Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Точка, мерцавшая на карте, расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная лента...
В душе древнего боролись два исключающих друг друга желания. Первое – чтоб это реально тут случайно кто то проходил, пролетал. И только стоит указать нужное направление, а деос это с радостью сделает и даже подробно объяснит куда идти и главное как...
Эновея слегка кашлянула, когда местная дамочка решила по дружески чмокнуть ее в щеку. Да, антик не кидалась на всех без разбору, не убивала всех направо и налево. Но это не значит что этого в ее жизнь раньше не было. Антиквэрумы не...


      
      

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано. – Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив...

Сердце цитадели умиротворённо и спокойно мерцало, а внутри него покоилось тело Хранителя. На руке её медленно и методично покачивалась цепочка с гравировкой. Глаза же девушки были закрыты. Будь тут кто-то ещё, ему бы показалось, будто она спит, спит уже очень давно. Сон вынужденный...

– Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » А все так хорошо начиналось...


А все так хорошо начиналось...

Сообщений 1 страница 47 из 47

1

Локация и ДатаДомион Биорторус  / материк Фейбей / неизвестная пустыня, переходящая в скалистые горы.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЭноделлиривея, Энтропиус


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры может вступить в игру, эпизод игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать  любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/0tPloCe.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Тяжелый жаркий воздух медленно плыл над раскаленной пустыней. Им невозможно было дышать не подготовленному существу - слишком высокая температура. Да и не только у воздуха. Солнце пылало, обжигая немилосердно. Даже сама земля испускала волны даже не тепла, а жара. Не зря эту планету могли считать одной из самых горячих обителей в космосе. Но все ж не смотря на столь теплый прием - на ней тоже имелись местные жители. И хоть у местных было врожденное свойство адаптации к неблагоприятным данным условиям существования, то и им приходилось не сладко. Не зря ведь основная часть местного населения обитала на наиболее благоустроенном материке. Но и на остальных материках, не смотря на тяжелые атмосферные и природные условия жизни, тоже ухитрялись существовать создания.  Хотя попадались в основном не сильно развитые или дружелюбные. Или может это так везло именно определенным личностям?
Почти на весь взгляд вокруг простиралась палящая пустыня. Но не она сейчас представляла интерес. А то, что с одной сторны она упиралась в весьма выдающиеся горы, которые разрезала кипящая река пламени. На Биорторусе имеется необычный природный материал – что-то между кристаллом, камнем и жидкой лавой, то есть может находиться в нескольких формах. Материал называют Rudrum (рудрум) Вот именно это и заинтересовало сейчас гостя этого негостеприимного места. Вернее гостью. И ее совершенно не интересовало насколько это место желает или ждет гостей. К счастью ее суть позволяла преспокойно находится в столь жарком месте. И не только находится - Вея пришла сюда не просто так. Ее научные изыскания требовали порой совсем необычных или неожиданных действий. И здесь и сейчас должно было как раз одно из них. Эновея окинула взором пустыню вокруг. Не было ни души. Это хорошо, значит никто не будет мешаться под рукой. И девушка неспешно отправилась на самый край огненной реки.
Но когда бывает так, чтобы все прошло как задуманно? И если Древняя рассчитывала на спокойствие и одиночество то по закону вселенной - оно точно должно быть нарушено.


Дата

Время суток на момент начала эпизода


25.11.3001

День


Отредактировано Эноделлиривея (30.11.2018 15:42:55)

+1

2

[float=left]https://img-fotki.yandex.ru/get/170815/506900629.1/0_13d94e_41b85603_orig[/float]
Для вылазки в пустыню Эновея выбрала очень высокие сапоги, закрывающие почти всю ногу аж до верхней половины бедер. На остром каблучке, классически черного цвета с пробегающим по всей поверхности материала серебристыми искорками и украшенные белой вставкой, вьющейся по верху голенищ вниз. Еще на Древней были черные короткие шорты, из удобной, но прочной ткани и такой же плотный корсет, выгодно очерчивающий все преимущества дамы. Комплект был так же в любимом черном цвете, но уже с россыпью серых крапинок по всей одежде. А в дополнение был плащ-доспехи. Средней длины, перехваченный на талии алым поясом под цвет отделки внизу. Плечи и шею защищал серебристый металл, из него же были и наручи. Ну чем не наряд для пустыни? Не сильно подходящий для раскаленной и обжигающей планеты? Это смотря на чей взгляд. Первородная сама может решать где и в каком образе ей будет удобно. И вообще - каблуки по песку - самое то.
На самом деле Вея только с другой вылазки  и просто не стала менять внешний вид. Уж как нибудь переживет выпадение из общепринятых канононов. Да и не надевать же ей для посещения этой жаркой планеты белую одежду? Эноделлиривея в белом. Бррр.
Хорошо еще, что шагать было не обязательно. С гравитацией антиквэрум ладит превосходно, поэтому едва оказалась тут, как приподнялась немного в воздух и поплыла в сторону видневшейся огненной реки.
Эноделлиривея серьезно увлечена наукой, изучением и экспериментами.  Она считает что именно они могут дать если не все, так многие ответы на появляющиеся у нее вопросы. А если как следует поработать, то будут не только ответы, но и решения. А ради этого Первородная готова на многое. Поэтому лично участвует во многих исследованиях в самых различных организациях, научных центрах, и не только в белом халате в лаборатории. Для подобных работ порой требуются самые странные, неожиданные или труднодоступные материалы. Или действия с ними.
Вот сейчас антиквэрум искал особо яростный гейзер из рудрума, чтоб в него на некоторое время поместить один из полученных в лаборатории кристаллов. Что именно в результате должно было получится научные сотрудники сказать затруднялись. Полученный, вернее выращенный кристалл должен был обладать крайне обширным спектром воздействия. И случайно выявили его взаимодействие с крупицами рудрума. Для усиления эффекта посчитали нужным подвергнуть длительному и активному воздействию, хоть и не смогли прийти к согласию в ожидаемом результате. Будет что то выдающееся определенно. А вот что именно — нужно было проверять только экспериментальным путем.
Эновея вздохнула. Не сильно ей хотелось зависать над этой бурлящей лавой и висеть, ждать реакции. Но если кто то и мог заставить Древнюю делать то, что она не хотела — так это она же сама. Если считала это нужным. Или полезным. Изучение минералов, энергии, материи антиквэрум как раз относила к таким понятиям. А значит алая искра сорвалась с руки девушки и скользнула в кипящую лаву рудрума. Эновея приготовилась к долгому ожиданию.
Но оно не понадобилось. Едва алый кристалл коснулся поверхности кипящей реки, как раздался сильнейший взрыв. Девушку просто смело в сторону горы и засыпало камнями.  На поверхности кипящей лавы показался и скользнул в сторону особо большой и плотный пласт рудрума. Похоже выращенный кристалл взаимодействовал только с более жидкой формой материала планеты. А соприкосновение с его другой формой чрезвычайно опасно. Испытания дали некий результат.
Из под завала камней раздалось неясное, но отчетливо злое шипение. Похоже Эновея высказывала свое мнение о своих же коллегах в белых халатах. Их бы сюда. Первородную таким взрывом не шибко покалечишь, но вот наряд явно мог пострадать. Как и ее настроение. Шипение приобрело задумчивую тональность, а завал начал осыпаться с фигуры девушки. Антиквэрум с добрых мыслей о сотрудниках перешла на перспективы использования открытого взаимодействия веществ. Если правильно его использовать, то определенно будет толк. Окончательно с камней Вея выбралась уже в более оптимистичном настроении.

+2

3

[AVA]http://s2.uploads.ru/9k1xu.png[/AVA]   В житие-бытие бессменно можно созерцать ограниченное количество «картин», среди которых всем известные: ниспадающие потоки воды, танцующие языки вольного кострища и чужой активный труд. Последнее не имеет конкурентов, коли происходит в исполнении гарной девицы, да еще и сопровождается великой массой спецэффектов. 
   Хаотичный бог во все века любил вулканы, а когда-то сотни тысячелетий назад здесь возвышался над рдяными песками монструозный в своем великолепии черный красавец, который, в конечном итоге, так и не сумел дотянуться до звезд рваными оскоминами вершин. Вулкан на долгие лиги уходил вглубь почвы, порождая средь угольных горных хребтов магматические расщелины, точно кровоточащие раны.
   – Эко тебя приложило, золотко, прям от всей широкой Биорторской души! – ага, словно планета имеет и свою личность, и собственный разум, кто знает, конечно, а вот владелец голоса был знаком, как и сам голос. 
https://i.imgur.com/xD6WyLM.png   Высокий образчик странного воина, в чьем внешнем виде сочеталось не сочетаемое: фиолетовые волосы подвязаны широкой темно-синей повязкой с множеством племенных фенек и перьев на ней; облачение отдаленно напоминало функциональный костюм космодесанта из старых, еще качественных боевиков; на ногах что-то вроде уггов (в палящей зноем пустыне!). Одно слово – Энтропиус. 
   Взгляд темно-васильковых глаз с едва уловимыми красноватыми отблесками зрачков внимательно и цепко осмотрел открывающуюся картину: только что выбравшаяся из завала ладная девица, секунду назад она могла бы испугать злобненькой аурой негодования пятихвостую пустынную кобру, но что-то определённо девушку взбодрило. Женские мысли – одно из вечных загадок и тайн света. Широкое и скуластое лицо мужчины выражало неизменную беззлобную усмешку и толику иронии, деос восседал на широком валуне с обтёсанной вершиной, в его правой руке покоилась нечто странное... Яйцо. 
   Крупное, но значительно уступающее яйцам в драконьей кладке. Сколько в нем длины? Сантиметров сорок, не больше, на вид так же отличающееся от обычного, снесенного птицами, как ящерица отличается от крокодила. Скорлупа, точно тончайшая оболочка этого самого рудрума, но во многих местах окована черной кристаллической корочкой. Аура у яичка тоже странная, но не мощная. Деос аккуратно поставил яйцо рядом на валун, и то мгновенно проплавило под собой маленькое углубление, добравшись до более прочных пород ближе к сердцевине камня. 
   – ...Все камешки под тобой поломало – бедненькие; знамо, надолго местные духи запомнят магистров Тандерклепа. Кстати, я так полагаю кристалл... точнее его остатки, тебе теперь без надобности, позволишь скромному вольному путнику, то есть мне, их прихватизировать, как любит выражаться наша молодежь.
   И ведь не соврал, от некогда крупного камня осталась приличная горсть кристального крошева и искрящейся стружки, притом, большая часть «крошева» имела почти идеальную сферическую форму, едва заметно приполюсную у полюсов. Отдаленно вся эта красота походила на причудливую россыпь жемчужин.

Отредактировано Энтропиус (30.11.2018 19:46:20)

+1

4

Конечно Вея любила и сама наблюдать за чужими стараниями. А еще критиковать их и комментировать. И если при этом эти самые старания приобретали какой то не тот или не такой вид — то антиквэрум никогда не считала себя виноватой. А нужно быть старательнее и внимательнее. И не отвлекаться на такие отвлекающие факторы как она. Хотя помня наряды, в которых она порой любит ходить — девушке и говорить ничего не нужно. Достаточно прийти в платье с декольте и разрезом. Фигура у девушки хорошая и Вея не стесняется ее показывать. Не подготовленные к ее виду личности и так впадают в ступор, и только капающая с рота слюна может охарактеризовать наличие у них жизнедеятельности.
Но вот когда отвлекали ее и что то шло не за планом, реакция Древней могла быть разной. Если что — это все дестабилизация виновата. Это именно она заставляла швырять колбами с непонятным содержимым, когда в лаборатории, особенно над каким то сложным экспериментом, кто либо пытался отвлечь Эновею. И хорош если в колбе был обычный паралитик или яд, а не экспериментальный образец. Тогда результат подобного попадания, а промазывала Эновея редко, мог быть самым разным - от мутации до испарения. Поэтому беспокоить антиквэрума решался только самоубийца, написавшие перед этим завещание.
Правда сейчас все произошло и без вмешательства.
Хотя, на миг девушка метнула на появившегося подозрительный взгляд. От неких можно ожидать всего что удобно. И разве Энтропиус не мог сделать подобную мелочь для ближнего своего? Но потом антик выбросила это с головы. У деоса хаоса свои резоны. Тем более как то  особо над этим по раздумывать природа планеты не дала. Возможно она и правда казалась каким то разумным существом, как и сказал появившийся деос, при том изначально невзлюбившая Вею. Наверное как женщина женщину.
- И тебе не хворать. - крякнула девушка на приветственные слова деоса. - Дааа, душа у Биорторской планеты еще та. - при этом ближайшие к антику камни слегка зашуршали, но быстро утихли. Метнув на них взгляд, Вея напряглась, собираясь дать деру подальше. Но каменный массив затих.
- Это камешки бедненькие? Это они меня запомнят? Значит пострадавшая сторона это планета? - возмутилась девушка. - А ничего что меня сначала взорвали, потом швырнули в скалу. А следом еще и стукнули?! - невольно Эновея снова, отряхнулась. Да, наряд приличненько пострадал. Пребывая в изначально уже неуравновешенном состоянии от взрыва, логика у девушки тоже была своеобразной.
- Да. Да-да, местные духи не только запомнят, но и будут ржать долго над этими самими Магистрами... - проворчала Маги. - А вот кому то не мешало почаще вспоминать про Тандерклеп. Ты когда там последний раз был? У тебя столько последователей — ты им внимание уделяешь достаточно? Тренировки, повышение уровня и знаний? Не отлыниваешь? - видимо удары обрушившейся скалы были ощутимы, потому что у Веи включился режим строгой воспитательницы. А кого ей еще воспитывать как не Энтропиуса? О Демиугри, девушка, заведи кошку.
- А зачем то тебе эти осколки, которые хочешь прихватизировать? Можно подумать если я не соглашусь — ты их не стянешь? - фыркнула девушка. - Да забирай. Мне впечатлений от них и ощущений как то уже хватило.
В это момент послышался снова грохот и сверху рухнул особо крупный валун. Видимо планета решила все таки добить антиквэрума, чтоб не шастали тут всякие экспериментаторы.

+1

5

[AVA]http://s2.uploads.ru/9k1xu.png[/AVA]   Считай, немигающий взгляд с энтузиазмом истинного охотника вперился в Эновею и не отпускал; лицо деоса при этом оставалось все таким же непроницаемо-ироническим, самую малость отвлеченным. Он разглядывал её долго, на протяжении всей порывистой речи и могло покаяться, между-прочим не без основания, что древний любуется. С одной стороны, подобное в отношении деоса звучит, по меньшей мере, глупо. Для того же Энтропиуса нет хоть каких-то эталонов внешнего вида, он не способен постичь красоту женского тела или всю прелесть чарующего запаха волос; с другой стороны, покровитель хаоса и войн способен оценить одно – первозданную силу. Мощь, плещущую через край и берущую свое начало у берегов внутренней силы и генов. Эноделлиривея переполнена этой силой, как фруктовым сахаром перезревший бахчевой плод.
   – Эко бедняжка, – беззлобно глумился древний, – значится, сей болезный планетойдик имел смелость взорвать, швырнуть и стукнуть без малого энергетическую звезду!? Ох, даже не знаю, что на это сказать, – в притворной растерянности развел руками, – боюсь, сие дело не в моей юрисдикции, золотко. Настоятельно рекомендую тебе обратиться сразу в ассоциацию космических тел!
   Ухмылка на широком скуластом лице чуть искривилась, тем самым мужчина давал понять антиквэруму, что подобные речи вызывают у него приступ не то зубной боли, не то безудержного желания похмелиться или, что скорее, два сих желания сливались в горизонтальной плоскости в одно.
   – Тандер-кто? Какой такой склеп? Ты это что, похоронить меня вздумала? – шутка не очень удалась, а яйцо перекочевало уже в две руки, ловко и беззвучно (для столь массивного тела) хаотичный вскочил, оказываясь за сотые доли секунд у правого плеча маги, и почти выдыхая ей в изгиб ушной раковины привычно-горячим дыханием, – я и отлыниваю? Да как можно… – отстранился, низкий бархат голоса разбавился каплей насмешливой и одновременно стальной ноты, – делаю все, что в моих скромных силах, маги, – шутливый поклон с яйцом в руке, – но не во всех ситуациях я имею возможности, да и последователи не мои, сама знаешь, мы все как один идем за хаосом, а этот шельмец непредсказуемее косого и пьяного шмеля!
   Уж неизвестно, требовалось ли разрешение Эновеи или, все было бы так, как девушка предполагала и не дай она разрешения, древний забрал понравившееся осколки без него; в любом случае мужчина просиял, присел на корточки рядом с блестящей кучкой «жемчужин» и разместил на них яйцо.
   – Благодарствую, родина тебе не забудет!
Валуны… эх… им лишь бы падать. Разумеется, своего маги деос в беде не бросил, видимо, из-за боязни, что Биорторус все же подаст жалобу на «почти звезду» в ассоциацию космических тел по причине, что эти сияющие красой и горделивостью звезды стоят, где не попадя.
Поток магнетического воздуха в пересмешку с частицами магической энергии фиолетового цвета «сковал» вокруг древней несколько колец и за считанные секунды до падения потянул на Энтропиуса. Тот  без промедления воспользовался ситуацией, в один миг, перекинув Эновею через плечо и уходя чуть в сторону от летящих в них мелких каменистых обломков.
   – Вот ведешь, от меня сплошное внимание, куда не глянь! – смачно похлопал девушку по тому мечту, что было ближе к руке и поставив её на твердую землю.
   – А  теперь поделись, с какой целью тут, да с чего такое внимание планеты к твоей далеко нескромной персоне? Сама ли не отлыниваешь от тренировок? Я тебя знаю, идейный маньяк, как загоришься мыслью, то все – закапывай бубен, сжигай колотушку. За чем кристалл насильничала, баловница?

+1

6

Вея таки переполнена была. Но в том момент и не подумала б что силой. Раздражительностью, возмущением, злостью. Возможно дестабилизация все ж приложила парочку гирек на весы равновесия антиквэрума. Иначе чем можно объяснить, что Вея с трудом сдержалась от желания фыркнуть на Энтропиуса что то вроде «чего смотришь». Все таки она вроде не окончательно разум потеряла, чтоб срывать свое плохое настроение на первом попавшемся деосе первого поколения и огромной мощи. Или окончательно?
Но тут свои пять копеек вставило альтер эго успокаивающе загрохотавши каменным голосом что то типа «Не психуй». Да, у Эновеи даже успокоительное фундаментальное, так сказать.
К счастью именно оно помогало антику держать себя в руках, и не грубить Энтро совсем уж без повода. Грубить тому не рекомендовалось, раскатает в тренировке по щебню в мелкий гравий, еще и издеваться будет с медузы, в которую размажет Вею.
«Ой-ей, и кто меня за язык тянул то...» - мелькнула суматошная мысль, когда строгая воспиталка в ее лице ляпнула про тренировки других.
«Может он не обратит внимания....» понадеялась девушка, уже понимая что влипла.
Быстрое перемещение Энтропиуса назад и волна воздуха от его голоса в ушной раковине заставила поежится Вею. Щекотно же! А голосок то поставленный. Умеет же пользоваться.
- Да ладно-ладно. Знаю я вас, только отвернусь, уже и след простыл со склепа то. - просто с чувства противоречия проворчала Вея. У нее не было конкретно претензий к Энтропиусу, но разлад в сущности толкал на глупости.
- И кого это мне тот шельмец, о коем ты говоришь, может напоминать то, а? - вредно фыркнула девушка.
- Ахах, благодарны мне... Мне уж боятся? Зная вашу то буйную фантазию. - Эновея подозрительно осмотрелась по сторонам. Но не она успела среагировать на валунчик, а Энтропиус. Девушка только крякнула, как ее опять дернули, швырнули, подхватили, еще и шлепнули!
- Поставь где взял! Положь на место! Не, на то не нужно. - начала возмущаться, но передумала антик, проследив взглядом за немаленьким валунчиком, из под которого ее практически вытащили.
- Хм, спасибо. - выпрямившись, попыталась снова принять приличный вид Маги. - А что?  Тренировки? - типа не расслышала девушка.
- Я тут провожу чрезвычайно важные и нужные исследования. - запротестовала Вея. - Не понимаю, чего эта планета на меня окрысилась. Я просто хотела испытать кристалл. А она тут меня взрывает, засыпает и закапывает. - прям невинная девочка.
- И ничего я не маньяк, я просто хотела.... - тут Эновея задумалась. Конечно она хотела найти, изобрести серьезное разрушительное оружие, чем собственно и занимались в ее лаборатории. Так что с этой точки зрения, это таки она принесла разрушения на эту планету.
- Кхм... не важно что я хотела. - открестилась она. - И это не я его взрывала. А он меня.
Прям без вины виноватая, вообще не при делах, и так - просто мимо проходила. - делала абсолютно не причастный вид Эновея.

+1

7

[AVA]http://sh.uploads.ru/0ZwOq.png[/AVA]Прогулочный пусть от одного обрушившего горного образования до другого занял у деоса менее тридцати секунд, и это с учетом, что через плечи была переброшена далеко не самая худосочная барышня [вот так держал Энтро антика]. Путь обратно занял столько же, и все это время на губах играла чуть глумливая беззлобная ухмылочка, а в зрачках отражалось веселье, точно отблески лучиков «солнца» на спинках черных жуков.
Ну, дык, с моим призванием быстро уносить ноги первый навык среди необходимых, а шельмец, о-хо-хо, кому как не тебе, маги, этого не знать? Я с ним родимым на брудершафт не пил, а вот тебя он и принял, и приголубил, а меня если и приголубливает, то смачной мордотрещиной, хех, верно тоже пора становиться грудастой дивчиной!
Эновея ведь прекрасно знала, что слова деоса редко расходятся с делом и вот, случилось то, что никогда не случалось в древние времена. Нет, никаких вспышек, спецэффектов, даже звукового сопровождения и фанфаров, просто мужское тело под антиквэрумом колыхнулось волной, изменилось точно под руками мастера-лепщика, волосы раскинулись густой зеленой волной, а вот голову венчал белый череп. Девица, определённо девица. Высокая, выше самой Эновеи на хорошую ладонь, сложена крайне женственно, но в теле ощущалась буйволова мощь.
Ла-а-адно, значит, ты не хочешь поделиться своими тайнами, – девица отпускать Эновею не спешила, так и обходила танцующим шагом особенно большие обломки камней, а относительно-мелкие ловко перепрыгивая, – а правда, чего это местный дух-хранитель на тебя зуб точит, ты явно плохая девочка, вот как тебя теперь на землю твердую ставить! – фиалкоглазая нахалка совсем страх потеряла и с выразительным шлепком приветила девушку по бедру.
Эгэ-гэй,  дух дражайший, две милейшие барышни вызывают тебя на свидание, уж не откажи и не заставляй нас ждать, а то моя спутница уже вся извелась, она та еще баловница!
https://i.imgur.com/nfDWpBO.pngГолос у Энтро теперь был куда мягче, даже каплю мурчащим, чуть низковатым, что его совсем не портило. Яйцо тем временем медленно поглощало кристаллы, те погружались в него через красную вулканическую кожуру. Камешки мелко затрепетали, песок у подножья скалистой местности завибрировал, его количество возрастало и вспышка! Потрясающе яркая, порадевшая после себя сноп разноцветных искорок.
Древний, а я все думаю, когда меня соизволят позвать… и ты еще спрашиваешь что… что меня может не устраивать!!? – появившееся создание в обличье дивной птицы с явной женской фигуркой выглядела разъяренной и сложилось впечатление, что она только и ждала, когда ее позовут.
И-и-и? Говори, а я пока, с твоего позволения, поставлю свою ношу на землю. А тебе, Эновея, надо больше кушать, а то такими темпами, через пару лет тебя эльфийки болезные на руках без проблем похищать будут! – не удержалась от смешливого замечания fem версия Энтропиуса,
Я узнала эту ауру, когда-то давно эта девка, у тебя на руках, в облике страшного монстра, которого мои сородичи прозвали красной смертью, охотилась тут и пожирала наших собратьев, под поводом своего странного хозяина, что следил за ее жатвой!
Погоди, золотко, – деловито начала девушка-деос, –  вы ведь относитесь к хищным хаотичным духам и подобные вещи в вашей жизни, как часть повседневности, охота, естественный отбор, травля дичи, в любом ареале есть хищники, жертвы и еще более страшные хищники, сама ведь не святоша и убивала себе подобных духов из враждебных стай на о… – не успела закончить слово.
И что!? – перебила дух, – Теперь прикажешь мне возлюбить истребительницу  моих соплеменников, так и знай зараза, – яростный взгляд на антика, – тут тебя каждый камень ненавидит…
Яре-яре, погоди, – эта парочка (деос и дух) искусно перебивали друг друга, – как нам исправить сию неприятную ситуацию..? – в глазах зеленоглазой блеснули хитрые бесята и она прищурилась.
Знал ведь Энтропиус, когда прийти и куда капнуть, чтобы разгорелся пожар!

+1

8

Так уже прилично времени общаясь с Энтро пора бы и привыкнуть к последнему. Но видимо деос хаоса, это не тот статичный элемент вселенной к которому можно один раз привыкнуть и больше не удивляться. Вот сколько Вея знает Энтропиуса тот как всегда единственный и неповторимый. И слава Демиуграм, ибо подобное еще и в двух экземплярах вселенная уж точно не выдержит. По крайней мере таково было личное и сугубо предвзятое мнение одного древнего антиквэрума, которого шустренько перебросив через плечо таскали туда сюда.
Нет, конечно не Эновее жаловаться. Из под камешка выдернули, на ручках поносили, пожурили можно сказать, поприкалывались. Но на то и женская натура, чтоб быть всем недовольной.
- Да поставь ты меня уже. Хватит таскать, я тебе не плюшевая зайка. - возмутилась антик, когда ее снова смачно шлепнули. Нечего ей там отбивать, там все так, как и задумано. В меру упитанно и подкачано. Смена облика Энтро Вею даже не удивила. Видимо пара взрывов и последующих полетов туда сюда как то сбили адекват древней, если он у нее вообще когда то существовал в природе.
- Ну быть девой красной имеет свои преимущества. И недостатки! - зловредно заметила антик, примеряясь к особо женственной нижней половине своего, вернее уже своей деоса. - Например их очень любят щипать за всякие выдающиеся части тела. - прокомментировала свою попытку Вея. Да может не очень деосопоклонническое действие, пытаться ущипнуть основателя ордена за нижние девяносто. Но желание было очень сильным и женщина с ним боролось не долго. Получится хорошо, не получится... падать не высоко. А раз ее все время шлепают по всем что попадется деосу под ладонь, то пора давать сдачи. Не пентаграммами ж в него пулять. Энтро ж сдачи даст. А они у деоса все равно сильнее получаются.
- Ты это.. кого призвал ? Призвала то есть. - офигела антик, когда милая дама, таскающая ее на плече так легко, как в звонок позвонила и пригласила на свидание. Хотя в данном случае — позвала на разборки местного, слегка злющенького духа.
- Определись уже — я ноша, или худющая. - попыталась теперь дать в бок кулачком своему, тьфу ты, своей деосу Эновея. Наверное будь Энтропиус в мужской версии древняя б не стала пытаться попинать его в бок. Но когда она видела девушку, хоть и понимала что это все тот же Энтро, вот руки сами прям чесались.
- Я б тебе показала этого самого страшного красного монстра. - зашипела антиквэрум. Кажется ей не понравилось что всякие духи ее тут девкой обзывают. - Он и сейчас тут совсем не далеко. - конечно, если учесть ее дестабилизированную натуру, то истинная сущность всегда где то недалеко.
- Энтро, дорогая, а может мы сами с девушкой пообщаемся? О любви к ближнему. - антик прям чувствовала что коготки то ее удлиняются. Деос почему то хотел пообщаться. Или специально создавал условия подраться. Без бутылки в мыслях хаоса не разберешься, как и у его деоса. Бутылки не было. Под рукой. А то б Вея ее уже об кого то разбила. Правда варианты у нее колебались. Кандидатов было пока два. И если учитывать что разбитая бутылка никому б их них особо не навредила — то цели были равноценные. Разве что Эновее было б приятно что то об них расшибить. Для души.
- Ну у меня в вариантах только повторить на бис. - улыбнулась Эновея. Да, совсем не миролюбиво. Но за уравновешенность у нее теперь отвечает другая часть личности. И вот она наконец проснулась
«Опять психуешь?» - поинтересовалось альтер эго. «Я спокойна» - продолжала улыбаться Вея «Да, а зубки скрипят ибо кушать хочется» - съязвил Эль
«Можно б и подзакусить» - согласилась древняя, вот только меню она сейчас рассматривала явно не вегетарианское.
«А кто собирался держать себя в руках?» - подколол Эль. На это у Веи ответа не было. Поэтому мило улыбнувшись, Энтро, она попыталась взять себя в руки.
- Все таки спрошу — что у вас на уме? - ощущение пакости подсказывало что ничего хорошего, но когда было иначе?

+1

9

[AVA]http://sh.uploads.ru/0ZwOq.png[/AVA]– Определись уже — я ноша, или худющая.
Золотце, одно другому не противоречит, а всякую проблему тела, малую или не очень, легко решить моей особенной диетой: шмат копченого сала, как основное блюдо, и тазик пельменей на закусь! – звонко и озорно засмеялась деос, последний раз и от того даже немного болезненно хлопнула Эновею по очень даже ладненькой ягодице, явно в отместку за наглый и совершенно незаслуженный (ага-ага, как же) щипок. Впрочем, на сем взаимная экзекуция закончилась, и антик твердо стояла на своих двоих, по крайней мере, пока что стояла.
Да, общение двух хищников сейчас выглядело почти умилительно, не будь это хорошо завуалированной под шутку угрозой и вовсе можно бы посчитать их старыми и верными подругами, которые после долгой разлуки играют в злейших врагов, дабы похихикать над несведущими в их давних отношениях товарищами.
«Э-но-ве-я, ты ведь не забыла, что в момент, когда поддашься своей ярости, то проиграешь? Это создание слабее тебя, ограниченнее тебя, её ресурсы скромнее, чем твои, круг общения уже, желания примитивней, таких как она, воспринимают врагами только дети, а я полагал… хм… полагала, что ты уже взрослая девочка…» – прошелестел елейный голосок богини в сознании Первородной.
Девица перевела внимательный взгляд с «Гамаюн» на Эновею и обратно, встряхнула гривой бирюзовых волос, о чем-то явно раздумывая и ожидая ответа, в конце - концов Эновея задала такой же вопрос.
«Гамаюн» тем временем опустилась на скалистый изогнутый под высокой температурой выступ, оттого походящий на увеличенную многократно новогоднюю стеклянную шишку. И как не крути, хороша была тварюшка: перья блестят, глазища огромные пылают, взгляд чистый и острый, не замутненный болезнями или суровыми условиями жизни; жесткие волосы собраны в две небольшие косы; грудь покрывает короткий перламутровый пушок, великолепно очерчивая аппетитный женские округлости.
О как запели, как заплясали… – захохотала немного странным смехом птица, если бы Эноваея соизволила прощупать птичку ментально, то смогла бы уловить фантомные эмоции страха, да, она боялась, хищник явно ощущал, что сих два объекта многократно превосходят ее в силе, но что-то заставляло ее делать то, что она делает. – И с чего бы вам, вообще разговаривать с такими как мы, сама ведь сказала, чучундра, – прямой взгляд на деоса, – что мы лишь хищные, а значит дикие и низшие духи…
Эко загнула, я такого не говорил, наглая ложь и клевета! Я требую соблюдения своих прав и великой хартии вольностей! – птица взглянула на Энтропиуса с явным недоумением, мол, ты что, совсем кретинка.
Не важно, несколько сотен лет назад, красная смерть… монстр с такой же аурой как у тебя, украла у меня кристальный шар в форме яйца, очень похожий на этот, – кивок на яйцо, которое уже поглотил осколки и смирненько лежал на каменной подложке,  – но куда больше. Так вот… куда ты дела этот кристалл? Что с ним стало? Ты его точно не съела…
По-го-ди-ка… – протянула деос, заискивающе, – а разве духи твоего вида не размножаются такими вот кристальными яйцами? Если то был твоим детенышем, он уже давно вылупился.
С птицей произошло странное. Она побагровела до кончиков несуществующих ушей, притом явно не от гнева, – Не важно! Мне нужно это яйцо, и нет, оно не вылупится!
По-го-ди-ка, – сценка уже походила на дешёвый ералаш, – насколько я знаю, у духов твоего племени очень сложный процесс эволюции и обретения человекоподобного тела, вы должны умертвить свое яйцо и вырастить из него крис…
Заткнись, древний, а то мне придется вырвать твой дрянной язык!!!
Ээээй, – Энтропиус театрально вздрогнула и спряталась за Эновеи, обхватив ту за пояс и прижимаясь своей грудью (ага-ага, явно выросшей на сале и тазиках с пельменями) к ее спине, – ну, разве так можно! Угрожают расправой средь белого дня!
Да что вы знаете обо мне и о том, что мне пришлось вынести ради этого! Моя жизнь и правда примитивна, а эволюция в верховную гамаюн было главной целью моего существования. Ты хоть представляешь, какового это! Каково жить так и вечно учатся от двух разрывающих инстинктов, Бог так жесток! Инстинкт продолжения рода, от которого мы должны нести яйца каждую неделю и инстинкт эволюции! Твоя девка давно бы сошла с ума на моем месте!

Отредактировано Энтропиус (15.12.2018 10:32:25)

+1

10

Получив телепатический посыл Эновея чуть не вздрогнула. И дело не в том что это было неожиданно или невозможно. Как раз общением мысленно ее не удивить, как и неожиданностями, тем более от Энтро. Но сейчас не внезапность обращения застала ее врасплох, а протранслированная фраза. Быть может антик и желала как то отозваться в ответ. Но только метнула взгляд на Энтро. Мужской облик или женский — не столь важно. Гораздо важнее то, что деос не давал забывать о том, что не должно быть забыто.
«А Энтропиус как всегда прав» - заметило альтер эго, игнорируя смену пола божеством.
«Я знаю» - коротко подумала Эновея
«Ведь только вдумайся — как много ты... Что? Ты знаешь?» - уже начав читать нотацию Эль, запнулся и недоверчиво переспросил.
«Знаю» - вздохнула древняя про себя и примолкла. Она знала, что ее гнев, вспыльчивость, и прочие слегка неадекватно сильные всплески эмоций и чувств скорее признак нестабильности, слабости и уязвимости. Ведь именно поэтому она фэдэлес Энтропиуса. Когда то она решила, что сдержать ее разрушительную сущность он будет в силах. И не пожалела о этом решении. Энтро, вот как сейчас, точно знал и умел остановить, одернуть и привести в чувство. И в силах был это сделать. Ведь не обязательно использовать силу или власть, достаточно знать что и как сказать.
Напомнив кто она и кто их собеседница, Энтро словно встряхнул антика и слегка разошедшиеся нервы встали более приблизительно на место. Женщина словно за секунды переосмыслила происходящее и медленно, и как то лениво улыбнулась, смерив планетарного духа уже совсем другим взглядом. Да, похоже Энтро должен всегда стоять рядом и божественной мысленной затрещиной вставлять разум антика обратно, когда это понадобиться. Хотя антиквэрум  и была недовольна, что снова позволила себя отвлечь ярости, но сожалеть она не собиралась. Просто сделала мысленную пометку. И посмотрела на происходящее с иной точки зрения. Со всех сторон. Даже настроением и состояние духа заинтересовалась
«Это что... привкус страха?» - проворчал Эль. Эновея чуть прищурилась, ее глубинная сущность очень любила этот сладковатый, дразнящий аромат. В той темной пещере, где спал истинный и первородный неразумный облик антиквэрума заворочалось огромное тело. «Спи-спи пока» - прошептала ему разумная часть. «Еще придет твое время. Но не сейчас. Спи пока». Первозданная ярость притихла, на время.
А Эноделлиривея уже более спокойно, даже немного отстранено наблюдала за диалогом птички и деоса.
- Кристалл? Яйцо?  - пожала она плечами. Трудно было сказать, ибо тот красный монстр действовал на иных посылах и инстинктах. И что он тогда тут творил Вея помнила лишь в общих чертах. Ну была она тут вероятно, ну пошалила может немного, схомячила кого мимоходом. Но яйцо планетарного духа вот каким боком ей было надобно и куда она его заныкала??? Эновее уже самой стало интересно.
Вот только будить данного красного монстра, чтоб спросить где яичко? Лицо антика выражало крайней скепсис при одной этой мысли. Это как забивать гвозди падением метеорита. Размажет все в ноль, и гвозди, и забивающего, и пару материков поблизости.
- Ха! Тебе угрожают? - среагировала антик, на прячущуюся богиню. - Ох, жаль камеры нет. Засняла б все. И демонстрировала в ордене, как фантастику с мазохистскими наклонностями. - Эновея так  оценивающе покосилась на птичку. - А она будет в главной роли блондинки самоубийцы.
- Я тебя сейчас прям пожалею. - ехидно улыбнулась женщина на стенания духа.
«А про схождение с ума — для тебя и не актуально уже» - согласилось альтер-эго. Вея пропустила его замечание без внимания. Но вот сочувствия духу было от нее не дождаться. Безразлично передернув плечами, антик отошла в сторону, вольно или невольно при этом наступив Энтро на ногу. Голова повыше, взгляд устремлен в горизонт — точно нечаянно. Ага.
- У всех свой путь и свои на нем сложности. Так что если такова твоя природа, значит она такова. - просто заметила Эновея.

+1

11

Ох, жаль камеры нет. Засняла б все. И демонстрировала в ордене, как фантастику с мазохистскими наклонностями.
   – Ой, правда? Ну, тогда бы я в отместку за подобную жестокость над моей несчастной и глубоко-ранимой персоной, подловил..а тебя за углом, спеленала и подарила бы твою ладную тушку Арчибальду-затейнику! – следует отметить, что Арчибальд – это внушительных размеров черный осьминог, проживающий в одном из многочисленных крохотных озер в Тандерклепе, у которого есть несколько, хм, фривольные привычки ко всему живому и разумному, что попадает к нему щупальца.
А далее последовала занимательная сценка, за которую бы ленивый завсегдатай трактирного кабака отдал последний денерум, что рассчитывал потратить на священную бутылочку забродившего рома. Одна фигуристая девица наступает на ногу второй, при этом театрально делая вид, что совершенно тут ни при чем, ага-ага, она и её ноги – совершенно два разных космоса. Вторая девица за это нагло накручивает на кулак длинную роскошную капну темно-кварцевого серебра волос, но остановиться первую это заставляет, когда длинна шевелюры «заканчивается» и кулак утыкается в затылок, да и последняя фраза произнесена.
   – Упс, рука дрогнула... – хихикнула Хаотичная, чуть потянув пленённую красотку на себя, но готовая в любую секунду уйти из-под траектории вероятной атаки с её стороны, уж вырваться она ей не позволит, разве что, волосы себе отсечь, а атаковать никто не запрещает, в конце-то концов. 
   – Что и требовалось доказать... ничтожные... жалкие... себялюбивые и готовые ради своей гордыни идти по головам других, таким как ты, деос, и эта самка нет дела до каких-то диких духов, вы живете, чтобы красоваться и наслаждаться жизнью! – голос девы птицы становила все громче, переходя на крик. Она в исступлении забила крыльями по воздуху, поднимая ударные волны пыли и мелкого песка, щебня и раскаленных камушков. Вначале камушков, а после прямо в голову Энтропиуса буквально из-под какого-то разлома полетел острый кусок сталагмита. Быстро швырнув Эновею куда-то в сторону, древняя отпрыгнула, немного покачнувшись и сбившись в прыжке, однако сумев приземлиться в десятке метров и не упасть, – да-а-а-а, сколько раз себе не говорю: пора худеть. – почти неслышно, и уже громче, – эй, милочка, я, конечно, понимаю, с головой ты не дружишь, но...
   – Ты хотела сказать, что у меня куриные мозги!? – снова взвизгнула птица, в деоса полетела многочисленная масса острых обломков, какого-то каменного мусора и кремниевых опилок, под ногами завибрировала почва.
   – Заметь, не я это сказала! Обожди! А как же презумпция невиновности! Дипломатия, если ты сейчас нас тут закопаешь, кто вообще будет искать твой кристалл эволюции!?
   В Эновею тем временем летел огромный раскалившийся булыжник, собственно, вылетел он из того лавового озерца, в которое превратилась часть почвы после взрыва, наверное, девушка могла бы отбить его, но камень внезапно завис в воздухе.
   – Она уже дала мне понять, что не считает меня достойной своей хм… персоны…
   – Ой, ты вся соткана из предрассудков! – Энтропиус ловко перепрыгнул к противоположной стене, лишь каким-то чудом не угодив ногой в пролом, – Вея у нас просто забывчивая, орехов мало ест! – интересно, как это связано? – а еще очень стеснительная, самая скромная девушка на деревне, как говорят, она с радостью покопается в своих воспоминаниях и вернет тебе яйцо, да? – прямой взгляд через небольшую пролёгшую расщелину воззрился на Эновею. [AVA]http://sf.uploads.ru/6drIw.png[/AVA]

+1

12

- Фррр, боюсь нашу встречу осьминожек может не пережить. - осклабилась антик, в ответ на такие милые угрозы.  - Настоящая женщина ведь существо пострашнее будет любого зверя. Даже спеленутая с ног до головы. Так что если тебе уже хочется избавиться от такой уникальной достопримечательности Тандерклепа и ты хочешь, чтоб зверь скончался в ужасных мучениях — презентуй ему мою тушку. Как прощальный подарок. - многообещающе протянула девушка. Она не сомневалась, что взбреди подобное в голову хаотичного бога, то есть богини, та может попытаться и провернуть подобное. И даже может на пользу самой Веи. Чтоб научить ее чему то. Хотя чему может научить фривольный осьминог? Тут фантазия у антика придушенно вякнула и отключилась. Женщина помотала головой, отгоняя уже мелькнувшее на крае сознания. Там, в голове, и так был полный хаос, собственно как и снаружи происходящее.
Почему то случайное наступание ей на ноги Этнро не оценила, и шустренько намотав на руку длинные шикарные волосы антика, потянула их, вместе с этим антиком на себя.
- Шшшшш, ты чтооооо делаешь.... — зашипела женщина, злостно упираясь одной ногой в богиню и отчаянно сопротивляясь.
«О демиург. Не дай творец данную картину увидет кто с хаоситов!» - взвыл мысленно Эль. Ну да, вид деоса, накрутившее волосы Маги на руку и выгнувшей ее, плюс упирающаяся ногами в основателя своего ордена и шипевшая на него за это Маги. Обычным последователям этого нельзя показывать, а то они решат что у кое кого окончательно поехала крыша.
А Эновея возмущенно шипела, упираясь и сражаясь с желанием дать в глаз. Ну что это за богиня такая неправильная? Кто будет холить и лелеять своих фэдэлесов? Это ее прямая обязанность, а не позорить свою Маги перед этим недоразумением среди планетарных духов.  С другой стороны атаковать Энтро антику опять даже в голову не пришло. Вея б может и хотела сразиться. Но с Энтро в мужском облике и не перед этой недоощипанной птичкой. Где нибудь подальше от всех живых существ, где Первородная может развернуться от души. Да и атаковать деоса хаоса женщине больше нравилось когда он был противоположного пола. Не зря ж говорят противоположного. А вот богине внешний вид Вея пока не собиралась портить, жалко такую красоту вредить. Ну разве что попинать немного.
И тут вмешалась судьба в лице неуравновешенной птички. Договорившись сама с собой до скандала с ними эта двинутая гамаюнша решила поделиться с ними богатствами планеты — то есть кристаллами, камушками и прочей гадостью, которую она и отправила в антика и деоса. Вея только успела заметить летящий в них кусок сталагмита, как Энтро ее ловко отшвырнул в сторону. «Да что ж это такое?!» - возмутилась женщина, успешно затормозив с помощью гравитации и взлетая на полметра над землей.
- Про видовую принадлежность мозгов ничего не прозвучало. - педантично заметила антик. - А про взаимодействие с ними... - так, про между прочим заметила женщина. Нужно же поддержать собственную богиню.
«Чувствую себя прям воланчиком — швыряют туда сюда» - возмущение не покидало древнюю. Поэтому увидев летящий камешок, она уже приготовилась взорвать его к чертям. Увы. Не дали. Кто то остановил мишень на подлете.
Эновея метнула недовольный взгляд на Энтро. Что то список претензий к божеству растет в геометрической прогрессии. Все таки нужно будет выловить его в Тандерклепе и припахать к  работе на общественную пользу ордена. Ну и на тренировочку покровителя вытащить как нибудь. Где еще можно выразить все что она ему хочет сказать. В магичном эквиваленте.
Птичка что то прочирикала в сторону антика, древняя только приподняла одну бровь. Гамаюн права, Первородной как то все равно на нее. Но богиня тут же вставила свои пять копеек, на которые женщина хмыкнула
- Ага, я ни разу не грамотная. - кивнула Эновея. Это еще более взаимосвязано с происходящим чем орехи. - О я просто послушница монастыря, милая, добрая, скромная, прилежная.... - начала перечислять Вея. Но услышав предложение богини, сбилась.
- Я сделаю что??? - с искренним удивлением обнаружила она. Ну что тут сказать, богиня хаоса, от бога его же не отставала по логике, выводам и действиям. Так что древняя уже поняла, что от нее не отцепятся, пока не сделает озвученное. - Ага, похоже я все это таки сделаю. Ну, куда ж я денусь. От нее. - вздохнув, кивнула на свою богиню птичке женщина.

+1

13

...Как прощальный подарок. – В ответ на хищную, и не лишенную некой природной прелести ухмылку, девушка звонко и заразительно рассмеялась, не слишком громко, в отличии от своей мужской «настоящий» версии, но от этого не менее занимательно.
   – Все вы это Арчибальду-затейнику предвещаете, бедолага уже скоро в депрессию впадет из-за несбывшихся мечт, столь сладострастных и живописных. Тем более от подобной самки! Побереги его старые нервы, не обещай наивному и доверчивому уму так много всего!   
   Облик женщины был тем, что разительно отличало «этого» Энтропиуса, от «того» – загубившего великое множество доверившихся ему жизней, но из фэдэлесов вряд ли бы кто-либо придал этому значению, как и тому, что в женском облике психика деоса не поддается абсолютно никакому изменению, вероятно, это было связано, в его конкретном случае, с тем, что Энтропиуса всегда олицетворяли с мужским началом. Посему, богиня была, скорее, старым добрым Хаосом в женском теле, нежели абсолютной и равной фем-версией себя же, эти версии не были равны. Но какой-то смысл в использовании данного облика в сложившейся ситуации был, по крайней мере, деос его точно видел. 
   – Ага, похоже я все это таки сделаю. Ну, куда ж я денусь. От нее. 
   – Вот-вот! – всплеснула руками девушка, одновременно с этим театрально тряхнув гривой перламутровых кудрей и игриво потрепала Эновею за щечку, – моя прилежная паночка-ягоза! 
   Похоже, подобные эм... отношения... между этими двумя поставили диковинного духа даже не в тупик, в маленьком, вероятно, и, правда, курином мозге медленно и уверенно, зацветал пышным цветом когнитивный диссонанс! Гамаюнша вначале обмерла, а после приоткрыла рот в оцепенении пялясь на антиквэрума и деоса как архонт, узревший переселение на своей планете. Её можно было понять, бедолага отчетливо помнила ауру красного зверя-убийцы, пусть прекрасно-смертоносного, но истребителя, того, кто навсегда перечеркнул ее судьбу. Кроме того, дикая хищница знала кто такие деосы и внутренняя звериная сущность, первобытный инстинкт говорили ей, что спутник, точнее спутница, Красной Смерти еще более страшна, но сейчас эти двое вытворяли нечто такое... 
Наверное, Гамаюн совершила попытку эпичного и довольно, по её мнению, безобидного самоубийства и, наверное, деос это понял сразу. Теперь же пернатая особа зависла, наблюдая за очередной сценкой и попросту не понимая... может, она вовсе спит? 
   – Значит... вы вернете мне яйцо? – с опаской, но без тени надежды в голосе уточнила Дух.
   – Мы сделаем для этого все, правда, Эновея!? – пихнула локтем в бок антиквэрума девушка, тоже широко ухмыльнувшись и резко развернулась на пятках. Что случилось дальше и вовсе шокировало Гамаюншу. Золотоволосая все с той же улыбкой резко оказалась возле лица антиквэрума и несильно щелкнула по лбу пальцами, что-то беззвучно прошептав...
[AVA]http://sf.uploads.ru/6drIw.png[/AVA]

+1

14

- Бедный-бедный осьминожек. - мурлыкнула Эновея. На нее посмотреть, так дама прям соскучилась по развратному обитателю Тандерклепа. Хотя в каком то смысле возможно. Ибо в данный момент антиквэрум задавалась вопросом, а Арчибальд мясо или рыба... Нда. Девушке что то кушать захотелось, а тут про головоногих речь пошла. Вот если отодрать пару щупалец — у него новые отрастут? Было бы просто здорово — ведь с головоногих можно готовить потрясающие блюда. А если у хаоситов будет постоянно восстанавливающийся их запас, то хоть ресторан открывай. Ага, с доставкой блюд в любые точки мира. Нда. Главное не уточнять откуда продукт.
– Пффф, панночка то да, ягоза — так вся в вас дорогенька. - пропела Эновея, словно поставив себе целью окончательно сдвинуть мозги птички набекрень. Да, такие разговоры и поведение ужасного монстра Красной смерти и ее верного, еще более ужасного напарника, упс, напарницы могло быть только верхом безумия, в котором антик может и хотела бы убедить птичку. А нечего клеветать, ну может не совсем клеветать, а преувеличивать, хотя пожалуй и не сильно, на бедных несчастных антиквэрумов. А девку на свой счет Эновея хорошо запомнила. Поэтому сейчас слегка играла на нервах духа, как на изящной арфе, тонкими пальчиками перебирая струны. Ну раз поддаваться гневу не стоит, так хоть на нервах поиграем.
- Эх, конечно! Сделаем все! - широко ухмыльнулась Вея, наблюдая шок птички. Она не уточняла что именно они все сделают. Как можно тут загадывать имея дело с Энтро? От любимого деоса можно ожидать всякого, а от дорогой богини — всего остального. Так что женщина заранее приготовилась к каверзам. Правда даже она не представляла насколько. Едва богиня оказалась рядом и щелкнула ее по лбу, что то при этом прошептав - как раздался какой то шум.  Эновея лишь удивилась, оглядываясь по сторонам. Ибо Первородная явно уловила воздействие магии на себя любимую, которое тут же ударило по разуму, сознанию, взбалтывая и смешивая его, словно оно до этого были слишком упорядоченно. Невольно женщина пошатнулась, не до конца понимая, что сделала богиня. Перед глазами расплывалось.
[float=left]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/b36c8844ab59a088795bb848bcb99f3a.jpg[/float]Нет -  рассыпалось.
Эновея шире открыла глаза. Это не она шаталась, это земля под ногами заходила ходуном. Это не зрение расплывалось, это песок рассыпался в стороны, выпуская с недр некую конструкцию
- Это ты... сделал.. сделала? - выдавила с себя Вея, все таки ощущая какое то помутнение разума, словно его куда то и что то втягивало вглубь сознания. А ситуация тем временем развивалась и снаружи. Посреди площадки, на которой и происходил диалог, из под земли начал вырастать сначала небольшой бугорок, потом он перешел в высокую горку, потом песок с его сторон осыпался, оставляя контур с каменной гряды. Она тут же треснула и раскрылась, являя миру и присутствующим ярко зеленый кристалл приличных размеров.
Уже присутствующий дух как то переменился в лице при виде этого. А события развивались дальше. Зеленый кристалл весело засиял, осыпая местность всполохами, после чего уже он треснул по средине и раскрылся словно раковина, но не горизонтально, а вертикально. Из середины кристалла выпорхнула очередная птичка и голосно заверещала:
[float=right]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/ea085bb3500b69bc43234b8d5de509b7.jpg[/float] - Ах вот вы где! Ах что вы делаете? Ах разве так можно? Ох-ох. - заметалась она, заполошно хлопая крыльями то себя, то сородича, то антика с деосом. 
- Ах родители, Ах бросили деток, Ах как вы могли? - стенала птица. На последнем вздохе кристалл окончательно раскрылся и из него высыпала целая ватага маленьких крошечных духов, тоже очень смахивающих на гарпий, только деток.
- Мама-мама-мама. - заорали они дружно и облепили первую гамаюншу.
- Мама? - сориентировались парочка недавно рожденных духов и полетели к Эновее. Антик как то спала с лица. Плюс у нее и так что то в голове начало твориться благодаря любой богине, так теперь еще и это
- МаМА! … Папа? - еще парочка кинули с Энтро, но как то растерялись в определении качества родителя.
- Вот! Побросали яйца — а детей кто будет воспитывать! - вскричала гарпия наседка, гордо взирая как выводок новорожденных духов самостоятельно оккупировал себе родителей.

Отредактировано Эноделлиривея (28.12.2018 01:48:15)

+1

15

[AVA]http://s9.uploads.ru/npAHu.png[/AVA]Секунда и физическая оболочка подернулась, будто кто-то невидимый распирал изнутри, из под кожи бедняжку, но все закончилось даже быстрее, чем началось – деос вернул себе мужскую ипостась, испытав при этом явное облегчение, похоже, облик женщины у покровителя хаоса и войн вызывал странное отторжение буквально на генетическом плане, впрочем, может все дело в привычке? Энропиус, будучи облепленным молодняком, повел плечами, разминая спинной пояс, и без стеснения схватил в охапку одного из многочисленных деток. Птенцы у Гамаюн были чудненькие, не младенцы, а лет пять от роду на вид, с потрясающими волнистыми кудряшками и восторженными глазищами на пол лица цвета спелой пшеницы.[float=right]https://i.imgur.com/NMjQvtB.png[/float]
Ты только погляди, какое очарование! Они признали во мне родителя!? Что может быть милее этого, – деос схватил еще парочку птенцов и закружил их по скалистому песчаному ущелью, вызывая и в без того восхищенных глазах буквально щенячий восторг, – и, уважаемая квочка, – внезапно обратился древний к гарпии-наседке, – разве это ж мы яйца побросали? Яичко-то как раз твое, и детки того, кто их высиживал, а любое отрицание сего неоспоримого факта делает тебя на шаг ближе к развоплащению! – Энтропиус резко замер, прищуривая свои почти черные глаза, как гладкие спинки откормленных жуков скарабеев, – Но я не против забрать то, что ты мне услужливо предложила, моя прелесть, – деос сделал жест рукой и в трех метрах от антиквэрума открылась портальная складка, ведущая в некое золотистое пространство. Древний деловито подошел к портальной складке и аккуратно швырнул туда птенца, а после и второго.
Ч-что вы делаете, воруете детей!? Ох-ох… – взвизгнула та самая недо-мамаша, и, взмахнув крыльями, закружила по пространству вокруг, пытаясь не то спасти пару малышей, не то самой залететь в портал, однако деос был явно против, и в следующий миг птицу настиг немного удивительный по своей сути «Бабах!». Пернатую отшвырнуло и впечатало в стену, похоже, один хаос знает, что тут творится.
Воруем? Лишаем вас родительских прав, мамаша! Вея, отправляй их всех в портал, там есть, кому позаботиться, а что до тебя… – мужчина неприятно ухмыльнулся, – и так известно, что родительницы из вас никудышние, но мы здесь не за этим. Катаххи, – обратился древний к первой птице, что все это время сидела в оцепенении и пялилась за развивающейся ситуацией, – убей ее.
Что!?
Что-о-о!?
В один голос взвизгнули Гарпии. Названная Катаххи от удивления приоткрыла рот, а вторая нахохлилась, ощетинив перья и забив крыльями по воздуху, наподобие тяжёлой курицы, что пытается перелететь с насеста на насест.
Золотко, у тебя проблемы со слухом? Хочешь, наконец, эволюционировать, тогда сделай это, а как именно – не моя забота.
Древний развернулся к Эновее, – «как думаешь, в этом есть какой-то смысл?» – а смысл определённо какой-то был, может быть, не самый легкодоступный, но ведь абы кого древний не убивает, верно, как и не приказывает кого-то убить?
«Пташка права в одном, наша память – один из ценнейших ресурсов, а что ты сама помнишь из своего раннего прошлого? Память куда сложнее и могущественнее фотопленки, и еще… ты слишком сильно сопротивляешься, чему именно? Это место одно из идеальных для погружения в себя, тебя ведь тянет куда-то вглубь, тогда просто плыви по течению… не заставляй меня делать для тебя волну, это одним – экстрим, а другим – смерть…» – сознание Веи еще сильнее заволакивало, а на заднем фоне внезапно послышался крик и удары крыльев. Там начался бой.
Бой на смерть.

+1

16

- Да вообще одно лицо. - слабо, слегка пришибленно отозвалась антиквэрум, на слова вернувшегося бога вместо богини. То, что сотворил с ее разумом Энтро оказалось посильнее мясорубки и блендера одновременно. В сознании древней слово носились огромные кометы, сталкиваясь между собой. Каждый раз от их столкновения, у женщины перед глазами прыгали звездочки, а в ушах стоял непрекращающийся звон. Конечно деос как всегда наверное желал ей как лучше, но все чаще от этих действий Вея выпадала в осадок. И сейчас она это чувствовала проделает буквально.
Но взяв себя в руки и потряся головой, женщина смогла на время вернуть глазам ясность и четкость восприятия, правда не факт что надолго. Это стоило того, чтоб увидеть как Энтро довольно разглядывает детенышей. У Эновеи от их писка закладывало уши и она была только рада их куда то пристроить. Вариант Энтропиуса с отправлением их всех в портал вызвал только горячее желание поспособствовать. Благо портал был рукой подать. Ближайших птенчиков, повисших непосредственно на ней женщина туда отправила легким мановением руки. Как метлой смела. Остальные верещали не тише, поэтому как никогда Вея рьяно послушалась деоса и шустро начала забрасывать молодняк. При этом она даже улыбнулась своим мыслям
- Я так понимаю хаоситам на ближайший праздник нужно ждать в качестве подарка от тебя маленьких птенчиков? - предположила женщина, продолжая свою деятельность. Возмущение птички наседки антик проигнорировала. Если та решила покончить с собой, останавливая бога войны, то кто ей виноват? Мешать самоубийце или сочувствовать ей Эновея не собиралась. Только поморщилась от громкого Бабах. От этого звука в голове словно два грузовика столкнулись и местом столкновения был мозг. Вея пошатнулась, чуть не грохнувшись на землю, с трудом удержав равновесие.
- Вот это меня накрывает... - прошептала девушка, медленно опускаясь на землю, чтоб не рисковать. Полеты над землей с помощью гравитации это конечно удобно. Но не тогда когда ее так сильно штормит  и при малейшем отвлечении как от порыва воздуха относит в сторону метров так на десять. А тут вулканы вокруг.
- Да, пожалуйста, прибейте ее. От ее криков ужасно болит голова. - судорожными движениями антик прижала руки к вискам. Мысленную фразу деоса она восприняла как устную и так же отозвалась: - Логика есть во многом, как и смысл. Но не всегда они у нас совпадают. Я б сказала, что в этом бою моя старая знакомая может получить большее, чем она сейчас видит, но я могу ошибаться. А наседку я и сама прибила бы, только б она замолчала. - закончила она мысль и широко открыла глаза, поймав ментальное сообщение от деоса
- Память. Ну конечно! Нужно просто перестать сопротивляться. - устало улыбнулась девушка. Вот почему ей было так плохо — она пыталась сопротивляться магии Энтропиуса. Конечно от этого ее так штормило и накрывало, поэтому сознание ускользало, а она слабела. Эновея пыталась бороться с наваждением, только ухудшая дело, стараясь остаться в реальности. А нужно было отпустить себя. Вея медленно закрыла глаза, плавно опускаясь на землю и позволяя темноте накрыть себя. Рядом еще слышались звуки боя, сражения на смерть. Но антиквэрум абсолютно доверяла Энтропиусу. Она знала, что он не допустит, не позволит причинить ей вред тогда, когда она довериться ему. Поэтому древняя просто разрешила его магии, его наведенному состоянию поглотить себя.
Память значит. Воспоминания. Просто чтоб найти какое то яйцо? Разве? Когда все было так легко и просто? Когда б деос войны и хаоса решил ради какого планетарного духа погрузить Первородную в ее пласты памяти так глубоко? И так ли нужны эти ответы сейчас? А сейчас — это когда?
Едва отпустив контроль, сознание древней рухнуло вниз. Так глубоко, как никогда не проникал свет, так далеко, как никогда полностью не осознать. Полет кружил голову и вызывал чувство невесомости. Везде и нигде, тогда и сейчас. В пустоте и в реальности. Внутри себя и вне личности. А в какой то миг полет просто закончился и Вея зависла в пространстве. Но не темноты. Нет. Или не совсем. Не в полной. Это очень напоминало космос. Яркие точки, звезды, солнца, планеты, кометы. Все вокруг кружило в невообразимом порядке и хаосе одновременно. Ощущения, взрывы, эмоции налетали, накрывая покрывалом и уносились прочь. Кометы проносились, задевая ореолом, миги прошлого засыпали дождем. И между всего этого, как темная дыра, как черный мегалодон, как сгусток самой тьмы скользил плавно и неотвратимо огромный хищник. Эновея не видела, но ощущала его. Вот он совсем близко, словно можно прикоснуться. Прикоснуться к себе. Древняя едва сдержала порыв погрузить пальцы в эту непроглядную тьму. Здесь и сейчас она как никогда чувствовала свою первозданную суть. Первородную, дикую и неразумную. Хищник скользил внутри разума, вокруг него, а Вея лишь ощущала, не видя, но точно зная, что вот он. Какое то безумие, какое то саморазрушение в ней тянулось к этой тьме, к этому мраку. Такое близкое и родное. Которому трудно сопротивляться. Ее личная темная материя, вызывавшая почти непреодолимое жжение в руках, так и тянувшихся к своему коллапсу.

+1

17

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA][float=right]https://i.imgur.com/ElLSTzz.gif[/float]– Я так понимаю хаоситам на ближайший праздник нужно ждать в качестве подарка от тебя маленьких птенчиков? 
И не только, хаоситы вообще привыкли ждать от меня чего угодно, только не конфет в вязаных чулках, а что… идея! Для разнообразия, что ли под новый год им устроить такой сюрприз, осталось испечь печенье с предсказаниями. Ты просто умничка. – хмыкнул деос, заговорщически подмигивая, а дальше случилось то, что случилось и никто в этом не виноват. 
Один хороший человек сказал: «в любой непонятной ситуации ложись спать», судя по всему, Эновея собиралась следовать данному изречению, и Хаотичный бог полностью разделял её намерение. Тонкости ментальной магии могли бы стать некоторой преградой, продолжи антиквэрум сопротивляться натиску магической мощи Энтропиуса, и дело совсем не в том, что в древности он легко мог проломить её разум, заставив работать себе в угоду и не растратив при этом сил. Нет, сейчас же, следовало проявить хирургическую осторожность, а без ответной ментальной податливости девушки оно теряло всякий смысл. Проще сразу её убить, не рискуя превратить в безмозглую идиотку… и это не оскорбление, это вполне официальная степень умственной отсталости. 

Да прибудет с тобой удача, Катаххи! – махнув широкой ладонью, деос материализовал деллэриум, с размаху воткнув его в землю и начиная ткань защитный купол с нижней подложкой, вероятно, им придется пролежать на этом месте не один час или день… разумеется, причиной не был каприз какой-то чокнутой Гамаюн, все дело в… оставим это на время. 
Через пару десятков секунд материализовался прочнейший купол и Энтропиус опустился рядом с Эновеей, притом сделал это так, что их головы соприкоснулись висками… – «Ох… девочка… как же далеко ты провалилась…» – сердце ударилось о грудную клетку, когда древний понял, что просчитался в одном из своих знаменателей. Эновея погрузилась в воспоминания неизмеримо глубоко, непозволительно запутавшись в собственных грезах. Красота девственного Энтероса, когда только-только начали образовываться гигантские космические исполины, и какофония бессмысленного шума казалась невообразимо прекрасной… они – два сознания, неслись в бездну памяти. Энтропиус рисковал лишь Эновеей, а Эновея рисковала заснуть вечным сном, заблудившись в собственных воспоминаниях. Такое возможно, если этих самых воспоминаний нескончаемый поток миллионов лет, поток мягкой, обволакивающей темноты, просачивающейся в легкие. Её можно было бы вдыхать, но, увы, у них не было легких. 
Волна абсолютной энтропии – то единственное, что было способно подхватить их сознания в аморфном бессознательном информационного потока и заставить взмыть над гребнем. Медленно и неотвратимо Эновея стала ощущать своё тело, ее крепко держал позади, одной рукой под локоть, а другой крепко перехватив за пояс, – «ты ощущаешь мое присутствие? Сосредоточься на нем и стань ногами мне на стопы, сейчас нас понесет волна через миллионы лет твой памяти…» – самым трудным в данной просьбе было почувствовать собственные ноги, но деос не обманул. 

[float=left]https://i.imgur.com/DLAgI89.gif[/float]Приближалось что-то невероятное. Необъятное, как бывает необъятной масса атомов, вот лишь «это нечто» казалось сладостно-пугающим, притягательным и отталкивающим одновременно, оно не имело формы, точнее, имело бесчисленное количество форм из-за чего даже тень намерения посмотреть на «это» вызывало непреодолимое чувство паники. Вообще, сосредотачивать на «этом» свои мыли, казалось делом абсолютно безумным и противоестественным. А потому отвратным. 
– «Впереди бесконтрольный поток беспорядка… сосредоточься на себе. Беспорядок пугает, но его опасность не в этом, беспорядок не имеет формы и способен подчинить себе все, вплоть до твоих генов. Видела когда-нибудь, как выглядят те, кто стал жертвами хаоса в собственных генах? Сосредоточься на своем теле и сознании, не забывай кто ты, не забывай себя и не позволяй хаосу тебя забрать. Он хочет этого, у него вечное желание – поглотить тебя, меня… всех нас, до последней элементарной частицы… Это не плохо, это просто есть…» – похоже Энтропиус не зря трепался, его голос обладал гипнотической подоплекой и вскоре натиск волны перестал быть таким невыносимым. Впереди расцветало нечто… этот процесс явно занимал в истории не одну тысячу лет, а сейчас деос и антиквэрум наблюдали его за минуты. 

Вначале бесконечный бой двух хищников – Первородных, не один бой, а множество с разными Первородными, а после космический дракон издал агонирующий вой, сбросив с себя осколки кардониевой чешуи и взорвался…
…порождая через свою смерть новую звезду!

+1

18

Еще перед тем как отключиться, Эновея успела улыбнутся, на комментарий Энтро. Да, от деоса войны и хаоса его последователи могли ожидать абсолютно всего. Даже печенек и конфет, даже гарпий и осьминожек, даже слонят и мишек. Может плюшевых, а может и настоящих. Зато такой подход хорошо закаляет нервную системы. Поэтому хаоситы были как никто закалены любимым деосом. Главное чтоб он не припахал Вею печеньки пекти. Она то не откажет, но количество хаоситов может поуменьшится. При этом — без всякого злого умысла с ее стороны. Просто ее тяга к экспериментам и исследованиям чревата совершенно неожиданными и редко когда безопасными результатами. Так что вряд ли ее выпечку можно будет употреблять. Нею скорее врагов пытать можно будет.
Но уже очень скоро древней было не до пернатых, устроивших таки бой, ни до остальных хаоситов, даже не до деоса. Обрушившаяся магия поглотила с головой, стирая даже самоосознание. Кто она, что она, что или кто вокруг.
Широко распахнувшимися глазами, при этом не осознавая их наличие, словно впитывая всей своей сутью, Эновея взирала на первозданный мир. Она не поняла, что упала слишком глубоко. Не ощутила глубину пропасти. Не испугалась бытия. Как можно бояться — не зная. И как можно опасаться не понимая. Наоборот мироздание словно звало, манило, увлекало за собой.  Первородная сущность оказавшись в месте своего рождения и осознания хищника было на своем месте здесь и сейчас. Оно всей сутью тянулось в этот момент, и Эновея просто растворялась с нем. Его желание, его нужда, его сила рвалась в это воспоминание. Сейчас древняя даже не плутала бы. Она просто осталась там. В своем прошлом, снова и снова по круговой проходя рождение, охоту, охоту, охоту. Быть может она даже бы взорвалась с своем разуме, тоже превращаясь мысленно в звезду. Ведь это было то, на пути к чему когда то был антиквэрум. И это было его сутью.
Но ей не дали ускользнуть в черную дыру прошлого.
Как из пустоты начали появляться ощущения, мысли и присутствие.
«Какое присутствие?» - возник вопрос и Вея удивилась ему. Он был, он появился в ответ на заданный ей вопрос. А кто его задал? И вот постепенно древняя начала ощущать кого то рядом. Тоже нереально древнего, его присутствие давило и сминало. Ему не место здесь. Глубинный Зверь недовольно рыкнул и взбрыкнул. Первородная сущность чувствовала что бог здесь чтоб забрать Эновею обратно. Мысль, разум, которой сейчас была древняя изогнулась, словно норовя отдалится от чужого присутствия.
Вот только из небытия уже всплывал разум. Сознание медленно, но начинало воспринимать и ощущать руки на своем теле. Какое тело в бесконечности, какие руки или ноги в бездне? Но едва Энтро сказал это, как Эновея почувствовала и его и себя. Осознание пришло мгновенно, как удар, от которого она не стала на ноги ему, а чуть не рухнула на деоса, прижавшись словно к монолитной скале перед ужасной бурей. Или вернее внутри ее. Потому что вокруг бушевал первозданный мир. Вцепившись руками в руки деоса и прислонившись к нему спиной, Эновея жадно взирала на происходящее, не в силах оторвать взгляд.
Вот перед ее и Энтро глазами проносится огромное древнее создание. Оно вцепляется в другого хищника и мир освещает вспышка сражения двух гигантов. Бой отчаянный, молниеносный, длинный как жизнь и короткий как миг. И вот один растаял, а второй понесся дальше. А там новый бой, снова и снова. Без границ и без конца. Древняя еле слышно выдохнула. Все так. Все так, как и помнит ее Первородная сущность. А тем временем до нее доходит предупреждение Энтро. Вея переводит взгляд на поток беспорядка и чувствует как ее тело начинает дрожать. Но не от ужаса или страха. А от потребности рвануть в этот хаос, в это безумие, в эту агонию. Видимо при ее создании либо же распечатке в этом антиквэруме осталось слишком много саморазрушения, слишком много стремления к своей гибели, слишком много желания переступить через грань. Ее руки снова непроизвольно тянуться вперед.
Но теперь она не одна. Вея чувствует рядом деоса и это придает сил, уверенности и устойчивости. Ощущая его поддержку антик может даже устоять против потока беспорядка, отринуть желание погрузить в него с головой. И только наблюдает, провожает взглядом и сознанием то, что проносится мимо.
Вот и взрыв. Ее естественный итог существования, к которому первородный Зверь стремился и почти его достиг. И порой продолжает стремиться, подталкивая антика к гибели и саморазрушению. И лишний раз напоминая как трудно удержаться на краю. Но наглядно показывая какой итог ожидал ее.
Эновея судорожно вздохнула. Сияние сверхновой ослепляло, очаровывало и туманило взор. Какая то ее часть неистово рвалась туда. Прикоснуться, раствориться, забыться.... Собрав последние силы, антиквэрум с трудом закрыла глаза и даже отвернулась, поворачиваясь к Энтро, словно в кольце его рук. Но она не увидела его. В резко распахнувшихся глазах женщины снова витал космос. Только теперь другого прошлого. Первозданный мир вокруг начал таять. Изменчивая память не желала поддавать контролю, проматывая теперь воспоминания вперед, но не по порядку. Что то, возможно прикосновение, возможно просто случайность, но есть ли они в этом туманном сознании, но что то зашвырнуло Вею совсем в другой кусочек прошлого.
Фаригмар — шепнула она и пространство приняло вид лаборатории. Ее дриммэйр. Ученый, который содержал часть ее былого могущества. Тот кто случайно встретился на ее пути, тот кто был обречен заранее, и тот, кто словно мотылек тянулся к своей гибели. Эновея подняла взгляд на деоса, но видела свое прошлое. Что она хотела сделать сейчас? Снова убить или все же удержаться? Удержаться, возможно. Но нереально. И снова на кончиках пальцев еле ощутимое жжение, опять появляются когти и судорожно сжимающаяся ладонь горит от необходимости вырвать сердце. Рука дернулась, и соскользнула с деоса. Это не Фаригмар. Но желание рвать не уходит и Эновея в отчаянии хочет стиснуть зубы, и ощущает что резцы удлинились. Ей нужно кусать, рвать, метать, убивать. Почему? Древняя сама не знала ответ. Но не все порывы ей подвластны и в какой то момент она даже хочет запустить свои зубы в мужчину рядом. Кто там? Да не важно. Гораздо нужнее увидеть как капли крови покатятся по коже, ощутить солоноватый привкус. И женщина порывается это сделать, вонзить свои острые сейчас клыки в .. деоса? Откуда такой голод хищника? Вея опять не знает ответы. Да и не искала она их сейчас. Поэтому просто отпустила этот миг назад. И снова скользнула в бездну своей памяти, растворяя те желания и порывы в тумане прошлого. Переживая их снова, и стирая, пряча обратно. Что же возникнет теперь? И как обуздать этот круговорот?

+1

19

[float=right]https://i.imgur.com/MJfEoPD.gif[/float]   Под прохладной алебастровой кожей пульсировали многочисленные источники Звериного безумия, более первозданного, чем все звезды этого мира. Эновея мелко подрагивала в его руках, а каждый удар сердца заставлял расцветать яркие световые вспышки глубоко под женской кожей, на миг делая биологические ткани почти хрустальными.
   Внутренний Зверь тянулся всем существом к бесконечному хаосу, о котором помнил также ясно, как детеныш хищника о молоке матери; деосу не требовалось прилагать много усилий, чтобы удерживать антиквэрума подле себя и не допускать необдуманного порывистого прыжка в бесконечность, все же грани ментальной магии многочисленны, а бесконтрольный беспорядок в космических воспоминаниях о прошлом, порой, гораздо опаснее реального хаоса в настоящем, потому как строить воздушные замки и сладостные видения, там, где им нет места – простейший из фокусов подсознания.
  Ослепительные лучи «сверхновой» пронзали бескрайний темный космос, разукрашивая его в бесчисленную палитру красок, гипнотическую и притягательную, даже взор Энтропиуса нет-нет, да застывал на густом и сочном космическом полотне; подобная картина не была для него нова, но в тоже время, это он видел впервые – космос воспоминание, отчасти реальное, отчасти выверт подсознания в попытке воссоздать прекраснейшую из грез.

   А после все исчезло. Они сгорели в огне, который не в силах вынести даже самый могущественный деос, гораздо более ильный чем хаотичный бог. Растворились в элементарных частицах, чтобы в следующих миг обнаружить себя совершенно в ином окружении.
   «Фаригмар?» – Широкое и чуточку скуластое лицо мужчины оставалось непроницаемым, взгляд тлел в попытке рассмотреть в глазах Эновеи что-то, доступное лишь его пониманию, – «человеческие расы, порой, бывают столь хрупки… они не в силах выдержать и подобие беспорядка, но ведь причиной краха стала не слабость тела, а слабость духа – любовь сделала оболочку хрупкой, а тебе в тот раз так хотелось… и сейчас хочется..? Только не обломай зубы, это тебе не очень понравится…» – деос усмехнулся, ощущая острую жгучую боль, совершенно обыкновенную и сладостную одновременно. Похоже, в новой эре такая у него судьба – расплачиваться кровью за все, что было в прошлом.
   Клыки пронзили шею, чуть выше правой ключицы. Когти чертили простые и ровные линии от предплечья до груди, впрочем, красные разводы краплака и стекающие в женскую глотку тонкие струйки не принесли успокоения, с точностью наоборот. Тело в его руках забилось в агрессивной агонии, прильнув и издав что-то вроде утробного рыка, энергия запульсировала с новой силой, казалось, еще секунда и антиквэрума разорвет от переполняющих энергетических гейзеров. Эновя сглотнула, что-то застонала, а взор Энтропиуа вперился в краснеющий и утончающийся знак хаосита меж женских ключиц. Знакомые очертания, знакомые до оскомины и болезненной судороги – символ близости, в народе именуемый фаворитизмом. Почему?

[float=left]https://i.imgur.com/6fdNJ9y.gif[/float]   «Ты любила это существо почти-любовью, ведь Зверь по своей сути не способен любить… Зверь твоего прошлого был слишком примитивен да..?» – она погружалась в собственные эмоции и страсти прошлого, обхватив собой крупное мужское тело, её тонкие изящные руки, прочнее стальных цепей обвивали, а левая ножка фиксировала стопу деоса, правая, согнутая в колене, упиралась куда-то в бок.
   Удар под дых стал, наверное, для девушки неожиданностью. Не слишком сильный, но смысл был, скорее, в переполняющей кулак энергии. Она проникла глубоко в поры, окутывая каждый орган, заставляя нейроны мозга задрожать и очнуться. Ментальная пощечина – не меньше.
Тело забывшегося антиквэрума мягко относит на несколько десятков метров, – «…ты унеслась слишком далеко, неужто тебя так сильно притягивает податливая плоть того дримма, что ты, забыв все на свете, восторженным котенком впиваешься в него? До того, как твое тело приобрело нынешние очертания, оно было таким же примитивным и невероятным хтоническим произведением… сосредоточься на этом, выпусти Зверя и позволь ему вспомнить...» [AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]Кубики

Отредактировано Энтропиус (07.01.2019 12:19:32)

+1

20

Полностью растворившись в полете времен, отдавшись океану прошлого так трудно собрать себя из частиц в которые рассыпаешься каждый раз. Одно видение сменяет другое, но как найти в нем себя снова? Как отделить от того что было прожито, но возвратилось опять, то чем стало теперь? Как в мире снов найти реальность и как суметь отличить настоящего себя от ушедшего в небытие? Практически невыполнимая задача для разума, которым словно песчинкой играет мощная волна памяти. Столько было прожито, столько увидев  и ощутив, столько пронеся с собой и сквозь себя простое погружение в пласты прошлого может превратиться в бесконечный лабиринт блуждания по тому что было давно и даже уже истлело в песках времен.
Но оно живо и необыкновенно сильно. Здесь. В глубинах создания, внутри создания, состоящего словно мозаика из своих прожитых жизней, моментов, кусочков пазла, которые потревоженные чьей то сильной и неудержимой магией, сейчас дрожат все и складываются немыслимым порядком, порождая образы в которых так и тянет раствориться. Снова и снова создавая странную смесь прошлого и настоящего. Вынуждая нынешнее стремиться обратно.
Эновею колотил озноб. Руки судорожно сжимались и разжимались, отросшие когти так и требовали вонзить их в такую желанную плоть. Безумная жажда поглощала сознание, не оставляя не единой разумной мысли. Лишь желания, лишь инстинкты. Впиться клыками в жизнь, бьющую ключом рядом. Забрать частичку себе. Утолить этот нереальный голод.
Антиквэрум даже не поняла в какой момент запустила зубы в находящегося рядом. Прошлое и настоящее смешались в дурманящий коктейль. Тогда, раньше, не было такого. Не было и не возникало. Но здесь и тогда сейчас едино и порождает иное. Какая то сила, какая то иная связь, но она магнитом притягивает Первородную вцепиться с отчаянной необходимостью в жизненную силу, находящегося рядом. Желанная кровь обжигающей волной орошает рот и живительной влагой течет по горлу, перехватывая дыхание и наполняя силой. Она не несет покой. Она дает мощь, толчок, энергию. И женщину начинает трясти от избытка всего. Это не настоящее, но уже и не прошлое. Этого нет и не может быть в призрачном мире воспоминаний, но это все здесь и сейчас. И Эновею уже переполняет этот океан, она чувствует что может захлебнуться в нем если не найдет за что зацепится. Чтоб всплыть хоть на миг. Бессознательно и бессвязно вырываются какие то слова. Просто звуки, попытка воззвать о помощи, поддержке, опоре в бушующей теперь внутри сознания волне.
И снова приходит отклик. Такой необходимый и желанный. Остров посреди океана, дарующий жизненно важную передышку в перелете между вспышками бытия. 
Вея чувствует его каждой клеточкой своего тела, когда толчком ее отрывает от мужчины рядом. Отчаянно хватая воздух, скорее от проходящей сквозь нее энергии, чем для дыхания, женщина снова осознает себя. С трудом, с усилием, но целенаправленно, она берет свои расшалившиеся ощущения и воспоминания в железные клещи создания.
Какая то безуминка появляется в глазах осознавшего и вернувшего себя разум антиквэрума. Не зря Эноделлиривея потратила столько времен на обучения владеть собой и самой управлять глубинами своего разума, а не теряться в них.
«Это всего лишь прошлое... не оно притягивает меня..» - доносится от нее полумысль полуощущение. Не прошлое есть суть, а эта невообразимая смесь настоящего и было накладывается друг на друга.
Но ментальная пощечина сделала свое дело и вернула немного потрепанный разум древней относительно на обычное место его пребывания. Достаточно, что Вея поняла, что хочет с нее Энтропиус. В разуме не всплывает понимание о искомом, но даже несознательная часть антиквэрума может понять, что с нее требуется. И даже уступив, послушно исполнить требуемое.
Легкая полуулыбка касается губ девушки, глаза устало прикрыты. А реальность вокруг превращается в резкий и яркий калейдоскоп красок. Словно кто то с нереальной скоростью прокручивает кадры прошлого в поисках нужного. И они уже найдены. Внезапно краски блекнут и растворяются в рельефе окружающего.
Снова вокруг вулканы, пески и огненные реки. Очень похоже на сейчас, но сразу видна разница. Прошлое. Это выдает шелест ветра, привкус огня и пыл времен. Рядом заметно движение. По раскаленной почве легко и уверенно скользит древний Зверь. В ярко алых глазах нет места сознанию. Оно сейчас в зрачках Эновеи, спокойно взирающей на своего Зверя рядом с Энтропиусом.
Первозданный проносится мимо и атакует нескольких духов, разрывая их в клочья и яростно заглатывая их жизни, энергию и силу. Они так ему необходимы. Мимо ходом создание проглатывает и некий ярко красный кристалл и несется дальше в своей охоте. Но ее прерывают. Невысокий мальчик появляется рядом и Зверь оборачивается в его сторону. Не собираясь атаковать, нет. Им пора покидать это место, и Первозданный вместе с мальчиком исчезают с планеты.
«Я помню» шепот мысль, шепот удивление антиквэрума. Словно от души пошалив, память наконец послушна ее воле и сразу же показывает следующий момент.
Другое место, другая планета. Зверь беспокойно мечется, не умея найти себе место. Огромный змей, в несколько раз больше мальчика сходит с ума. А тот бесстрашно направляется к нему....  и лезет к нему в пасть. Эновея удивленно взирает, пока Зверь удерживается магией, а внутри копошится мальчик. Это явно не то, что хотелось бы вспомнить о своем прошлом. И уже следующий момент, освободившийся Первородный наконец понял, что ему мешает и срыгнул яркий красный кристалл в ближайшее озеро.
«Поэтому она не может найти свое яйцо  - оно на другой планете» - усмехается мысль антиквэрума, взглянув на присутствующего рядом деоса. Но память все еще непокорна, как и само сознание древней. При взгляде на бога ее ослепляет новая вспышка прошлого и реальность опять тонет в воспоминаниях. Их встреча, судьбоносное для нее решение Первородной. «Ты помнишь?» - шелестит ее мысль в адрес бога, пока вокруг выстраивается всплывший миг.

Отредактировано Эноделлиривея (10.01.2019 01:29:01)

+1

21

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   «Все верно, но случается, что прошлое бывает приставучее базарной торговки где-нибудь на площадях халифатов Биорторуса, оно же обладает сомнительной полезностью при нелепой дороговизне, да и нет смысла пытаться продать нам нас самих. Самое смешное, что с сем утверждением поспорит почти каждый первый и будет прав...»  – безжалостное веселье изливается из глубины зрачков. Странно, что в столь аморфном и беспорядочном месте поверхность темных глаз кажется отполированным ледяным полем, но может быть, именно это дарует столь необходимую сейчас стабильность.

   Вокруг из сейчас плещется бесконечный космический океан, он наступает со всех сторон черным плотным потоком... или белым? А может быть синим, фиолетовым или оранжевым? У потока нет постоянно цвета, он столь же непостоянен, как воды у берега горной речки; приходится вновь взять ее под локоть, но уже гораздо более невесомо, почти не касаясь, а лишь неуловимо обозначая собственное присутствие, и поди разбери, кому оно сейчас необходимо. Масса густой и равнодушной материи вновь оголяет и выставляет на обозрение картины прошлого и был у этих картин странный, немного постыдный привкус, знаете, такой привкус бывает у абсолютно нормальных и естественных вещей, например, излишней деятельности болезнетворных бактерий в носовой полости, что время от времени беспокоит всех среднестатистических булов, не успевших сделать специальные прививки или обзавестись полезными наноботами.

«Погодите-погодите... неужели...» – широкое скуластое лицо мужчины окрасила немного пугающая гримаса удивления, и внезапно данное проявление эмоций приобрело тот самый противоестественный подтекст – не опасный, но чуждый... как если бы вдруг все яйца в контейнерах стали квадратными.  Воспоминания, подобно объемному фильму с эффектом погружения, натягивались на бесформенную массу космической густой пустоты окружающего космоса, деосу ничего не составило применить «эффект Zoom» – «И правда, просто потрясающе! Эти красные волосы и личико малолетнего егеря-берсерка! Кто бы мог подумать!» – Лицо загадочного мальчишки было смазано, как замазывают контент (18+) в специальных фильмах, но не квадратиками, а просто нечетким контуром «пикселей», голос тоже почти не был слышен, но отчего-то Энтропиус и Эновея были уверены, что мальчик ругается, как ругался бы хозяин на нашкодившего щенка.

   Вряд ли Эновея когда-либо видела, чтобы Энтропиус так смеялся. Нет, ТАК смеялся. Мужчина загоготал в голос, на грани пошлости, даже прогнувшись в спине и держась за тонкий (и тем не менее, где надо женственный) стан антиквэрума, точно утопающий за спасительную соломинку. Благо смех его божественный продлился не слишком долго, – «Какая прелесть, ты хоть знаешь, кто только что лазил к тебе в рот, как к себе домой? Очень... хм... очень... я бы сказал, необычный... нет... почти невероятный персонаж, ну да ладно, кто я такой, чтобы лезть в чужие взаимоотношения особенно между мальчиком и его собач...ба...» – деос снова не выдержи и вновь согнулся пополам в приступе дикого хохота, – «ох, не обижайся Эновея-тян, ты знаешь, шутки у меня те еще...» – отсмеявшись изрек мужчина, – «...так, ладно, это все хорошо, если весь курьез ситуации понимают двое, но то, что твой организм избавился от кристалла наоборот очень хорошо, то, что одним дарует новую жизнь, может превратить существование в других в сущий кошмар...» 

   Встреча с Рирариум и обучение у неё – тоже немалая и крайне важная часть жизни, понимание, что маленькая Совья богиня не в состоянии была дать абсолютную защиту и стать столпом стабильности, может быть в бедующем, а Эновеи необходимо было тогда... 

   – «Кристалл на Дизариас, ты срыгнула его где-то в одной из выэтановых рек, судя по всему... нет, не рек, озер. На Дизариас не так уж много, как может показаться, очень может быть, что где-то от рек Бальс... можно начать с них и, я бы на твоем месте сделал выбор, хочешь ли ты вспоминать все прямо сейчас до кристальной прозрачности, так и знай, я тебе про твоего хм... друга в далеком прошлом не расскажу, хотя ты права, я помню все... и могу, наверное, увидеть это твоими глазами, если очень постараюсь, но за чем оно мне?» – деос развел руками, склонив голову к плечу, в его глазах все также плескалось неизменное безжалостное веселье.

Отредактировано Энтропиус (14.01.2019 15:41:26)

+1

22

Медленно, и иногда даже рывками до разума доносятся моменты прошлого, как крайне неспешный поворот древнего механизма с кинопленкой. Местами припорошенный пылью, и душераздирающим скрипом. Но наконец отысканного в песках времен. Легкое удивление или недоумение это всего лишь дань разумной части древней своему же сознанию. Чтоб не дать погрузиться снова слишком глубоко. Чтоб не дать запутаться и потеряться в происходящем сейчас, но канувшем в прошлое. Какая то часть проживает снова, какая то должна реагировать, осознавать, а какая то равнодушно взирать. Но что если все части сейчас растревоженный личности дрожат одновременно, не в силах найти ни себя, ни свое место в происходящем? Она здесь и нигде , она есть, взирает на себя и никто и никогда в тот же час.
Легкая улыбка расцветает на губах, у сущности той, которой нет здесь. Скорее только воспоминание, отражение реальности, а сейчас и вовсе как легкое зеркало для деоса, которого сотрясает смех. Эмоции — роскошь, на которую у нее не хватает себя. К тому же и там и сейчас, как и в реальном, которое она уже не ощущает, но ей все так же нет особого дела до судьбы утраченного кристалла. Для Зверя он не более чем помеха. А для древней эти моменты прошлого, словно внезапно найденный текст на утраченном языке. При чем написанный самолично, в глубокой древности. И он уже неважен, и при этом он неотъемлемая часть личности. Его можно видеть, пытаться прочесть, но как быть с тем, что осознать его можно было лишь там и тогда? А ныне это всего лишь посеревшая от пыли кинопленка....
Хаос внутри сознания плавно переходит в хаос вне его. Беспорядочные мысли выстраиваются причудливым образом, порождая не виданное ранее, но вставляя его в картины прошлого. Сознание есть, но не здесь, а всего лишь где то рядом. Как невесомый призрак, как пролетающий мираж, оно лишь касается легкой шаловливой рукой пласты потревоженной в самых своих глубинах сущности, заставляя ее волноваться и тревожится еще больше. Пока перед разумом, удерживаемым казалось надежным хватом неосознанной, но твердой воли, проносится и формируется заново уже прожитое, внутри его происходит маленькое в картине вселенной, но невыносимо головокружительное и невозможное для отдельной личности. Водоворот ощущается каждой линией тела, вихрь продолжает проносится под кожей, проходя током по самой матрице естества снова и снова. И где прошлое и настоящее? И кто здесь реален, или они оба всего лишь вспышки памяти в прошлом? Здесь нет никого, а там их и не может быть.... Контроль всего лишь обман, только видимость. Как казалось было всегда. И вот снова сущность вне своих рамок, вне ограничений и пут. И вот причудливая вязь прошлого уже накрывает рискнувших отправится в путешествие по ней.
Единственное, что здесь и тут нерушимо. Единственно, что тогда и ныне, и надежно. Что так необходимо как статичное и стабильное. Насмешка судьбы или рок, что это деос беспорядка. Антиквэрум даже не осознавая движения или мысли, приводящей к нему. Но отчетливо понимая потребность, уже снова рядом с мужчиной, и невесомо касается его руки, словно проверяя реальность. Здесь должен быть хоть кто то, кто не потеряется, не заблудится в этом безумии и беспорядке былого. Что поделать, если тогда в прошлом эта сущность была дестабилизированна как никогда. Так откуда ж там взяться порядку или покою. Но ведь то, что несет каплю привязки к реальности, толкает же снова в пучину, на самое дно.
С трудом до сознания доносятся слова. Личность мальчика и свое прошлое тогда и с ним, древняя сможет вспомнить сама. Потом. Если Зверь таки отдаст все былое, похороненное в его сознании. Кристалл почти найден, где то на краю разума осталось знание, словно написанная приметка на полях от руки. Но это снова не имеет значения, ибо причиной нового безумия прошлого, стал тот, за кого антиквэрум хотела удержаться от погружения в новую воронку.
«Зачем....» - слишком медленно формируется мысль, слишком нетороплив разум, относительно сознания потревоженной памяти. Вокруг уже возникает мир. Тот который древняя помнит, понимает, знает. Но не в состоянии удержать. Ни тогда, ни сейчас. Женщина завороженно смотрит на мелькающие картины, и внезапно вспоминает, про заданный вопрос.  Задурманенный былым взгляд, снова находит мужчину рядом. И какая то капля разума появляется в глаз Веи. И даже уже почти осознанная улыбка. Насмешка над собой, над вывертами своего разума и сознания. Над тем кем там и сейчас она была.
«А может я хочу показать тебе то прошлое своими глазами?» - может ли шептать мысль, может ли шелестеть эмоция... Конечно же может. Почему то  в данный момент для Веи нет ничего важней чем дать взглянуть Энтропиусу своими глазами на случившееся тогда. Откуда такой порыв, чем вызвана необходимость, тогда и сейчас не дано понять. Но слишком сильна потребность, чтоб ей противится. И женщина снова прикрывает глаза, чуть прижав склоненную голову к плечу деоса. Можно поделиться мыслями. Но зачем, если можно просто показать их, дать ощутить. Может в этот раз они не растворят ее снова в себе.
Реальность расцветает буйными красками. Гнев, ярость и боль окрашивают воспоминания в алый цвет, цвет крови, который стекает по мыслям древней. О, тогда она не убивала, еще. Тогда она пыталась справиться, удержать, совладать. Вот только невозможно удержать, отчаянно нуждаясь в обратном. Исконная сущность рвалась на волю, ломая барьеры, руша запреты, разрывая свои внутренности в отчаянной попытке выбраться на волю. Это невозможно показать со стороны, это нельзя передать в картинке прошлого. Но этим можно поделиться прислонившись к плечу и открывшись. Показывая, на каком краю безумия, на какой грани саморазрушения можно рисовать безумный рисунок картины, от которой не оторвать взгляд. Танец смертельной борьбы с самим собой, миг на острие. Кто б не победил, кто б не проиграл — итог будет лишь один. Нарушенное равновесие увлечет в пропасть обе стороны. Нет победителей, только проигравшие, в бою с собой. И казалось нет выхода, все предрешено. Остается смириться, принять, осознать, закономерный итог бытия — все таки взорваться, все таки разрушить себя, достигнуть грани и шагнуть за нее, взлетая в космос разрушения. И нет надежд, нет былого. Нет уже сил, бороться за жизнь, самостоятельно лишая себя этого права.
Эновея открывает сияющие алым безумие глаза и встречается с глазами деоса. «И тогда появился ты....»

Отредактировано Эноделлиривея (17.01.2019 23:19:22)

+2

23

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   Гнев или ярость не просто грех, не в боевом неистовстве содержится центростремящееся зерно распада. Да и причем тут вековечные сражения, и кровавые бойни? Ярость никогда не являлась истинным грехом Энтропиуса, точнее, это было грехом истинного покровителя войн, а после перешло, как оно случается, пусть и не всегда, под эгиду победителя. Беспорядок – вот истинный грех Хаотичного бога, а после внутрирасовой войны в него и проникла ярость… сладкая и кровавая отрава, распространившаяся по жилам и заразившая собой все его естество. Энтропиус даже не помнил, он ли начал охоту за своим братом или все случилось наоборот; прошлое до заражения уже давно превратилось в мираж, несуществующее и сказочное, несбывшееся или обманное. Но, чудится… будто он до той злопастной победы вовсе не стремился к силе и не жаждал упоительных ласк войны…

   Энтропиус многое знавал о грехах, не только о гневе… беспорядок нельзя смешивать, это «ключ от всех дверей» закоулков души, беспорядок нуждается в «чистоте», а окунаясь в новые сферы, он каллапсирует. Пожирает своего владельца, навязывает грезы и рисует мир отвратительными до смехотворности красками.

Эноделлиривея предстала слишком погруженной в беспорядочную ярость. Бессмысленную по своей сути. Искушающую и бархатистую. Он увидел это в глазах, что сияли насыщенным безумием, увидел не слишком давно, но достаточно, по меркам многих жителей этого мира, но в его личном летоисчислении оно случилось буквально минуту назад. Безумие имеет так много граней, что не хватит человеческих созданий, рожденных во всех мирах за все время: прошлое и будущее, чтобы постичь хотя бы четверть. Порой, деос полагал, что именно безумие делает существ «нормальными», ибо нормально все, что мы способны воспринять в биологическом смысле, а все «чего для нас нет» – ненормально, но не имеет смысла.

   Его безумие имело цель – по крайней мере, деос так всегда полагал, а её неистовство, скорее, поддавалась животной логике. Он – заложник жажды силы; она – пленница собственных эволюционировавших инстинктов. И тогда, возможно впервые за четыре миллиона лет, древний почувствовал новую совершенно незнакомую эмоцию… которая, пусть на миг, но заставила содрогнуться до самого основания всю его суть!
…у эмоции не было имени или их было так много, что все они сливались в бессвязный липкий ком:
…невозможно представить, что чувствует космогоническая единица «хаос», внезапно увидев свое отражение во вселенной, сотканной из антиматерий…
…желание упорядочить – противоестественное его природе?
…чаянья преодолеть непреодолимое, разорвав ткань реальности, и попробовать «противоположную копию» на вкус..? Слиться с ней или сделать своей частью?
..все вместе?
Возможно.

   И это стало действительно сложным… ему до сих пор сложно уменьшать беспорядок и укрощать безумие, да еще и могущество антиквэрума заставляло корчится в муках первозданного давления сущности, притом, своей собственной. Его внутренний безумный хаос ведь никуда не делся окончательно, не исчез… а лишь схлынул, как сходит вода, обнажая принесенные из океана разноцветные ракушки или мертвых китов.
Это была его маленькая тайна, которой он поделился с Эновеей когда-то, но та забыла…

   «И ты все же смогла преодолеть внутреннюю волну…» – немного утробное негромкое бормотание деоса пронизывало бархатистым эхом окружающее пространство, – «…как видишь, не только ты способна показывать различные удивительные истории своими глазами…»
   Понимание накатило на Эновею внезапно, словно деос открыл туго закрытый кран. Они ведь не просто так отправились в это путешествие, не за «яйцом кукушки», яйцо было лишь предлогом, истинная цель – отыскать в прошлом утерянную часть воспоминаний, сакральных тайн двух безумцев и вспомнить имя… Очень важное имя. Собственного оружия.
«Я умею появляться вовремя, если постараюсь» – говорила его веселая и одновременно опасно-вдумчивая полуулыбка, и воспоминания всецело захлестнули.

   В воздухе звенело напряжение, пространство искажалось под многочисленными порывами магических ударов, ему тогда пришлось не только укрощать инстинкты первородной хищницы, а посадить в её душе особое зерно, которое когда-то давно смогло взрасти на неплодородной почве его собственного безумия.

   «Наверное, правда, что я сейчас скажу, не совсем очевидна, но моё решение помочь тебе было не многим реальнее, чем бессилие Рирариум. Сестра не была способна обуздать твою суть ввиду пошлой нехватки магической силы, а я не мог этого сделать, потому, как твоя суть была, по сути, близнецом моей… бездна взывает к бездне. Так что...»

Взгляд призывал вспомнить все… включая приятное покалывание рукояти магического артефакта – первого подарка деоса беспорядка и войн.

+1

24

Нельзя показывать, делиться и не чувствовать все это снова.
Чтоб показать - нужно ощутить, чтоб поделиться - нужно прожить. А чтоб открыться — нужно опять погрузиться с головой. И Эновея тоже ускользает частично в безумие того мига на краю. Того танца на острие. Мгновение перед прыжком в пустоту. Последний вздох вечности, отправленный в бесконечность.
Нельзя опускать руки, нельзя отдавать контроль, нельзя отвлекаться. Ни тогда  и не сейчас. Ведь грань так близка, а Зверь так жаден.
Нельзя забывать себя, нельзя теряться, нельзя топить себя во внутреннем безумии. Ведь это и есть ты, это неделимая часть, а этот порыв несет лишь разрушение.
Нельзя отступать, нельзя прекращать бой, нельзя прекращать дышать, с каждым вдохом отдавая себя до последней капли. Ведь с дыханием в никуда уходит вся жизнь.
Нельзя...
Но уже слишком поздно.
Уже слишком безнадежен бой с самим собой, чтоб было возможно его остановить. Слишком призрачен. Слишком силен и бессилен против себя. Слишком безумен и первобытен, чтоб суметь удержаться. Суметь удержаться на краю, когда пропасть так влечет. Она зовет, манит, просто тянет вниз. Прыгнуть, сорваться, полететь. Пусть крыльев нет, пусть они не раскрыты, пусть ждет лишь темнота и боль. Но тяга и жажда пропасти сильнее разума, инстинктов жизни, даже существа. Она призрачна и реальна. Она сильна и всевластна. Она повелевает и просит, она взывает и молчит. Она сводит с ума и не обещает ничего.
...Лишь темнота и пустота на дне ее...
...Но не прыгнуть невозможно...
И уже сломлены почти последние барьеры разума. Уже снесена неудержимой волной безумия стена, удерживающая первозданную ярость. Уже ты не ты, и твоя суть не принадлежит тебе более. И уже почти нет иных чувств и ощущений, кроме тех, что диктует Зверь. Хищник вне себя, он рвется на волю, чтоб закончить то, что остановил давным давно Демиург. Принести свои ярость, гнев и безумие в этот мир. Разрушить все и после взорваться ослепительной вспышкой гибели. Ради этого он существовал. Ради этого был создан и к этой цели шел. И он достигнет ее снова. Остался один миг, один шаг, один рывок навстречу полету. И он уже начал его...
Но хищник ведь не желает погибать. Его жажда жить так же неистова, как и жажда разрушения. Но эта невозможность, эти потребности разрывают его. Он мечется в бешенстве, погибая, разрушая и агонизируя, от невозможности остановится. Нет разума, нет запретов, нет границ. Только безумие, гнев и боль.
И уже полностью слившись в комок невообразимых чувств и ощущений, уже забывая себя, уже потеряв себя на просторах боя, Первородный хищник встречает того, кто так.. что?
Похож, созвучен, близок, неудержим, способен остановить или подтолкнуть.. К чему? К краю пропасти? Ведь Зверь уже там.
Но с края можно не только упасть, но и взлететь.
Хищник не желает умирать, но и жить он более не может. Он рвется от шанса на жизнь  и при этом не уходит. Он сражается за смерть, отчаянно желая выжить. Кто другой смог бы понять, прочувствовать, уловить и заставить принять. Шанс, надежду, силу, веру, частичку себя, так созвучную с существом Хищника.
«Смогла» - тихий шепот антиквэрума в ответ всколахивает реальность мягкими складками былого. Каким чудом сейчас удалось удержаться на грани прошлого и настоящего и не сойти снова с ума? Наверное, это все тот якорь, который и в прошлый раз помог устоять против бури. «С твоей помощью» - все так же прислоненная голова к плечу мужчины более не тонет в том воспоминании. Уже нет. Она была в безумии своего Зверя. Она растворилась в нем, заблудилась и нашлась снова. Она есть его часть, как и оно часть нее. Оно нерушимо и неотделимо. Оно сила и слабость. И Вея принимает это. Знает и будет справляться снова и снова. Тем более, что теперь у нее есть достаточно сил для этого. Она просто позаимствовала частичку у того, кто оказался способен предложить их ей. Поделится своим безумием и хаосом, что у нее появился шанс выжить, устоять и победить себя.
Теперь глаза женщины не краснеют более цветом крови. Их наполняет спокойный рассеянный и даже чем то теплый свет. Она потеряла себя и нашла даже чуточку больше.
«....две песчинки хаоса растворенные в полотне миров... потерявшие себя в безумии...и отразившиеся друг в друге как в зеркале...» - Эновея медленно возвращает взгляд своих глаз на мужчину и в их глубинах расцветает понимание.
Вспомнить то что было и ушло, что было прожито, но позабыто. И в то же время понять и прожить сейчас то ,что было ранее прочувствовано. Все неизменно и меняет с течением времени. Уходит то, что было важно, но что не должно быть забыто. Как прошлое. Как моменты на краю, когда пути нет, сил сделать шаг тоже нет, но и устоять невозможно. И тогда искра чужого хаоса и безумия способна подарить жизнь.
«Но ты смог с помощью своей бездны воззвать к моей. И этого оказалось достаточно.... чтоб я смогла жить...» - признательная улыбка скользит по губам девушки. Как порой мало нужно, что шаг в пропасть не стал бездной. Чтоб не сорваться на краю, чтоб не потеряться в себе — иногда нужна лишь капля безумия, не твоего, но такого иного и такого родного. Словно утраченная за века заточения какая то частичка блуждала в космосе и именно ее не хватало все это время, чтоб обрести порядок в хаосе самого себя.
И как отголосок этого хаоса этой частички утраченной и найденной снова, откуда то издалека, из реальности, где застыли погрузившиеся в прошлое, приходит отклик. Сначала далекий, он становится все сильнее и ярче. Правая рука женщины уже ощущает древко оружия, проявившегося в реальности, стоило лишь вспомнить о нем. Но в призрачных мирах прошлого оно ждет, оно жаждет услышать свое имя, чтоб прорваться в этот сон о былом. И развеять его, возвращая путешественников в реальность.
Эновея не спешит, она растягивает миг ожидания, немного отодвинув голову от мужчины и взглянув ему в глаза. Что можно увидеть в бездне хаоса? Что можно показать знающему о тебе все? Ничего. И все. Улыбка коснулась напоследок губ антиквэрума и Вея вполголоса зовет:
- Фалиэра
Тут же в ее руке распускаются алые и черные нити. Они переплетаются, сливаются, изменяются, распрямляются. И буквально через миг это уже надежный и верный спутник в бою. Коса, оружие Веи как фэдэлэса, неудержимое и мощное, опасное и нерушимое, как деос его подаривший. Оно прорывает этот мир, оно не частичка прошлого. Уже нет. Проявившись, оно просто требует хозяйку вернуться в реальность. Воспоминания дрожат и рассыпаются пеплом.
И это правильно. Их нужно помнить. Но ими не стоит жить.
Танец на краю пропасти продолжается. Но теперь у нее есть крылья.
И тот, кто их подарил.

+2

25

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   
   В самом начале совместного «погружения» хаос – первозданная стихия будто играл с ними в неудержимую игру, где Энтропиусу с легкой руки отведена роль уже надоедливого, но не менее любимого завсегдатая, могущего при должном упорстве поколдовать над правилами, а Эновея предстала чарующим самородком «свежей крови». Нечто среднее между гениальным игроком и податливой девочкой-кокеткой – таинственно сладкой и отталкивающей одновременно.

   Окружающая стихия, что содержалась в каждом из хаоситов в количествах, неподвластных здравому смыслу, «присматривалась» к тем, кто в очередной раз не побоялся станцевать танец на гребнях бесконечных волн. Жаркие её языки то и дело облизывали части тел собственных «детей», но эти части не были конечностями или торсами, они располагались в столь же несуществующем мире, как этот.

   Если бы Эновея захотела узнать, какой именно сущностью и смыслом обладает  окружающее пространство бесконечности и существует ли оно, способно ли оказать действие на реальный мир, то деос бы спросил с не меньшим интересом: существуют ли миры, рождённые умах мечтателей, а сны обыкновенных людей способны их убить? Так вот, окружающее во сто крат реальнее и иллюзорнее одновременно, это просто информационный поток – чистая холодная вода, погруженная в киселеобразную массу бесконечного и жадного хаоса, где он – Энтропиус, чувствует себя почти таким же гостем, как и его спутница.

   Волны можно найти в каждом, через потоки можно гулять, строить новые над-реальности рассудка, учиться, жить и умереть – все это сложно. Для одних – неопытных и трусливых – смехотворное занятие, что-то вроде грязного и мерзкого «мозгового онанизма», а для других, кто не боится посетить поток в компании – целый вклад в собственную личность, при должной удаче, разумеется.
Однако антиквэруму не требовалось это спрашивать, она знала ответ интуицией; нет, не то… она его ощущала собственной хаотичной сущностью и магистра, и космического монстра, и тем, что называют «особым чутьем», верно?

   «Фалиэра?» – одобрительно хмыкнул древний, закрывая собственной горячей ладонью глаза Эновеи, – «…истина... а сейчас постарайся сосредоточиться, я расскажу тебе занимательную сказку и сделаю это впервые... мы – деосы творим магическое оружие с присущей индивидуальностью, каждый делает это тем способом, что вложил в него Отец. Я сотворяю его частиц жизненной силы, атомов биокристаллов и воображения, закованного в груз того, что ты видишь вокруг – хаоса. Все три составляющих берутся у меня и у будущего владельца в разных пропорциях и разных количествах, в зависимости от миллиона факторов, начиная от моей собственной хм… оценки, кою младшие расы называют довольно скудным словом – симпатия и, заканчивая чуть ли ни расположением звездой пыли на небе. На Фалиэру я затратил слишком много твоей фантазии и своего хаоса, твоих бикристаллов и своей жизненной силы…» – он не убрал руки с глаз девушки, но даже в полной темноте она безошибочно могла ощутить, что деос усмехается беззлобно и со свойственной ему жестокой веселостью.

   «Фалиэра не имеет разума – это верно, но и без него получилась слишком самодостаточной и вольной. Ты её вспомнила, но ты её не нашла. Я не могу вернуть потерю, так как не все в моей власти, сейчас ты, если желаешь отыскать собственное оружие хаосита должна вплести в бесконечный хаос воспоминаний новую нить. Сотворить новый поток между двух пластов прошлого и надежно привязаться к нему. Я не могу объяснить тебе более точно, слушай себя и внутренний зов. Здесь в этом потоке нет реального, а твои черные тканные нити воспоминаний и коса в руке, не более чем очередной сладостный фантом… найди Фалиэру и вытащи нас в созданный тобой пласт разума… более материальный и осмысленный чем сама реальность…»

   И он толкнул её, отправляя в самостоятельный полет. Как выпускают оперившихся птенцов из гнезд…
… и все ради того, чтобы портал бесконечного вывел их за грань, туда, где можно соткать новую маленькую историю и ублажить желания капризной и тоскующей по хозяйке Фалиэры.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.png
https://i.imgur.com/FqKpkRv.gif

+1

26

Как обманчива суть, как призрачно настоящее, как реальны мечты и как ошибочны воспоминания. И так в каждой вспышке памяти, в каждом кадре, сохранившемся в разуме столько же правды, столько и лжи. Столько же настоящего, сколько и примарного.
Течение времени, происходящие события, настоящее — все это постоянно накладывает свой отпечаток, всегда один и постоянно разный, на то, что хранит память. В каждый момент в восприятии настоящего и былого происходят изменения. Они порой не заметны, а иногда и кардинальны. Так открывшаяся истина может перевернуть полностью всю картину. Так добавившаяся деталь может представить все в абсолютно ином свете. Так обманчивы и призрачны миражи прошлого.
И даже когда казалось разгаданны тайны, когда погружение в себя принесло результаты, знание и понимание — это всего лишь очередной мираж. Когда ощущения уже на поверхности существующего, когда на расстоянии вздоха от настоящего — это всего лишь очередной призрак. И снова хлысты прошлого обвивают сознание и тащат в глубину, снова образы ушедшего всплывают и накрывают с головой разум.
Эновее казалось, что оружие в нетерпении. Она словно ощущала, как Фалиэра прорывает пласты наложенного богом хаоса заклинания. Разрезает его грани своим лезвием этого же хаоса и вливается в воссозданную в пространстве небывалого и не реального. Что за место, что за время, что за силы...? Какая разница. Главное что оружие стремилось найти хозяйку и Вея ощущала его приближение. Она уже сжимала его в руке. Она уже видела как осыпается реальность. Она уже ощущала возвращение в настоящее.
Но ведь прошлое не уходит так просто. И оно не отпускает так легко безумцев, танцующих на гранях хаоса и в его космосе бытия.
Коса словно насмехаясь начинает исчезать, стоит антиквэруму услышать слова Энтропиуса и инстинктивно сжать древко оружия покрепче, словно говоря: «Да вот же она. Я могу ощутить ее». Ее уже нельзя увидеть и ощутить. Слова мужчины развеивают обман, прогоняют призрак, лишают женщину ее оружия. Эновея немного протестующе восклицает, когда ее верная подруга ускользает в пласты реальности и теряется в них. И тут руки бога накрывают ее глаза. Энтропиус начинает говорить и древней не нужно его видеть, чтоб даже кожей ощущать такую привычную его насмешку, чтоб в звуках его голоса, в течении мысли уловить эту нотку веселья и жестокости. Эту непередаваемую смесь, эту привычную черту характера. Она гипнотизирует и успокаивает. Как что то неизменное. Как что то характерное именно богу хаоса. И как что то уже настолько привычное, что без него нельзя представить себя. Улыбка снова скользит. Но теперь в мыслях и разуме древней хищницы. Это пояснение деоса открывает новые грани. Грани его, ее, ее оружия, их бытия, их сущего и настоящего. Его секреты и  ее знания. Теперь. О нем, о себе. И про частичку хаоса, которую Первородная уже привыкла считать неотъемлемой своей частью.
«Фалиера всегда была особенной» - отзывается мысленно Вея. В разуме тенью проносится мысль не оформившаяся окончательно. О том насколько разные и схожие, насколько одно безумие и иные грани способны создать подобное оружие. Настолько реальное и настоящее, что даже найдя хозяйку в мирах прошлого, оно способно не только дотянутся, но и пойти своим путем. Желая потеряться и быть найденным. Желая отправить антиквэрума в новое путешествие прошлого, чтоб написать новый виток реальности. Чтоб их воспоминаний былого сложить иную картину, заставляя пережить ее и собрать заново. Так и хочется спросить — и в кого интересно такое занятное оружие? Эта насмешка, этот вопрос так и плещется в глазах женщины.
Хорошо, что они все так же закрыты широкой ладонью мужчины, все так же находящегося рядом. Хорошо, что все так же он с нею здесь и сейчас, нигде и всегда. Оставив все настоящее, все реальное, все существующее, бог хаоса сейчас бродит по закоулкам шальной памяти древнего существа в поисках ее жизни. Ее личность, ее сознание, даже ее оружие — это пазл из бесчисленных кусочков, которые нужно отыскать и сложить. И ныне один из кусочков самовольно отправился побродить по закоулках разума.
Приглашая и требуя отправится следом.
Хорошо что Вея может последовать за ним. Любезно созданный портал не между слоями реальности прошлого, а самый центр их, приглашает погрузится. И легкий толчок только придает сил. Словно за плечами отрасли небывалой мощи крылья, Вея просто влетает в новый кадр из своей прошлой жизни. Застывшая картина, едва женщина пересекает невидимую черту начинает приходить в движение. Более того, она идет волнами, потревоженная вторжением, и Эновея даже видит, как эти волны, эти брызги накладываются на ту реальность, изменяя ее, прогибая под себя, меняя и меняясь одновременно. Древняя легко поворачивается вокруг своей оси, еще не различая воспоминание, но уже влияя на него одним своим присутствием. Оно пишется заново, с новым былым участником. С нею. Легкий смех женщины заставляет реальность взорваться осколками дымки прошлого. Она осыпается как стекло, как занавес, открывая происходящее. Настоящее, проживает в былом, написанное заново.
Перед глазами Веи простирается пустынный пейзаж. Ни людей, не существ. Каменная пустыня. Безжизненная и не гостеприимная. Что она здесь делает одна? И медленно приходит понимание — ищет ответы. Ищет себя. Снова. Подаренная частичка хаоса, полученная не так давно, еще немного чужда ее сущности. Не хватает толчка, не хватает детали, чтоб связать в одно целое. И женщина вспоминает этот момент. И понимает, что он уже иной. Там и тогда, она прибыла на эту планету чтоб неистово вскричать в ее небо, взывая, вызывая того, что одарил ее своим безумием в дополнение к ее. В пучине чужого хаоса трудно унять свой. И Вея желала понять, научится, разобраться. Тогда. Сейчас.
Но потревожившая эту картину та и не та одновременно. Она не живет, она вспоминает. И даже запрокинутая снова к небу голова не несет безумия прошлого. Нет, в ее глазах прошлое сплетается с настоящим и рождает не существующее.
- Энтропиус!!! - звенящий силой голос разрывает тишину пустыни. Она знает что последует потом. Или следовало в прошлом, которое сейчас. Атака. Нападения. Бой. Ярость. Только так можно было отрезвить ее тогда. И сейчас это она. Но история другая. Что будет теперь?

+2

27

   Благородно-серый сланец под массивными сапогами деоса похрустывал мелкой черной галькой. Шероховатый воздух каменной пустыни немного щекотал ноздри при вдохе, но Энтропиус знавал толк в призрачных наваждениях – это место было почти реально. Ага, так же реально, как может быть реален один человек для другого, или чудесный предрассветный сон для этих двоих. Беспорядок мыслей, энергий, генов, тканей и мышц сгрузился за пределами каменистого материнского лона – именно таким обнаженным, пусть и не гостеприимным, виделся древнему её мирок. Знала ли Эновея, что сейчас она совершила первый шаг из длинной цепочки на пути к созданию параллельного мира в оболочке Энтероса, малюсенький шажок на самом деле, он не приводит ни к чему и никуда, но для конкретной личности значит многое. По крайней мере, так создавал реальности сам Энтропиус, так был соткан мир, где хранились Свитки. Вначале сотворен в фантазии.

   Впрочем, фантазия антиквэрума была абсолютно бесконтрольной, если девушка и приложила к её созданию какие-то силы, то на подсознательном уровне. Создавать нечто близкое к реальному на осмысленном уровне куда более сложный фокус.
Почему произошло то, что произошло? Энтропиус, будучи покровителем оружия, прекрасно понимал, чувствовал и сопереживал Фалиере, для него она была куда более живой. Артефакты, им сотворенные, всегда отличались буйным нравом, не всегда оно было очевидно, но если хаоситу удавалось получить собственное оружие, а не стать счастливым обладателем уже сотворенного, то бедолага рано или поздно начинал ощущать что-то вроде фантома характера собственного дара. Не характер живого и разумного существа, нечто похожее, но за гранью.

   Фалиера была обижена на собственную хозяйку до глубины своей… или её… души. За то, что после рождения так и не призвала её. За то, что забыла и похоронила под чертогами наслаивающего разума. За то, вспомнила спустя долгие десятки месяцев. И невдомек чарующим режущим кромкам её тонких черных тканей, что не было в этом вины Эновеи.

   Отчасти антиквэрум не ошиблась в собственных ощущениях. Оружие пребывало в сладостном нетерпении, подрагивало меж тканей под-реальности, предвкушая долгожданную встречу. Наверное, наваждение и иллюзия было маленькой и изысканной местью для обожаемой хозяйке, но главное блюдо еще предстояло.

   Булыжная пустыня – в ней так легко скрыться. Особенно, если ты, свившейся кольцом вокруг образовавшегося на несколько секунд портала, гигантский «каменный змей». Сейчас исполинская туша образовывала нечто вроде просторной круглой арены, стенками коей и служило тяжёлое и неподвижное тело Элькрастерума. Он неподвижно покоился на теплой гранитной поверхности, не поднимая головы и позволяя где-то в области хвоста отдыхать от собственных дум, путем бесстыдного разглядывая всяких привлекательных девиц, одного из своих создателей – Энтропиуса.
Энтропиус!!!
Чего, рыба моя!? – с немного глумливым тоном, здорово разбавленным каким-то странным акцентом, жителями Земли безошибочно определяемым как «для лиц кавказкой национальности» гаркнул в ответ деос.
Покровитель хаоса не нападал, он мечтательно взирал вокруг. Пялился, точно пятилетний ребенок на розового пони, и, похоже, совершенно не разделял стремление Эновеи схлестнуться в поединке. Может, конечно, повалять ее в каменной щебенке за милую душу, для профилактики, но не более.

   Тут дело в другом. Элькрастерум поднял голову, взирая на девицу, и хмыкнул. Похоже, без его участия сегодня ну никак не обойдется. Да, управлять неразумное оружие собой не может, но это может сделать Альтер-эго.
Коса – реальное и смертоносное оружие, высочайшего энергетического уровня материализовалось в трех десятках метров и сразу со стремительной скоростью, рассекая беззвучно дрожащий воздух, ударило в область плеча остриём. Антиквэрум предвкушала бой? Она его получила. Так или иначе.

   А сверху нависало пронзительно-яркое изумрудное небо, точно антипод серой пустыни. С запада небо рассекала воистину невероятная хтоническая трещина, из которой сочился не менее ослепляющий медово-оранжевый свет. Собственно, не было больше на этом небе ничего. Даже солнца.
[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1

28

Можно знать, можно предполагать, можно догадываться - и быть бесконечно далеко от истины. Можно быть уверенным и ошибаться. Можно не знать, но делать. Какая разница, что видит или предполагает один, если это исключительно его восприятие, его взгляд, его мир даже. Частичка реальности или мираж? Воспоминания или настоящее? Фантасмагория или быль, или сон, или новое настоящее? А может это никогда не существующее прошлое, которое сейчас пойдет совсем другим путем?
Все и ничего. Ничто и все сразу.
Сухой жаркий воздух касается улыбающихся женских губ и обводит контуры лица. Словно художник или скульптор примеряется лепить с нее статую или рисовать картину. И для этого прослеживает все линии. И какая разница что они уже не из прошлого. Не из воспоминаний. Они не там и не сейчас. Они где то вне реальности и остального мира. Так какая разница что вокруг?
Но ведь разница все равно есть
И едва Эновея, полуприкрыв глаза и ощущая мелкие песчинки, скользящие под порывами сухого ветра по ее коже, прислушалась всеми своими ощущениями к окружающему миру, как поняла это. Все то же - все так же. И в то же время абсолютно иначе. Она другая. И мир другой. И происходящее тоже будет кардинально иным. Ну так что же? Отчего б и не прожить свое воспоминание таким образом как оно сложится теперь? Каким сделает его нынче женщина, ее сила, ее воля, ее магия.... И это лишь песчинка а завертевшейся вокруг карусели бытия. Как там говорил бог хаоса - расположение звёздной пыли. Оно тоже здесь и сейчас, нигде и всегда, но тоже окажет свое влияние на происходящее. А уже суть самого своенравного оружия, взгляд изнутри на саму себя, ощущения ее от альтер эго... А про постоянно переменчивую единицу хаоса в ней и вне ее вообще можно не вспоминать. Ибо про нее просто не забыть. Он и так всегда рядом, и так часть, и так сама жизнь. Хаос.
И его бог.
Который как и тогда, так и сейчас всегда где то рядом. По крайней мере, так считала, что ощущает Эновея. Но было ли это так? Соответственно ли действительности? Кто знает. Даже она не может знать. Ощущения, знания, мнение или ожидания, когда они касались хаоса, просто сами рассыпались мелким песком времён. На полотне которого порой некий фиолетово хаотичный индивид под влиянием настроения, желания, восприятия или бесчисленных иных причин иногда шальным полетом мысли рисовал ту действительность, которую видел именно он. Либо же кто то другой. Может например и она сейчас. Опять - так всего лишь предполагала, что предполагает женщина... В ее сознании Творец себя потеряет. 
Эновея резко встряхнула волосами, словно сбрасывая с себя все эти размышления, рассуждения и посторонние мысли. Достаточно. Хватит пока. Происходящее заслуживает самого пристального внимания, без отвлечения на хитросплетения реальности.
- Как это - чего? - возмущается в ответ девушка, хоть и не конкретизируя. Но это уже все не то, все не так. Сейчас она уже слишком Маги, слишком иное у нее отношение к богу хаоса. Она не может вернуть прежнюю Эновею. И здесь и сейчас антик не пылает, не рвется в бой... Ее губы все так же кривит улыбка, а вместо боя с Энтро, почему то хочется прочитать ему очередную нотацию на тему продвижения и развития его культа. Это не воспоминание уже, которое захлёстывает. Это мираж былого, в котором ныне будущее пишет прошлое.
И оно уже окружает Первородную. В своей памяти она не хранила присутствие альтер. Может не помнит, не видела или не было его. Но здесь и сейчас, каменный змей отгородил или оградил кусочек реальности, опоясав его своим телом.
- И ты здесь.... Эль.. - отмечает это Эновея. Это ещё как то ожидаемо.  Хотя вот чего она не ожидала, так того что своенравное оружие из частичек хаоса  найдет в его сущности поддержку. И эти две сути решат атаковать хозяйку
- Что ??? - лишь в последний момент антиквэрум понимает зачем к ней понеслась коса. Не для того, чтоб нырнуть в протянутую ей навстречу с улыбкой руку женщины. А чтоб атаковать и вонзиться в ее плечо.
- Чтоооо! - возмущенный рявк древней разрезает воздух как ударом хлыста. Капли кардония, заменяющие кровь антика, медленно и неохотно скатываются по лезвии Фалиэры. Тут же призвав в правую руку свое изначальное оружие, тоже (и случайно ли?) косу, Вея поддев уже лезвием в своих руках, вырывает из плеча и отбрасывает Фалиэру. Рана тут же затягивается пленкой кардония, но это не спасает от ощущений. От избытка которых женщина еле слышно шипит.

+1

29

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Воздух кристаллизовался и плавился под гнётом невыносимого жара, что источали атомы пепельной пустыни; то тут, то там, взметались вверх многочисленные острые осколки, высекаемые зубцами бронированной шкуры Элькрастерума. Древний, как сама Первородная, змей медленно двигался вокруг девушки, волоча собственную смертоносную тушу с неторопливостью и величавостью бывалого питона. 

   Среди магистров практически не было тех, кто видел Энтропиуса искаженно – через призму той диковатой маски, кою сам деос так тщательно взращивал все предыдущие годы. Это было одно из основополагающий отличие маги от прочих последователей и, тем более, обыкновенных жителей Энтероса. Они могли зреть древнего как угодно, но никогда не видели в нём всемогущего и всемогущего покровителя, сами не замечали, как разделяют его безумие, понемногу на каждого. Эновея отличалась именно своим взглядом, порой, Первородная умудрялась смотреть на окружающий мир точно его глазами, а порой прямо противоположно, как в искаженном кривом зеркале. 

   Древнего повелителя хаоса сейчас очень часто воспринимали как непозволительного игрока в фрикообразную ненормальность. Мол, слишком несерьезный, чрезмерно сардонический, сам себе на уме; или, совсем уж глупцы, воспринимали его неплохим комичным героем шутовской пьесы. Не многие понимали, что деос закован в множество цепей, сотканных и Демиургом, и им самим из осколков не то родной души, не то безумия. Редко окружение задаётся вопросом, почему Энтропиус ведет себя настолько странно, притом, мало кто мог объяснить эту странность. Наиболее болезненным для совсем незрелых девиц и юношей стала специфическая черта Энтропиуса, как наставника: если он приходил на зов, то частенько помощь древнего выглядела как попытка развлечь себя и поиздеваться над нерадивым последователем, а ведь мало кто понимает, что стоит за этим. 

   Что есть три года для существа, прожившего четыре миллиона лет и большую часть своей жизни посвятившего поиску силы, наращиванию могущества, уничтожения последователей, а после пятьдесят тысяч лет просидевшего в заточении у планетарного ядра? Для Энтропиуса его освобождение случилось даже не вчера, а минуту назад и теперь, будучи в эйфории от случившегося и найдя новые рубежи, он следовал главному правилу, что надиктовано свыше – он уже достаточно вмешивался в ход вещей, достаточно погубил жизней ради собственных целей, взрастил собственными руками бесчисленные сосуды с силой. На убой. Новая эпоха явилась для него не только освобождением, но и переосмыслением себя и своих целей. 

[float=right]https://i.imgur.com/O8zLYI4m.png[/float]   Все, что делал деос хаоса и войн было чем-то вроде поиском тонкой нити между попыткой дать стоящим на одной с ним стороне больше силы и не вмешиваться в ход их жизни, вот и казалось, что издевается или просто наблюдает. Веселит себя. Как и сейчас. Магистры, так или иначе, понимали, что все иначе. Видели истину. 
   Из трещины в небесах, ставшей непомерно-огромной, медленно выбиралось нечто. Щупальце гротескной твари. Будто на изнанке посилилась стая таких вот уродцев и, наконец, кто-то из них нашел свой путь в живой уровень мира. Вряд ли Эновея стала бы рассматривать чудовище и вряд ли бы её впечатлило существо, отдаленно напоминающее осьминога с головой в виде грибной шапки. 
   Единицы видели иную ипостась Дэллэриума – Раа’тхе. Тварь спустилась с небес по янтарно-оранжевому лучу, оказавшись за спиной Энтропиуса, тот лишь усмехнулся, что-то прошептал одними губами. 
   Элькрастерум завибрировал, задрожал, его кольца взметнулись вверх, танцуя вокруг хозяйки, – «Он нападет... нет, они нападут... скоро... ты должна быстрее приручить Фалиэру, у нас почти не осталось времени, чувствуешь..? Дэллэриум... он проживает обратную жизнь... этот ребенок хочет поиграть, и я не хотел бы встречать его игрушки твоими голыми руками...»

+1

30

Пустыня все так же обжигала и опаляла кожу, ветер раздувал волосы и края одежды, щекоча жаркими порывами. Тишину местности нарушало только равномерное царапанье чешуи огромного змея за спиной, по бокам, да везде вокруг. Эль обернул пространство, заключив Эновею в середине своего круга. Он мягко перекатывал свое бесконечное тело по своему пути, грациозно и неторопливо. Куда спешить в небытие? Зачем торопиться в месте которого нет? Девушка покосилась в сторону альтер эго и вернула свое внимание кружащей вокруг Фалиэре. Непослушное оружие, непокорная коса не желала возвращаться к хозяйке, не хотела идти в руки. Нанесенная нею рана уже затянулась кардонием, оставляя за собой только тянущее болевое ощущение. 
Разделяя безумие бога хаоса, добавляя и разбавляя его своим, перемешивая и теряясь в этом круговороте не удивительно видеть то чего нет, или что не видят другие. Видеть под другим углом, видеть вглубь и разделять либо смотреть напротив. Здесь и сейчас это как никогда порождало и отображало невероятные видения. И на фоне общей картины, что медленно ползущее по кругу альтер эго и атакующая самовольная коса как то уже не сильно выделялись.
Женщина метнула взгляд в сторону бога. Как же привычно и необычно видеть его таким. Словно тот же и словно другой. Эновея невольно улыбается. Можно ли понять невозможное?
- Признавайся — ты приложил руку к тому, что Фалиэра столь непослушна? - капля ехидства, задора, веселья звучит в голосе антика, когда она кружит со своим одним оружием напротив другого оружия. Фалиэра своенравно взбрыкнула, и тут же ринулась в атаку. Направленная волей Эль, отвечающая чаяниям самого оружия. Вея парирует удар, отбивая оружие фэдэлэса косой из кардония. Но Фалиэра от этого только еще больше сходит с ума. Она мечется, носится в воздухе, норовя резануть хозяйку. Вея бросает недовольный хмык в сторону каменного змея. Он вообще на чьей стороне?
- Хотя я помню, что ты сказал — что она частица из разрозненных элементов, пазл, собранный из нас. - голос становится более задумчивым и спокойным. Древняя никогда не видела Энтро как только развлекающегося за чей то счет, никогда не считала его поступки издевательством как таковым либо же просто несерьезным. Сама пропустившая сквозь себя многое, антик с определенными ударами жизни училась понимать  ее причудливую вязь. И чувствовать, что существующее может принимать совершенно разные обличья. Так и здесь — можно видеть первый слой, казалось бы очевидный. Можно нащупать второй, более скрытый. А можно пройти сквозь третий, пятый и до самого дна, чтоб сквозь мутный вид взбаламученного ила попытаться угадать хоть какой то из бесчисленной тысячи этих слоев. Можно подтолкнуть и научить, можно озадачить и помочь, можно уйти в сторону и направить.
И если здесь все так и сейчас. Значит что то упущено из внимания. Что то нуждается в осознании и принятии. Например своевольное оружие, не желающее смирится. Возможно Вея не верно воспринимала часть своего безумия, перемешанного с безумием бога и исконным хаосом?
Из прорыва в небе начало выбираться нечто невообразимое и странное. Антик видит, чувствует, но не отводит глаз от Фалиэры. Она слышит мысль Эль и признает справедливость его суждения. Поэтому женщина отпускает оружие из кардония и снова протягивает руку навстречу Фалиэре.
- Часть меня ранее, часть меня ныне, часть хаоса и его бога, частичка мира и вселенной. Неужели не все кусочки пазла до мельчайшей детали стали на свои места, раз она убегает от меня? - говорит девушка как бы сама с собой. Но теперь она движется мягко и плавно. Повернув голову немного набок, Вея видит как Энтро что то шепчет появившемуся созданию.
- А ты знаешь что Фалиэра была словно концентрированный кусочек хаоса в моих руках? Знаешь наверное. - улыбается она. - Она была продолжением моего безумия, моей силы... Но вот насколько частью именно меня,  а не подаренного хаоса...  -  и снова взгляд в сторону непокорной косы.
- Да, пожалуй Эль прав. Нужно не поймать, не сломить. А приручить. Снова. Но теперь всю до остатка. - шепчет женщина и сосредоточившись на оружии, уже не сводит с него глаз. - Ты ведь часть меня. Часть моего безумия, моего и его хаоса. Удивительная смесь, невозможный коктейль. Продолжение, но и начало. Теперь я надеюсь смогу прочувствовать это более полно. - Первородная выпрямляется и рука уже требовательно протянута к оружию. - И я чувствую! Я знаю — ты сама дрожишь от нетерпения битвы. Так давай, иди сюда. И давай сразимся, если потребуется. Но не друг против друга. А вместе. Против кого нибудь еще. - и все таки снова коса артачится, мотается. Но постепенно она успокаивается. То ли Эль ее отпускает, то ли она сама становится спокойнее. Эновея все так же мягко и плавно приближается к косе, проводит рукой по рукояти, касается кончиками пальцев острых шипов и лезвия. И шепчет:
- Ну что, готова сразиться. Со мной, против, против всех, против их... - как то в этот момент Вея и коса оказались с противоположной стороны от бога и создания, спустившегося с небес. Может показаться что антик собирается сражаться даже со всем миром. Ведь на ее стороне будет верное оружие. И Фалиэра медленно опускается с воздуха, прямо в руки женщины. Вея не спеша принимает древко в  руки и не торопливо поочередно зажимает на ней пальцы.
- Вот и все. Вот ты и вернулась. И как никогда вовремя. - антик делает пробный взмах косой. Вроде она послушна и в ее руках. Будем надеяться что беглянка не выскользнет снова.
Огромное создание разбросило свои щупальцы и играет ими с ветром. Древняя подмигивает богу хаоса в его стихии.
- Ну что скажешь? Что будет дальше? - спрашивает женщина. Эту историю пишет сама реальность. Кому как не ему знать подобный ответ. Первородная усмехается. Даже если ответ никому пока не известен — у них всегда есть время, которое уж точно ответит на этот вопрос. 
А бог хаоса... Кто знает, что ответит, или что сделает, или как снова запутает еще больше... Если честно, иногда так и хочется подойти и запустить руку в эти фиолетовые волосы, чтоб слегка притянув их, иметь возможность присмотреться поближе — что же за истинный хаос творится в этой голове. Невообразимый, не понятный, не доступный восприятию иных. Но такой притягательный в своем безумии. И даже понимая невозможность понять  все его разнообразие и хаос, невозможно отказаться от попыток.

+1

31

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   – Признавайся – ты приложил руку к тому, что Фалиэра столь непослушна?

   – Ну что ты, как можно, – заискивающе растягивая гласные, заявил деос, – как себе это вообще представляешь? Мол, я науськивал в свободное время твою девочку: «Эновея – такая-сякая, порежь её на лоскуты», – смех получился искренним, громким и рвущимся от куда-то не из горла, а из груди.
   Стоит отдать мужчине должное – смеяться он перестал довольно быстро. Через троицу мгновений уже спокойно и довольно конструктивно заметил, поглядывая поверх головы на красивую и немного сюрреалистическую схватку антиквэрума с «живым» сейчас оружием – в-о-от, ты слушала меня внимательно, дорогая, но всё своевольное, что есть в Фалиэре, по большей части, не от меня, уж поверь. Я дарую оружию материальную составляющую, поэтому его нельзя полностью уничтожить, пока деос-создатель, жив. 
   Пожалуй, сила убеждения тут была абсолютно не при чем, а немыслимый диалог, со стороны кажущейся совершенно нормальным, лишь предавал странной пикантности, тяжело ли вести бой, танцуя с двумя лезвиями и убеждая одно из них, что оно совершенно не хочет именно против неё сражаться, а жаждет стать орудием в руках.

   Уж неизвестно, много ли усилий приложил Хаотичный, чтобы изобразить на своем лице что-то вроде ядерной смесь восхищения и одобрения, неумолимо напоминающее покладистое стремление родителя похвалить успехи своего малыша, а ведь строго говоря, многие по глупости считают, что антиквэрумы старше деосов, в какой-то степени оно конечно же так, но если судить в жизненном опыте, то картина совершенно иная.
   – А ты справилась даже быстрее, ох… – он сделал шаг назад, облокотившись на исполинскую тушу Деллэриума за спиной, оружие же, повинуясь своим неясным инстинктам, обвило Энтропиуса за пояс, – …ну прекрати баловаться, – отпихнул его от себя деос, состроив гримасу «ну что с этими детями делать будешь», – так вот… довольно эффектное зрелище, два смертельных оружия в руках, кровожадный взгляд и хищная улыбочка и против кого? Против беззащитного меня и пугливого, совершенно неподготовленного к такому повороту Деллэриума!

   Эновея могла сейчас поклясться, что услышала задушевный смешок Элькрастерума – каменный змей явственно давал понять, что находит поведение Энтропиуса довольно бездарным театральным представлением, на которое, строго говоря, он бы сам никогда не купил билет.
   – Что? Что ты говоришь Делли? – деос состарил еще одну гримасу, вытянулся по струнке, ухмыльнулся, кажется, в его темно-вишневых радужках зажглись черные поглощающие свет огоньки, – …хорошая идея, так её здесь еще никто не использовал. Что ж… начнем!
   Энтропиус вытянул руку вперед и вокруг Эновеи затанцевали вертлявые потоки энергии, точно туманные дымные бабочки, кажется, очертания у них было похожими, разве что куда крупнее сами особи. Они мягко касались крылышками кожи, и пока избавиться от этих чад не было возможности, но и вреда абсолютно никакого.
   Бабочки передвигались вместе с движениями Эновеи, а Энтропиус сейчас, напади на него девушка, ловко ушел бы из траектории атаки, Деллэриум же рвался протянуть пару щупальцев в сторону антика, за что получил нагоняй от хозяина за очередное баловство.

[float=right]https://img-fotki.yandex.ru/get/9650/47529448.c0/0_c93c2_ee0d6b1d_orig.png[/float]   Бабочки тем временем наглели, пытались забраться под кожу, протиснуться в уши, заползти в ноздри, некоторые пристраивались к ногам и нахально ползли вверх по внутренней поверхности бедер и самое смешное – это могло понравиться. Их движения ощущались как касания теплого влажного воздуха с неповторимым ароматом ладана, липового меда и недавно запаленного костра.
«Сколь занимательная магия…» – каменный змей вновь задвигался, разглядывая антика и завершил, – «…это начало плетения стазисного кокона… и не мечтал увидеть его сотворение…» – в голосе Альтер-эго слышались неподдельные ноты восторга и интереса, похоже, для него хозяйка сейчас превратилась в подопытную.
   Вдобавок ко всему, под ногами заполыхали в стабильном соцветии очертания пентаграммы Отрицания, сковывая магию антиквэрума и не позволяя ей временно колдовать, точнее не так… затрудняя колдовство, так как Отрицание использовалось в растянутом временном эффекте.
   Бабочки ткали из туманных энергий сочного вишнево-пепельного, сиреневого, сливового и прочих подобных оттенков что-то вроде тончайший вязи паутины по кожи Эновеи, на девушку накатывала нега, руки и тело наливались ватной тяжестью, а еще теплым ощущением уютного притупленного наслаждения.
   Хотелось лечь, расслабиться и не двигаться…
   – Ну, Делли, потерпи, вот сейчас твоя игрушка перестанет быть опасной, и ты сможешь поиграть… – многообещающе пообещал мужчина, как бы давая понять Эновее, что ей точно не стоит поддаваться его чарам – ведь это все еще часть их личной игры.
Тренировки? Быть может.

Стазисный кокон

Стазисный кокон [Фундаментально, I | VI] - способность, сохранившаяся практически в первозданном состоянии еще с древнейших времен, до утраты большей части божественных сил. Позволяет из чистой энергии Древнего создавать что-то вроде кокона или капсулы, визуальный вид которой может быть практически любым, начиная от подобного и заканчивая подобным. В первую очередь, визуализация зависит от каждого конкретного деоса, во вторую очередь, от существа, что требуется погрузить в стазис. Существо может провести в коконе любое количество времени (пока деоса не поглотил собрат), разумеется, если его не высвободит деос (совсем не обязательно, чтобы это был деос, погрузивший в кокон) или враги (просто уничтожив кокон). Возраст в капсуле замирает на фундаментальном уровне и не учитывается в жизненном цикле. Уничтожить можно практически любой кокон, но все зависит от каждой конкретной ситуации и следует иметь ввиду: количество энергии, изначально вливаемой в кокон при создании (это зависит от деоса, т.к. каждый кокон индивидуален), уровня магической энергии деоса и уровня существа, которое пытается кокон уничтожить. Деосы с VI уровнем сил могут одновременно поддерживать не более 10 коконов, с VII не более 300, с VIII не более 1000, далее ограничение снимается, так как количество особей исчисляется миллионами, однако помнить о здравом смысле стоит.

+1

32

На этот раз Эновея зеркально смеется вместе с деосом хаоса, послушно представив предложенную картину и согласившись, что выглядит такая трактовка событий довольно комично. Но разве это достаточный повод, чтоб вычеркивать ее из вероятного развития событий?
- Ну не знаю, не знаю... - нарочно строго и серьезно отзывается девушка, даже не скрывая веселых ноток в голосе. - Разве можно вычеркивать какие то предположения или версии имея дело с богом хаоса? Если не ошибаюсь с ним самое невероятное и невозможное уже не есть таковым. - чуть игривых ноток маскируют веселье, выдавая все более сюрреальное настроение антиквэрума. Хотя в любой шутке скрыто вагон и маленькая тележка правды. С одной стороны искренняя шутка, с другой стороны уверенность, что от бога можно ожидать всего. Даже самого неожиданного. И пусть маловероятно, что это из за него Фалиэра взбрыкнула и нынче балуется почище любой баловницы, но не спросить Вея не могла. А вдруг Энтро сейчас начнет каяться во всех грехах, и она совершенно случайно узнает про парочку еще неизвестных? Увы, деос как никогда был несознателен и каяться не собирался. Увы, для Маги.
Но все таки сейчас более важно не посмеяться и пошутить, а приручить непокорную Фалиэру, чем и занята Вея. Хотя и промолчать на замечание бога тоже не может:
- Угу, угу. Значит намекаешь что большая половина своевольной части у оружия от меня? Значит я такая уж и своенравная? - взгляд искоса на деоса. Словно Эновее вот сейчас действительно ну очень нужно знать, считает ли ее Энтро таковой. Хотя в любом случае никогда не помешает узнать, что про тебя думают. Но в противовес - иногда лучше и не знать в полной мере...
А пока разговоры и пикировки идут своим чередом, то коса все ж вернулась в руки и готова к сражению. Лицо бога изображает занятную смесь эмоций, и антик с любопытством пытается рассмотреть все нюансы. Хаотичный верен себе — без бутылки в его выражении лица не разобраться. Но похвала звучит и женщина наклоняет голову слегка на бок, принимая ее. И понимая, что сейчас последует «но».
- Ох, какая же я кровожадная... - сожалеет девушка. - Ну а если я буду с одной Фалиэрой, я буду более миролюбиво выглядеть? - спрашивает она, демонстративно перехватив вышеназванную косу двумя руками и став в боевую стойку. Само дружелюбие и радушность приготовившейся на всякий случай к бою воительницы. Альтер эго посмеивается чему то и про себя и вслух, но пока женщина не обращает на него внимание. Эль отпустил Фалиэру, та послушно лежит в руках — чего же более?
Оказалось, что еще много чего. Например понять — что же задумал деос и его оружие. Или вернее задумал хаос и его частички в виде бога и воплощения Делли. А в том, что было что то задумано — сомнений не оставалось. Достаточно было взглянуть на мужчину напротив и его предвкушающую улыбку. И насколько древняя могла по ней судить — задумано было что то очень многообещающее. И вероятнее всего совсем ей не по нраву. Чуть прищурив глаза Первородная насторожилась, впрочем продолжая слегка улыбаться. А как тут не улыбнуться, когда вокруг тебя порхают бабочки? Такие милые и симпатишные...
- Что ты задумал? - медленно и с расстановкой, спрашивает женщина, плавно поведя плечами и наблюдая за повторением ее движений бабочками. Нападать антик не спешила, это еще успеется. А вот создания щекотали своими прикосновениями. Поначалу. Потом они начали быть более настырными и Вея даже пару раз попыталась отмахнуться или согнать обнаглевших насекомых. - Явно что то не хорошее. - комментирует сама девушка происходящее. Впрочем ни гнева, ни недовольства. Просто констатация, с той же легкой улыбкой в сторону бога. И поежилась, когда бабочки порывом ветерка скользнули вдоль спины и лопаток. - Щекотно же.  - невольно хихикнула древняя. Но смех тут же умолк, едва Эль прокомментировал происходящее.
- Стазис? Зачем? - тут же собралась Первородная. - Я не собираюсь на покой, я и так слишком много времени потеряла в запечатке Творца. - возмущается она, наблюдая формировку пентаграммы под ногами.
- Э нет! На такое я точно не согласна! - протестует девушка, ощутив в добавок еще и сковывающую магию деоса. Похоже сопротивление от нее было ожидаемым и заранее учтенным. Но это ж не повод не оправдать ожидания. Что ж Энтро напрасно пентаграмму создавал что ли?
Вот только магия бога уже начала действие. Покой. Уют. Нежность и сон обещали бабочки. Стоило только расслабиться и уснуть. Отпустить и забыться. И все будет так, как только представит антик. Во сне. И хоть зная о стазисе Вея меньше всего была настроена расслабиться, все ж магия влияла на нее, нашептывая и соблазняя.
- Ну уж нет! Так не пойдет. - резко встряхивает головой древняя, услышав последние  слова Энтро. - Не дождетесь! - заявляет она и резко взмахнув косой, направляет в нее поток своей магии, усиливая его и направляя. Ее истинное оружие антиквэрума Фирэртум обладает способностью, которую на  этот раз Вея пытается применить с помощью Фалиэры. А именно Рассечение. Первым делом девушка решает попытаться избавиться насколько возможно от сковывающей пентаграммы или хотя бы ослабить ее и дать возможность более эффективно сопротивляться стазису. Совсем уничтожить или разрушить Отрицание деоса девушка не сильно рассчитывает. Но нарушить линии, повредить пентаграмму — а почему б и нет? По крайней мере стоит попытаться. Отправив поток магии в Фалиэру, Первородная старается нарушить течение энергии в пентаграмме деоса.
А сразу следом Эновея начинает формирование уже своей пентаграммы. Деосфера универсально разрушающая. Не сможет ли она разрушить плетение стазисного кокона?

Детали

Кубики
https://img-fotki.yandex.ru/get/31690/47529448.e6/0_d2e43_c155f31f_orig.png~ Рассечение - способность разрезать вражескую пентаграмму/руну/печать, рассечь энергетическую или стихийную атаку (2 раза за ролевой эпизод). Эноделлиривее не обязательно касаться клинком выбранной цели, она может создать целеноправленный энергетический, выглядящий как алая полоса рассекающая потоки воздуха и выполняющая функции рассечения того или иного объекта
Деосфера [Энергетическая школа, атакующая магия] - пентаграмма мощного разрушающего типа, имеет в своей внутренней структуре один основной смещённый внутренний рунический круг, с многогранными внутренними структурами, вмещает в себя достаточно большой массив древних рун. Все структуры внутреннего круга не выходят за пределы внешнего, в зоне наибольшего смещения внутреннего круга, относительно оси внешнего, есть сплетение рун.
Деоферра, пентаграмма универсального разрушения: разрушает рунические комплексы, пентаграммные комплексы, от простых до сложнейших - многогранных; разрушает существ, на которых была наложена, в том числе фамильяров; магические барьеры и прочие преграды. Действие пентаграммы на живых существах происходит практически мгновенно, существо будто окаменевает, ну а затем его тело крошится, рассыпаясь в пыль. Деосфера одна из немногих саморегенерирующих пентаграмм, избавиться или сломать её довольно проблематично, она сама создает новые элементы взамен разрушенным. Внедряясь во враждебную пентаграмму, она разрушает основные нити, дестабилизирует и делает враждебную пентаграмму неуправляемой в большинстве случаев под действием Деосферы, поглощенная ею пентаграмма самораспадается. Деосфера, осуществляя волю призвавшего, использует лишь одну из 9 внутренних структур и каждый раз разную, какая именно оказала воздействие, вычислить проблематично, особенно если пентаграмма образует ложные структуры и увеличивается в размере. За эпизод пентаграмму можно использовать один раз.

+1

33

Ну не знаю, не знаю... – она играет и самое важное, эта игра, судя по всему, способна доставить некое, почти невесомое удовольствие; радужки, как лепестки цветка «вассага», медленно кипят в потоке обманчиво-белого ореола - …и невозможное уже не есть таковым.
   – Эко ты романтичная девица, неужто..? Скорее, ходячая энциклопедия для врага по заговариванию зубов! Одобряю, но я едва ли хоть что-то знаю о превращении невозможного в возможное, а уж что до своенравия… тебе виднее, кто или что породило её на свет, ты али бешеная фоксилиса!

   Всполохи магических искр начинают отсчитывать свой ход, рисуют вокруг антиквэрума видимые и искрящиеся магией узоры, плетения соревнуются друг с дружкой в сложности форм и детализации злато-сиреневого полотнища. Энтропиус в предвкушении, мужское лицо щедро излучает жадное любопытство, экзальтирующую нетерпеливость и предвкушение грядущим. Он не знает, как в этом пространстве сработает магия деоса, не ведает, сколько разрушительным и сильным будет действие Деосферры.
Рассечение, к слову, сработало как нельзя лучше – яростная волна красного кармина полоснула по каменистой почве, Отрицание же и не стремилось восстанавливать собственные поврежденные участки, податливо распалось на магические лоскуты, изорвалось, точно старая половая тряпка.

   Удар пришёлся внезапно, Деллэриум в ипостаси Раа’тхе с детской непосредственностью подался вперед, шляпка гриба завибрировала, единственный глаз полыхнул алым, но тот час сменил оттенок на привычный фиолет. Удар повторился: гриб бил двумя бронированными в кристаллическую малиновую чешую щупальцами, и делал это с искусностью заядлого ковбоя. Звук резал по ушам, но скорее это было весело и невероятно, как катание на гигантском аттракционе, чем негативное чувственное переживание. Щупальца рассекали воздух, но пока не могли дотянуться до антиквэрума, её Альтер-эго, сжимало и поднимало кольцо, не допуская до своей хозяйки наглого врага, но один лишь Шайтан знает, что сейчас говорил, или кричал, или вопил в сознание самой девушки каменный змей.

   – Ох тыж, как интересно получилось… – немного скривившись, зашипел Энтропиус, делая шаг вперед и пытаясь получше рассмотреть, что там творится с соперницей, похоже, рандому беспорядка надоело выплясывать под дудку магистра и он, этот самый рандом, решил звонко щелкнуть её по носу и повернуться задницей.
   – «Эновея…» – раздался громкий и что странно, крайне обеспокоенный голос деоса, впрочем, догадаться, что это было именно беспокойство, мог только крайне прозорливый человек. Со стороны казалось, что Хаотичный сдерживает бесовскую весёлость и страстное желание помочь Деосферре в ее «черном деле». Пентаграмма напрочь игнорировала кокон… или кокон игнорировал пентаграмму, тут как посмотреть, так вот… Деосферра разрушала все, что смогла найти и её главным объектом стала сама антиквэрум.
  – «Яре-яре, змейка ты моя обсидиановая, это как тебя приложило… после подобного, сам Бог велит поставить тебе хорошую чарку медового саке, но предупрежу, я не смогу сам убрать кокон, по крайней мере, быстро, это магия отнимает очень много усилий!»
   Странно, но деос сам не отдавал себе отчет, что не хочет сейчас стоять в стороне, все его существо рвалось помочь этой девице, избавить её от усыпляющей, стажирующей и разрушающей магии, но Хаотичный очень хорошо воспитал в себе самоконтроль, отвесив смачную оплеуху собственному «Я».
   – «Если почувствуешь, как в голове становится тепло, дай мне знать…» – все же завершил он свою быструю и четкую речь, если у неё не получится совладать с коконом, придется действовать грубыми методами.
   Даже Деллэриум замер, поняв, что сейчас ситуация стала слишком непохожей на игру…
Кубики, такие кубики = D[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

Отредактировано Энтропиус (16.02.2019 17:07:00)

+1

34

- Романтичная... ну да, конечно. - чуть расширившиеся зрачки словно купаются в сиянии веселых искорок смеха. Как то не представляет себя антиквэрум мечтающей о принце девицей или машущей оному белым платочком в ожидании новой встречи. Вот шибануть его что б не шастал где не надо молнией — это уже ближе к нраву и характеру женщины.  Тем более — принцы ведь тоже разные бывают. Вот одного Вея уже периодически лечит и калечит. Вернее сначала калечит, а уже потом лечит. Ну не везет молодому высочеству. Видимо не такого принца ожидает девушка.
- Ну ты прям льстишь — энциклопедия. Я только учусь. И в основном — у тебя. - снова смеется тихо Вея. - Кто тут специалист по войне? Значит и такая военная хитрость как заговаривание зубов — твоя прерогатива.
- Голосую в пользу лис — это они виноваты. - тут же добавляет антик. Ну пока какой то даже ей не понятной причине сейчас девушку окутывает веселье, нега, расслабление и покой. Но почему же не понятной? Вовсе наоборот — кокон формирует стазис и увлекает в свои сети подневольную жертву. Шепчет ей безмятежность и свободу, обещает и дарит легкость и шаловливость. Но нельзя позволять, нельзя отправляться по пути в одну сторону, не стоит подчиняться магии. И девушка пытается сопротивляться.
Есть пространство, есть магия, есть сила. Осталось только ее применить, что и делает антик. Но вот как часто случается — последствия совсем другие, чем были ожидаемы. Фалиэра не подвела хозяйку, видимо проникнувшись ситуацией и споро разрушила свою часть удерживающей и сковывающей магии деоса. Но всего лишь часть. Вторая то половина исправно утягивала сознание и личность и сущность древней в глубины тумана, сна, небытия. Разумеется Эновея сопротивлялась и даже активировала Деоферру, которая даже появилась в этом странном месте и начала действовать....
Но вот что же это было за действие.
Вот есть момент, есть миг, ощущение, когда еще ничего не происходит, но уже оглянувшись, каким то чувством понимаешь, что что-то надвигается, что что-то уже идет не так, что что-то сейчас случится. И вот здесь Эновея видит формирование пентаграммы и понимает, что будет все не так, хоть еще не видит что именно. Девушка поворачивается вокруг своей оси, пытаясь уловить настораживающие детали. И где то за спиной, где то над головой взметаются щупальца огромного создания. Они как бичи, как хлысты летят в ее сторону, но она не видит их, не чувствует и не ощущает. Ибо здесь и сейчас, внутри ее небольшого уже вакуума, что то идет кардинально не так. И Эль подставляет свои кольца под удары, закрывает собой хозяйку и что то кричит ей, его голос гремит в сознании. Но антиквэрум его уже не слышит, потому что пентаграмма выбрала цель и начинает действовать против...
«меня» - скользнула мысль  шепот и растворилась в сознании древней, когда ее же силой порожденное разрушение ударило по создательнице со всей мощи.
Как оно — разрушать себя самолично? Как оно — раскладывать себя на атомы и уничтожать своими руками? Как? Очень странно. И больно. Как никогда удавшаяся разрушающая магия устремилась вверх по телу девушки, проникая вовнутрь, по ее жилам, венам и паутине. По всему существу побежали жалящие нити боли, перехватывая дыхание и выжигая, выедая все на своем пути. Рот антиквэрума приоткрылся, глаза удивленно распахнулись, словно женщина не может понять как ее же магия могла обернутся против нее самой. Ведь как раз ей же и проще всего саму себя разрушить, почти не встречая сопротивления, ведь это она же сама и есть.
Тихий хрип зародился в горле женщины и вырывается рваными всхлипами смеха. Уничтожить себя самолично, разрушить до основания — разве не это же она и пытается сделать постоянно? Разве не это ее участь с которой древняя борется так давно? И вот — снова виток, снова прошлое вернулось, пусть и в другом виде, но к тому же итогу. Эновея надрывно смеется, сгорая в разрушительном действии собственно пентаграммы. Как оно чувствовать, как по всем клеточкам тела пробегает уничтожение и рвет тебя на части? Смешно и безумно больно. Но все же смешно.
Но в этот момент глаза девушки ловят обеспокоенный взгляд мужчины и слышат его тревогу в голосе. Древняя сейчас далека от прозорливости. Но она знает, что бог беспокоится. Она чувствует это почему то, даже не видя. Просто ощущая. И осознание этого, словно одергивает безумный разум на место. Искусанные не понятно когда губы силятся улыбнуться.
- Да... занятно получилось.. - еще шепчет девушка в попытке... успокоить деоса? - Видимо я слишком самодостаточная порой. Даже уничтожить себя вполне могу сама. - безумный смех грозит снова захватить сознание, но древний зверь уже всплывает из глубин и раздраженно бьет хвостом. Змейке совсем не по нраву быть уничтоженной здесь и сейчас взбесившейся пентаграммой.
- Хорошо. Я поняла. - согласно прикрывает на миг глаза девушка. Чтоб тут же открыть, сверкнувшие сталью два бездонных озера. - Но я не намерена сдаваться.
Осознание того, что она уже не предоставлена самой себе, как раньше, что теперь кто то есть рядом. Кто то способный стать между нею и бездной.
А значит — она будет продолжать бороться. С самой собой. Ей не впервой.
Чувствуя что силы ускользают как песок сквозь пальцы древняя пытается поставить защиту, используя Айнеоренорра. У нее кроме защиты, есть возможность восстанавливать энергию, что сейчас не помешает, чтоб ускорить регенерацию уже несколько покореженного самолично организма. Ну и напоследок — все ж нужно пытаться разрушить и Деосферу и стазис. Для первого можно попробовать применить Вентерию. А для второго на этот раз антик призывает Индустрас-Абсолют. Тоже разрушающую пентаграмму, но более выборочного действия. Ее поле деятельности уничтожение магии и пентаграммы — можно ли к таковым отнести стазисный кокон? Кто знает, но разрушить его стоит попытаться.

Кубики, ага

Добрые кубики
Айнеоренорра [Энергетическая школа, защитная магия] - пентаграмма защитного типа, имеет самую сложную и многогранную структуру, множество внешних колец и рунических кругов с многогранными внутренними структурами, вмещает в себя достаточно большой массив древних рун. Пентаграмма имеет двойное пятигранное деление, словно кто-то разложил пентаграмму на составляющие и собрал по-своему. Айнеоре вмещает в себя два свойства: защитное и энергетически-восстанавливающее. Пентаграмма может защитить одновременно до трех существ и восстановить их энергетические запасы (раз за бой). Способна к самовосстановлению и удвоению внешних колец, для наиболее эффективной защиты. Направлена на защиту практически от всех угроз, также от чужеродных пентаграмм, создавая в месте её действия ложный пустой круг и восстанавливая свою повреждённую часть. Пентаграмма может распадаться на шесть составляющих и прекрасно действовать даже в разобранном состоянии. Существо под её действием не ограничено в движениях спокойно может перемещаться в пространстве, пентаграмма всегда будет гореть под ним, также не ограничивает ни магические, ни физические способности.
Вентерия [Энергетическая школа, атакующая магия] - проецируется во вражеской пентаграмме или рунической структуре. Служит исключительно для разрушения или перепрограммирования вражеских письмён. Вентерия без труда уничтожает или перепрограммирует пентаграммы существ ниже по уровню силы. Если противник одного уровня силы, Вентерия способна лишь повредить или нарушить структуру вражеской пентаграммы, дестабилизируя её. Можно использовать дважды за эпизод.
https://img-fotki.yandex.ru/get/31690/47529448.e6/0_d2e43_c155f31f_orig.png
Индустрас-Абсолют [Энергетическая школа, V | V] - пентаграмма разрушающего типа, состоит собственно из кругов и рун. Печать имеет вид структурных кругов с треугольником в центре. Цвет печати червонно-золотой. Печать используется для распечатывания и уничтожения магии (обычно стихийной), также может влиять на другие пентаграммы, уничтожая их или делая слабее, своего рода это пентаграмма – ключ. Возникает после произношения ее или мысленно, за эпизод можно использовать два раза.

Отредактировано Эноделлиривея (18.02.2019 00:34:07)

+1

35

   Все складывалось в сложную «карточную игру», но едва ли к происходящему можно было примерить ярлык «реальное». Не стоит забывать, магия Эновеи, как и диковатые чары деоса, являлись лишь бесконечно-настоящей иллюзией воображения, не лишенной фундаментальной основы. Каждое событие было относительно не к внешнему миру, а к разумам, играющим в эту игральную забаву. 
   – Даже уничтожить себя вполне могу сама.
   – Все бы так, а то убиваешь их, убиваешь, а они не мрут. – Это, по всей видимости, должно было стать привычной шуткой в стиле старого доброго Энтропиуса, но вышеупомянутый забыл вновь запахнуться в образ, что избрал для себя основным для теперешней эпохи. Слова прозвучали абсолютно безразлично, так бы обыкновенный человек комментировал собственные действия, окажись подобная необходимость, что-то вроде «я встал», «я сел», «я взял ложку». Однако… зрачки, расширенные до состояния черных щелевидных бездн, заволокших бархатную сливовую густоту радужек, выдавали внутреннюю напряженность, даже трепет, словно каждая клеточка его тела взбудоражилась и по хищному привстала, жадно следя за тем, что творит Эновея.
https://i.imgur.com/qPehm1e.gif   Посмотреть было на что [кубики]. Мир, его законы, физические и магические – все это идеально сотканное из материи несбывшегося, песка мохнатого хаоса и капель безумия, идеальное сочетание и тем коварны подобные игры разума – из самое стабильной способности рождаются чудовищные по своей величине события, ибо здесь все зыбко как в воображариуме.
   Айнеоренорра ярко полыхнула, хвастаясь ярчайшими искрами, точно её очертания ткала не магия антика, а хвосты пьяных комет. Многочисленные письмена, грани и кольца танцевали древний танец, обволакивая своей сущностью призвавшую, вплетались звездными ленточками в серебристый шелк её волос и касались рунами кожи мягко, почти стыдливо. Вентерия аккуратно легла поверх, показывая несколько диковинную реакцию – она точно вплелась в Айнеоренорру и вся структура напряжено ухнула, обдавая Эновею приятным жаром. Вот сгорели в пламени фантомные бабочки, так настойчиво пытавшиеся попасть в тело потенциальной жертвы стазисного кокона. Все пущенные ими «корни» и «нити» сгорели следом, оставляя после себя не идущие к зеленому небу дорожки дыма, а стойкий запах фрезии и корицы.

   Последним завершающим штрихом стал внезапный предательский удар Индустрас-Абсолют, пентаграмма, точно верная последовательница Диосферры, мстила за павшую и отдала все силы, дабы Эновея получила как можно больше повреждений, однако в итоге очертания погасли, так и не сработав. Самое забавное, что все произошло одновременно и, скорее всего, Айнеоренорра защитила бы хозяйку в любом случае, даже ударь Индустрас-Абсолют, но кто знает... ибо в последний миг после совершенного все вспыхнуло и погорело – наконец, парочку из деоса и хаоситки выкинуло обратно в реальный мир.
https://i.imgur.com/ggWd2Ag.gif   Яркое солнце слепило глаза, пробиваясь зелеными вспышками через плотную сочную крону красивых, почти глянцевых деревьев, явно тропической полосы. Где-то рядом успокаивающе урчал маленький водопадик, знаете, один из тех прелестных детищ дикой природы, когда и не река, но и до звания обычного водопада ему не дотянуться. Воздух влажен, мягок и источает душистое тепло, пахнет фрезией – где-то явно растут луковицы этих нежных восхитительных цветов, а мужчина, на коленях которого покоилась голова Эновеи, задумчиво грыз сухую палочку корицы. По правую руку от антиквэрума покоилась её коса – магическое оружие фэдэлеса – самая, что ни наесть реальная.
   – Ну, наконец-то, золотко, ты очнулась, – хмыкнул деос, беззастенчивая разглядывая чуть растрепанную девицу, – я уже хотел твою безвольную тушку продать гномьей картели, но она, – кивок на косу, – чуть было не отсекла мне парочку конечностей.
Он негромко засмеялся, склонив голову к плечу, отчего слуха коснулся мелодичный перезвон фенек и перьев.
   – Предвосхищая вопрос… скажу, мы с тобой переместились, видимо, там где улеглись пару дней назад, что-то произошло. Не узнаешь место?

+1

36

Что есть реальность, если не игры разума? Что есть реальное и настоящее, если не то, что видит и воспринимает сознание? Все призрачно и примарно, все обман и реальность, все есть то, что способен принять, увидеть, понять разум. А сколько из этого будет существовать в реальности — так ли важно? Не напрасно ведь говорят, что мозг может не видеть разницы между реальностью и воображением.
Так что нынче разум антиквэрума хоть и понимал и признавал нахождение ни здесь и  не там, а где то посредине. Но воспринимал как сложную паутину, сложную схему и систему, где переплетались потоки и вероятности как настоящего, так и невозможного. Что будет если в сознании, если в потоке мыслей погрузить древнюю в стазис? Сложно представить. Но явно — ничего хорошего. Поэтому автоматически создание переходит в восприятие мира как настоящего и реагирует и ведет себя соответственно. Атакует, защищается.
А если не стазис сковывает движение, а личная атака начинает разрушать? Куда же реально еще более? Ведь это так понятно, так привычно, так логично.. Даже естественно в какой то мере, для Первородной. Настолько реально, что уже и не отличить. Но все же — не повод сдаваться или отступать. И снова и снова, Вея ломает свою природу, не позволяя переступить через грань, хотя словно специально подходит к самому ее краю. Зачем? Может случайно, может нечаянно. А может потому что пропасть так глубока, так маняще зовет, и так близко, только руку протяни. И так тянет бездна заглянуть в ее тьму, с которой перекликается тьма внутри самого создания.
Но это ведь такая занятная игра — подходить к самому краю, заглядывать внутрь, ощущать как нити, тянущие вниз захлестывают до самого горла и натянув их до предела — отходить от края снова. Не далеко, но достаточно, чтоб всей кожей прочувствовать как рвутся эти нити, связывающие с пустотой. Почти все. И повторить все сначала....
И сейчас Вея как раз решила заняться опять сражением с пустотой. Не желая сдаваться даже в этом призрачном нереальном мире. Не уступать, а сражаться до конца. Даже фразу бога она сейчас видела как подстегивание к бою, дальше к сражению. Черный юмор в ее восприятии.
- Нда. Такие вот не сознательные пошли. Убиваешь, убиваешь, а они живучие, словно бессмертные. - прищурив глаза выдает она в ответ. - Ох, минуточку. А некоторые такие и есть, и намереваются оставаться в данном состоянии и дальше. - фырчит девушка. Ей не зачем прислушиваться как именно произнесены слова собеседником. Безразличие, как и участие можно играя вложить в слова, добавив тон или окраску эмоций. И зачем прислушиваться к этому, когда антик просто знает, ощущает, угадывает или предполагает иное. Пока магия ложится на воздух этого мира, пока ее нити переплетаются с силовыми линиями, глаза древней еще скользят по фигуре мужчины рядом и даже не выражением лица, а посылом эмоций девушка хочет подмигнуть ему, улыбнуться и передать, что она сражается, борется, и справится. Как всегда. Должна справится.
Как замечательно, когда нет иного выбора.
Магия переплела линии былого и настоящего, призрачного и нереального и скользнула по коже, согревая, обжигая, испепеляя. Жар потек лавиной, почти раня, почти причиняя боль. Но он не тронул хозяйку магии, а поглотил настырных бабочек, поглотил их попытки укутать антика, уничтожил и очистил. Девушка еле слышно вздохнула, когда наконец магия начала ее слушаться. Запах корицы на кончике языка, заставил чуть приоткрыть рот и вдохнуть поглубже воздух состоящий из магии больше чем из самого себя. Можно ли пробовать запах на вкус? Конечно. Если ты его ощущаешь всеми порами кожи. А корица обволакивала и укутывала, как кокон чуть раньше. А над этим плыл мягкий аромат цветов.
Вспышка. То ли еще одна атака, обернувшаяся против. То ли другая, давшая свободу. То ли их столкновение. Но свет ослепил, магия сдавила. И вышвырнула надоедливых посетителей, балующихся с энергиями и силой. В мире, которого даже нет.
В мир, который должен быть.
Но разве это тот мир?
Солнце настырно пробивалось сквозь сомкнутые веки  и их пришлось таки раскрыть. Тут же свет заслонила как обычно слегка растрепанная фиолетовая макушка в обрамлении фенек и перьев. «Все как всегда» - автоматически улыбается девушка, чуть облегченно, разглядывая деоса снизу вверх. Она даже немного наклонила голову набок, чтоб посмотреть на бога с другой стороны. Хотя в данном случае наверное логичнее смотреть вообще перевернув мир с ног на голову. Воздух напоен ароматами  цветов. А в перьях в фиолетовых волосах запутался шальной ветерок, и спрятал там пару зеленых листиков. Древняя качает головой, не спеша подниматься с удобной подушки. Ей не по нраву переплетение цветов и девушка подняв руку вверх, легко вытряхивает с волос мужчины лишние детали.
- Зеленые перья явно не твое. - усмехается она. А бог уже рассказывает, какие у него были планы на бессознательную тушку женщины. Оная фыркает.
- А разбудить ты конечно даже не пытался? Сразу решил куда то пристроить! А может я еще тебе пригожусь! - шутливо ворчит древняя и кулачком стукает по плечу бога, чтоб он ее прекратил разглядывать, а помог подняться. Мимоходом антик гладит верное оружие. - Все верно, Фалиэра. Она снова со мной, и настороже. От тебя в том числе.
Девушка осматривается. Место удивительно прекрасно. Так и хочется закрыть глаза и задержаться тут на какое время. На пару секунд Вея так и делает. Прикрыв глаза, она прислушивается всеми чувствами к царящей вокруг гармонии.
- Мне кажется что я тут уже была. - тихо замечает древняя. Но тут резкий треск рядом нарушает идиллию и Вея, резко повернулась к деосу, чуть не столкнувшись с ним. Но мир снова спокоен и тих. Женщина качает головой. - Но словно во сне. Так кажется. Либо место слишком изменилось, либо же я тут очень давно не была.

+1

37

   Пружинисто поднявшись на ноги, мужчина перехватывает Эновею за талию, чуть заводя её руку за спину и пристально всматривается густую сангину крупных, почти черных по краю радужек. Этот незамысловатый порыв позволяет не столкнуться их телам, однако деосу просто нравилось рассматривать женское лицо; без каких-либо мыслей или ощущений, почти бездумно созерцать, как стихию или явление природы доселе считавшееся невозможным, но вот оно – супротив. 

   – Наверное, если бы я пытался тебя разбудить, твоя ненаглядная Фалиэра отсекла мне все конечности, – совершенно серьезно, без ноты иронии и шутовства продекламировал древний моргнув отчетливо, будто бы пытался снять поволоку с глаз.
Он делает шаг назад, чуть разводя руки в стороны на манер страждущего, собирающегося обнять весь мир, но передумавшего в последний момент, – да, я на так и полагал, золотко, это место могло уже бесчисленное количество раз измениться. 
   Голос опять обрел живые и яркие оттенки эмоций, но будь деос среднестатистическим мужчиной, то вполне мог зациклиться на самочувствии спутницы, начать кудахтать на манер квочки, мол, после такого приключения девушке стоит отлежаться или посетить врача. Не то, чтобы Энтропиусу было плевать на последователей хаоса, но он искренне полагал, что бойцы на то и бойцы, не тот у Эновеи статус, не из сахарного сиропа она сделана.

   – Я могу полагаться сейчас лишь на свое чутье, – он сделал несколько шагов в толстому стволу необъятного дерева, неуловимо напоминающего дуб с корой невероятно гладкой, практически зеркальной, в этой лакированной голубоватой поверхности отражались их фигуры, – и где-то здесь, в радиусе пяти километров я ощущаю ауру того, что мы пообещали отыскать.
   Деос перевел взгляд куда-то за спину антиквэрума, а после довольно неожиданно переменился в лице, словно одна мысли заменила ему вторую, – впрочем это, если по совести, я пообещал, так ещё некоторое время побуду тут. А местечко хорошее, в самый раз где-нибудь начать строительство маленькой орденской резиденции, – и явно  чтобы сбавить градус собственной «профессиональной» деловитости, мол «да не деос я, не деос», добавил, – для пепельных таящихся арбузов самый подходящий климат и энергетические потоки радуют мой аурный взор.

+1

38

Легко поднявшись следом за Энтро на ноги и с его помощью, Вея на пару секунд застывает, пока мужчина разглядывает ее. Легкая рассеянная улыбка выдает, что девушка где то не совсем здесь, хотя и она автоматически изучает лицо перед нею. Широкое, чуточку скуластое. И такое знакомое уже. Настолько, что даже подобное рассматривание не воспринимается как что то странное или неудобное. Наоборот, возле мужчины, так близко, антик как никогда чувствовала покой и умиротворенность. Возможно из за печати принадлежности к его ордену, но рядом с богом ей было комфортно и даже можно сказать уютно.
Снова мимоходом ласково коснувшись вновь прирученного оружия, девушка усмехается:
- Ну если б ты только разбудить пытался — не думаю, что Фалиэра была б настолько против, чтоб попытаться чего нибудь отсечь. - лукаво косится древняя на деоса. Пусть его взгляд был серьезен, но Вея не считала, что ее оружие могло воспринять бога настолько враждебно, чтоб всерьез пытаться ему навредить. Опять же — если не было угрозы для ее хозяйки. На долю мгновения усмешка Первородной стала чуть отвлеченной, словно девушка оценивающе рассматривала Энтро, прикидывая были ли у Фалиэры основания стоять настороже хозяйки.
- Она наверняка уловила твои мысли о продаже моей тушки — вот и была готова ее защищать. - решила полушутливо Вея. Фалиэра не была простым оружием. Часть магии бога, часть сути древней, со своим мнением и сознанием можно сказать. Так что от косы можно было ожидать и не таких сюрпризов.
А собеседник уже упоминает, что место могло и должно было измениться. Значит Вея и правда была тут давно. Чуть задумчиво, девушка качает головой  - все же обычно она на память не жалуется. А тут все словно размыто, в тумане, дымке. С чего бы это? И древняя слегка вопросительно смотрит на мужчину. Услышав пояснение, Первородная едва слышно смеется и кивает головой.
- Ну конечно же. Ауру того, что мы пообещали отыскать? Яйцо этого духа... - ворчит она. Признаться ту недоощипанную птичку девушка б лучше доощипала, чем помогла ей. Просто дух вел себя не слишком приветливо. Пусть ранее Зверь и поужинал немного ее сородичами. Но все ж — раз взялись искать и отдать — почему б и нет?
- Зато теперь все становится немного более понятным.. - соглашается девушка. - С того времени много воды утекло и логично, что место и даже мир изменились. Достаточно, чтоб было сложно узнать. Плюс — тут была не совсем я, а Первородная хищница. У нее... несколько иной взгляд.. на вещи.. - усмехается Вея, вспомнив рваные связки мыслей зверя. Еда, пища, бой, проблема, друг. Все просто и без заморочек. Убивай или будешь убит. Ешь или съедят тебя. - В чем то ее подход безусловно заманчив. - ехидно хмыкает древняя, вспомнив как споро поглощала планетарных духов.
- Значит в радиусе пяти километров? Нда. А раньше тут кажется озеро было. Его уже и след простыл. - оценивающе примеряется Вея к местности. Но тут деос, что то про себя подумал, решил и заявил, что он и обещал и найдет, еще и тут задержится потом. Маги чуть  прищурившись, смотрит на мужчину.
- Ну если уж совсем вспоминать что было — то искомое стащила я. И хоть мне не капельки не жаль, то в поисках я могу и поспособствовать, если ты уж так хочешь вернуть это яйцо на его родину. - вздыхает девушка с видом, ох уж эти боги. При этом Вея чуть потянулась, с хрустом разминая скелетик и проверяя функциональность организма. Да, досталось ей в том нереальном мире. Но на то он и был на стыке настоящего и призрачного, чтоб в том мире все было немножко иначе. Плюс — антиквэрумы крайне крепкие создания Творца и способны выстоять даже против гораздо более разрушительных происшествий. Так что не смотря на все случившееся, Маги спешно регенерировала и восстанавливала силы и энергию. И совершенно не собиралась отпускать Энтро на новые эпичные сезонные выращивания арбузов одного. Все это древняя постаралась передать весьма скептичным взглядов в адрес хаотичного. А вслух же сказала:
- Ага, ага. Отделение ордена значит? Ну так заявляю как Магистр оного ордена — что такие судьбоносные решения и воплощения просто необходимо предпринимать в компании с его руководством. Которое магистры. И они будут рады поспособствовать и проконтролировать все в моем лице. - грозится никуда не уйти, пока все не разметят и не заложат первый камень Эновея.
- Правильно — а новому отделению ордена фрукты, ягоды крайне необходимы. Поэтому и разметку на плантации и оранжереи тоже сделаем. - покладисто согласна даже на арбузы древняя. Главное, что Энтро в кои веки то не отлынивает от обязательств по отношению к ордену, а даже готов трудиться на его благо. Этот случай и возможность маги не упустит. И не отстанет от бога, пока он что нибудь полезное таки не сделает.
- Хотя, конечно для начала наверное нужно найти таки это кристаллическое или какое оно было, яйцо.  - вспоминает девушка собственно с чего все начиналось.

+1

39

   Душистые сочные кисти нефритовых лиан (многочисленных вьюнов, ниспадающих с толстых мохнатых ветвей) легко растирались между пальцами, оставляя на коже легкий, но отчетливый аромат орехов макадамии. Хаотичный бог мягко и пружинисто ступал по теплой почве, пропуская через ладони зеленые молодые побеги, – ты, не ты... часть тебя, а, может быть, та первая настоящая, а ты просто подселившаяся душа, скитавшаяся в поисках тела? – немного глумливо и беззлобно хмыкнул, касаясь шероховатыми подушечками пальцев шеи Эновеи, проводя линию до впадины меж грудей, тем самым делясь с её телом неуловимым ароматом нефритовых листьев, столь орехово-сладким и глубоким, что дыхание очищалось само собой. 

   Она забавно щурится, а ещё обладает живой красочной мимикой, за которой интересно наблюдать, уж эту слабость он может себе позволить. Про резиденцию ордена он не шутил, это место и правда было благодатным: плодородная почва под ногами, хороший магический фон, много здорового света от небесного светила. Мало ли, что раньше здесь было озеро, раньше – это раньше, в свое время и Эновея рассекала небо в обличье гигантской космической змеи, отличая один орден от другого только по количеству вкусного мяса и магических залпов защитников, что подпали шкурку; да и он в свое время жил по иным законам, находил упоение в разрушительных вещах, сам был бездной, которая с каждым заглоченным куском чужой силы, жертвенности, эмоций и надежд становилась только больше, росла, не вынося и мысли о том, что где-то там есть границы или рубикон.

   Это хорошее место для резиденции, правда, он бы и миллион лет назад счёл его достойным, а Эновея и не отрицает, не смеется над его предложением, почти детским, если смотреть без должной доли иронии и скидки на слишком странный и чудной характер покровителя хаоса – он был в вечном поиске крайностей, накала чувств и квинтэссенции диковинок.   

   Несколько шоколадных орехов легли ему в ладонь и хоть их скорлупа была тверже берцовой кости, рука древнего разломала гладкую оболочку, освобождая беленькие и рассыпчатые зерна, – мне таки очень повезло с тобой, драгоценная, – хохотнул, позволяя покровительственной полу-улыбке расчертить губы, – ты способна превращать идеи моей нестабильной и легко сбивающейся натуры в стабильные каркасы будущей реальности! – несколько шагов навстречу, хотя они и так стояли очень близко, крепко взяв её руку в свои ладони, высыпает немаленькую горсть орехового лакомства в женскую пригоршню, улыбается все также покровительственно с неизменном огнем жестокого веселья в темно-сливовых радужках, интересно, что из его слов можно брать на веру, а что просто маска? Наверное, верить в сбивчивость натуры и нестабильность по меньшей мере глупо, а по объективной опасно. 

   – Здесь мы возведем зиккурат! Так и передай магистрам. А если кто-то будет против, можешь добавить, что никто их не заставляет, не нравится моя скромная идея – я его сам построю и сам тут поселюсь, – он засмеялся, не громко, бархатисто и шелестяще, Энтропиус умел и любил говорить нелепейшие вещи с хорошей маской на широком скуластом лице, – а оранжереи и плантации разместим вокруг. Но ты права, пока не отыщем яйцо... – хитро прищурился, – нет смысла даже разрабатывать план, а еще мне импонирует твое упорство, признаться, не ожидал. Я тебя плохо знаю. Ну, так что... есть идеи? У меня, увы, ни одной, малышка Эно.

Отредактировано Энтропиус (05.03.2019 17:58:14)

+1

40

Поднявшись на ноги и крепко на них стоя, девушка медленно поворачивается вокруг себя, осматривая местность. На самом деле райский уголок. Сейчас. Что тут было раньше ее первородная часть помнит, но показывает смутно. Да, теперь оно всплывает в памяти. Вернее воспоминания в глубинах сознания пытаются наложиться на местность вокруг и постоянно сползают, обнажая пустоту либо же реальность. Чуть встряхивая головой, Вея отправляет по волосам волну, словно отбрасывая наслоение восприятия. Сложно быть и здесь и там одновременно. И может на сегодня уже хватит с нее путешествий внутрь себя в свое прошлое?
Древняя решает  - что таки хватит. И даже если они будут искать что то тут, то исключительно здесь и сейчас. А не где то и когда то. И она предпочитает знать, что собеседник перед нею реален и ощутим. Так и тянуться ручки пощупать. Правда в следующий момент наоборот женские ручки легонько шлепают крепкие мужские, скользившие по коже вдоль ее шеи, обдавая ароматом цветов и орехов. Запах манил и дурманил, оставляя привкус глубоко в горле. И был очень приятен. А пробежавшиеся по поверхности тела шероховатые пальцы, чуть щекочут и вырывают горловой смешок, прошедший невольной дрожью по телу женщины.
- Да.. душа скитавшаяся во тьме о рождения мира в поисках... не тела. А себя. - чуть тянуче отзывается древняя, каждой клеточкой ощущая неспешное путешествие пальцев бога по своему горлу. Доверие хищника, безбоязненно открывшего уязвимое место и прочувствовавшего каждым миллиметр скольжения крепких пальцев, способных раздавить берцовую кость особо не напрягаясь. Девушка чуть заметно улыбается, для нее это знак доверия, открытости. И при этом не отрывает взгляд от мужчины перед нею. Что за мысли бродят в этой голове, если ли там порядок или что заменяет его в голове у бога хаоса? Но вот уже рука мужчины опустилась ниже, проходя к краю декольте. Вея усмехнувшись отчетливее, щелкнула шаловливые конечности.
Но тут же девушка позволила себе то, что давно хотела сделать. Раз уж деос сам дал повод...
Рука древней неуловимым движением поднимается к лицу перед нею, и в невесомом жесте, почти не ощутимом прочерчивает скулу на мужском лице. Так давно хотелось ощутить это под кончиками пальцев. Настолько, что теперь крохотные иголки покалывают в тех местах, где антик коснулась кожи лица мужчины. Встряхнув головой, женщина отходит, словно выбрасывая что то с головы опять. И поворачивается обратно, уже спокойнее. 
- Тут правда неплохое место. И раньше оно мне было по душе. И теперь тем более.  - подтверждает Вея. Почему она должна быть против отделения ордена здесь? Это ж не жерло вулкана или не Ледяные пустыни. Хотя иногда даже в таких местах может иметь смысл держать пост. Вот у ученой, где только отделения Мэрисфертум не разбросаны. Так что такое чудное местечко как это — просто замечательная идея. И девушка не протестует. Хотя если б ее оно не устроило — маги прямо б так и сказала. Энтропиус сам боролся за прямолинейность и равенство в ордене. Вот и не трепетали перед ним высшие чины, а наоборот не упускали случая припахать на благо ордена.
- Да.. тебе со мной повезло.. - чуть приподнимает голову девушка, чтоб заглянуть прямо в глаза деосу. - Очень. - шепчет она, когда ее руки касаются ладони бога и он пересыпает маленькие белые зернышки. - Тебе просто необходим был кто то... чтоб строить каркасы реальности. - задумчиво отзывается древняя. Они так близко, почти вплотную. Казалось вдох может коснуться кожи. Но все так же далеко. Внутри сознаний пропасть. У каждого своя.
Но уже что то переменилось. И Энтро решил строить зиккурант. Эновея невольно рассмеялась, повторяя и разделяя с богом его веселье.
- Только ты можешь на новом месте ордена сначала захотеть построить себе зиккурант. - сквозь смех выдавила из себя девушка и в порыве веселья на миг прижалась головой к деосу. Порыв смеха сотрясает плечи, но вдоль спины бегут мурашки. Не понятно отчего. Но Вея уже отодвигается от Энтро и пожимает плечами:
- Ну я себя тоже еще плохо знаю. Так что в этом мы схожи. - подмигнула Первородная. - Тем более уж тебя то я тоже можно сказать совсем не знаю. - оценивающе косится она снова на собеседника. Какие еще сюрпризы или сколько их еще скрываются в боге  хаоса? Бесконечность, не меньше.
[b]- Ладно. Вернемся к поиску. Есть у меня одна идея. Лучше всего планетарных духов и их детенышей я чувствовала в первородном облике. Но выпускать его или берсерк сейчас я не уверена, что будет хорошей идеей. [/b]- отзывается Вея. - Поэтому я собираюсь материализовать Эль. Он слишком схож с хищницей, он другая часть меня, как и она. Мне кажется он сможет найти яйцо. - предполагает антик и сосредоточившись, пытается материализовать огромного каменного змея. Но пожалуй разрушать тут всю местность им не нужно пока, и змей должен принять такой вид, чтоб не нарушить существующую гармонию. Призрачный, или просто меньших размеров — на его усмотрение, но с четко поставленной задачей — найти яйцо.

Детали

https://img-fotki.yandex.ru/get/31690/47529448.e6/0_d2e43_c155f31f_orig.png третий раз вроде
Материализация [Фундаментально, I | I] - при частом взаимодействии Альтер-эго и хозяина, и при более-менее стабильном существовании, Альтер-эго может материализоваться рядом с хозяином. В качестве оружия у Альтер-эго будет меч, данный деосом, а также он может использовать исключительно способности данного реестра. В свою очередь, хозяин использует способности фэдэлесов, но он вполне может использовать другие силы, которые у него остались после обращения. Обычно данная способность появляется довольно быстро, но на первых этапах Альтер-эго очень нестабильно и не выдерживает атак, быстро исчезает т.е. до него нельзя дотрагиваться кому-то, кроме хозяина. За эпизод вызывать материализацию можно один раз

+1

41

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   Обсидианово-черная грива волос неуловимо источала аромат медового вереска и бальзамина, Энтропиус до отказа, на грани боли наполнил легкие воздухом, испытав неожиданное нежелание, чтобы она отстранялась. Этот предшествующий странный жест удивил не меньше, но её порыв можно было списать на поведенческий инстинкт хищника, даже звери лоснятся к тем, кого подсознательно ощущают более крупным, или более удачливым в пищевой цепочке, тем более уже когда-то ему приходилось усмирять её Звериную суть.
Сладкие запахи тела и волос Эновеи смешались в неповторимое амбре трав из медового бальзамина и макадамии: если лежать слишком долго на чуть влажном зеленом ковре из свежей травы и бархатистых цветов он отдаст весь свой запах.
   – Только ты можешь на новом месте ордена сначала захотеть построить себе зиккурат.
   – Яре-яре, – он тоже засмеялся, негромко и задорно, – таки одно другому не мешает! Почему бы не сделать новёхонькую резиденцию ордена исполненной в архитектурном решение зиккурата, тем более их я умею возводить диво как хорошо и знаю людей, что способны на подобное.

   Деос тоже замолкает, рассматривая антиквэрума чуть иронически – не более чем дань осточертевшей маске, он даже на льющуюся воду смотрит с этим оттенком, а еще – пронизывающе… С подтекстом неподдающимся интерпретации, ибо не все сорта чувств и эмоций «древних божков», или только в частности Энтропиуса, способны найти достойное слово в энтеровской речи или любой другой. 
   – Ну я себя тоже еще плохо знаю. Так что в этом мы схожи. Тем более уж тебя то я тоже можно сказать совсем не знаю.
   – Попробуй орехи, не бойся, это очень полезно для… хм… женского здоровья… – Невпопад проникновенно шепчет Энтропиус, подмигивая ей в ответ. Замолкает, облокотившись на ствол исполинского древа с гладкой и ровной корой, на груди складывает руки и чуть склоняет голову к плечу. Очередная переливчатая мелодия «ветра», далекая и неуловимо знакомая ласкает слух – это играют племенные феньки, металлические «гильзы» (вытянутые миниатюрные цилиндры из серебристого металла с гравировкой размашистых остроконечных рун) и покрытые гальваническим золочением ободки перьев на фиолетовых волосах. 
   – Ин-те-рес-но, – чуть хрипло выдыхает, выталкивает из груди слова, улыбается, густая смола сливовых радужек играет бликами, становится жарче – звезда поднимается в зенит, – ни я себя не знаю, ни ты себя, ни мы друг друга. С таким подходом нам, стало быть, не яйцо искать надобно, вот только к бездне все наши поиски себя, бессмысленно и беспощадно к бездне. Мы ведь все время умираем, каждую минуту и в орден сегодня вернется какая-то другая Эноделлиривея, другой Энтропиус... и так каждый день.
Вот вам и философия древнего создания, не больше чем трёп, но немного приоткрывающий мысли, мировосприятие, не это ли важно в узнавании друг друга.

   – Погоди… – он взмахивает рукой, рассеивая её способность к материализации и все также живо, пружинисто отделяется от ствола дерева, усмехается на ходу, оказывается рядом, – …да, Альтер-эго способно знать всю подноготную того, чей частью является, да Альтер-эго даже способно связываться и объединять своё «я» с другими Эго, но не оно было в тот раз здесь, не оно гнало стаи и не оно заставило некоторые деревья удобрить собой почву, чтобы сегодня здесь росли эти грешные орехи. Ты боишься? Ты доверяешь мне больше чем себе, прибегая к помощи Альтер-эго, а не пытаясь принять первородную форуму? – он так не думал, он вообще не думал об этом, но частенько говорил вещи, которые его разум даже не пытался осмыслить, просто так… было нужно по его собственному разумению, – Нет уж… – горячие пальцы болезненно сжали её скулы, заставив смотреть себе в глаза, – материализовать Элькрастерума я тебе не дам. – Последние его слова прозвучали привычно весело, бесовски и зверски. Не каждый улавливал, что порой, веселье, которое нёс Энтропиус точно знамя, было весельем жестоким, нечеловеческим.

   Он отступил, вновь ей подмигнул играючи.

+1

42

Место дурманило древнюю хищницу, набродившуюся по закоулкам памяти, реального и ненастоящего. Очевидно, что это все путешествия по воспоминаниям и прогулки на стыке не существующего и прошлого. Это все лишь их вина в том, что у женщины ныне царил какой то диссонанс в мыслях и ощущениях. И в порывах и в желаниях. И в восприятии до кучу. Так просто и легко свалить все на пережитое только что. Ведь не может же быть иной причины? Не может и не должно быть.
И Вея уверена, что это только так и выбрасывает все посторонние мысли из головы снова и снова. Но что ж они так упорны? И снова они постоянно возвращаются, подталкивая древнюю к неожиданным движениям или рождая непонятные ощущения.
Или это вина хаотичного создания рядом? Его присутствие, его влияние либо же его магия. Кто знает в чем причина, но как никогда четко и остро ощущается присутствие этого мужчины рядом. Так близко и так далеко. Такого уже привычного, и каждый раз нового. Каждое движение, выражение Вея узнает, словно тысячу раз изученные. И в то же время — в чем то иное, другое, манящее. Требующее обратить внимание, изучить детальнее, разгадать и понять все что скрывается в глубине. Глупо, не правда ли?
И девушка улыбается своим мыслям, отворачивая голову в сторону, словно пряча их от собеседника. А то вдруг он сможет уловить их. А Вея и сама не может в них разобраться, чтоб пускать еще кого то в глубины разума. Взамен антик пытается сосредоточится на задаче, о которой на удивление еще не забыли. Это проще и понятнее, чем то, что девушку снова тянет прикоснуться к деосу. Просто чтоб убедиться что он здесь, рядом. Очевидно же, что это лишь отголоски погружений в воспоминания.
А значит древняя не обращает на порывы внимания, лишь тихо смеясь, на идеи бога.
- Хорошо, когда мне понадобится зиккурант — я буду знать к кому обратиться! - дразнящая нотка юмора щекочет слух, а девушка невольно отходит на пару шагов от мужчины, неосознанно удаляясь на расстояние руки, чтоб не тянуться прикоснуться к нему. Зачем ей это? Но так пожалуй будет лучше.  - Ты ведь сделаешь это для меня? - поворачивается Вея к деосу и чуть растягивая слова спрашивает. Если кто не догадался — это она про зиккурант. Ага. Вот только вместо рук, антик теперь касается собеседника словами. Немного мягко, проникновенно и вопрошающе,  словно о чем то другом идет речь. Может ей нужно услышать, что деос может сделать если она попросит. Но разве так принято спрашивать о постройке реально не нужного ей строения?
Глаза девушки снова прикрыты и она вновь отворачивается, поймав себя на желании побиться головой о что то покрепче. Может мозги станут на место. В руке все так же зажаты орехи, которыми угостил бог. Медленно перекатывая зернышки в руке, антик не спешит дегустировать их, взамен подняв руку и вдыхая глубоко их запах. Под давлением тонких, но сильных пальцев ядра постепенно превращаются в пыль, которую подхватив, разносит вокруг ветер.
- Я учту. Пользу орехов... - хмыкает девушка, раскрыв совершенно пустую ладонь. - Увы, они закончились. - комментирует она, поднося руку в ореховой пыльце к лицу. Подушечки пальцев коснулись губ, даря букет ощущений. -Было вкусно - краткий вывод.
- Да. Все верно. Сегодня встретились не мы с тобой — а пара незнакомцев. Которых уже завтра не будет. Будут уже иные незнакомцы, снова встретившиеся впервые. - согласно прикрывает глаза древняя в ответ на философию деоса. - Каждый раз, каждый день мы открываем новую грань себя, теряя какую то другую частичку на пройденном пути. Но ведь это лишь сильнее делает нас самими собой. - отзывается девушка. В чем то их взгляды схожи, в чем то вероятно не очень.
- Что... - немного удивленно восклицает Вея, когда деос мановением руки рассеивает не появившегося до конца Эль. Женщина слегка хмурится, не согласная с тем, что не стоит прибегать к помощи альтер эго. Но оброненная фраза, заставляет ее повременить с  возмущением.
- Боюсь? - снова удивление, но теперь задумчивое. Словно такое не приходило ей в голову. Хватка жестких пальцев на лице и пристальный взгляд глаз напротив. Требовательный, даже возможно жестокий. Он вопрошает, он требует и он категоричен. - Значит Эль снова не удалось порезвиться. - отзывается легким смешком антиквэрум. - Я не боюсь своего Зверя. Тем более что ты ведь рядом. И если хищница разойдется сверх меры и решит сравнять с землей место под новое отделение ордена — думаю ты все ж вмешаешься. - чуть насмешливо прищурилась Вея в ответ на подмигивание.
После чего древняя окончательно закрывает глаза и словно отпускает сознание. Совсем. Куда то вниз, в глубины создания. В непроглядную тьму, где рыскает древний, первородный зверь. Он гораздо спокойнее, чем был раньше. Но все так же им движут в первую очередь инстинкты. Редко когда выпадает возможность ему подняться на поверхность и похоже это такой редкий случай. Хищница встрепенулась, почуяв свободу. Взрыкнула и тут же стремительно вскинулась вверх, по каналу внутри разума. Сразу же отозвалась и магия, охватив тело девушки и переплетая его жгутами силы и энергии. Человеческий облик растаял в один миг, в сиянии магии, выпуская из себя алую чешую красной змеи. Распахнулись плавники, свернулось кольцом огромное тело. Из под массы вынырнула хищная голова и открылись сверкнувшие огнем глаза. Змея потягивалась всеми мускулами, перекатывая их под кожей. Медленно, лениво она подняла голову и зевнула, показав миру острые и длинные клыки.

+1

43

   – Ты ведь сделаешь это для меня? – её интонации растягиваются в тугую мятную спираль, деос отвечает похожим образом: задерживая тембр на гласных, отчего голос вновь приобретает рокочущий грудной оттенок махровости:
   – И не только это, дорогая, ради тебя я сооружу полноценную мастабу, достойный императоров, да что там императоры… боги обзаведутся, узрев сею великую гробницу! – смеется, а на блестящей поверхности глазных яблок отражается краснота антиквэрумских радужек, слишком горящих, чтобы быть нормальными, слишком непроницаемых, чтобы казаться полноценно живыми.

   Эновея не могла не отметить, что деос слишком долго смотрел в её глаза, не отпуская зрительного фокуса, и ближе к концу перед непосредственно заявлением об Элькрастеруме его лицо немного посерело, как-то заострилось, приобретя совершенно незнакомые орлиные черты.

   Сны редко охватывают разум, особенно, если когда-то ты имел сомнительное счастье лицезреть болезненные опиумные грезы долгие тысячелетия. Лежал в болезненном бреду возле разрешительного скопа энергии ядра крупнейшего планетоида. Деос жадно всматривался в женские черты, а вчерашний сон, лишь чудом посетил дремоту хаотичного бога и причиной коему явно был рок высшей энтропии. По его мнению обыкновенный не магический сон – довольно бессмысленное времяпровождение лично для такого существа как он, хотя и очень… очень приятное.
   В том сне горели высокие закрученные в спирали штыки, окровавленные вершины которых тянулись к свинцовым небесам подобно гигантским росткам в сказке про Джека и бобовый стебель.
   В том сне кричали диким ором черные петухи и визжали белоснежные ласки, звук их глоток резал по ушам сильнее, чем стоны умирающих сгруженных в братские могилы безжалостной рукой безумца. Его рукой.
   В том сне девица с длинными черными посеребрёнными волосами до упругих, затянутых в саламандровую кожу бедер, смотрела прямо на него. Алые губы кривила вымученная улыбка. Он знал, что улыбка фальшива и от этого знания под кожу забирался озноб неудержимой звериной ярости, ведь она могла бы хотя бы немного потрудиться и сыграть лучше! Теперь же, придется и её тело скинуть тухлую яму, где жужжали мухи и кружили стервятники.

   Разумеется, то не просто сон, а воспоминание. Одно из бесчисленных в его бесконечной памяти.

   – Я не боюсь своего Зверя. …ты все ж вмешаешься. – Эновея забавно щурится и деос чуть склоняет голову к плечу, вытягивая из пряди последний листок, точнее цветочную семечку, – если ты не удержишь контроль в столь примитивной ситуации, потеряешь цель, уподобишься дикой хаотичной сущности и все, что вложила собственную эволюцию, что я в неё вложил, пойдет прахом… – голос немного насмешливый, – это будет слишком скучным, – кривая неприятная улыбка, но глаза смеются беззлобно, он играется, подтрунивает, – слишком… настолько, что я не уверен, что пространственный парадокс не атакует меня, не выдержав моих мучений.
   Эновея была прекрасна в форме первородного Зверя: литые гибкие пластины отливали свежей артериальной кровью, а от дрожания тончайших кардониевых пластин на хребте воздух звенел, вторя восторгу мельчайших молекул. Вокруг клубился серебристый туман, а фантазмагоричная маска, что делала голову космической змеи похожей на гигантский череп, отливала всеми оттенками вольфрама.
Взгляд же деоса был направлен отнюдь не на острые клыки и не в светящиеся фосфоресцирующем огнем глаза, а на диадему, висящую на расстоянии метра над головой.[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1

44

Девушка еще тихо смеется в ответ на столь заманчивое предложение. Получить в свое распоряжение гробницу достойную царей, императоров и богов — чего еще желать в этом мире? Все мечты осуществились, все чаяния оправдались. Вея может не сомневаться — на месте ее последнего пристанища отгрохают такую махину, что обзавидуются все. Главное чтоб сверху еще гору не насыпали, чтоб уже наверняка.
Антик от столь заманчивого предложения, хоть оно и носило какой то каплю мрачный оттенок и явно шуточный характер, пришла в своеобразно шаловливое настроение.
- Мммм, как заманчиво звучит... - журчит как весенний ручеек ее мягкий голос, а в глазах мерцали дразнящие искорки. - Интересно... что еще ты можешь.. для меня сделать с такими то масштабами твоей отзывчивости. - дразнящими становятся и слова и улыбка. Шаловливость, откуда то появившаяся в древней хищнице желает совсем чуть чуть пробежаться по диалогу, задевая собеседников то тут то там.
Но поймав необычайно долгий и пристальный взгляд деоса девушка стала более спокойной и немного задумчивой. Она не могла знать что пришло в голову мужчине, что за видения проносятся перед его глазами, какие думы тревожат его разум. Но иногда не нужно знать, что б ощущать. И Вее показалось, что в голове у Энтро бродят совсем не радужные мысли, совсем не светлые воспоминания таятся в его застывших на миг зрачках. И девушка оставила шутливый тон, отпустила шаловливость снова в глубины личности, взамен неторопливо, но уверенно и проникновенно улыбнувшись мужчине. Ее взгляд говорил — оставим ушедшее в прошлом. Здесь и сейчас уже новые мы, так зачем тревожить реальность теми образами, которые снова несут беспокойство.
А в реальности антиквэрум была на удивление уверенна. Кажется она заново осознавала сложившуюся реальность и чем больше она ее постигала, тем увереннее в ней себя чувствовала. Словно воин, перебрав свой арсенал, мог уверенно встретить бой, так и Вея, снова переворошив прошлое и свою личность уже спокойнее смотрела в будущее.
Поэтому женщина лишь усмехается, и не сомневается в том, что сможет справиться с Первородной формой. Просто дань привычке, ритуал, напоминающий, что ее древний хищник все еще в шаге от пропасти, разрушающей его. Напоминание самой себе, что даже в такой простой ситуации, банальной и легкой, хищнице не стоит совсем сбрасывать самоконтроль. Кто знает, на что тогда окажется способен Зверь? Думается, что он и сам не знает до конца.
- Ну мало ли.. вдруг вселенная не пожелает прекратить твои мучения, от осознания бесплодности и бесполезности усилий вложенных в меня. А я в то время решу разнести столь прекрасное место вдребезги... будет жаль, если орден лишится одного из подразделений, не успев его приобрести. - еще успевает промелькнуть ехидный огонек в глаза женщины, прежде чем его поглотит огонь Первородной формы.
А потом просто стало не до разговоров.
Сознание уснуло, забылось, запуталось в себе, погрузившись так глубоко, что теряло себя.
Но взамен, на поверхность выплыл невероятно довольный и соскучившийся по миру хищник. Зверь лениво потягивался, щурил сияющие глаза и зевал с риском вывихнуть челюсть, если б это было возможно. Пасть с щелчком захлопнулась, а зрачки поймали рядом присутствие постороннего и  тут же сосредоточились на нем. Огромное тело пришло в движение, сворачиваясь тугими кольца и приплясывая на месте, тогда как голова в пространстве была совершенно неподвижна. Хищница оценивала, взвешивала и раздумывала. Мелькнул и скрылся язык, змея пробовала на вкус воздух, впитывала магию и вкушала силу, струящуюся вокруг мужчины. Легкая дрожь прошла по кроваво красному телу и кончик хвоста прищелкнул, сшибая ближайшее деревце. А змея уже стремительно, но плавно перетекла по поверхности земли поближе к деосу. Ее диадема ярко сияла, постоянно радуя пространство выбросами энергии и танцуя в потоках силы и своего диссонанса. Хищница тряхнула головой, описывая вокруг мужчины круги и наматывая петли. Вот очередное движение, и красная змея оборачивается вокруг тела бога, сжимая его в своих кольцах. Она не желает причинить вред или проявить силу. Наоборот, хищнице по нраву вкус его силы. Снова распахивается пасть и слышится различимый свист, а язык змеи дразнит и щекочет его правое плечо. Древняя признает в боге одного из своей стаи и легонько пинает его своей головой в бок. Словно играя. Поиски яйца забыты. Хищница резвиться, соскучившись по воле, по свободе и безрассудности. Кончик хвоста сносит еще пару деревьев, а Древний хищник сворачивается еще одним кольцом, раскрывая пасть и окидывая местность хищным взором в котором явно читается голод. Кажется она собралась поохотится.

+1

45

   – Яре-яре, ох какая ладная панка, – губы сами собой растягиваются в хищноватой ухмылке, немного более красноречивой во всём, что касается предвкушений. Энтропиус протягивает ладонь и поглаживает блестящую алую чешую, точнее фиксирует ладонь на прохладной гладкой поверхности, а Зверь сам движется вокруг кольцом, позволяя змеевидному телу скользить под горячими пальцами.

   – «Уже забыла о цели, хочешь поохотиться?» – деос сопровождает слова ментальными образами, сладостными, многочисленными, для существа, в кое превратилась Эновея эти образы сродни шоколадных и ванильных ароматов для носа сластены:
   кураж погони, свист ветра и ошеломительное ощущение скорости, рассекаемые массы лентикулярных облаков;
   трепещущее биение сердца не менее хищной и опасной добычи, острота её когтей и сила челюстного аппарата;
   пряный масленичный вкус богатой на энергетические частицы и прочие нутриенты добычи.

   Деос дразнил, раззадоривал хищника, опьянял картинками, но они не несли в себе никакого воздействия, кроме психологического – «Давай встряхнем это гнездышко, чертовка…» – вновь ухмыляется, крепко хватая антиквэрума за роговые пластины у свода черепа и не без помощи магии приклеивая себя к спине у головы Зверя.

   Гравитационный толчок от поверхности земли стал знаком для быстрого и стремительного старта. Они понеслись в воздух, быстро набирая скорость, перед глазами замелькала зелено-коричневая масса с пёстрыми разводами цветков бальзамина и еще какой-то розоватой травки.
   Только сейчас Энтропиус с удивлением ощутил, насколько густой здесь воздух, настолько сильно он напоен магией и запахами. Неестественный, еще немного и его можно резать толстыми ломтями и намазывать на хлеб, густота ощущалась особенно четко, когда Эновеи пришлось рассекать её в стремлении к небесам. Ноздри и её и деоса закупорили уже ставшие удушающими запахи: макадамия, медовая выжимка, красный мох и кисловатые грибы, глумливо смеющиеся сморщенными шапками у стыком меж ветвями. 

https://i.imgur.com/xh82nzn.png   Не то, чтобы Энтропиуса это насторожило, однако он, решив проявить заботу о хищнике, послал ей эмоциональный импульс, что мог быть воспринят инстинктом Эновеи лишь как «аккуратнее, здесь что-то не ладно, охотничьи угодья подозрительны…» 
Ближе к небесам, где линия горизонта раскрывалась со свойственной ей широтой, воздух немного разряжался, терял свою убойную густоту, становился кристальным, но очень горячим, создавалось ощущение, что над всей местностью висит невидимый купол, внутри которого воздушная каша, а за его пределами пекло.
   Первые минуты деос даже не пытался хоть как-то сдерживать Эновею, она опоенная дикой свободой неслась вперед сродни торпеде, ядерной боеголовки и стреле, выпущенной из магического оружия. Под толстой кардониевой чешуей вибрировала магическая энергия, растекающаяся по магической паутине, звучно и размеренно стучало сердце.
Однако все это не помешало Энтропиусу еще издалека увидеть в земле воронку диаметром около трех сотен метров и глубиной чуть более пяти десятков. Воронка аккуратная, покрытая природной слюдой, будто гигант взял божественную линзу и аккуратно вычерпнул ею землю.
   Ментальный удар, способный смутить разум: наваждение ярости, злобы, агрессии – все это ударило по антиквэруму и залонившемуся ментальным щитом деосу, далеко от них в воронке находилась не менее гигантская, чем Эновея тварь и призвать подобную остаточную сущность могли лишь антиквэрумы, если верить свиткам со схемами магических письмен.
Зверюга в слюдовой яме явно что-то охраняла, а еще разжирела на «местных харчах» в опасном смысле, обрела магический вес и заматерела…
кубики[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1

46

Змея ловко скользит по земле, описывая кольца в нетерпении, но не ощущая угрозы как таковой, не отказывает себе в удовольствии чуть пошалить. Кончик хвоста небольшой пресмыкающейся, конечно небольшой, обычно она может принимать вид до пятисот метров в длину, а сейчас древняя ограничилась в несколько раз меньшим размером. То ли все таки сказывалась усталость от предыдущих приключений, то ли правда решила поберечь местность от разрушения. А может просто разминалась и привыкала.
Но как бы то не было - ныне змея не превышала сотни метров в длину. 
И все равно это был большой и красивый монстр. Хищный и безжалостный. Голодный и жестокий. И бездумный порой.
Вот только даже он учился.
Учился понимать, что не все цели ему по зубам. Что не на каждую дичь стоит бросаться бездумно. А что некоторые бои стоит обходить стороной, не ввязываясь. Учился взвешивать свои силы и окружающих, чтоб не пострадать больше, чем может получить. Учился понимать не рассуждений, конечно нет. Но мнение разумной части своего создания и принимать его. И если Эновея считала Энтро вожаком своей стаи, то ее Зверь лишь скользнул вокруг мужчины, пробуя на вкус и шаловливо взбрыкнул кончиком хвоста. «Нечаянно» пытаясь уронить бога на землю, подсекая тому колени.
Но при этом длинное гибкое тело, щедро украшенное щитками, плавниками и костяшками струилось под пальцами деоса, тихо шурша по земле вокруг него. Хищнику хотелось резвиться, охотится и сражаться. При чем все сразу. Слишком долго он был взаперти, чтоб сейчас сдерживаться.
Объятия вокруг тела Энтро на миг становятся крепче, плотнее, словно гибкий стальной шнур затягивается вокруг титанового стержня. Но змей уже соскальзывает на поверхность земли рядом и выжидающе поднимает голову. Сияющие глаза отслеживают обстановку вокруг, а еле слышное шипение срывается с языка снова и снова. Голова чуть раскачивается из стороны в сторону, а хищник ищет на кого бы поохотится. 
И тут деос как специально транслирует образы, от которых Первородный Зверь приходит в еще большую ярость и нетерпение. Шипение свист поднимается еще выше по тональности и звуку. Он уже напоминает закипающий чайник, но так примерно раз в двадцать сильнее.  Змея уже пляшет на месте от нетерпения, скручивая хвост в фигуры и резко распрямляя его, разнося потихоньку местность. Буквально за пару мгновений вокруг Энтро образовалась приличная утрамбованная и очищенная от посторонних предметов типа дерево или камень поверхность. Элементы просто снесены змеей в стороны и размолоты в пыль. Глаза уже не светятся алым, а горят. А внутри зрачков только бой и нетерпение.
Одна фраза, движение, прикрепившее бога к хищнице и она срывается с места. Как безумная, как бешеная, древняя несется в полете. Вперед, вверх, за добычей, за ветром, за магией и силой. Словно в сумасшествии, Первородная, крутится вокруг своей оси, извивается и мечется, проверяя крепость крепления бога и испытывая его на прочность. Или терпение. Ей не по нраву, что рядом кто то есть. Но против него она возражать не станет. Тем более, что Зверь уже что то чует, слышит. Она что то нашла и стремится туда.
От мужчины Первозданному хищнику отправлено послание, сообщение, предупреждение. Хвост змея недовольно взбрыкивает, пытаясь отмахнуться. Не сейчас, не здесь. Вкусная сила совсем рядом. Мощная и неудержимая. Как раз, то что нужно. И хищник несется дальше.
Пока не натыкается на ментальную стену, как почувствовал ее змей. Со всем силы движения врезавшись в противодействующую магию. От удара все тело огромной древней резко скрутилось  и так же быстро выпрямилось, бешено размахивая хвостом и топорща плавники. Враг обнаружен тут же и змея радостно и в то же время зло шипит. Деос на время позабыт и Первородная, оскалив клыки, бросается вперед, норовя молниеносным броском вцепиться сущность в горло. Другой Зверь яростно ревет, поднимает свои лапы повыше, отмахивается от нападающей змеи и рвет ее тело. Первородная мелькает алой молнией, рассекая воздух и обвивая тело противника. Ее острые клыки поочередно вгрызаются то в верхнюю часть тела, то в живот, то еще куда. Смотря, куда хищница сможет дотянуться. Змея обвивает и сжимает в невероятно сильных объятиях, норовя раздавить, связать, уничтожить.

+1

47

   Клыки, зубы, когти; блеск чешуи, рев на пределе возможного; сотрясаемый вибрациями ударов воздух; ошмётки кусков металлированной плоти – всё это, и помноженное само на себя стократно, легло началом бойни между двумя гигантскими космическими Тварями. Эноделлиривея – алоокая бестия, но теперече змеевидная,  неистово драла угольно-черного монструозного красавца, практически сгусток анахроничной древней сущности, что-то вроде запечатанных частиц кордония, облёкшихся в космические инстинкты.

   Тональность звука, порождающее шипение на грани фола и свист в ушах, бесконечно радовали Хаотичного. Если для кому-то эти звуки напоминали свист закипающей воды, то деос слышал там отдаленные воспоминания уже прошедших битв, танцы у костра и громкие песни, больше походящие на гортанный ор тетерева. Странная симфония и ассоциация, но у каждого своё.

   Когда Первородная приближалась к цели, и стороннему зрителю могло даже почудится, что две твари сойдутся в вакханаличном инстинкте продолжения рода, деос взмыл вверх, выбрасывая собственное тело при помощи «магнетического пинка» в свободный и резвый полет. На широком лице танцевали ляписные красноватые тени и оттенки, отбрасываемый массивностью её тела и цветом чешуи – кровавым, точно свежая молодая кровь, такие же алые языки плясали на донцах кошачьих зрачков Эноделлиривеи. Не заметить этот огонь нельзя и он грел хаотичную душу непонятным теплом, почти обжигающим, почти невыносимым, но, несомненно, приятным, как и все – частично напоминающем ему о былом. Былое – мерзкое, отвратительное… но безумно притягательное и сладкое греховное падение.

   Два монстра сцепились в безумной танце, древним, как первый атом этого мира – бой. Он опьянял с невиданной силой, мешал сосредоточиться, может, потому что самоконтроль деоса ослабился, а он этого не заметил? Пока Эновея решала вопрос первенства с древней сущностью ею когда-то и призванной, деос на грани трагикомедии бежал по идеально-гладкой поверхности выплавленной слюдовой воронки к яркосветящемуся яйцу.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30333.png   Разумеется, тварь, которую когда-то давно сумела даже не призвать Эвеноя, а скорее, привлечь, была мощной, видимо она откликнулась инстинктом на инстинкт, ведь когда эта история с яйцом начиналась и закончилась, антик пребывала в форме змеи, а, значит, еще не могла использовать пентаграмму. Но каких диковинок нет в мире и тем опаснее эта черная тварь.
Их бой продлился долго и Энтропиус догадывался, что всему виной теперешняя игривая натура Первородной, ведь охота без игривого и кровавого «кокетства» с жертвой не охота.

https://i.imgur.com/MmFwwSn.gif   – Эгэ-гэй, птица дивная! Ничтожные, жалкие и себялюбивые гады ползучие раздобыли тебе дивное яичко! – разумеется, деоса бы сейчас никто не услышал, но магия, особенно магия богов, делает чудеса. Энтропиус притянул птицу прямо на поле боя, отвешивая ей шутливый поклон и указывая на яйцо, притом на фоне всего этого зрелища, высоко над землей два монстра драли друг друга.
   Казалось, у Гамаюнши даже перья побледнели, она сама была подранной и явно потрепанной – все еще не оправилась после разборкой второй пташкой.
   – Что, так и будешь столпом мирозданию стоять время терять? Добре. Тогда самое время развести костерок и сделать мировую яичницу.
   Птица встрепенулась, что-то взвизгнув, и кинулась на яйцо, точно оно было намазано медом, а птица являлась не Гамаюн, а мухой. Жаль, конечно, что Эновея не видела этого преображения и эволюции не слишком человекоподобной эссенции в человекоподобную, но когда-то этот бой закончится. И он закончился.
И закончился, само собой, победой Алой Первородной.
И они вернулись в Тандерклеп.
Втроем.

Конец, спасибо за эпизод!  https://img-fotki.yandex.ru/get/1126624/47529448.f2/0_db860_a04e70f0_orig.png 

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » А все так хорошо начиналось...