24.05.2018 ► За последнее время произошло много мелких изменений. Раздел FAQ укомплектован по тематикам для эффективного поиска нужной информации и дополнен. Введено важное изменение, касающееся понятия «человек», о нем можете узнать в объявлениях, сообщение №29. В правила проекта добавлен новый пункт 2.20. Мелкие многочисленные поправки, не влияющие на что-либо, но улучшающие восприятие, перечислять не будем.
07.05.2018 ► Хэй-хэй! У нас изменения! На форуме введена упрощенная навигация по базовому реестру способностей. Еще заканчивается прием на конкурс «лучшие посты периода апрель – май». Каждый, кто принимает участие в конкурсе, то есть предлагает пост и голосует, зарабатывают от 5 до 10 кристаллов, в зависимости от количества предложенных постов и голосов.
27.04.2018 ► Поздравляем всех с началом майских праздников, пусть они пройдут весело и позитивно! Новостей у нас много: новый ежемесячный набор на конкурс «лучшие посты месяца»; небольшое, но всегда приятное сокращение матчасти; а еще, наконец-то, сделан раздел с нашими ежегодными конкурсами и ивентами, в общей сложности их получилось пять. Проще говоря, Вы обязаны заглянуть в раздел объявлений!
10.04.2018 ► У нас объявлено голосование в конкурсе «Лучшие посты месяца» и продлится оно до 13 апреля включительно. После данной даты будет изменена вкладка «Кураторы» на вкладку «Лучшие», так что вскоре можно будет наблюдать итоги голосования. Разумеется, плюшки за Топы начислены, и подсчет постов за месяц закончен. Счастливой всем весны.
30.03.2018 ► Как поживаете? Надеемся, скучать не приходится! У нас партия новостей: во-первых, введен новый ежемесячный конкурс, ждем Ваши сообщения со ссылками на посты до 9 апреля включительно; во-вторых, немного «прибран» раздел с акциями. Еще не забываем про квесты, они, как и всегда, требуют к себе внимания. В скором времени будет немного отредактирована таблица меню, это случится ближе к дате окончания конкурса, заранее не пугаемся!
16.03.2018 ► Да здравствует весна и хорошее настроение! Маленькая партия новостей ждет в соответствующем разделе. Просьба обратить особое внимание на вторую новость, кроме того, при желании, можно оказать «гуманитарную» помощь в статистических подсчётах постов участников за месяц.
24.02.2018 ► Не зеваем и пишем посты в квесты, Воронка Хроновора, как и всегда, идет полным ходом, а еще не забывайте про базовую боевую систему, её Вы найдете в правилах проекта. Обязательно загляните в раздел «объявления» и обратите особое внимание на вторую заметку.
24.01.2018 ► Дополнен путеводитель по форуму новой частью «Общая информация о магии», если найдете ошибку, просьба сообщить любым доступным способом, кроме этого проведена небольшая чистка анкет неактивных персонажей и эпизодов свободного повествования.
01.01.2018 ► Дорогие участники проекта, примите наши искренние поздравления с Новым годом и Рождеством! Пусть же год собаки предстанет добрым и преданным хаски, сделаем Вас счастливыми! У нас началась Новогодняя лотерея, которая продлится до 5 числа, принять в ней участие могут все, кто прошел предыдущие два тура. Думаю, никто не будет возражать, если участники первого тура, не принявшие участие во втором, выполнят его условия до 05.01.2018 и пришлют в ЛС главному Администратору заполненный шаблон! Счастливых выходных!

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Алая роза
Воронка хроновора
Свитки забытого мира
Игра демона




Эл. Ты нифига не понял. Для пилота АКИ нет разницы между собой и машиной, когда бортовой компьютер и мозг работают в связке. Сигналы датчиков идут через эмулятор на мозг, как от нервных окончаний.
Это конечно все забавно – красивая тирада, кра-сивая мордашка. Однако, этого недостаточно, чтобы ты имел право выбирать себе хозяина сам. Удиви нас! Ты же хочешь сильнейшего? Заставь нас драться за тебя!
Я распоряжусь, чтобы мои юристы под-готовили пред-варительный договор стандартного найма. Когда мы вернемся в город, ты проверишь договор перед подписанием...


      
      

Её небольшой подбородок едва качнулся, повинуясь едва заметному движению головы, кивку, который был обращен словно в никуда. Как будто бы Кеус что-то подметила внутри, чувствуя ответные эмоции...

Ошибки быть не могло – внизу произошла потасовка между кем-то достаточно могущественным для подобных трюков. Думать, что в этом может быть замешан прибывший раньше времени Инфирмукс девочка не хотела...

Ну, вначале, передвижению трансдентки ничего не мешало, никто не лез и не останавливал. И, может, дентка и исполнила бы свою задумку, забраться на крышу, - так как сверху видать более обширную площадь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Fables of Ainhoa
ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLМийрон photoshop: RenaissanceWhite PR
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Бесчисленные прекраснейшие формы жизни


Бесчисленные прекраснейшие формы жизни

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПланета Климбах, Девятая зона Шантитус, форт Иштаран. 3002 год, ранний вечер.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngИнфирмукс, Айне, а также герои второго плана.


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://s5.uploads.ru/t/WMZ5c.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Юханнус - день летнего солнцестояния - древний мистический праздник, почитаемый в девятой зоне Климбаха вот уже несколько тысячелетий. На этот раз ежегодное торжество обещает быть особенным: правительница пригласила легендарного климбата по имени Темный Эфир. Бумажные фонари зажигаются, и, кажется, ничего не предвещает беды. Но так ли все просто на самом деле?

Отредактировано Айне (Четверг, 10 мая 17:46:10)

+1

2

http://sh.uploads.ru/PBz63.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Фиолетовое солнце, все еще не покинувшее небосвод, тонуло в неспокойных водах моря Кландаун, но город за широкими окнами форта Иштаран оживал. На стенах домов расцветали светящиеся магические узоры, разномастные флажки и ленты перекидывались через крыши, а о бумажных фонарях, главном символе наступающего праздника, можно было и не говорить вовсе – вся крепость и прилегающие к ней территории были буквально усеяны разноцветными источниками света. Карамельно-красные, оранжево-желтые, узорчатые зеленые, ярко-синие они сильно выделялись на фоне светлых каменных строений. У Айне дух захватывало от мысли, как это великолепие будет смотреться, когда долгожданные сумерки накроют город ночным саваном. Хотя ей довелось увидеть не меньше пары сотен праздников, каждый Юханнус вызывал у девочки такой же восторг, как и в первый раз.
Ее взгляд вновь упал на стоящее напротив зеркало. Черная копна мокрых волос. Кожа, бледная, как мел. Алые глаза, похожие на раскаленные угольки. И угловатое тело подростка, которое Демон все сильнее ненавидела с каждым новым тысячелетием. Прошло столько лет, но оно не постарело ни на день. Все то же миловидное личико, все те же несформированные пропорции, все те же «подарки» скорбилуса – тонкий черный хвост, рога и частично вросший в хребет хитиновый панцирь. Лишь пара незаживающих шрамов, оставленных самым смертоносным магическим оружием, подлинные украшения Айне, которые она ценила не меньше, чем алую ленту, все так же обернутую вокруг запястья.
- Хватит смотреть. Есть занятие важнее. Протри мои спинные пластины. Забыла? Скоро мерзкий-находчивый Эреб явится сюда, - девочка в зеркале недовольно шикнула на климбата, после чего взялась за щетку, явно намереваясь продемонстрировать, насколько тщательно должны быть отмыты части энергетического паразита. Улыбнувшись, Айне уже собиралась объяснить Сату, что вышеназванный Эреб при всем желании не сможет увидеть ее без сомнения впечатляющего панциря, но решила промолчать. В конце концов, то, что у ее скорбилуса появилось увлечение, пусть и такое специфическое как демонстрация своего превосходства над сородичем, не такая уж и плохая новость?
- Да-да, как же я могла забыть о подробностях вашего пылкого романа. Надеюсь, Иеш, об этом и знать не знает, иначе рискует испортить себе сон на ближайшие пару… тысяч лет, - отшутилась Демон, картинно хватаясь за голову. Если так подумать, ее недовольство собственным телом не стоило и одной десятой намечающейся любовной драмы Сату.
- Ты слишком много времени провела в горячей-мыльной воде. Зачем впутываешь меня в ваши уродливые-грязные способы продолжения рода? Демонстрация силы. Соперничество. Только это имеет смысл, - проговорила скорбилус, заставляя навязчивую иллюзию в зеркале исчезнуть.
Айне замечала, что в последнее время у нее появилась тяга к разговорам с глазу на глаз. «И что это могло бы значить?», - подумала она, выбираясь из каменной ванной. Рядом красовалась стопка свежей приглаженной праздничной одеждой – иной раз Демон боялась к ней прикоснуться. Сколько времени прошло, а она все еще не может привыкнуть к тому, что в славные годы странствий по мертвому миру казалось невообразимой роскошью? Закончив с нарядом, Айне обвязала синий шарф вокруг пояса и, удовлетворённая своей работой, вернулась в спальню. «Детская внешность? Пусть так. Самолично казнить с десяток сумасшедших ублюдков она мне не помешает», - подумала Демон, бросив взгляд на собственное отражение в последний раз. [float=right]http://s3.uploads.ru/lcV17.jpg[/float]
В комнате ее уже ждал посетитель. Элегантно расположившись на краешке невысокого кресла у окна, сидела беловолосая полуэльфика. Уложенные в сложную прическу волосы, длинное полупрозрачное платье, отлично демонстрирующее все достоинства фигуры – да, кого-то часть минусов климбатского образа жизни обошли стороной. Заметив правительницу, она, чуть склонив голову, поднялась на ноги и собиралась, похоже, отвесить один из тех сложных реверансов, принятых в обществе дриммэйрских аристократов. Но девочка заговорила раньше.
- Не надо, Анаринья. Знаешь ведь, что мне не нравятся такие игры. Проблемы с организацией маскарада? – спросила она, чувствуя нарастающее недовольство Сату. Та терпеть не могла дипломатичную и на удивление сдержанную для климбата девушку. Особенно теперь, когда та решила, впервые за все время существования Иштарана, посетить комнату Айне без приглашения. Скорбилус была готова рвать и метать – еще бы, мерзавка посмела покуситься на ее исконную территорию – а Айне подозревала, что мотивы Анариньи были куда серьезнее. Иначе она не стала бы нарушать собственный свод неписанных и совершенно бесполезных на Климбахе правил.
- Вовсе нет. Не считая небольшой заминки с подчиненными Везевира, мы готовы начать, как только зажгутся первые звезды. Меня беспокоят вопросы иного толка. Позволь спросить о достопочтенном госте из внешнего мира, который прибудет сегодня, – женственный голос полукровки звучал тепло и благожелательно, как и всегда, но девочке показалось, что за ним скрывается холод и цепкое любопытство. Так же, как и под темными складками платья – ветвистая татуировка, обозначающее ничто иное, как факт принадлежности этой девушки прошлому правителю Шантитус.
- Мой хороший друг. Остальное не имеет смысла, - при мысли об Иешуа-Инфирмуксе, Айне почувствовала легкую тревогу. Правильно ли она поступила, пригласив его в Иштаран? Красноволосый мальчишка так долго странствовал по местам, мягко говоря, далеким от цивилизации, неизвестно, как на него повлияет визит в непривычную чужеродную среду. Конечно, Айне планировала всячески поддерживать климбата и продемонстрировать ему все прелести праздника. Но как это отразиться на психически нестабильном Эфире она знать не могла.
- Благодарю за ответ. Буду счастлива познакомиться с ним. Друзья Верховного Судьи – мои друзья, - Анаринья легко улыбнулась, а уставшая терпеть ее манерность и благожелательность Сату перехватила управление над их общим телом. Щелчок, и Демон неожиданно для самой себя оказывается безмолвным наблюдателем разворачивающейся пьесы.
- Его зовут Эреб. Мерзкий-скользкий, предприимчивый-находчивый, умный-саркастичный Эреб. Его панцирь прочен, его жвалы остры, его кровожадность неоспорима. Ты и усика его недостойна, - Анаринья побледнела, растерянно посматривая то на собеседницу, в которую «вселилась» не собирающаяся заканчивать свою речь Сату, то на спасительный дверной проем. Решив, что травмировать единственного советника, благодаря которому улицы Иштарана не залиты кровью, было бы слишком жестоко, Айне поспешила загнать скорбилуса обратно в предназначенный ей уголок сознания.
http://sg.uploads.ru/ipFkC.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Come on, hop on, let's take a ride
Come and meet the travelers who came to town
They have a tale from the past to tell
From the great dark between the stars

Приморский город, или по крайней мере та его часть, которую прибывшие Инфирмукс и Фтэльмена могли наблюдать с высоты замковых стен, был шумным, ярким и чрезвычайно праздничным. Не такой монументальный и мрачный, как обитель Уробороса, но живой, с характерным климбатским колоритом. Суматошное переплетение голосов, копошащихся внизу жителей, витающие в воздухе ароматы блюд, в основном, конечно же, мясных, множество магических или не очень источников света – со стороны казалось, что форт Иштаран с окрестностями будто замерли в ожидании чего-то грандиозного. К сожалению, рассмотреть все как следует климбат и его спутница не могли: окружившие их воины в алых плащах не очень-то этому способствовали.
- Повторяю еще раз: кто вы такие и как здесь оказались?! - рявкнул их предводитель, единственный, на чьем лице не красовался плотный шлем. Словно повинуясь некой команде, пятеро его подчиненных сделали два шага вперед, отрезая возможные пути побега. Конечно же, с правителем им не тягаться, однако, даденгер был настроен крайне серьезно. Все климбаты по-своему сумасшедшие, но во взгляде этого читалась такая решимость, что даже если он узнает стоящего перед ним, то не опустит свой увенчанный рунами двуручный меч.
- И так ты защищаешь Демона от врагов? Бросаясь на ее гостей? Браво, – послышались не слишком бурные аплодисменты. Мальчишка выглядел лет на восемь младше красноволосого командира, но, судя по тону голоса и уверенным, расслабленным движениям, в негласной иерархии стоял не ниже его. Его наряд напоминал странноватый военный мундир, а шпага только усиливала образ. Сказать, что на фоне подчиненных даденгера, которых объединяло, как это свойственно охране многих правителей, только наличие одинаковых плащей и потрепанных масок, он выделялся, значило ничего не сказать. [float=left]http://sh.uploads.ru/d/qujUP.jpg[/float] [float=right]http://sd.uploads.ru/d/WwjJh.jpg[/float]
- Не лезь не в свое дело, Нарана. Знаешь, чем мы здесь занимаемся? Выкорчевываем крамолу. Эти двое – преступники, пробравшиеся сюда незаконно, хотя бы потому что не доказано обратное. И не смей упоминать это слово. «Демон»… Уж в ком, а в ней святости побольше многих.
- Не поэтому ли ты вздумал допрашивать тех, о чьем прибытии нам сообщили пару недель назад? Отзови своих головорезов, Везевир. Все знают, кто тут Демон, кто Палач, а кто Лорд-Маршалл. А наши гости и сами могут представиться. Не так ли? – улыбнулся климбат. Везевир бессильно сжал зубы, жестом приказывая блюстителям следовать за ним. Меньше минуты, и на крепостной стене остались трое – два климбата и планетарный дух. – Добро пожаловать в Шантитус, самую законопослушную зону Климбаха. Вижу, с нашими благородными слугами закона вы уже познакомились.

Отредактировано Айне (Среда, 23 мая 17:00:20)

+2

3

«Хрустальная» острая пыль взметнулась вверх, поднимая фиолетовые клубы. Инфирмукс только что приземлился на пологую горную равнину в кольце угольных черных гор, сдобно присыпанную блестящим песком многочисленных аметистовых кристаллов всех размеров и форм. Под босыми ступнями он хрустел, как свежевыпавший снег, не оставляя на коже и следа кровавых отметин.
Бог мой! Инфирмукс! – откуда-то со стороны кристаллической пещеры послышался тоненький женский визг, больно резанув по ушам, не хуже отбойного молотка. Климбат поморщился, оглядываясь. Розовый источник звука в черном кружевном платье, отбивая высокими каблуками по камню дробь палача уже бежал на встречу, придерживая полы сказочно-красивого облачения, совершенно чуждого для столь дикого места. Фтэльмена казалась невероятно бледна, и даже изысканное кружево не умоляло пролегшие под глазами тени, – я чуть не свихнулась! Не знала, что и думать, когда ты пропал вместе с деосом хаоса и остальными в том мире! У меня было жуткое, отвратительное предчувствие! Что с твоей аурой!? – не унималась названная мать, возвышаясь над подростком и начиная его осматривать: лицо, кожу головы, целостность рук и ног. Стараясь как можно более деликатно отпихнуть «мать» и вместе с тем не обижать лишний раз единственное важное существо в этом мире, мальчишка придал голосу максимальную непринужденность.
Все со мной и с моей аурой в норме, просто связь с орденом. Слушай, прекрати уже кудахтать, я должен тебе кое-что показать. Точнее… кое-кого. Это важно. Отойди и сядь… вот. Хоть на этот камень. – один из огромных идеально круглых валунов под гнетом силы климбата сменил дислокацию, оказавшись рядом с девушкой.
Фэдэлес... вот оно значит как, этого и следовало ожидать. Хорошо. – сразу посерьёзнела Фтэльмена и ее взгляд стал строже, – у меня к тебе потом тоже… будет разговорчик, это на счет крошки Айне. Ты ведь помнишь кто это? – дух не сумела скрыть легкую дрожь в голосе.
Да, если ты про празднество на Девятой зоне, я помню все так, будто это было вчера, как и ту, кто меня туда пригласил. А сейчас сядь на камень, и не мельтеши.
Инфирмукс сделал несколько шагов в сторону и вытянул руку вперед, призывая магическое оружие…[float=right]http://s5.uploads.ru/peS49.png[/float]Глаза Фтэльмены почти вылезли из орбит, она приоткрыла рот в отупевшем от страха взгляде и уставилась во все глаза на высокого, возникшего словно из воздуха, молодого парня с длинными белесыми волосами. Его лицо было ей ох как хорошо знакомо, это омерзительное лицо. Лицо бывшего правителя. Того, кто виновен в инвалидности Инфирмукса, по ее мнению. И прежде чем скорбилус успел крикнуть «Это же я! Эреб!», розовласая эссенция свалилась в обморок без памяти.
Когда ее откачали общими усилиями, девушка долго не могла понять, как так вышло, что скорбилус не только обрел тело Уробороса, но и стал оружием фэдэлеса, сочетающим в себе сущность Альтер-эго, и теперь материальнее материи и реальнее всех живых. Они говорили более трех часов, где Инфирмуксу пришлось чуть ли не по пять раз повторять одно и то же, а Эребу доказывать, что он не воскресший Саванте, решивший заново собрать свиту.
Инфирмукс, плесни ей воды… а то совсем хвороба до беспамятства замучит болезную. – посмеиваясь язвительно молвил Эреб, внимательно разглядывая по сути подругу.
Ага-а-а, из всех обличий тебе досталось именно это. Конечно. Будь проклят тот день, когда…
Да ладно тебе, Тельма, личина у него не так уж плоха, особенно, если смыть этот трансвестицкий раскрас с лица, да и заметь, я все же отличен, не сильно, но чуть крупнее и цвет глаз иной. – похоже, это не слишком сильно воодушевило Фтэльмену, однако больше ругаться грязными словами и швырять в Эреба камни она не решалась.
Не советую тебе показываться в этом облике, одна часть жителей возомнит, что лжебог вернулся и возрадуется, а вторая решит, что тебя стоит укокошить как можно скорее.
Ох, мои дражайшие родственники, – Эреб усмехнулся, обняв и Фтэльмену и Инфирмукса, – пора уже нам окончательно вытаскивать друг друга из зловонной клоаки, в которую мы попали и я не намерен прятаться по углам. Я намерен выжить из этой головы… памяти, все до последней крохи, на наше общее благо. Сейчас и начнем.
Инфирмукс все это время сидящей по-турецки и с видом психопата-людоеда чистящий собственную косу наконец соизволил обратить на эту парочку внимание, да уж, они походили на брата с сестрой, которые ссорятся по любому пустяку.
Это ты о чем?
Ну ка-а-ак? – Эреб вальяжно откинул белые косы с плеча, ухмыльнувшись, ему и правда шел новый облик, и отсутствие религиозного макияжа, привычной Уроборосу одежды, общая непохожесть делали его совершенно иным, – знаешь, я бы одобрил кандидатуру Айне, нам стоит попробовать  вытащить тебя за пределы Некроделлы. Она того стоит.
[float=left]http://s8.uploads.ru/aXJ4A.png[/float]– Да-а-а, – растерянно выдохнула Фтэльмена, – милашка. Даже не сказала бы, что это ее прозвали Демон-и-так-далее, да еще несколько стальных, жестоких и не всегда лицеприятных слухов. Законница… а кто-то в четвертой зоне блеял, мол, бесхребетная глупая…
Слабые и недальновидные видят только то, что жаждут видеть, это помогает им обрести чувство собственной значимости, Тельма. Про Инфирмукса тоже много чего говорят, прослыть умалишенным тоже, знаешь ли, не высшее благо.
Но она такая мулипусечка! – вдруг заворковала Фтэльмена, ее умение принимать случившееся и переключаться всегда восхищало Десятого, словно они уже сто лет втроем, а не вдвоем.
Ты также ворковала над Инфирмуксом, когда он сожрал нашу незабываемую тройку и, замечу, без соли. И догадайтесь, кого надо благодарить, что у него не случился заворот кишечника? – разумеется, отсылку к Джалелле и прочим мальчик не понял.
Я плохо помню встречи с предыдущими правителями. – подал голос Инфирмукс, – Практически не помню, но вот эмоции. Айне отличается от них. Хотите знать, почему я позволил ей пройти со мной до конца?
Фтэльмена изогнула бровь, а подросток продолжил, – я плохо помню и тот конфликт у Драйхэльма, когда я напал на кого-то сильного. Это точно был другой властитель, не помню кто…
Его имя Лаплас. – мягко мурлыкнул Эреб.
Не важно. Но я помню, почему так произошло. Он мне приказал, словно я какая-то шавка. И чего он ждал, особенно осведомленный о слухах, что бродят по планете о каждом из нас? А второй… я уловил его эмоции, он обвинил меня в подлости, не понял такой простой вещи, как… – тут климбат замолчал, не находя слов.
Гордость. Чувство собственного достоинства в совокупности с безумием. И все в тебе. – кивнул Эреб.
Именно. А Айне… как мне показалось, смотрит на вещи через тоже стекло, что смотрю я. За короткий срок я начал ее уважать. Не за красивые глаза, не просто потому, что она властитель зоны, а за ее силу духа, за поступки и теперь, окажись она на месте того… климбата… я бы не задумываясь выполнил ее просьбу, чтобы помочь. – Эреб хмыкнул, мол уже не «приказ», а «просьба».
В этом и состоит закон дружбы, мой мальчик. С друзьями мы не соревнуемся, друзей мы защищаем. Это нормальная реакция. Ладно, мне следует отдохнуть, хоть я могу пребывать в теле оружия сколько угодно долго, но сейчас, не поверите, ощущаю жуткую сонливость. Мне стоит вернуться во внутренний мир и собраться с мыслями.
Девушка облегченно выдохнула, явно обрадованная, что останется один на один с Инфирмуксом.
И как же ты умудрился так влипнуть… – покачала она головой, – что ты чувствуешь, когда смотришь на него?
Мальчишка пожал плечами, – Будто какая-то мразь наложила на моего любимого мегаструма иллюзию трехсумчатого Эридивского слизня, ты же знаешь, как я ненавижу этих гадов, и это меня чертовски злит. – розоватая девица облегченно выдохнула, удовлетворившись ответом.
Чтож! А теперь ты не отвертишься! Я хочу, чтобы ты на первый свой балл был красивее деоса красоты, ёо-хо-хо и для этого я готова на все! – улыбка до ушей и задорный блеск в малиновых глазах сразу не понравился Инфирмуксу. Но отказать Фтэльмене он не мог, тем более по возвращению из внутреннего мира, после игры в компании Айне, дал матери слово, что сделает все, дабы этот праздник удался на славу.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.pnghttp://s5.uploads.ru/d6zNl.pngОни прибыли как раз вовремя, хотя какое-то время климбата штормило. Он держался. Тем более, в биологическом невидимом пузыре рядом плыл особый подарок для Девятой. Как же явиться в гости без подарка!? Фтэльмена накануне испекла огромный розовый торт с сиреневой глазурью, украшенный засахаренными цветками сакуры и сливы.
Кроваво-рдяные волосы, завязанные в высокий конский хвост, спадали каскадной волной практически до пояса. На ногах высокие армейские сапоги, да и облачен Инфирмукс был в одиозного вида темном костюме, с кожаными штанами и несколько милитариского стиля жакете, со вставками из черного прочного металла. В подобном виде его даже на своей зоне никто бы не признал, не говоря уже о чужой земле.
Мальчишка не обращал на окружающих внимания по двум причинам. Во-первых, он дал слово Фтэльмене, что она будет вести большую часть диалогов с аборигенами, а во-вторых, его до глубины души поразил размах празднества, яркие картинки, блеск, эпифаричные красоты, преисполненные чего-то высокого и… радостного? Души? Уже несколько минут названная матушка вела странный диалог с рыжим красноволосым «бараном» и совсем маленьким климбатом, инстинкты всегда играли лишь одну роль – сородичей Десятый не жаловал. И дело не в самих сородичах, а конкретно в Инфирмуксе. Фтэль же была облачена в элегантное белое платье с шикарным декольте и даже ажурная повязка на глазу не портило внешний вид и макияж девушки.
[float=right]http://s8.uploads.ru/3oQHj.gif[/float]– Сладенький! – заново начала свою сладкоголосую трель дух, внезапно обхватив руками Везевира и прижав его к своей груди, – ну, разве мы похожи на преступников!? – она чуть отпрянула, услышав угрожающее шипение палача, – прекрати, милашка, ни за что не поверю тем слухам, что такой душка как ты и правда недосуге увлекается изобретением новых пыток!
И это будет вашей главной ошибкой… – прошипел даденгер, теряя терпение и забывая напрочь слова Нарана, с его пальцев чуть было не слетела искра ударной мощи, способная испепелить Фтэльмену до состояния костной пыли. Секунда… и более мощная волна придавила встречающих климбатов к земле похуже каменной плиты. Инфирмукс потерял терпение, он вышел вперед, решив наплевать на режим инкогнито раньше, чем того следовало сделать, по мнению матушки.
Слушай сюда, Командор. Я – Инфирмукс, властитель Десятой зоны Климбаха, и прибыл по личному приглашению Демона на празднество. – нет, подросток не хвалился силой и не пытался красоваться, просто его достала ситуация, Подняв даденгера за глотку над землей, стал говорить медленно, чеканя каждое слово, – …коль уж ты занимаешь такой важный пост, раз уполномочен встречать гостей и карать врагов, то должен знать, что любят больше всего властители планеты. Больше всего я люблю фауну мира. – да, пожалуй, более нелепый диалог представить трудно, – И подарок для Айне очень.. очень... ОЧЕНЬ голоден. Это редчайший магический зверь, добытый мною в такой Бездне, о которой ты даже не слышал. И если сейчас я не встречусь с Айне, не подарю ей эту диковинную Нонтергарскую пантеру, то здесь и сейчас нашинкую тебя в аккуратные стейки и заставлю твоего друга ее тобою накормить. Ты меня понял? – климбата брезгливо бросили на землю, а Инфирмукс взглянул на второго мальчика, – Нарана, верно? Проводишь нас? – Фтэльмена отмерла, резко пихнув Инфирмукса и помогая вышеназванному Наране встать и даже отряхивая его и протирая личико салфеточкой.
Простите, простите моего мальчишка, он немножечко волнуется. Спасибо за гостеприимство, милашка, я Фтэльмена, кстати! Очень и очень рада познакомиться с тобой и твоим другом!
Пожалуй, если бы Айне сейчас была здесь, то могла бы с удвоенной силой гордиться хладнокровию Кетроса, у того и мускул не дрогнул…

Отредактировано Инфирмукс (Четверг, 3 мая 17:42:54)

+2

4

Айне бежала по извилистым коридором форту, постукивая каблуками новехоньких сапог по плитчатому полу. Вспышка сильнейшей энергии поблизости застала ее врасплох, и Демон не собиралась выслушивать очередную склоку скорбилуса и министра внутренних дел, пока совсем рядом кто-то творит магию высшего разряда. Ошибки быть не могло – внизу произошла потасовка между кем-то достаточно могущественным для подобных трюков. Думать, что в этом может быть замешан прибывший раньше времени Инфирмукс девочка не хотела. Она молнией пронеслась мимо двух давно привыкших к экстравагантным привычкам правительницы стражников и оказалась на протяженной террасе седьмого уровня с великолепным видом на раскинувшийся внизу город.
Худшее, что только могло прийти в голову Айне и рядом не стояло с картиной, представшей перед ее глазами. Командор тайной полиции полулежит на земле, ненавидящий взгляд карминовых глаз устремлен куда-то в сторону, а закованные в латы руки сжимают двуручный меч с крайне отталкивающим названием, чье название совершенно вылетело у девочки из головы. Рядом беспомощно замер отряд блюстителей, поспешивших тотчас же склониться в поклоне при виде Демона. Кетрос с характерной для него безразличной миной, пока розововолосая женщина в воздушном белом платье пытается стереть с лица дорожную грязь. Шикарный многослойный торт только добавляет отдельного шарма в эту полубезумную сцену. [float=right]http://sd.uploads.ru/FGmfP.jpg
[/float]
А рядом климбат, тот самый, чьи красные локоны больше не переплетаются, беспорядочно падая на плечи, а собраны в тугой высокий хвост. Тот, на ком уже не комплект усыпанной дорожной пылью одежды, являющая собой настоящий кошмар перфекциониста, но строгий черный наряд. Тот, кто назвался Инфирмуксом, властителем Десятой зоны Климбаха, тот, кому Айне обязана жизнью... И тот, кто чуть было не прикончил одного из ее не самых сдержанных советников. Девочка узнала его не сразу, казалось, между их последней встречей прошло не меньше месяца, а года, может быть и десятилетия. Темный Эфир мало напоминал одинокого странника, куда больше уверенного в своем превосходстве правителя, готового отстоять полученное по праву сильного до последней капли крови.
- Так это дело зверья с Некроделлы? Давно пора выдрать ваши когти с плотью, - начал было даденгер, но стоящая за его спиной Демон прервала Палача раньше, чем он успел отдать приказ.
- Везевир. Неужели, ты не можешь держать себя в руках даже в Юханнус? – сильнее всего ей хотелось броситься к Иешуа, вновь услышать неясное биение его остановившегося и ожившего вновь сердца, но последствия демонстрации слабости перед приближенными были хорошо известны Айне.
- Моя госпожа, этот монстр опасен. Даже если предположить, что он не связан с ренегатами, его место в казематах. Как и всех прочих… правителей, - последнее слово климбат буквально выплюнул. Заметив правительницу, он опустился на одно колено, положив меч перед собой. Угроза в голосе Везевира сменилась на трепетное восхищение, так мог говорить религиозный фанатик, но не шеф тайной полиции. Или?  -  В моих докладах все подробно изложено. Климбаты в масках, изрисованные письменами стены в катакомбах под фортом, некто скупающий радиоактивные кристаллы — это не может быть просто совпадением. Зреет заговор, и блюстители обязаны выжечь его.
Девочка задумчиво приложила ладонь к виску. Да, она читала все записи даденгера, в которых описания странных происшествий соседствовали с подробным описанием того, что ждет предполагаемых заговорщиков в случае их попадания в руки доблестной тайной полиции. И некая нить, которую Айне пусть и не могла уловить целиком, действительно связывала все эти на первый взгляд случайные события. Вот только улик, кроме древних и плохо поддающихся переводу символов да голословных свидетельств очевидцев, было мало, как и свидетельств того, что кто-то и правда подумывал о том, чтобы свергнуть Демона-Приходящего-Когда-Называют-Его-Имя.
- Блюстители обязаны защищать жителей Иштарана и всей Девятой зоны, если мне не изменяет память. Ты решил позабыть о данной клятве и покинуть свой пост? Я вполне способна отбиться от очередного убийцы – десятка, если на то пошло. Если кто-то и впрямь задумал испортить праздник, что ж, ему посчастливиться встретиться с двумя правителями разом. Искренне не завидую этому парню, как и тому, кто поджигает стог сена, чтобы найти иголку.
- Если таков твой приказ, мне остается только смиренно продолжить поиски. На этот раз мы будем действовать… тоньше, - Везевир отвел взгляд, а Айне мысленно вздохнула с облегчением.
Агрессивность и непредсказуемость, два слова, отлично характеризовавшие климбатов, проявлялись в каждом аспекте жизни мертвого мира. Не хочешь постоянно доказывать свое главенство в битвах, придется научиться разить словами точнее ножа, а в случае Демона – двух наиострейших кинжалов. Плохое предчувствие сводило девочку с ума, когда она смотрела в спину уходящему советнику и его молчаливой свите. Теперь они остались вчетвером, считая Кетроса, чье появление неподалеку от центра событий несколько удивило Айне. Обычно мальчик предпочитал держаться обособленно, играя в шахматы с несуществующим противником или неустанно раздавая приказы войску девятой зоны, чьи тактические способности, к большому несчастью выдающегося полководца, так редко удавалось продемонстрировать.
- Добрый вечер, Иеш. И вам тоже, Леди Фтэльмена. Неужели изучили моду диарерскую моду? Платья «в пол» у нас весьма популярны, - сказанное девочкой было чистейшей правдой, хотя сама она щеголяла шароварами и красной накидкой с вышивкой. – Позвольте представить вам Кетроса Нарану, моего маршала и доверенного советника. Я хотела устроить небольшую экскурсию по Иштарану и окрестности. Хочешь присоединиться?
- Тот самый Инфирмукс. Вижу, ты умеешь заводить друзей, Демон. Было интересно познакомиться, но репетиция парада ко Дню Летнего Солнцестояния не будет долго ждать. К слову, я решил заметить двенадцатое построение на пятое и добавить немного атрибутики. Надо торопиться, пока Везевирушке не пришло в голову уничтожить все не-красные флаги в городе, - улыбнувшись, мальчик коротко кивнул присутствующим и направился в ту же сторону что и красноволосый командор. Айне не хотелось думать о том, что может произойти, если эти двое случайно столкнутся на узкой лестнице. Смахнув с лица непослушную прядь волос, совсем как ее мать в мире ложного прошлого, она подошла к Инфирмуксу.
- Спасибо, что навестили меня. Знаю, первое знакомство с Шантитус вышло не самым удачным. Позволишь показать ее тебе и Фтэльмене? - девочка подала руку климбату. Впервые за сегодняшний день неясная тревога оставила ее. Пусть хоть все заговорщики мира обрушат на нее свой праведный или не очень гнев – Айне наконец встретила того, кому единственному могла всецело доверять, не боясь, что ее ребячество придется искупать кровью и пробирающими до дрожи взглядами. [float=right]http://s9.uploads.ru/1ezvH.jpg[/float]
- Насколько мне известно, сейчас мы на седьмом уровне. Здесь более подходящее для разговора место. Идем.
Демон повела их вперед по длинной веранде. Узорчатые ограждения отбрасывали причудливые тени, а алые тканные знамена вздрагивали от редких порывов ветра, плясали в свете заходящего солнца. Гости могли заметить очертания громадного действующего вулкана вдали от многоуровневого города и даже услышать далекие крики пернатых ящеров, одних из немногих существ, способных выжить в радиоактивном мире. Наконец, они завернули за угол. С видом гордой хозяйки, Айне безмолвно указала на потрясающий вид. Внизу, насколько хватает взгляда, простирался обманчиво спокойный океан. Разномастные корабли и кораблики казались крошечными по сравнению с этим безбрежным гигантом, способным вмиг поглотить эти хрупкие игрушки. Огромный диск Сангунума на горизонте только добавлял панораме величественности.
- Нравится? – не без улыбки спросила Айне, усаживаясь в одно из четырех мягких кресел, полукругом расставленных вокруг низкого столика. – Не так просторно, как в Ивеоморфии, но только посмотри на этот вид! Морских змеев длинной не меньше всего Иштарана и гигантских кракенов там, конечно, предостаточно. Но когда над океаном летят сотни тысяч бумажных фонарей, мое сердце замирает.
Айне замолчала так, словно пыталась показать гостям всю красоту момента. «Эреб. Скользкий-находчивый Эреб, куда ты спрятался?... Почему убежал-пропал?... Почему не чувствую твоей тошнотворно-восхищающего тления?», - девочка мельком посмотрела на Иешуа, пытаясь понять, о чем твердит скорбилус. Эреб пропал. Быть того не может. Скорее небесный свод рухнет на не переживший такого издевательства Климбах, чем вечный спутник Темного Эфира исчезнет. Так думала девочка. Или, быть может, мелким странностям в поведении Инфирмукса есть свое объяснение?
- Долгая была дорога? Должно быть, вы устали. Я прикажу принести поесть. Большую часть мяса забронировали для праздника, но двое вчерашних приговоренных вполне годятся в пищу, - заговорила Айне, чуть потупив взгляд, но, взглянув на алую ленту, добавила. – Иеш, если что-то произошло, ты можешь рассказать мне об этом. А даже если нет, впереди у нас целая ночь. Как тебе идея сбежать в город, когда официальная часть праздника закончится? Побудем простыми климбатами и хотя бы ненадолго избавимся от этого дурацкого… бремени главных героев.

Отредактировано Айне (Четверг, 10 мая 18:58:37)

+2

5

[AVA]http://s9.uploads.ru/d/cthxw.png[/AVA]– Зверье – это ты. Климбахский бегемот. Самое глупое существо на планете. Только полный критин будет оскорблять потенциального соратника своей госпожи, тем более в её присутствии. – Не остался в долгу климбат, взглянув на девочку и осклабившись в хищной усмешке с тенью надменности в багрянцевом взгляде. Их цветовой спектр был слишком похож, но если у Везевира кармин – яркий, светящийся, точно эффект «красных» глаз на старых снимках, то у Инфирмукса вулканическая равнина с ожогами черных скал и движением жидкой магмы по кольцу радужки. Абсолютные противоположности. Айне ведь понимала, это лишь защитная реакция? И опыт показал, к представителям своего пола Десятый испытывал что-то вроде морального противодействия: настороженность, стремление доказать собственное превосходство, выказать более высокий ранг, а в случае общения с не климбатами, а взрослыми мужчинами – зависть, и понятно, какого плана. Похожую эмоцию сама Айне испытывала перед зеркалом, глядя на свое, пусть завораживающе красивое, но инфантильное тело. Помнится, при первых минутах общения с самой Девятой, Инфирмукс вел себя снисходительнее.
Он хотел еще указать на глупость фраз обо всех правителях, мол, куда «красная крыса лезет», но посчитал, что подобное может быть негативно воспринято самой Айне. Неизвестно, насколько она чужое мнение в отношении своих подчиненных аккумулирует на себя. Не принимает ли на личный счет? Помнится, в какой-то мудреной психологической книжке… или просто кто-то вдалбливал в голову. Ага. В подвале. Между обливанием холодной водой и ударами раскаленным эридиевым. Мол, между властителем и приближенными должна быть самая тесная из возможных связей, это обеспечит преданность, но привязываться самому – верх идиотизма и величайший промах, недостойный Владыки Климбаха. Владыка Климбаха? Что за бред, такого бы в умных книжках не писали. Мальчишка моргнул, с трудом подавляя в себе волну ярости, но тонкий щебечущий голос «розовой мухи» порядком отвлекал, настраивая на новый лад.
«Моя госпожа, позволь все же вставить скромные пять денерумов…» – красноволосый командир уже медленно удалялся, но телепатическая связь шла привычным движением мыслей. К подобному Везевир обращается лишь в самых критических случаях, – «Ни одна совместная, пусть и смертельно-опасная ловушка, не делает за две недели кого бы то ни было друзьями! Ты же понимаешь, кто перед нами? Помнится, совсем недавно, не минуло и года, ты открыто выражала собственное мнение о большинстве Правителей, после знаменательного саммита в Рааносе? А это даже не официальный властитель зоны, разведка докладывала… да ты в курсе, что Десятый правитель нестабилен, опасен, асоциален и… никто не гарантирует, что Десятая зона не причастна к странным волнениям под фортом. Над идентификацией личностей подозреваемых мы как раз работаем. На Некроделле имеются свои воротилы, моя госпожа, а также толковые махинаторщики… хорошенько подумай, прежде чем называть ЕГО своим другом. Как бы потом мне не пришлось оплакивать твое обезглавленное тело. Помнится, я доверие заслуживал куда дольше…» – его глаза блеснули искрой ревности, когда климбат обернулся на секунду, скрывшись сразу за поворотом. Его монолог никто не услышал. Никто кроме Айне, разумеется.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png
И тебе здорова! Надеюсь, ничего страшного, что я своим ходом пришел к Демону-который-сам-приходит-когда-называют-его-имя?  – звонко засмеялся Десятый, явно щеголяя перед Айне и тем фактом, что помнит ее, помнит яснее ясного, а вот диалог с тем же Везевиром забудет через пять десять минут, как и самого климбата.
Ой, милая Айне, ты все же заметила! – захихикала Фтэльмена, прикрывая рот ладошкой в ажурной белой перчатке, – может, по мне не скажешь, но я большая поклонница фэшн индустрии, к слову, на всем Климбахе нет более мягкой и роскошной ткани, чем иштаранский шелк!
– Ага, она меня закалупала отлавливать конкретно для этого платья Биорторовских платиновых шелкопрядов! – возмутился мальчика, – это работы на полдня… бр-р-р, сама бы попробовала ловить этих гигантских червей! Айне, тебе как-нибудь обязательно надо со мной на такую охоту сходить, для введения новой меры наказания! Вот пройдет враг по всему пищевому тракту подобного червячка, и в голову не придет больше плыть против власти! – климбат дружелюбно ткнул локтем Айне в бок, явно шутя. Хотелось поговорить о том, что он только что услышал: заговор. Интересно, но имеет ли он право вмешиваться, это уже попахивает неправомочным влезанием в дела чужой зоны, а доселе, как известно, властители не особо отличались стремлением помочь друг другу в подобных делах. Наоборот, чем больше «расшатана» зона соседа, тем лучше.
Собственно, ради этого мы тут и появились! Ты не против, если Фтэльмена своим ходом отправится на главную площадь празднеств, кажется, у нее по всему Климбаху хватает знакомых духов и твою зону она уже знает. Эссенции свободолюбивы и не терпят условных границ. Не боись, она не опаснее новорожденного бобра в карбункловой пещере! – получив кивок от Айне, Фтэльмена сделала изящный и очень визуально-правильный книксен, удаляясь с тортом куда-то в сторону города не забыв послать Инфирмуксу и девочке по воздушному поцелую.
Начался до безумия интересный и потрясающий рассказ, дивные виды открывались вокруг. Узорчатая балюстрада поражала витиеватостью и сложностью узора, а виды на набережную и раскинувшийся внизу город завораживали, будоражили что-то глубоко в нутрии, в душе климбата разжигая грусть, тоску.
[float=left]http://s4.uploads.ru/wTtEL.png[/float][float=right]http://sg.uploads.ru/cPAso.png[/float]Он протяжно выдохнул с легким свистом, неотрывно вперившись взглядом в едва дымящеюся верхушку вулкана, как памятник самому себе.
Нравится? – она ответила с улыбкой, на что получила ответ без этого милого жеста.
Очень. Ты права, Демон, не так просторно как на Ивеоморфии, но что толку от моей огромной помойки… – он отвел взгляд в сторону, стиснув зубы, – она не идет в сравнение с пусть маленьким, но… парадизом… – внезапный наплыв напряжения и некой скорби прервал странный тычок мокрого носа под коленку, – ой, я совсем забыл про нее!
Подросший котенок нонтергарской пантеры, выбравшись из биологического пузыря, крутился у ног климбата, привлекая к себе внимание, – Айне, это… – Инфирмукс наклонился и сцапал «котенка» на руки, поднимая увесистую тушку, которая почти закрыла его собой – нонтергарская эфимерная пантера редчайшего подвида цефеид. Она еще котенок, поэтому энерго-рун на шерсти пока не образовалось, да и голодала бедняжка… ее мать убили браконьеры, а для достижения зрелости, цефеиде нужен источник магии и чем мощнее, тем лучше. Пока она привязана ко мне, поэтому считает меня своим хозяином, но… я хочу подарить ее тебе в честь праздника.
Инфирмукс шагнул ближе, немного кряхтя и явно желая, чтобы Айне взяла кошку из рук в руки, – давай, забирай. А я сейчас попробую уболтать ее…
И с этими словами, мальчик склонился над кошкой, что уже была в руках Айне, с явным интересом разглядывая девочку, но пока с долей опаски. Склонился, чтобы начать издавать странные звуки, что-то между мурлыканием и гортанным рокотом, кошка вздрагивала и спустя секунд семь вдруг принялась облизывать лицо Айне: лоб, щеки, нос, рот, подбородок, скулы, шею, ключицы, и снова лоб. Инфирмукс засмеялся, хлопнув в ладоши, – а теперь потерпи чутка ее лизание, это знакомство цефеиды с твоей аурой, она согласна и даже довольна, вон как старается! – шершавый горячий язык и правда скользил бодро, оставляя влажные дорожки на коже, а через пять-семь таких облизывании, пантера замурчала клокочущим громким бархатистым басом, – особь женского пола, да… пока не появятся руны на шкуре ее лучше не пускать на охоту, могут убить хищники. Кормить мясом животных, имеющих энергетическую паутину… ах да…
Инфирмукс достал из-за пазухи несколько листов, свернутых в свиток, из… альбома. Да! Того самого альбома, что им удалось вынести из спаянного сознания, – вот, я нарисовал и все описал, – первым рисунком было изображение взрослой кошки с комментариями, – Цефеиды очень преданные звери, чувствуют ложь, неплохо видят скрытое, да и в бою, при должном обучении, опасные враги. А если очень постараться… ты только не распространяйся, могут и душу обрести, став полностью разумными. Дай ей имя, я специально не давал, так как имя для цефеид интимная вещь, его дает присваивает хозяин.
Он помолчал, но лишь секунду, снова расплывшись в широкой улыбке, – Я не очень устал, но дорога была долгой, поэтому да, от еды бы не отказался! А что до вылазки в город… слушай, я, конечно «за», но мои рассказы подождут, может, ты мне поведуешь, о чем говорил тот климбат… Эреб, забыл его имя…
«Везевир…»
Вот… да, Везевир, он упоминал про заговор и климбатах в масках? Или эту информацию мне, как чужеземцу знать не положено?
Инфирмукс уже направлялся под архаичные и монументальные своды дворца, если здание вообще можно так обозвать, есть жутко хотелось, а еще покормить пантеру. Кажется, Айне должна привести их в столовую или разместить где-то в зале?
«Са-а-ату, маленькая дерзкая сколопендра, рад слышать твой голос… этакий вариант кофе без сахара  с тремя каплями водки…» – было ей ответом, смеющийся и сейчас чистый голос Эреба, а ведь скорбилус оказалась права, ее знакомый как-то изменился, но понять, как именно было нельзя, – «…все верно, тошнотворно-восхищяющее тление сменилось на такое же яростное горение. У меня тут случился внезапный абгрейд. Буквально на днях, в это поверить трудно, я и сам не до конца верю… однако ломаю не первый день голову, получилось бы оно так, как получилось, не будь я мутантом нашего племени. Угадаешь? Дам подсказку, во мне теперь две сущности, кстати, я чувствую, что твои спинные пластины сверкают ярче, чем сердце Сангунума, словно ты весь Климбах заставила их полировать…» – далее шел смех: насмешливый, подтрунивающий, но совершенно беззлобный.

+2

6

Фтэльмена поспешила удалиться. Айне не могла ее винить: как и любому гостю острова, эссенции хотелось рассмотреть все вокруг да повнимательнее, проникнувшись предпраздничной суетой. А может быть прозорливый планетарный дух догадалась, что двум правителям нужно многое обсудить наедине? Помахав названной матери красноволосого, девочка отправила ментальное послание ближайшему из замковой обслуги, отчего-то вспомнив о недавнем разговоре с Везевиром. И почему появление Инфирмукса подействовало на не имеющего привычки пререкаться с правительницей советника, как красная тряпка на глусуна?
«Считаешь, что заслужил мое доверие? Тогда доверься мне и мне выслушай: Темный Эфир непричастен к бедам девятой зоны. Можешь забыть о тех планах, которые мы строили на случай, если он решит поменять свой образ жизни. Я верю правителю Ивеоморфии больше, чем себе, и у меня нет причин сомневаться в его искренности. Прибереги свою ненависть для тех, кто ее действительно заслужил», - нет, она должна была радоваться тому, что глава тайной полиции всегда начеку, ведь окружить себя во всем солидарными лизоблюдами – первый шаг к потере места в центре зала суда, которое Айне все еще надеялась передать достойному. Но как же сложно порой было с Везевиром. К глубокому сожалению Айне, тот так навсегда и остался загнанным в угол зверем, единственным лучиком надежды для которого стала полулегендарная воительница.
Отстранившись от невеселых мыслей, девочка прислушалась к неровному дыханию Иешуа. Да, этот форт стоило бы построить хотя бы ради того, чтобы насладиться открывающимся видов, но почему в словах климбата было столько закостенелой печали? Собиравшаяся ответить, она с восторгом замерла, когда в руках мальчишки оказался маленький пушистый комочек. Черная всклоченная шерсть, которая еще не скоро сменится на взрослый лощенный наряд, пара округлых ушей, живущий своей жизнью хвост… Существо, с интересом разглядывающее Демона, казалось, совсем не страдает от теплого радиоактивного излучения, надежно укрывающего Климбах. Зверь был явно не простой и дальнейшие слова Инфирмукса только это подтвердили. Наблюдая за тем, как климбат возится с цефеидой, Айне не смогла сдержать восторга – ее алые глаза сияли любопытством, но, когда красноволосый натуралист протянул котенка ей самой, Девятая не сразу нашлась с ответом. Осторожно взяв подарок на руки, как ценнейшую реликвию, девочка почувствовала теплый язык пантеры на собственной ледяной коже. Неужели, теперь она в ответе за эту хрупкую искру жизни?
- Маландис. Мала. Теперь ее зовут так. Как древний вулкан, - Айне заботливо положила мурчащую цефеиду за пазуху алого кафтана. Несмотря на все знания Инфирмукса о фауне иных миров, дорога была долгой и тяжелой для юной пантеры. Вспышка, и левая рука Демона окутывается неярким алым сиянием. Немного огненной магии, и утомленная питомица сможет отоспаться в тепле. Проводя по мягкой шерсти, Айне слышала отголоски эмоций – страх, одиночество, голод, чужак, ворох непривычных запахов, сытость, благодарность нежелающему причинять вред.
- Ты отдаешь ее мне, Иешуа? Не могу подобрать слова. Обещаю опекать ее и не дам никому причинить вред. Хотя обитатели Нонтергара и сами могут сгрызть пару-тройку не самых слабых недоброжелателей. Как думаешь, ей понравится на моем суде? Будет дремать большую часть заседания, а в остальное время мы неплохо сэкономим на палачах, - рассмеялась девочка, перебирая искусные рисунки Инфирмукса, начерченные не иначе как кровью опаснейших тварей свободных планет. – Видишь, внизу справа – взрослая особь в сравнении с эделиром. Решил нарисовать ее в прыжке? Бедняга явно пытается очертить пентаграмму, но вот-вот нарвется на ее когти.
Черные волосы Демона развевались от дарующего приятную прохладу приморского ветра – шевелюру расположившегося рядом климбата тоже ничего не могло спасти, если тот, конечно, не озаботился хитрым заклинанием. Вскоре из-за арочного дверного проема выглянула рогатая девушка, с двумя подносами: одним в руках и другим, неведомым образом удерживаемом на кончике длинного хвоста. Разнообразию блюд мог бы позавидовать иной обеспеченный житель цивилизованных планет. Вокруг узорчатого чайного сервиза, чей стиль сильно напоминал традиционный для Биорторуса, расположилось целое море различных сладостей, часть из которых была явно украдена с праздничного стола. Особое почтение отдавалось шоколаду, сортов которого было невозможно сосчитать – темный, молочный, белый, розовый и многие другие. Второй поднос пестрел, наверное, самым популярным продуктом питания на Климбахе – разложенным ломтиками свежим мясом. Оставшийся неизвестным повар решил не иначе как продемонстрировать все степени прожарки, включая красное сырое и замороженное явно не без участия стихийной магии. Поблагодарив служанку, то и дело бросающую полные тревоги взгляды на красноволосого климбата, Айне подцепила некоторое количество пищи вилкой, просунув ее под верхнюю одежду, в которой устроился котенок. Мгновение спустя девочка вернула столовый прибор обратно, довольно хмыкнув: зубья были порядочно изогнуты.
- Угощайся. А я пока приготовлю чай. Мы в Шантитус называем его лучшим средством от жары, – Айне взяла в руки керамический чайник, приоткрыла крышку, чтобы убедиться в готовности напитка, и поспешила разлить ароматный чай по кружкам. Судя по ароматному запаху, отдающему сладковато-терпкими цветами и травами, часть из которых была без сомнения собрана на территории девятой зоны. Закончив с приготовлениями, девочка протянула один из стаканов Иешуа. Она первая прикоснулась к пряному напитку, оказавшемуся на удивление крепким и горячим. Тем удивительнее было, что эти особенности действительно помогали бороться с летним зноем.
- Чужеземец? Может быть, но не чужак. Помнится, я доверила тебе свой разум, что на этом фоне небольшая государственная тайна, о которой ты и без того узнал? Но прежде, позволь кое-что объяснить. Насчет Ивеоморфии… ты во многом ошибаешься, - неспешно начала Айне, во второй раз касаясь бледными губами уголка кружки. – Видишь всю эту красоту и налет цивилизации здесь, но не знаешь, какую цену пришлось заплатить жителям девятой зоны. Думаешь, я пришла, убила Таддеуса и все сразу преобразилось? Да, признаю, раньше мне самой так часто казалось – обезглавь зло, и оно больше не до кого не дотянется. Вот только идею так просто не убьешь. К тому же, у прошлого правителя остались союзники, своеобразная свита. Те, кто привыкли к вседозволенности и власти не слишком сильно жаждали ее отдавать, как и те, кто понимали, что после всего ими совершенного я не могу просто простить их и отпустить с миром. Парадиз, рай? Брось, увидев залитые кровью стены крепости, которая позже станет фундаментом Иштарана, ты бы так не сказал. Пусть это и неизбежно, но погибли многие и зря. Виновные и невиновные – думаешь, клинкам и атакующим заклинаниям есть до этого дело?
Но твои земли не обязаны следовать судьбе Шантитус. Некроделла может стать настоящим чудом, местом, где наши сородичи смогут не опасаться ежечасно за свою жизнь. Отстроить пару-тройку городов, наладить пути снабжения и все изменится. Может даже организуешь заповедник редкой гигантской живности или, чем Демиург не шутит, первую магическую академию Климбаха. Только представь себе – Инфирмукс, декан кафедры ментальной магии и признанный профессор зоологии.

Представив эту картину, девочка захохотала, чуть было не выронив из рук чашку. Пожалуй, Темный Эфир был одним из немногих климбатов, рядом с которыми она чувствовала себя свободно. Непосредственный и быстро меняющий эмоции, начисто лишенный привычного пафоса, но внушающий уважение своими поступками – такой вполне могла бы стать сама Айне, сложись ее история несколько по-другому и попадись она в лапы к сумасшедшему «божеству». Рядом с ним не приходилось постоянно доказывать свою силу и готовность использовать ее, а потому девочка могла впервые за долгое время побыть самой собой без опасения, что ее чистосердечность истолкуют как слабость.
«Прелестный подхалим Эреб признал превосходство? Нет музыки слаще для моих тимпанальных мембран. Не имеет смысла сожалеть о произошедшем, изломанный-не смирившийся брат. Скажи, достоин ли облик? Могу я надеяться, что скользкий-находчивый Эреб не променял величественную хитиновую броню на отвратительную упругую кожу?», - пока правители обедали, их скорбилусы вели своеобразную беседу. Сату была в своем репертуаре: то ли делающая комплимент инаковости Эреба, то ли пытающаяся его поддеть, она чередовала в голосе заботливые женственные нотки с такими же доведенными до абсурда холодно-агрессивными, презрительными. Но в чем можно было быть уверенным, так это в том, что фигура трансдента Десятого занимала ее больше, чем примирившие с судьбой «паразита» родственники.
[float=left]http://s7.uploads.ru/E5bJM.jpg[/float][float=right]http://s5.uploads.ru/ITb0c.jpg[/float] - Везевир не покривил душой. Не думаю, что это тянет на полноценный заговор, но в одном он прав: в последнее время на девятую зону свалилось слишком много странных происшествий, - Айне щелкнула пальцем. Одно из невзрачных колечек на безымянном пальце ее левой руки представляло собой незаменимый артефакт, позволяющий телепортироваться в любой уголок крепости, но правда, никуда больше и только из самой крепости. Что только что и произошло: оба климбата переместились в небольшое помещение, чьи стены были заставлены разномастными книгами, рукописями и свитками. На деревянном столе в, на первый взгляд, совершенно хаотичным образом располагались стопки бумаг. Чуть поодаль – округлый глобус, миниатюрный Климбах с тщательно прорисованной сеткой рек и причудливых лесов, и щедро усыпанный магическими печатями сейф, чье вскрытие явно заняло бы порядочное время у самого опытного взломщика. Айне с гордостью именовала эту комнату «мой кабинет», но в резиденции правительницы она была куда больше известна как «барахолка». Демону было жаль, что от значительной части обитателей замка ускользал порядок и закономерность расположения важных документов и улик бесчисленных преступлений. 
- За прошедшую неделю бесследно пропали четверо. Исключительно климбаты, разных возрастов, полов и рас. Трое – путешественники в разное время, прибывшие из других зон, один охотник из Иштарана, приторговывал чешуей водоплавающих монстров, - девочка не стала тратить время зря и постаралась как можно скорее ввести Инфирмукса в курс дела. Три коротких досье поднялись со стола, зависнув в воздухе прямо перед самым носом гостя. Информации было не слишком много, но достаточно для того, чтобы понять – между несчастными не было на удивление мало общего. – Но это далеко не все. Работорговцы обнаглели настолько, что пришвартовали свой корабль в порту. Мы устроили облаву, но рабов, как и их владельцев, и след простыл. Пленников было девять, а работники доков в один голос утверждали, что капитан и команда носили одинаковые маски. И это в самый разгар маскарада по случаю Дня Летнего Солнцестояния. Найти их было той еще задачкой, но блюстители смогли отследить путь вплоть до катакомб под фортом. Чтобы ты понимал: Диарер остров небольшой, фундамент, на котором стоит это здание, разрушался и перестраивался неисчислимое число раз. А если к этому цепь естественных вулканических пещер прибавить... Так вот, все стены были исцарапаны явно непростыми письменами. Я отправила туда отряд бывалых вояк, вместе с лучшим спелеологом. Прошло три дня, от них нет ни единой вести. [float=right]http://s3.uploads.ru/12e8D.jpg[/float]
Демон подошла к сейфу, привычным жестом очерчивая пентаграмму. Кодовый замок куда надежнее, если прибавить к нему чары, способные испепелить неудачливого воришку. Ей сильно не хотелось втягивать Эфира в проблемы собственной зоны, но, видимо, без этого было никак не обойтись. Наконец, замок поддался и в руках Айне блеснул потрепанный амулет. Золотой костяной змей оплетал драгоценный камень, изображавший крупный желтый глаз. Казалось, он с холодным безразличием смотрел на присутствующих, невольно вызывая тревогу и трепет перед первозданной и явно нечуждой мертвому миру силой.
- В то же время некто сжег дотла трактир, а вместе с ним небольшую деревеньку в северной части острова. Нам так и не удалось узнать чего-то конкретного, но кое-кто из патрулировавших эту местность блюстителей сумел испепелить одного нападавшего. К несчастью, ценой собственной жизни. Вот эту вещицу мы откопали среди праха, - девочка бросила медальон Инфирмуксу. На ощупь металл был ледяным, хотя за окном было тепло, как не крути середина лета. – Посмотри на другой стороне. Как думаешь, что это может значить?
Маленькая пантера взволнованно запищала, а Айне поспешила переложить ее на краешек бархатного кресла в углу кабинета. Перевернув безделушку, климбат мог заметить красноречивую надпись «Он видит», полукругом опоясывающую верхний край амулета, а в центре один-единственный незатейливый символ. Символ, точно повторяющий начерченный на косе правителя десятой зоны.

Ɏ

Отредактировано Айне (Пятница, 11 мая 18:06:35)

+2

7

[AVA]http://s9.uploads.ru/d/cthxw.png[/AVA]Темно-пепельная шерсть цефеиды гладким покровом шелка ласкала кожу, неволей порождая думы о дороговизне и востребованности лоснящейся шкуры на черном рынке. Инфирмукс же, похоже, находил особое упоение, любуясь на жмущегося к хозяйке пока еще маленького и беззащитного зверя. Взгляд климбата впервые за все время полностью утратил стальные искры, со лба пропали складки напряжения, а  лицо непозволительно четко приобрело печать «не от мира сего», разбавленную свойственной лишь детям смазливостью.
Маландис – достойное имя. Ей подходит. Детеныш цефеиды, как и любой другой котенок, требует первое время заботы и защиты, но со временем… – наконец многообещающая ухмылка вспыхнула на губах Десятого, украшаемая обнаженными острыми клыками резцов, – она вполне может стать неотъемлемой частью суда Шантитус, особенно, если учесть эмпатическую составляющую магии всех зрелых цефеид. Как я упоминал, они чуют ложь, страх, любовь, преданность и… при должных тренировках, способны перетранслировать эмоции практически любого, встреченного ими существа, хозяину. Главное помни, против сложной магии: пентаграммной, ударной высокого ранга, они, как и любые представители фауны среднего звена, беззащитны.
Инфирмукс одобрительно хмыкнул, наблюдая на развитие быстрого и положительного знакомства пета и законного хозяина. Все пошло по наилучшему сценарию, впрочем, оно и не мудрено, даже такому Зверю как Десятый, Айне показалась достойной внимания. Чего уж говорить об одинокой цефеиде, оставшейся без родителей.
Ох тыж, святой отец всех мегаструмов! – всплеснул руками климбат, а его глаза внезапно засветились непередаваемым детским восторгом. И не скажешь, что это один из опаснейших монстров, косящий народ поселениями. Чайный сервиз был прекрасен, уж биорторский фарфор, действительно, дорогое и подходящее для встречи двух Властителей удовольствие. Но сие произведение искусства осталось незамеченным, ибо подросток с особым воодушевлением принялся набирать в хрустальную вазу разнообразные сладости. Определённо, шоколад у Инфирмукса пребывал в особом топе любимых лакомств. Душистые красноватые плитки натурального горького десерта быстро наполнили вазу и, в отличие от чая и ломтиков мяса, без промедления подверглись поглощению. Вначале быстрому, практически неосознанному – без пережевывания, но по мере насыщения – вдумчивому, смакующему и обкатывающему каждый кусочек.
Ты говоришь так… странно. – Он все время, покуда предавался чревоугодию, слушал Айне. Слушал вдумчиво. Не перебивая. Созерцая, то колыхание черного обсидиана волос, то едва уловимое дрожание густых ресниц. При близком общении – без масок, напускного лоска климбахского Зверя мальчишка действительно носил печать «не от мира сего», особенно в своей манере концентрироваться на собеседнике, бесстыже и без смущений рассматривая самые мельчайшие детали образа. Последней точкой стал долгий, пронзительный взгляд глаза в глаза, казалось, что в черепной коробке идет мыслительный процесс невероятного уровня.
Насчет Ивеоморфии… ты во многом ошибаешься. Видишь всю эту красоту и налет цивилизации здесь, но не знаешь, какую цену пришлось заплатить жителям девятой зоны. Думаешь, я пришла, убила Таддеуса и все сразу преобразилось?
Да… говоришь так, будто искренне и беззаветно веруешь в мою наивность. За все в этом мире надо платить. За силу. За власть. За положение. За благополучие. За безопасность. Даже за возможность самому решать, что делать завтра. – секундное молчание и переспросил, – Пришла и все преобразилось? – Инфирмукс медленно и задумчиво слизал шоколад с бледных пальцев, необычно мягко улыбнувшись – Ты действительно простодушно считаешь, что я существую с розовыми стеклами на глазах? Не верю. – мальчишеское лицо расчертили неестественные таинственные тени, а ясность в глазах приобрела пугающий оттенок поволоки, – Я просто отдал тебе дань уважения, Айне, отметив явные упаднические стороны Некроделлы. Но не говорил, что стоит лишь обезглавить зло, и оно исчезнет. Это ты додумала за меня. В подобные сказки я верил, разве что, совсем в юном возрасте и вряд ли кто-то из властителей настолько… наивен. Впрочем, говорит за всех лишь глупец. Знаешь, – мальчишка осклабился, склонив голову по-птичьи к плечу, прищурившись. В рот быстрым движением был закинут небольшой трюфель, предварительно избавленный от золотой обертки. Вот что странно, Инфирмукс, севший уже чуть больше пол кило шоколада, ни разу не запил его водой или чаем.
Очень многое могут сказать о существе его мысли и ложные представления о том, что и как думают другие. – Наконец, подцепив пальцами изящное ушко чашки, климбат принялся аленькими глотками поглощать уже остывший напиток, – Любой Рай вкушал кровь, даже пресловутый Эдем был запачкан ею во времена мятежных ангелов, если верить скрижалям. Даже ангелы поднимали мятеж. Но не путай. Для меня Парадиз не конкретно твоя земля со всеми ее благами. Парадиз – то единственное существо на конкретной земле, что... доверило мне свой разум. Думал, это ясно без слов. А что до судьбы моих земель… я еще не готов с тобой это обсуждать. Ха, и я плохо лажу с разумными, так что уподобиться профессору мне явно не светит. – под конец речи Инфирмукс с легким звоном поставил чашку на поднос, подливая себе еще чая и принимаясь за ломтики мяса.
Да, если Айне чувствовала себя с Инфирмуксом свободно и благостно, то сама девчонка стала единственным климбатом на всем проклятом Климбахе, которого Десятый, во-первых, воспринял всерьез, и, во-вторых, не раскроил от паха до глотки за прямое и неосторожное обвинение в подобии глупости, кое вполне мог прочитать в словах Девятой любой чокнутый житель мертвой планеты, с его нестабильным гормональным фоном. Это, Бездна поглоти глупцов, многое значит. Не каждый климбат, в принципе, может выдержать спокойно речи, тем более явно ошибочные, о собственных просчетах или заблуждениях, а Десятый выслушал. Не вспыхнул и также спокойно высказал свое мнение, это многое говорит о той связи, что установилась между ним и Айне. О том, какое место она заняла в его разуме. Место союзника, а не стоящего напротив. Не оппонента, а идущего рядом. Но все же… им двоим стоит быть осмотрительнее в сложных взаимоотношениях. Мальчишка не хотел, чтобы Айне по одной лишь ей видимой причине зрела в нем наивного дурачка. Неужели она так часто видела глупых климбатов, раз привычно зрит знакомый образ? Иного объяснения он не находил.
http://s9.uploads.ru/QqSj6.pngЭреб предпочел не навязывать задний хор голосов, поэтому отвечал Сату в изолированном ментальном потоке, не мешая Инфирмуксу.
«И с каких пор тебе, неоперенный птенец, требуется доказательство моего превосходства?» – был ей шуточный ответ, уж что-что, а явная «шпилька» фразы ощущалась явственно, – «…хм… нам следует чаще общаться, и, думаю, я смогу найти не менее чарующую музыку. Например, ты когда-нибудь слышала предсмертный вой некогда могущественного, но с самого рождения страдающего безумством, собрата? Мертвого душой. Вот это воистину незабываемо. Облик… проклятый, но, не зря говорят:  эффективная пилюля не должна быть сладкой, и я верю, что она поможет исцелению Инфирмукса. Пусть даже является самой отвратительной из имеющихся. Как ты могла даже допустить мысль, что я променяю прочность монументального костяка, на оболочку, данную гнилыми генами. Однако поверь… я солгу, если начну убеждать, что оно мне отвратно…»
…в последнее время на девятую зону свалилось слишком много странных происшествий.
Выкладывай. Я всегда не прочь пополнить свою коллекцию черепов. – Вновь осклабился подросток, многообещающе сверкнув горящим от предвкушения взглядом.[float=right]http://s8.uploads.ru/7c0Gr.png[/float]
Несколько плиток шоколада осели за пазухой, поэтому в новой локации мальчишка оказался «при своих». С любопытством крутил головой, силясь рассмотреть как можно больше окружающего пространства, похоже, любовь к знаниям свойственна многим властителям зон. Опустился на пол, усевшись позу лотоса, и с вдумчивым видом принялся листать досье торговца чешуей, – я видел его на нашей земле. Помню чешую… ага… комплекс катакомб. Очень часто около-лабириновые структуры облюбовываются подпольем первыми.
Все это действительно казалось Инфирмуксу интересным. Со стороны мальчишка часто казался диковатым, воспринимал мир игрой, но не просто игрой, а жестокой, на опережение и сейчас, ощущая горячее дыхания вызова, в венах вскипала кровь. Мышцы напряглись, тело дрогнуло в искушении, он жаждал начать новую игру. Как там говорят: играть, чтобы жить? Девиз его мира.
Амулет перекочевал в руку парню, и, придвинув его ближе к яркому источнику света, принялся внимательно изучать. Касаясь пальцами. Ощупывая потоками магии.
Видит… что видит? – риторический вопрос, но тут взгляд остекленел, упав на символ. Дыхание на миг сперло, а побрякушка выпала из рук, и если бы длинная цепочка не зацепилась за палец, артефакт с громким стуком поцеловал землю. Но он лишь качался подобно маятнику. На несколько секунд взгляд Десятого… о т у п е л. Да. Он смотрел перед собой абсолютно тупым, имбицильным… моргнул, очнувшись.
Я знаю этот символ. Руна неизвестного рунного круга… такая же есть у меня на Авазитонес. На черепе.
Чьи-то пальцы сомкнулись на цепочке, и рядом с Десятым возник Эреб. Айне с легкостью могла бы его узнать по отпечатку ауры. Высокий, несколько крупнее образа в спаеном мире. Длинные белые волосы струятся волной, лицо прикрывает маска.
Эреб! Тебе, вообще-то, сейчас восстанавливаться надо, какого, спрашивается, скорбилуса, ты тут маячишь белой амебой!? – праведно возмутился Десятый, передавая мысленное послание подруге, – «не беспокойся… эм… это, так сказать, один из плюсов способности материализации Альтер-эго… так что Эребу можно доверять…»
Приветствую. – кивок даме – И перед тобой не руна, Инфирмукс. – серьезно и холодно, даже несколько агрессивно ответил холодный голос и вот что важно, у скорбилуса голос не был голосом Уробороса, новый монстр порождал кристально-чистый, мягкий и холодный баритон.
Это первая буква имени. Ничего не спрашивайте. Айне, ты знаешь, кем был нападавший? Удалось считать его ауру или было слишком поздно? Авазитонес. Иешуа, материализуй мне свою косу.
Климбат пожал плечами, призывая косу. Эреб сжал в руке амулет, прикладывая его к черепу и напрягаясь. Из-за маски не было видно выражение лица и поэтому климбаты не заметили болезненную попытку перешерстить чужую память.
Минуту. Так… Эйлар… нет, не то… Саурэлли… Лайкхолл… Майроносс… Мар’саур’брэста… – амулет завибрировал, как тысячевольтный кабель, вспыхнул ярким золотым пламенем, раскаляя в снопе мелких искорок, порождая вначале цепочку рун, а после… раскрывая внушительных размеров карту.
Инфирмукс вытянулся в струнку, напрягся, как перед прыжком, – это ТО, о чем мы говорили? – подозрительно уточнил. Эреб же кивнул, масштабируя некоторые участки карты, открывающие чарующий вид на просторы замкового комплекса и лабиринты.
Говорю сразу. Это, судя по… эм… имеющейся у меня информации… не единичный артефакт, а один из трех артефактных карт, ведущих к чему-то большему. Видите слова? Инфирмукс, давай, блесни знаниями артефактологии… порадуй меня горемычного. Перед нами артефакт спайки первого уровня… понимаешь, что это значит?
В спайках артефактов три, пять или семь артефактов. Девять и так далее создают редко. Стоит найти большее количество артефактов, для трех, это два… для пяти три… остальные переместятся к основе даже под действием запечатывающей или связывающей магии. А силы удержать его у меня не хватит, так как создавший конкретно этот, не был слабее.
Нужно срочно отыскать два оставшихся раньше вашего подполья. Айне, похоже, на твоей зоне затеяли серьезную игру и ставки выше, чем служба безопасности Шанитус представляет. Если враг отыщет то, к чему открывает доступ этот комплекс побрякушек… мало никому не покажется.

Отредактировано Инфирмукс (Четверг, 17 мая 21:01:51)

+2

8

Доверие. До-ве-ри-е. Слово так и просится на язык, нетерпеливо, с укором ждет, когда его произнесут вновь. Столько форм одного и того же, столько противоречивых понятий – ревность и вера, открытость и упрек, кажется, ей совсем ничего не стоит произнести четыре слога в очередной раз. Вызывающее «не смей сомневаться в моем доверии!»? Примирительное «прости, я слишком доверяю тебе, чтобы лгать»? Но Демон молчит, даже когда взгляд Темного Эфира становится невыносимым.
Она никогда не умела заводить друзей.
Половину своей неестественно долгой жизни Айне провела, охотясь на самых отъявленных подонков Климбаха, другую – скрываясь, пока охотились на нее. О, нет, она никогда не мечтала о народном признании. Спасение чужих жизней было идей-фикс, смыслом жизни – чем угодно, но только не попыткой привлечь к собственной персоне излишнее внимание, заставить всех обитателей «мертвого мира» любить ее. Девочка прекрасно знала, многие в девятой зоне откровенно ненавидят свою правительницу, но, если им будет угрожать опасность, она первой бросится в пламя сражения, исполнит свой долг. Владычица, убийца, защитница, тиран – вот кем видели ее окружающие, и Демон без лишних сантиментов принимала эти роли. Ее непримиримая готовность взвалить на себя непосильную ответственность и сейчас же броситься искоренять все беды мира была неизменна, как и суровая забота о в чем-то ей уступавших. Вот только во время разговора с Инфирмуксом эта черта характера сыграла с девочкой плохую шутку: прекрасно зная об уединенном образе жизни правителя, а также частых приступах амнезии, она поспешила объяснить ему, какую цену необходимо уплатить за мир и благополучие. Но то ли девочка недооценила красноволосого климбата, то ли знания его спутников-учителей, в итоге она получила пригоршню недоверия и тактичный, но жесткий ответ. «Я еще не готов это с тобой обсуждать», - повторила про себя Айне, наблюдая за тем, как Темный Эфир разглядывает непростую безделушку. Она бы предпочла получить Инфандию, старую-добрую чистосердечную магическую пентаграмму, объясняющую все куда лучше неоднозначных слов. В этом бою девочка хотя бы знает, как защитить себя и Эфира.
В беседе скорбилусов все было гораздо проще, но и сложнее одновременно. Сату, решившая не тревожить Айне конфиденциальными разговорами, которые не далеко не каждому трансденту будут понятны, а потому общалась исключительно через свежесозданный Эребом когнитивный канал. «Сверкающий-переливчатый скелет снаружи, скрывает незащищенную плоть, пар цепких-смертоносных ног столь же много, что и эбонитовых глаз, костяная пасть полна яда. Скользкий-находчивый Эреб не утратил изворотливого здравомыслия?  Счастлива знать. Не будь мы пленниками, согласилась бы смешать свои идеальные-сильные гены с Эребовыми перспективными-замутненными. Пусть умерит свою ироничную-предсказуемую натуру и представит. Много здоровых потомков нашли бы пропитание на Климбахе. Маленькие самки, похожие на меня. Маленькие самцы, похожие… тоже на меня, - мировосприятие альтер-эго Десятого сильно отличалось от более традиционного для их сородичей, которое испытывала Сату. Было ли дело в том, что свой интерес к Эребу она предпочла интерпретировать как запрятанное глубоко в душе желание потомства или в том, что недолгая роль «поющей колыбельную» матери отразилась на скорбилусе больше, чем та хотела бы? Даже Айне не могла до конца разобраться в этом хитросплетении инстинктов и нетипичных личностных качеств.  – Не стану спорить. Облик прямоходящих заманчив-привлекателен и одновременно отвратителен-грязен. Как Эреб. Желаешь услышать последний крик? Прислушивайся-выжидай. Мы идем к бойне. Вся земля-над-морем идет к бойне».
http://sa.uploads.ru/EuKty.jpg
Иешуа успел задаться оставшимся без ответа вопросом, который давно беспокоил Айне и вместе с тем и всю тайную полицию Шантитус. Ни один существующий или существовавший в девятой зоне последнюю тысячу лет культ не использовал подобную символику. Всевидящее змеиное око, изящная, можно даже аристократическая работа, гордо увенчанная простым малопонятным символом  – все это казалось Демону смутно знакомым, так, будто она когда-то слышала о воедино связывающем эти понятия, но пыль веков поглотила все без остатка… Девочка бросилась к красноволосому климбату, обрывая незаконченную мысль. На мгновение взгляд Инфирмукса остекленел, омертвел, но лишь на мгновение. Вот он приходит в себя, прежде чем Айне успевает до него дотронутся – говорит медленно и четко, совсем как впавший в транс. Она судорожно перебирает возможные варианты произошедшего – ментальная угроза, наложенное на амулет заклинание, которое лучшие из имеющихся у нее в подчинении специалистов по артефактам не смогли отследить. Хорошо, что рядом оказался Эреб, который легким движением отстраняет своего носителя от вещицы, бережно беря ее в руки. «Постройте... Эреб?!», - Девятая не знала, чему ей удивляться больше – материализовавшемуся в реальном мире скорбилусу или тому, что вещдок оказывается знаком не только Темному Эфиру, но и делящему с ним тело трансденту.
- Дадер. Предположительно - андульгаунд. Пара общипанных перьев все, что сумели обнаружить мои люди. Говорю же, к тому времени, когда в поселение подоспели основные силы, он был уже испепелен, а подельники успели смыться. Должно быть, они сильно торопились раз оставили после себя такую серьезную улику, - услышав об альтер-эго, Айне скривилась, но ничего не сказала – сейчас у них было слишком много серьезных дел и слишком мало времени, чтобы распинаться о своем отношении к деосам.
В свое время девочка долго не могла решить, кто более бесполезен: эти ребята, предавшие собственные аспекты ради безграничной власти, или Бог-Демиург, оставивший мир на растерзание губительным силам – и каждый раз приходила к неутешительным выводам. Такие могущественные и вместе с тем такие безуспешные. «Кроме того парня. Ну, этого самого, который за вселенский хаос и энтропию. Уж кто-кто, а он свою работу знает», - поправила Айне, размышляя над тем, что из сотворенного в большем смысле олицетворяло Энтропиуса – упорядоченный бардак в ее кабинете или планомерные действия загадочных заговорщиков.
Девочка провела ладонью по начерченному на оружие Инфирмукса знаку. И правда, руна или как ее назвал Эреб –  первая буква имени – была идентична выгравированной. Другой бы обрадовался неожиданной зацепке, но Демон становилась все мрачнее с каждым словом, произнесенным климбатом и его скорбилусом. Темный Эфир был не только стоящим наравне, уважаемым и ценимым союзником, не только находившимся под опекой не до конца постижимым другом, но и огромной тайной, многоуровневым лабиринтом-загадкой. Он и его зона были частью некой запутанной истории, докопаться до истоков которой Айне пообещала в тот день, когда Иешуа вытащил ее из штаба неудачливых экспериментаторов.
Вот только все повернулось совсем не так, как она хотела. Под угрозой оказалась не только жизнь девочки, которую она ставила на кон миллиарды раз. Нет, дело было в судьбе ожесточенного болью и одиночеством климбата, в котором Девятая видела нечто большее, чем жадного до крови безумца или несчастного странника, обитателях всей Девятой зоны Шантитус. И если она проиграет, то рискует потерять две самые дорогие ее сердцу вещи. Разом. Маленькое зерно вражды между ними, возникшее в тот самый момент, когда желание защитить поглотило Айне, а Инфирмукс вдруг, вопреки своему обыкновению, предпочел светские рассуждения простым, но честным словам, пустило корни, и ждущее впереди испытание могло разрушить ту неустойчивую грань доверия, которую климбаты обоюдными усилиями успели установить. И тогда, кто знает, быть может Иштаран постигнет судьба Пандемониума. [float=right]http://sd.uploads.ru/dtP3g.jpg[/float]
- Понимаю, Эреб. Но мне нужно сказать нечто важное. Иешуа, –  распустив алую ленту, девочка крепко сжала ее. Немигающий взгляд был прикован к Темному Эфиру. – Признаю твою компетенцию во всем, что касается строительства светлого будущего на костях. Ты спрашивал, кто из правителей может быть настолько наивен, чтобы не осознавать этих истин? Вот же он, прямо перед тобой! Я и никто другой, не задумывалась, что раз за разом происходило после того, как я уходила, избавив очередной ад от населяющих его демонов… или может быть рай от небожителей? За эту ошибку плачу до сих пор. Но, послушай, в этой истории есть что-то неправильное и не один твой скорбилус это чует. Все мы в опасности, возможно, даже в большей, чем когда решили слить разумы воедино. Шантитус – не твоя зона и не ты несешь за нее ответственность. А потому, если есть то, что ты не готов со мной обсуждать или то, что не желаешь мне доверить, найти Фтэльмену и возвращайся домой. Это не шутка. И не вздумай даже предположить, что я пытаюсь упрекнуть тебя в трусости! – Айне замолчала, чтобы через секунду, сбиваясь на шепот, четко произнести несколько слов. - Это моя зона и мой личный бой, который ты не обязан принимать. Пойми, тебе придется пойти на многие жертвы. Драться за то, что твоим не является, за тех, что считают тебя кровожадным ублюдком. Лгать и притворяться, так, как в той лаборатории, только чаще и искуснее. Признать мое преимущество в знаниях Шантитус, в конце концов. Но если решишь остаться… Готовься идти до конца.
«Посмотри, скользкий-находчивый Эреб. Тонкокожие не могут прийти к согласию. Хорошо, что мы, избранные дети богов, лишены изъянов. Вспоминая об обстоятельствах. Насколько хорошо твой новый облик умеет убивать?» - поинтересовалась Сату, которая так до конца и не поняла важность происходящего для готовой к любому исходу Айне. Темный Эфир и Эреб успели стать для нее чем-то вроде неофициальной «стаи», пусть и не такой ценной, как хорошо знакомая носительница, но значимой и достойной определенной протекции.
- Теперь выкладывай все, что знаешь об этом символе, имени и том, кому оно принадлежит, - девочка устало посмотрела на беловолосого мужчину в маске, торопливо повязывая ленту на предназначенное ей место. Взмах руки, и на шее девочки материализуется серебристый амулет чистосердечного признания, а за спиной спадает изорванный алый плащ, смотрящийся дико на фоне приглаженной праздничной одежды. - У нас есть немного времени, прежде чем те, кому я могу доверять, будут здесь. Если все настолько серьезно, как ты предполагаешь, действовать нужно быстро и скрытно. Нельзя, чтобы заговорщики прознали о том, что нам известно, иначе упустим эту нить раз и навсегда. Везевир собрал достаточно сведений, чтобы начинать «копать» в нужном нам направлении, но только ты, Эреб, можешь дать цельную картину происходящего. Мне бы очень не хотелось блуждать в потемках, если есть возможности пролить свет на эту, без сомнения, преинтереснейшую историю.
«Думается, этот свет будет не иначе как убийственным-испепеляющим», - Айне закрыла глаза, собираясь с мыслями.

Отредактировано Айне (Понедельник, 21 мая 22:48:14)

+2

9

[AVA]http://s9.uploads.ru/d/cthxw.png[/AVA]Неслышный шорох от касания босых стоп о дубинную поверхность пола не предвосхищал никаких действий, и когда только успел снять обувь, любовно раздобытую Фтэльменой? Секунду назад в руке древнего климбата потрепанной обложкой сверкала книга, а в следующую… нет… дробленную сотую часть мига, вышедшая из под контроля «ядерная боеголовка» срывается с места. Чудится истошный визг и запредельный вой атомов на пути, рассеченного пространства кабинета Инфирмуксом. Они столкнулись с объектом вне их категории и теперь неверяще разлетались в стороны дохлыми трупами, теряя на пути электроны, точно драгоценные кровавые брызги.
Со стороны посредственного обывателя пространство лишь сверкнуло снопом алых огненных искр, а Айне ощутила атомарное давление в грудь  весом в несколько сот килограмм – усиленная инерция недо-удара. Почему «недо»? Внезапное действие Десятого не несло в себе разрушительной магии, а лишь физическое воплощение силы с определенной не боевой целью.
Ударная волновая мощь, под силой которой даже атомы пугливо прячутся по закуткам, не могла быть погашена или отражена. Внезапная, берущая нахрапом и не терпящая малейшей возможности что-либо противопоставить. Аура подростка слилась в единое целое с его силовым резервом и мгновенно оплела фигуру тысячью… нет… миллионом тончайших энергетических потоков магматической эссенции. Раскаленность кожи, разводы рун по кистям рук и лицу не причиняли вреда, однако масса давила на живот и грудь, а рука без труда держала запястья Айне над ее головой, фиксируя возле монументальной ножки письменного стола. Да. Инфирмукс сорвался с места и кинулся внезапно, сбивая девочку с ног и припечатывая ее к полу прочнее ввинченного шурупа.
Резинка, держащая в узде высокий хвост, не выдержала общей магической раскаленности пространства и с жалобным тлением осыпалась пеплом. Кроваво-красные пряди покрывалом укрыли лица подростков, –  А-й-не, – почти по буквам продекламировал склонившийся над бледным лицом Десятый, в его расширенных до предела багровеющих зрачках отражались светящиеся напротив радужки, – речь идет не о доверии или недоверии. Беда в том, что я сам не разобрался в хаосе, клубящимся вокруг и в ответной кимбатской нестабильности, пропади она пропадом. Демоны – они у всех обитают… и клянусь рассудком, если я сейчас вернусь домой, то непременно прихвачу тебя с собой. Догадайся, кто будет рыть безжизненные пески фронтира, пытаясь найти и вернуть обожаемого тирана? Да-а-а, маленький не-удаленький малыш Визи.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЕсли первые секунды взор вполне способна застилать пелена готовности ответно вцепиться в глотку, вполне беззащитно открытую, то спустя пару секунд здравый смысл выцепил из общих деталей «врага» несвойственные ему черты. Вызывающий блеск в радужках, нахальную улыбочку на устах, быстро перерастающую в белозубый оскал и нотки в голосе, под конец ставшие совершенно неуместными для выказывания мало-мальски реальных угроз.
Хватка исчезла, а сам мальчишка вскочил на ноги, избавляя Айне от непосильного груза в своем лице и протягивая ей многозначно руку с раскрытой ладонью, – я уже был готов идти до конца, когда предложил тебе разбиться вдребезги внутри собственного создания, лишь чтобы взять самый крупный осколок и зафиксировать в памяти, так что, давай не будем продолжать. Я с тобой от начала до конца во всех начинаниях и пусть те, кому это не нравится, идут к… хм… точно не Эребу, – усмехнулся, добавив в голос озорства, – да хоть к шальному божку́ Энтропиусу или утрутся собственными кишками, как им больше по душе.
[float=right]http://s7.uploads.ru/4OxAg.png[/float]Эреб же, явно решивший не вмешиваться в эмоциональные порывы симбионта, сосредоточился на мысленном диалоге с Сату, прикрыв глаза и с деланым равнодушием отодвигая от себя упавшую книгу в потрепанной, но броской обложке.
«Ты знаешь меня как облупленного, да, маленькая сколопендра..?» – засмеялся в стиле мурлыкающей язвы, все же самка не была ему противником, – «Наш разум должен оставаться кристально чистым и острым, сама ведаешь. Даже если его расшибают на миллион осколков, все что остается делать, это планомерно, медленно и не без лишней деликатности затачивать каждый осколок, обнажая острые грани. М-м-м ты смогла меня удивить, неожиданно наблюдать, как инстинкт добычи силы берет верх над инстинктом размножения, как кроит его под себя, выбирая не здоровый остеолит, а изуродованный мутацией. На счет здоровых не уверен, однако уж в чем в чем, а в пропитании они бы переплюнули пресловутых старших фантазмов. А что до криков, они греют тело и душу лучше семи сотен килотонн в тротиловом эквиваленте. Сату, тело мне нужно не для заманчивых благ мира, а для получения еще большего могущества. Убийство – лишь цель. Кем бы мы не были… наша природа симбиота никуда не исчезает, я понял это сразу, как увидел Его в реальном мире со стороны. Инстинкт сохранения хозяина первичен и чем больше силы… мощи… ты знаешь, маленькая сколопендра, ты знаешь… мне порой кажется, что ИХ инстинкт самосохранения часто отдается в наше полное распоряжение. И лишь единицы из нас его бережно лелеют… пусть извращённый, но инстинкт…»
Наигрались? Вот поэтому климбатов в десятки раз меньше, чем могло быть. – прозвучал голос Эреба созвучно грохоту нескольких ударяемых от пол, – слово за слово… пройтись пару раз по больным точкам друг друга. Ответить, да так, чтоб не только потешить собственное больное дизгармональное Эго, но и чтоб оппонент обязательно вкусил свою ничтожность… и очередная бойня на Климбахе в разгаре. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Инфирмукс, когда ты уже вдолбишь себе в голову, что мир каждого субъективен и частенько окружающие и вовсе не думают о твоей, несомненно умной… кхэм… башке. Да простит меня Творец за коверканье правды. Мир лишь отражение нашей субъективности и ограниченности.
Что ж… на самом деле, Айне, я знаю не больше, чем способно познать плотное сосредоточение соседствующих с разумом симбионта нейронов, обремененных квази-душой. Мы уже разобрались с Инфирмуксом как-то, что тварь, которая явилась причиной многих бед Некроделлы, носит имя… – минутная пауза, и звучит далеко не то, что может ожидать классический житель мертвого мира, – Саванте Берцеалис. Дриммэйр, не лишенный талантов, как и ты, дитя Девятой зоны, взращённая яростью Таддеуса.
Инфирмукс фыркнул, делая какой-то жест рукой и усаживаясь на край стола, обвивая его ножку костяным хвостом, – пардонь, Эреб, перебью. Возвращаясь к слову о твоей якобы наивности. Не верю. Если ты о героических порывах этак так в первое тысячелетие, плюс минус несколько сотен, огорчу. Я называю этот период взрослением и сам, как убеждает Эреб, не отличался умом.
Ты и сейчас им не шибко-то блещешь, жертва ядерного геноцида. – тихим бархатистым звуком укольнул скорбилус, посмеиваясь.
И при чем тут наивность? Мне ошметками селезенки глаза не застилай. Ты платила сполна и, раз до сих пор жива, до сих пор разумна, мыслишь здраво, до сих пор не изменила своим принципам, находишь цену уместной. И даже если я ошибаюсь, а ты искренне думаешь иначе – плевать, я тебя такой вижу и это мое право, Айне. Ты – сильный хищник, а у хищника всегда есть период роста и становления, а также безграничный потенциал.
Инфир, сделай милость, прекрати уже доказывать всему миру безумные теоремы собственного сознания. Многие ошибочны, я продолжу. Так вот, наш мистер Берцеалис, земля ему пухом… от ядовитых Биорторских дремеозавридов, многие артефакты помечал символом своего второго имени. Это буква «У». Речь о том, что в главной цитадели на Некроделле в подземных катакомбах… а их тысячи тысяч пластов и микро-надпластов… сокрыто нечто ценное, с точки зрения увеличения могущества. Не могу сказать точно: артефакты, оружие, магические свитки с магическими техниками массового поражения, зелья, али еще какая муть, но три артефакта укажут точную дорогу и помогут обойти ловушки тем, кто желает завладеть богатством. А теперь думайте, кто..? Кто желает? О сем секрете, во-первых, знают лишь заставшие эпоху Саванте обитатели Некроделлы, и современники на Климбахе. Плюс… Саванте был очень силен, равен Инфирмуксу, как минимум, и его артефакты не смогут подавить и присвоить себе те, кто слишком недотягивается до уровня. Например, сам Таддеус уже сомнительно, хотя вероятность имеется, а уж его приспешники… ха и еще раз ха! Айне, кто на твоей земле силен настолько, что способен сравниться с тобой?

Отредактировано Инфирмукс (Понедельник, 21 мая 21:44:01)

+2

10

Несмотря на то, что она была сбита с ног и обездвижена, Айне улыбалась, не предпринимая никаких попыток высвободится. Еще бы, ведь это нарушило бы хрупкие правила игры. Не знакомый с климбатами мог бы решить, что Темный Эфир пытался в лучшем случае доказать свое первенство, а в лучшем – прикончить заметно уступающую ему в силах девчонку, но это было такой же иллюзией, как и побежденное положение последней. Помешанные на силе обитатели мертвого мира прекрасно знали, что эту самую силу не всегда стоит воспринимать буквально – как угрозу немедленной физической расправы. Иногда необузданная магия означала лишь твердость убеждений и уверенность в собственных словах. Поэтому Демон радовалась: на таком языке говорить ей было проще.
Вот климбат доверчиво протягивает руку и она, не проронившая ни слова с момента окончания монолога, подает бледную ладонь. Веселые искорки в раскаленных карминовых глазах отразились в огненных алых. Но девочка не торопилась как подниматься на ноги, так и отпускать друга, крепко вцепившись в его руку. Ровно до нужного момента. Одно быстрое движение, и Темный Эфир падает на пол, рядом с тем самым местом, на котором не так давно распласталась Айне. Черная копна волос, рассыпавшихся по чередующимся светлым и темным плитам, смешалась с такой же ярко-красной.
- Думаешь, Везевир будет искать меня? Отлично. Вдвоем будет гораздо проще конвоировать тебя в Иштаран. Похищение Верховного судьи тяжелое преступление, знаешь ли. И твоя готовность пойти на него вызывает у меня уважение, - засмеялась Айне, оперившись локтем об пол. Она едва удерживалась от того, чтобы показать Иешуа язык. Помнится, в том иллюзорном мире они частенько так дурачились, несмотря на несоответствующий возраст. Совсем как брат с сестрой. – Энтропиус? Я бы предпочла свидание с собственными кишками. Хотя в трудоголизме ему не откажешь. У деоса беспорядка, часом, нет резиденции в Шантитус? Иначе все это безумие объяснить трудновато.[float=right]http://s5.uploads.ru/vFYRX.jpg[/float]
Голос Эреба был подобен ведру холодной воды, вылитому на две чрезвычайно горячие головы. Демон поспешила подняться на ноги и отряхнуть одежду от пыли – к несчастью, на костюме виднелась пара неаккуратных складок. Впрочем, это было наименьшей проблемой правительницы девятой зоны. «Ответ на твои терзания -  эволюция, милый-скользкий Эреб. Но звучит не так, как понимают ее наши недальновидные кузены. Эволюция не только крошечной-незначительной особи, но вида. Быть может наша единичная слабость оказалась не проигрышем. Приспособлением. Как твое изворотливо-нахальное поведение. Бесчисленные миллиарды умрут вместе с пленившими их. Чтобы тысячи могли стать чем-то большим. Не знаю, что это, если не успех», - Сату отозвалась на слова собрата звонким смехом, который если прислушаться – всего лишь отражение его собственного. Благодаря Айне, она научилась испытывать значительный спектр эмоций, но правила выражения их знала далеко не всегда.
- Как в свою очередь и ты, Иеш. Вот только наших врагов едва ли впечатлят набитые шишки и постигнутые жизненные мудрости. Порой я жалею, что не могу вырезать все хоть сколько-нибудь причастных к этому грязному дельцу. Но если взялся вершить справедливый суд, о звериных повадках приходится надолго позабыть, - хмыкнула девочка, поглаживая мирно спящую пантеру. Недавние пикировки климбатов ее не разбудили. Возможно, Маландис не чувствовала реальной опасности для жизни владелицы. Или этому юному хищнику тоже стоило войти возраст, набраться сил?
Рассказ скорбилуса отчасти подтвердил опасения Демона, в некотором и превзошёл их с лихвой. Жаль, задаваемые альтер-эго вопросы раз за разом ставили ее в тупик. Некто настолько сильный, что может сравниться с единоличным завоевателем трех зон, способным даже после смерти строить  явно злодейские козни? Да, пару-другую таких значительных личностей она знала, вот только ни один из них некоим образом не относился к Шантитус. Порой Айне и вовсе казалось, что в островных государствах Климбаха жизнь текла несколько иначе, менее суматошнее что ли. Один правитель сменял другого, привычно окрашивая прибрежные воды в алый цвет, но, в целом, для девятой зоны времен Таддеуса отлично подходил термин «застой».
- Будто сам не знаешь, Эреб. Их множество. Не люблю скромничать, но почти каждый мой предшественник в лучшие свои годы мог потягаться за право наслаждаться закатом в собственной башне. Вот только все до единого скоропостижно померли. Правители постоянно умирают, чаще всего от магического клинка в сердце или случайным образом брошенного заклинания. Сегодня ты восседаешь в крепости и готовишься объединить под своей властью не меньше, чем весь Климбах, а завтра служишь трапезой для более удачливого конкурента, - Девятая сохранила многозначительную паузу так, будто намекала на определенную персону, которую не так давно постигла схожая участь. - Нет, я не знаю никого из тех, кто в одиночку мог бы стать для меня угрозой. Но знаю тех, кто может знать.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Как и во всех прочих частях форта, в округлом зале собраний основным цветом был красный. Пол из красного дерева, некогда принадлежавшего раскинувшемуся в северной части острова лесу, высокие окна, укрытые массивными алыми шторами. Даже небольшие картины, чередующие спокойные морские пейзажи с батальными сценами, были выполнены багровой тушью. Поверхность массивного черного стола была превращена в ожившую карту Шантитус, фотореалистичную, пронизанную чарами дорогую работу. [float=right]http://s4.uploads.ru/XMUmA.jpg[/float]
Вокруг него расположились четверо ближайших советников Демона. Уже знакомый Инфирмуксу Кетрос держал в руках ящичек с различными масками из пластичного материала, которому с легкостью можно было придать любую необходимую форму с помощью телекинеза или ловкости рук, и длинный лиловый штандарт. Несмотря на то, что его, похоже, вытянули прямиком со своеобразных учений лицо мальчишки выражало исключительную сосредоточенность. Сидящий напротив него Везевир, наоборот, был преисполнен рвения, хищно улыбаясь так, будто мысленно уже крушил черепа предполагаемых заговорщиков. Двое других – беловолосая девушка с аккуратными рожками, в открытом черном платье, при полном макияже, заставляющим ее казаться на пару-тройку лет взрослее вот уже девять сотен лет неизменных деталей внешности, и улыбчивый трансдент в наряде, чем-то напоминающем рясу священника. Первая сочувствующе опустила взгляд, поправляя золотистую диадему, а второй казался настолько неуместным на фоне других присутствующих, как играющий на губной гармошке котиникс. Тем не менее, ни Айне, ни ее советников он нисколько не смущал.
-Точно не Таддеус. Совсем не его почерк,- наконец, главнокомандующий вынес свой вердикт. Так и не занявшей свое место во главе стола девочке пришлось ввести подчиненных в курс дела. О многом она умолчала, например, о на первый взгляд пародоксальной связи между Эребом, Инфирмуксом и Уроборосом. – Но я знавал об одном безумце, способным на такое. Скажи, Демон, имя Азмадан тебе что-нибудь говорит?
- Нет. Но ты ведь поспешишь посвятишь страждущих в эту тайну? – девочка повторила имя про себя несколько раз, но не нашла никакого заметного отклика. От него веяло силой и кисловатым свежим воздухом, каким он иногда бывает после грозы.
- Предшественник Таддеуса. Талантливый правитель, гениальный полководец и маг необычайной силы. По совместительству, тот, кого бы ты назвала «полным чудовищем», не заслуживающим условного срока. Стоило сказать старине спасибо за то, что вовремя уничтожил его.
- Постой. Ты ведь не хочешь сказать, что Таддеус мог быть в чем-то прав? – перебила его полукровка, которой тема завязавшегося разговора была явна неприятна. И Демон отлично знала причину: Анна-Веринья относилась к своему прошлому господину куда менее спокойно, чем мальчишка с фиалковыми глазами. [float=right]http://s3.uploads.ru/d/lcV17.jpg[/float] [float=left]http://s9.uploads.ru/d/HxGLt.jpg[/float]
- Именно это я и хочу сказать. Ты знавала его совсем немного по нашим меркам и, увы, минула те времена, когда Таддеуса величали спасителем Шантитус и борцом за свободу. К тому же убивший дракона становится драконом, особенно если мир не торопится подстраиваться под его убеждения, - Айне послышались терпкие печальные нотки в голосе климбата, но высказываться она не стала. Ее не волновало, насколько правыми были былые поступки правителя, за свои преступления он заплатил сполна. – Так или иначе, Азмадан был связан с истерзанной войнами Некроделле, а вернее с одной конкретной личностью. Все знают эту историю: Уроборос, спаявший десятую, одиннадцатую, двенадцатую и тринадцатую, планировал замахнуться не много не мало на Климбах. Вот только не все пошло гладко.
- Он лишился внутренностей. По одной версии постарался кто-то из местных, по другой – несчастный случай. Второй я верю больше, - закончил Везевир так, словно в зале совещаний не было живых свидетелей смерти правителя. – Говори точнее, Нарана. Все еще не понимаю, каким боком это относится к девятой зоне.
- Тебе не приходило в голову, что Шантитус тоже была частью того мира, который Уроборс собирался завоевать? – ядовито осведомился Кетрос, привыкший к таким словесным пикировкам. - Три крупных материка полны ресурсов, но оправлять войска за океан без поддержки все равно что на месте топить их в водах Колсса. Нужен был перевалочный пункт, и наша с восьмой зоны идеально подходили на эту роль. Вот только времени у Уроборса было в обрез: другие правители, наслышанные о его деятельности, и потрать самозванный божок еще десятилетие на осаждение неприступных морских крепостей, непременно заключили бы временный союз. Вот и выходит дилемма, атакуешь материки – проиграешь, атакуешь острова – проиграешь вдвойне. И тут на сцене появляется Азмадан, к тому времени контролирующий острова Дарк и дергающий за ниточки безынициативного правителя Сакрис. Неизвестно, что Уроборс наобещал ему и собирался ли выполнить хотя бы часть из обещанного, но в итоге был заключен некий пакт. А меньше, чем через неделю завоевателя не стало, за что отдельная благодарность присутствующему здесь. Азмадан пережил его на половину года. Мятеж, поднятый Таддеусом загнал его в катакомбы под тем местом, где через тысячи лет построят Иштаран. Говорят, ему перерезали горло как раз в День Летнего Солнцестояния. Больше мне ничего не известно. Таддеус хорошо постарался, чтобы полностью стереть всякую память о личном враге
Айне жалела, что в свое время уделила недостаточно времени истории Шантитус, предпочтя потратить время на более абстрактные дисциплины. Переглянувшись с Темным Эфиром, она попробовала расшевелить Сату, но та была озадачена не меньше самой девочки и посылала в ответ лишь смутные образы грядущего побоища да, почему-то, недавно вылупившихся скорбилусов неопределенного подвида.
- Да озарит нас свет Его. Позволите мне взглянуть на амулет? – проговорил отец Киан. На секунду Демону хотелось осадить его и высказаться насчет того, с чего бы безразличному к жертвам войн прошлого богу интересоваться их судьбами. Но вместо этого Айне вложила вещицу в непривычно теплые ладони трансдента. [float=right]http://s9.uploads.ru/BnVkz.jpg[/float]
Священник нараспев произнес необходимые слова, заставив амулет подняться в центр появившейся в воздухе пентаграммы. Пульсирующая золотым светом, она была выполнена мастерски, но Киан немного не рассчитал своих сил. Чтобы конструкция не разрушилась на ее глазах, Айне поспешила передать структуре часть своей магической энергии. Пентаграмма окрасилась алым, а ожившая карта на столе мельтешила двумя стилизованными первыми буквами имени древнего правителя. Одна в подземелье, так называемом «нижнем городе», другая в портовом районе. Трансдент обессиленно облокотился об спинку стула. Демон не понимала, как можно использовать высшую магию, но при этом быть не способным верно оценить свои силы.
- Спасибо, святой отец, вы нам очень помогли. Везевир, собери людей и отправляйся в порт. Если сможешь захватить владельца амулета живым, это будет лучшим подарком к празднику. Мы с Инфирмуксом перехватим тех, что на нижнем уровне. Людей на улицах предостаточно, поэтому постарайся обойтись без жертв… если только они не неизбежны, - Девятая провела пальцем по поверхности алой ленты. - Анна, праздник не отменяется, а потому придется тебе временно принять обязанности главного организатора. Пошли весточку Сильв – в этом городе нельзя и пару костей купить без ее ведома, а тут кто-то массово приобретает кристаллы. Если вернется Эру, тут же сообщи мне. И еще, в моем кабинете молодая цефеида. Пожалуйста, не дай ей сожрать всех согласившихся работать здесь слуг.
- Я займу библиотеку. Постараюсь разыскать все об этом командире на случай, если ваши догадки верны, - кивнул Кетрос, протягивая одну из масок Айне, а другую Эфиру. «Маскарад. И как я могла забыть?», - подумала девочка, усилием мысли вырисовывая на идеальной черной поверхности морду пантеры. Она махнула рукой Инфирмуксу, как бы говоря, что ему стоит сделать то же самое, если он не хочет упустить часть предпраздничного веселья и сохранить анонимность. Не стоит пугать обитателей Иштарана лицами двух правителей, слухи о деяниях которых бывают сильно преувеличены.
- Благословляю вас. Порочным душам, идущим по пути террора, стоит смиренно обрести покой если не при этой жизни, то в жизнях грядущих. Господин Кетрос и госпожа Анна-Веринья могут рассчитывать на мою помощь, - девочка готова была поклясться, что в этот момент мужчина не иначе как читает про себя одну из молитв своего идиотского аэтернизма, но, как и много раз до того, ее уважение к деяниям дента пересилило ее религиозный скептицизм.
- Вот так бы всегда. Может быть, мы даже переживем эту ночь, - улыбнулась Айне, и шепотом добавила. – Что скажешь, Эфир? Правда, что в Шантитус знают толк в смертоубийственных развлечениях? [float=right]http://s7.uploads.ru/pXlWq.jpg[/float]
Демон подала красноволосому климбату руку, к явному недовольству главы тайной полиции. Сотканный из тысячи нитей портал появился перед ними так, словно полотно реальности покромсали тупым ножом. На другой стороне уже стемнело, а фонарей было куда больше обычного – до нижних уровней многоступенчатого города, буквально располагавшегося в небольшом пяточке катакомб, свет не доходил. Большая часть климбатов и эссенций принарядились в маски, разговоры, крики, смех превращались в бессвязную какофонию, всюду пахло пряностями и чудной едой. Со стороны казалось, что перед правителями распростёрся самый обыкновенный город одной из свободных планет, население которого по некой зловещей ошибке составляли одни дети.
- С тех пор как мы зачистили минус десятый от бандитского отребья, здесь стало гораздо милее, - произнесла Айне, приходясь взглядом по причудливым домам-колоннам, уходящим вверх и вниз. Как жаль, что пришли в это место не для того чтобы любоваться видами.

Отредактировано Айне (Четверг, 24 мая 22:05:31)

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Бесчисленные прекраснейшие формы жизни