Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.
Всем отличного лета и благодушного настроения, а также легкой работы тем, кто заменяет коллег по службе или сдает экзамены! Напоминаем, что встроенный загрузчик uploads для картинок работает очень плохо, немалая часть изображений в Ваших анкетах/эпизодах слетела. Мы добавили новый загрузчик на форум, но Вы вольны использовать свои ресурсы, пока что АМС использует hostingkartinok.
За последнее время произошло много мелких изменений. Раздел FAQ укомплектован по тематикам для эффективного поиска нужной информации и дополнен. Введено важное изменение, касающееся понятия «человек», о нем можете узнать в объявлениях, сообщение №29. В правила проекта добавлен новый пункт 2.20. Мелкие многочисленные поправки, не влияющие на что-либо, но улучшающие восприятие, перечислять не будем.
Хэй-хэй! У нас изменения! На форуме введена упрощенная навигация по базовому реестру способностей. Еще заканчивается прием на конкурс «лучшие посты периода апрель – май». Каждый, кто принимает участие в конкурсе, то есть предлагает пост и голосует, зарабатывают от 5 до 10 кристаллов, в зависимости от количества предложенных постов и голосов.
Поздравляем всех с началом майских праздников, пусть они пройдут весело и позитивно! Новостей у нас много: новый ежемесячный набор на конкурс «лучшие посты месяца»; небольшое, но всегда приятное сокращение матчасти; а еще, наконец-то, сделан раздел с нашими ежегодными конкурсами и ивентами, в общей сложности их получилось пять. Проще говоря, Вы обязаны заглянуть в раздел объявлений!

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Бесконечная рапсодия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Что таит в себе туман?




А вот это уже зависит от тебя. Эти мадамы согласятся на многое за деньги, но даже такое продажное тело можно приковать к себе. Оцени свои способности и дерзай. Я вот являюсь постоянным, а теперь и единственным клиентом у одной здешней красавицы.
Нет ничего интересного? Спасибо Демиургу, каждый наполнен «интересностями» под завязку, нужно лишь поискать. Даже обычный булыжник может рассказать интересную историю о том, как он упал на землю метеоритом, как дожди, ветра и века...
Не знаю, где драконы там стоят, знаю, что из-за дел прошлых, многие из них стараются жить как можно дальше от цивилизации. Для тебя это будет новостью, но добрая часть драконов, которых я знаю… Они бояться. Бояться показать себя этому миру. А ты...


      
      

Наверное, первый раз в ее жизни ей было по-настоящему страшно. Страшно оказаться в чужих руках, не ощущая поддержки семьи, страшно обнаружить бездну странной информации, которую еще предстояло систематизировать так же как и технические моменты...

Всё, что выше, то было до ситуации с мёдом и заняло, наверное, где-то меньше минуты. Соваться к улью «зверушка» не собиралась. Да «она» ещё и не настолько сбрендила, чтобы лезть туда, куда им, по сути, вообще, не надо. Впрочем, тут и без «неё» нашлись желающие...

Мощь скелетов слабела миг за мигом, но они не оставляли попыток сопротивления. Этот почти выигранный бой вызывал досаду. Рамиэль сожалел о потраченном времени, оно представлялось ему последними каплями живительной влаги на дне опустошенного сосуда...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOPphotoshop: RenaissanceWhite PR
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Бесчисленные прекраснейшие формы смерти


Бесчисленные прекраснейшие формы смерти

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/U3nKzxa.png

Нитки извилин кроя на свой вкус
Плодил насилие каждый трус
Бездарный в грязь опускал талант
Бездушный власть получал из лап

[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:600px;height:70px;" width="600" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/14106949/1535103/black/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/1535103/track/14106949'>Army of Justice</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/1634030'>Thomas Bergersen</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/61a0c1763644623ef85a078b59465353.png

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/423f59c5fd961426f90d82ac6afad85e.png

3002 г.

Полдень (12:01)


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/288779ab057ab5a93f7ce11d322c4b92.png

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/f49dac72dba765dc3457501682c2ac60.png

Планета Климбах, 9 и 10 зона

Инфирмукс & Айне


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/2d11d65058d1cdaa87eabdffbbe15fc2.png    Азмадан – предшествующий Владыке Таддеусу (убит Айне), хозяин Девятой зоны, но в отличие от второго, не упокоенный в чертогах костлявой, а всего на всего запечатанный где-то в глубоких недрах форта Иштаран. Имеет ли он право на наследие зоны? Этот вопрос второстепенен, ибо Азмадан не один в поле воин, а возвращен на Девятую зону с помощью окрепшей собственной свиты, точнее остатков и приемников оной, и, поверьте, этих сил хватило подмять под себя и оседлать «голову» Шантитус. Разумеется, здесь не обошлось без помощи радикалов-повстанцев, некогда бывших верных псов Уробороса – поверженного Владыки Десятой зоны. Кто бы сомневался, что в далеком прошлом между Уроборосом и Азмаданом были трогательные «теплые» отношения на взаимовыгодных условиях, по крайней мере, на короткий срок. Совместных сил анархистов Некроделлы и ренегатов Шантитус хватило для того, чтобы выдворить Айне – законную Владыку, за пределы своей земли, но разве предатели могли знать, что девчонке есть куда идти и за пределами Девятой зоны имеются земли, где Демон сможет восстановить силы и вернуться, дабы бросить официальный вызов восставшему Азмадану. Вызов по всем правилам.
   Не обошлось и без многочисленных прекраснейших форм жизни: чудная фауна Некроделлы, кою трепетно бережет Инфирмукс, лишь одна из тысячи граней. Оказывается, под Драйхэльмом раскинулся подводный лабиринт, где владыка Десятой зоны хранит особые кристаллы, куда долгие века сливал свою магическую энергию. Эта энергия очень пригодиться, дабы Инфирмукс мог развернуться на полный уровень своих возможностей «опасной твари ранга В». Ему нужно все, что дозволено, ибо как бы Айне не была сильна, но ни она, ни он не способны противостоять многим десяткам верных псов Азмадана. Магия нужна Десятому не для пустого красования, а для единственной цели – поднять всех мегаструмов Десятой зоны и явиться в виде независимого наблюдателя на «выборы» владыки, дабы стать гарантом честного поединка и не допустить вмешательства свиты врага. Что ждет впереди эту чокнутую парочку детей мертвого мира? Что угодно, но среди этого первозданного хаоса пришла эпоха…
бесчисленных и прекраснейших форм смерти.


Мастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигроки могут использовать любую систему боя. Данный эпизод является продолжением эпизода «Бесчисленные прекраснейшие формы жизни».

[AVA]http://s9.uploads.ru/cthxw.png[/AVA]

Отредактировано Инфирмукс (Суббота, 25 августа 20:27:56)

+2

2

http://s9.uploads.ru/R2F9g.png

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Еще раз. Мы ждем правителя десятой зоны. Во главе армии пробужденных мегаструмов. С радиоактивным кристаллом, убивающим климбатов, который вам вручила обитающая под землей монстродева, – скептично произнес Везевир, выдергивая изломанное перо из собственных заметно порадевших крыльев.
Именно так, – без тени сомнения ответила Айне.
Она в который раз оглядела своих советников, мало походивших на тех климбатов, трансдентов и планетарных духов, коими они были три дня назад. Киан, святой отец с мутной предысторией и, как оказалось, умелый боевой маг, преподнесший членам диамантового круга пару неприятных сюрпризов, опирался на трость. Сильвина облокотилась одной рукой об «зароке делирия», который ей каким-то совершенно немыслимым образом удалось добыть. За ее спиной расположились гильдийцы и те наемники, коих удалось найти за короткий срок. Айне была благодарна за это, хотя знала, что после победы предприимчивая ламия непременно потребует возмещения, хорошо если в пятикратном объеме. Эйру, аморфный сгусток абсолютной тьмы под холщовым плащом, неподвижно сидит по-турецки, но Айне знает, что он чувствует себя крайне виноватым за то, что мог, но не успел предотвратить распечатывание нового претендента на звание правителя. И, конечно же, изломанный, но несломленный Везевир со своими блюстителями – помесью городской стражи и личной гвардии, созданной тем, чьи кости давно перемолоты в муку.
Не хочу подвергать сомнению твои способности, но звучит как крайне плохая причина для промедления. Дай «гостям» еще немного времени, и они окончательно закрепятся в Иштаране. Оттуда нам будет их не выбить. Оглянись, город разрушен и заполонен пораждениями некромагии. Кетросова армия разбежалась, стоило ему сказать пару громких слов. И Анна с ним заодно. Очередная парочка предателей, – даденгер сплюнул. Его цепкий взгляд пробирал до костей сильнее, чем обычно. – А ты приказываешь ждать у моря погоды… Нет, не так. Приказываешь ждать Темного Эфира верхом на мегаструме с артефактом, которого просто не может существовать.
Эй, Везевир-сама, нельзя считать девушку стервой только потому, что она выглядит как стерва, говорит как стерва и… Хотя, пожалуй, можно, – подала голос молчавшая до этого мгновения глава Гильдии Вольных торговцев. – Да и потом, мы до сих пор не знаем, что случилось с Анной. Кетрос и вовсе спас Айне жизнь, и хотя бы поэтому ты не можешь насадить его голову на пику. А Инфирмукс-кун самый сильный и бесшабашный парень на моей памяти. С ним хотя бы от скуки не помрем.
У нас мало людей, провизии, оружия в конце концов, – упрямо повторил глава тайной полиции.
И не будет больше, сколько не тверди об этом. Иешуа скоро придет. Если нет, я пойду туда одна и покончу с Азмаданом так, как делала это всегда, – Айне посмотрела в сторону моря, кажущегося чернильно-синим в лучах фиолетового солнца. Она знала, что есть только две причины, согласно которым климбат не может прибыть к самой большой горе острова: либо он захвачен в плен, либо мертв. Первое было ненадолго, а при мысли о втором в воображении девочки появлялись не самые лучшие картины. Потерять в один день собственный город и того, с кем тебя связывает нечто большее, чем запечатленная, в сущности, мира клятва – ужасный, пусть и вероятный финал. «В таком случае, мне ничего не остается, кроме как, – Демон посмотрела на кинжалы, которые она все это время держала в руках. – …прирезать его. Или погибнуть в бою. Не худшая смерть». [float=right]http://sd.uploads.ru/xSRPI.jpg[/float]
Раны, полученные ей, затянулись, отчасти благодаря заклинаниям и целебным бальзамам, отчасти – поразительной способности климбатов к регенерации. Но врачевать душевные раны куда сложнее, чем врачевать раны душевные. Сомнения одолевали Айне. Все было неправильно. Новоявленный правитель заперся в баше вместо того, чтобы наводить порядки, которые, как знала правительница, могли быть очень радикальными. Никто даже не пытался напасть на их лагерь, собранный не так далеко от города. Как будто Азмадан, подобно змею, ждал, пока добыча сама подойдет достаточно близко. Демону хотелось верить, что в этот раз он обломает клыки.
Я проведу Айне через катакомбы. Они – место, которое я должен хранить, – Эйру приспустил капюшон плаща, обнажая силуэт, отдаленно напоминающий мальчишеский. – Если все пойдет плохо и тучи затмят солнце, мы подорвем их. Завалим форт вместе с чудовищами, гнездящимися там.
Но это убьет тебя, – напомнила Сильвина, не так давно с упоением подпиливающая ногти, вернее будет сказать - когти, миниатюрной пилочкой. Хотя она и достала нужное количество взрывчатки, к «плану б», с каждой секундой ожидания становящемуся все более реальным, рыжеволосая относилась холодно.
Азмадан в любом случае убьет его. И нас с тобой тоже, – вторила Айне, прекрасно понимая, что после ее смерти ламии есть куда бежать. Правительница не говорила этого вслух, но надеялась, что Сильвина прихватит с собой Киана и всех тех, кто не сможет защитить себя сам.
Давно усвоившая для себя, что идти или не идти на смерть личное дело каждого, Демон считала предстоящий бою своим собственным и, может быть, еще и боем Инфирмукса. Она не из тех, кто станет забирать с собой всю свиту на тот свет. Если последний вообще существует – проповедям возможно первого в мире трансдента-праведника Айне не сильно верила. «Где бы ты не был, поторопись, Иешуа. Иначе мы тут сойдем с ума от трагизма и жертвенности».

Отредактировано Айне (Суббота, 25 августа 20:03:18)

+1

3

Уже не раз и не два Инфирмукс, погружаясь в вязкую пропасть непроницаемого бессознательного, испытывал странное ощущение: идея собственного существования ему становилась противна. Грудную клетку обуревало эмоциональное потрясение, норовя превратить ребра в космическое крошево и реликтовую пыль, он не находил в себе способности вдыхать (легкие раскалились до бела), и  мысленно благодарил всех до единого престолов Бога в отсутствии подобной необходимости. В черепной коробке возопила столь чудовищной агонией боль, что какофония взрывающихся звезд померкнет в сравнении с творящимся внутри его тела и мозга неуправляемым бедствием. Энергия закручивалась в причудливые спирали, блуждала по каналам и нитям, пронизывающим каждую молекулу климбатской плоти, он одновременно тянулся к этому ощущению энергетической наполненности и ненавидел себя за слабость. Ненавидел за то, что абсолютная насыщенность и резкое высвобождение всей магической мощи способно заставить его испытывать сладостную дрожь во всем теле. Сознание, раз за разом погружалось в неописуемое исступление от многочисленных коллизий между элементарными частицами, составляющими основную энерго-массу его личного потока мощности.
Вот оно, долго ожидаемое, но безотвратимое чувственное переживание «жизни вне тела». Теперь он – Иешуа что угодно: пылинка на панцире спящего под горой мегаструма; кристальная капля росы в дивном саду очередного, мнящего себя неповторимым самородком климбата; торчащий из глотки незнакомого ублюдка короткий тупой кинжал. Все сливалось в единый хоровод образов, чувств и ощущений, и в какой-то миг Инфирмукс забыл, что все происходящее лишь иллюзия. Он был миром, чистейшей волной психической энергии, растворившимся в пространстве эфиром. Он испытывал весь доступный калейдоскоп наслаждений. Поток, что не был искажен границами инвалидной плоти, вливался нескончаемым потоком, пусть и обезличенным, не несущим смысла. Спортивный азарт. Сладость риска. Наслаждение местью. Алкогольная нирвана. Вершина оргазма. Даже сиюминутный восторг в заключительной фазе чихания. Все это одним смазанным каскадам влилось в него, стирая границы личности. Кажется, теперь он понял, почему доселе не переступал эту черту. Больше не к чему стремиться, он уже счастлив, смысл всей жизни достигнут.
«Оставь дипломатию мне, Сату!.. Доброе утро. Не хочу быть навязчивой, но… Мы вообще где?» – что? Что за форма жизни? – «Мы пленники?» – плен? О каком плене может идти речь, если он и есть первозданная свобода, бесформенная масса зацикленная сама на себя. Его «несуществование» не может быть пленом, даже такого понятия как «он» больше не существует. Её лицо неестественно красиво, у него форма смерти. Жизнь не способна породить настолько идеальные черты, лишь смерть придает своим детям настолько пленительные в жестокости черты, но даже среди себе подобных она выделяется. Не внешностью, а составом. «От удара в спину ты никогда не будешь застрахован» – разве? У меня нет спины. Она разговаривает красивыми поставленными в обвинительной или абсолютной манере фразами, но несуществующему «ему» нравится, помогает не забывать смысл происходящего. А еще она боится, боится, как все быть отвергнутой или непонятной. Даже формы смерти нуждаются в любви, ей бы понравилось в мире вечного естества, здесь все состоит из амброзий Эроса.
Невозможно, нечто тянет, тяготит. Нечто связанной с этой странной формой смерти, почему поток больше не позволяет ему удалиться от нее, раствориться до конца, почему раз за разом возвращает обратно и фокусирует все частицы в два черных кольца – глубины ее зрачков. Блестящие. Идеально круглые…http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pnghttps://i.imgur.com/Q2eor1f.pngТело пронзает боль. Инфирмукс кричит, падая на колени и хватая раскаленными фалангами пальцев длинные остроконечные шипы на голове мегаструма. Кричит срывая голос и кашляя частицами крови и начинает реветь. Реветь навзрыд, кусая губы под мерное шипение испаряющихся с раскаленной поверхности кожи слез. Он вернулся, да… смог вернуться из того странного состояния, в которое боялся проваливаться. Смог ради их договора, смог, потому что не было иного выбора.
… Все получилось как нельзя лучше, паззл сошелся, и твоя клятва послужила якорем, а теперь не теряй времени…
[float=right]https://i.imgur.com/H1ibGIz.png[/float]Ощущение теплой хорды монстра успокаивало, задрав голову к медленно опускающимся солнцу, мальчишка усмехнулся, а через минуту уже осклабился в немного безумной личине.
В лесу встревоженно закаркала ворона, послышались сотни крыльев бьющих по воздуху – птицы покидали собственные гнезда. А по всей Некроделле мерно и чуточку лениво мегаструмы поднимали морды вверх, принюхиваясь и отправляясь на поиск влекущей точки энергии, что вызывала у них весь калейдоскоп монструозных инстинктов.
Он не мог остановиться, он гнал их до самой цели. Десяток необъятных туш просто не был способен легко и гибко зависать в воздухе и, набрав скорость, он сумел вернуть себе управление лишь когда впереди забрезжили четкие очертания форта.
Они прибыли к форту через пять часов и практически его не узнал. Нет, величественные монументальные сооружения не были разрушены, скорее, каждый камень напитался темнотой и кричал о чем-то своем. Флаги и расцветку основных знаков власти сменили, улицы были скорее пусты. Разумеется, ренегаты не могли не заметить чужака, вокруг коего сгруппировалось около десятка мегаструмов, отчего черное ночное небо стало непроницаемым.
Я хочу говорить с Азмаданом! – громко гаркнул климбат, усилив многократно свой голос, и захватчики действительно, не нападали. Может, выжидали? Оценивали ситуацию?
Не поверишь, я тоже! – послышался ответ с небольшого балкона, говоривший был климбатом, прелестной девочкой лет тринадцати с пшеничного цвета волосами, – …негоже являться вот так на чужую территорию, ты ведь Инфирмукс? Не слышала, чтобы дикий скиталец Некроделлы хоть раз вызывал других владык на битву за территорию.
Это не земля Азмадана, это земля Айне и я не пришел с ним драться.
Да? И зачем ты пришел, блистательный друг, да еще в компании своих чтимых собратьев по разуму? – голос, что раздался из темного угла, был чист и приятен, а еще выразителен и даже красив. Он заставлял инстинктивно съеживаться собственным давлением. Из темноты вышел молодой юноша, на вид, Инфирмукс дал бы ему не более 18 лет, однако экстравагантный внешний вид сильно путал карты, не позволял реагировать на обладателя внешности объективно и здраво. Девочка поклонилась, смотря на господина с нескрываемым восторгом, обожанием и слабоскрываемой похотью, – повелитель… владыка… – трепетно зазвенел ее голос, – мы не… – Азмадан игриво зацыкал языком, приложив палец к алым губкам нимфетки, – беги в атриум, Присцилла, два равноправных Владыки всегда найдут, о чем поговорить. Значит, Инфирмукс… – Азмадан окинул задумчивым взглядом фигурку парня, – …я так понимаю, ты возмущен до глубины души сменой власти и, замечу, законной. Понимаю, мои друзья подрезали крылышки твоей самке, но… Иешуа... любовник моего любовника практически мой любовник, тогда давай мы решим наши проблемы полюбовно… – улыбка расцвела на лице Азмадана столь мягкая и сладкая, что ею можно было гуманно убивать диабетиков. Он видел, какое произвел впечатление на опешившего климбата, притом, если часть сказанного тот не понял, то факт, что Азмадану стало известно его имя обескуражил, – за чем нам все это? Я в своем праве. Я законный владыка Шантитус, а не Айне, это прелестное создание имеет право, разве что, стать частью моей фракции, но… знаешь, даже если на нее положил глаз Юниос, что известный факт, я позволю вам уйти и увести с собой всю ее приближенную свиту…  как видишь, Иешуа, мне чужого не надо. – Азмадан развел руки в стороны, а климбат не находился с ответом. Он ждал Айне и не понимал, почему ее нет. Он слышал мерный голос Эреба, который убеждал, что Азмадан просто старается выбить душевное равновесие Инфирмукса из колеи и тем самым, обеспечить себе немалую часть победы, ведь концентрация сознания и психики при управлении мегаструмами должна быть безоговорочна и максимально. Вот уже первый зверь под ним дрогнул… почему Айне не пришла? Почему ее фигурки не мелькает в свете тысячи красных бумажных фанарей, заботливо подожжённых и запущенных в воздух. Почему он здесь совершенно один против этой мерзости, идея существования которой Инфирмуксук была противна до мозга костей.
«Он сбивает тебя, сосредоточься! Вы собирались встретиться не здесь!» – точно... из-за долгого и невероятного сожжения разума до основания он едва ли помнил свою жизнь последние десять часов, а мегаструмы не дорогие тачки, которых легко можно парковать... «Айне... я на месте, прости не получилось организовать предварительную встречу, меняем планы, эта мразь уже знает!»

Отредактировано Инфирмукс (Понедельник, 27 августа 21:58:56)

+1

4

Но никто не пришел. Айне казалось, что она целую вечность вглядывается в горизонт. Ни титанических, скованных огнем и камнем мегаструмов, ни одинокой фигуры мальчишки. Только радиоактивное солнце утопает в набивших оскомину лиловых небесах. Она убеждала себя, что еще пара секунд – ничто для ее затянувшейся на тысячелетия жизни – и Инфирмукс вернется. Но надежда недолговечна, особенно для того, кто никогда ей не жил. Нет, Айне предпочитала отчаянье, мрачную решимость, действие вопреки, но никак не ожидания и веру. Слыша разговоры за спиной и видя, как меняется настрой ее людей, она чувствовала, что поступает неправильно.
«Что мне делать, Сату?» – климбат полагала, что никогда больше не произнесет этого. Фраза из того времени, когда она была потерянным и ненавидящим все столпы мира молодым климбатом. Когда видела в скорбилусе уже не монстра, уничтожившее все, что было дорого девочке, но мудрую наставницу. «Бескостный вопрос. Ты уже приняла решение», – безэмоционально отозвалась трансдент, но Айне не стала ругать ее за недостаточное почтение к чувствам.
Прости, Иешуа, – тихо проговорила девочка. Смерть на Климбахе вещь привычная, как бы Демону не хотелось верить в обратное. Она повернулась, внимательно оглядывая наспех собранный лагерь. Жалкая горстка климбатов, не армия, скорее побитая жизнью банда. И все они с чего-то решили умереть за нее. Почему?
Мы выступаем, – четко произнесла Айне то, что все давно хотели услышать. – Знаю, правитель из меня никудышный. Жаль только, Азмадан скорее сожрет кишки каждого из вас без соли и, чем станет достойной альтернативой. Я собираюсь вызвать его на честный поединок. Но подыхать вместе со мной или нет – личное дело каждого.
С чего ты взяла, что мы идем подыхать ради тебя, Демон? – прокричал один из климбатов, одетых в форму тайной полиции, быстрее, чем Везевир успел обратить на него внимание. Айне улыбнулась. Впервые после того, как попрощалась с Темным Эфиром.
Верно. Если и подыхать, то только ради девятой зоны. Мы будем драться за Шантитус, за каждый миллиметр выжженной радиацией земли. За каждый уровень Иштарана, каждую улицу и каждую захудалую халупу. И даже если мне суждено проиграть, я буду знать, что мне довелось сражаться бок обок с самыми безумных климатами, каких только видел Энтерос! Теми, что плевать хотели на Азмадана и пророчества!
Демон не могла представить, что ее короткая речь произведет такой эффект, но собравшиеся здесь и сейчас горячо поддержали ее. Чуть меньше сотни глоток выкрикивали лозунги, прервав тишину, успевшую опротиветь за время долгого ожидания. Девочка не верила собственным глазам, ведь согласно всем прочитанным ей политическим трактатам, у нее не было и шанса воодушевить даже последнего глупца. Было ли дело в долгом ожидании или в том, что Айне инстинктивно удалось ухватиться за то, что действительно было важно для собравшихся здесь – не правительница и незнакомая многим честь, а собственный дом, вновь обретенный после долгих скитаний? Не имеет значения, ведь сегодня Демон пойдет в бой не одна. Ради клятвы, ради собственной зоны, ради Инфирмукса, наконец, она не позволит Азмадану дышать отравленным воздухом мира, ставшего для столь многих родным.
Немногочисленные сторонники правительницы девятой зоны отбыли на часть раньше, чем вдалеке показались силуэты мегаструмов.
http://s3.uploads.ru/ijb3c.jpg
«Слишком поздно, Иешуа», – с нотками грусти ответила Айне. Она стояла на расстоянии меньше полуметра от Инфирмукса, появившись всего секунду назад, аккурат к тому моменту, когда он отправил мысленное послание, а дверь за спиной новоявленного правителя была аннигилирована на молекулы.
Но девочка явилась не одна, прихватив с собой всю свою потрепанную долгим путешествием сквозь кишащие тварями катакомбы свиту. Красноволосый даденгер сжимал массивный двуручный меч и, похоже, пытался испепелить Азмадана взглядом, миниатюрная ламия придерживала увитый резьбой и шестернями мушкет, простой деревянный посох светловолосого трансдента угрожающе переливался магическим сиянием, а со вскинутых ладоней планетарного духа вот-вот сорвется пара-тройка могущественных печатей. По скромному мнению Айне, с такими союзниками не стыдно и умереть.
К несчастью, Азмадан тоже прихватил компанию. Один неясный жест климбата, и его сторонники заполонили площадь один за другим. Люди диамантового круга, в том числе старый знакомый Азария, обзаведшийся парой шрамов, длинноволосый дракон, чей наряд стал богаче прежнего, но неудачных кукол-клонов при нем не было, и многие другие, смотрящие на Эфира и Демона с презрением и ненавистью.
Так ты и есть Азмадан? Ведешь себя как правитель, но даже не удосужился победить меня в бою. Хочешь исправить это недоразумение? – произнесла девочка, ударяя лезвием одного кривого клинка об лезвие другого.
А мне с того какая выгода? Твоя крепость захвачена, твои люди признали во мне правителя. Даже если я сумею взять вверх, разве твой драгоценный друг не прикажет своим прекраснейшим творениям разорвать меня на куски? Хорошая гарантия справедливого поединка, ничего не добавишь, – усмехнулся Азмадан, беззастенчиво рассматривая Айне, так, будто пытался прочитать ее мысли. – Так вот они какие, женщины, ради которых мужчины идут на смерть. Если дорожишь своим самцом хоть на десятую часть так же, как он дорожит тобой, уходи. И забери с собой ту кучку оборванцев, что по какой-то невероятной причине сочла достойными противниками для моих спутников. Взгляни на Иешуа: еще немного, и его разорвет та сила, которую он неспособен сдержать. Будешь и дальше выкрикивать обвинения, пока он умирает?
«Что есть абсолютная смерть? Не смерть тела. Смерть духа. Дети мертвого мира погибают прямо сейчас и ни один из вас не способен это изменить», – произнес голос собрата Эреба и Сату, который только они одни могли услышать. Скорбилус Азмадана был почти столь же разговорчив, как и он сам. «Закрой гниющую-разлагающуюся пасть, мегаструмово отродье. Айне, не слушай изменяющего-сращивающего!.. Скользкий-находчивый Эреб, сейчас же свяжись с Огоньком! Не могу подчинить тело! Нужно спасаться-бежать», – крики трансдента утонули в хохоте древнейшего модэста. «Глупая маленькая Сату. Ты, я и он связаны куда прочнее, нежели вы с девчонкой-смертницей. Какая чудная удача – вы оба произошли от моего семени, а потому неспособны бороться с возведенной праотцом преградой. Смотрите, наблюдайте за тем, как разлагается разум носителей. Пока еще можете наблюдать».
Слова Азмадана попали точно в цель. «Потерпи, пожалуйста, потерпи. Еще немного и все закончится», – Демон не могла не видеть, в каком состоянии находится Инфирмукс, но стоит ей только сделать шаг вперед, и улицы города вновь зальет кровь, как три дня назад. Азмадан стоял между двумя правителями, разделяя их и не оставляя никакой возможности поделиться с контролирующим мегаструмов климбатом частью своей энергии. Нужно было сосредоточится на разговоре или хотя бы приготовиться защищаться… Но все ее мысли были заняты Темным Эфиром, успевшим за этот долгий день «умереть» и вновь «воскреснуть». Айне молчала, не шевелившись нашептывая мальчишке банальности, в которые сама до конца не верила. В глобальной игре настал тот самый момент, когда любое действие приведет к проигрышу в той или иной мере. А время и не думало остановить свой ход.
Неожиданно пространство вокруг зарябило, как вода во время дождя, налилось тусклым пунцово-фиолетовым сиянием. Ментальная связь двух климбатов, казавшаяся нерушимым преимуществом, вдруг обратилась в слабость, которой Азмадан поспешил воспользоваться. Он не потратил ни мгновения зря, и единственным способом прервать ритуал было мгновенное нападение. Вот только Инфирмукс и Айне не слышали ни отчаянных криков Сату, ни настойчивых советов Эреба: скорбилус распечатанного правителя воспользовался их «родством» и заблокировал связь, оставив лишь отголоски эмоции. Но Эфир был слишком занят контролем мегаструмов, а Демон лихорадочными размышлениями о том, как разрешить ситуацию. Неясным ощущениям никто не внял.
Тела Айне и Инфирмукса повалились на землю в одну секунду. Азмадан оскалился и, кажется, собирался отдать некий приказ, но вдруг на его изрисованном лице отразилось удивление и даже страх. Клятва, цепью сковавшая правителей, задела и его, насильно затягивая в ту же ментальную бездну, что амбициозный климбат подготовил для попытавшихся остановить его собратьев. Все те, кто был на площади, окончательно осознают происходящее только мгновение спустя, а пока…
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
… где-то в иллюзорном мире, собранном из воспоминаний всех трех обитателей Климбаха, проснулась девочка, не имевшая прошлого, только имя. И она была не одинока.

Отредактировано Айне (Четверг, 30 августа 21:27:50)

+1

5

Серебро проникало в легкие, раздражая их многочисленными юродивыми спазмами, перед глазами ткалась из атомов деспотичной вселенной жемчужная поволока, и Азмадан едва ли имел хоть какое-то отношение к происходящему, но был прав в одном – порой, не стоит брать на себя больше, чем способно выдержать собственное тело. Инфирмукс брал и брал не раз, он возводил на собственных магических жилых-канатах разводные мосты и покрытые черной сажей трубы, он ненавидел секунды, когда приходилось терпеть многочисленные коллапсы энергетических взрывов во всем теле. Он погружался в себя, раз за разом находя там придуманные ответы на фальшивые вопросы.
«Я обязательно поплачусь за то, что порой излишне часто причисляю ее к белизне, практически приравниваю, возвожу в Абсолют, а как по-другому? Как мыслить иначе, если каждое ее слово и действие, в каком-то смысле, находит отклик в моем понимании, я поступил бы точно так же, я искал бы то, что ищет она и верил в похожие идеалы… наверное, именно однородность мышления зарождает в разумных чувство побратимов. Я обязательно поплачусь за податливость разума и неспособность критически осмысливать разумных, эмоции всегда спускают вожжа быстрее рассудка и я теряю нить здравого смысла смотря на их лица…» – разум плавился, а сознание множилось и через какое-то время Инфирмукс уже не мог осознать Он Это или... it was someone else…
...или «он Хантер»  – да, так звали мегаструма, на котором восседал наездник. Вспышка, пронесшаяся кометой рассекла линию горизонта сознания, отделив одного от другого и целостность личности, освободившись от оков упадка, взметнулась, порождая все новые и новые градации. «Он Дир» – мегаструм справа; «Он Брэйкер» – мегаструм, нависающий сверху... их тьма, легион... «Он Клайптон», «Он Лакентум», «Он Фордрэн» ... все это Он, он наблюдал глазами мегаструмов за Айне и разверзшейся внизу картиной.
Миниатюрная девочка, но она не способна проиграть, та сценка, что рисуется внизу, точно сошла с листов сочного пергамента цветных книжек про непобедимых девочек и злодеев. Последние всегда якобы красивы, овеяны ореолом загадочности и, как они это называют, дьявольской притягательности. Погань – отвечает один из многочисленных рассудков, кажется «он Брэйкер». Ему сразу же вторит очередное воплощение, – «Самка хороша, но ей не хватает бронипластин, тело слишком мягко, а мягкотелость истинные хищники должны скрывать под толстыми листами хитина… плохо, когда нагие мышцы, сосуды и жировая прослойка под тонким листиком кожи бросается под когтистые лапы или прочный металл лезвия…»
Лихорадочный мозг, зацикленный на великом множестве событий тот час находит ответ устами «Инфирмукса-Хантера» – «…разве же можно узреть смысл в бронированном панцире, коль враг мерзостнее загнивающего моллюска? Такой не берет чистой силой, такой видит мир под искривленной линзой, такому легко вбить идею собственной нужности, но и его идеи заразительны и порочны как новый штамм вируса».http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngИнфирмукс видит себя со стороны, его тело зависло в воздухе в трех сантиметрах от темного панциря «себя-Хантера», и всю процессию овеяли нити... нет, настоящие артерии, вены, пуповины, и толстые стенки сосудов образовывают сеть. Его собственная тушка не может двигаться и Азмадан смотрит на нее, смотрит как на проигравшего – утратившего последнюю толику разумности.
«Он Фордрэн» смеется, перестоит забавный бой, главное не потеряться в серебре, в частицах микрокристаллов ртути. Ничего, он справится, Айне точь-в-точь персонаж одного из любимых комиксов, не то девочка-комета, не то девочка-звезда. А он сюда пришел лишь как гарант, лишь как наблюдатель… да и не сможет он сделать ничего без доступа к исходному телу.
«Милая Сату не пытайся…» – голос Эреба был иным. Не таким, как привыкла хищная сколопендра, в нем не было больше ни грамма язвительности, ни малейшей толики скрытой надменности или заботы, более того, похоже, Эребу было плевать что там на заднем фоне блеял скорбилус Азмадана или кем являлся тот голос. Эреб переживал сейчас нечто, потрясшее его до глубины искорёженной души, если уж представить, что такая у него была.
«Я совершил фатальную ошибку… с высоты космоса урановый метеорит не смог увидеть и уловить, что инстинкт первородный и дикий, инстинкт хаоса, тот, что вложил в него безумный бог… его грех и его суть, его зерно или семена… все это дало плоды… личность Инфирмукса разрушена. Он слился с этими тварями, он слился с этими триклятыми мегаструмами! Если бы мог, если бы я ТОЛЬКО МОГ, я бы уничтожил их всех, но я не в состоянии сейчас даже забрать тело… оно не имеет души… прощай, Сату… ты здоровая самка, а моя ущербность показала истинную маску. Настоящий Эреб не просчитался бы так, видимо я… не он… видимо я… тот, кто ненавидит себя больше, чем способен любой разумный… я – Гекатонхейра… и сейчас я ухожу в недра разума, и постараюсь сделать все, чтобы вытащить его …» http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png
https://i.imgur.com/W7KrP1J.gif
«Инфирмуксу-Хантеру» не понравилось то, что происходило дальше. Он не помнил, зачем вообще висит здесь, но знал – эта девочка с растрепанными волосами иссине-черных волос сейчас дорога ему, как часть тела или жизненно-важный орган. Она не может погибнуть, но… погибает…[float=right]https://i.imgur.com/yf5KoXv.png[/float]
«Инфирмукс-Фордрэн» видел нити, видел то не зримо другим его глазам, он видел нити, связывающие его с Айне, он видел сеть клятвы и он сделал то, что должен был сделать ради Ее спасения. Он влил всю свою энергию и с победным ревом ощутил, как то же сотворили все его части.
Вспышка сверхновой. Гул разбивающихся атомов и предсмертный визг молекулярных структур, чудовищная волна энергии захватила радиус в несколько метров, где все ипостаси Инфирмукса, Айне и Азмадана оказались в пространсве, недоступным для других.
Он выполнил свой долг. Он «Единый организм» сделал то, что должно – обеспечил честный поединок и теперь, разрозненный летел туда, где она – Айне, не будет одинока, ведь с ней не только лишь тварь, но и десяток разбитый частей Инфирмукса – частей его единой личности.
Рядом с разверзшейся бездной, уходящей глубоко под землю и покрытую невиданными формами жизни (флоры и фауны) располагалась небольшая деревушка без входа и выхода, существующая за счет промысла в Бездне. Из ее глубинных уровней мало кто возвращался. Впрочем, все зависело от возраста и ранга исследователя. Бездна хранила в себе массу сюрпризов. Главная быль гласила трезвоном – их мирок – маленький Ад и единенный способ выбраться из деревни и окрестных лесов, пройти через дно Бездны.
Эй! – услышала где-то в иллюзорном мире оклик девочка, а навстречу ей шла такая же, разве что немногим старше, с копной светлый волос и маской оскала на губах. Она тащила за локоть странного паренька, а тот хныкал, вытирая слезы и сопли ладонями, – малявка, давно тут скитаешься!? Не трусь, я – Хантер и я тебя не обижу, считай, что собираю таких как ты по нашим дебрям![mymp3]http://cdndl.zaycev.net/5359/475768/allegro_-_someone_else_%28zaycev.net%29.mp3|Someone Else[/mymp3]

+2

6

Бездна таит в себе множество неразрешимых загадок и непознаваемых артефактов. Те, кто решаются переступить условную границу обжитых земель и перенестись в царство замершего времени, звались искателями. Нередко они и сами были чем-то наподобие реликвии, чудного существа, скованного местом, где мысли обрастают материей. И стоявшая напротив девочки был явно из таких.
Хантер? – переспросила она, чувствуя, как каждое произнесенное собеседником слово наполняется несуществующими секунду назад смыслами. Хантер. Охотник. Тот, кто преследует, расставляет ловушки, приносит добычу. Но на кого охотится эта девушка? Говорит так, будто выслеживает таких, как она. Вот только…
«Кто я?», - мысленно спросила рогатая, страшась, что так и не найдет ответа. Но сегодня сама Бездна была на ее стороне. Айне. Ай-не. Простое имя из двух слогов, двух гласных и стольких же согласных. Имя, которое дарит надежду. На мгновение на лице девочки появилась счастливая улыбка. Она уже начала произносить свое новообретенное имя, но запнулась на первой его части.
Ай… Нет, – в отличии от имени Хантер, ее имя не значило ровным счетом ничего и не могло служить полноценным ответом. Кто такая Айне? Что она такое? Нет-нет, обладательница черных, как смоль, волос знала, что должно было быть еще. Другое имя, которое бы придало ее существованию смысл. – Демон. Меня зовут Демон.
Демоны – порождения губительных сил, что и дня прожить не могут, не причинив ближнему своему вреда физического или душевного. С Хантерами-Охотниками их роднит наличие некой жертвы, дичи, которой предназначено быть загнанной и убитой. Айне с силой зажмурилась, пытаясь вспомнить, как и за что она получила это имя. Пустота. Открывая глаза вновь, она почувствовала, как в голове отчетливо прозвучала фраза, до того дремавшая где-то на периферии сознания.
Иешуа. Она должна найти Иешуа.
Хантер, ты случайно не знаешь никого по имени Иешуа? – Айне с надеждой обратилась к искательнице артефактов. Она выглядела бывалой странницей, куда лучше осведомленной о природе Бездны, хранящей ответы на все вопросы, нежели потерявшая память девочка. Наверняка она бывал и в уходящих на десятки километров подземельях, и на парящих островах, и даже в тех сюрреалистических местах, что неспособен осмыслить разум все обитателей. Девочка помнила немногое, лишь то, что Бездна есть первопричина сущего. Так кто, если не ее верная паломница, способна помочь ей?
Звук приближающихся шагов и гул сливающихся воедино голосов привлекли внимание Демона. До этого момента ей казалось, что в это месте есть только она и Хантер.
Эй, ты это слышала? – не дожидаясь ответа, девочка бросилась к невысокому обрыву, ведущему к протяженной низменности, сплошь заросшей кустарниками и шляпками непривычно высоких грибов.
В десятке метров от них проходила цирковая процессия. Слон в позвякивающем колокольчиками помпоне вез размалеванный фургончик, а четверо циркачей вышагивали перед ним, распевая одним им известную песню.
Как нравится мне предаваться мечтам. Ведь безотрадна реальность, страданий полна. И нет им конца, как Бездне нет дна. Я преклоняюсь фантазий несметным цветам, – сладкий голос беловолосой кроунессы в старомодном кружевном одеянии, державшей в руках старомодный веер, звучал убаюкивающе.
Но пламя растопчет любые цветы. Ответь перед сонмом умерших мне ты. Как скоро надежды, что есть плоть и кровь. Дотла выжжет ярости боль, – гигант, что лицо было закрыто рогатой маской, вторил ей своим срывающимся на хрип голосом.
Постойте-постойте, дорогие партнеры. Для дела нет хуже беды. Чем разногласий полные раздоры. Давайте ж скорей составлять договоры. Пока в кошельке не нашли пустоты, – на одной ноте пропел худощавый жонглер.
Пусты ваши речи и рифмы в них нет. И даже ребенку понятно. Наш мир погибает, ветвями ракит. Что памятью жизнь забирают обратно, – печальный голос фигуры в темном плаще завершал странную композицию. От нее Айне становилось немного не по себе.
Они ведь не лгут? Мир правда... погибает? – это немногое меняло, однако, девочка предпочла бы, чтобы участники труппы оказались всего лишь очередными безумцами, бесцельно бредущими по Бездне. Ведь если мир и правда тает с каждой секундой, Айне может не успеть найти этого Иешуа, кем бы он не был.

Отредактировано Айне (Суббота, 8 сентября 15:39:36)

+1

7

Пепельно-болотные миндалевидные глаза Хантер вряд ли могли бы победить в конкурсе «очаровательные очи», ее взгляд казался едва ли более живым, чем у дохлой рыбы. Впрочем, оно не умоляло странного то тлеющего, то разгорающегося огня в коротких порывистых жестах, звонком и чуточку шепелявящем девчачьем голосе, – Ие...шуа? – на лице проскользнуло узнавание в густой смеси с непониманием, точно Демон спросила что-то совершенно неподобающее, например, «как часто вы, святой отец, порочите девственных девиц, один или два раза в день?».
Ответа ждать и не следовало, по крайней мере, Хантер, не рассчитывала отвечать на вопрос сиюминутно, наоборот, как-то сникла и погрузилась в свои мысли, просчитывая какие-то одной лишь ей известные варианты.
А? – облегченный выдох, когда странная знакомка отвлеклась от неприятной темы и без особых церемоний, дернула хнычущего мальчишку за собой, в стремлении получше и во всех ракурсах рассмотреть то, что так привлекло назвавшуюся демоном.
Усмешка слетела с губ Хантер быстрее, чем вопрос был задан, она ловко обогнула гигантский гриб, предварительно толкнув мальчика в сторону Айне и бросив «последи, чем не удрал и шею себе не свернул мелкий засранец!». Взлетела по пористой ножке гриба, с вычурной ажурной бахромой осевой половизи, усевшись на шапку и свесив ноги. Наверное, ее голос казался чуточку картавым не из-за врождённых дефектов речи, а з-за этой странной маски, скрывающей всю нижнюю челюсть и губы.
[float=right]https://i.imgur.com/j2xuNHh.png[/float]– Эгэй, бродячие циркачи, вы уже забыли, что вам Фордрэн запретил вещать этот бред! Вы хотите быть изгнанными из селения искателей? Что, уже забыли, как остры клыки монстров и болезненно вторжение в голову всяких механизмов?
Айне могла поклясться, что сладкоголосая клоунесса вздрогнула, отбросив прядь длинных белоснежных волос, – мои дети любви, мы купаемся с вами в мечтах у реки… но, мои дети слепы, мы купаемся с вами в своей же крови… – продолжала петь сладкоголосая девица, а ей вторил рогатый уродец в маске с красной бычий мордой вторил уже завыванием. В руке Хантер незаметно появился кинжал, лишь острое зрение Айне позволило заметить, как блеснуло серебристое лезвие. Веер клоунессы пришпорили к дереву, а девчонка бойко гаркнула с вышины гигантского гриба, – еще один звук, безумная и я начну целиться в твой правый глаз!
Ты слепое... сама маленькое слепое пугало! – вдруг громогласно ответил ей «бык», но песню квартет прекратил петь, а Айне вдруг ощутила, как чьи-то маленькие цепкие руки обхватили ее за талию и чье-то тело практически повисло на ней, – …не слушай её, не слушай Ха-а-антер, – заискивающе зашептал мальчишка, тихо-тихо, даже Демону, чтобы его услышать приходилось напрягать слух, – что может сказать тебе бедняга без настоящего языка? Я знаю больше, я знаю Иешуа… только ты неверно задаешь вопрос, Иешуа, это не «кто», а «что», Иешуа – всего на всего…
Он тебя достает? – усмехнулась Хантер, хватая за руку ребенка и оттаскивая его, – не обращай внимания, Демон на них, все это бред чистой воды, мы точно не погибаем. Слушай, нам надо поторапливаться и идти к поселку, за порядком у нас следит Фордрэн, ему и задашь все интересующие вопросы, да и в целом, политика партии хих на нем! Ты только сильно не пялься на его руку и грудь, он этого не любит!
Фордрэн расположился с комфортом в одном из самых больших «домов», если так можно назвать огромный многоярусный поселок, сделанный из непонятного розового, белого и серого сланца, гибких веток и листьев по прочности сравнимых разве что с листами алюминия. Дома витиевато огибали своими тушами деревья, создавали винтовые конструкции, целовали то тут-то там землю, вкапываясь мощными диковинными и волнообразными фундаментами в почву под задеревенелыми ножками древних грибов, уже давно походящих на монструозные фаллосы, чем обычные эукариоты растительно-животного мира.
Юноша, на которого показала Хантер, свесившись с низкого балкончика, следил, как группа молодых ребят и девчонок вкапывают в землю какие-то столбы с разноцветными тренькающими на десятке канатов кристаллов. Левая его рука была ничем иным, как искусным протезом, а грудь тоже «запаяна» наполовину…
Вон, видишь того чувака, это Фордрэн, он один из тех искателей, что смотрел в глаза Бездне и не подох… – в голосе Хантер читалось восхищение, обожание… нет, не любовь, и ничего похожего на подобное чувство, скорее, в резко заблестевших глазах можно было увидеть обожание овцы, которую добрый хозяин забрал в последний момент из скотобойни.

+1

8

В ответ на слова трупы последовал ответ, такой же быстрый и безжалостный, как и сама Хантер. На секунду Айне показалось, что она вот-вот проткнет шею циркачки насквозь. «Несправедливо. Они ведь не сделали ничего действительно плохого», - девочка не помнила ничего из своей прошлой жизни, но суть некоторых понятий ей была известна. Наказание должно соответствовать проступку, а то, что творит Хантер – неправильно. И она должна сделать что-то, чтобы это изменить.
Вот только что? Знание об этом Демон потеряла.
Ребенок, один из тех, за кем искательница «охотится», неожиданно прильнул к ней и заговорил. Минуту назад он плакал, опустив глаза, но в этот момент голос мальчишки звучал столь чисто и подобострастно, что Айне ненадолго потеряла дар речи. Прежде, чем Хантер отвлеклась от перепалки со спешно капитулировавшими циркачами, Демон успела задать короткий вопрос:
Как мне его найти?
М? Ты уже его нашла его часть, дубина. Давай же, Демон, не ленись – бери в руки иголку с ниткой и сшивай, подлатай наконец своего разорванного мишку, – юный спутник Хантер усмехнулся и собирался было сказать нечто еще, но его прервала молниеносная и не слишком увлеченная концепцией личного пространства спасительница. Выражение лица мальчишки резко переменилось, как будто прикосновение искательницы переключила невидимый рубильник: ребенок непонимающе осматривался по сторонам, словно выпал из реальности на время их недолгого разговора.
Вовсе нет… Пялиться на грудь? Что же может быть не так с его… Прости. Обещаю тщательно зажмурить глаза при встрече с этим Фордрэном, – Айне звучала не менее растерянно. Шутливо прикрыв глаза руками она попыталась обратить все в шутку.
Но мысли девочки были не слишком веселыми. Память утрачена, значит, нужно попытаться ее вернуть, не так ли? С другой стороны, с чего она вообще взяла, что когда-нибудь обладала этой памятью? Быть может, стоит получше разузнать о порядках этого уголка Бездны и постараться устроиться на новом месте. Напроситься к Хантер в подмастерья и… «Нет. Иешуа. Я помню это имя, значит, должно быть что-то еще», – оборвала мысль Айне. Даже если этот Иешуа нечто навроде религиозного символа, ей во что бы то не стало нужно его найти. Пусть у нее не было достаточного жизненного опыта, но происходящее все еще казалось Демону иррациональным, странным, как разбивающийся на фрагменты утренний сон. Актеры цирка вещают о конце света, а в детей вселяются всезнающие рассказики.
Вскоре их небольшая группа во главе с Хантер приблизилась к утопающей в живописной зелени деревни. Стоило им только пересечь ведомую одним лишь местным границу между природными кущами и царством уловной цивилизации, к неофициальному лидеру «отряда» подбежала улыбчивая женщина в фартуке, за которой семенили несколько детишек гораздо младше Айне. Вместе они напоминали утку с выводком птенцов.
Томми, дорогой! – женщина бросилась к подобранному Хантер мальчику, который второй раз за всю дорогу перестал хныкать. – Бедняжка, не ты ранен? Знаю каково это скучать по родителям-искателям, но это не повод убегать. А ну-ка извинись перед госпожой Хантер!
Простите… Хантер, – пробормотал воспитанник приюта, высвободившийся из цепких объятий. Демон не могла поверить – неужели он не так давно с превосходством рассказывал о том, как ей стоит поступить дальше.
Вот и славненько. Спасибо, что нашли его. Фордрэн, дай Бездна ему здоровья, пусть и одевается жутко, но о людях заботится. Точно, чуть не забыла! Это вам, госпожа Хантер, – «утка» впихнула в руки Айне увесистую корзину, полную различной снеди. Пирожки с мясом и луком, спелые фрукты, свежий кекс и даже надежно запакованная плитка шоколада. Демон усмехнулась про себя. Неудивительно, что все, включая эту брюнетку и приютских детишек, буквально облепивших Хантер со всех сторон, смотрят на искательницу с восхищением.
А она в свою очередь смотрела с восхищением на совсем другого.
Вижу, ты от безызвестности не страдаешь, – улыбнулась Айне, когда ребятне, к общему ее недовольству, пришлось покинуть «классную-искательницу-когда-я-вырасту-хочу-быть-как-ты Хантер». – Хочешь, пойдем к нему вместе? Мне неизвестны ваши обычаи. Сболтну лишнего и вот, готов новый нагрудник для главы поселения. Он парень бесспорно крутой, но предмет гардероба из меня никудышный.
На самом деле страх едва ли был тем, что двигало девочкой. Искательница не была похожа на того, кто страдает от неразделенной любви, скорее на верующего, произносящего молитвы перед иконой и не ждущего ответа, но Айне вдруг почувствовала сильное желание сопроводить ее к Фордрэну. «Сшить и подлатать?», – весь смысл сказанного мальчишкой в момент озарения так и не дошел до Демона, да и в то, что Хантер с Фордрэном были частью Иешуа, она не верила, но что значит «сшить», если не скроить две души? Воскресшего идола-бога и его искореженного Бездной последователя.

Отредактировано Айне (Суббота, 15 сентября 14:57:08)

+1

9

Перекладины из мореного дуба мирно покачивались под замотанными в ладненькие серые портянки ступнями Хантер и кожаными полусапожками Айне; при каждом новом шажке канатные тросы напрягались, воспевая над ухом свое неповторимое «тр-тых». Фордрэн располагался на третьем этаже, если позволите называть жилые ярусы на исполинском древе, этажами. 
Казалось, будто бы поселение вокруг Бездны списано с чудесных страниц сказочников, в особенности, лес и все постройки, при взгляде на которые в мыслях Демона всплывало странное слово – «Лориэн». Вряд ли девочка могла вспомнить, где это слышала, но нечто неуловимое и доброе присутствовало в сем слове. Иногда чавканье Хантер становилось излишне громким, будто она вместо деловитого покашливания таким странным образом пытается дать знать о собственном приближении, с излишним аппетитом поедая уже третий пирожок с мясом и луком. Или Хантер действительно была голодна настолько, что еда проваливалась в нее быстрее, чем оказывалась в цепких руках.
Да что ты можешь взболтнуть? – сквозь чавканье хохотнула Охотница, – вообще, мне тоже к нему надобно, но если ты не против моего присутствия, я только за, время терять не буду. Время – оно ведь бесценно… – в голосе мелькали странноватые нотки, точно Демон сказала нечто подозрительное, – да и Фордрэн у нас не тип с базукой, который вначале стреляет, а потом думает. Так что, даже если ты начнешь дурака валять или решишь собственными соплями смазать его механическое сердце, никто на нагрудник тебя не пустит, да и мелкая ты больно!
Может быть, прозвучало грубовато, однако тон у девушки был беззлобный, скорее такой, словно его хозяин ожидал от собеседника искреннего смеха над удачной шуткой. На третий этаж парочка поднялась через пару минут, а все из-за неспешного шага Хантер, умудряющейся одновременно говорить, жестикулировать и поедать до непотребного слюноотделения пирожки «утки».
Помещение, в коем расположился Фордрэн, напоминало просторный и несколько беспорядочный кабинет, обычно в таких местах хозяин всегда знает, что и где лежит, но обывателю лучше себе выколоть глаза сразу. Закрытая комната со стенами, балками, перегородками и стеллажами из все того же мореного дуба. Три огромных арочных окна на сводчатых сваях, имеется даже камин, черти как вмонтированный во все окружающее безобразие. https://i.imgur.com/zwOfkcM.pnghttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.pngХозяин, разобравшись со строителями, расположился на подоконнике, с внимательным и одухотворенным взглядом на лице, читая какой-то пергамент. Даже не поднял голову, когда вошла Хантер с Демоном.
Девушка зачавкала громче. Фордрэн молча взял второй пергамент, прикалывая его тонкой скобкой к первому. Хантер яростно выхватила кармана пару желудей и начала хрустеть уже до безобразия неприлично.
Позволь узнать, Охотница, как давно ты объедаешь честных кабанов? И что за странная черноволосая особа на нашем пороге? – не поднимая раскосых глаз цвета настоявшегося кагора, произнес Фордрэн, откладывая странные листки и взирая на вошедших.
Айне не могла не увидеть то, что изображено на пергаменте, и увиденное не могло не привечать ее внимание. Что первое приходит на ум, когда речь идет о неких свитках? Руны? Длинные тексты? Схемы? Письмена? На данных листах были картинки. Да-да, Айне не могла рассмотреть, что там с такого расстояния, но отчётливо видела изображение какой-то сценки, где два участника точно были гуманоидами. Девочка и парень – подростки. В этом Демон была уверена.
Хах, ваше величество соизволило обратить внимание на нас – жалких смердов! Какая честь, еще пара мгновений и я сдохну от восторга! – и все же в ее голосе была не одна капля восхищения и почтения к этому странному парню в наглухо застёгнутом красно-черном плаще, – снова свои комиксы из Бездны читаешь? Хих, это – Демон, – хлопнула Хантер девочку по плечу, – я ее сегодня нашла, когда делала разведку территории. Отчет следующий: пацан найден, пацан доставлен! У мертвой ивы со стороны юго-запада наблюдала сумасшедшую процессию на территорию поселения они не заходили… ах да, Демон хочет…
Фордрэн жестом показал, что Хантер следует как можно быстрее заткнуться и уже с едва уловимой чуточку саркастичной, но беззлобной усмешкой воззрился на Айне, – при~вет, Демон. Я ведь не спроста назвал тебя странной, обычно, все новые лица минимум трое соток валяются в больничном крыле с сильнейшим обезвоживанием, а ты полна сил, погляжу. Хм…
Парень поднялся, откидывая прядь непослушных черных волос и стал шуршать в куче таких же пергаментов, как те первые, – погоди-погоди… Демон, значит… – выудив из под самых нижних закромов самый старый пергамент, похоже, если не первый, то один из первых развернул его, но Айне не могла увидеть содержание.
Взглянул на пергамент, потом на гостью. Вновь на пергамент.
Скажи, тебе известно имя… или название… уже не знаю… Сату?
Хантер тихо захихикала, тихонечко ткнув Айне в бок, – в этом весь Форд, приходишь к нему вопрос задать, а он с порога сам ими засыпает… – и уже во всеуслышание, – хватит уже со своими комиксами доставать честной народ, откуда ей знать, что такое это Сату, ты еще потребуй, чтоб девочка из сапог тебе ту хрень достала… как ее… о! Иштаран! Демон, у тебя в сапогах не завалялось Иштарана, а то Фордрэн с этим вопросом уже даже в печёнках  у сумасшедшей процессии сидит! Только они его увидят, сразу ноги делают! – Хантер без церемоний достала еще один пирожок из корзинки.

+1

10

Кабинет Фордрэна был неестественно просторным и светлым. Особенно Айне шокировал тот факт, что каждой вещице, будь то книга, груда светящихся драгоценных камней или череп неведомого монстра, тут находилось свое место. Ей так и хотелось недоверчиво фыркнуть – разве можно владеть подобным рабочим местом дольше пары часов и не превратить его в фирменный хамовник? Но, прежде чем девочка успела ухватить эту мысль за «хвост», ее взгляд упал на старый пергамент со множеством картинок, распластавшийся на столе.
Резкие штрихи, обилие черного, наконец, нарочитая угловатость текста. Комиксы выглядели так, будто рисовавшего вот-вот должен был обнаружить неведомый враг, но тот решил завершить свое последнее творение прежде, чем рок настигнет его. Демон видела иные работы этого художника, и была уверена в этом столь же твердо, как в неправильности убранства кабинета Фордрэна.
Рада встрече. Все верно: Хантер иначе как спасительницей дня не назвать язык не повернется. Даже ваши поданные, пораженные силой ее духа, успели преподнести дары, – она усмехнулась, отпуская беззлобную шпильку в адрес вечноголодной искательницы.
На самом деле Айне и сама была бы не против перекусить, но боялась сильнее усложнить жизнь обитателям поселения. Пусть она и потеряла память, но в глубине души осталась той самой Демон-Который-Приходит-Когда-Называют-Ее-Имя. Гордой, независимой и чересчур самодостаточной.
Нет, ни слово «Сату», ни тем более слово «Иштаран» не говорило ей ровным счетом ничего. С таким же успехом Фордрэн мог бы перечислять имена героев народных былин или героев книг. Единственное имя, чьего значения девочка не знала, но считала его невероятно важным звучала как «Иешуа». Но, быть может, глава искателей сможет помочь ей лучше, чем она ему?
Нет, но… Я в некотором роде совершаю паломничество, – Айне запнулась. Полуправда прозвучала не слишком уверено. Не говорить ведь, что на самом деле она полностью лишилась воспоминаний и прислушивается к туманным советам сущностей, что вселяются в детей? – Ищу человека по имени Иешуа или место, названое так. Не знаете ничего об этом?
«Как же в нашем мире много слов без смысла», – мысленно констатировала Демон. С другой стороны, с чего она взяла, что мир вообще должен быть осмыслен? Что законы физики и логики постоянны, что циркачи не могут долго прожить на кишащих монстрами просторах, что, наконец, главнокомандующий искателей должен быть сведущ во всем?
Дверь из светлого дерева со скрипом открылась. За ней стояли двое потрепанных искателей. Рука одного из них была согнута под неестественным углом, а на лице второго красовалась наспех собранная глазная повязка. Все присутствующие в комнате, кроме Айне, могли опознать в них искателей не самого низкого ранга, отправленных патрулировать окрестности деревни. И их отряд предстал перед командиром далеко не в полном составе.
Фордрэн! Чудовище… насекомое… э… монстры с кучей ног свил гнездо у Путеводного перевала. Илай с Ханной мертвы, его сестра без сознания. Мы пытались спалить логово, но твари устроили засаду. Двумя Демиургами клянусь, самая здоровая из них точно знала, на что способно наше оружие. Первым делом набросилась на магов… Не смотри на меня так, Хантер. Будто не знаешь, чем занят разведывательный отряд, пока такие как ты подтирают детишкам задницы, – мужчина повысил голос, но, стоило только обладателю красного плаща заговорить, тут же покорно склонил голову, что-то бормоча про безответственность охотницы.
На Айне он не обратил никакого внимания. Да и с чего бы? Она с трудом тянула на главную героиню этого романа, да и основные события застала боком. Печально, не каждому дано родиться одним из Двух, легенды о чьих свершениях есть у всех народов, когда-либо населявших Бездну. Кто не знает сказание о четырех Принцах Безумия – Отрицании, Гневе, Торге и Печали? Или о том, как само вселенское божество скрепило клятву?
Да, об этом знали почти все. Жаль только, не каждый помнил истинные имена демиургов и еще меньше – другую легенду. О Азмадане, третьим из богов, трикстере, обманщике и подлом убийце. Единственным, кто мог потерпеть поражение победив.

+1

11

Эй, за подобный сарказм порядочные люди обычно бьют в глаз, – столь же беззлобно, но с наигранной миной «обиженной на весь мир богини» звонко отчеканила Хантер, поспешно добавив, – но я, к слову, не шибко порядочная.
Да-а-а, разве порядочная леди будет выставлять своего прямого протектора за деревенского дурочка? – протяжный голос Фордрэна не сквозил ядом или недовольством, он оставался будничным и сосредоточенным на чем-то совершенно далеким от Хантер и её краснобайства. Подозрительное ощущение, будто бы «паломнице» не поверили, повисло в воздухе, еще немного и его, в виде белого порошка можно будет втягивать ноздрями. Нет, Фордрэн не высказывал вслух, но саркастическая усмешка блеснула на бледных губах.
Живописная картина гениального, на грани с безумием, художника импрессиониста под названием «неверующий правде» закончилась быстрее, чем Демон успела уловить отблеск разочарования в кровавых стекленеющих глазных яблоках напротив. На самом же деле Фордрэн и верил, и не верил Айне.
Разбомбленность – нелепое слово идеально передающее внутреннее ощущение столь странного персонажа, как Фордрэн. Ищейка, потерявшая нюх; борзая, не находящая следа. Ощущение близости к истине и невозможность ее достигнуть – убивала. Айне не врала, по крайней мере, искатель не чувствовал в ней лжи, более того, столь искреннего, упрямого и самодостаточного человека он не знал… знал? Парень моргнул, отметая подступающий морок – снова «оно» – гнетущее ощущение, будто он знает эту девочку. Такое не скажешь Хантер, она посмеется и снова начнет отпускать шуточки ниже пояса. Бедное дитя, с нерастраченным потенциалом и в корне не понимающая сути ни своих шуток, ни всего того, что может твориться вокруг.
Ты выбрала не лучшее место для паломничества. Мир без цели и идеи обречен на погибель, – вновь между делом и смотря в лист пергамента изрек искатель, меланхолично улыбаясь, – ты на нее очень похожа. Это манхва, она рассказывает о богах и их борьбе в неком пантеоне, тех, кто создал этот мир изначально и тех, кто пришел его уничтожить. Понимаю, тебе это не очень интересно… ты пришла узнать о Иешуа, – ударение было отчётливо поставлено на «у», – это один из древних артефактов Бездны, обросший множеством слухов… никто не видел его в живую, но… судя по рисункам погибших искателей…
– …их доставляют ручные птицы… – тихонько пояснила Хантер.
– …мы имеем дело с большим механизмом непонятного предназначения, имеющего огромную силу, в научной школе подобные механизмы именуют теллурием, в нем тринадцать планет и пятнадцать звезд.
Фордрэн вновь подошел к шкафу, дверца мягко скользнула по смазанным петлям, в комнату ворвался аромат сушеной вербы, – посмотри на этот рисунок, демон, он наше единственное изображение Иешуа и Айне. Да, ты не ослышалась, два этих слова обозначают равнозначные части теллурия и, судя по отчету… Евгеники…
…его останки так и не нашли… – вновь голос Хантер практически на ухо.
…теллурия обладает невероятной силой.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.pngКто разреши… – Фордрэн резко оборвал нарастающий клокот восклицания, на пороге стояли оборванные, избитые и полуживые искатели. Из-за красной от крови повязки сочилась гнойно-белесая жидкость, рука второго представляла собой идеалистическое начертание буквы «зю».
Хантер смотрела на парочку не из-за их слов, скорее, девчонку впечатлил и порадовал факт, что вместо больничного крыла эта парочка пошла к Фордрэну, не задумываясь искательница отчеканила, – уже восьмой раз за месяц! С этим надо что-то делать, пока ты тут комиксы читаешь, нас убивают! Илая и Хану убили… как, как такое могло произойти!? Это профессиональные маги! Эреб их побери! Я клянусь десятком Демиургов, что у мерзких монстров есть матка и она процветает, пожирая нас!
Успокойся, Хантер и заткнись. – Металлический и холодный, точно жидкий азот голос ударил набатом, девчонка вздрогнула сделав шаг назад и затравленной лайкой взглянула на парня.
Баркс, Юнтир… сейчас вы идете к Райкину, и чтобы мои глаза вас не видели ближайшую неделю. Демон, извини, что все так обернулось, мы не в праве тебя задерживать в паломничестве, однако ничего дать кроме карты и запаса еды на трое суток мы на можем. Если пожелаешь, оставайся тут, а нет… решай, короче сама, у нас же сейчас критическое положение, Хантер права, вопрос с чудовищами нужно решать…
–… нам нужна сила… сила… как у теллурия…

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Бесчисленные прекраснейшие формы смерти