь, захлебываясь чувствами, она отчетливо поняла: она части одного целого, единство во множестве, раздробленное сознание, наконец-то обретшее изначальную цельность. Наверное стоило поблагодарить Энтропиуса за бесценный дар, коим обернулось его наказание, вряд ли он сознательно хотел сделать князю такой царский подарок.
Мысль прочертила яркую линию, визуализируясь в глазах Деладора, и исчезла, отложенная на потом.
Тяжелое горячее тело мужчины  дарило огненные ласки и мучило, настраивая ее словно музыкальный инструмент, его тугая бархатистость дразнила, распаляя ее все больше, отметая былые  страхи, возбуждая любопытство, потому что Габриэль хорошо знал как это – любить Агвареса,  какой он необузданный в постели, каким бывает резким и изобретательным, и все эти неоценимые качества  она намеревалась проверить как можно быстрее в применении к своему новенькому телу. «Нет! Это же невыносимо!»
С ее губ сорвалось сдавленное рычание. Его руки, держащие ее так, что невозможно выбраться, руки любовника и собственника! Его губы, забирающие с собой ее разум, оставляющие ей только огонь, огонь, огонь! Губы собственника! Его бедра, его член, мучавшие ее предвкушением!  Она же чувствует -  он еле сдерживается! «Я больше не боюсь!» Девушка прижала к себе голову мужчины, не позволяя ему отстраниться, бешено глянула в глаза, не зная, что обе радужки мерцают зеленью бешенства, а зрачок  такой огромный, что радужка выглядит тонкой яркой флуоресцентной окантовкой:
- Я хочу тебя, хочу, Агварес! Немедленно! Не заставляй меня  просить тебя  еще раз! – Яростно шепчут ее губы, успевая попадать между движениями его языка. Она кусает его губы, стонет в поцелуй, пытается извиваться, чтобы поймать в себя  такое желанное и твердое, сжимет его коленями, ловя себя на том, что открывается ему все больше. .   В тот же момент она снова понимает то, что уже приходило в голову Габриэлю-мужчине: «Это – мое! Я убью любого, кто посмеет протянуть руки!» - Сволочь! Не мучай меня! – Мысли и слова перемешиваются, она не помнит,  что сказала и что подумала, она вся собралась в фокусе женской природы, истекая соками, полная желаний.  Резко впивается в его губы – она тоже собственник и хочет, чтобы ее мужчина это почувствовал, всю ее страсть, желание, грязные мыслишки, похоть – ей не страшно и не стыдно! Он – ее, так зачем стыдиться?

Отредактировано Габриэль (Вторник, 20 марта 10:53:38)

+1

15

[AVA]http://s5.uploads.ru/cnp09.png[/AVA]http://sg.uploads.ru/Fgtj0.pnghttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПолыхающее желание безжалостно плавило кровь в артериях, доводило до кипения и ускоряло её бег по возбужденному телу; сердце, почти всегда пребывающее в покое, вновь и вновь давало сбой и билось ритмичным скоростным набатом, не обращая внимания на все пережитые в покое века. Сейчас вся пролетевшая жизнь казалось столь пустяковой, неинтересной и «не своей», что впору рассмеяться, да, он бы рассмеялся, но до безумия любимая женщина в объятиях уводила все мысли и поступки в абсолютно неизведанном направлении, пусть и отчасти знакомом.
Стремление к власти, политические игры, соперничество за силу и информацию, вечная гонка вооружений, уничтожение неугодных и стремлением познать суть вещей, чудовищные опыты и эксперименты – все это меркло на фоне настоящего, на мимолетном образе одного прекрасного мгновения, помноженного на сотню и выстроившихся в вереницу.
Не только кровь плавилась и бурлила, но и он весь превращался в неуемную дикую энергию желания;  духа, без памяти одержимого лишь одной единственной женщиной, в его любви нет места нормальности, это больше чем просто мания.
Деладор содрогался от нетерпения, вновь и вновь подвергал себя особой изысканной пытке, словно зависимый от болезненных отношений мазохист; вновь и вновь не позволял себе спешить, даже когда возлюбленная молит о продолжении. Спешка – это лишнее, она косит под корень даже стволы древних деревьев, и временное укрощение собственных похотливых желаний, поражает лишь нежность к той, что способна одним своим существованием усмирить Зверя.
Смеется. Целует её раскрасневшиеся алые уста, медово-сладкие, вдыхает чарующий аромат, отчего ноздри забавно расширяются и сужаются, втягивая воздух. Хочется зарыться носом куда-то в область шеи, но оторваться от этих губ не возможно. Да, женщина пахнет иначе: более невесомо, тонко, гораздо слаще… фрукты? Цветы…
– Ты сводишь меня с ума… – прошептал, нет, прохрипел он ей над ушком, облизывая мочку и не прерывая длительную, чувственную экзекуцию в скользящем соитии тел, – такая сладостная, живая… – да, последний комплемент из уст кого-то, кто не Деладор был бы сомнителен, но для этого темного мага вполне уместен, – … неужели тебе не нравится? Не лги мне, малышка.
Ощутить истинное блаженство можно, лишь пребывая на пике желания, когда все тело сводит от необходимости отдаться, и граф знал – у женщины проверить проще простого, за нее красноречиво говорит ее тело. Рука нахально и по-хозяйски скользнула между бедер, поднимаясь выше и достигая горячего, источающего соки лона. Именно достаточное количество природной смазки откровенно покажет все без лишних слов.
– Вот теперь верю, что ты меня хочешь. – Ухмыльнулся, лукаво сверкая глазами любовник, елозя рукой по нежной коже, лаская уже более настойчиво и плавно погружаясь четырьмя пальцами вовнутрь.
– Твое тело говорит за тебя, – язык откровенно прошелся по соску, облизывая его точно изысканное лакомство: мороженое или леденец, – и у него получается куда более складно.
Решив, что больше сил терпеть нет, да и возлюбленная готова, мужчина чуть приподнял девушку под ягодицы, выбирая максимально комфортную для двоих позу, и не без осторожности, однако быстро, проник сразу и на всю длину, с удивленной усмешкой (бывают и такие) отметив, что таки предела практически достиг, заполнив собой возлюбленную до самый краев уже в прямом смысле.
Вряд ли Габриэль от возбуждения и желания ощутила бы секундное присутствие магии, заботливо убравшее любой дискомфорт от дарованной деосом девственности. Это было нечто: такая узкая, тугая, влажная, всецело окунуться в этот океан и сгинуть в нем – единственная мечта, что сейчас билась в голове инсекта.
Он задвигался быстро, сильно, подхватив любовницу под бедра и забрасывая ее ножки себе на пояс, – Давай, малышка, сожми меня так сильно, как сможешь… – точно в бреду возбужденно и ошалевшем голосом с хрипотцой промурлыкал мужчина сквозь пылкие горячие поцелуи. Сплетение языков, переплетение рук, ног и абсолютное единение отрезало Деладора от мира окончательно, ничего не оставив кроме ощущений, желаний, эмоций…[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/21548/1488316/dan_balan_-_chicabomb_%28zaycev.net%29.mp3|Музыкальная пауза[/mymp3]

+1

16

Дыхание замерло,  и реальность подернулась пылью,  стоило Деладору втиснуться в нее целиком. Сам момент оказался настолько ярким, что все остальное происходило, словно в каком-то сладком полубреду с той лишь разницей, что девушке было так бесконечно хорошо, как еще ни разу не было мужчине. Хотя нет! Физиология накладывает отпечаток, сравнивать глупо, этот восторг был немного другого плана, другие нюансы, обертоны музыки любви,  запахи, но страсть неподдельная и слияние тел -  всего лишь первая ступень к слиянию душ,  остались неизменными.
Они сходили с ума вместе, так горячо и сладко, так самозабвенно, отдаваясь целиком и без остатка, они были миром и пылью, всем и ничем, черпая радость  друг в  друге как в бездонном колодце  наслаждения. Габриэль сжимала возлюбленного, обнимала его собой, не чувствуя ничего иного, только он, его шепот, его дыхание, его резкие жадные движения, отдающиеся в ней стонами и вскриками, тягучие слова, которые на самом деле говорились горячечным шепотом, бесподобное, ни с чем не сравнимое ощущение целостности в единении,  волшебство страсти, в которой было и звериное начало, ибо ненасытными оказались оба, будто путники, набредшие после долгого блуждания в пустыне на родник.
- Ты сводишь меня с ума.
«Что? Что он сказал? Что он там шепчет, не нужно отвлекаться, радость моя, не прерывайся, я на полпути к пропасти и очень хочу упасть в нее с тобой, только с тобой. Скоро». Тем не менее, она  секунду, сжимая возлюбленного изо всей силы, отстраняется, вжимаясь в черный шелк ложа,  улыбается искусанными яркими губами такой немного абсолютно безумной улыбкой, проталкивая слова через штормовые валы удовольствия, слова-провокаторы, слова - рыболовные крючки. В то она вся, такая как есть, и в любви всегда нежность идет рука об руку со шпилькой. Почему так? Да кто же теперь вспомнит? Однако причина есть, есть и весомая, связанная именно с черноволосым, который все-таки стал ее. Или его? Габриэль не хочет сейчас думать о причинах, она находит в себе силы все-таки сказать:
- Наконец-то, а то быть безумной в одиночестве не интересно!
И снова его губы и танец языков, и не возможно остановиться, потому что очень удобно обнимать его ногами и впиваться пальцами в плечи  в желании оттолкнуть и прижать одновременно, потому что он зверь, потому что.. Да потому что это любовь, чтоб ее, та самая, что горше яда и слаще самой жизни, той самой, ради которой души сгорают на алтарях безумия.
Изумрудно-серебристая паутина незаметно и невесомо окутывала мужчину и женщину, они ее не замечали, они привыкли, она стала частью их жизни, даже доставляло удовольствие рвать ее каждый раз, словно рождаясь заново. 
Дыхания не хватает, мужчина массивен, тяжел, он держит ее, берет и отдает, любит. Девушка не чувствует в сплетении энергий единоличия, отчего тает в его руках.  В теле бушует жар, под закрытыми веками взрываются сиреневые фейерверки, голос она почти сорвала, но еще нет, еще чуть-чуть, немножко! 
- Уже скоро! Что? Нет-нет, не нужно ничего менять! - Как он восхитительно тяжел!  - Как же мне хорошо!
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (Среда, 4 апреля 08:42:16)

+1

17

Гладкий шелк кожи, чарующий вкус губ и сладкое дыхание погружали в пучину безвременья стремительно. Ощущение абсолютного падения перемежевывалось с яростным движением тел, а они – движения эти, то лихо возрастали, то становились непростительно медленными, глубокими и чувственными.
Больше всего Деладору хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось, а длилось… длилось… длилось… её волосы пахли медом, а кожа ландышами, или очередная иллюзия обоняния? Такая мягкая, страстная, кажущаяся куда более хрупкой и беззащитной, если сравнивать с оригиналом, хотя женская ипостась не копия, а новая вариация естества; но все же Габриэль без труда выдерживала и немалый вес любовника, и его крепкие объятия.
Внизу живота все сильнее закручивалась раскаленная тугая пружина возбуждения и каждое страстное или дразнящее плавностью движение, влажный поцелуй, тихий шепот, громкие вскрики и слова любви приближали мужчину к точке наслаждения. Пульсация разгоряченных тел, быстро стучащее сердце и стальная похоть в изнывающей в наслаждении плоти, «полирующий» неизведанные тугие глубины сводили с ума окончательно. Думать связно или членораздельно говорить Деладор уже не мог, в голове разрастался вакуум, а губы лихорадочно блуждали по прекрасному женскому телу.
Оргазм накрыл с головой, как смертоносное цунами, погружая в невообразимые глубины счастья, неги. Титаническое напряжение, яростный крик… мужчина так крепко стиснул свою возлюбленную, прижимая к себе, и вдавливаясь в нее бедрами, что есть сил, что казалось, совершенно забыл обо всем.[float=right]http://sa.uploads.ru/zHMsi.png[/float]
А в голове звучала мысль «нет ничего более прекрасного и радостного в жизни». После утоления первичного голода, непомерно возросшей потребности Деладор смог погрузиться в новый сорт ласк: нежных и неспешных прелюдий. Мимолетного касания губами виска, ключиц, невесомое проглаживания пальцами ее кожи. Он был целующим ветром, лаская свою женщину, почти неощутимой негой бархатистых лепестков душистых роз, точно боялся навредить. Однако сего произойти не могло с абсолютной точностью, если уж Габриэль выдержала ураган, чего ей бояться ласкового летнего ветра? Они недолго нежились в кровати, когда любимая уснула, Деладор еще долго любовался ее подрагивающими веками, алыми припухшими губами, чуть призывно приоткрытыми. Но будить граф не смел, надо знать меру и сейчас короткий двухчасовой сон как нельзя лучше скажется на самочувствии Габриэль, все же князь испытал сильный психологический и эмоциональный шок.
Диагностика далась легко, спроецировав несколько аналитических пентаграмм, мужчина сделал вывод, что эта форма и правда временная, в структуре генов был отчетливо виден ключ, запрограммированный вернуть былой облик через трое суток. Спустя полутора часов Агварес плавно поднялся с кровати, очень тихо набрасывая халат и телепортируясь на кухню, они ведь еще не успели даже позавтракать.
Приготовить легкий перекус труда не составило, и спустя еще минут двадцать, мужчина, не боясь разбудить Габриэль, вошел в комнату, держа перед собой поднос с предполагаемым завтраком.
Доброго дня. – ласково улыбаясь с легкими бесинками в глазах поприветствовал граф свою женщину, присаживая на край широкого ложа и ставя рядом поднос, – проголодалась? Из-за этого… несомненно примечательного инцидента мы так и не успели позавтракать. Кста-а-ати… – тут улыбка стала еще более лукавой, а в уголках глаз отчетливо проступили смешинки, – не знаю, хорошие это новости или плохие, но с возвращением в женскую форму будут очень… очень большие трудности. Я провел диагностику, пока ты спала, и выяснилось, что для возвращения нужно… хм… угадаешь?

+1

18

Наверное, до этого момента Габриэль не чувствовал себя таким.. спокойным? Да. Счастливым? Да. В момент высшего слияния с возлюбленным он снова испытал чувство целостности, только более полное, какое-то.. м.. знакомое. Словно они срослись, переплелись между собой, потерялись в этом состоянии целостности и уже не важно, кто из них кто. Так касаются губами души после того как улеглись оглушающие страсти, нежно, трепетно, бережно. Габриэль (он? она?) снова испытал прилив счастья, почувствовав, как любимый тихонько встает и одевается. Она не стала ничего говорить. Зачем? Пока не прямой угрозы ни для чего, потому можно нежиться, вновь и вновь переживая моменты близости, смявшие их обоих, соединившие, перемешавшие и разомкнувшие снова на две половинки, только вот незадача: теперь в каждом  второго стало немного больше. Хорошо или плохо? да кому это интересно?
Она потянулась в постели, сладко развернула мышцы, еще гудевшие после любви. Села, развернула крылья, с любопытством следя за переливами рун и печатей. Крылья почему-то приобрели изумрудный оттенок по наружному краю, да пара жилок внутри приобрела отсвет изумруда. Ах да, кажется, добавилась новая руна. А может и показалось, надо попросить Дела посмотреть, она слишком низко, почти у самого основания крыла.
Замере на острие солнечного луча, просочившегося в затемненные покои и упавшего на занавешенное черное ложе, девушка задумалась, любуясь игрой света на своей белой коже, красиво просвечивающейся серебром изнутри, словно магия решила проявить себя и выступила на первый план, заодно напитываясь энергией звезды.
Все-таки, хорошо получилось, не смотря на первичный шок от смены пола и даже намек на истерику (бабы – дуры, аксиома). Глупая шутка фиолетового чудовища вылилась в настоящее откровение между ними с Агваресом. Эльвантас впервые увидел глубину того, что называлось Деладором. В этой глубине ползали, плавали и сидели в засаде переливчатые чудовища – желания, мысли, цели, но там же цвел удивительной красоты цветок. А может и не цвел, и скорей всего, совсем это был не цветочек, плотоядное нечто, прекрасное и порочное по своей сути, вокруг которого толпятся прихлебатели.
Обнаженные плечи словно холодом обдуло. Габриэль убрала крылья и снова легла, накрывшись чуть ли не с головой.
«Я люблю. Но как сберечь? Вед все ясно до самой мелкой детали, все происходит во времени.. И мне все чаще кажется, что я умер, когда забыл. Зато у меня теперь есть любовь. Не думаю что надолго.. Отец сказал «много горечи», наверное, он прав. И ощущение какого-то подвоха, вот с самого начала, будто бы сама основа моего  счастья –  тающий лед. Почему? Что я забыл? Эй ты, кто там, отзовись!» Внутри царила тишина. «Словно в разграбленном доме»  Габриэль перевернулась на другой бок, почти соскальзывая в сон и продолжая наблюдать за своими мыслями, когда пришел Деладор.
- Какие восхитительные запахи! – У Габриэль заблестели глаза, она тут же села на кровати, не заботясь о своей наготе. – Столько удовольствий на один облом, как-то даже не правильно, ты не находишь?  Доброе утро. – Лукаво улыбнувшись, девчонка потянулась поцеловать любимого, и, чмокнув его в щеку, подхватила с подноса кофе, поднесла к лицу, понюхала. – Божественно! Чтоб Энтропиусу в арбузе утопиться, похвала не ему. – Она скорчила смешную гримаску пригубила напиток, и склонила голову к плечу, слушая своего мужчину. – Я так и знала! – В голосе ее прозвучало почти неподдельное отчаяние. – Вместо отдыха ты снова работал! Выкладывай, я не буду гадать, а то ты мастер запутывать бедную девушку в хитрых сплетениях силлогизмов, в халатах и простынях. Между прочим, - круассан и вопрошающий перс на одной руке смотрелись особенно смешно, - я забыла спросить, что ты будешь делать, если я так и останусь хм.. дамой. Но ты уже все сказал. – Она откусила кусочек выпечки, с явным удовольствием прожевала, запила кофе и с чисто женской непосредственностью досказала. – А то я уже хотела заказать себе сумочку от Гаренни и сапожки для верховой езды. Да, еще стек. Ведь мне бы пошло, правда?
«Женская логика – это нечто», - думала мужская часть Габриэль, наблюдая за творящимся безобразием. «Так и свихнуться недолго. Скорей бы уж кончилось это наваждение!»
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPTeq.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (Пятница, 20 апреля 12:33:21)

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Роковые арбузы или «жадность фраера сгубила»