Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Точка, мерцавшая на карте, расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная лента...
В душе древнего боролись два исключающих друг друга желания. Первое – чтоб это реально тут случайно кто то проходил, пролетал. И только стоит указать нужное направление, а деос это с радостью сделает и даже подробно объяснит куда идти и главное как...
Эновея слегка кашлянула, когда местная дамочка решила по дружески чмокнуть ее в щеку. Да, антик не кидалась на всех без разбору, не убивала всех направо и налево. Но это не значит что этого в ее жизнь раньше не было. Антиквэрумы не...


      
      

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано. – Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив...

Сердце цитадели умиротворённо и спокойно мерцало, а внутри него покоилось тело Хранителя. На руке её медленно и методично покачивалась цепочка с гравировкой. Глаза же девушки были закрыты. Будь тут кто-то ещё, ему бы показалось, будто она спит, спит уже очень давно. Сон вынужденный...

– Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Ночь моря


Ночь моря

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПланета Эвилариум, г. Алмэя, родовой особняк семьи Акуанис
3002 год, вечер.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngСаурус | Ноа Акуанис


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является альтернативой/игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту базовую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://c.radikal.ru/c25/1810/a7/575853981f2c.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Испокон веков каждые 11 лет представители семьи Акуанис собираются вместе, чтобы отпраздновать Ночь моря. По семейным легендам именно в этот день первый из Акуанисов принял человеческое обличье и вобрал в себя магию Воды. Говорят,  что это та самая редкая ночь, когда маги Воды считаются наиболее сильными. В столь знаменательную ночь все Акуанисы стремятся почтить то, что является основой их рода - море. Раньше на такие празднования могли быть приглашены близкие и друзья, с кем хотелось разделить великое празднество. Сейчас же Ночь моря превратилась в светское мероприятие, на которое приглашаются только избранные и, как правило, влиятельные люди. Это достаточно удобный момент, чтобы заручиться необходимыми знакомствами и связями. Из раза в раз на светском вечере появляются все новые и новые лица. И этот вечер тоже не стал исключением.

+1

2

Любил ли праздники Саурус? Да не особо. Будучи медийной личностью, обычно такие мероприятия у него сводилиськ тому что нужно с кем-то вести переговоры, с кем-то лебезить или вновь нацеплять на себя очередную подходящую маску. Довольно редко случались мероприятия, куда деос именно хотел попасть. Ведь он не особо то ценил отношения с кем-либо. Так, для собственной выгоды или из интереса – пожалуйста. Но чтобы древний шел по собственной воле к кому-либо лишь из желания отдохнуть и приятно провести время в компании?
Однако, именно Ночь Моря была для деоса праздником для души. Древний не первый раз посещал сие мероприятие. И пускай, с годами оно приобретало более политический смысл, доля таинственности обычаев и самого смысла праздника от этого нисколько не убывало.
Для такого случая, деос даже не пожалел сделать подарок – десяток бочонков вина из собственных погребов. Ну если уж отдыхать, то с полным комфортом. А какой же комфорт без любимого напитка? Да, по большей части сей щедрый жест был сделан именно что ради собственного комфорта. Но кто, простите, от этого проиграл? Попробовать редкий сорт вина – не каждому посчастливиться подобное. И даже если вы не ценитель, то сможете заметить диковинный вкус этого напитка.
Пино нуар – единственный сорт вина, который дает понять ценителю, что нет ничего постояннее, чем перемены. Это вино было словно отражением души самого деоса. Ведь каждый глоток из одного и того же бокала – это словно новое вино. Этот напиток игрив, но скрытен. [float=left]http://s3.uploads.ru/spl6W.jpg[/float]
Его трудно понять до конца. Нет более рискованного сорта для винодела, но также нет и более совершенного сорта вина, чем пино нуар…
Итак, вечер только вступал в свои права, когда очередная вспышка магии ознаменовала появление гостя на пороге особняка Акуанисов. Им оказалась стройная блондинка, в пышном платье с юбкой в пол и даже небольшим шлейфом, цвета ночного неба. Легкая, многослойная, прозрачная ткань платья была украшена тысячью переливающимися маленькими бриллиантами. Минимум косметики и каких-либо украшений в волосах, довольно просто убранных в пучок ниже затылка. Лишь маленькие гвоздики в ушах – не загромождающими образ. Акцент же был сделан на оголенной спине и бесподобном сияющем шлейфе. В общем и целом, выглядело весьма романтично, но дорого.
Оглядевшись, вспоминая здешнюю архитектуру, Церебра, а это была именно она, направилась от парадного входа в сторону широких арок, ведущих прямо в большой актовый зал, откуда веяло множеством чужих эмоций. Многие гости уже прибыли – Цера была не первой. Войдя в гущу толпы, девушка огляделась в поисках своего доброго знакомого – того, ради кого она сюда и заявилась, собственно. Но, к сожалению, так сразу его не обнаружила.
- Миледи, вы обворожительны этим вечером! – услышала она где-то сбоку над ухом.
Не особо удивившись, блондинка повернулась и поймала в поле зрения какого-то незнакомого варга, что сверлил ее масляным взглядом. Он был одет в пышный камзол, перегруженный всяческими кружевами. Жабо на шее. Длинные рукава. Окантовка. Прямо Мистер Рюшка!
Довольно улыбнувшись, когда зеленые глаза девушки встретились с ним взглядом, мужчина, что стоял у небольшого столика с выставленными на нем бокалами, схватил первый попавшийся под руку фужер и протянул его даме.
- Вина?
Цера приняла вино – чтоб она и отказалась? Однако, тут же ответила.
- Неужели я обворожительна только этим вечером, месье? – прозвучало несколько обиженно. И вот уже головка девушки отвернулась от горе-ухажера, что немного растерянно остался стоять у стола.
Цера же неспешно поплыла по залу, огибая группы людей и продолжая выискать глазами своего знакомого, попутно распробывая вино, что подсунул ей незнакомец.

+1

3

Белый просторный зал с темно-синим мраморным полом был полон гостей. Политики, актеры, художники, владельцы крупных предприятий и прочие известные и сильные мира сего присутствовали в этот необычный вечер в семейном особняке семьи Акуанис. Кто-то собрался в небольшие группки и общался, кто-то стоял у столов с закусками и пробовал местную еду, а кто-то удобно расположился на мягких диванчиках. Между людьми скользила прислуга с бокалами и подносами. Зал пестрил красками и богатством одеяний. И даже строгие темные костюмы отлично вписывались в буйство цветов. Пожалуй, с их костюмами могло только сравниться убранство зала. Светло-серые стены были покрыты изящными узорами и резьбой, как и потолок, который подпирали большие колонны из белого мрамора. Все фрески были посвящены морю: корабли, бороздящие водные просторы, удивительные существа, живущие под водой, и многое другое. Зал освещался большими стеклянными люстрами. Вообще, света было очень много. Белого холодного света, который так похож на свет луны в безоблачную ночь. Правая и левая стены зала от входа были занавешены длинными темными шторами, скрывающими от гостей огромные панорамные окна. Как раз у одной из таких стен расположились столы с многочисленными легкими закусками. Каждый найдет здесь что-то на свой вкус. А еще в зале была широкая лестница, располагающаяся в противоположном от входа конце зала, которая вела наверх, в личные покои. На этой самой лестнице чуть более получаса назад стояло все семейство Акуанис. Малочисленные родственники расположились по обеим сторонам лестницы, а семья главы рода на небольшой лестничной площадке, над которой висел большой семейный портрет. Это было своеобразное приветствие всех,кто оказался пунктуален. Теперь эту лестничную площадку занял небольшой оркестр, готовящийся начать играть.
Ноа стоял у колонны, рядом с одним из столов с закусками. Он ждал. К еде или вину он не смел прикоснуться: доказательством этого запрета служил серебряный Аэтерний, который висел на шее мужчины поверх темно-синего галстука. Такой аксессуар сразу бросается в глаза всем и каждому. Если бы Ночь моря не была самым важным праздником в жизни семьи Акуанис, Ноа бы его с радостью пропустил. Постоянное нахождение в кругу самовлюбленных богачей, скучные светские беседы и встреча с родственниками, которых терпеть не можешь - это все раздражало и наводило скуку. Одно только первое приветствие гостей чего стоило. Отец с матерью встали в центр площадки, а с ними и Шаузия - самая младшая в семье. Остальные же дети стояли на лестнице, друг напротив друга. Ближе всего к родителям стояли Элайна и Лодмунд - двойняшки, старшие среди детей Акуанисов, вечные соперники. Пожалуй, нельзя найти двух существ, которые так сильно ненавидят друг друга и которые так сильно стремятся к власти. Лодмунд - будущий глава, а Элайна... О да, сестрица обещала не допустить этого, даже несмотря на то, что вся семья против. Напротив же Ноа, внизу лестницы, стоял средний брат Халль. Все мужчины были одеты в черные костюмы, сшитые личным портным семьи. А дамы были одеты в платья цвета моря, кроме, разве что, Элайны, которая была в костюме. У всех отпрысков Акуанисов в одежде было что-то, что говорило об их статусе: на лацкане пиджака Элайны был значок гильдии ювелиров, у Лодмана - значок помощника Ведомства по управления Коалиции Рас, а у Халля - тесьма и погоны, сообщавшие, что он является помощником начальника королевской стражи Местигора. У Ноа этим знаком, конечно, был медальон аэтернистов. Одна лишь Шаузия ничего не имела - девушка еще проходила обучение и пока что ничего не знала ос воем будущем. Но оно, в любом случае, уже было определено родителями.
Ноа бы очень хотел пропустить встречу и быть как можно дальше от семьи. Он даже надеялся, что храм его от этого убережет. Но Настоятель храма, который еще по совместительству и друг отца, отпустил варга на праздник, предварительно настояв на произнесении нескольких обетов. О которых отец в курсе. Так что вне храма священник не имел права нарушать заветы и обеты - простой исповедью при этих нарушениях не отделаешься. Ноа недовольно сложил руки на груди и посмотрел на шторы. Быстрее бы наступило то самое время, когда эти шторы поднимутся и позволят гостям выйти на просторные балконы, чтобы увидеть море. Пожалуй, любование морем - самая приятная часть праздника.
Вдруг к Ноа подошел высокий мужчина с бокалом в руках. Было видно, что он уже немолод. У него были длинные белые волосы, борода и серые глаза, которые с легкой насмешкой смотрели на окружающих. Этот мужчина был до боли похож на самого Ноа.
- Давно не виделись. Вино не предлагаю. Ведь ты и сам знаешь о многочисленных "глазах моего брата", который практически постоянно наблюдает за каждым из нас, - мужчина довольно ухмыльнулся и сделал несколько глотков. - А, жаль. Нынче очень хорошее вино. К нему бы еще сыра и хорошего табака... А! Да тут все это есть.
Варг демонстративно взял несколько шпажек с разными сортами сыра и с каким-то издевательским интересом начал из рассматривать, а потом изящно и со вкусом по очереди начал пробовать сыр. Все это было настолько демонстративно и искусно, что буквально должно было вызвать у собеседника голод одновременно с завистью и недовольством. Но со священником этот номер не прошел. Все-таки они с мужчиной одной крови, одной породы. И оба не могут себе не позволить вдоволь подразнить окружающих и поязвить.
- Добрый вечер, дядя Эйвальд. А вы, как всегда, остроумны и невероятно вежливы по отношению к сыру. Но не к гостям. Кажется, это именно вы наступили на шлейф платья миледи Скальрай, - не менее ехидно парировал Ноа.
Дифинеты с легкими усмешками на губах и ехидными огоньками в глазах смотрели на друг друга. Общение с дядей всегда было таким. Можно даже сказать, что именно у Эйвальда Акуаниса Ноа набрался чрезмерной язвительности и высокомерия.
- Хочешь узнать последние новости? И само собой, поведать что-нибудь интересное. Как там дела в столице?

Отредактировано Ноа Акуанис (19.11.2018 00:30:29)

+1

4

Шепот сплетен. Сдержанный смех. Оценивающие взгляды. Гордые осанки. Такая привычная атмосфера для деоса. В этом супе из фальши, гордости и богатства, Цера варилась не одну сотню лет. Ведь она – само олицетворение власти! Где, как не здесь, она будет чувствовать себя комфортно?
Подобрав поудобнее юбку, она неспешно обходила гостей, обводя всех взглядом, полным предвкушающего веселья. Вон там мадам, запудренная дорогой косметикой, скрывала за пушистым веером пол лица – все потому что челюсть у нее была вставная и она переживала, что та вдруг вылетит и тогда позора не избежать! А вон пузатый вельможа налегал на спиртное, но его дама сердца, тактично меняла ему бокалы, молча испепеляя мужа взглядом. А вон там леди в годах наигранно-дружелюбно рассказывала чопорной паре про свою дочь, которая стояла рядом, сконфуженно уперевшись взглядом в пол. Очевидно, это была ее мать, пытающаяся удачно выдать свое дитятко замуж. Но вот, в толпе показалась знакомая спина с копной серебристых волос. Минуя очередного горе-кавалера, который только-только хотел было подойти к ней, Цера сделала радостное выражение лица и поспешила к мужчине.
Подхватив его под локоть и прижавшись к нему, Цера сделала обиженную гримаску и как самая настоящая капризная девушка и проныла:
- Эйва-а-а-альд, куда ты от меня сбежа-а-а-ал? Я уже устала тебя иска-а-а-ать, - и зыркнула так невинно на приближающегося к ним мужчину, дескать «а тебе чего? я тут не одна».
Затем, дождавшись, когда до незнакомца наконец дойдет, что ему здесь ловить нечего и он потеряет к ней интерес, она показала ему в спину втихаря язык. И только потом, блондинка, наконец заметила с кем стоит ее знакомый.
- М-м-м, а я все думала, кого же ты мне так всегда напоминал, - произнесла она, посмотрев на Ноа и довольно улыбнулась. – А вы, оказывается родственники.
Цера была определенно в хорошем расположении духа. Она просто искрилась энергией, лукавством и энтузиазмом. Как будто сие мероприятие ей действительно доставляло удовольствие. А в своем искристо-темном, цвета точного неба, платье она выглядела, словно радушная хозяйка этой ночи.
- Ну здравствуй, Эйвальд, - отстранившись, но так и не отпустив локоть мужчины, поздоровалась она. – Давно не виделись. Рада, что ты в здравии. И вроде почти не постарел! – вот собрались то в кучку отменные язвы.
Цера не лукавила. Она с такой теплотой смотрела на Акуаниса, что можно было подумать, будто они давние друзья. Хотя, это было действительно так. Деосу редко нравились люди. Но тут ее теплый взгляд переместился на Ноа и она будто бы отвесила ему реверанс. Одной лишь головой.
- И тебя я тоже рада видеть, - теплый взгляд сменился на искрящийся весельем. Очевидно, она уже предвкушала, что молодой мужчина сейчас не изменит себе и, на радость ей, будет язвительно-не сдержан. Однако, она позволила себе чуть больше положенного смотреть ему в глаза, словно бы присматриваясь к его состоянию. Как будто ей было не все равно. Чуть заметная вертикальная морщинка появилась на ее лбу, словно она что-то подметила, чтобы тут же исчезнуть, как только девушка отвернулась, чтобы сделать небольшой глоток из бокала, принесенного с собой.
- Как тебе сегодняшнее вино? – снова обратилась она к Эйвальду беспечно. – Скажи же, отличный урожай!

+1

5

- Новости? Вы меня ни с кем не перепутали? По поводу столичных новостей вам лучше обратиться к отцу или же к Халлю, пока он...
Ноа не успел закончить фразу, поскольку к ним подлетел белокурый ураган в черном блестящем платье, который нагло повис на руке Эйвальда Акуаниса. Девушка не успела и рта раскрыть, как священник узнал ее. Эти светлые волосы, обнаженную спину, легкие движения - он узнал бы их даже в темноте. Цера. Все-таки блондинка обладала поистине заразительной аурой, которая привлекает к себе внимание определенных существ. Существ, которые нужны ей. Она умеет околдовывать и очаровывать только своим присутствием. Опасные чары, если ты не способен был им сопротивляться. Ноа был способен. И дядя, похоже, тоже.
Когда молодой варг увидел и узнал ее, то почувствовал досаду и раздражение. Спустя столь недолгое время они снова встретились, да еще и в такой обстановке, где у Ноа крепко-накрепко связаны руки. Блондинка точно устроит какую-нибудь выходку, а он не сможет ей ответить, потому что за ним наблюдают. Это так досадно. И так злит! Но в то же время в сердце Ноа была какая-то странная радость и довольство от того, что он встретил Церу здесь. Было какое-то странное предвкушение, ожидание чего-то. Если Цера здесь, то празднество точно не будет скучным и пафосным, каким оно всегда бывает. Какая-то странная надежда появилась в сердце, что удивило дифинета и вызвало злость по отношению к самому себе. Не такие чувства он должен испытывать по отношению к той, кто так ловко умеет вносить неприятности в его жизнь.
Пока Ноа пребывал в замешательстве и разбирался с собственными чувствами, Эйвальд учтиво и тепло улыбался Цере, вступаю в дружескую беседу с ней.
- Ты тоже не постарела, Церебра. Как всегда выглядишь обворожительно. Рад видеть тебя на нашем почти семейном сборище.
Ноа прислушался к разговору. Он никогда не слышал раньше, чтобы дядя так тепло и вежливо относился к кому-то. Само собой, доля привычного сарказма была в его словах, но все-таки... Священник не помнил, чтобы Эйвальд дарил так много внимания кому-то, кроме себя. В конце концов, все Акуанис достаточно самовлюбленные и эгоистичные натуры. Ноа решил не вмешиваться и понаблюдать за ситуацией.
- О, так вы знакомы. Что же... Вижу мой племянник преуспел в знакомстве с нужными людьми. Похвально.
Варга аж передернуло от такого обращения, но он сдержался и ничем это не выразил. Все-таки дядюшка редко использует обращение "мой племянник" по отношению к Ноа. Было в этом что-то издевательское и ироничное. Так и хотелось ехидно ответить: "Спасибо за похвалю, дядюшка". Юный дифинет вновь сдержался. В конце концов, Эйвальд Акуанис был прав - глаза отца повсюду. И он внимательно наблюдает за каждым из своих отпрысков. Было бы досадно, если бы кто-то из них выставил семейство в негативном и нелепом свете. Так что колкости придется на время отложить. По крайней мере, сдерживать себя в присутствии гостей и, особенно, прекрасных дам. Поэтому Ноа только лишь обменялся взглядами с дядей и учтиво склонил голову.
- Вино совершенно, - сказал дифинет сделал несколько глотков. - Я все думал, кто подбирал вино к сегодняшнему вечеру. Чувствуется рука и вкус мастера. Впрочем, как и всегда, когда за дело берешься именно ты, драгоценная.
Молодой дифинет задавался вопросом о том, что связывает этих двоих. Он подозревал, что Цера не просто богатенькая девочка, которая постоянно стремиться развлекаться путем создания неприятностей окружающим. Тем не менее, она должна быть действительно серьезной и влиятельной персоной, которая могла заинтересовать Эвальда Акуаниса. Но это совсем не вяжется с тем, что знает о ней Ноа. А еще варг был точно уверен, что это не очередная любовница дяди. Не так он с ними себя ведет. И уж тем более он не приглашает их на важные мероприятия. А Цера явно своими силами сюда попала. Чем больше Ноа наблюдал за блондинкой, тем больше появлялось вопросов и сомнений. Вновь. Все, как тогда, в баре. К слову, тогда ответов он не получил.
Но вдруг Эйвальд пристально посмотрел куда-то над головой Церы, в толпу, а затем поставил бокал с вином на ближайший стол. Он отстранился от девушки, но было это сделано так, будто он совсем не горел желанием покидать ее.
- Прости, что прерываю нашу беседу, Церебра, но я должен ненадолго отлучиться. К тому же, это касается нашего с тобой недавнего дела, - произнес Эйвальд, что-то загадочное мелькнуло в его взгляде. - Оставляю тебя на своего племянника. Только не пытайся его спаивать, Демиург за ним наблюдает.
Эйвальд усмехнулся и выразительно посмотрел на племянника, Ноа же ответил ему раздраженным взглядом. Он с самого начала не горел желанием сопровождать и обхаживать Церу. Варгу до сих пор в ярких подробностях помнились их последние встречи, а потому сейчас он не горел желанием впутываться в очередную авантюру. А она могла быть. Потому что несносная блондинка рядом. Потому что в ее миленькой белокурой головке постоянно бродят шальные мысли. Потому что она отчего-то испытывает странный интерес по отношению к Ноа. Дифинет оказался на перепутье: он не может отказать дяде и он не может уйти от Церы, поскольку она гостья сегодняшнего вечера. Тяжелым оценивающим взглядом священник вновь скользнул по ее платью. Цера является важным гостем, так что он вдвойне не может оставить ее, если не хочет нарваться на неприятности. Поджав губы, Ноа наблюдал, как Эйвальд почти вплотную приблизился девушки, как нежно поцеловал ее руку в знак прощания. Это было так нетипично для дядюшки. Священник наблюдал за мужчиной до тех самых пор, пока его массивная спина не растворилась среди других существ. И только после этого он обратил свое внимание на блондинку.
- Еще вина? Или миледи желает закуски? Или цветов для украшения своего наряда? Или может быть потанцевать? Или что там еще должны предлагать молодые воспитанные люди своим гостям? - с легким оттенком иронии в голосе произнес Ноа, а затем сложил руки на груди и спокойнее продолжил. - Чем больше за тобой наблюдаю, тем больше у меня вопросов к тебе. Хотя один вопрос до сих пор актуален: кто же ты такая, Церебра?

+1

6

Рядом с Эйвальдом Цера ощущала себя словно шкодливый ребенок рядом с любящим братом, который простит любую ее выходку. В принципе то деос вел себя как шкодливый ребенок постоянно. Но не с каждым Саурус ощущал комфорт.
Доверие. Преданность.
Деос, чьей добродетелью была преданность, редко интерпретировал ее в правильном значении. Обычно ведь в человеческих душонках преданность знаменовала собой нечто черное и гадкое. Завуалированное какими-то оправданиями.
Как-то, древний стал свидетелем одной занимательной лекции.
«- Вы едите рыбу?» - задал оратор вопрос к аудитории.
Некоторые молча закивали в ответ.
«- А почему вы едите рыбу? Потому что любите?»
И вновь аудитория закивала, не понимая к чему он клонит.
«- Поэтому, вы выловили ее из воды, убили и приготовили.» - он сделал паузу, всматриваясь в лица слушателей.
«- Не говорите мне, что любите рыбу. Вы любите себя. Именно потому, что вам нравится вкус рыбы. Многое из того, что мы считаем любовью это скорее вот такая «любовь к рыбе».»
И деос не мог с ним не согласиться. Все в первую очередь думают о себе. И такие громкие слова как любовь и дружба зиждутся в основном на меркантильных скрытых желаниях. Верность своему любимому. Сила дружбы. Непоколебимость своих убеждений и выбора как в личной жизни, так и в бизнесе. Редко, кто ставил на первое место именно свои убеждения. Или дружбу. В первую очередь все преследовали свой интерес. Все насыщались вкусом рыбы.
Но бывали и исключения. Деос считал их сумасшедшими. Но он уважал их и ставил выше других. Такие привлекали интерес древнего сильнее. Ведь проверять таких людей на прочность вдвое забавней! Вот взять того же бессменного Хьюберта. Своей преданностью он заслужил место фэдэлеса в ордене Сауруса. И пускай деос не сам его посвящал. Но за его деяния, столь постоянные и неустанные, древний приблизил его к себе.
С Эйвальдом было несколько по-иному. У варга был шарм. И упорство. Были и достойные, заслуживающие похвалы, моменты, когда мужчина стоял перед выбором и выбирал именно что сторону деоса. Казалось бы, ну сделай ты уже его своим… Но нет, Цера не любила, чтобы было все просто! Ей ведь так нравилось играть на нервах других!
Но даже непосвященному в их отношения Ноа, было понятно, что между этими двумя есть некая связь. Впрочем, связь была у Церы и с Ноа. С чего бы ей с таким интересом прожигать его взглядом?
От деоса не ускользнул тот факт, что молодой варг сдерживается изо всех сил, скрывая свою язвительную и порочную натуру. Как и весь остальной спектр вспыхнувших ощущений, что он испытал при ее появлении. Цера многозначительно хмыкнула, встретившись с Ноа взглядом. Но естественно, говорить об этом она не будет. Раскрывать свое врожденное превосходство от того что люди вокруг для нее словно раскрытые книги, она не собиралась. Пускай ощущают, что хотя бы их эмоции в безопасности. На мысли деос не претендовал. Эмоции порой куда более правдивы чем мысли.
Проводив Эйвальда взглядом, полным любопытства, Цера вновь сделала глоток из своего бокала и снова повернулась в сторону Ноа, когда тот заговорил с ней. Растерянной она не выглядела. Значит, она определенно знала, о чем говорит Эйвальд. Но бежать за ним девушка не собиралась, явно ожидая, что Ноа ее развлечет.
Однако, на его слова она отреагировала иначе.
- Расслабься, - добродушно ответила она, догадавшись, что варг сейчас ждал очередной ее выходки. – Значит, ты тоже Акуанис? Приходиться держать лицо перед гостями. Передо мной можешь этого не делать. Давай, изобрази миловидную улыбочку, ты это умеешь. Я буду улыбаться тебе в ответ. И все вокруг будут думать, будто мы мило беседуем.
На последовавший далее вопрос девушка сделала недоуменное лицо.
- Неужели ты… - несколько озадаченно начала говорить девушка, но ее перебили.
В их компанию вдруг вклинился поджарый лысоватый мужчина, в окружении двух мужчин помладше. Лысоватый был ко всему прочему коренаст и не высок. Но с густой рыжеватой бородой. Если бы присутствующие не могли видеть расу друг друга, его бы можно было смело причислить к малочисленной расе гномов. Однако, это был лигрум.
- Миледи Альвес Рейс! Как я рад вновь увидеть вас! – перебил девушку коротышка.
Он был ростом четко по грудь Церы. Поэтому, когда девушка обернулась на его голос, то выглядела несколько недоуменной, не найдя собеседника сразу.
- Эм, - только и ответила она, приподняв бровь. Она просто-напросто не помнила этого мужчину. Память у нее на лица вообще была плохая. Особенно, если человек ей ничем не интересен.
- Я Эрнст Вондервуд, - сразу представился гном и протянул пятерню, но тут же удивился, не увидев на лице блондинки ни намека на узнавание. – Неужели забыли? Два дня назад на открытии медицинского центра в Ла-Пасе? Мы еще ленточку разрезали, - он сделал жест двумя пальцами, напоминающий ножницы.
На миг Цера застыла и ее взгляд стал будто стеклянным. А в голове у нее пронеслись мысли о том, что скорее всего Хьюберт будет ворчать почем зря о том, что она в очередной раз не проявила свою обычную политическую гибкость и не надела свою привычную маску доброжелательности. Однако… Ну и что с того, что она лицо компании? Она всего лишь ее представитель. Зачем только согласилась когда-то… Помнить всех партнеров фирмы? Да вы смеетесь?
- Я представитель группы компаний Мун енд Либерти, - так и не удостоившись рукопожатия, мужчина убрал руку. Но надежды, что Цера его вспомнит не потерял.
- И? – наконец поняв, что перед ней какой-то рядовой сотрудник, спросила блондинка. Тон ее голоса был холоднее студеной ночи в середине декабря.
- А-а-м, - опешил Эрнст, явно не ожидавший, что блондинка окажется столь высокомерной. Ведь на открытии она показалась ему более открытой для общения.
- Господин… - Цера сделала усилие, чтобы вспомнить только что названное им имя. – Вондер…
- Вондервуд, - тут же поправил ее карлик.
- Не важно, - качнула девушка головой. – Наша фирма, очевидно, стала вашим спонсором, посчитав проект вашей фирмы достаточно перспективным. Если у вас есть какие-либо вопросы по работе, вы можете связаться с моим помощником.
- Да, я вот как раз и хотел поговорить… - сконфуженно улыбнулся лигрум. Очевидно, Цера угадала, что он не просто так к ней явился. И может быть даже надеялся завязать с Церой какие-то дружеские отношения.
- Сейчас у меня нет времени обсуждать рабочие моменты, - отрезала она. – Хорошего вам вечера!
Последнее прозвучало с легким налетом цинизма.
Затем блондинка вновь повернулась к варгу, при этом демонстративно отвернувшись от гнома, и взяв Акуаниса под локоток, двинулась в сторону высоких колонных проемов, ведущих на широкий балкон поместья. Слуги как раз начали возиться с тяжелыми портьерами и очевидно, скоро, всех выпустят на улицу.
- Вот видишь, - тихо хмыкнула она. – Ты только задаешься вопросом кто я, а более пронырливые ищут встречи со мной любым способом.

+1

7

Ноа стоял напротив девушки и выжидающе на нее смотрел. Он был готов как и к выходкам с ее стороны, так и к насмешливым речам, на которые он не сможет ответить. Ждать долго не пришлось - сладким голоском Цера произнесла почти все то, что он так ждал услышать от нее. Дифинет раздумывал, что ему делать и следовать ли ее словам, но вот к их беседе присоединился незнакомый коротышка. Варг лениво скользнул по нему взглядом: он сразу понял, что этот лигрум - мелкая сошка, особенно, учитывая, какие личности сегодня собрались в доме Акуанисов. По-хорошему, надо было бы представиться, но мужчина не обращал ровно никакого внимания на Ноа - был поглощен тем, как бы завести нужный ему разговор с Церой. В общем-то, в этом ничего удивительного нет. Во-первых, блондинка явно не так просто попала на вечер, а значит, явно имела какое-то влияние в богатых кругах. Во-вторых, как ни крути, а Цера обладала очень притягательной и привлекательной внешностью по меркам нынешнего общества. Заманишь такую красотку - окружающие и позавидуют, и возненавидят, но уважать будут точно.
Дифинет не вслушивался в разговор и незаметно смотрел по сторонам, раздумывая, как бы ему под шумок незаметно улизнуть подальше от Церы. Этим вечером у Ноа совсем не хотелось влезать в авантюры или практиковаться в иронии, даже не смотря на то, что желание имелось. Все-таки блондинка была достойным соперником в этом плане. На ком ему еще отрабатывать сарказм и остроумие? Кажется, священник заприметил недалеко одну знакомую особу, к которой можно вклиниться в беседу. Мужчина собрался уже уходить, как вдруг Цера взяла его под локоток и повела куда-то в сторону. Ноа раздраженно выдохнул, но своей досады не показал и чинно последовал вместе с блондинкой куда-то к колоннам.
- Пронырливые? Это ты про тех пьяниц в том захудалом кабаке? О да, они увивались за тобой так же сильно, как чайки слетаются к кораблям. Ты права, ты очень известна и популярна, Цера. Только не приравнивай меня к своим поклонникам, - с иронией в голосе негромко ответил варг.
Когда Цера ведет такие разговоры, невозможно удержаться. Вот и Ноа не смог, хотя и постарался произнести это так, чтобы слышала его только девушка. Он даже не позволил мимолетной усмешке скользнуть по губам - выразил ее только интонацией.  И пускай его слова не достигнут предполагаемой цели, зато он наконец-то выразил часть своих привычных эмоций и поднял себе настроение.
Они остановились у одной из массивных колонн рядом с выходом на балкон, но далеко от слуг и от основной массы гостей. Почему-то дифинету казалось, что их разговоры не предназначены для посторонних ушей. Если они, конечно, будут. Но в любом случае, место идеально подходит для того, если в случае чего придется прекратить словесный поток Церы. Особенно, если она захочет что-то разболтать.
Варг вдруг вспомнил, что легкая рука девушки все еще мирно покоится на сгибе его локтя. Пора бы напомнить о некоторых приличиях и не только.
- Ах да, - Ноа аккуратно освободил руку девушки, - я все-таки священник, к светской жизни отношения не имею. Так что, пожалуйста, лишний раз не виси на мне, Цера. Или же все-таки Альвес? Думаю, что ни одно из этих имен не является настоящим.
Он с легким подозрением посмотрел блондинке в глаза. Имя "Альвес Рейс" он запомнил сразу же, как только услышал. В конце концов, Ноа стремился разобраться с таинственной личностью Церы, которая то строит из себя красавицу-дурочку, то властную и влиятельную женщину. Вдобавок, чем больше варг встречается с ней, тем больше нового узнает и тем больше озадачивается. Не то, что бы ему очень хотелось знать, кем являлась Церебра, но... Своих оппонентов всегда нужно знать в лицо.
Вдруг Ноа мягко обнял рукой Церу за плечи и чуть подвинул вперед. Ничего неприличного или фамильярного - он просто защитил гостью. Растяпа-официант с подносом, что шел мимо них, смотрел куда-то в другую сторону. На его подносе стояла тяжелая бутылка вина и несколько бокалов, а сам поднос был где-то на уровне лица блондинки. И если бы варг не отодвинул девушку, то поднос и все, что на нем было, оказалось бы, как минимум, на девушке. Да и милое личико Церы явно бы не выдержало встречи с такими предметами. Так что Ноа и правда позаботился о дорогой гостье, как и подобает всякому джентльмену. А с официантом, который так и не заметил своей оплошности, он, может быть, разберется позже.
- Осторожно. Хотя не спорю, что был бы рад увидеть, как ты стоишь среди осколков, а с твоего чудесного платья стекает вино.
Он отпустил девушку и встал напротив нее, сложив руки на груди. Не он ее сюда привел, от нее ему ничего не нужно. Почти. Но все-таки Ноа слишком тесно связан с хозяином вечера, так что уйти так просто и оставить леди в одиночестве он тоже не может. Так что Цере выбирать дальнейшие действия к большому сожалению священника.
- Думаю, я должен занять тебя какой-нибудь светской беседой, - варг поднес ладонь ко рту, подавляя зевоту. - Предпочитаешь говорить о погоде или о работе? Или о нарядах окружающих?

+1

8

Деосу не составило труда понять, что варг сегодня не в настроении. Не в настроении шутить. Не в настроении играть. Лишь сдержанные светские манеры, да осадок на душе от досады. Очевидно, его сковывали какие-то обеты. Он вел себя очень осторожно и скромно, как подобает служителю церкви. Ах, но до чего ж ему не подходил его род занятия! Цера порой даже забывала, что перед ней стоит священнослужитель. Но у нее не было в планах его подставлять. В какой-то степени, сейчас, она ощущала к варгу некоторую опекунскую составляющую – отголосок отношений с Эйвальдом. Однако, как же распирало к обычной их манере разговора! Дифинет вот тоже не сдержался и выдал колкость.
- От чего ж не приравнять? – заговорщицки тихо ответила ему она и сверкнула золотистыми глазами, полными шкодливости. – Святостью то ты точно не отличаешься, мой милый брат, раз был среди тех пьяниц. Да и позже, - она вдруг смерила его взглядом с ног до головы, словно он вновь сейчас предстал перед ней обнаженным. – Тоже.
В подробности она вдаваться не стала, посудив, что их действительно могут услышать. Не то, чтобы деос переживал за свою репутацию. И уж точно не за репутацию Ноа. Просто Цера отчетливо понимала, что испорть она сейчас Ноа вечер, на глазах его родни, то он такое ей точно не простит. Вот Эйвальд бы простил. Забавно, что эти два мужчины были довольно похожи, но при этом и очень отличались. Скорее всего, Ноа был хорошего мнения о своем дяде и может быть даже относился к нему как к отцу. Он перенял у него некоторые привычки. Во всяком случае, язвили они довольно похоже. Вот только Эйв был более раскрепощенным и не сдержанным.
Оказавшись на пару мгновений прижатой к мужчине, Цера недоуменно повернула голову в сторону нерасторопного официанта. Еще меньше длился момент, когда она на долю секунды ощутила призрачный комфорт от физического контакта с варгом. Так же она ощущала себя рядом со старшим Акуанисом. Но в тоже время по-другому. Это заставило задуматься деоса. Как же легко можно было пробудить инстинкты. Когда живешь долгое время среди смертных, словно становишься одним из них. Сейчас деос был женщиной и желание ощутить на себе мужское преобладание стало вдруг довольно ощутимым. Почему же не соблазнить для этого дела варга? На этой мысли она усмехнулась. Потому что, Цера ни за что не признает себя слабой перед ним. Из вредности.
- Кто знает… - уклончиво ответила она на тему об именах. - Ну а ты… Почему ты стал священнослужителем? – вдруг задала она личный вопрос. Разговор об ее личинах Церу сейчас не особо интересовал. Этому разговору также было не время и не место. Наверно, сейчас имело место говорить лишь о погоде и курсах акций на бирже. О чем варг не преминул предложить. Но когда это строптивый деос добровольно занимался чем-то скучным?

+1

9

В зале было так много гостей, что никто не обращал внимания на странную парочку, стоящую недалеко от балкона. Они стояли близко друг к другу, но не настолько близко, чтобы это могло вызвать какие-то слухи или сплетни. Ноа разглядывал Церу сверху вниз, не то чуть любуясь ей, не то прикидывая, что она сделает в следующий момент. Хотелось выпить вина.
- Угадай или узнай сама, - Ноа хитро улыбнулся. - Для особы с такими возможностями это не составит труда, как мне кажется.
Он без труда заметил, как она переменила тему. Раз блондинка не хочет раскрывать карты, то и он не собирается этого делать. К тому дифинет никогда бы не смог сказать ей правду - слишком горькой для него была это правда и слишком жалко бы он выглядел в ее глазах, если бы рассказал ей эту правду. Так думал Ноа. Так что очередной их разговор он пытался свести не то в саркастичную шутку, не то в очередную издевку. Ему было интересно послушать предположения Церы.
[float=left]https://imgur.com/CWlRaBr.png[/float]- А ты все еще в священниках, дорогой брат.
До боли знакомый голос заставил варга переключить внимания. Перед ним стоял беловолосый мужчина, с бледной кожей и яркими серыми глазами. На его черном костюме висел орден Коалиции Рас. Сквозь стекла очков он надменно разглядывал Ноа. Священник слегка скрипнул зубами. Старший брат. Ноа не любил Лотмунда, поскольку старший братец отличался весьма скверным характером. Они встречались только на семейных встречах, но этого хватило, чтобы возненавидеть братца на всю жизнь.А еще большую роль играла враждебность и соперничество по отношению к братьям и сестрам, которое прививалось чуть ли не с рождения. так что сейчас эти двое просто прожигали друг друга взглядами. Ну и конечно, была еще зависть. ноа завидовал свободе и положению брата в обществе. но в этом он не признается даже самому себе.
- Надеюсь, миледи, не будет против, если я немного поговорю со своим маленьким братиком, которого я не видел так долго, - произнес Лотмунд и поклонился девушке.
На губах Лотмунда появилась какая-то злая усмешка, когда он посмотрел на Ноа. Он подошел ближе. Ноа сложил руки на груди и уставился на варга, ожидая, что тот сейчас будет говорить.
- Я вижу тебя раз в несколько лет, Ноа, и ничего не меняется. Ты все так же в рядах обычных священников. Никогда бы не подумал, что у тебя не хватает способностей для чего-то большего. Ну да, чтобы чего-то достичь, надо хотя бы что-то делать, а не сидеть на месте и ненавидеть окружающих. Нужно быть благодарным, за то, что родители...
Дифинет недовольно уставился на брата, слушая его высокопарные речи. Лотмунд любил самоутверждаться за счет других. Ноа, пожалуй, эта черта характера брата раздражала больше всего. Поэтому он решил чуть сбить спесь с Лотмунда - в конце концов, он это заслужил. К тому же, молодому варгу так надоела вся эта светская тягомотина.
- Позволь перебить тебя, брат, - негромко прошипел Ноа. - Я бы, наверное, тоже был благодарен родителям, если бы меня сразу посадили на высокое место. Сиди себе, делай вид, что работаешь, и жди, когда начальник уйдет в отставку, чтобы занять его место, - варг зло улыбнулся брату. - Не удивительно, что Элайну многие считают более перспективной для семьи. В конце концов, она сама зара...
Священник не успел договорить: Лотмунд резко рванулся к нему. Старший брат грубо схватил за грудки Ноа, притянул к себе и свирепо посмотрел ему в глаза. Ноа ждал этого. Он знал о вспыльчивости брата и знал, каким образом его можно спровоцировать. И, добившись своего, он не планировал сдаваться. На губах Ноа замерла злая улыбка, в глазах мелькнул злой огонек вперемешку с издевкой. Как будто он пытался доказать Лотмунду свое превосходство. Ноа уперся в плечи брата, как бы отталкивая его от себя. Лотмунд стал тянуть сильнее. Казалось, не то он сейчас порвет варгу пиджак, не то придушит его. Но вдруг негромкий холодный властный голос разорвал противостояние:
[float=right]https://imgur.com/nVRBPyu.png[/float]- Остановились.
Братья перевели взгляд на того, кто произнес эту фразу и медленно начали отпускать друг друга. Размеренные шаги и тяжелый звук трости - этого достаточно, чтобы успокоиться и осознать произошедшее. Не нужно ни удушающей знакомой ауры, ни холодного пронзительного взгляда. Отец. Братья стали рядом друг с другом если не по стойке смирно, то что-то в этом роде. Ноа опустил взгляд, понимая, что не может сейчас смотреть на своего отца. Краем глаза, он заметил, что старший брат, похоже, тоже не может взглянуть в лицо родителю. Старший Акуанис медленно приближался к девушке и двум дифинетам. В каждом его шаге чувствовалась власть. Вот он - хозяин сегодняшнего вечера. Он остановился рядом с блондинкой.
- Прошу прощение за поведение этих двоих, миледи,- Акуанис-старший поклонился Цере и легко поцеловал ее руку, а затем выпрямился. - Молодые люди всегда очень вспыльчивые.
Лотмунд нетерпеливо поправлял свой костюм, а Ноа просто стоял рядом, не в силах поднять голову. Он слишком хорошо знал жесткий характер отца. Это заставляло чувствовать себя подавлено.
- Лотмунд, Аустрелия хотела переговорить с тобой по поводу женитьбы. Она ждет тебя у лестницы, около вазы с цветами.
Старший брат внимательно выслушал отца. Когда Лотмунд уходил, он злобно окинул Ноа взглядом, когда тот решил хоть немного приподнять голову. Священник слышал, как быстро удалялись шаги брата. А затем он почувствовал холодный пронзительный взгляд на себе и медленно поднял голову, чтобы принять его. Глаза отца не выражали ничего. Как всегда, все скрыто под завесой жесткого самоконтроля. Как и полагается Главе рода. Варга еле заметно вздрогнул, когда старший Акуанис повелительно произнес:
- Ноа, ты идешь со мной.
Мужчина медленно развернулся и пошел в сторону лестницы. Встретившись взглядом с девушкой, он повторно произнес:
- Еще раз приношу извинения за этот казус, миледи.
Ноа, стараясь не опустить голову вновь, пошел вслед за отцом. Он даже не попрощался с Церой, как того требовал этикет.Он оказался слишком занят своими мыслями, чтобы обращать внимание на происходящее вокруг.

Отредактировано Ноа Акуанис (31.03.2019 22:54:29)

+1

10

Укол сожаления. Стыд. Уязвленное самолюбие. Собственное бессилие. Обида. Деос смотреть на молодого мужчину, как в раскрытую книгу и прекрасно все понимал без слов. Оставались лишь конкретные нюансы. Но Цере они были не нужны. Ведь что изменится узнай она, что Ноа, например, пошел служить в церковь, дав клятвенное обещание на смертном одре своей бабке, что ненавидела своего внука всеми фибрами души? Или же такова была участь какого-то по счету сына? Может традиция у них такая – каждый третий ребенок должен быть священником или монашкой? Или пятый… В любом случае, Ноа ушел в церковь не по собственной воле, это было ясно.
- Какая теперь, в принципе, разница почему? – лукаво посмотрела она на него, как будто только что сама не хотела получить ответ этот вопрос. Начни она раскладывать ему все по полочкам, его и без того отвратное настроение наверняка уползло бы еще ниже. – Главное, что ты хочешь сам, - она вкрадчиво положила ему ладошку на грудь, там, где теплилось его сердце. – И твое ли это на самом деле место?
Разговор их наглым образом прервали и скрыв недовольство в бокале, Цера повернулась на голос виновника. И ничего ему не ответила. Он ведь уже заговорил. Не то, чтобы ей было интересно стать свидетельницей трогательного разговора двух родственников. Тем более, когда от обоих веет ненавистью друг к другу. Скорее, ей хотелось, чтобы этот нагловатый старший свалил побыстрее.
На их пререкания она тоже никак не отреагировала, про себя сделав заметочку к предыдущему вопросу о выборе профессии Ноа. Все-таки родители повлияли?
Когда же завязалась потасовка, Цера предприимчиво шагнула в сторону, внимательно наблюдая за братьями с выражением лица «давай, давай, врежь ему!». Но драка не успев начаться, закончилась, стоило только появиться хозяину вечера. Эх, всю малину испоганил.
Но тут взбалмошному деосу захотелось поиграть.
- Ну почему же сразу двоих? – ответила на слова хозяина блондинка, стоило только тому завладеть ее ручкой. – Я обговаривала с братом Ноа предстоящее совместное мероприятие, когда наш разговор грубо прервали. Какое неуважение! – девушка стала выглядеть оскорбленной и повернулась к Лотмунду. – Можно подумать, кто-то здесь ради хорошего вина и драки с младшим братом!
Сдала с потрохами старшенького не моргнув глазом, придумав с ходу подходящую легенду. Ну а нечего в разговоры влезать с разбегу. Сам виноват. Тем более, как старший сын дома, он должен быть осведомлен обо всех присутствующих и знать, перед кем можно устраивать сцены выяснения отношений, а перед кем лучше расстелиться ковриком и разыгрывать радушного хозяина. И будь ты хоть трижды членом верховного совета, хотя Лотмунд таким не являлся, это ни сколько не умоляет банальное соблюдение правил поведения в высшем обществе.
Когда же мужчины разошлись, и глава вновь извинился, Цера добавила:
- Я надеюсь, вы скоро вернете мне своего сына. Я с ним еще не закончила.
На Ноа она лишь бросила мимолетный взгляд. Аура отца сбила с молодого мужчины спесь напрочь. Словно и без того подрезанные крылья у птицы замотали в силки, так чтобы ей и дышать было невозможно. А Цере хотелось эти силки хотя бы ослабить. Она не хотела, чтобы старший Акуанис сломил ее милого варга окончательно. Ноа нравился ей. И порой даже гордецам нужно было плечо, на которое можно опереться.

+1

11

Старший Акуанис холодно посмотрел на Церу и слегка кивнул, как бы принимая к сведению ее слова. Он не выносил ту суету и тот шум, которые всегда создавали женщины. Это слишком часто приводило к показухе и скандалам. Так что и в этот раз отец решил проигнорировать женское мнение. Он пошел сторону личных покоев, а Ноа покорно пошел вслед за ним. Лицо молодого варга выражало безразличие, за которым скрывалась досада, злость и какой-то легкий страх. Ноа шел не опуская головы, стремясь всем видом показать, что все в порядке. Он не мог себе позволить хотя бы взглядом показать те эмоции, которые он скрывал.
Варги прошли в небольшую темную гостиную, дверь которой пряталась недалеко от большой лестницы. Свет зажигать не стали. Стоило двери закрыться, как исчезли звуки, словно тот красочный и яркий мир праздника остался где-то далеко. Ноа почувствовал себя неуютно. Он, в принципе, знал, что скажет или сделает отец, но почему-то все равно испытывал какой-то легкий страх. В зале он мог держать себя в руках, но когда ты один на один с настолько властным человеком труднее сдерживать себя. Варг встал прямо и внимательно посмотрел на спину отца. При разговоре с главой никогда нельзя отводить взгляда. Это правило юный дифинет знает с детства  Старший Акуанис полировал камни на верхушке трости, как бы давая Ноа возможность осознать произошедшее. Через некоторое время он повернулся и строго посмотрел на сына, пронзая его взглядом.
- По-моему, мы не раз обсуждали этот вопрос. Я выбрал Лотмунда своим наследником, и я не потерплю подобных выходок с твоей стороны, - вкрадчиво произнес старший Акуанис.
Слова глухим звуком отозвались в голове. Ноа закрыл глаза. Тут же последовала мощная болезненная пощечина. Молодой дифинет ни вскрикнул, ни шелохнулся, ни коснулся горящей щеки - он также продолжал спокойно и собрано стоять. Ноа помнил, что отец придерживался принципа, что в воспитании необходимы телесные наказания. И тщательно этот принцип выполнял. Кричать было нельзя, падать или еще как-то двигаться - тоже. Это слабость. И эту слабость надо искоренять.
Варг открыл глаза, как только услышал приближающиеся шаги. Отец стоял напротив Ноа, совсем близко. Вроде бы молодой дифинет не намного ниже отца, но почему-то ему казалось, что сейчас отец возвышается над ним. Конец трости коснулся подбородка Ноа, приподнимая его лицо. Будто Акуанис старший хотел, чтобы его сын не пытался отвести взгляда, Чтобы он смотрел. Чтобы слова проникали в глубь его сознания.
- Знай свое место. Прежде чем скалится, достигни уровня своего брата. И прежде чем говорить, что брат достиг успеха только благодаря моей поддержке, вспомни, сколько было сделано для тебя. И сколько денег было потрачено.
Произнеся эти слова, старший Акуанис отстранился и направился к выходу, а Ноа остался стоять на месте, не смея и шага сделать. У двери мужчина остановился и поправил манжеты пиджака.
- Не смей разочаровывать меня, Ноа. Я очень давно жажду увидеть твои успехи. И не забывай о долге перед семьей, которая дала тебе очень многое.
- Да, отец, - глухо ответил Ноа.
Отец оценивающим взглядом окинул младшего сына. Тихо хмыкнув, он коснулся ручки двери и напоследок бросил:
- Приведи себя в порядок и возвращайся в зал. Гости ждут.
Как только дверь захлопнулась, варг злобно выдохнул. Все его существо раздирало от недовольства и досады. Он ненавидел брата, ненавидел отца. Его бесила подобная несправедливость. В очередной раз он оказался виноватым, в очередной раз отец его унизил. Черта с два он сейчас вернется в зал и будет снова плясать под чужую дудку! Ноа хотелось громко выругаться или что-нибудь сломать, но он сдерживал себя - только лишь скрежетал зубами и свирепо смотрел в стену. Обида до глубины души пронзала его, а в голове многократно раздавалось: "Нечестно! Нечестно! Нечестно!". Сжав руки в кулаки, дифинет порывисто шагнул, осознавая, что больше не может сдерживать недовольство, как лунный свет вдруг ударил ему в глаза. Он подошел к балконным дверям, с грохотом распахнул их и вышел на небольшой балкон. прохладный ветер обдал его лицо. Ноа вцепился в железную ограду и зло посмотрел вдаль. Сущность его бушевала, трудно было сдерживать этот порыв. Но постепенно прохладный воздух все-таки отрезвил голову, хотя чувство несправедливости глубоко засело в сердце. Ноа облокотился на перила.
Постепенно злость исчезла, но на ее место пришло другое чувство - чувство потерянности. Ноа осознавал, что, что бы он ни сделал, все равно семья не будет на его стороне. Они отправили его в храм, они пресекли его свободу. Даже в семейных конфликтах он будет обвинен, а не кто-то другой. Варг чувствовал себя загнанным в угол и злился на себя самого из-за этих эмоций.

+1

12

В помещении было душно. Хотя это было странно, ведь зал был довольно просторным и потолок впечатлял своей высотой. Однако, окна так и не открыли и от того деосу казалось, что он уже начинает задыхаться. И раздражаться.
Эйвальд так и не вернулся. Ноа тоже пропал. Но если первый ушел по делу, то второго, кажется, совсем допек отец. Цера видела реакцию главы на ее слова. В его глазах словно стояла пелена.
Таких людей деос встречал не часто. Их самоуверенность зашкаливала до таких высот, что кроме собственного мнения они не видели ничего. Они не верили фактам. Не верили доводам. Таких мокни лицом в грязь, они не поверят, что это произошло. Интересный психологический фактор. А еще, такие никогда не признают, что в чем-то виноваты сами. У таких кругом все виноваты, но только не они. Не слишком сильно кто-то старался, не слишком талантлив, не слишком удачлив… Скорее всего, именно отец Ноа обрезал ему крылья. Ну, семейные узы довольно сильная вещь… Печально будет, если отец его сломает окончательно. И Цера действительно беспокоилась об этом. И теперь она даже не отрицала, что Ноа ей интересен.
Пару раз ее пригласили на танец. Она отказалась. Ей было лень сейчас разговаривать о возможном партнерстве. Бизнесе. Напрягать память, вспоминая имена и причины знакомства в прошлом. Ей просто хотелось насладиться вечером. Вот только хорошей компании, как назло, не было.
Пришлось сбежать из зала.
Выйдя в первый попавшийся коридор, блондинка неспешно зашагала прочь от гомона за спиной. По пути встречались какие-то люди. Некоторые скользили по фигурке деоса оценивающе, некоторые были слишком поглощены разговорами, что не замечали ее. Некоторые почтительно кивали, узнавая. Сам же деос никого не хотел замечать.
Тяжелые полы платья скользили по каменным плитам коридора все дальше. Встретился официант с подносом, на котором была открытая бутылка шампанского и несколько наполненных бокалов. Бесцеремонно забрав у растерявшегося слуги целый поднос, девушка зашагала дальше. Прочь.
Не за этим всем она сюда пожаловала.
Ноги привели деоса в пустынный зал. Свет попадал сюда лишь через окна, лунными бликами отражаясь от пола, да из дверей коридора, в котором горели магические люстры. Отдаленно все еще слышалась музыка. Где-то рядом, спрятавшись от посторонних глаз, ворковали любовники. Из их угла разило похотью, страхом и страстью. Наверно, боялись, что их застукают. При этом только сильнее заводясь от этого.
Цера шарахнулась от этих эмоций прочь.
Вот так, с подносом наперевес, она вбежала на широкий балкон. И замерла.
https://i.imgur.com/IRpDDdu.jpg
Впереди открывался потрясающий вид на море.
Шлепнув поднос на каменные перила рядом с дверьми, девушка зашагала вперед, к самому краю балкона. С моря дул холодный, но не сильный бриз. Потоки воздуха ласково трепали деосу выбившиеся пряди, не забывая играться с пышной юбкой ее платья. Сунув пальцы рук в свою замысловатую прическу, блондинка легким движением распустила волосы. Надоела ей вся эта чопорность. А затем… деос запел.

песня

В тишине раздался ласковый, грустный голос, эхом ударяющийся о стены здания и уносящийся ветром куда-то вдаль. Туда. Ввысь.
Слова песни вряд ли бы кто-то понял здесь из присутствующих. Это был на столько древний язык, как сама земля и океан. Оставалось лишь догадываться, кому обращались эти слова. Чувственные, словно струящиеся из самого сердца. Таинственные, словно сейчас творилась магия. Нежные, как пение колыбельной матери своему ребенку.
Голос стих, словно наваждение. Словно и не пел сейчас никто. И если кто-то и слышал эту песню издалека, ему бы показалось это сном. Обманом. Эхом. Смешавшимися звуками ветра и моря, под мягкое мерцание далеких звезд.
Развернувшись, леди в черном хотела было уйти, как вдруг удивленно застыла, увидев знакомый силуэт на верхнем этаже. Как это она сразу не почуяла его ауру? И ведь даже не искала его… Ну прям судьба их сводит, не иначе.
Удивление на лице деоса сменилось задумчивостью. Она прекрасно видела, что варг практически сломлен. Укол злости впился шипом в холодное сердце древнего. Никому нельзя ломать ее варга! Только ей! И пусть там хоть трижды отец будет права качать! Но теперь уже ничего не поделаешь…
Не долго думая, девушка схватила с подноса два бокала с бутылкой и замерцав, телепортировалась.
- Эй, - мог услышать Ноа, после того как темная тень, пышным облаком юбок, нарисовалась прямо на ограде рядом с ним, издав звук звякнувших бокалов. – Может покурим?

Отредактировано Саурус (07.04.2019 22:12:25)

+1

13

Откровенно говоря, Ноа занимался самобичеванием, что для него было большой редкостью. Он злился на сея, на брата, на отца, на всю семью, да и вообще на каждого, кто сейчас находился в особняке. Эти порывы злости сменялись бессилием и упреками в свою сторону. Сложно признавать свои  ошибки, а еще сложнее признавать свои недостатки. Варг пытался образумить самого себя, но тяжелые мысли так и лезли в голову. Он повторял много раз про себя, что это слабость, что такие слабости нужно подавлять, но все было тщетно. Произошедшее слишком сильно отравило его душу, заставив все, что он старался не признавать, выплыть наружу. И теперь он не может справится с этими чувствами и мыслями. Он даже прямо стоять не может в данный момент времени: вся его фигура выражает какую-то сломленность.
Дифинет всмотрелся в звездное небо, в бушующие волны. Сегодняшняя ночь должна стать особенной. Ночь, когда силы возрастают. Но какой смысл в силе, если ты не в состоянии ее применить?! Вот и остается только смотреть на горизонт и слушать стихию. Кажется, громкий шум волн, бьющихся о скалы, пронзило тихое пение. Ноа еле различал слова и мелодию звука: шум волн был громче. Песня ненадолго отвлекла его от раздумий - он пытался услышать и понять ее. Хотя бы отдельные слова. Ему показалось, что песня звучит если не в унисон с морем, то очень похоже. Как будто, песня дополняет стихию. Но вдруг песня смолкла. Это заставило Ноа подумать о том, что действительно ли звучала песня. Нынешние воды были полны русалок, но никто из обитателей никогда не слышал, чтобы русалки выходили из воды и пели. Ноа предположил, что это были чайки или еще какие-либо птицы, но это предположение сразу было отметено в сторону. Он слышал слова, пусть и на непонятном языке, но он их слышал. И слышал очаровательный женский голос. Опустив голову, дифинет решил все списать на галлюцинации. действительно, кто будет петь посреди ночи чудесные песни? Так что пусть эта будет вина моря и глубокого отчаяния, в котором сейчас пребывал мужчина.
Вдруг ее звонкий голосок прорезал шум волн. Ноа слышал, как с шорохом коснулся пола подол ее платья, слышал тихий звон стекла. Он был рад, что она пришла к нему, что смогла его отыскать в лабиринтах особняка. Какие бы у них не были взаимоотношения, где-то в глубине души дифинет осознавал, что они близки. Да и по сути, их словесные перепалки оставались словесными перепалками, не переходя в реальность. Они просто играли друг с другом в игру. Цера могла его понять и принять таким, какой он есть. Как там было в одной книге... "Мы как два облака на ветру. Пусть ветры нас гонят прочь друг от друга, мы все равно встретимся над океаном". Примерно это сейчас чувствовал Ноа. Но вместе с тем он не хотел, чтобы она здесь была. Сейчас варг был не в состоянии остроумно ответить на любое ее слово. Не хватало сил. А еще самолюбие варга уязвляло то, что именно Цера сейчас видит его слабость. Видит, каким он может быть несобранным и забитым. Это было тяжело принять, почти что невозможно. Так что сейчас Ноа раздирали противоречия: просить Церу остаться рядом с ним или же прогнать ее от себя куда подальше.
- Добивать пришла? - Ноа горько усмехнулся и скользнул взглядом по бокалам. - О, да еще и отпраздновать это решила.
Варг отвернулся от девушки и уставился невидящим взглядом куда-то в даль. Цера растравила его. Он уже очень давно не курил, давно не чувствовал расслабляющий запах табака. Ах да, он же не мог покурить. Трубка вместе с кисетом была утеряна где-то в лесу, когда Ноа столкнулся с какой-то тварью и антиквэрумом. Тогда он потерял лошадь, а вместе с ней и всю поклажу. Братья до сих пор ему напоминают об этом, а старшие помощники настоятеля с недовольством говорят об утерянных документах. Возможно, они были правы. Возможно, это действительно было ошибкой Ноа - поехать сквозь лес в одиночку, а не с караваном. Чем больше дифинет вспоминал эту историю, тем больше раздражался. Дико хотелось курить. Чтобы успокоится. Чтобы забыться. Да еще и это шампанское, которое принесла блондинка... Да и вообще, она сама... Ноа, не поворачиваясь, произнес:
- Тебе лучше уйти, Цера.
Не место и не время. Ей не нужно здесь быть. Дифинету было тяжело обернуться и посмотреть ей в глаза. Было тяжело показать ей себя настолько сломленного. Цера...  Слишком много противоречивых мыслей и чувств вызывает это имя.

+2

14

Цера так и застыла, сидя на железной перегородке, в пушистом облаке черных юбок, мерцающих как то самое полночное небо, что сейчас нависало над ними. Словно сама ночь спустилась сейчас к варгу. Надменная и самовольная. Она смотрела на него сверху внизу задумчиво, даже и не думая двинуться с места, когда ее решили прогнать. Неужели он думал, что она его послушает? Варг, ты что, первый день ее знаешь?
Перехватив свободной рукой бутылку, а другой выкинув через плечо, прямо в пучину прибоя, бокалы, которые жалобным звоном о скалы ознаменовали свою кончину, Цера залихватски прильнула к бутылке губами, давая игристой жидкости быстро заполнить ее рот и затем грубо схватила мужчину за затылок, разворачивая его лицо к себе.
Усмехнулась. Словно задумала что-то плохое.
Однако, она здесь не ради того, чтобы добить варга. И не ради того, чтобы жалеть. Она здесь, потому что он ей нравится. Но нравится ей не сломленный варг. Не обессиленный. Не потерянный. А тот ядовитый и находчивый варг, которым она его повстречала при первой встрече. И либо сейчас Ноа станет собой… либо никогда!
Мягкие губы девушки прильнули к губам молодого мужчины, пропуская вперед настырный язык, а вместе с ним и выдержанный нектар. Она не просила поцелуя. Она требовала. Такова была ее натура. Она могла заигрывать и крутить хвостом, изображать недотрогу или ледяную леди, но по сути своей она следовала всегда лишь скрытому желанию. Просто тактику для этого она выбирала всегда разную.
Пальцы уже обоих рук запутались в шевелюре дифинета, лишая возможности сбежать. Кажется, бутылка соскользнула по юбке и звонко покатилась по полу, но кого это сейчас волновало?
Она целовала его нежно, но в тоже время настойчиво. Словно вливая в него саму жизнь. Энергию жизни. То, от чего он так упрямо отворачивался.
«Пей, варг. И кури. И делай что хочешь. Иначе, ради чего ты живешь? Что ты САМ хочешь?» - вопрошали ее внимательные глаза, даря Ноа пьянящий поцелуй.

+2

15

Ноа было все равно на то, что происходило вокруг.  Ни ветер, ни вечерняя прохлада, ни живописные пейзажи не тревожили его мысли. Он смотрел в темную даль и не видел ровным счетом ничего. Мерный звук волн его тоже не интересовал. Он служил таким же фоном, как люди, чьи голоса и легкие движения были слышны с нижних ярусов. Кажется, даже Цера, волновавшая его пару секунд назад, стала частью того же серого и скучного фона. Звон бьющегося стекла. Быстрые почти неслышные шаги изящных женских ножек. Шелест пышного платья. Тонкие пальцы легли на белый затылок дифинета. Он не сопротивлялся, когда Цера грубо схватило его за затылок. Он не сопротивлялся, когда она грубо и резко развернула его к себе. Он не сопротивлялся, когда она начала его целовать.
Варг почувствовал жар ее губ в сочетании с игристым холодным напитком. Блондинка целовала страстно и настойчиво, но Ноа не отвечал на ее поцелуй - принимал его как должное. Если со стороны Церы были яркие эмоции, то стороны Ноа были лишь холодность и равнодушие. и какая-то странная безжизненность. Дифинет выпил сладкий напиток до капли, не проявив никаких эмоций. В их поцелуе не было чего-то пошлого, как оно бывает, когда любовники желают побаловаться с напитками жаркой ночью. Не было в этом поцелуе и чувственности вкупе со страстью, какую испытывают молодые люди. Да и нежности первой любви тут уж тем более не наблюдалось. Это был просто поцелуй. Для Ноа.
Только лишь когда Цера начала медленно отстраняться, в голове мужчины промелькнула мысль о том, что они выглядят так, будто бы этакая богатая дама, госпожа, целует не то своего фаворита, не то слугу, не то раба. А такая мысль для дифинета недопустима. Акуанисам в низшем положении не быть никогда! С этой мыслью будто что-то щелкнуло в голове Ноа -  он повелительно положил руки на талию блондинки и прижал ее к себе.  Склонившись над ее красивым лицом, он лукаво произнес:
- Снова подсыпала наркоту в алкоголь?
Дифинет слизнул капли шампанского с губ и слегка кивнул, будто бы признавая, что шампанское и правда недурно на вкус. Нехорошо было бы портить такой замечательный напиток. И Цера это знает. Если верить той информации, которую варг получил только лишь за сегодняшний вечер. Хороший винодел и дегустатор никогда не станет портить действительно качественный продукт. Мужчина посмотрел в сторону. По холодным плитам еле-еле катилась  изящная бутыль, из которой тонкой струей  стекал игристый напиток. Какое расточительство! Ноа с притворным укором посмотрел на блондинку. Вообще, ему, пожалуй, впервые удалось посмотреть на нее с близкого расстояния, если не считать того гнусного случая с наркотиком. По меркам нынешнего общества, Цера - красивая барышня и даже очень. Нежная кожа, стройное тело, густые волосы... Хищный взгляд и пухлые губы.  Но легко коснулся ее лица. Он незаметно придвинул девушку ближе к краю балкона, даже немного вместе с ней навис над перилами. Бледная ладонь хозяйски легла на темный металл, ноги слегка царапнули темное покрытие.
- Я ведь могу тебя спокойно скинуть отсюда. - ехидно произнес Ноа, переведя взгляд с Церы на темнеющие внизу скалы.
Снисходительно-ехидно варг посматривал на блондинку, ожидая от нее дальнейших действий. Все-таки они достаточно рискованно стоят, даже могут вместе свалиться на эти скалы. Пожалуй, по эмоциям данная ситуация  чем-то похожа на недавний поцелуй. Только вот острые ощущения уже идут со стороны Ноа. Еще какое-то время он простоял вместе с девушкой, крепко прижимая ее к себе и чувствуя ее дыхание, биение ее сердца. Но вдруг он ее плавно и спокойно отпустил, не сделав ни одного лишнего движения. Дифинет сделал шаг назад и оказался рядом с бутылкой, недалеко от проема, ведущего в комнату.
- Ты ведь сюда не шампанское распивать пришла, не так ли? И не бить чужую посуду о скалы?
Ноа поднял с пола бутылку и поставил ее стоймя, сбоку от проема. Выпрямившись, он внимательно посмотрел на Церу. Взгляд его выражал что-то вроде: "Ждешь от меня благодарности за свои действия? Не дождешься". Ноа готов был к любым действиям со стороны девушки. Единственное, что он рассчитывал, что она не пойдет на глупости, ведь они находятся в открытом, но слишком уж узком пространстве.

0


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Ночь моря