Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.
Всем отличного лета и благодушного настроения, а также легкой работы тем, кто заменяет коллег по службе или сдает экзамены! Напоминаем, что встроенный загрузчик uploads для картинок работает очень плохо, немалая часть изображений в Ваших анкетах/эпизодах слетела. Мы добавили новый загрузчик на форум, но Вы вольны использовать свои ресурсы, пока что АМС использует hostingkartinok.
За последнее время произошло много мелких изменений. Раздел FAQ укомплектован по тематикам для эффективного поиска нужной информации и дополнен. Введено важное изменение, касающееся понятия «человек», о нем можете узнать в объявлениях, сообщение №29. В правила проекта добавлен новый пункт 2.20. Мелкие многочисленные поправки, не влияющие на что-либо, но улучшающие восприятие, перечислять не будем.
Хэй-хэй! У нас изменения! На форуме введена упрощенная навигация по базовому реестру способностей. Еще заканчивается прием на конкурс «лучшие посты периода апрель – май». Каждый, кто принимает участие в конкурсе, то есть предлагает пост и голосует, зарабатывают от 5 до 10 кристаллов, в зависимости от количества предложенных постов и голосов.
Поздравляем всех с началом майских праздников, пусть они пройдут весело и позитивно! Новостей у нас много: новый ежемесячный набор на конкурс «лучшие посты месяца»; небольшое, но всегда приятное сокращение матчасти; а еще, наконец-то, сделан раздел с нашими ежегодными конкурсами и ивентами, в общей сложности их получилось пять. Проще говоря, Вы обязаны заглянуть в раздел объявлений!

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Алая роза
Воронка хроновора
Свитки забытого мира
Что таит в себе туман?




Дошли они быстро на удивление. Темный зашел внутрь. Стояли два каких-то хмыря, бугай, и непонятный за столом. Ножки на бумажках. Кабинет прямо скажем крысиная нора. Какого только хлама тут не было и сброд собрался под стать. Единственное «но»...
Ох, Ютикико, ох баловница этакая растакая, только вернется, отлуплю егозу. Даже приворотное зелье сварить, как надо не смогла, считай, молодчик, что я тебя спас от жестокого отравления. Моему брюху уже лет триста глубоко апатично, что в него попадает.
Цера загадочно улыбалась и внимательно пере-водила взгляд с одного присутствующего на другого. Это было стандартным выражением ее лица и понять, в каком же сейчас девушка находится настроение было невозможно. Как-будто бы...


      
      

Риззен услышь меня, дело не в оружии или доспехах, о стихии всемогущие! Ты, ты думаешь я, я… Женщина, мои руки окрасились в алый цвет в восемь лет! Задумайся над этой цифрой! В восемь лет! Ты правда думаешь, мне будет сложно его зарубить, порезать на маленькие кусочки?

Насколько мне известно, радиация этой планеты губительна не только для живых существ, но и для электроники. Конечно, вряд ли до того, что все микросхемы корабля сожжёт, но если вдруг системы в самый ответственный момент уйдут на перезагрузку...

Изумрудная паутина заняла все свободное пространство, и он, Габриэль, застрявший в ней наглухо, как мошка в янтаре. Паутина живая, пульсирующая, по ней про бегают яркие, почему-то кажущиеся какими-то необузданными вспышки, она думает, она разумна...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Fables of Ainhoa
ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOPаphotoshop: RenaissanceWhite PR
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » «Архитектура мысли»


«Архитектура мысли»

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png     Планета Схаласдерон, г. Бреннейс, Высокая Галерея. 3002 год, полдень.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngГабриэль; Натхёльн Кеус.


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png     Мастер игры может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://sf.uploads.ru/ujrxM.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


     В мире есть много прекрасного и ужасного. Искусство и умение собирать и приумножать знания о всем прекрасном - развлечение для знати Барнаш. Сама графиня достаточно известна тем, что творцы разных рас просят её покровительства и самым талантливым и трудолюбивым получается получить её помощь в их нелегком труде.
     Так, раз в несколько лет, графиня устраивает крупное культурное мероприятие в Высокой Галерее, название которая получила за свои высокие потолки и стройные длинные окна. Туда стекаются все представители высших сословий, а также великие мастера. Просторные светлые залы с огромным окнами украшают разнообразные картины и скульптуры, а также новейшие макеты и планы архитектурных творений. Знать в этот день может прикоснутся к прекрасному и поговорить с теми, кто находится под покровительством графини, а также с ней самой.


Искусство — это попытка создать рядом с реальным миром другой, более человечный мир.

Пример окружения

В Высокой Галерее есть большой внутренний дворик, библиотека с книгами об искусстве, рабочие студии, выставочные залы, много коридоров, а также других комнат и помещений для проведения мероприятий.

http://sd.uploads.ru/MLAlH.jpg
http://sd.uploads.ru/iRFET.jpg
http://s4.uploads.ru/XICMJ.jpg
http://s7.uploads.ru/Y2I0L.jpg
http://s4.uploads.ru/pUj6o.jpg
http://s9.uploads.ru/wrhWM.jpg
http://sd.uploads.ru/z8CNq.jpg
http://sg.uploads.ru/Lqh0s.jpg

Отредактировано Натхёльн Кеус (Пятница, 23 февраля 16:26:38)

+2

2

     Пышные залы были украшены в выдержанной, но искусной манере. То здесь то там стояли красивые цветы и небольшие диванчики, на которых сидели гости в модных одеждах. Среди всей этой цветущей роскоши находилась и графиня, которая являлась и инициатором всего этого торжества. Натхёльн как раз ставила на половину полный бокал обратно на поднос к проходившему мимо неё официанту, когда к ней обратился некий человек из толпы, говоря комплименты о торжестве и благодаря её за столь большой интерес к искусству. Когда Кеус ставила бокал на поднос, её лицо ничего не выражало, только какое-то совершенно непонятное беспокойство, но в секунду, стоило ей обернуться к гостю, на её лице расцвел девичий румянец и она, с благодарной улыбкой, кивала гостям, тоже благодаря их за посещение. Такие мероприятия были важны, да. Они создавали иллюзию того, что некоторым персонам интересны другие персоны в этом зале, хотя, на самом деле, до жизней их графине дела не было. Но она понимала, что многие связи очень полезны как для её народа, так и для бизнеса, так что каждый раз, как только кто-нибудь обращался к ней, он отвечала со всей гостеприимностью и добродушием. [float=right]http://sh.uploads.ru/Wpk6X.png[/float]
     Всеми крупными мероприятиями занималась специальная команда под руководством Кеус, её специально одели так, как было нужно для её образа, словно музу, и высокий силуэт фигуры в лёгких одеждах не спеша проплывал мимо скульптур и картин, а также макетов. Натхёльн то и дело мило улыбалась, подавая руку разным высоким чинам. Иногда она подводила их и знакомила с тем или иным творцом, рассказывая о том, в чём те хороши и давая разные рекомендации. Наконец, отделавшись от назойливого гостя, графиня встала возле высокого макета. Он был очень изящен и эстетически приятно разработан - открытое пространство для скульптур и прогулок, продуманное внутреннее наполнение... Так могла бы выглядеть новая Академия. Натхёльн подхватила лёгкий бокал с подноса очередного официанта и, поддерживая свою руку за локоть, задумчиво отпила из него, коснувшись холодного хрустального края губами, всматриваясь в чертеж, расположенный прямо возле макета. Она провела по нему пальцами.
     «Надо будет выделить средства на этот проект»
     Брови трансдента едва нахмурились, придавая лицу серьезную задумчивость. Кеус перенесла вес с ноги на ногу, подняв голову и смотря на яркие блестящие шпили макета, покачивая бокал в руке. Свет, проходя сквозь него, отражался в сотню солнечных зайчиков, которые играли на её руках, лице и груди. Небольшие крылья за спиной едва поднимались, свет, лившийся из огромных высоких окон, также играл на них, делая ярче роспись узоров на перьях. Кроме поддержания связей данное мероприятие носило также и более личный характер. Многих творцов Натхёльн хотела пристроить, а именно тех, кто не способен удовлетворить её желания и требования, а также нужды Барнаш. Но просто выгонять трудяг Кеус считала не честным, поэтому так рьяно она давала рекомендации по поводу некоторых её подопечных, чтобы дать другим аристократам ощущение того, что они получили то, чего хотели. А про других творцов графиня, наоборот, умалчивала. Своих любимцев она щедро спонсировала и всячески помогала им в реализации проектов, но на публике лучшие их работы никогда не выставлялись.

Прим. одежда

Только с с обувью!)
http://s5.uploads.ru/QCOaL.png

+1

3

Интересоваться искусством и принимать участие в разного рода светских мероприятиях, связанных с культурной жизнью собственного и остальных кланов Схаласдерона для Габриэля было делом привычным. Еще триста лет назад, будучи сам главой клана Дансенфэй, он считал своим долгом отмечать лучших из творцов, поощряя их разными путями и методами, порой «отжимая» таланты для себя и славы своего клана, потому теперь, на приеме в Высокой Галерее, он наслаждался вернувшимися воспоминаниями. Пусть теперь он министр и приехал сюда по приглашению  как представитель своего клана, заодно представляя взыскательной рафинированной публике обойму талантов клана, но так даже лучше. Неподвижная фигура графа отбрасывает довольно густую и весьма уютную  тень, в свою очередь, способную замаскировать многие интриги, в коих сам граф светиться не должен, а у министра есть место для маневра. «Нужно пересмотреть договор о сотрудничестве, раз выдался столь удачный момент и можно кое-что подправить, а так же, убрать и дополнить некоторые  эм.. пункты предыдущего соглашения».
Князь наконец выловил взглядом графиню, и направился к ней,  не переставая раскланиваться, пожимать ручки, заговорщически улыбаться дамам, с воодушевлением вливаясь в атмосферу праздника, на которые была такой мастерицей госпожа Кеус, но продолжал напряженно  думать о пользах и выгодах сотрудничества с кланом Барнаш.
На минуту задержался рядом с очень известным художником, особенной гордостью клана Дансенфэй, немного безумным, но, бесспорно, гениальным. Перемолвился с ним парой слов, завороженно, словно в первый раз, глядя на дикие звезды, выписанные крупно, сочными мазками, на тихий черный спящий Продитор где-то внизу, словно затерявшийся в бездне тысячелетий, снова поймал себя на том, что задерживает дыхание, и что его реакция невероятно льстит автору шедевра. Автор, кстати, так и не отрастил себе мочку уха. Надо полагать, его эксцентричность только набирала силу и грозила в скором времени вылиться в еще больший эпатаж. Эльвантас благосклонно кивнул гению, продолжая свой путь к графине. Стоило поторопиться, постараться перевести формальное представление в нечто более  приемлемое, не такое суконное. Как показывала практика, личные симпатии играю довольно заметную роль в политических играх, и кое кто на собственном примере прочувствовал некоторые э.. нюансы.
- Миледи, что за чудный праздник искусства! – Трансдент почтительно поклонился леди Кеус, сохраняя на губах всю ту же полуулыбку, которая словно подсвечивала изнутри его гетерохромные глаза. Формат мероприятия позволял общаться без дипломатической холодной отстраненности, более светски, хотя, разумеется, в рамках протокола, чем беловолосый и воспользовался. А почему бы нет? – Я видел несколько гениальных  произведений, заставляющих меня придумывать повод «увести» у Вас сии таланты, да-да! Вот как сильна власть прекрасного!Она действует даже на таких как я,разве это не показатель? Вам удалось собрать в своей Галерее бесподобные произведения, но я не удивлен. Всем известен Ваш  безупречный вкус, миледи Кеус. – Князь не взял бокала с напитками с подноса неслышно возникшего рядом лакея, он не пил на приемах с некоторых пор в принципе, хотя это было сложно. Зато на трезвую голову гораздо проще составить правильное впечатление, или.. подать нужное.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png

внешний вид

волосы  зачесаны назад и прижаты на затылке чем-то вроде широкого зажима-гребня, ниже волосы лежат свободно.
одет в серо-голубое облачение, расшитое серебром. На ногах мягкие серые сапоги тонкой кожи на толстой бесшумной подошве. На себе имеет набор артефактов-украшений. в ухе – длинная серьга, заканчивающаяся желтым бриллиантом-каплей.

+1

4

     Услышав знакомый голос, Натхёльн улыбнулась. Отрешенность на её лице сменилась на приятную тёплую улыбку. Она смотрела на гостя с трепетным чувством. Она приблизилась к Габриэлю, ставя бокал на поднос тут же оказавшегося рядом официанта. Графиня вглядывалась в его лицо с такой неосознанной силой, что, казалось, она вот-вот найдет что-то такое, чего там нет и быть не может. Небольшие крылья за её спиной едва шелохнулись, на секунду поддавшись зову звучащей музыки, а глаза тут же посветлели, доходя до какого-то ярчайшего оттенка морской волны.
     - О, благодарю, и, прошу Вас, дорогой Габриэль, -  Кеус, приблизившись ещё на шаг, подала Инсекту свою мягкую ручку, надеясь на тёплый приветливый поцелуй. От кожи правительницы Барнаш исходил тончайший прозрачный аромат водяных лилий. Пускай гость мог и не знать, но графиня крайне редко подаёт свою руку сама. - Натхёльн - зовите меня так, по имени. Я всё ждала, когда же смогу Вас увидеть и, вот, наконец-то... Знаете, про Габриэля Эльвантаса слишком много говорят, что делает Вам чести. Но, знаете, я не склонна верить в россказни глупых дворцовых сплетников и сплетниц, но вот то, что говорят мои ближайшие доверенные лица внушает уважение и некий страх..
     Трансдент посмотрела прямо в глаза гостя. Что она видела? Они были прекрасны - разного цвета. Кеус ценила людей за их внутренние качества, но какой бы глубокий смысл не был в картине - какой смысл, если она не написана с живым чувством и эстетической красотой. Короткий зрительный контакт оборвался так же внезапно, как и начался, и Натхёльн отвела свой взгляд в сторону. Она была едва выше мужчины, но он был куда крупнее, что подавляло эту разницу. Его точёное белоснежное лицо сразу выдавало в нём аристократа, как и взгляд холодных глаз. Он был сухощав, но статен. Тонкими пальцами графиня поправила выпавшую прядь приглаженных волос, медленным движением убирая её за маленькое заостренное ушко. Прикрыв глаза, Кеус жестом поманила за собой гостя, подводя его к тому самому макету, возле которого она стояла.
     - Как вам? Хочу выделить деньги на новое здание для Академии. И этот проект! Мне кажется, что он просто прекрасен. Все эти тончайшие линии, а шпили... - Трансдент провела рукой по чертежу, лежащему под тонким стеклом и подсвечиваемому специальным лампами. - Я очень уважаю Ваш клан - Дансенфэй. Ваши люди и семья сделали так много для блага своего народа и нашей расы в целом, что не оценить такое было бы кощунством. А вклад в медицину и науку и вовсе огромен.
     Графиня стала обходить макет, который стоял на круглом подиуме, пальцы её скользили по его гладкой поверхности.Лицо Натхёльн то появлялось, то пропадало за высокими башнями миниатюрной, но всё же величественной постройки, а свет играл в её природной короне. Она хитро улыбнулась.
     - Нам ведь стоит дружить, - тон в голосе графини значительно опустился, словно она хотела загадать загадку. - Вы так не считаете, Габриэль? Я искренне считаю, что лишь вместе, без какой-то междоусобной вражды, наша раса сможет достичь небывалой власти. А то знаете, некоторые ведь считают, что раз уж мы разных подвидов, то мы слишком разные, чтобы делить одно место под солнцем.
     Графиня коснулась плечом плеча дипломата, предлагая взять её под руку и пройтись с ней. В этом жесте не крылось ничего, кроме дружественной заинтересованности. Да, гость интересовал её. И не как просто инструмент или что-то ещё, нет. Ей было интересно, что это за личность, правда ли то, что о нём говорят, каковы его возможности и многое другое. В таких знакомствах притворство было абсолютно лишено смысла, ведь это и вправду было интригующе и весело. Это развлекало Барнаш.
     Натхёльн слегка наклонила голову, указывая на освещенный коридор в конце выставки, вход в который был огражден. Возле него стоял высокий трансдент. Там никого не было и Кеус надеялась пройтись с Габриэлем по длинному коридору с красивыми закругленными большими окнами, из которых богато лился на плитчатый узорчатый пол тёплый свет. А взгляду идущих открывался вид на прекрасный цветочный сад и шпили большого города. Светлые глаза внимательно наблюдали за всем.
     - Как себя чувствует граф Агварес?

http://sg.uploads.ru/y6e2I.png

+1

5

Мужчина поцеловал протянутую графиней руку, отметив про себя ее нежность и аромат, заодно отметив благосклонность к своей персоне. Ему докладывали о некоторых особенностях главы клана Барнаш, и он оценил оказанное ему внимание. Анализируя ситуацию и принимая во внимание только что оброненную вскользь фразу,  Габриэль склонен был думать, что в приложении к графине интерес к его особе обусловлен  несколькими  резонами,  вкупе с любопытством, судя по всему, далеким от созерцания  праздничного  балагана  с цирковыми уродцами. Дипломат мысленно кивнул головой. Он был бы сильно разочарован, если бы ситуация оказалась обратной и ее Светлость вело лишь праздное любопытство. Только он знал доподлинно: глупый правитель у власти долго не остается. Примерно в этом месте размышлений где-то внутри словно провели корявым когтем по железной заржавленной стене. Князь сделал для себя внутреннюю зарубку подумать об ощущении как следует, и вернулся к разговору:
– Вы  оказываете мне огромную честь миледи Натхёльн, я польщен. – В глазах вспыхнули озорные искорки. –  В определённых кругах бытует мнение, будто добиться Вашей благосклонности так же сложно, как завоевать Эридий за день, так что такое внимание с Вашей стороны делает меня счастливы, миледи.  – Он снова поклонился, слегка, словно  поддерживая легкую беседу, возвращая комплимент, и обратил свое  внимание на предложенный  макет. Некоторое время бегал по нему взглядом, схватывая соразмерности и ритм будущего сооружения. На его вкус предложенные формы были традиционны, а князь с некоторых пор тяготел к технологичности и лаконичности хай тека, минимализма и прочих «измов», идущих рука об руку с технологическими цивилизациями. Впрочем, он вполне способен был оценить прекрасное архитектурное кружево, тонкость и изящество  шпилей, которые, пожалуй, лишь умеющие летать  способны оценить по заслугам.
- Он прекрасен, леди, но я удивлен, отчего он только один?  В Вашем клане множество талантов, я уверен – традиционность в архитектуре – это змечательное качество, очень в расовом духе, но Академия, на мой не просвещённый взгляд,  должна являть собой свежесть мысли, полет фантазии, новые технологии, сплав магии и техники, так сказать,  однако,  дорогая Натхёльн, я высказываю исключительно свое мнение, а все знают,  у меня с некоторых пор пристрастия расходятся с традиционными. Как дипломат, я бы должен с Вами согласиться, но как эстет просто обязан высказаться, и Вы, обладающая столь широкими взглядами и столь развитым вкусом, не осудите меня за некоторое вольнодумство. Я же не ошибся, нет? – Мужчина заглянул в глаза леди Кеус, высокой, изящной, умной. Наверное, кому-то другому он не сказал бы подобного, но надеялся, что графиня его поймет. В конце концов, речь шла не об охаивании предложенного к рассмотрению проекта, он был хорош во всех смыслах, но он был обычен для трансдентов, а свободная и несколько еретичная душа Габриэля с некоторых пор хотела иного. Впрочем, он как бы между делом взял ее под руку и повел в предложенном направлении, продолжая неторопливую беседу. Начал он с Агвареса, как и было предложено:
- Граф чувствует себя превосходно, миледи, благодарю Вас. – Князь говорил негромко, только для графини, мягко и бархатно.  Глаза улыбались, губы улыбались,  дипломат  излучал доброжелательную сердечность, в которую где-то на самом краю вплеталась ироническая нотка, впрочем, подкрашенная юмором. – Вы совершенно правы, дружить стоит. Видовые особенности не могут стать преградой для взаимовыгодного сотрудничества наших кланов, я полностью с Вами согласен. Тем более, как Ваша Светлость заметили, стоит заниматься достижениями в науке и искусствах,  а не в боевых действиях, направленных на раскачивание Доминиона. - Он остановился перед высоким полуциркульным окном, как раз в пятне солнечного света, чтобы он, проходя через кристаллы короны графини отбрасывал на ее волосы колкие искры, - согласитесь, для пытливого разума нет таких сил, чтобы остановиться и почивать на лаврах, когда в мире остается множество непознанных тайн. Клан Дансенфэй, не взирая на зарекомендованную воинственность, готов  сотрудничать, обмениваться опытом и специалистами, работать на благо, так сказать. – Габриэль выпустил руку своей дамы, предварительно еще раз коснувшись ее прохладными сухими губами.

Отредактировано Габриэль (Суббота, 17 марта 11:37:02)

+1

6

     Натхёльн расплылась в приятной улыбке, когда Габриэль коснулся руки губами в ответном жесте, и её волосы медленно сменили цвет. Сначала едва посветлели корни, но затем свет словно бы пропитал всю голову графини, меняя цвет волос к более светлом тепло-зеленому оттенку. Её небольшой подбородок едва качнулся, повинуясь едва заметному движению головы, кивку, который был обращен словно в никуда. Как будто бы Кеус что-то подметила внутри, чувствуя ответные эмоции Габриэля.
     - Ах, - задумчиво и, едва прикрыв глаза, протянула графиня в ответ на первые слова её светловолосого гостя, - Как правительница и добрая мать я всегда должна подмечать успехи своих детей, понимаете?
     Под "детьми" Натхёльн, конечно же, имела ввиду своих подданных. Члены Главного совета знали, что она часто именно так говорила про трансдентов невысокого чина из своего клана. Впрочем, подобные высказывания и забота, которые Кеус относила к свои собратьям, пользовались особенной популярностью в народе.
     - Мы обязаны должным образом вознаграждать всех трудолюбивых и достойных, - Отстранившись от своего гостя, графиня обвела взглядом богатый зал и расправила руки, словно указывая на все сразу, подчеркивая, что здесь есть как раз-таки те, кого сегодня по-своему награждают за заслуги. Графиня вновь и вновь подмечала галантность и изящество Габриэля, про себя подумав о том, что она понимает разных знатных дам и мужчин, тайно или не очень вздыхающих по нему. Внимательно выслушав высказывание дипломата, графиня едва наклонила голову, словно внимательнее стараясь рассмотреть лицо трансдента.
     - Знаете, - задумчиво начала она, но затем мягко рассмеялась. - Так и быть, Вы меня раскусили. Здесь нет "настоящих" жемчужин. Ох, мне так стыдно, но я на самом деле ужасна ревнива и, чего тут скрывать, как и всем мне присущ эгоизм, возможно и не очень здоровый. По-настоящему прекрасные работы и их творцов я старательно прячу, вдруг их украдут.
     Последнее было сказано уже совсем-совсем тихо, почти на ухо Габриэлю. А глаза Натхёльн хитро поблескивали. Графиня вновь пристроилась под руку к светловолосому изящному и сильному Габриэлю, словно она пыталась забрать немного его тепла. Они вошли в закрытый от основного зала хорошо освещенный коридор с огромными арками, заменяющими окна. Из них открывался вид на шикарный пышноцветущий сад, воздух из которого окутывал идущих свежим пьянящим запахом цветов и декоративных фонтанов. На другой стороне коридор представлял собой стену, украшенную небольшими бюстами старых правителей, они стояли на изящных подставках, в углублениях стены. То и дело между ними появлялись двери, ведущие неизвестно куда, но словно манившими узнать свои секреты. Она с упоением слушала, что говорил её дорогой гость, то и дело покачивая головой, а свет из арок играл на кристаллах в её волосах, пуская на стену маленьких солнечных зайчиков.
     - Я так рада слышать, что и Вы согласны со мной. Я думаю, что нам обязательно нужно будит обсудить новые соглашения между нашими кланами, но чуть позже, я уже распорядилась, чтобы в дальней комнате библиотеки нам приготовили напитки и удобное место для отдыха. Так хочу узнать о Вас побольше! - Кеус словно ненадолго потеряла присущую ей серьезность и грацию статной дамы, так как её окутывали старые воспоминания. По крайней мере, они являлись таковыми для неё. А они не спеша продолжали идти по коридору, согреваемые светом солнца. - Знаете, на самом деле я знаю Вас очень, очень давно.
     Графиня едва притихла, словно интригуя гостя. Во время этих слов она чуть крепче обхватила пальцами руку трансдента, что скорее было знаком легкого возбуждения или волнения. Её глаза наполнились дымкой воспоминаний светлея до безумно аквамаринового цвета, а желтоватые стены добавляли им соответствующий оттенок. Изредка по коридору, подгоняемые легким ветерком, пролетали лепестки деревьев и цветов. Иногда графиня позволяла себе побыть и такой, словно она и не совершала всё то множество ужасных и непростительных вещей.
     - Мне тогда было около ста тридцати лет, как припоминаю. Пускай я и закончила на тот момент свое образование, я постоянно посещала библиотеку при университете и все равно приходила к своим преподавателям, правда, уже никак студентка, а просто для того, чтобы замучить их своими вопросами. - Натхёльн улыбнулась, для неё это были глупые и "детские времена", тогда она только начинала понимать, что ей нужно в жизни и всё казалось до ужаса простым. - Да и правящая семья тогда была другой, но мне удалось войти в их круг, я тогда помогала их... Наследнику. Так вот, была политическая поездка и меня впервые взяли с собой. До того момента я никогда не носила столь дорогой и хорошо сшитой одежды, но Наследник тогда посчитал необходимым одеть меня покрасивее, чтобы не позорить их, как он любил мне часто говорить. Я была вне себя от счастья, представляя, сколько нового увижу и с кем я смогу познакомиться, наладить связи. Тогда для моего собственного выживания это было необходимо.
[float=right]http://s9.uploads.ru/wZO67.png[/float]
     Кеус едва вздохнула, губы её подергнулись, словно она вспоминала какой-то крайне неприятный момент. Все знали, что тогда клан переживал не лучшие времена, и графиня прекрасно помнила почему. Отец тогдашнего Наследника позволял ему все. Он пользовался бюджетом клана как хотел, а другие боялись, как бы не лишиться головы, и все стремились задобрить их. Молодой тогда Наследник, он был лишь на десяток лет старше Натхёльн, спускал все деньги на женщин и юношей, одежду, разные мероприятия и так далее, совершенно не заботясь о других гражданах. Многие пытались перебраться в другие кланы, в поисках лучших условий для жизни. И Кеус прекрасно всё это видела, но все же. Разговор сейчас был не об этом.
    - Надеюсь, я Вас не утомила, но дальше история становится куда интереснее. - Девушка едва коснулась плечом плеча Габриэля. - Так вот, отправились мы, куда бы Вы подумали, в Лангесун. Где я, на приёме, впервые увидела Вас.
     Кеус взглянула в лицо трансденту, надеясь, что тот сам прекрасно вспомнит царящую тогда там обстановку, как выглядело все вокруг и так далее.
     - Меня Вам, конечно, тогда не представили, я стояла поодаль со всей остальной свитой. Наследник в принципе не очень меня жаловал, но отец убеждал его, что я хорошо делаю свою работу, веду за него разную политическую работу и так далее. Но видным лицом всё же был он, а я оставалась в тени и вела дела тайно. Так что, скажем так, он был певцом, а я писателем. Помню, увидела Вас, и сразу признала будущего графа. Но не подумайте, что это лесть. В глаза тогдашней наивной девчушки всё казалось и чудом и радостью. И, конечно, как и пристало всем незаметным девушкам, я сразу влюбилась, поддаваясь силе собственного воображения и тайных тогда для меня чувств.
     Натхёльн рассмеялась, как ей было привычно, её смех был аккуратным и приятным, словно звенящий ручей. Она поправила тонкой рукой прядь зеленоватых волос, длинные аккуратные ногти едва блеснули на солнце. С тех пор утекло много воды, и сама Натхёльн разительно изменилась за поразительно короткий тогда период времени. Ведь не так скоро правящий род изжил себя и графине удалось занять своё место в жизни.
    - Помню, как все подсматривала за Вами при любой возможности. Сейчас эти воспоминания очень греют мне сердце, ведь тогда я ещё многого не понимала и не знала. А один раз Вы даже приняли меня за служанку, не признав иного в полутьме, - Кеус едва приостановила шаг, и, подойдя к красивой каменной ограде возле одной из арок, присела на ней ладонью касаясь нагретого солнцем материала. Прямо за ним рос пышный куст каких-то ароматных цветов, листья которых переливались несколькими оттенками сразу. – Я тогда спешила по срочному вызову Правителя, что-то ему нужно было принести из документов, ох, старик тогда был так пьян, что позволил себе лишнее…
     Возможно, если бы Натхёльн не отвернула лица в сторону сада от Габриэля в эту секунду, то он увидел бы на нём гнев, который казался столь естественным и так легко вписывался в её сегодняшний светлый образ, что становилось страшно.
    - Ну, впрочем, если Вы захотите узнать о тайных ужасах старой власти, я смогу рассказать позже. Если захотите, конечно, не хочу обременять своими рассказами. Уверена, что и у Вас в жизни много трудностей и смертельных неприятностей, которые Вы, дорогой Габриэль, смогли пережить. Иначе как бы мы с Вами оказались здесь?
     Графиня протянула руку к одному из цветков и отсоединила его от крепкой упругой ножки. Было видно, что растение крепко держалось на своем родном месте, но трансдентка с лёгкостью отсоединила бутон от куста и поднесла его к носу, вдыхая его аромат, едва прикрыв глаза.
     - Замечательные цветы, они пахнут для всех по-разному, в зависимости от того, что нравится.
     Волосы Кеус едва трепал лёгкий ветер, и она, все еще сидя на каменной перекладине и едва касаясь кончиками стоп земли, протянула руку с цветком своему гостю, изучающе смотря в его светлое открытое лицо.

PS

Правитель и Наследник далее - представители прошлой правящей семьи. Пока не называю их фамилии и имена, так как думала потом позже их прописать и пока не называть никак, спасибо за понимание)

Отредактировано Натхёльн Кеус (Среда, 11 апреля 23:57:31)

+2

7

Бывают минуты, даже не минуты – секунды в жизни, когда собеседник вольно или невольно открывает тебе очень важную часть своей жизни. Впрочем, бывает и иначе, некое событие всеми силами делается значимым, чтобы отвлечь внимание от другого, главного, но не столь заметного, зато меняющего вектор восприятия. Но инсект ощущал, что дама говорит искренне. По крайней мере, фон говорил о внезапно принятом решении говорить о намерении, а не об отводе глаз. Да и зачем графине такие сложные игры с дипломатом соседнего клана?
- Понимаю, леди Натхельн, и целиком поддерживаю подобную политику. Истинный жемчуг хранят бережно и только для себя, потому как практика показывает, что действительно крадут. – Габриэль улыбался, вспоминая перипетии отъема собственного гения у одного жадного господина. – Даже у сильных. Знаете, даже власть порой не является достойным страшилищем для желающих увести истинный талант, так что, думаю, Вы поступаете очень разумно. Да и как может быть иначе?
На предложенное чаепитие князь изысканно поклонился.
- Вы мне льстите.  Моя скромная персона лишь овеяна славой былого величия. Как Вам известно, маленький просчет ситуации может привести к резкому повороту всей жизни, и я, к сожалению, наглядный пример. – Инсект двинулся в указанном направлении, не спеша и откровенно любуясь своей спутницей, обращая мало внимания на собранные в этом крыле галереи шедевры живописи и скульптуры. Только одна вещь привлекла его внимание, но он не остановился, просто запомнил, попытавшись вобрать в себя восторг от неожиданности. Рыжий прямоугольник на голубом. С виду ничего особенного, зато дипломата  словно магией ударило. Тем не менее, он нашел в себе силы переключиться на свою прекрасную спутницу, ту начиналось интересное, и нельзя было упустить ни единой мелочи. Натхёльн говорила, Габриэль внимательно слушал, по своему обыкновению глядя в глаза графине, и вспоминал балы и приемы в честь гостей того периода, о котором она говорила. Он видел – воспоминания ее тревожат и волнуют до сих пор, и мог ее понять. Лангесун, резиденция Эльвантасов, против,  к примеру, Деладоровского Продитора, поражал воображение своей воздушностью и при всей своей каноничности приверженностью  к техностилю. Все новое, светлое, роскошное приветствовалось тут хозяевами клана Дансенфэй, отбиралось лучшее,  чтобы потом аккуратно, не разрушая традиций, привить обществу, сообщая ему ненавязчивое ускорение, ведь известно, что в архитектуре, к примеру,  трансденты каноничны и чтоб сдвинуть их в какую-либо сторону, нужно постараться. Новые формы – новые мысли, эволюция, цивилизация и прогресс не стоят на месте, безжалостно отрубая ортодоксов с их последующим уничтожением. Искусство – один из движущих фактов, заставляющих мыслящие умы развиваться и продвигать собственные идеи в науке, да и в военном деле, как ни странно. И не стоит забывать такую благодарную стезю, как промышленный шпионаж – искусство высшего уровня и безусловный двигатель прогресса. В общем,  Габриэль считал, что для развития общества  искусство необходимо
По мере рассказа ее Светлости в Эльвантасе вскипало удивление:
- Вы заставляете меня краснеть, миледи! Первый раз на моей памяти я так смущен. – Он действительно несколько порозовел. – За служанку? Я принял Вас за служанку? Поверить не могу. Хотя, с другой стороны, вполне логично. Я же не мог знать о желаниях Судьбы, согласитесь? Зато теперь Вы можете с полной уверенностью утверждать, что видели князя Эльвантаса в трех ипостасях: князем, графом и снова князем, а я могу сказать, что видел великолепную леди Кеус только графиней, главой клана, собственными руками создавшую себя, не так ли, дорогая леди? Ведь свой пост Вы заняли не в качестве украшения своего клана, - тут Габриэль снова мягко коснулся губами руки дамы, не сводя с нее глаз. - Насколько мне известно, клан Барнаш преуспевает во многих сферах деятельности под Вашим чутким руководством, и разве то не лучшее доказательство правильности выбранной стратегии?  Однако, миледи!  Вы срзнались, что подглядывали за мной.  Согласитесь, подглядывать не хорошо! – Инсект улыбнулся, снова вспоминая время, когда Мельх натаскивал его на политических приемах, обучая изворотливости и искусству недоговаривать. Он не помнил девушку с зелеными волосами, слишком многое в его жизни случилось после их встречи, слишком много крови и слов.
- Влюбленности – дар Демиурга, миледи, они заставляют нас тянуться к недостижимому идеалу и в их огне закаляются души.  – Это была не просто вежливая фраза, князь действительно так думал и ни капельки не порицал прекрасную даму за юношеские влюбленности. – Могу только сожалеть о вашей скрытности, кто знает, может быть, я разделил бы Ваши чувства, дорогая Натхёльн. – Говорить банальности не хотелось, Габриэль положил ладошку дамы на свое предплечье, накрыв сверху своей ладонью, и так они шли рядом, неторопливо и негромко разговаривая о былом. вскоре послышался  запах выпечки и свежего чая, смешанный с каким-то чудесным ароматом. Они почти пришли.
- Вы правы, цветы пхнут волшебно. – Теплый, головокружительный аромат немного оглушал и притуплял восприятие, Габриэль отвлекся от темы, став несколько рассеянным. – знаете, если бы мы были врагами, я бы насторожился. – Надо было пояснить свою мысль, инсект проводил даму на ее место, вежливо придвинул ей стул, и уже из-за ее плеча закончил:
- Слишком прекрасен, чтобы не оставить последствий. Надеюсь, - он сел напротив дамы, собственноручно наливая ей чаю, ломая все рамки этикета,  - Вы оцените мою шутку. – Он вскинул разноцветные глаза от напитка на прекрасную даму:
- Я же инсект. Я чувствую запахи м.. немного иначе. – И улыбнулся, мило и немного проказливо, никак ни как дипломат, а как тот мальчишка, за которым она когда-то подглядывала, на чьи плеи еще не легла ответственность и в чьей жизни еще ничего не случилось.

Отредактировано Габриэль (Среда, 13 июня 18:44:43)

+1

8

     Ресницы графини задумчиво дрожали, прикрывая посветлевшие глаза. Пускай в эту минуту она и вспомнила то множество тёмных моментов из своей жизни, но на их фоне прекрасные и добрые чувства казались ещё ярче и светлей. Оттого Кеус так любила несчастье, ведь именно благодаря ему краткие моменты счастья так сладки и желанны. Натхёльн превратилась вся в слух, впитывая каждое слово так аккуратно произнесенное Габриэлем. Когда его губы вновь коснулись руки, то изумрудные небольшие крылья на её спине едва заметно затрепетали. Она все ещё сидела, повернувшись на три четверти к князю. Это было удачное положение, раскрывающее изящество графини с лучшей стороны. Свет, который падал на неё из-за спины, со стороны сада, подсвечивал её силуэт, играл в волосах и придавал её взгляду некую загадочную томность. К тому же, тёплые лучи приятно ласкали открытую светлую спину Кеус, отчего та так откровенно получала удовольствие, то и дело расцветая в своей улыбке после очередного слова Габриэля. Его смущение вызывало в ней определенный эмоциональный отклик. К тому же ей было интересно, как бы повел себя он, узнав о всех тех вещах, которые Барнаш свершила. И согласился ли бы он сам поведать ей о своих тёмных тайнах. И пускай она была не из тех, кто верил, что только общая страшная история могла крепко объединять людей, но всё же было в обоюдном хранении тайн нечто особенное.
     Князь не сводил с неё глаз, что льстило, но сама графиня иногда едва отводила свой взгляд, поглаживая свободной рукой нагретый мрамор, на котором она так удобно расположилась. Но это не было знаком стеснения, скорее, Натхёльн не хотелось нарушать какие-то границы, ведомые только ей.
     Благодарю, дорогой Габриэль. И вправду, чем я не скульптор, но только моя работа - я сама.
     Ответ графини был скорее веселым, нежели серьезным. Ладонью она прикрыла лёгкий смех, а затем продолжила, отвечая на слова князя:
     Поверьте, тогда, будучи ещё совсем юной, мне приходилось делать множество "не хороших" вещей, более того... – Натхёльн задумчиво потянула с ответом, словно размышляя о чёт-то, что лучше не стоило раскрывать сейчас. – Скажем так, мы там, где мы есть, не из-за того, что жизнь нас баловала.
     Затем последовали другие слова. Слова, олицетворяющие отношение князя к любви. И графиня это понимала. Она и сама думала также, но только её тянула всё выше, делая сильнее, любовь к собственному народу, нежели к конкретным лицам. Взгляд Натхёльн на секунду помрачнел, а её волосы словно бы стали темнеть.
     «Возможно, тогда бы абсолютно все было иначе, и всего того не случилось бы».

[float=right]http://sd.uploads.ru/OzMep.png[/float]
     Но некоторые вещи, как предполагала графиня, были предначертаны нам судьбой, так что Кеус благодарила жизнь за то, что мы там, где мы есть. Пускай большой ценой ей досталось все, что есть, а также большими страданиями. И не только её. Но, вновь доброжелательно качнув подбородком в ответ на слова князя, Кеус поддалась Габриэлю, занимая место подле него. Они шли, окутанные ароматом тепла и свежести яркой зелени. Её холодную руку приятно грело тело другого существа. Сейчас это имело чуть более высокое и чистое значение, чем обычное общение с другими знатными людьми. Кажется, после их разговора графиня стала более серьезной, но это не отражалось в отрешенности или чем-то ещё, скорее, она стала более сосредоточенной на иной цели. На политической.
     Галантность Габриэля была на высоте, так что, когда они прибыли в подготовленное для них помещение – широкую просторную комнату круглой формы, окруженную красивыми расписными стенами и потолком с лепниной, Натхёльн лишь оставалось поддаться его ухаживаниям, с великой лёгкостью разместившись в небольшом кованом кресле с мягкой подушкой, а Габриэль мог расположиться в таком же напротив неё. Прислуга подготовила всё, что надо, где-то на столике возле стены лежали инструменты для письма и разного вида свитки и бумага, а также печати. Круглая светлая комната в бело-серых оттенках с высокими колоннами по краям, которые затем перетекали в большой купол, дышала свободой и скромностью. Пускай потолок и был украшен, а колонны изящно огибали прекрасные позолоченные дамы и господа, поддерживая на себе вес стен. Во всем этом старом великолепии крылось нечто иное. А именно незатейливые голограммы, которые то и дело скользили в виде птиц по куполу потолка. Они были лишь молчаливыми наблюдателями, изредка ласкавшими глаз. Стол, с аккуратным дорогим подносом на нем, был выложен не менее искусной мозаикой, словно все здесь подчинялось единому негласному закону, который не требовал объяснений.
     Натхёльн с присущим ей изяществом приняла чай от Габриэля, также не обращая внимания на этикет и, аккуратно поддерживая бледными пальцами сосуд, отпила чудный напиток. От удовольствия на секунду прикрыв глаза и наслаждаясь напитком, Кеус незаметно изменилась, так как, когда её взгляд снова коснулся князя, в них уже читалась решимость. Она не спеша поставила стакан на блюдце.
    Ну, право, будет нам милых разговоров. Пускай Ваша компания мне и бесконечно приятна, пусть наши теплые отношения и взгляды помогут нашему народу. – Говоря это, графиня ненадолго опустила взгляд на три перста, поблескивающих на её пальцах. Другой рукой она коснулась Пальмиры, кольца на большом пальце, и коротким движением очертила на нем круг, а затем снова подняла внимательные глубокие глаза к князю.
     Мне бы хотелось обсудить с Вами вопросы куда более важные. Думаю, нам не плохо было бы держаться вместе, если Вы, дорогой Габриэль, понимаете, о чём я. Мы могли бы поддержать клан Дансфэй в случае… Внешней угрозы. Пускай мы и не славимся производством оружия, но не сомневайтесь, мы восстали из пепла и сплотились ещё сильней после того, как прошлый род исчерпал себя, не по той причине, что тихо шили платья да продавали духи.
     Взгляд графини, как холодная сталь, блеснул в тёплом свете дня. Всё это было столь напускным – вся эта слава, тюбики с их маркой в ванной почти каждого - от короля до простой дамы, однако, в тёмных тоннелях клана производилась не только косметика, а в их учебных заведениях воспитывали не только архитекторов и художников.

Отредактировано Натхёльн Кеус (Понедельник, 4 июня 22:31:09)

+1

9

Эльвантас сидел напротив, изящно откинувшись на спинку стула, следил за графиней полуприкрыв глаза, держа чашку на весу, аккуратно установив ее на блюдечко, что держал в левой руке. Он любовался женщиной, молчал и не мешал ей говорить, вплетая в напоенный ароматами цветов воздух ноту эмпатического тепла, призванного сгладить легкую неловкость, вызванную ее словами. И дело не в том, что когда-то она видела его, а он видел ее, пока все были молоды и почти беспечны, насколько могут быть беспечными карьеристы, а в ситуации именно не равенства, в ситуации, когда они поменялись местами, когда она – графиня, а он – посланник.
Князь ни в коем случае не думал о смене власти Агвареса, ему, как он давно заметил за собой, было гораздо легче и интереснее жить, курируя несколько деловых ветвей для клана,  оставлять беспокойство за дверями кабинета,  а дальше наслаждаться   собственной жизнью в тени массивной фигуры Деладора, не контролируя все, как в старые времена. Иногда князь сам себе говорил, что это, видимо, опыт, перешедший в мудрость, и тут же противоречил сам себе, посмеиваясь  со своих откровенно подростковых подначек в адрес главы клана, благо их личная жизнь занимала  гораздо большее место в его душе, чем политическая.  Тем не менее, Дансенфэи по-прежнему имели  ведущее место, да и не могло быть иначе, особенно если следовать собственными рассуждениями Габриэля и вспомнить «Теорию Роя», придуманную и воплощаемую его Домом на протяжении тысячи лет. Сейчас, по прошествии какого-то времени, поварившись в современном политическом котле, понаблюдав за тенденциями  в обществе, он понимал – наверное, все правильно, и смена власти штука естественная. Единственная странность – его жизнь, но тут уж князь не собирался роптать на Судьбу, в кои-то веки сделавшую ему истинно королевский подарок. Даже два. Вдаваться в философские размышления сейчас  инсект не собирался. Картина промелькнула перед газами целиком, заодно выхватив кусочек недавнего прошлого, когда они в глубокой древности спасали от парадокса само время, и женщину, сидящую напротив, с ее хитростью и мужеством.
Собственно, графиня перешла к делу, Габриэль поставил изящную чайную посуду на чайный же столик, несколько подался  вперед, выражая заинтересованность:
- Вы мне льстите, госпожа графиня. – Улыбка тронула гетерохромные глаза, и чуть подняла уголки рта в легком намеке на изгиб. – Но я рад мысли о том, что мое скромное общество Вам не неприятно. Полагаю, основа нашего дружеского сотрудничества так сказать, «замощена заново», и можно приступить к деталям, с Вашего позволения.
Госпожа Кеус лишний раз подтвердила самое первое впечатление Эльвантаса о себе. В смысле не тот момент, когда он ее перехватил в собственном доме, приняв за прислугу, а тот, другой, в прошлом.  Под перламутровой кожей таились железная воля и не женский ум – самое достойное украшение и достояние клана Барнаш. Габриэль задумчиво покивал, слушая графиню, а затем негромко сказал:
- Вполне с Вами согласен, миледи, клан Дансенфэй, который я имею честь тут представлять, полностью поддерживает  Ваше стремление к дружеским  отношениям. – При упоминании  о внешней угрозе Габриэлю припомнились острожные намеки посланца от Коалиции рас и собственное пространное объяснение примерного положения дел в Доминионе. Он немного лукавил, а как иначе? Схаласдерон объединится лишь в случае глобального бедствия, а не угрозы для одного конкретного клана, и ясно почему. Новые земли никому не лишние.. «Вот для чего и нужны союзники, разве нет? На мой взгляд, все очень удачно сложилось и стоит перезаключить соглашение со старым  э.. другом,  добавив в документ несколько статей, а то некоторым высокопоставленным господам начинает мерещиться,  что стоит лишь нахмуриться, и Схаласдерон сразу вытянется по стойке «смирно». Хм».
- Как известно миледи, внешняя угроза фигурирует  для кланов постоянно, достаточно вспомнить тайные тропы политики Коалиции рас и пресловутую ТИО, с которой Гильдия с переменным успехом сражается столько даже не лет, веков. С виду положение более-менее стабильное, однако, и Вам это прекрасно известно, весы могут качнуться в любую сторону в любой  момент, а потому я буду счастлив  приложить руку к соглашению, которое перевесит чашу удачи на нашу сторону. – Мужчина вежливо склонил голову в учтивом полупоклоне. – Всецело поддерживаю Ваше стремление держаться вместе, госпожа графиня. Считаю, мы можем быть полезны друг другу. Как Вы изволили сказать, оружие клан Барнаш почти не производит, зато клан Дансенфэй располагает его необходимым стратегическим запасом, некоторым количеством интересных новаторских разработок в сферах, смежных с классическими тенденциями ВПК,   так же имеются идеи, навеянные нашими техногенными соседями. В целом, должен подчеркнуть, нам, Дансенфэй, есть что предложить своим союзникам, а союзникам, - мужчина многозначительно улыбнулся прекрасной все понимающей даме.  Он одним красивым слитным движение встал с кресла, в  солнечном свете призрачно блеснули контуры мгновенно пропавших огромных крыльев, подцветивших растворяющуюся в свете фигуру князя серебром и немного изумрудом. В протянутой руке инсекта появилась аккуратная кожана папка, такая же светлая, как его костюм (в отличие от графа клана Дансенфэй князь любил свет и предпочитал носить светлые оттенки одежды).  Он обошел стол и положил папку справа т графини, а пока укладывал бумаги чуть ли не под женский локоток, наклонился и прошептал даме в ушко:
- Лично меня, миледи Натхёльн, весьма  интересуют биологические изыскания Ваших умельцев. К нам просочились некоторые слухи.. Вы понимаете. Я бы осмелился сказать, что, в какой-то мере, даже заинтригован. -  Этикет не позволял находиться рядом с графиней дольше, впрочем, встреча еще не закончена. Мужчина вернулся в свое кресло. Ему почему-то захотелось закурить.
- Это наши предложения и ожидания, миледи. Если Вам угодно,  после  Вашего ознакомления и одобрения  мы с Вашим министром  можем подписать пакет о сотрудничестве целиком, а после внести поправки и дополнения, и только после устраивающих обе стороны  правок Вы и господин Агварес ратифицируете документ. А можно прямо сейчас разобрать каждый пункт и договориться между собой, потому как мой граф дал мне карт-бланш говорить от его лица. Слово за Вами, миледи.
Князь замолчал, ожидая ответа графини. Он ждал ее ответа и прикидывал вероятности.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » «Архитектура мысли»