Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Точка, мерцавшая на карте, расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная лента...
В душе древнего боролись два исключающих друг друга желания. Первое – чтоб это реально тут случайно кто то проходил, пролетал. И только стоит указать нужное направление, а деос это с радостью сделает и даже подробно объяснит куда идти и главное как...
Эновея слегка кашлянула, когда местная дамочка решила по дружески чмокнуть ее в щеку. Да, антик не кидалась на всех без разбору, не убивала всех направо и налево. Но это не значит что этого в ее жизнь раньше не было. Антиквэрумы не...


      
      

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано. – Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив...

Сердце цитадели умиротворённо и спокойно мерцало, а внутри него покоилось тело Хранителя. На руке её медленно и методично покачивалась цепочка с гравировкой. Глаза же девушки были закрыты. Будь тут кто-то ещё, ему бы показалось, будто она спит, спит уже очень давно. Сон вынужденный...

– Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Жизнь - это азартная игра


Жизнь - это азартная игра

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/d989e89235b3b382e6129ebc999f2d97.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png

https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Некоторое время назад
Либертэйм, материк Биазелес
Остывший вулкан Бол на севере материка

https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.pngЭрия и Энтропиус

https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_S.png

Мастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту базовую/официальную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png
Жизнь бывает разная: всего мгновенье назад ты ещё мог видеть счастливые сны, а сейчас тебя уже просто не существует. Вот такая она шутница, эта жизнь.
Хочешь поиграть с ней? Ну давай же, сыграй. Хочешь?
Хаоситы особенно любили играть в её азартные игры. Пан или пропал. Третьего не дано.
Вот и теперь они снова бросали кости, забравшись в жерло остывшего вулкана для того, чтобы найти похищенных жителей местных деревень. И они их нашли. Частями правда, но кости - тоже результат. А заодно и нашли местное темное братство, поклонявшееся выдуманному богу. Или же их бог все же был настоящим?
Тогда никому и в голову не пришло, что простые фанатики могут быть гораздо умнее бывалых воинов. А пока эти самые воины насмехаясь бросали кости, играя с собственной жизнью, игра уже была проиграна.
Ведь это был лабиринт.
И в глубине его ждал минотавр.

Отредактировано Эрия (25.12.2018 07:47:59)

+2

2

Раз.
Это сработал амулет, телепортировав хозяйку как можно дальше от опасности.
Два.
А это уже щит от доспеха, разлетевшийся в первую же долю секунды.
Три.
Второй щит. Этот продержался чуть дольше, отшвырнув девушку в конце на несколько метров.
Именно швырнув - по другому назвать это было невозможно. Но все же лучше, чем оказаться под ударом.
Четыре.
Неудачная попытка активировать руну на мече обернулась повышением скорости полета лица в ближайшую каменную стену.
Пять.
Очередная пентаграмма растворилась в воздухе, так и не доделанная до конца.
Шесть.
Всего шесть вдохов на то, чтобы истратить последние возможности для побега.
Семь
.. выдохов на то, чтобы умереть.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png
Светоч незнания так долго маячил у входа в наполненный людьми зал, что застывшие снаружи хаоситы не могли дольше ждать. Они ворвались туда прямо в середине жертвоприношения, когда жертвы уже мертвы, но ритуал ещё не закончен. Однако все закончилось чересчур быстро.
Эрия оглянулась кругом - корабли мертвых тел медленно заходили в бухту забвения. Кровь стекала с большого каменного алтаря, на котором лежало ещё теплое выпотрошенное тело, смешиваясь на полу с реками другой багровой жидкости. Это было настоящее кровавое море после шторма.
-У вас совсем мозгов нет?! Вроде не дети малые, а ни кого не оставили. Тьфу! - рявкнула она на своих подчиненных, увлекшихся бойней. Потом кристаллоид зло уставилась на лежащего у её ног фанатика, перерезавшего себе горло. Простой буланим. Ничего особенного. А вяло бормочущие оправдания неофиты тем временем пытались реанимировать кого-то из сектантов. Только безуспешно.
Девушка закатила глаза, глядя на их бессмысленные попытки что-то сделать. И почему они не взяли целителя? А, точно. Они же идиоты. И она вместе с ними.
-Надо проверить другие помещения, вдруг есть выжившие, - Эрия кивнула на семь арок, расположенных полукругом, - И их надо допросить! Вот, возьмите этот артефакт. Он поможет телепортировать похищенных жертв, если они ещё живы. Заряд один, поэтому используйте в крайнем случае.
Девушка кинула самому ответственному из этой кучки идиотов браслет с печаткой, которую нужно было сломать для активации артефакта. Придурки сделали крайне серьезные физиономии и пошли обследовать остальные коридоры. А сама девушка направилась в центральную арку. Она же сильная - и сама справится. По крайней мере так было до сих пор.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngНаемница поняла, что заблудилась только на третьем круге... или это уже был четвертый? А попытавшись вернуться той же дорогой и наткнувшись на совершенно иные помещения, она и вовсе поняла, что попала в настоящий лабиринт. К такому жизнь в ордене её точно не готовила.
Как там было в сказке? Ниточку надо? - мрачно усмехнулась девушка, доставая из сумки магический маркер, святящийся ядовитым малиновым цветом и видный издалека. Удобная вещь для походов. И таких ситуаций.
Написав на стене "Начало" и поставив жирную стрелочку в нужном направлении, кристаллоид пошла дальше, оставляя стрелочки на каждом повороте. Вот только лабиринт оказался в разы больше того, что она вообще могла себе предположить. Наткнувшись на свои стрелочки в первые же пять минут, Эрии пришлось зачеркивать старые и рядом рисовать новые под цифрой два, чтобы не запутаться в дальнейшем.
Зачем прорубать в горе столько ходов? Неужели фанатиков так уж много? Как крысы, ей богу, - думала девушка, уходя все дальше вглубь вулкана. Конечно, в одиночку бродить по запутанным ходам было настолько скучно, что уже через десять минут она собралась было воспользоваться своими способностями и перенестись на родную планету... но не смогла. Выпущенная на волю магия просто лопнула в воздухе, словно мыльный пузырь. Кристаллоид попробовала ещё раз. И снова осечка.
-Что за ересь?! - бурный взрыв негодования врезался в глухую стену.
А потом девушка учуяла его. Такого же природного духа, как и она.
Вот тут-то все и встало на свои места.
Нет, дружок, я даже отсюда чую твою силу. Давай лучше разойдемся по-хорошему, - Эрия резко ускорилась, стараясь уйти как можно дальше от преследовавшего её сородича. Драться с подобными ей духами было не самым приятным делом, особенно когда они гораздо сильнее. А в этих узких залах вообще невозможно сражаться в истинной форме: даже крылья не расправить, чего уж там говорить о маневрах для дракона. Ничьим завтраком стать пока ещё не хотелось, поэтому кристаллоид предпочла бы и вовсе не пересекаться с противником.
Только вот преследователь совсем не разделял её мнения. В какой-то момент девушка вообще почувствовала его впереди себя, а стоило ей развернуться, так он тут же перерезал путь к отступлению. Её явно загоняли в ловушку.
Неожиданно наткнувшись на более-менее большую залу, Эрия остановилась и материализовала свой меч, не желая идти на поводу у хозяина этого места.
Сейчас попрыгаем, - пролетела в голове шальная мысль. Вот только ухмылка с лица очень быстро сползла, когда в темной арке появился дух вулкана. Больше похожий на фавна, но с когтистыми лапами вместо копыт, львиной гривой и завидной челюстью размером 7 на 7 как минимум, он легко мог поспорить с её маневренностью в этом помещении. Для воина, делающего акцент на скорости во время боя это могло стать проблемой. Но не для эссенции.
Дух сделал шаг вперед и девушка тут же материализовала во второй руке копье из своей кристаллической энергии. Однако стоило ей почувствовать тяжесть материи, как та мгновенно рассыпалась, оставляя на ладони лишь блестящую пыль. Да и по всему телу кристаллоида прошла неприятная дрожь, как будто его в прямом смысле прощупывали изнутри.
-Что ты такое... - оскалилась Эрия и в этот же миг почувствовала, как вся её магическая энергия вытекает через образовавшуюся брешь.
Природные духи бывают разными и порой весьма специфическими, как и их магия. Но все виды объединяет одно - они пожирают более слабых сородичей. Выпивают всю магическую энергию, не оставляя даже пылинки от владельца. Девушка попыталась поставить хоть какой-то блок, но ни одна пробка не способна заткнуть треснувший кувшин. А фавн уже направлялся к сосуду, чтобы окончательно его разбить.
Эрия никогда даже подумать не могла, что умрет на седьмом вздохе.
Но именно после него начинается настоящая жизнь...
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/44b612658397df3032566fe34c044215.png
Восемь.
Попытаться увернуться от ударов, но в итоге собрать их все, сломав ещё пару ребер и руку. Потом свернуть себе шую, в очередной раз встретившись с острыми зубцами каменной стены. Сумасшедшая выносливость приносит адскую боль в связке с почти полным отсутствием регенерации, но нужно терпеть. Эрия всегда была очень терпеливой девочкой. Пусть поочередно переломают все кости, вырвут все органы и выпотрошат, но пока её сердце цело - она будет жить. Вот такая дрянная суть у кристаллоидов. Чтобы убить, нужно перемолоть их полностью. Оставить лишь пыль.
Девять.
Сделать кувырок в сторону и срубить мечом один из острых словно лезвие когтей. Другие тут же врезаются в кожу, распарывая и сминая на удивление податливый доспех. Чувствовать, как дробятся собственные кристаллические кости, стружкой осыпаясь на пол, уже усеянный брызгами темной жидкости. Один из когтей прошивает тело насквозь, теперь уже торча из живота. Неприятное зрелище, а по ощущениям так вообще сказка.
На долю секунды разум мутнеет, но оставшаяся в мече энергия помогает вернуть рассудок и почувствовать, как второй коготь делает в теле такую же зияющую дыру. Нужно только сделать над собой усилие и освободиться, но сломанные пальцы и руки не желают слушаться, а легкие так быстро заполняются жидкостью, что дышать становится все сложнее.
И, наконец, десять.
Огромная пасть духа неспешно разверзается, обдавая эссенцию жаром перетекающей внутри лавы. Наверное, она способна растворить даже особо прочный кристалл. Но именно в такие моменты беспомощность приобретает особую силу. Забрав последние капли энергии из артефакта, девушка резко протягивает свободную руку в пасть духа и сгибает её в локте. В этот же миг вокруг руки с огромной скоростью начинает расти кристалл, острием своим упираясь в нёбо существа. Он становится таким большим, что заполняет половину пасти духа, не давая тому её сомкнуть и с каждой секундой заостряя свой конец все больше.
-Вот теперь-то я продырявлю твою башку, - хрипит Эрия, скалясь от удовольствия.
Но тут пасть резко захлопывается.

Вы когда-нибудь слышали, как кричат крошечные детеныши драконов?
Этот звук подобен писку беспомощных птенцов, съедаемых заживо в разоренном гнезде.
Поначалу он заглушает все, переворачивая сознание и иногда проникая даже в сущность, оседая в мыслях ещё на несколько дней. Постепенно к нему даже начинаешь привыкать, как к слегка неприятному фону.
А потом он исчезает так же бесследно, как и сам владелец.

Отредактировано Эрия (25.12.2018 09:31:59)

+1

3

   Задавались ли вы когда-нибудь вопросом, способны ли твёрдые тела (в которых закономерно расположенные атомы образуют трёхмерно-периодическую пространственную укладку), чувствовать боль, пронизаны ли они нервными окончаниями, по которым в мозг со скоростью света несется их мучительный вопль? Вопрос близкий к бесконечной нелепости, но именно он мог бы посетить размягченный творящейся темной вакханалией ум неподготовленного адепта.
   В то время, пока хаоситы на первых уровнях донжона резали глотки представителям кровавого культа, унёсшего жизни не одного десятка жителей ближайших деревень, на нижних уровнях у самого сердца скопища, вела свою в, какой-то степени выдающуюся жизнь, мерзость куда страшнее.
   Вулкан Бол, считавшийся не только спящим, но и недействующим, хранил в своем нутре множество самых смелых тайн, и гнилостных секретиков. Кто знает, когда природные духи вулкана подвергся внутреннему регрессу, когда пустили погань в себя и сами стал поганью, когда фанатичная идея вернуть жизнь вулкану, заставить его вновь извергать потоки магмы, превратилась в первую среди равных и также же безумных. Они жили долго, достаточно долго, чтобы разум вначале заострился, а после осмелел, без труда принимая собственные заблуждения за веру. Они мечтали. Не раз мечтали о кровавом раскаленном огне, что извергает Бол. Деструктивные мутации и множественные мелкие и не очень гниения разума, стали каплями для олицетворений навсегда уснувшего вулкана. Но ведь сам по себе вулкан никуда не делся, а духи не желали расзвоплощаться.

   Черное и теплое, непременно влажное зево его челюстей сомкнулось на кристалле руки Эрии, скрежет отменно-прочного материала о зубную эмаль напоминал игру ребенка маленькой алюминиевой ложечкой о бокалы почтенной бабули, что та старательно протирает каждую неделю и ставит в сервант. Или сюрреализм ситуации зашкаливает настолько, что любые образы приходят в голову, не опасаясь здравого смысла?
   Он захлопнул пасть, и кристаллические обломки посыпались на холодный солоноватый камень, прямо как осколки бокалов все из того же хрупкого хрусталя, но они не ранили рук неосторожного ребенка. Боль привычно сковала тело, а минотавр воспользовался выбранной секундой, лишь одной, даже её половиной, чтобы сделать следующий ход. Он пребывал в собственной стихии, он ощущал пульс инстинкта, стремление к осуществлению… туша двинулась навстречу Эрии, сжимая ее в тиски собственных лап и с неимоверной мощью исполинского тела, впечатало девушку в стену. Подобный удар выбил бы дух даже из сильного и бывалого архонта, но тварь на этом не успокоилась. Резко двинувшись в сторону и совершив рывок, мощная мохнатая ладонь вцепилась в женское лицо, похлеще, чем Чужой в одноименном фильме. Удар. Мощный, целенаправленный, способный раскроить буланиму череп и обильно запачкать мозгами стену, но не столь фатальный для кристаллоида. Достаточный, чтобы на время лишить её возможности сопротивляться.

   Тварь застыла, когда тело в его конечности обмякло. Несколько секунд стояла неподвижно сверля золотистыми бусинами глаз окровавленную стену; оцепенение спало через пару секунд. Минотавр вздрогнул, поудобнее перехватывая розоватую головку и вздернув тело наверх, поднес его к своей морде. Руки Эрии безвольными плетями свисали по бокам, одна из рук выглядела особенно печально с выломанными костями и кусками кристалла. Он поднял ее так высоко, что бедра девушки оказались почти перед его мордой, Минотавр прижался ноздрями к её промежности, жадно втягивая воздух, и дьявол знает, что он мог ощутить через доспехи? Не то зарычал… заурчал…
   «Возвращайся, тебя могут обнаружить! Тебе еще будет добыча…» – знакомый голос, раздающий спасительный сигналы, мозг «поганого фавна» много веков назад утратил всякий разум, уподобляясь даже не разуму животных, а чему-то противоестественному, мерзкому и уродливому. Взяв под мышку свою добычу и натужно пыхтя, монстр последовал по одному лишь ему виданному маршруту и для этого совсем не требовались нарисованные стрелочки.

   – Где Эрия? – крикнул кто-то из прилежных неофитов, воодушевленный столь красочной, путь и далеко не небескровной победой над врагом, ему послужил ответ товарища, который убеждал, что девушка явно пошла, добивать парочку беглецов, что ушли в катакомбы, а им точно там делать нечего, по крайней мере, отбирать у Эрии ее законную добычу дело неблагодарное.
https://i.imgur.com/wyPoqAi.png
   Под спиной твердое – каменный пол. Раны покрылись грануляциями, на губах что-то кисловатое и забродившее, ей что-то вливали в глотку, похоже, какое-то зелье. Веки тяжелее свинца, впрочем, кристаллоиду самому известнее каково оно, может, все и не так уж плохо?

   Просторный грот кажущейся бесконечной пещеры освещается немногочисленными, но довольно яркими светящимися грибами, по стенам стекают тончайшие дорожки воды. В одной из каменных выемок силуэт, слишком похожий на недавнего знакомого фавна, чтобы не быть им, а вот прямо напротив еще один… арахнид? Да. Тело арахноподобного мужчины воина, притом потрясающе гигантского размера, паучье тело возвышало накаченный мужской торс как минимум на три метра над землей.

+1

4

На полную зачистку помещений потребовалось даже чуть больше времени, чем предполагали фэдэлесы, но уже через два часа они прочесали все доступные залы от и до за исключением того коридора, куда ушел командир их отряда. Ещё час они ждали возвращения Эрии, допрашивая выживших и собирая остатки ценных вещей. Сектанты оказались на удивление несговорчивыми, чем вызвали некоторые затруднения у не привыкших к допросам новичков (они быстрее убивали оных, нежели добывали информацию) и отобрали ещё около получаса томительного ожидания.
-Эш, мы наконец допросили одного, - к назначенному главным неофиту подошли два других, - В глубине вулкана обитает какая-то тварь, которой и поклонялись эти фанатики. А все залы и коридоры были здесь прорублены ещё до них. Возможно, раньше в вулкане было какое-то поселение, так как все эти помещения с запутанными коридорами выглядят как какой-то "предбанник". К тому же прорубленные дыры в скалах очень напоминают бойницы.
-Я тоже об этом подумал, - кивнул Эш и обратился к другим фэдэлесам, -Фрэнк, доложи обо всем в Орден, а остальные пойдут вместе со мной за капитаном.
Бедного светловолосого юношу тут же под завязку нагрузили добычей и всучили артефакт. А пока тот медленно растворялся в воздухе, оставшаяся группа неофитов направилась к центральной арке.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png
Обычно во снах к ней всегда приходил мечтатель, но в этот раз была лишь тьма. Это так непривычно - вдруг не оказаться в его волшебном мире и ждать, когда он наконец придет. Просто сидеть и ждать. Ждать... Или стоять? Она не ощущала ничего.
А потом пришла боль. Как будто на самом деле она очень долго падала вниз, а потом разбилась.
Эрия вздрогнула всем телом и закашлялась, захлебываясь воздухом вперемешку с кровью и какой-то жидкостью. Вместо нормального дыхания изо рта выходил неприятный булькающий свист, носом же вообще невозможно было дышать, как будто его проломили. Но проверить точность своих догадок у кристаллоида просто не было сил.
Пока обрывки воспоминаний медленно складывались в единую картину, девушка неспешно приоткрыла тяжелые веки, чтобы увидеть перед собой ещё более неприятную реальность. От этого тут же захотелось сдохнуть. А ещё лучше - сначала хряпнуть самогона, который бадяжил Энтропиус. Деос не раскрывал имени своего поставщика, но даже в разбавленном виде данный напиток так поджаривал внутренности, что все огнедышащие драконы округи могли обзавидоваться. Да, после такого и умереть было не жалко: считай, ты видел и опробовал в жизни все.
По пещере разнесся тихий утробный рык давешнего знакомого Эрии и его большая тень отделилась от ниши, направляясь вглубь пещер. Похоже, он сторожил это место.
Тогда понятно откуда столько грубой силы и способность к поглощению энергии у более слабых существ против их воли, - мрачно подумала девушка, но с его уходом ей действительно стало чуть легче. Уже очень давно эссенция не чувствовала себя совершенно беспомощной и именно поэтому жизнь сейчас жестоко окунала её лицом в собственное бессилие. Надо было отдать жизни должное - премерзкое ощущение.
Тем временем зелье, в составе которого явно был какой-то яд, начало действовать. Боль во всем теле притупилась, превращаясь в ноющую, а циркуляция оставшихся энергетических крупиц усилилась, вызывая легкий прилив сил. Видимо, ей дали легкое подобие допинга, не способное заживить раны, но вот поднять полумертвого на ноги и заставить его двигаться дальше - вполне. Правда, от яда мысли в голове не желали проясняться, а перед глазами все слегка плыло. Да и в целом было пьянящее ощущение, как будто Эрия приняла наркотик.
-Зря сразу не убили, - тихо прохрипела она, безрезультатно пытаясь сесть. Если жившие здесь духи надеялись на сговорчивость и покладистость сородича, то это было очень зря.
-Мертвый дух не сможет родить потомство, - цокнул языком арахнид, хватая кристаллоида за менее поврежденную руку и ставя на ноги -Не разочаруй меня, кристаллический дракон, и веди себя смирно.
Кисти девушки тут же покрыла моментально затвердевшая паутина. Эрия попыталась их расцепить, но тщетно - сил её хватало лишь на то, чтобы более-менее уверенно держаться на ногах. Подталкиваемая острием длинного копья, она на подкашивающихся ногах пошла вперед по выдолбленному в камне неровному проходу.
-Дай мне только возможность и я порву тебя собственными зубами, паук, - огрызнулась девушка, чем вызвала ещё одно цоканье за спиной. Со стороны это выглядело не больше, чем угрозы блохи закусать до смерти.
Они шли по темным тоннелям, приближаясь к сердцу потухшего вулкана. Эрия все никак не могла заткнуться, продолжая крыть отменной бранью своего оппонента и грозя ему не только скорейшей расправой, но и превращением в тренировочное чучело для служителей ордена. Арахнид же лишь цокал языком в ответ на каждое её ругательство, поражая своим спокойствием и терпеливостью. Возможно, он уже очень давно не имел бесед с другим не отстающим от него по развитию существом и поэтому не затыкал свою жертву. Хотя кто знал, когда кристаллоид мог наконец договориться...
А пока она говорила. Много. С чувством и расстановкой, хоть и хрипя.
И пока она говорила, где-то в начале лабиринта другой дух раздирал на части оставшихся смельчаков.

Отредактировано Эрия (26.12.2018 23:04:26)

+1

5

Они медленно продвигались куда-то во тьму, столь густую, что её вот-вот и можно намазать ложкой на хлеб, эта тьма тяжёлая, душная, с мельчайшими крупинками чего-то выгоревшего и колючего. 
   – Дай мне только возможность и я порву тебя собственными зубами, паук... – мужчина-арахнид одобрительно хмыкнул, его эта реакция казалась противоестественной, она бы подошла доброму дядюшке, оценивающему насколько сантиметров подросли родные племянники за прошедшее лето, ни уж никак четырехметровому патлатому паукообразному кентавру. Когда его лицо приблизилось вплотную, Эрия, наконец, смогла рассмотреть черты: довольно правильные, отпечаток безумия еще не начал уродовать физическую оболочку, глаза раскосые, нос прямой, но одна деталь в этом лице все же выдавала нечто ненормальное – зрачки. Один занимал почти все пространство и без того огромной радужки, а второй размером с аккуратную скупую точку в конце романа.  [float=right]https://i.imgur.com/j3WWsCc.png[/float]   Они пришли через почти через десяток минут к цели, по крайней мере именно здесь паук остановился и местечко оказалось странным даже для искушенного ума Эрии. Застывшим. Очень похоже на одну из пещерных разломов подле сердца дна кратера или его нутра. Тьму разгоняли не редкие фосфоресцирующие кристаллы, а светящиеся потоки алой магмы, застывшие... словно кто-то остановил время... теплые. Да, на ощупь магма не горячее воды, в которой купают младенцев. Отто место вызывало странный когнитивный резонанс у неподготовленных умов. 
   Улучив среди отменной брани небольшой промежуток, должна же девушка набрать ртом воздуха, тварь заговорила.
   – Дерзкая? Это хорошо, у тебя сильный организм, ты справишься и, возможно, даже выживешь, чтобы послужить хорошим кормом для сотни новорожденных духов. О-о-о, кристаллический дракон, они будут очень голодны, когда появятся на свет... и они смогут вернуть дыхание огня всем нам... – рука аккуратно, почти нежно, погладила Эрию по волосам. 
   В темноте и полумраке все звуки становятся гораздо отчетливее, вот и отголоски какой-то возни, криков и залпов магии настигли ушей Эрии, арахнид поднял голову, приславшись и медленно проговорил, – Распад, позаботься, чтобы нас никто не потревожил эти несколько минут... самок, если таковые там есть, можешь забрать себе. Но вначале дело, запомни.

   Определенно, у названного Прахом были проблемы с пониманием простейших команд, отчего арахнид говорил громко и медленно. Когда стук копыт скрылся за ближайшим поворотом просторного подземного лабиринта, низкий шуршащий голос продолжил, уже не взирая на все, что говорила Эрия, будто не слыша ее, – видишь, что творится вокруг? Умирание... энергетическое ядро вулкана давно не создает моих братьев и сестер, а его последние дети, рожденные сотню лет назад, были столь уродливы, что нам с Распадом пришлось их поглотить.  Ты привела сюда чудные молодые тела, но почему так мало самок? Еще ни одна самка не сумела выносить потомство Распада, но ты сильнейшая женская особь из тех, которых я видел в своей жизни... хм... 

   Можно сказать, это стало кратенькой историей, не оправданием, а попыткой инстинкта донести свою точку зрения – единственно-правильную, а как иначе? Паук зря времени не терял, согнувшись почти до земли да так, что его брюхо коснулось каменного пола и серебристая паутина начала оплетать ноги воительницы, сгибая их в коленях. Наверное, кому-то вроде членов ордена Синистера стало бы любопытно, как арахнид, по сути не до конца гуманоидное существо, собирается оплодотворять самку, однако у самого арахнида по всей видимости не возникло сомнений в последовательности действий. Когда ноги девушки были прочно «забинтованы» он резко подался назад, буквально садясь на свое огромное брюхо, при этом многочисленные конечности согнулись в суставах в обратном направлении, прочно вбиваясь к каменную породу вод ним. 

   Ноги Эрии совсем немного были разведены в стороны и через десяток секунд она поняла за чем, как и сам процесс хм... дальнейшего взаимодействия. В брюхе мужчины была глубокая, влажная прореха, сверху закрытая смыкающими половинками ороговевшей ткани и чешуи, теперь же ткань и чешуя расходились на две части и в эту глубь тварь рассчитывала погрузить девушку по пояс. 
 
   Погрузить по пояс в себя. Довольно мерзкое зрелище даже в воображении.

   И Эрия знала, прекрасно знала, что сам Энтропиус практически никогда не приходит на зов тех, кто, как и он делит сторону бытия хаоса, живя сейчас по каким-то собственным мотивам и правилам, опираясь на сценарии и смыслы подвластные лишь ему самому, если на кого-то и стоило рассчитывать, то на магистров или архивоинов.

Отредактировано Энтропиус (28.12.2018 12:04:40)

+1

6

Нельзя молчать. Нельзя останавливаться. Нельзя сдаваться.
Иначе волна отчаянья захлестнет твой разум, иначе ты потеряешь себя.
Хрипи, стони, продолжай беззвучно открывать рот - плевать.
Иди на сломанных ногах, ползи без них - все равно.
Главное - живи.

Непослушный язык начал запутываться уже на первых фразах, но девушка не могла позволить себе замолчать. Не смотря на появившиеся силы сознание упорно хотело затеряться среди окружавшей их тьмы. Но стать безвольной жертвой духу очень не хотелось. Особенно после сказанных этой поганой паучьей мордой слов. Все внутренности девушки не только перевернулись, но и упорно норовили вылезти наружу от осознания того, что её собираются пустить на штамповочный станок под названием "свиноматка" (другой параллели в мозгу не могло возникнуть не под каким соусом), да ещё и с последующим прикормом новоявленных паукообразных уродов - и это ещё будет слабо сказано. Настолько замарать природного духа удается далеко не каждому, а тут все 33 удовольствия в одном лице, ой, то есть морде.
-Я тебе покажу такое умирание, что ещё не одну тысячу лет будешь собирать по всей вселенной свои ошметки, тварь - хрипела девушка, продолжая храбриться, но между тем ожидая удобного момента для того, чтобы воспользоваться последним оставшимся в запасе заклинанием. В прошлый раз при попытке воспользоваться пентаграммой её наивульгарнейшим образом прервали в самом начале и дважды наступать на одни и те же грабли Эрия не собиралась.
Но то, что начало происходить дальше убедило её в том, что времени уже не осталось.
Если бы подобное случилось лет десять назад, то совсем ещё юный кристаллоид точно впал бы в панику и начал истерично биться в оковах, но не сейчас. Конечно, настолько мерзкое зрелище девушка видела впервые, но оно отнюдь не вызывало рвотных позывов или паники. Только опустошающий страх. Дракону было страшно даже представить, что с ней случиться дальше. Как будто кто-то щелкнул выключатель, отключая все мыслительные процессы. Кроме одного - выжить.
Эрия ощетинилась, в прямом смысле покрываясь тонкой, но невообразимо острой кристаллической чешуей, в глазах не осталось ничего человеческого, а издаваемый дыханием свист перерос в шипение. По мере приготовлений паука, шипение становилось все громче, перерастая в монотонное утробное рычание. И именно в этот момент в самой глубине захваченного страхом разума создавалась пентаграмма. Мало сказать, что это был какой-то сигнал, нет, это был настоящий отчаянный крик о помощи, несущий с собой лишь одно сообщение - "смерть".
Все внутри девушки настолько оцепенело от страха, что она даже не подумала об адресате своего послания, сформулировав лишь, что это должен быть кто-то из архи-адептов или магистров.
А дальше была лишь пустота.
Казалось, она змеей обвила все тело кристаллоида, не способного теперь не то что сотворить заклинание, но и даже развоплотиться, принимая истинный облик. Эта змея буквально душила девушку, смотрящую в зево своей будущей смерти. Душила и нашептывала свои сладкие сказки.

Не закрывай глаза. Смотри, как яд будет разъедать твои дымящиеся кости. Как кожа будет с шипением растворяться в гниющем зеве, превращая твои прелестные ножки в жидкое месиво. Терпи. Ведь боль - это только начало.

+1

7

Закатное солнце прогрело паровую землю, где на плодородной почве произрастали душистые полосатые ягоды. Опустившись обессиленно на земли и обхватив голову руками, высокий могучий мужчина в одних лишь хлопковых штанах с легким хрипом выдохнул воздух через неплотно сомкнутые зубы. Его алтарь единственной непоколебимости срывался в бездну. 
   Почему Энтропиус не приходил на зов соратникам? Тем, кто как и он смотрел в глаза хаосу? Ответ на сей вопрос не знал, пожалуй, и сам деос. Он попросту ощущал, что сила, довлеющая над его разумом, самообладанием и тем, что древний считал столпом собственной нормальности, нуждается в новых тезисах. Он слишком часто в прошлом перечеркивал жизни, заставлял судьбы сбиваться с проторенной дороги и превращал тела фэдэлесов хаоса в сосуды для собственных нужд, что само по себе кощунство. Теперь, с одной стороны, он не мог чисто физически ответить на каждый зов о помощи, а с другой, если все же вмешается в ход вещей снова, рискует окунуться за границу безумия и кто знает, найдется ли сила, способная вновь вытащить из пучины нескончаемой гонки. 
   Перед внутренним взором вновь стал знакомый образ. Он знал эту девицу, не так, чтобы очень хорошо, но отчего-то именно её призывы отдавались сейчас в разуме отчётливо. Ярко... настолько, что дальше заниматься аграрной деятельностью стало просто невыносимо. Голова раскалывалась от боли, а в груди ворочалось мерзкое ощущение неправильности. Была ли она похожа на кого-то из его древнего прошлого? Да. Очень. И такое случается. Природа очень щедра на дубляжи биологического материала и даже имеются некоторые теории, мол, все дело в качестве. Качественные живые организмы с максимально идеальным и жизнеспособным сочетанием генов – великая благость для матери природы и их она создает не мало. Эрия и впрямь была хороша, и дело тут не в смазливой мордашке или соблазнительных пропорциях, подобное Энтропиуса никогда не волновало, более того, между высокой полногрудой девицей и женской особью разумного кальмара древний, едва ли смог найти разницу с эстетической точки зрения. Все дело в силе. Яркости души. Особенностях психики и таланте. Именно это частенько в глазах деоса выделяло одних разумных из серой массы других. 
Вот опять. Ярость в глазах. Мучительное выражение боли, что фонило странным животным инстинктом... так бывает, мальчишка бьет палкой породистую бойцовскую собаку на цепи, а собака лишь ждет удобной минуты... но... пока удача не на нее стороне. 
   Место, где оказалось Эрия сейчас... Энтропиус знал его. Вулкан Бол, сердце которого умерло после ухода одного из духов хранителей. Тем еще был эгоистом тот эссенций, но все не без греха. Однако способность закрывать и ограничивать силу всех, кроме оставшихся эссенций вулкан не утратил.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png    Деос вдохнул жаркий спертый воздух, поднимаясь на ноги и облачаясь в привычную одежду и телепортировался. 
   Сладкие сказки омрачались тупой ноющей болью. Чешуя и кристаллы размягчались... нет, ноги не превращались в склизкую массу кровавой плоти, все ощущалось несколько иначе. Он смог погрузить жертву в свое брюхо по грудь, и от куда-то из центра стала подниматься нечто горячее, пульсирующее и влажное. Оно медленно скользило вначале по лодыжкам, потом протиснулось между ног.
   Между тем, лицо арахнида выглядело так, будто он решал сложнейшее математическое уравнение в своей жизни.
   – Я тебе покажу такое умирание, что ещё не одну тысячу лет будешь собирать по всей вселенной свои ошметки, тварь...
   – Ты просто не понимаешь сути и не видишь ситуации в целом. Для тебя не важны мои цели, но окажись ты на моем месте, самка, то сделала тоже самое и с не меньшем рвением. Не сопротивляйся, я не хочу причинять тебе боли... 
   Влажное и горячее нечто скользило уже между бедер, а сплетённые тугие жгуты энергии подавляли своей мощью, не давая расправиться в полную силу. 
   Секунда... вторая... в груди, между ключиц знак хаоситов запульсировал теплом... порождая волны приятной бодрящей энергии, вливая силы в конечности Эрия вдруг кристально поняла одно – сейчас она сможет принять облик кристаллойда. 
В восьмидесяти метрах на поверхности красноватого осколка вулканической породы сидел Энтропиус. На его лице не было ни улыбки, ни каких-либо иных эмоций, лишь абсолютная в своей нейтральности маска. 
   Арахнид же что-то понял, ощутил перемены в энергетическом плане своей жертвы и дернулся, пытаясь извлечь её из своего брюха, лапы неравно забили по камню, – не смей! – рявкнул он, – сейчас твой молодняк разрывает на куски Распад, а после он доберется до немногих самок, только я могу отозвать его прямо сейчас, убьешь меня – убьешь оставшихся из тех, кто пошел за тобой!

+1

8

-А если я совсем ничего не смогу сделать?
-Всегда можно что-то сделать. Просто дождись удобного момента.
-А если меня убьют?!
-А ты не умирай.
-Я же серьёзно!
-Я тоже.
И тут ей прилетел хороший удар поддых.

У Эрии аж дух перехватило от внезапно вернувшейся силы. Хоть это и была малая часть, но её с лихвой хватит, чтобы выбраться из брюха паукообразного урода. И тогда уже он ощутит на себе точку зрения кристаллоида на способы размножения арахнидов.
Как девушка вообще посмела дать волю страху... Как?! Неужели она настолько слаба?!!! Эрия не знала. Но даже сейчас ей было чертовски страшно. И от этого бурлившая внутри ярость закипала все сильнее.
-Не-е-ет, просто убить тебя будет мало после такого унижения, - прорычала девушка, скалясь уже острыми драконьими зубами. Выросшие на пальцах когти вошли в мягкие ткани духа как нож в масло, стремясь сделать в брюхе арахнида настоящий суп из паучьих внутренностей. Чешуя резко вернула былую прочность, а все тело кристаллоида стало меняться, приобретая истинную форму. Потянувшаяся было конечность к морде ящера была тут же вырвана с мясом одним рывком челюстей.
-Я заставлю тебя почувствовать все это на себе, - из голоса ушли остатки человечьего, превращая его в утробный рык. Разъяренная женщина не так страшна, как женщина, которую только что пытались изнасиловать. И остервенелости Эрии могли позавидовать даже вечно жаждущие мести эринии. Лезвия когтей подобно скальпелям резали хитиновую поверхность панциря, которая изнутри оказалась гораздо более податливой, нежели снаружи, стремясь как можно скорее заживо вскрыть свою жертву, а длинный хвост бился о стенки брюха, создавая арахниду незабываемые ощущения. Он даже вскрикнул, когда щетинистые лапы показались наружу, раздирая на части огромное брюхо.
Кристаллоид просто не слышала мольбы о пощаде. Охваченная безумием, она хотела как можно скорее разорвать духа. И начала с паучьих лап, которыми арахнид пытался вытолкнуть её из собственного тела.
Раз, два, три... четыре, - щелкали в голове цифры по мере избавления от мешающих отростков. Но это была лишь малая часть того, что она собиралась с ним сделать. Не колеблясь ни секунды, дракон вгрызся зубами в хитиновую корку и с хрустом вырвал первый кусок панциря. Дальше процесс пошел гораздо быстрее.
Работа челюстей кристаллоида была четкой, как часы заправского мясника. Могло даже показаться, что она уже разметила все тело арахнида на части, которые теперь с методичной уверенностью отрывала. Эрия всегда была хоть не большим, но достаточно проворным драконом, по скорости которому уступали очень многие сородичи и теперь показывала чудеса быстрого разделывания туши. Слышно было лишь только, как щелкали челюсти, с хрустом вырывая очередной шмат. Все куски же и вовсе были такие ровные, что создавалось впечатление, как будто она собиралась после пустить их на шашлык. Хотя, хаосит вполне могла это сделать.
Но её жертва была не так уж проста. Нарочно подставив очередную лапу, арахнид резко дернулся к кристаллоиду и, раскрыв пасть, прыснул прямо в ему на морду яд вперемежку с липкой паутиной. Эрия резко взмахнула всеми шестью крыльями, большинство из которых были выгнуты под неестественным углом, и с воем отлетела в сторону, кубарем прокатившись в другой конец пещеры. Было видно, как длинный дракон извивается змеей, в попытках содрать с себя эту застывшую коркой паутину. Истерично воя, он сначала раздирал острыми когтями морду, потом начал биться в ближайшие стены пещеры, намереваясь если не раскроить себе череп, то хотя бы содрать верхнюю его часть. О последнем весьма явственно говорили планомерные вождения мордой по зазубренным камням, оставляющие за собой темные дорожки крови.
Весьма довольный звуками арахнид поднял свою голову, чтобы полюбоваться сим приятным его глазу действом и, наконец, заметил сидящего поодаль мужчину, на появление которого противоборствующие духи даже не обратили внимания.
-Откуда?.. - только и выдавил паукообразный.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/1207921637b3f6e421eee9f9a8a53cc2.jpg[/icon]

Отредактировано Эрия (28.12.2018 20:59:54)

+1

9

Уродливая и одновременно прекрасная в собственной омерзительности скульптура припадочно билась о застылый обугленный камень подземелья. Арахнид не орал от боли, совсем нет. Невообразимое ощущение, что испытывал эссенций от абсолютного перемешивания своих внутренностей острым Адом по имени Эрия, едва ли был способен выдержать разум, это одна из той редкой породы мук, когда смерть на дыбе кажется благостным избавлением. У него попросту не было сил и самоконтроля кричать, лишь беззвучно хватать ртом воздух, захлебываясь от сгустков собственной крови и зеленоватой желчи, выплескивающейся из глотки.
   Острое кристаллическое оперение сыграло многочисленными крючками за копье, пронзавшее мягкие и податливые туши. Она выползала из брюха Арахнида, таща за собой все то нутро, что помещалось в непомерно огромный капсулообразный живот. Чего там только не было: темно-красные и белесые ленты кишок, оплетающие теперь когти и зазубрины тела кристаллоида, точно гротескные гирлянды новогоднюю ёлку; бахрома мясистых тканей с подвздошными мешками; идеально-круглые бусины семенников, собранные в четыре туго перевязанные жилами и разделительной тканью мешочка. Эрия наполовину вытряхнула тварь, а он не собирался умирать сиюминутно, его колотило от бескрайнего океана агонической боли, но, по всей видимости, произошедшего недостаточно, чтобы окончательно погасить уже давно обезумивший разум.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png   Несколькими уровнями выше началось то, что сведущие люди обозвали бы простым, ёмким и довольно примитивным словом – грязная бойня.
   – Ааавааааа! – ор крупного для своего еще довольно юного возраста даденгера влился в общую какофонию таких же пронзающих до дрожи звуков. Молодые хаоситы не сдерживали себя, особенно яростно кричал Фрэнк. Он не успел совсем чуть-чуть, буквально каких-то пару секунд. Приведи он архи на минуту раньше, Эш не валялся бы сейчас грудой изрубленного мяса в заваленной красновато-белыми валунами расщелине, но как назло скорость подвела. Ярость застила лицо, а изорванные и изломанные тела товарищей с застывшей маской ужаса, гнева и решимости на лице отпечатывались где-то на подкорке вовек. Антэкра и пятерка её товарищей прибыла на зов сразу же, как только расшифровали координаты места, и удалось снять аномальный щит над вулканом. Однако Эделира первым делом бросилась в одну из ближайших пещер, несколько секунд возни и она вынесла на плече обнаженное, измученное и грязное (от пепла, какой-то шерсти и биологических выделений), тело молодой женщины. Хотя, едва ли теперь это существо имеет хоть какой-то возраст, – здесь в пещерах, по меньшей мере, десяток женщин! Оникс, срочно посылай зов Шинсоу, пусть возьмет ребят… – Антэкра чертыхнулась, прекрасно понимая, что не всякая женщина захочет выжить после того, ЧТО ей пришлось пережить. По всей видимости, титанида у нее на плече провела в этой пещере не одну неделю, а что самое мерзкое… козлоподобная тварь в пылу боя предпочел вновь развлечься с почти сошедшей с ума от постоянных изнасилований девушкой, а не помогать своим сородичам-духам, уничтожать кучку неофитв. Не один он так поступил, это и спасло оставшихся… пусть и не всех.
   – Эрия как всегда умеет вляпаться в самые мерзкие… самые гадкие… проблемы… – сквозь зубы прошипела Антэкра, аккуратно укладывая тело за поросший странный светящийся вулканическим мхом валун.

   – Откуда?..[float=right]https://i.imgur.com/G4JTO10.gif[/float]
   – Не поверишь, случайно мимо проходил… – это прозвучало слишком безэмоционально, в голосе даже не очутилось минутного сарказма или шутки, древний вытянул руку в направлении туши и сжал ладонь в кулак… Арахнида буквально вывернуло наизнанку, ломая кости, разрывая требуха и обнажая внутреннюю сторону, например, аккуратные половинки легких. Некромагия, порой, несет слишком разрушительные эффекты для живых существ.
«Приди в себя, девочка! Безумие, что он передает в твою голову через паутину, лишь наваждение, способное сломать лишь слабых. Или ты собралась всерьез изварзопать тут каждую сену своей кровью? Э р и я! Ты помнишь кто ты, ты знаешь, что происходит..? Ах как быстро сдувается твоя хваленая решимость, когда враг немного более неожиданная величина…» – разумеется, деос лишь пытался раззадорить взять на «слабо» кристаллойда. Несколько быстрых шагов вперед, прыжок и он оказался прямо перед её окровавленной мордой, – «…возьми себя по контроль и дай мне снять эту погань с твой морды…»
Да, паутина была странной, она причиняла боль, но опасна была не этим. Опасность была именно в ментальном плане, паутина действовала как концентрированное заклинание психоделики в смеси с некими нероманическими изысками, вроде руки боли. Все сводилось к психическим константам и несколько секунд самоконтроля и обуздания могли бы спасти подвергшегося атаки, но жертвы еще никогда на жизненном пути Арахнида не занимались подобным…

Отредактировано Энтропиус (30.12.2018 19:12:33)

+1

10

Ты помнишь, кто ты?
Очередной сантиметр кожи отошел от лица, вызывая прожигающий душу крик.

Ты знаешь, что происходит?
Она уже ничего не видела. Только чувствовала адскую боль, пронзающую каждый сантиметр тела.

Ах как быстро сдувается твоя хваленая решимость...
Острие когтя замкнуло круг, пока множество других продолжали отделять кожу от мышц.
-"Нет, нет! Перестаньте! Прошу! Умоляю!!!"- визжала она, захлебываясь кровью.

Дай мне снять...
Вот обнажилось глазное яблоко с многочисленными капиллярами, затем кость в основании носа.
Девушка продолжала извиваться всем телом, не в силах остановить происходящее.

Приди в себя.
Безумно хотелось потерять сознание, но она не могла.
Знакомый голос не давал этого сделать, придавая мучениям неповторимый вкус.

Ломаются лишь слабые...
Последний кусок кожи рывком отошел от лица, вызвав очередной душераздирающий крик.
Теперь она смогла увидеть.

И ты...
Пустота одела её лицо.


Казалось, что чем дальше, тем сильнее бился дракон в своей страшной агонии. И тем меньше сил у него оставалось. Темная кровь на алых стенах застывшей магмы смотрелась как творение какого-то сюрреалистичного художника. Но цвета были подобраны идеально. А сколько эмоций скрывалось за этими грубыми мазками! Полотно ценною в жизнь было прекрасно и никакой ценитель прекрасного не стал бы останавливать этого сумасшедшего художника. Кроме одного.
Хвост ящера, казалось, жил отдельной жизнью и был гораздо умнее хозяина. Он тут же перестал метаться и обвил торс подошедшего мужчины, то чуть сжимаясь, то снова расслабляясь от пульсирующей боли. По всему телу дракона бегала дрожь, вызывая поочередные сокращения всех групп мышц. Кристаллоид все ещё продолжал метаться. Вслед за нахлынувшей силой пришел упадок, но кричать тише он от этого не стал. Наоборот, в истошном вое появились нотки отчаянья и слабости, обычно не свойственные сильному существу.
Когда же мужчина попробовал протянуть руку к морде ящера, тот, в очередной раз изогнувшись всем телом, необычайно ловко вцепился в неё зубами около предплечья, явно намереваясь оторвать. В следующую секунду очередная волна боли прокатилась по нервным окончаниям, отчего он ещё сильнее сжал челюсти, но неожиданно застыл. Если бы не редкое тяжелое дыхание и ставшее тихим стенание дракона, то можно было бы подумать, что он отключился.
К сожалению, это было не так. Каждую мышцу кристаллоида сводило судорогой от напряжения, ведь оставаться неподвижным для него требовало сверхчеловеческих усилий. Все происходящее вообще очень напоминало жалобно скулящую от боли охотничью собаку на руках хозяина, собравшую все капканы и теперь мучительно ждущую, когда их начнут снимать.
Тонкая морда была изуродована самим кристаллоидом и теперь являлась одним большим кровавым месивом с торчащими наружу костями и впалым носом, из которого при каждом вздохе с кучей брызг выходил очередной сгусток крови. Учитывая происходящее, сам деос уже в ближайшие минуты рисковал оказаться по уши в крови дракона, который сам восстановиться не мог.
Из глубины изувеченной пасти доносились рваные всхлипывания, отдаленно похожие на человеческие. Но это была такая гремучая смесь разнообразных звуков, что их невозможно было разобрать. То ли плач ребенка, то ли визг гарпии, скулеж щенка, кашель умирающего или же рычание дракона. И именно сейчас, когда рептилия послушно успокоилась, у деоса появилась прекрасная возможность снять слившуюся с кровавым месивом паутину.
Да, ящер наконец узнал этот ужасающе знакомый голос, сводящий с ума. Он доверял обладателю этого голоса и поэтому послушно застыл, из последних сил вынося происходящую пытку. Если это нужно для того человека, то дракон мог позволить сделать с собой подобное.
Ведь эта жертва предназначена настоящей жизни.
Прошу.. Прошу...Умоляю.
А в собственном сознании девушка расставалась с остатками второго глазного яблока.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/1207921637b3f6e421eee9f9a8a53cc2.jpg[/icon]

Отредактировано Эрия (31.12.2018 00:55:34)

+1

11

Из серебристой тонкой нити, оплетающей клинообразную мордочку, изуродованную собственной хозяйкой в бесконечной попытке избавления, можно было бы соткать высочайшего качества магическое полотно, будь паутины чуточку больше. А после стереть этой тканью потоки багряной маслянистой крови с кристаллических амарантовых перьев, вот лишь шкуру обратно таким способом не натянуть и не срастить края острых костей. Нет, Эрия не настолько хрупкая, просто и карбункул, порой, может изменить своей прочности в момент абсолютного психического упадка деоса. Какие, порой, дикие и совершенно странные мысли посещают головы древних тварей, особенно в моменты тщательного их пережёвывания. Ладно уж, не столь тщательного… но боль, пронзающая плечо, предплечье и часть корпуса ощущалось чем-то само собой разумеющимся и воспринималась отвлеченно, он даже не пытался уклониться.

   Сейчас она почти не отдавала себе отчет в поступках и мыслях, практически не видя реальности перед собой, едва ли можно предугадать, какой мир раскрывался перед Эрией в страшной сказке, навеянной дрянной паучьей сетью. Свободная рука деоса легко потянула за один из сплетенных узоров, будто снимая вуаль с отчаявшейся вдовы. Паутина, волоча за собой нитевые продолжения – все до одного, шмякнулась на камень под ногами с неприятным «чмяф», это поцеловали холодный пол ошметки мяса, влажные перья и клочья шкуры недавней жертвы. Её клыки прочно вонзились в плечо, и даже можно было бы посчитать уместным сравнение с беззащитным щенком, что кусается в момент сильной боли, не желая причинять вреда, но это совсем не из той сказки.

   «Что же ты остановилась, золотко? Слабость – убивает, разве нет?» – он сделал шаг вперед, навстречу, обхватив морду Эрии двумя руками и прижав к себе, – «У тебя слабость в челюстях!» – почти гаркнул деос и сводящая судорога, буквально электрический импульс от подушечек пальцев древнего, заставили пасть Эрии судорожно и до боли сжаться. Послышался не хруст, а скрежет: зубы прошлись по костям деоса, не в состоянии их перекусить. В пасть полилось что-то горячее, почти раскаленное и соленое: это кристаллоид прокусила артерию и теперь кровь струилась свободным током, но подобное едва ли волновало Энтропиуса. Он поглаживал ладонью её морду, наблюдая, как глаз заволакивает беловатое бельмо, как проступает зрачок и срастаются её кости…

  Это был хороший выход, почти мгновенное восстановление, по крайней мере, сегодня и не известно, сработает ли это когда-нибудь еще.

   – И как долго ты собралась прохлаждаться? Скоро твоим соратникам понадобится помощь, она уже им нужна, слышишь, как вздрагивает земля..? – почти шепотом вопросил деос, чуть сощурившись, – сюда идет целый рой… этот вулкан как большой муравейник и мне очень бы хотелось знать, кто тебя надоумил его посетить… вам не победить малой группой, не спасти всех бессильных, даже с немногочисленной подмогой… – он странно ухмыльнулся, будто не стараясь скрыть странного подтекста в словах, – или… быть может... ты жаждешь что-то совершить, а не служить бесполезным памятником собственной слабости. Тот Арахнид не самое ужасное в чертогах Бола, а у меня внезапно странное настроение и нежелание хоронить здесь столько душ. Ч т о  д е л а т ь? – последнее он почти прошипел ей в уже полностью здоровые и осмысленные глаза.

Отредактировано Энтропиус (02.01.2019 22:22:08)

+1

12

Безумное наваждение спало так же неожиданно, как и пришло, забирая с собой всю ту нечеловческую боль, что пришлось испытать в эти бесконечные минуты агонии. Однако захлебываться кровью кристаллоид не перестала. Правда, теперь это была уже чужая кровь. Она медленно текла в пасть дракона, разжигая в нем новые силы и возвращая потерянный рассудок. Сломанную куклу собирали заново, чтобы она снова могла позабавить жестокого ребенка под названием "судьба".
Наверное, Эрии нравилось быть игрушкой в чьих-то ловких руках? Иначе зачем гнаться за невозможным? Ради чего? Она никогда не понимала саму себя. Просто продолжала набирать скорость в этой бесконечной гонке в надежде снова увидеть чудо. Или самой его создать. Вот только пока это плохо получалось.
Знакомый глубокий голос успокаивал не смотря на всю ядовитость произносимых фраз. Её отчитывали словно малолетнее неразумное дитя... Это так напоминало прошлое, что дракону даже захотелось прикорнуть на плече у мужчины. Сознание было настолько раздавлено, что хотело закрыться от внешнего мира. Но ситуация была слишком серьезна для подобных по-детски эгоистичных желаний.
Последние слова деоса буквально въедались в сознание. Кристаллоид перевел свой взгляд на мужчину, глядя тому прямо в глаза. Было что-то необычное в его взгляде, но неопытному созданию не дано было этого понять. Дракон разжал окровавленные челюсти и начал буквально таять на глазах, рассыпаясь множеством песчинок и принимая человеческий облик. Невесомые кристаллические брызги парили в воздухе, собираясь в хрупкую женскую фигуру, прозрачную как стекло. Сначала проявились подранные местами доспехи со свисающей лохмотьями юбкой, потом обрела привычный глазу цвет кожа и, наконец, светло-розовые волосы упали на плечи. Не изменился только взгляд внимательных ярко-голубых глаз.
-Виной всему мое нетерпение, за которое расплатились все мы. И если наказание показалось тебе мягким, то я выслушаю твои мысли чуть позже, - произнесла она, даже не шелохнувшись. Потом девушка посмотрела на плечо деоса и дотронулась до губ, вытирая с них остатки крови. В голове проскользнуло облегчение от того, что её лицо все таки в порядке. Наваждение все ещё давало о себе знать, заставляя мимолетом коснуться рукой носа и глаз, проверяя их целостность.
-Я благодарна, что ты откликнулся на зов и готова расплатиться за твое потраченное время с лихвой, - продолжила Эрия, стараясь не выдавать своего удивления от осознания того, что деос откликнулся на её зов, однако это невозможно было утаить от бога, -И уж если я и стану памятником, то только после того, как самолично перебью здесь каждую тварь.
На её лице появилась тень улыбки. Мрачная и до скрежета в зубах жестокая, она говорила о тех пытках, которые испытавшая на себе девушка хотела совершить.
-Но это позже. А сейчас я бы не отказалась, чтобы мне прикрыли спину, пока я буду воплощать свои планы в жизнь, - Эрия самоуверенно посмотрела на деоса. Она знала, что в одиночку скорее всего не доберется до остальной группы, поэтому решила просить о помощи, признавая свою слабость в нынешней ситуации. И это было чертовски неприятно!
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/cfbaeaf8c1d9c29ba3b2ec3daef2c128.jpg[/icon]

Отредактировано Эрия (04.01.2019 23:57:47)

+1

13

[float=right]https://i.imgur.com/kpZYbby.gif[/float]– Виной всему мое нетерпение, за которое расплатились все мы. И если наказание показалось тебе мягким, то я выслушаю твои мысли чуть позже, – хоть её тело обрело мягкую и тугую плоть, но сейчас выглядело застывшей в кисельной вечности статуей из кожи, мяса и костей. Древний ухмыльнулся и сделал это привычно беззлобно, с ироничным блеском в васильковой черноте глаз, – Это твои слова, неужто тебя спасет мое наказание? Яре-яре, Эрия-тян, кудесницы, тебе подобные, сами себя наказывают, главное, чтобы не до смерти, не будь уж к себе слишком строга. – Совершенно не впопад прозвучал густой бархатистый голос, в нем не ощущалось давления, с таким же выражением Энтропиус мог рассуждать о неестественном климате и рельефе этого местечка.
Да-да, расплата по долгам – это хорошо, с тебя древний танец силы духа с бубном у костра, всегда мечтал посмотреть на это сакраментальное зрелище. – Совершенно серьезно изрек деос, склонив голову к плечу, отчего перезвон племенных фенек и прочих странных украшений древнего защекотал пространство, однако на глубине зрачков все еще плясали игривые искорки. 

   Древний прошелся вдоль красноватой вулканической породы, задумчиво постукивая по поверхности костяшками пальцев и вдыхая невыносимый пощипывающий воздух, он ему определенно нравился.
Прикрыть спину..? – медленно повалял слова на языке, не то смакую сочетание букв, не то просто решая, стоит ли ему в это ввязываться, впрочем, последнее так уж давно было решено, – …и прибить здесь каждую тварь тоже очень соблазнительно, впрочем, если делать это самолично, тебя могут счесть через-чур жадной. Но, может, не стоит торопиться с действиями, твои спутники дождались подмоги, хотя из них много кто пал в бою.

   Мог ли деос вернуть их к жизни? Мог, если поторопиться и не упускать время, вот лишь древний явно не спешил, смотрел на Эрию с неподдающимся интерпретации ожиданием, немного расслаблено и пристально одновременно.
Что ты знаешь о враге? – быстро полились слова, почти слипаясь в одну четкую массу – практически речитатив, – сколько их, каковы их сильные стороны, какую они несут угрозу, где они находятся; откуда уверенность, что, ввязавшись в бой, даже с моим прикрытием, все не закончится еще хуже… и если сейчас от тебя хотел потомство только один жалкий и довольно симпатичный Арахнид, то потом от тебя не будут хотеть того же пара десятков милейший созданий, испоганенных минотавров? Впро-о-о-очем, решай сама… – снисходительно ухмыльнулся деос, – но я точно знаю, что Бол хотел бы рассказать тебе свою историю, но ты не обязана его слушать.

   Он пойдет за ней в любом случае, пойдет туда, куда решит идти Эрия и в сем походе может не беспокоиться за собственную спину. Путь до группы Нео был не слишком далеким, особенно, если следовать на свет ауры архи, не более трех пар минут. Да и на пути если и встретятся кто-либо из врагов, то их не составит труда превратить в живописный сорт мяса. Эссенции Бола все будто куда-то подевались, стремительно пустел застывший вулкан, стены же пульсировали и подрагивали, точно от боли и земля под ногами… казалось, что Бол стонет в пустынной агонии, не в силах проснуться от собственного кошмара в эту секунду он чудился обманчиво-живым. Насколько вообще может быть живым геологическое образование на поверхности планетарной коры. [html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:400px;height:70px;" width="400" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/30214776/5617975/black/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/5617975/track/30214776'>Легион</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/41134'>Агата Кристи</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]

+2

14

[icon]https://i.imgur.com/4uW9ljj.jpg[/icon]
Эрия внимательно слушала все, что говорил осматривающийся вокруг и выглядящий при этом в её глазах бывалым туристом деос. И снова создавалось ощущение, что маленького ребенка тыкали носом в его ошибки. Но это и не удивительно, ведь Энтропиус был гораздо опытнее своего юного фэдэлеса. Однако, сейчас кристаллоид не могла думать ни о чем, кроме того, как будет вырывать внутренности каждой обитавшей здесь твари. Ведь они могли сделать с ней нечто гораздо более ужасное...
-...потом от тебя не будут хотеть того же пара десятков милейших созданий, испоганенных минотавров? - на этих словах нервы Эрии все таки дали сбой и она зарычала на деоса. Хоть этот всплеск эмоций был предназначен не ему, но в эту секунду девушке очень захотелось свернуть мужчине шею за его слова. Тлеющие угли ненависти снова начинали разгораться при воспоминании о том, что с ней почти сделали. Впервые кристаллоид пожалела, что вообще имеет какой-либо пол и может размножаться.
Лучше умереть, чем испытать на себе подобное, - она пыталась успокоиться, но это было невозможно. Картина произошедшего все ещё четко стояла перед глазами, вызывая в юной душе настоящий пожар.
-Какую историю?! Издеваешься? Я бы посмотрела, как бы ты себя вел после подобного, - зашипела девушка, превращаясь в настоящую валькирию, жаждущую унести на тот свет все живое, что ещё оставалось в этом вулкане. То, что к ней вернулся рассудок, совсем не означало, что теперь она собиралась разводить тут с деосом светские беседы на тему рока, постигшего это место. Будь её воля, кристаллоид и вулкан бы сравняла с землей, превратив его в безжизненную пустыню.
Но даже сквозь разъедающую сознание пелену  ярости, девушка чувствовала ту давящую тишину, поглотившую Бол. Как будто все пространство вокруг затаило дыхание, готовясь к чему-то жуткому. Это нарастающее напряжение не давало покоя духу, заставляя прислушиваться к тому, что творится вокруг.
И тут до девушки донесся странный запах гари, смешанный с чем-то ещё. Эрия не могла понять природу подобных испарений и это настораживало. Наемница мотнула головой, принюхиваясь.
Наконец, поняв с какой стороны исходит запах, она бросила взгляд на Энтропиуса, явно предупреждавший мужчину, о том, чтобы он и не думал бросать её здесь одну. В этом жесте отразилась своеобразная смесь глубокой ярости с крупицей страха, говорившая, что хоть девушка и храбрилась в том, что может постоять за себя, но возможное повторение недавней ситуации может окончательно её раздавить. Хотя Эрия старалась об этом не думать, но произошедшее действительно её напугало. Впервые за долгое время она не хотела ходить по такой грани жизни и смерти.
А потом девушка направилась в сторону, противоположную той, откуда они пришли.
Проходя мимо бездыханного тела арахнида, Эрия остановилась.
-Тварь, - оскалилась она, занося ногу над искривленным болью лицом арахнида. Толстая подошва ботинка с греющим душу чавком проломила черепную коробку, являя миру её содержимое. Но кристаллоиду этого было мало - меньше чем за минуту она превратила его голову в кровавое месиво.
-У, не могу, - сквозь зубы процедила девушка и, наращивая шаг, направилась дальше.
Она намереваясь как можно скорее покончить с этим омерзительным местом.

Отредактировано Эрия (07.01.2019 18:55:12)

+1

15

https://i.imgur.com/NILsCA8.gifhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png   – Страшную историю… – бархатистый надтреснутый голос раскатистым эхом тронул влажные кисловатые стены пещеры. Энтропиус говорил беззаботными загадками – привычная жестокость в его исполнении. Она, и правда, не казалась уместной, но на этот раз бесцветный ответ не отдавал какой-либо наигранностью, скорее, казалось, что Эрии ответил дряхлый дед, который уже с трудом ворочает иссохшим языком, но упорно продолжает нести мысль народу.
   – Практически о том же, что мнил своей целью один из хозяев сего места. Вот только конец этой истории куда печальнее твоего. Пока что так… – мужчина обогнал кристаллоида двумя парами своих размашистых шагов и вырос перед ней монументальной статуей, положив руку на плечо, она могла показаться на редкость тяжёлой и теплой, словно древний желал, чтобы Эрия вросла в мертвый камень под ногами.
   – Сейчас я должен покинуть тебя. – Секундная пауза, – На время. Если пойдешь вперед по выбранному коридору, не встретишь никого живого, а через несколько минут обнаружишь то, что стыдливо скрывает Бол… но сама решай, нужно ли оно тебе. – Чернильные зрачки деоса сверкали в полумраке затягивающей чернильной тьмой, где-то глубоко на их испещрённых осколками донцах читалась странная готовность.

   Понять, что произошло легко, если вновь прощупать фон вулкана. Кто-то как следует запечатал пространство вокруг него, сделав территорию практически изолированной, больше им не попасть сюда, таинственная могущественная магия сыграла на руку мерзким жителям Бола. Энтропиус растворился в воздухе, чтобы в следующую секунду появится там, где Антэкра командовала остатками хаоситов. Ее стекленеющий взгляд застыл крупной мужской фигуре, материализовавшейся из неоткуда, – сюда следует легион, многочисленные дети Плером, ушедшей в собственные сладкие грезы… Антэкра, держи рубежи, пока расцветают зерна хаоса и реанимируй павших… – с этими словами деос протянул руку вперед и в пространстве схлопнулись, формируясь магические кристаллы матового сияния, пока еще совсем слабые…
  – Все слышали!? – сориентировался Антэкра быстрее, чем деос закончил последнее слово, – кто-то изолировал пространство, подмоги ждать не от куда. Фрэнк, оттащи Эша  в сторону, когда расцветут зерна, мы вернем его! Оникс, начинай плести защитный контур!
   – Энтро, стой! – Яростно взревел Оникс, – Что с Эрией, она жива!? – деос взглянул на даданегра так, будто тот спросил что-то неприличное и лишь пожал плечами, снова исчезая.

   Путь, который избрала Эрия вел в некое холодное место, притом под очень сильным скосом. Казалось, вот-вот и она оступится, покатившись кубарем с горы, уходящей в тьму. Проход уводил в морозную свежесть, где воздух казался звенящим и кристальным. Чистое огромное помещение, со слепыми глазницами окон, уходящих в бесконечный камень. Посреди Помещения находилось нечто… нет, не так – Нечто. Ледяная заставшая волна, больше похожая на мерзлый хрусталь, чем обыкновенный лед. Она сияла. Она словно пела песнь на давно забытом языке. В воздухе кружились светящиеся частицы чудесного льда.

+1

16

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/cfbaeaf8c1d9c29ba3b2ec3daef2c128.jpg[/icon]
Тук.
Толстая подошва высоких ботинок, плавно переходящих в доспех, хрустела по алому камню.
Тук.
Аккуратные девичьи пальцы поправили упавшую на глаза челку.
Тук.
Изо рта вышел очередной клуб пара, растворяющийся в воздухе.
Тук.
И тишина.
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/26bbd60d185d8d22bea5b6acd9c6a9e5.png

Кристаллоид оглянулась в царящем вокруг мраке. И правда, никого.
Как жаль, - губы чуть дернулись от досады. Но девушка в очередной раз коснулась мечом стены, издавая одинокий стук, эхом уходящий вглубь вулкана. Она надеялась привлечь к себе внимание, чтобы появилась хоть какая-то тварь и теперь нервно стучала по стене из застывшей лавы, продвигаясь дальше по выбранной дороге. Деос таки её оставил, предсказав, что пока девушке ничего не грозит.
Но это ведь только пока?
Тук.
Потухший меч уже не мог осветить кромешную тьму, но теперь это было не нужно. Впереди забрезжил свет, и Эрия смогла увидеть парящую в воздухе льдинку, словно маяк прокладывающую путь во мраке. Девушка последний раз стукнула мечом по каменной стене и огляделась. Все равно никого. А ей так хотелось утолить свою жажду убийства... Видимо, не судьба.
Кристаллоид подошла к льдинке ближе, хватая её рукой. Но лед не растаял в теплой ладони, продолжая источать свет и магию. Иногда мне кажется, что Энтропиус на самом деле деос времени, а не войн, - нахмурилась девушка, ступая дальше и неожиданно соскальзывая по ледяному скату. Вот чего-чего, а такого резкого перехода она явно не ожидала, мигом растеряв всю свою суровость и с визгом влетев в ледяную стену.
Черт... Я знала, что когда-нибудь лед меня убьет, - растерянно подумала Эрия, боясь сдвинуться с места, чтобы не соскользнуть ещё ниже. Словно недельный котенок, она попыталась как то встать, но поверхность была настолько скользкой, что даже ползти не удавалось.
А мне предлагали научиться кататься на коньках... Предлагали! - промелькнула в голове досадная мысль. Девушка оглянулась - она была на застывшей волне то ли энергетического потока, то ли магмы... Эрия не могла понять источник этого оледенения. Она только чувствовала, что он где-то рядом. И он живой. Казалось, в царящей тишине можно даже услышать, как бьется сердце застывшего вулкана...

Тук.
Девушка воткнула свой меч в хрустальную поверхность и встала, опираясь на него. Ноги разъезжались, стремясь как можно скорее вернуть свою хозяйку на место. Вот именно сейчас Эрия и пожалела о своем былом порыве: она и подумать не могла, что в сердце вулкана столкнется с таким ненавистным льдом! Гладкая поверхность не просто обезвреживала воительницу, но и напрочь лишала возможности двигаться! Вот только с помощью меча и держаться...
Ах ты ж... Ой! - горе-фигуристка все таки не удержалась и плюхнулась обратно на заледенелую поверхность. Поругавшись на всех богов, и особенно на Энтропиуса, не предупредившего о том, что её ждет, Эрия вздохнула. Ну, зато хоть дух переведет. Она не сомневалась, что очень скоро снова придется взяться за оружие, дабы совершить свою праведную месть. Но ведь это не значит, что нельзя на мгновение остановиться в восхищении перед красотой, замершей во времени.
Девушка по-детски улыбнулась, как будто возвращаясь в свой закрытый от чужих глаз хрустальный мир. Она никогда бы не подумала, что сможет снова увидеть его наяву.
И это мгновение было прекрасным.

Отредактировано Эрия (09.01.2019 02:38:55)

+1

17

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]Каменная ниша третьего предпотолочного яруса, покрытая тонкой вязью то ли инея, то ли цепочкой сложнейших рун, служила отличным убежищем для древнего – от сюда открывался потрясающий вид на залу с необъяснимым ледяным изваянием и при этом, самого соглядатая видно не было.
Со стороны открывшееся действо было достойно очей даже самого привередливого критика. Эрия вряд ли успела разглядеть тончайшую сферу из прозрачной морозной корочки, столь изящной, подрагивающей на свету и диковинной, что впору принять ее за свадебную вуаль какой-нибудь заморской принцессы. Корочка оказалась ломкой и почти без хруста провалилась под тяжестью тела кристаллоида, а древний лишь хмыкнул себе под нос: «вот они и сошлись, лед и пламя… ну, что, Плером, за пять сотен лет это твоя первая гостья?», мужчина уселся на корточки, находясь в тени нависающих сверху монументальных оконных рам. Заметила ли хаосит, что, во-первых, полупрозрачная бахрома «яйца», окутывающего сказочное изваяние, почти сразу регенерировало и, во-вторых, там, в двух десятках метров, где была его граница, сгрудились не сугробы, а кучки костей, хребтов и чешуи, заботливо усыпанных снегом. 

[float=right]https://i.imgur.com/KEcHoaC.png[/float]Звон возрастал, восхитительный… прекрасный, он изливался чудесной песней, даря странное и все возрастающее удовольствие, чудилось, будто невидимые нежные руки ласкают мозг прямо изнутри при помощи сего странного звука и понимание всей нелепости ситуации не спасало от сладостного наваждения. При более детальном рассмотрении становится понятно, что лед вовсе не лед, а заколдованный кристаллический субстрат с аморфными и постоянно меняющимися свойствами: в одну секунду он мягче и невесомее тополиного пуха, а следующую прочнее, чем вся сталь мира. Отчетливое ощущение магии голода будоражило своей неестественностью, странная магия… примерно настолько же странная, как увидеть необъятное пламя, полыхающее прямо в сердце ледяной пустыне.
«Незабвенная, отчего ты все еще стоишь в преддверии? Я напугала тебя? Не стоит бояться, здесь ты в безопасности…» – голос излился прямо от «ледяной застывшей волны» и в следующую секунду Эрия могла узреть ту, кто говорил.
В центре ледяного ядра (самом широком и массивном участке скульптуры) сидела Она. Изящная и хрупкая девица, при этом отчётливо казалось, что она не вмурована в глыбу льда, а просто находится за кристальной стеной внутри помещения, где кружат теплые круги ароматного и нежного пара. И Она была Там не одна. Большую часть пространства занимала гигантская белоснежная змея, лениво свернувшаяся кольцами вокруг обнаженного стана девицы. Красные глаза-рубины этого сознания посверкивали, не вызывая сомнений, что она видит новую гостью.

+1

18

Видишь? Всё это теперь твоё. Это будет твой мир.

Эрия прикрыла глаза, наслаждаясь убаюкивающим перезвоном. Нежный и сладкий, он успокаивал мятежную душу, стремящуюся обогнать саму жизнь в этой безумной гонке. Обдавая холодом, он стремился потушить тлеющие угли, но те лишь разгорались всё больше. Не смотря на кажущуюся легкость, девушка чувствовала необъяснимое давление. Как будто её не просто приглашали, а буквально заставляли окунуться в чарующие грезы.

Нет. Это не он. Не я его создала.

Девушка усмехнулась, ощущая под собой ставшую шероховатой поверхность. Казалось, что вся волна покрыта заледеневшими осколками, стремясь порезать своими острыми краями незваного гостя. Но не это волновало Эрию - теперь она поняла, что источник магии находится внутри полупрозрачной сферы. И все что, происходило вокруг - было результатом одного большого наваждения, постигшего хозяина этого места.
Это сплошное безумие, - пролетело в мыслях, когда хаоситка обернулась к узорчатой стене. Мозолистые пальцы дотронулись до покрытой инеем бахромы и та потекла по ним, словно молоко, образовывая брешь в хрупкой сфере. Именно в этот момент внутри началось какое-то движение и Эрия увидела среди дымной поволоки чью-то фигуру. Вот тут кристаллоид резко отодвинулась от стенок, хватаясь за оставленный без присмотра меч. Судя по щедро плескающейся вокруг энергии, вряд ли этот кто-то был одной из жертв местных духов. А девушке не хотелось снова оказаться в ловушке.

Незабвенная, отчего ты все еще стоишь в преддверии? Я напугала тебя?
Не стоит бояться, здесь ты в безопасности.

Эрия наконец увидела хозяина этого голоса. Точнее, хозяйку. Но не смотря на всю безмятежность пространства и мягкость обращения, она не сдвинулась с места. Это существо было настолько же ей чуждо, сколь и близко в своем чарующем забвении. Казалось, что девушка смотрела в искаженное отражение своего прошлого. И от этого все внутри замерло как перед прыжком леденящее осознание.
-Напугала? Отнюдь. Сейчас у меня не то настроение, чтобы лезть в глотку к зверю, - язвительно ответила кристаллоид, поднимаясь с поверхности волны, - Кто ты? И что ты делаешь здесь в то время, когда другие хранители разлагаются от собственного бессилия?
Эрии было омерзительно уже от одной только мысли, что это создание могло быть хоть как-то связано с вулканом и царившем в нем хаосе. Это было слишком жестоко для отражения её собственной сказки.
-Или это твой способ разложения? Признаю, выглядит гораздо эстетичней, чем у тех, что снаружи, - хмыкнула девушка, даже не скрывая своего раздражения. А ледяная поверхность под ногами тем временем начала плескаться в такт таящему смеху пленницы сердца вулкана.

Я не стану частью твоего сна. Как и ты - моего.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/f3a8cc22a3c41a52faa1646ab16355ac.png
[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:100px;" width="100%" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/20892176/2385837/hide/cover/black/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/2385837/track/20892176'>Когда Темно</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/3333335'>Немного нервно</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]

Отредактировано Эрия (12.01.2019 00:03:04)

+1

19

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   Алмазный маревный туман не позволял как следует рассмотреть прелестную девицу за кристаллической преградой, но, определённо, её точеное лицо было той редкой породы, когда еще немного и станет омерзительно-прекрасным. И больше все же омерзительным. Лишь глаза – они неестественной яркостью горели сквозь толстое «стекло», отдаленно напоминая радужки эделиров своим серебристым расфокусированным сиянием. 

   «Кто я такая?» – холодный палец ткнулся в собственную грудь говорившей, отчего-то этот самый палец казался почти до костей промороженным, притом так сильно, что часть собственного передавал конечностям собеседников, – «Я – божественная телесная наполненность, Глубина... или Молчание, точно не помню, незабвенная. Но тебе хочется ко мне обращаться более осмысленно? Тогда – Плерома...» – она чуточку подумала, прежде чем назвать собственное имя, будто бы не помнила его вовсе или сочетание звуков, из которых оно состояло было ей отвратно.

   Немного сменив положение изящного тела, создание прижалась грудью и ладонями к стеклу, дыша на него, отчего по прозрачной поверхности заплясали морозные узоры, внезапно, ладони девушки напряглись, ногти вонзились в стекло, послышался скрежет, но не более...

   «Где ты видишь зверя..? В сей обители только один зверь и сейчас он смотрит на нас откуда-то сверху, его взгляд тяжел и отвратен, как тысячи и миллионы черных блестящих жуков с крючковатыми лапками... копошащимися у меня здесь...» – её губы тронула легкая полуулыбка, а правая рука легла на живот. Не то, чтобы этой улыбке позавидовала великолепная Джаконда, скорее, улыбка Плером была с долей жестокого лукавства.   

   «Хе-хе, это она обо мне, незабвенная» – послышался голос Энтропиуса где-то на периферии сознания Эрии, притом, деос не без доли иронической глумливости спародировал обращение заточенной – «...поздравляю, ты хотела найти виновника всех бед... ты его нашла... как и шанс решить все проблемы собственных товарищей одним махом, или их всех убить... тоже одним махом, вероятно...» 

   Молчание. Выжидание. Оценивающий взгляд, в котором с каждым разом усиливается свет жадности. 

   «Разлагаются? Разве?» – наконец, девица пожала плечикам... хихикнула и в этот самый миг, по телу Эрии могла пройти дрожь, так как пространство вокруг мигнуло, точно в луче стробоскопа, и на секунду показалось, что сама кристаллоид находится в ледяном плену, прямо перед невысокой рыжей девушкой, – «Эрия..? На этот раз твоя сказка страшная... Здесь никогда никого не было и нет, существует лишь этот миг, ты и я... Я – та, кто будет вечно ждать твоего возвращения и ты – та, кто возвращается снова и снова, чтобы потом снова уйти, дабы мы выжили... иди сюда, быстрее...» 

   Все закружилось, песнь усилилась, став невыносимо сладкой, сжимающей в тиски. Притяжение невиданной силы обуяло тело, каждая его клеточка, каждый молекул возжелал как можно быстрее коснуться ледяной поверхности, за которой её – Эрию ждало это невероятное Существо. Её тянула, тащила сила, каждый митохондрий тела высвобождал гигантское количество энергии, отчего кожа налилась жаром... казалось, если кристаллоид прямо сейчас не окажется ближе, чем позволяет атомная величина, к этой сказочной девице... то просто умрет, рассыпется в бисер или разольется океаном вокруг. 

На Эрию совершена ментальная атака! Пусть успешность сопротивления решат кубики, мне кажется, было бы неплохо с вероятностью 50 на 50 как минимум, но в итоге, на твой вкус! До тех пор, пока не получилось противодействовать как-либо атаке, было бы логично, что Эрия пытается сотворить то, к чему её призывает Плером, но и это тоже на вкус моего соигрока.

+1

20

Мерзкая.... Настолько омерзительная, что хочется как можно скорее вцепиться в это хрупкое девичье тело и разбить его. Разбить.... пока не разбили тебя. Пока твое существование все ещё висит под вопросом.

...поздравляю, ты хотела найти виновника всех бед... ты его нашла...
Он ещё и смеется, изверг, - внутри девушки клубилась такая непреодолимая гамма эмоций, что она хотела уже и деосу настучать по его борзой кочерыжке за подобные шуточки. Конечно, он знал, что ожидает здесь кристаллоида. И от этого становилось ещё тошнотворнее от стискивающих горло клещей осознания.
Как же она была глупа, надеясь после всего, что произошло, уничтожить сердце вулкана. Почему не остановилась? Почему не вернулась к своим товарищам? Какой ещё реванш после поражения?
Сумасшедшая... Ведь уже проиграла, - усмешка на губах цвела пышным цветом даже тогда, когда её первый раз действительно позвали. Эрия чувствовала весь тот яд, который за много сотен лет скопился внутри прозрачного кокона, необузданными потоками пульсируя прямо из чрева хозяйки этого места. Она сама была ядом. И вполне смертельным для такого никчемного существа, как кристаллоид.

...Я – та, кто будет вечно ждать твоего возвращения и ты – та, кто возвращается снова и снова, чтобы потом снова уйти...
Тонкая пелена ментальной защиты разлетелась в дребезги под напором той неумолимой силы, которая ждала свою жертву в глубине полупрозрачного кокона, вынашивающего миллиарды страждущих созданий. Эрия чувствовала, как все внутри неё сжалось, готовясь рассыпаться множеством искрящих песчинок. Она не могла устоять перед этой могущественной сущностью, влекущей в свой сладкий плен. Ведь её так давно ждали. И вот наконец - дождались...
Меч с лязгом выпал из ослабевших рук, потянувшихся к зияющей пропасти. Саркастичная улыбка медленно стекала с лица, в миг приобретшего смертельно бледный цвет. Во взгляде промелькнула последняя осмысленная искра загнанного в угол зверя, а потом все его нутро как будто застыло в оцепенении. Девушка сделала шаг. Потом ещё один. И ещё, медленно приближаясь к обрыву, на глубине которого покоилось великое ничто. И вот уже перед глазами не сердце вулкана, не прелестная обладательница завораживающего голоса и даже не змея, заполонившая собой все пространство. А просто теплые ласковые руки, крепко прижимающие к себе и мягко гладящие по голове глупое создание. Больше ничего. Ни лиц, ни чувств, только убаюкивающее тепло. в которое погружаешься без остатка. И которого так не хватало с тех пор, как началась вся эта жестокая игра в жизнь.
После смерти родителей, дети всегда ощущают боль от их утраты особо сильно. И она никогда не уйдет. Никогда...
Ведь их уже не вернуть.
Всего один шаг в пустоту. Всего одно движение, чтобы исчезнуть в этой бездне без остатка.
И ты не в силах противиться тому, кто для тебя был всем. Ведь он ждал все это время...
А в глазах зверя лишь всеобъемлющая тоска.
И та искра, что проскользнула перед окончательным его падением, была предельно проста.

Я так и не сотворила для тебя чудо.

+1

21

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
В умах безумцев можно прочесть чудовищные истории, но для их внутренних взоров это будут сладчайшие из сказок...
   Видения Плером изливались потоком, проникая в рассудок Эрии и заполняя его собой, как заполняет цельный сосуд родниковая вода или красный от крови кисель. Невероятное и великое чувство любви – вот, что она могла рассказать о себе и об этом месте. Последняя и прекраснейшая из грез для очередной сильной и храброй самки, попавшей к ней в объятия. Плером делилась своей историей, это позволяло ей вновь окунуться в сладостный океан памяти, и она забирала тепло: тепло тела и тепло души своей жертвы. Та погибала без мук, тоже очарованная историей, это длилось на протяжении веков.
   Руки духа нежно обняли тонкий стан Эрии и первое, что увидела в собственном сознании кристаллойд, было лицо. Мужское. Невообразимо прекрасное, каким его запомнила Плером.
   Точеный профиль, высокая развитая фигура умелого воина, ни о каких паучьих брюшках или щучьих лапках не шло и речи, это был великолепный образчик породистой мужской красоты, не совсем классической, скорее, немного слащавой.
   В реальности, посреди трескающегося и вновь наплывающего льда, эссенция сильнее вжалась в свою сладкую жертву, кусая её куда-то в скулу.
   Эти двое ласкали друга… кто? Мужчина и сама Плером в собственных грезах, разумеется, и ночи их были длинны, наполнены невообразимым восхитительным томлением и все бы хорошо, Эрии даже мог понравиться этот «сон», однако немного странный с многоголосым эхом зов не позволил наслаждаться, – «…Э-ри-я, чувствуешь… эту мерзость? Смотри… это случается, но редко имеет подобные последствия…» – сказка продолжалась и длилась до тех пор, пока не появилась некая женщина. Чем-то отдаленно похожая на саму Плером, и не было в эмоциональном спектре к ней ненависти до тех пор, пока женщина не убила возлюбленного, не разбила грезы.
Плером пришлось мстить. Мстить жестоко… ей пришлось убить женщину, отрезать ей голову и поглотить, но даже после случившегося она не смогла вернуть любимого.
   Ей ничего не оставалось, кроме как заморозить его тело и сойтись в первом из многочисленных актов соития, чтобы их многочисленное потомство вдохнуло спертый и начавший киснуть воздух некогда великого вулкана.
   Похоже, дух хотела, чтобы Эрия ощутила и её боль, тоже сладковатую, но с гнилостным душком.
   – «Неприятная история… Хочешь узнать всю правду?» – снова голос деоса, он определённо мешал восхитится жестокой и чарующей сказкой и полностью слиться с её источником… и… нет, видение не рассыпалось, просто вдруг Эрия осознала, будто прочитала роли каждого действующего лица или посмотрела в википедии описание к фильму. Возлюбленный Плером – её родной отец, а женщина – мать, почти сошедшая с ума от того, что сделало это чудовище с её дочерью, пока она сама путешествовала и набирала силу, чтобы дать своей семье лучшую долю. Не слишком оригинально, но тем не менее для человеческой жизни длинной в века вполне достаточно.
   – «В тебе очень много огня… ты и сама знаешь…»  – тело объял обжигающий жар, но пришла в себя Эрия не от этого. Она очнулась от жуткого женского крика, почти срывающегося на визг. Вокруг вода… лед растаял… Плером забилась в какой-то угол, обнимая обожжённые колени руками и заходясь уже утробным плачем.
   – «Вот что бывает, когда ищешь тепла… но находишь целое полыхающее кострище… нет, куда больше…»  – в голосе деоса уже не было привычных смешливых нот, лишь странная непроницаемая пустота с каплями холодной тоски.
Дрожь… пространство будто дрогнуло, вулкан просыпался…
   – Что… что ты сделала со мной, дрянь!? – сквозь рыдания и срывающийся голос было трудно разобрать слова, – как… невозможно…
Похоже, талант разрушать и в этот раз не подвел кристаллоида.
Она разрушила всё, что было так дорого этому сошедшему с ума духу, включая её сказку и магию.

Становилось жарко...[html]<center><iframe frameborder="0" style="border:none;width:350px;height:70px;" width="350" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/328684/2055847/hide/cover/black/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/2055847/track/328684'>My Immortal</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/110173'>Evanescence</a> на Яндекс.Музыке</iframe></center>[/html]

+1

22

…Э-ри-я, чувствуешь… эту мерзость? Смотри… это случается, но редко имеет подобные последствия...Неприятная история… Хочешь узнать всю правду?...

Ты ведь правда этого хочешь?..
Нет. Она не хотела. Не. Хо. Те. Ла. Но все итак уже было известно.
Легкие готовы были разорваться от нахлынувшего в них потока воздуха. Уже даже слышалось, как дребезжали их слабые оконные рамы, призванные выдерживать любые порывы изменчивого ветра. Но не бурю, которая теперь поднималась за тонкими стенками сосудов.
Отец... Мой..? Или твой..? - сознание все ещё металось между двумя слившимися в одну фигурами, не видя разницы между столь одинаковыми, но все ещё такими разными историями этих двух существ. Застыв где-то по середине, оно все же нашло то, что нужно.

Наш отец

Что ты с ним сделала?.. Или он с нами? ЧТО?! - перед глазами все ещё продолжали мелькать перемешанные образы прошлого Плером, Эрии и их настоящего. Настолько близкие и в то же время чуждые, что это сводило с ума. Она понимала эту сущность в её жалком стремлении отдать все человеку, показавшему тебе саму жизнь. И ужасалась чувству, которое наконец стало осознанным. Могла ли она повторить историю этого потерянного для мира существа? Могла ли?..
Да в порыве повторить судьбу Плером она приняла облик собственной матери!
Нет. Это другое... Другое, я сказала! - из глубин стал вырываться утробный рык обезумевшего зверя, пытавшегося вырваться на волю. Тонкие прутья грудной клетки сдавались под его натиском, уступая животной ярости, - Я хотела помочь! Я не хотела подобного! И он тоже не хотел. Это все ты...

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/8795133c5a47eb364476cec2f2960716.png

Непроглядная тень заволокла образ мечтателя, которого девушка всегда любила. Она ничего не могла сделать с тем, что увидела в воспоминаниях божественной сущности, откликнувшимися в самой Эрии таким омерзительнейшим образом. И подобного кристаллоид простить не могла. Нет. Она в миг возненавидела всем своим существом эту отвратительную тварь, позволившую себе подобное.
Ты растоптала нас. Меня. Его. Себя. Всех нас! - казалось, что слезы воспламенялись от самого соприкосновения с окружающим пространством. Хотя... Нет, это были не слезы. Это была сама девушка, до хруста сжавшая Плером в своих смертельных объятьях.

...В тебе очень много огня… ты и сама знаешь…

Крик боли разорвал череду ставших едиными воспоминаний. Но он не был способен разорвать их сознания, в одно мгновение ставшие единым целым. Даже Эрия теперь была совершенно уверена, что вот она - Плером. И именно она убила их отца. Мать. И её саму. Что они как две стороны одного существа. Словно бы душа, разделившаяся на двое и теперь уничтожающая саму себя в этой нескончаемой пытке. Казалось, будто бы вся та мерзость копошилась теперь в чреве кристаллоида, сводя с ума и его. Да, сейчас она и вправду чувствовала - каково это вынашивать внутри себя легион.
Слова деоса набатом отзывались в сознании. Ровно как и захлебывающийся голос божественной сущности. Но разве это не  она - божественная сущность и сердце вулкана? Ведь она способна его пробудить. И сделает это.
Все пространство вокруг содрогнулось, как будто Бол наконец проглотил застрявший в горле ком. Лед таял. Таяла и сама Плером, вжавшись в тонкую оболочку своей колыбели и с ужасом наблюдая за тем, как тело кристаллоида горит.
Кровь деоса решила вмешаться в причудливую игру сознания, помогая разжечь внутренний огонь. Именно она теперь бушевала внутри кристаллоида, высвобождая на волю всю переданную божеством энергию. Эрия полыхнула словно спичка, чтобы на некоторое время стать самой хозяйкой вулкана. И ей это удалось.
Аматриновый кристалл тлел на глазах, осыпаясь искрами и пылью на водную гладь. Стянув все тело девушки жгутами, он почернел подобно углям. Тлело и само существо внутри, при каждом вдохе обдавая жаром окружающее пространство.
-Не трожь меня! - завизжала Плером, как только создание сделало первый шаг в её сторону - Не прикасайся!

Теперь я буду твоим палачом

Тлеющая рука вцепилось в лицо прекрасной девушки. Она барахталась, но стоило лишь хрупким пальчикам коснуться черной поверхности, как они растаяли, стекая вниз подобно меду. И это действительно было сладко.

Я буду терпеть это лишь для тебя

-Остановись!Прекрати! НЕТ! Аааа! - захлебывающийся визг превратился в вой - это челюсть окончательно стекла по руке, оставляя лишь разжижающуюся головешку.

Я буду кричать вместе с тобой

Очередная волна жара прокатилась по кокону, заставляя все вокруг таять ещё быстрее. Даже деос уже не мог находится на своем прежнем месте, чувствуя, что ледяной свод под ногами вот-вот рухнет.

Давай насладимся этой болью

А потом мир пошатнулся и все разом разбилось. И ядовитое тело Плером, и останки их возлюбленного, и колыбель веков. Все это разлетелось вдребезги, тая в лаве пробудившегося вулкана.

Вместе

Осталась лишь тлеющая боль. Но она не могла сломать оставшуюся часть этой сказки.
Наоборот, она как будто питала её.
Эрия все ещё продолжала сгорать, от того яда, которым одарил её Энтропиус. На месте осыпавшихся кристаллических жгутов вырастали новые, продолжая как будто связывать тело девушки. По лицу пошли трещины, но её это мало волновало.
Потому что внутри все было гораздо хуже.

[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:100px;" width="100%" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/42168793/5559594/hide/cover/black/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/5559594/track/42168793'>Я буду твоим солнцем</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/6025379'>Мёртвые Осы</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/01/b0de5f4ab97a18f1772ae71449e37302.jpg[/icon]

+1

23

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Плыть против течения собственной крови, конечно, трудно, но барахтаться в бесконечном водовороте чужой – гораздо труднее. Первые несколько непозволительно-тягучих минут мужчина не покидал собственного местопребывания только потому, что таянье и разрушение свода было отнюдь не быстрым делом. Льдяные иглы за долгие века проморозили первородный камень, испещрили базальтовые породы насквозь кристаллическими иглами, толщиной в старые сталактиты. Теперь медленно, но верно, освобождая собственную обитель, лед разрушал её из основания. 
   Свершающееся «насильственное плавление» – самую каплю будоражащая сцена, по крайней мере для деоса – это невероятно много, и нет... тут не находилось место любованию полыхающей изнутри Эрией или её неудавшимся палачом. Хотя кровь вскипала в жилах, и зрелище сродни созерцанию опасного стихийного явления. Женское тело излучало темный, местами струящийся «змеями» или «ручьями» по светлой коже огонь, он переливался всеми цветами вулканического спектра: от бесстыдного пирита, до приятной глазу лавы бордово-красного. В её зрачках жило... нет, не безумие, а может просто одна из бесконечного числа его граней. Нечто среднее между абсолютной экзальтации и неверием, как не верит в пиксельную реальность игрок выдуманного кем-то мира. 
   Он смотрел с интересом бывалого натуралиста, уже давно не юного и не умеющего впадать в азартный и от того мутноватый трепет, однако это не мешало бархатисто-сиреневым радужкам излучать легкий, почти неуловимый, немного болезненный восторг.  У мира множество загадок и каждое действие непредсказуемо, даже его собственная кровь каждую секунду и в разных ситуациях ведет себя столь непредсказуемо, что впору задуматься над нормальностью этого мира. И, конечно же, он ненормален. 
Плером расплывалась и расплывалась отнюдь не плотью, а чем-то вроде биомассы – кровавым киселем. Его не хотелось пить. Точно податливый воск рядом с жертвенным кострищем и, похоже, единственное, что горело в её теле – кости, вот они-то и обугливались в черные головешки, коими впору чертить сложные рунные узоры на запорошенных пеплом камнях. Кровь деоса – покровителя беспорядка, столь же хаотична, как его суть, а еще податлива, не имеет формы и смысла, становится тем, чем порой неосознанно жаждет её видеть носитель; по сути, это лишь концентрированная сила, не обязательно в виде энергетической субстанции, часто лишь катализатор для собственной его магии. 
   Мужчина приземлился рядом, примерно в трех шагах от сгорающей в непонятном и  неконтролируемом огне Эрии. Кровь хаотичного бога палила её нутро похлеще керосина. Вулкан вздыхал тяжело и жадно, так дышит смертельно-больной, только что узнавший, что его тело начало справляться с болезнью и теперь скорое благополучие лишь вопрос времени. Очень скоро нижние уровни начнет заволакивать поднимающийся изнутри кислый дым, камни трепетали от сладковатого предвкушения, сейчас, сбросив ледяные оковы, они представали многочисленными влажными от крови органами. Талая вода забурлила … странно, что она не просачивалась сквозь камни, а точно живое существо омывала ноги почти по колени, медленно вскипая.
   «Э-ри-я… только ты решаешь, что течет по твоим жилам: истинная кровь, уничтожающий огонь или разрушающий яд – потрудись спасти свою шкуру, мне очень трудно даются пафосные речи, до оскомины!» – сильные пальцы сжали лицо кристаллоида за скулы, всматриваясь в широко распахнутые глаза, – «Тебе не надоело проваливаться внутрь себя, неужели я настолько страшен, что ты решила прятаться где-то на задворках подсознания?» – привычная ухмылка нарисовалась на лице, – «В тебе нуждаются!»

+1

24

Вдох. Легкие жжет от стремительно нагревающегося воздуха. Выдох... Но жжение не прекращается. Эрия удивленно смотрит на внезапно появившегося перед ней Энтропиуса. Его слова вызывают легкую улыбку, ведь они все равно не смогут привести в чувство ту, что только что убила саму себя.
От краешка губ поползла трещина. Потом ещё одна. И ещё... По подбородку медленно начала стекать темная кровь.
-Кто же тебя заставляет их говорить? - улыбка становится шире, - Я не прячусь. Я здесь... И я тебя слышу.
Кровеносные сосуды в глазах лопались со скоростью света, превращая белки девушки в кровавое месиво. Но она ещё могла ими видеть. И она видела всё.
-Так кто же нуждается? - обмотанные в жгуты пальцы коснулись рук деоса, - Те, кто остался там?... Разве?
Правая рука плавно перетекла по плечу к лицу мужчины, зарываясь в его фиолетовые волосы и отыскивая там вплетенные в них бусины и перья. Что-то по-детски невинное было в этом жесте. Пальцы так неуверенно зацепились за украшение в волосах, как будто девушке было на самом деле страшно прикасаться к божественному созданию. Но в то же время безумно этого хотелось. Улыбка слегка дернулась - в ней проскользнула боль в одночасье потерявшего себя существа.
А потом все лицо закрыли темные тлеющие жгуты, оставляя одни лишь бесконечно истекающие кровью глаза.
-Ты никогда не приходишь на зов. Так зачем... - еле слышный шепот был подобен шелесту последнего опавшего с дерева листа.
Пальцы резко замерли, перестав перебирать бусины, а потом Эрия отдернула руку и отстранилась сама.
-Можешь ничего не говорить. Мне твои пафосные речи уж точно не нужны, - все тот же шепот тлеющих губ. Нутро кристаллоида все ещё сгорало изнутри, но теперь взгляд стал более осмысленным, хоть и полыхал сумасшедшим огнем. Не желая больше слушать Энтропиуса, девушка отвернулась и пошла обратно в глубины тоннелей. Теперь она знала здесь каждый уголок и могла найти более короткий путь к остальным. Но не сказать чтобы её сейчас особо волновала их судьба. Как и перестал волновать Энтропиус, лишь стоило девушке от него отвернуться. Все это было одной большой шуткой скучающих богов, пытающихся хоть как-то разбавить своё тоскливое существование. Она знала. Ей сказала это сама Плером.
Эрия была не против стать частью их шутки, но это слишком затянулось. Хватит. Наигрались.
Внутри шевельнулось очень мерзкое чувство. Что-то сродни жажде убийства, но только хуже. На миг девушка поймала себя на том, что хочет убить бога. Или чтобы он убил её. Но, возможно, это было именно то, за чем она все это время гналась. Та сумасшедшая агония настоящей жизни... Вот только это были не её чувства. Змея кольцами обвивала разум кристаллоида, подчиняя его эмоциям и желаниям божественной сущности, которая крепко вцепилось в сознание юного создания и не хотела отпускать даже после своей смерти. Хотя, кто сказал, что она мертва? Она все ещё жива... И она здесь.
Впереди все ещё шел бой. Девушка слышала взрывы, шипение заклинаний, крики... Вот перед ней появились и первые дети.
Её дети.
Мерзкие низкие создания, похожие на смесь пауков, змей и минотавров с визгом начали оборачиваться на появившуюся за их спинами хаоситку. Создавалось такое ощущение, что они совершенно не почувствовали её приближения и теперь с ужасом взирали на свою будущую смерть.
Но Эрия не призвала свой меч.
Она просто пошла дальше, не обращая внимания на замерших тварей. А те лишь благоговейно застыли, словно оцепенев перед опасным хищником. Девушке было плевать - нападут они или нет. Она просто хотела покинуть это место как можно быстрее, пока вулкан окончательно не забрал её в свои объятья. Эрия чувствовала, что должна остаться здесь. Остаться навсегда, ведь она теперь его хозяйка.
Плером и правда выносила в своем чреве огромное множество детей. Их количество поражало. И все они, как один, зачарованно следили за продирающимся к своим товарищам кристаллоидом, как будто увидели перед собой настоящее божество, рожденное в глубинах Бола. Да, в их глазах было настоящее благоговение. Теперь девушка могла почувствовать это совершенно ясно.
И именно поэтому нужно было спешить.
Так просто её отсюда вряд ли теперь отпустят.
-Нужно уходить! Быстрее! - гаркнула она не своим голосом, пробираясь сквозь легион тварей к остальным фэдэлесам. Чем ближе кристаллоид приближалась к товарищам, тем тяжелее ей давалось пропихиваться сквозь теснящиеся друг к дружке тела существ. Её не трогали. Лишь немного расступались, давая пройти вперед. Но это было ненадолго....

+2

25

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Воздух упоительно-тягуч и вязок, он ласкает легкие не хуже искусной любовницы в жаркую предрассветную ночь, идеально-круглые черные луны зрачков застыли в немом зачарование, устремленные в источающие миллион оттенков безумия глаза напротив. Её эмоции и физические реакции вызывали приятную ноющую дрожь, касались хвостом экзальтирующей кометы, уходящей в бездну.
   – Ты знаешь ответы на все заданные вопросы, но веришь ли собственным словам? – мужчина улыбается, хотя за улыбкой скрывается нечто другое, дающее и одновременно жадно-вбирающее. Он смотрел на творящуюся с Эрией вакханалию «оболочки» заворожённо и внимательно, – может быть, а, может и нет. – Пожимает плечами. Перезвон племенных бусин, мягкий шорох перьев о жесткие волосы и исходящий от тела привычный жар, немудрено, что такому телу вполне может быть приятна резкое повышение градусного накала, от которого воздух становился кроваво-красным, как малиновый кисель. 
   Он упивается этими эмоциями – поглощая каждую, смакуя их дикий вкус. Смесь причудливой боли, сладкой радости, надежды, разочарования, тоски, воодушевления, готовности и пламенеющей жизненной силы. Все почти верно... он не навсегда, а лишь очень редко приходит на зов. Редко вмешивается в ход вещей, но ведь Эрии не нужна жалость? Она не ждет от деоса утешения или дешёвой обыкновенной помощи? 
   Хаотичный бог уже давно не способен помогать в прямом смысле этого понятия, он не способен утешать или, упаси Демиург, приводить в чувства. И тем завороженнее становился его взгляд, безошибочно засекающей бесконечный калейдоскоп эмоциональных откликов: она и правду верила, что он пришел даровать ей спасение от наваждений, вернуть вразумленность? Ха! Как? Тот, кто с самого своего создания олицетворяет «безумие элементарных частиц и нестабильность законов» не способен даже помыслить о подобном. 
   Кристаллойд одна из тех немногих, кто зрит истинную сторону покровителя хаоса, и она вне категорий «плохой» и «хороший» – да, он игрался и играется, вкушает фонтанирующие эмоции, а хаотичная беспорядочная сущность почти по кошачьи ластилась к красивым кровавым склерам. Темный светящейся в непроницаемом мраке орел жизни танцевал вокруг её, закованной в биологические и непробиваемые ткани фигурки, а Энтропиус игрался все это время не лишь для одной своей выгоды, а ради закалки её силы.
   Эмоции плавили пространство вокруг себя и в такие минуты живые создания Отца казались Энтропиусу самыми прекраснейшими существами во всей вселенной, куда идеальнее самих деосов, куда живее древних рас. В Эрии полыхало кострище пусть безумной, окончательно свихнувшейся, но жизни. А для бога хаоса нет категории «безумие», только – «сила».
   Девушка удалялась, шла не оборачиваясь, ей уже было неинтересно окружающее пространство и обитающие там формы жизни, даже если эта самая форма – хаотичный божок с перьями на голове. Сколько их – этих божков и просто древнейших созданий, хаотичных и не очень, холодных и жадных на эмоции, непроницаемо прячущих свое нутро в глубине космической чешуи. Словно тлеющие спички в титановом коробке. И даже их безумие отдает холодной влагой мертвого болота. Наверное, Энтропиус и сам был таким, ощущал эту пустоту внутри или боялся её ощутить, а потому, вновь и вновь плел паутину, говорил, смеялся и фонтанировал, заставлял реальность скручиваться в бараний рог, а после изливаться на бедолаг водами гейзера.
   Сделав почти шаг, Эрия чуть было не ощутила ЭТО... она уже не видела ухмылку немножко дикую и восхищенную, не поняла, как первый шаг позволил высвободить из её лопаток неотшлифованный клинок... более всего он походил на вытянутый в подобие рубила кристаллический обломок. За свободный конец его любовно держала мужская рука. Эрия шла не оглядываясь, опустошённая для Энтропиуса и наполненная им одновременно, она уже не слышала ответа на свою финальную фразу...
   Древний опустил взгляд, присев на раскаленный пол. Принадлежность к самым живучим тварям в мире безупречно играло за него и ставший невообразимо жарким воздух, как на поверхности тысячи маленьких солнц, совершенно не мешал. Тяжёлые горячие ладони оглаживали кристаллическую глыбу, аккуратно касались пальцами черных впадин и трещинок. 
   Редко получается добыть этот сорт кристалла. И ведь скоро из него получится хорошее оружие. Такое подчинится лишь одной хозяйке – той, из которого и было рождено. Да, Энтропиус почти достал для безумного кристаллоида её оружие (речь об артефакте фэдэлесов +3). Оставалось лишь его закалить и выковать. Или, наоборот.

   Мерзкие дети Плером замерли, когда их гнилые мутировавшие сердца безошибочно уловили присутствие матери. Эрия сама не поняла, как пожрала свою потенциальную убийцу, заняв её место, став главным хранителем Бола. Матерью великому и бесчисленному множеству гигантских уродцев. 
   Атака на хаоситов, прибывших специально для защиты «своих» прекратилась уже давно, еще до прихода девушки. Оникс выглядел потрепанным, но живым, Антэкра была бледнее мела, а её одежда заляпана кровью с правого бока. Все прибывшие сгруппировались кучненько и прикрывали спины друг друга.
   Рядом на транспорной пентаграмме Моветур – парящей магической «линзе», сгрудились грязные тела нескольких десятков женщин. Кого удалось вытащить из глубоких пещер и отбить. Все как одна были обнажены, истощены, их тела испещряли глубокие язвы, что являлись настоящей кормушкой для синеватых толстеньких гусениц и блестящих микроскопических жуков. Совсем не таких, как донца зрачков Энтропиуса. Даже слово «женщина» было не применимо пока к этим телам. Просто туши, сгруженные как попало – друг на дружку. Сейчас они напоминали трупную кучу мяса и лишь тихое подрагивание и стоны выдавали в них живых. Ах да, и, конечно, несколько огромных, перетянутых багровыми венами животов. Из двух дюжин тел, чуть меньше половины носили «детей». 
   Антэкра посмотрела в глаза кристаллоиду и кивнула. Словно решаясь на расстрел.
   – Слышали!? Или вам десять раз повторить! Уходим! Сейчас же! – и колонна, что есть сил тронулась вперед.
   Они выберутся, Эрия может не сомневаться. Но предчувствие кристаллоида не обмануло, она не сможет покинуть это место и не сотни детей станут якорем. Теперь их бесчисленное множество лишь не самое приятное, но абсолютно безопасное окружение. Нет... теперь она просто не найдет выхода, Бол в эту секунду стал для нее бесконечной локацией.

Вечной тюрьмой. 
   И где-то в пятидесяти метрах Энтропиус с неизменной улыбкой на губах наблюдал за ней, в одной его руке был пока непроницаемо-черный обрубок кристалла, вытащенный из спины Эрии, а во второй его собственный «меч» Деллэриум. 

Alienos agros irrigas, tuis sitientibus.

Отредактировано Энтропиус (29.01.2019 17:51:09)

+1

26

Все теснее сжимались тела.
Все труднее становилось дышать.
Толчок. Ещё один.
Остановитесь...
Стойте же!
Нет...
Не бросайте меня...
Здесь.
Окровавленная рука вытянулась вслед удаляющейся группе.
А в следующую секунду они исчезли.

Её мир полыхнул ярким пламенем и потух в одночасье.

Эрия безвольной куклой повисла на шипастых спинах нескольких особо крупных детей, теснящихся к своей новой матери.
Она не могла выбраться. Уже не могла. Кристаллоид ощутила это всем своим естественном, когда отчаянно распихивала испуганных тварей, пытаясь угнаться за остальными хаоситами. Но они растворились как дым, лизнув на прощанье закостеневшие пальцы вытянутой руки.
Девушка перевалилась на спину, медленно оседая на нагревающиеся камни.
Тысячи глаз тоскливо смотрели на ту, что теперь была закована в глубинах вулкана вместе с ними.
Они чувствовали щемящую боль, исходящую от матери и тонким слоем растекающуюся по всему пространству.
Она наконец осознала, что это было.

Вот так и заканчивается жизнь. И ложная. И настоящая...
Медленно начали таять темные кристаллические жгуты, освобождая сначала окровавленное лицо, шею, плечи... Вновь показались темные разводы доспеха с оборванной тканью, плавно перетекающего в высокие сапоги на толстой подошве. В заполненных кровью глазах начали проглядывать сияющие радужки глаз.
Дети расступились, заключая новую мать в кольцо.
Короткие розовые волосы ошметками разбросало на багровых камнях.
-Что же делать?...
Тихий шепот, пробирающий до костей. Словно самоубийца, собирающийся сделать последний шаг с крыши высотки. Он будет лететь долго... Он успеет увидеть всю свою жизнь перед тем, как разбиться. Превратиться в ничто...
Но был кто-то ещё. Рядом. Совсем близко. В темнице, созданной Болом, все ещё был он. Такое же погруженное в отчаянье собственного бессилия перед вечностью существо. Их бессилие было различным. И если Эрия все ещё пыталась что-то сделать, то это создание просто существовало.
Временами она его ненавидела. Временами - любила. Но абсолютно всегда ей было искренне его жаль. Не было никого, кто бы смог вытащить это существо из забытья, названного "вечность". А убить его она пока не могла... Пока...
Возможно, уже никогда...
Девушка закрыла глаза, вдыхая жаркий воздух и чувствуя, как острая боль постепенно стихает, становясь всего лишь неприятным фоном. Всего лишь фоном.
-Что же мне делать?.. Я не знаю...
Может ли быть жизнь после смерти? Да. Она уже началась.
-Было ли тебе когда-нибудь настолько больно, что ты хотел кричать? Хотел убивать?..
Или же умереть?

Вопрос в пустоту. Но он услышит даже этот тихий шепот разбитых губ.
Эрия вздохнула, нежно касаясь протянутой когтистой лапы одного из многочисленных уродов. Они тоже хотели увидеть свою мать. Они хотели подарить ей тепло и ласку. Они любили её, а она их бросила...
Понимаю, малыш. Не грусти, - девушка прижала шероховатую конечность к щеке, раны на которой уже начали затягиваться. Стоило лишь ей почувствовать, как закрываются последние бреши, ведущие к выходу, как поток остаточной информации и эмоций сотен существ нахлынул на неё, раздавливая кристаллоида. Они не хотели, чтобы она уходила. "Не бросай нас" - кричали тысячи беззвучных голосов, заставляя эссенцию обратить на себя внимание.
Почувствовав их обреченность, она не смогла больше их ненавидеть.
Ведь они были такие же как и она. Оставленные самим любимым существом на свете и пытающиеся хоть как-то добиться его благосклонности, не зная - жив ли он вообще. Но их мать все ещё была жива.
В отличии от отца...
Вулкан дрогнул вновь. Но в этот раз гораздо слабее.
Испуганно запищали множество голосов, суетливо прыгая вокруг девушки, лицо которой вновь окрасилось кровью.
Она истекала кровавыми слезами, наконец осознав то, что не принимала тринадцать долгих лет, превратившихся в одну бесконечную гонку, на самом деле не имевшую смысла.
Больше некому было похвалить ребенка за то, чего он стремился достигнуть.

+2

27

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   Быстрым грузным шагом, будто вьючные животные, погоняемые забойщиком, группа молодых людей преодолела скалистый и опалённый драконьей игрой узкий перешеек – то было ничем иным, как самым безопасным и удобным путём для желающих покинуть негостеприимный Баул. Кто-то перешёптывался, кто-то переглядывался, а кто-то деловито бегал меж огромных «пентаграмм-линз», парящих в метре от поверхности. Аккуратно, но, к сожалению, без необходимого комфорта, покоящиеся там тела то и дело постанывали от боли, вздрагивали. Молодой юноша, еще не растерявший свойственную детям смазливость – самый младший в группе незабвенной Эрии, то и дело преподносил флягу с водой к потрескавшимся губам то одной несчастной, то к другой. Поправлял волосы, помогал удобнее лечь, шептал что-то успокаивающееся и не слышал одобрительных смешков от хаотистом постарше, мол «мальчишка, что надо, далеко пойдёт» или «ни истерик, ни фрустраций, все по делу». 
   – Оникс, уже можно телепортироваться... – Услышал даденгер тихий голос Антэкры, её ставшие раскаленной ртутью сочные радужки мерцали в полумраке нависающей тени Бола. 
   – А я всё думал, когда ты начнешь этот разговор. Проводила нас? Молодец. Теперь назад? 
   – Да, сам знаешь. – Она пожала плечами, как бы между делом, без особого энтузиазма или высказанной печали, уж чего архи никогда бы не сделали – не бросили товарища, в конце концов, деос им ничего не должен и еще в самом начале его возвращения он ясно дал понять, что все еще пульсирует на границе безумия. 

   Он тот, кто прожил миллионы лет в абсолютной беспорядочной вакханалии гнева, ярости, войны и крови, бесконечной погони за силой, бессмысленной резне разнообразной форм жизни, и вернулся из заточения... Антэкра не помнила, когда точно, три или шесть месяцев назад? Для существа, прожившего столько, Энтропиус был смертельно-отравленный смертью и горем, не своими... смертельно-отравленный, минуту назад обуявший собственное исступление и услышавший, прогноз о котором не мог и мечтать. Минута... разве здесь следовало что-то требовать? 

   А потому за Эрией вернуться должен наиболее сильный член группы, то есть она – это её обязанность, более важную миссию она уже благополучно завершила – проследила, чтобы десятки живых жертв добрались до более-менее безопасной зоны целыми. 
Я вернусь за тобой, когда отдам в руки целителям этих... – мягко, но не терпящим возражений тоном буркнул Оникс, бросив группе отмашку останавливаться. 

Антэкра кивнула, и стремительно двинулась обратно. 
Она знала, что на неё не будут нападать.
Чувствовала.
А горячий мягкий пепел целовал её волосы...
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png

   Обрубок непроницаемого и недоступного для светлых теней минерала, похожего не то на искорёженный в веках обсидиан, не то на молодой, только-только ищущий свою форму карбункул, отливал кровавой нефтью, когда на него падал женский взгляд. Энтропиус не шевелился, внимательно рассматривая живые и истекающие эмоциями черты. Сейчас её лицо осунулось, посерело, но глаза горели неестественным больным огнём, переполняющая сила, циркулирующая из сердца земли в сердце кристаллоида смывала берега, порабощала и пьянила не хуже концентрированного героина для магических рас. 
   Он не мог не признать, случись эта не немая сцена хотя бы пол миллиона лет назад, он бы ни за что не упустил такой шанс. Даже не будь она фавориткой или хаоситкой, он бы испил её до капли. Иссушил до дна, смакуя каждую секунду этот живой, и постоянно меняющийся вкус, но не сейчас... 
   Энтропиус осознавал, что подобное – бездна, и стоит лишь сделать шаг её на встречу и она поглотит его окончательно и вряд ли сестрица Рирариум сумеет его вытащить второй раз, да и вряд ли Отец будет столь терпелив. Оставалось созерцать и не без удовлетворения отмечать, что это созерцание нисколько не является мучительным. Более того, доставляет одухотворенную радость, впрочем, Эрия бы не оценила, сейчас не в той она ситуации... 
   – Больно? – его скуластое и сейчас немного неприятное лицо не изменилось, хотя глаза не смеялись. Холодный и пронзительно-острый взгляд тёмно-сливовых глаз вообще никогда не смеялся, но в отличии от прошлого «миллион_летней» давности, он не был взгляд мертвеца, – Как и любому долгоживущему существу, золотко. Бесконечное число раз, и я никогда себя не сдерживал. Если хотел кричать – кричал. Хотел убивать – убивал. Знаешь, этими глупостями я занимался почти всю свою жизнь, не слишком короткую, увы. Убивал и бесконечно желал, чтобы убивали другие. А вот умереть... н и к о г д а. Желать смерти – это величайшая из слабостей. Себе её могут позволить только первозданные женины. Только тс-с-с... – он незаметно оказался рядом с ней, прикладывая свой тёплый палец к пухлым губам девушки, – ты знаешь, что с одного из мёртвых языков обозначает твоё имя? Мечта. А с другого, не менее мёртвого – погибель гнилости, забавно... ты помнишь, о чем мечтала, когда попала сюда? В чём твоя главная цель? Не цель улья, – деос окинул взглядом окружающие камни, – а твоя... дарованная Демиургом при рождении...

+1

28

И так начинается жизнь после смерти.

Новая ступень.
Новый этап развития.
Разве могло понять существо, застывшее в вечности то, что познала она?
Могло ли?
Мимолетный взгляд на появившегося около окровавленного тела мужчину. Нет, лежащая перед ним девушка не была ранена. Раны были где-то там. Далеко в прошлом. Сейчас же это была всего лишь оболочка. Важнее то, что скрывалось внутри.
Слезы все ещё медленно стекали по щекам, а из глубины голубых глаз уже выглядывало существо, явно прожившее более полувека. Оно задумчиво скалилось, впитывая дарованные Плером воспоминания и принимая знания, сохраненные Болом. Оно было жадно до знаний. Оно училось... Настолько быстро, что порой поражало воображение скоростью усвоения информации, услужливо подкидываемой окружающим миром. Оно было умно, несоизмеримо умно по своим годам. И оно не являлось альтер-эго, дарованным деосом. Нет. Это была сама кристаллоид, задавившая даже ошметок подселенной к нему сущности, которая теперь дремала беспробудным сном где-то глубоко внутри. И это же создание сейчас жадно раздирало остатки божественного создания, вцепившегося в её разум мертвой хваткой вместе с переданными воспоминаниями. Оно не любило обман. И уничтожало конкурентов. Оно должно быть одно. Всегда. И везде.
И лишь мечтателю было позволено разделить с ней вечность.
Однако, теперь и его не стало...
Тихий всхлип.
Не-е-ет, этот деос не мог понять. Все таки не мог. Уж слишком они далеки. Их понятия разнятся. Как и длительность жизни.
Но ведь это поправимо?..
Правда же?...
Будь тут её мечтатель, он бы ответил что-то кардинально противоположное тому, что изрек этот мужчина, находящийся рядом. И ни один из них не был бы прав. Потому-то один уже умер, а другой обречен на бесконечное существование. Два мудрейших создания... Но ни одно на самом деле не понимало её. И не могло одобрительно погладить амарантовый бок в силу определенных причин.
Досадно, правда? Один ушел, а другой никогда этого не сделает. И что же остается ребенку?
Лишь становиться ещё сильнее. Ещё взрослее. И самому стать мечтателем.
Но уже другим...
Её мечтатель будет не похожим ни на кого из этих двух.
Кровавые слезы все ещё катились по щекам, как отголосок осознания. Да, это было больно. Да, страшно. Но это не было слабостью.
Это было силой. Её силой. Которую все ощущали, но никто не мог понять.
-Я - та, что может подарить мечту, - усталая улыбка, - И та, что несет смерть.
Выглянувшее из недр кристаллических глаз существо довольно скалится деосу, раздумывая над ответом. Оно смакует каждое слово, произносимое девушкой. Оно знает истинную суть жизни. Ещё при рождении оно получило это знание, которое выкристаллизовалось лишь спустя сто двадцать лет в чистом сознании младенца. И тогда младенец перестал быть таковым. Он взлетел так высоко, что теперь уже никто не мог его догнать.
-Смерть - есть благость. И желать смерти - желать познать великую благодать, дарованную творцом. Это не есть слабость, - шипение в голосе, как будто деос сказал что-то действительно омерзительное о величайшем даре Демиурга, - Я не перестаю жалеть тебя, сильнейший... Ибо ты не познал то, что познала я. И могу познать ещё множество раз, перерождаясь вновь и вновь в бесконечном потоке. И, вкушая этот плод, я становлюсь каждый раз все выше над другими ничтожнейшими созданиями, не способными познать.
Тихий девичий голос разливался по недрам вулкана, отражаясь от стен и как будто наполняя его новой силой.
-Да, я могу подарить мечту. Но мне уже некому её дарить. Поэтому я дарю то, что могу - благость. Смерть. - кристаллоид прищуривает окровавленные глаза, явно наслаждаясь произносимыми словами, - Я избавляю жалких существ от их бессмысленных жизней и дарую возможность подняться на новый уровень развития. Я и сама эволюционирую в погоне за смертью, наслаждаясь всеми её гранями. Я желаю её так же, как и все эти недоразвитые существа - жить.
Еле заметный взмах руки в сторону окружающих мать детей.
-Ты никогда не сможешь понять вкус настоящей жизни, бессмертный... И никогда уже не сможешь эволюционировать, - бесплотное создание медленно отступает обратно в свой храм, растворяясь в глазах девушки, но не исчезая в них бесследно. Оно наблюдает. Оно никогда не чувствовало себя загнанным в ловушку. Нет... Оно знало, что выход есть. И знало это с самого начала.
-К чему же ты спросил про моё имя? Предлагаешь мне выбор: подарить этим уродам мечту... или же наградить их благодатью, позволив выйти на новую ступень развития?.. М? - мягкая обволакивающая улыбка.
Хаоситка устала от сводящей судорогой мышцы боли. Устала от страха. Устала от клокочущего в висках напряжения.
Сейчас она пребывала в отчаянном покое.
В приступе безысходности перед реальностью, желавшей в очередной раз отсечь ей голову.
Последние капли крови стекли по подбородку, срываясь вниз.
Это был её способ эволюции.
Способ развития.
Он шагнула на новую ступень, готовясь к разбегу.
Вперед и вверх.
Только вверх.
Даже если сорвешься - все равно взлетишь.
Она - не какой-то деос, ослепнувший в бесконечности собственного бессмертия.
Она - выше.
Намного выше.

Она недостижима.

+1

29

   За ней было по-своему интересно наблюдать. Погруженная в себя субъективная одухотворенная относительность, способная едино переживать в личном эмоциональном сосуде осколки бесчисленных чувств. Девушка рассекала ими собственное «я», источая из внутренней сердцевины (по твердости равной не то прочнейшему карбунклу, не то хрупкой слюде – деос еще не решил для себя), поток экзальтаций и аффектов.   
   Да, её вечный поиск и терминальное, почти болезненное ожидание... нет, скорее нужда... потребность увидеть в определённых разумных личностях отблески собственного мира. Энтропиус всегда находил это очаровательным, хотя в его мировосприятии подобных объектов было очень мало. Например, он зрел первобытное очарование в сингулярности космического взрыва, когда мощь Великого Оружия затянула в резонансный поток кривизны пространств и, быть может, времени дикую и свободную планету Тергар, заставив её слиться в едином акте космогонии с собственной звездой Нонтерой. 
   Эрия была самую каплю похожа в собственных чаяньях на маленькую и невероятную Тергар, разумеется, так видел её Энтропиус, но размышления на тему о разности миров – «её мир» и «его мир» слишком клишированы и пошлы, чтобы объяснить ими все то, что может происходить между такими личностями. Речь не только о Эрии, не только об Хаотичном, и, к слову, разрушение Тергар не вызывало в деосе радости, ибо «первобытное очарование» за гранью этих категорий. 
   – Смерть – есть благость. – Он кивнул, медленно с забавным выражением лица, будто хаоситка рассказывала ему какую-то интересную легенду или древнюю балладу о подвигах Демиурга в совершенно иных, далеких от Энтероса вселенных. На пронзительной в густой сливовой гамме поверхности глазных роговиц отпечатывалось не только лишь одно личико Эрии, но и многочисленные отблески темных углов, да всполохи оранжевых пучков огня – Бол просыпался медленно и это пока что было на руку бегущей Антэкре.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png   На мгновение мужчина внезапно задумался, способны ли младшие расы понять смысл категории «смерть» – тот идиопатический смысл, абсолютный антагонист слова «жизнь». Деос чуть вздрогнул, осознавая, что и сам уже с трудом понимает смысл, тогда какое право он может говорить о смерти, как о..? А не-е-ет... вот оно... 
   Морана...
   Агонистическая какофония звезд...
   Страдающих от того, что они не сбылись...
   Кажется, Энтропиус еще в древние времена уловил, что многие (практически все) личности подразумевают под словом «смерть» или словом «бесконечность» не их исходный смысл (а может быть, это всё еще игра Отца и смысл искажается как раз в энтропии сущности Хаотичного? Не важно), они видели в этом, что угодно, но не ту «смерть», что всегда зрел Энтропиус, а для него иной просто не существовало. 
   Абсолютное «ничто»... 
   Растворение, распад...
   Всепоглощающее затухание искры, материи составляющей его «я»...
   Не всякий разум способен представить собственное несуществование, вот и Эрия, оказывается, имела ввиду совсем не смерть, а очередную ипостась жизни, таинственную и малоизученную... ибо познать хоть что-либо в «ничто» невозможно, более того, даже эту самую невозможность не поймать за хвост, не скрутить в жгут и не ударить, как хлыстом по голым ягодицам наглой реальности. 
   Деос моргнул, странно, но его мысли последние несколько секунд витали то вокруг Тергар, с которой ассоциировалась сейчас Эрия, то вокруг... Войны... поглощённой самим Энтропиусом еще в начале собственной эры.
  – ...великую благодать, дарованную творцом. Это не есть слабость, – он немного склонил голову на бок, от чего племенные феньки в волосах зазвенели игриво и сладко, – хорошо, пусть так – легко согласился, голос мягко тронул шепчущие камни, – каждый сам для себя решает. Значит, ты, золотко, в бесконечном потоке познания себя... перерождения и поиска..? Вкушение множества плодов, хм, как интересно... это жадность? – голос Хаотичного был серьезен и он, по крайней мере внешне, спрашивал с едва уловимым огоньком алчности в глазах.
   – Что конкретно ты ищешь? Если обыкновенная жадность, я всегда... хм... последнее время... считал её деструктивной, а если имеется некая цель, смысл... во что именно ты эволюционировала или эта эволюция как твое имя – лишь мечта? Ты, действительно, – на это слово деос сделал особый нажим, – ею обладаешь... эволюцией..? – его губы растянулись, не в улыбке, а в довольно неприятной гримасе, изуродованной многочисленными тенями, – может, тогда покажешь мне её? 
   Он коснулся её плеча, задумчиво смотря куда-то вперед. 
   Они стояли на скале, внизу разверзся океан магмы. 
   – Я спросил у тебя не про имя, а про цель, но ответа так и не услышал. Хм, я не прилагаю выбора, решай сама. Бол – твоё дитя, а я лишь считаю... у, хм... уродов... была мечта и до тебя, все эти тысячелетия, поэтому подарить её ты не в состоянии, а вот сделать так, чтобы мечта сбылась... возможно, это стало бы показателем твоей эволюции и моей лютой зависти, – он усмехнулся без каких-либо акцентов, просто сам для себя –  но хватит ли сил? – в блестящих как спинки скарабеев зрачках отразился розоватый блеск её волос, а еще было интересно, примет ли она вызов или предпочтет искать обходной путь внутри собственных осколков?
[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1

30

Шаг. Ещё шаг.
Остановка.
Существо резко обернулось, устремляя свой взор туда, где находилась другая точно такая же бездна. Нет... Эта бездна была гораздо больше её самой. Она была всеобъемлюща. Тварь оскалилась, вглядываясь в глаза того, кто был на другой стороне мироздания. Они были различны. Но каждый был прав. По-своему...
Слова чудовища, застывшего в безмолвии вечности имели смысл. Они были интересны...
Эссенция не была глупым созданием. Она просто не знала другой жизни. Вся её жизнь заключалась в круговороте битв и агонии. Раньше это были лишь сказки, красивые легенды, а потом они стали явью, полностью переломав юное создание. Оно просто не знало как жить по-другому. Было два пути - убивать или умереть самой.
И ходить по тонкой грани было так увлекательно.
Эрия внимательно слушала своего собеседника, будто бы растворяясь в нем. Действительно, вряд ли кто-то мог подумать, что столь бойкая девочка может так внимательно слушать. И слышать. Да, их миры были необычайно далеки и они не могли друг друга понять. Но... Она пыталась. Даже через отрицание слов деоса. Но эссенция действительно хотела его понять. Как и хотела понять окружающий мир. Хоть пока это было ей и недоступно.
Девушка была мудрым слушателем и поэтому к своим годам была гораздо сообразительнее многих.
Хотя все ещё оставалась ребенком для большинства.
- Я ищу, как и все, понимания, - спокойно произнесла Эрия, садясь на ступеньки своего сознания и обращая лицо к деосу. Так же она села и в реальности. Из под растрепанной розовой челки проглядывал заинтересованный взгляд.
Что же он имел ввиду? Он бросал ей вызов? Нет?... Что он имел ввиду?
Снова развлекаешься... - кристаллоид улыбнулась краешком губ, - Скучная у тебя жизнь, деос... Играться с чужими жизнями.
Девушка чуть дернулась, чувствуя как выливается через край энергия этого места. Бол желал поделиться с ней своей силой, сделать её частью себя. Кристаллоид прямо видела огромную сеть, пронизывающую все окружающее пространство и ведущую к ней. Но эта сеть не могла помочь эссенции стать частью вулкана. Вся энергия этого места просто-напросто не усваивалась кристаллоидом, который мог перерабатывать лишь энергию родной планеты. Дух принимал лишь малую часть того, что ему мог дать Бол. Большее он просто не мог переварить.
Дракону была доступна информация и знания, но не сила, которую так щедро предлагало данное место.
Эрия хотела эту силу, она была ей просто необходима. Как и сила Плером, которая оставила после себя лишь воспоминания.
Но все же кристаллоид мог получить желанное могущество лишь от родной планеты.
Или же от деоса, который сейчас стоял перед ней.
-Моя цель проста. И это же моя мечта. Я не мечтаю об эволюции, хоть и гонюсь за ней. Да, я хочу её. И я стремлюсь воплотить своё желание в жизнь. Я развиваюсь... Но лишь надеясь, что когда-нибудь найду того, кто поймет меня, - взметнулись и опали розовые волосы - девушка встала.
- И да, я мечтатель.
Она улыбнулась наивной улыбкой давно выросшего ребенка, который все ещё каждую ночь смотрит в небо и ждет свою падающую звезду, чтобы загадать желание. А звезды все ещё украшают небосвод, не желая падать. А она ждет... Ждет... Каждую ночь. Бесконечно долгую ночь, в которую погружено сознание.
- Поэтому я рада буду помочь чьей-то мечте сбыться.
Вновь улыбка. Чуть экзальтированная, чуть грустная, но всё та же... детская.
Взмах.
Пальцы подцепляют ставшие видимыми алые нити энергии вулкана.
Рывок.
Струны огромного инструмента со звоном натягиваются. Становится видно, что они так же связаны и с другими существами, которые являлись детьми вулкана. И именно их энергия и восстанавливала силы кристаллоида. Не вулкана. А живых существ. Она была очень мала, но как раз эту часть и мог поглотить дракон.
Ещё рывок.
Паутина собирается в клубок.
Девушка закручивается сама в неё, натягивая ещё больше.
Связь вибрирует. Она будто бы вот-вот порвется, но нет.
Кристаллис не может её разорвать.
Зато она может сделать кое-что другое.
Очередной рывок.
Давай помечтаем?..
На секунду эссенция зависает над бездной пульсирующей под ней лавы.
Всего лишь на секунду...
Чтобы камнем упасть на самое дно.
Вместе...

+1

31

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]
   Бесконечная и прекрасная... фантасмагоричнее, чем миллион ослепительных крошечных солнц среди бархатистых лепестков терракотовой розы – эволюция.  А если без сказочных метафор, то жестокий, дешёвый и грязный естественный отбор. Многие поколения проходили через него, Энтропиусу же казалось, что правило «либо ты – либо тебя» где-то высечено на фундаментальных космогонических скрижалях мира и самое верное решение, отыскать эту надпись и хотя бы немного подтереть буквы. Бесчисленные умы, многие расы, формы жизни – все они становились звеньями в эволюционной цепочке: и деосы, и антиквэрумы, и трансденты, и эделиры были вынуждены сражаться просто, чтобы жить с самого первого вздоха. А те, кто, казалось бы, не обречен, каждый день рискует сорваться в бездну: и они срывались, с полной самоотдачей, придумывали эти пресловутые правила выживания для себя, загоняли в рамки простого и пошлого «или ты, или тебя» – не зря Великая Война гремела бесконечно долго. 
   Но в эволюции содержалась своя особенная благость, красота и не без разъедающего яда, конечно. Эрия тому классический пример. В её непроницаемых чернильных зрачках (кристаллоид уже верно заметила, что Хаотичный обожает смотреть в глаза разумным) святилась яростная ненасытность – именно так расшифровывала сущность древнего все таящиеся в душе эмоции. Впрочем, на первый взгляд, это едва ли могло быть правдой. Энтропиус никогда не имел подобных целей, ему было чуждо пытаться кого-то понять. Осмыслить логические цепи, и схемы мотивов, желаний и страхов – да, но не принять чужое мировоззрение для себя, он все же деос, для которого нет различий в самой жизни. Есть лишь ощущение причастности, а всё к себе причастное, включая розоволосую девицу, деос просто созерцал, делал выводы, сам строил логические схемы. Для него не существовало категории «неверный взгляд» и он никогда не ставил под сомнение мнение других, хотя иногда могло показаться иначе – но то не более чем часть маски, воистину же, какое дело твари, ему подобной, до того, к чему приведут действия или мысли какого-либо существа, он все равно получит опыт.
   А еще он всегда считал крайне забавными довольно распространенные мысли, что у кого-то скучная жизнь, именно беззащитными попытками самоутвердится, а не неверными. Он сам, во времена «юности» говорил нечто подобное своим собратьям, фразы не могли быть по своей сути истиной, они слишком относительны. Конкретно для Эрии да – его жизнь, в лучшем случае, показалось бы девушке бестолковой постановкой в театре теней, окажись она на его месте без всех тех ориентиров, якорей и непомерной монолитной плиты прожитого. Обратное тоже верно, нет ничего скучнее жизни, мир которой просто напросто не из твоей вселенной. Но, строго говоря, Эволюции и миру в целом на это плевать, для них каждая жизнь череда ярких вспышек. 
   Хаотичный бог не желал, чтобы искра этой девушки угасла, он сам ловил себя на мыслях о том, что рядом с ней испытывает непозволительное... 
   Непомерное... 
   Невыносимо-болезненное... 
...ощущение ненасытности. Слишком редкое чувство, но вместо того, чтобы держаться от источника подальше, он бесстрашно приближался к его размытым границам. О да, будь действие миллион лет назад, он бы накачал её силой под завязку, заставил кричать от бесконечного потока энергий в исступлении. Эрия – великолепный образчик сосуда, с гибкими стенками, податливым нутром и твёрдой кристальной хордой. 
  Легкое подташнивание накатило откуда-то из-под диафрагмы, – это лишено всякого смысла, сила его греховный сосуд, наркотик, а он – Энтропиус, в окончательной завязке, плюс, теперь жизни казались ему достаточно реальными и интересными, чтобы внимать их собственным желаниям, а не своим лже-потребностям. 
   – Найдешь того, кто поймёт... хм... – деос призадумался, а ведь он никогда не искал понимания, просто действовал. Интересно, что хотела сказать она на самом деле, обычно под столь обтекаемой формулировкой подразумевают что-то конкретное, но вдаваться глубже не было нужды. Наверное, ей бы не понравились слова одного аскетика, мол, все мы рождаемся одинокими и умираем одинокими, а между двумя этими состоянии, постоянно ищем, кто бы даровал нам иллюзию собственной нужности. 
   – ...главное, не натолкнись лживого идола, они плетут свои сети и заманивают в них вечных мечтателей, пламенеющие души, даруют каскад изумительных иллюзий, наслаждений, сплетают вокруг нерушимый кокон... а в конце испивают до дна. Я бы не хотел, чтобы от тебя осталась пустая оболочка, это было бы слишком... скучно... – он провел рукой по её плечу, когда девушка рванулась вниз. 
   Присев на корточки, заинтересованным взглядом сливовых глаз, крупная мужская фигура наблюдала за тем, как Эрия плела свой нерушимый кокон. 
   – «Помечтаем... знаешь, когда-то давно был деос и звали его Фантэриус... деос разрушительных мечтаний, его поглотила Рирариум... моё решение рискует разрушить тебя», – он склонил голову на бок, отчего племенные фенечки и перья зазвенели пронзительно громко, – «но ты ведь не ищешь легких путей?»
   Он ухмыльнулся.
   Поднялся.
   Вскинул руку.
   Зашевелил губами, чтобы сосредоточиться, действовать нужно было с филигранной точностью.
   Сколь бы не была душой сильна Эрия, но она одна и у нее есть границы возможностей, хотя бы границы магического резерва, а для осуществления её желаний надо было титановое количество силы и…
она его получила…
на одну долгую минуту её тело стало прямым звеном, обесточившим весь орден Энтропиуса. Сила его резерва влилась цунами, сбивая собой рубежи, стирая границы, превращая каменные плотины в мягкую шуршащую пыль. Сила клокочущая, ласковая, яростная, бесстыдная, горячая, холодная, болезненная, приятная – вся эта сила наполнила в один миг кристаллоида.
Шанс на осуществление мечты…

+1

32

Миг.
И время останавливается.
Поджарая девичья фигура зависает в воздухе. Медленно колышутся короткие волосы, змеями растекаясь по плечам, звуки сливаются в единую монотонную массу, дыхание останавливается. Обмотанные нитями руки тянутся вверх. Туда. К Нему. И в глазах лишь - Он. Один.
Лава разлетается тягучими брызгами, плавно скользящими по лицу, плечам, ногам. Они пролетают перед глазами, словно планеты в космическом пространстве. Эрия может разглядеть мириады бликов, которыми переливаются эти алые капли. Тело неспешно погружается под огненную массу. Кристаллоид опускается все глубже. Глубже...
На самое дно.
Изо рта выходят пузыри воздуха, смешиваясь с густой лавой.
Она плавится.
Обугливающиеся пальцы тянутся к груди, которую пронизывает насквозь ядро большого кристалла.
Это её сердце.
Такое большое... И такое же всеобъемлющее, как бездна того, кто остался там, наверху. Её сердце способно выдержать многое и вместить в себя многих. Оно может восстановиться даже из маленького осколка. Это её чудо. И её же проклятье.

Спасибо.
И сила, выворачивающая наизнанку.
Она крошит кристаллическую плоть, тут же её восстанавливая, ломает позвонки, вскрывает вены, моментально срастая и заживляя их вновь. Энергия плещется через сознание самого её существа, лишая разума, разрушая личность.
Но это всё - ничего.
Это - можно вытерпеть.
Можно забыть всё, потерять себя, сломаться полностью, стать ничем...
Главное - успеть. Она должна. Обязана...
Что обязана?
Помни.
Черные пальцы врезаются в кристалл, как нож - в масло. Медленно, очень медленно они отрывают от него часть. Титаническое усилие, чтобы не остановиться. Чтобы продолжать. Идти. Дальше.
Вперед и вверх.
Легкие заполняет лава. Существо корчится в агонии.
А в руках - её собственное сердце.
Я подарю тебе своё сердце.
Когтистые пальцы разрывают его на куски.
Я подарю тебе частичку себя.
Множество нитей устремляются к половинке кристаллического сердца, обвивая его.
Поток лавы медленно иссушается.
Иссыхает и сам кристаллис, внутри которого остается лишь одно - желание подарить жизнь.
Это желание всегда ходит бок о бок с желанием дать смерть. Они тесно переплетаются, выбирая для каждого свой дар.
Кристаллоид и забыл, что когда-то давно мог дарить жизнь.
Он и сейчас... может.
Только он забыл.
Бол содрогается от волны новой энергии, прокатившейся по его нутру. Это кристаллис оборвал все связывающие их нити, коконом оплетая своё вырванное сердце. А то уже бьется. Оно уже живет. Оно любит это место и хочет подарить ему всё себя.
Последние капли лавы втягиваются в багряный кристаллический бок небольшого дракончика, дремлющего рядом с растерзанной женской фигурой, наполовину обращенной в истинную форму. Тихо трепещут блестящие крылья, распластанные по камням.
В глазах - пустота. Изо рта и носа течет лава.
Всё.
Её время истекло.
Сила вновь вернулась туда, где ей было самое место.
Вулканический дракончик поднимает голову, с интересом оглядываясь.
И последнее, что видит Эрия - это взмывающее к каменным сводам Бола её собственное дитя.
Всё верно.
Вперед и вверх.
Спасибо тебе за моё сердце.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Жизнь - это азартная игра