Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Точка, мерцавшая на карте, расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная лента...
В душе древнего боролись два исключающих друг друга желания. Первое – чтоб это реально тут случайно кто то проходил, пролетал. И только стоит указать нужное направление, а деос это с радостью сделает и даже подробно объяснит куда идти и главное как...
Эновея слегка кашлянула, когда местная дамочка решила по дружески чмокнуть ее в щеку. Да, антик не кидалась на всех без разбору, не убивала всех направо и налево. Но это не значит что этого в ее жизнь раньше не было. Антиквэрумы не...


      
      

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано. – Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив...

Сердце цитадели умиротворённо и спокойно мерцало, а внутри него покоилось тело Хранителя. На руке её медленно и методично покачивалась цепочка с гравировкой. Глаза же девушки были закрыты. Будь тут кто-то ещё, ему бы показалось, будто она спит, спит уже очень давно. Сон вынужденный...

– Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » На кромке лезвия


На кромке лезвия

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Локация и Датаhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngВесь мир Тэйнэ. 2500 год Судного Дня.


Участникиhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngХайзу Сейшин, Габриэль Эльвантас


Дополнительноhttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является альтернативой и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/9qvkx7Im.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Тэйнэ - некогда величественная и мирная колыбель рода людского, веками существовал, будучи отрезанным от остальных миров и давая своим обитателям все необходимое - пищу, жизнь, защиту. Эти мирные дни длились веками, пока однажды могущественный меч откуда-то извне не пронзил защиту мира, так же служащую и ограждением, соединяя Тэйнэ с прóклятым Фиммельгроком, населенным бесчисленными монстрами. Почуяв новые территории и добычу, порождения тьмы вторглись в этот мир, нападая на людей и безжалостно стирая города и деревни с лица земли.
Но, к счастью, тот вестник злого рока, меч, принес с собою и способ противостоять вторженцам. Рассыпавшись в пыль, он слился с оружием этого мира, позволяя ему пробудить собственное сознание и силы. Так на свет появились первые духи оружия. Люди, отойдя от потрясения и собравшись с силами, научились заключать контракты с духами и, работая с ними, воздвигли рубеж обороны против исчадий Фиммельгрока.
Со дня, названного Судным, прошло более двух тысячелетий, однако битва между людьми и монстрами с переменным успехом продолжается до сих пор. Вырастая внутри безопасной зоны, самые смелые и сильные из людей идут сражаться со вторженцами, а более слабые остаются внутри, воздвигая новую цивилизацию, построенную людьми и духами оружия.
Один из двоих - дух, второй - человек. Судьба пересекла их жизненные пути, но что же выйдет из этой встречи?

+1

2

[icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][nick]Куан Джен[/nick][status]второй сын[/status][sign]вопреки[/sign]Зеленая трава – след несбывшихся мечтаний воина
Так продолжалось много веков: истинное оружие мужчины обретало душу и начинало помогать в извечном противостоянии с монстрами, до сих пор навещающими мой мир. Духи приходили не сразу, с ними требовалось договариваться или подчинять их магически, но так или иначе у каждого воина был один одушевленный клинок. Двух духов могли подчинить себе единицы, и надо ли говорить об их могуществе?  Я – второй сын главы клана Ветра, не обладал таким могуществом, это не реально в двадцать лет, даже если ты отпрыск могущественной во всех отношениях семьи и не обделен магическими талантами.
Меч мне выковал признанный Мастер нашего клана, лучший из лучших, как только я прошел испытания на зрелость и способность им владеть. Точнее,  мечи, их два, парные, пусть и несколько разные на вид. Один – новодел, хоть Мастер и повозился с ним достаточное количество времени,  но он традиционный, а второй.. Второй – из вороненой стали с синим отливом,  говорят, это кусок упавшей звезды, в последствии перекованной в меч. Мастер клана утверждал, будто оружие ковал его дед, а его отцу принесли кусок, оставшийся от меча, и он лежал в сундуке до тех пор, пока я, тогда еще совсем мальчишка, не рассказал Мастеру о том, как же люблю парные клинки. Почему он решил сделать именно так и именно для меня? Не знаю, он никогда не говорил о причинах своего решения, а я не спрашивал. Возможно, разглядел во мне какую-то сдвоенность, или символом послужили мои изыскания как в боевых искусствах, так и в магии? Да какая разница, в конце концов, я просто люблю именно парные клинки, меня заводит момент, когда я смотрю в глаза противнику, а руки плавно вынимают из заплечных ножен два коротких меча. Сталь еле слышно отзывается на движение, зловеще шелестит, выбираясь на волю – взмах – матовая и сверкающие молнии, рубящие наперекрест! Чистый восторг действия..
Потом, уже совсем потом я думал, что можно  было создать сплав, сварить легенду и новую сталь вместе, напитать новое силой легенды, но почему-то казалось, что я не смогу уговорить стоящего духа принять подобное вместилище. Клинки   идеально сбалансированы, подогнаны и с виду, если не считать окраски – близнецы, и в то же время, берясь за рукоять синего тусклого клинка,  я чувствую его инородность и в то же время принадлежность. Он – для меня и всегда был предназначен мне, с самого начала времен. Почему? Не знаю ответа на этот вопрос – такова данность. Вороной с синевой и узором ковки, и второй, яркий, сверкающий при взмахе молнией, рассыпающий блики, ослепляющий. И мучительно жду момента, когда же..
Я тренируюсь несколько часов в день даже в ущерб обязанностям младшего брата главы клана, под полные обожания взгляды женской половины семьи. У меня слишком много долговых обязательств и перед кланом и перед собой, но приходит ночь, я остаюсь один, присаживаюсь у жаровни, достаю из ножен тусклый клинок, кладу его себе на колени, накрываю рукой, и в голове старинная фраза, когда-то выбитая великим Мастером на другом, трагичном клинке: «Зеленая трава – след несбывшихся мечтаний воина»

+1

3

[nick]Безымянный[/nick][status]Дух оружия[/status][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon]
Вначале... Было сражение. Кровь лилась рекой, закрывая блеск стали; крики и вопли, не смолкая, витали над полем битвы почти так же, как черные вороны, пока что парящие высоко в небе и дожидающиеся конца сражения, дабы начать свой кровавый пир на останках погибших. Он тоже был там, сражаясь и убивая, пока его сосудом, крепко сжимая, орудовала чья-то вспотевшая от напряжения рука. В пылу битвы не до выбора хозяев - главное, чтобы они умели махать предоставленным им мечом. Удар. Снова кровь, полившаяся из тела, будто бы её все-таки было мало для жертвы божеству, из-за которого и развязалась нынешняя битва. Эта земля, вероятно, еще долго не сможет оправиться от последствий людской жестокости, насквозь пропитавшись алым цветом и храня в себе истерзанные болью скелеты.
Кажется, до этого были и другие дни - теплые, светлые, спокойные. Какая жалость, что он не помнит о них практически ничего. Едва появившись на этот свет, он был схвачен и принесен сюда, в обитель тьмы и ярости, вынужденный узнавать этот мир лишь через мутную призму дыма погребального костра. После подобных сражений не остается ничего, лишь необъемлемая пустота с привкусом горечи.
Вначале... Была боль. Столь яркая, столь сильная и непривычная для бесплотного тела, что хотелось кричать, рвать на себе волосы, безжалостно сдирать руки ударами о землю - что угодно, лишь бы заглушить эти страдания, пришедшие отнюдь не из физического измерения. Постепенно, словно управляемая руками умелого садиста, разрушалась душа, разрываясь на куски, разделяясь на ошметки, распадаясь на части, рассыпаясь в пыль. Его сосуд был разрушен, что значило, что следом в небытие отправится он сам, но неужели он не мог просто исчезнуть из этого мира всего за какое-то мгновение? Кажется, это было последнее наказание для духа, так небрежно относящегося к своему сосуду и впоследствии не уберегшему его. Наказание, что продлилось вечность и в своем завершении даровало мягкое тепло и безмятежный сон.
Вначале... Было пламя. Не то безумное пламя, что не глядя пожирало леса, города и останки, другое, рыжим котом свернувшееся в горниле кузнечной печи, послушно и усердно помогая мастеру в нелегком деле созидания чего-то нового. Удары молота, звон наковальни, треск огня и недовольное шипение раскаленного лезвия, погружаемого в воду; тихий скрежет шлифовального камня о клинок, едва заметный скрип кожи - эти звуки сплелись воедино, провозглашая песнь о новом рождении, сотворенном умелыми руками кузнеца. Завершенный вороненый клинок с матово-синим отливом лезвия лег на поверхность стола, пробыв там долгое время, прежде чем рядом с ним положили его куда более яркого и блестящего близнеца, утирая пот со лба и гордясь проделанной работой. Только что созданные парные клинки трепетно взяли новые руки, которым они были предназначены.
Вначале... Что же было вначале? Продолжая пребывать в блаженной дреме, дух не ведал о том, что происходило с ним. Он не помнил, с чего все началось и чем закончилось, течение времени проходило мимо него, осторожно, не задевая, будто бы опасаясь, что нечаянно задев, разбудит ото сна. Но "сегодня" определенно внесло свои правки в планы этого мира. Время для сна закончилось. Слабый и совершенно незаметный для физического измерения, дух медленно открыл свои глаза.

Отредактировано Хайзу Сейшин (08.01.2019 21:53:11)

+1

4

[nick]Куан Джен[/nick][status]второй сын[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]
Жизнь не остановить, она течет день за днем. Клановые приемы, совещания с разработками возможных стратегий, обучение новым техникам в магическом искусстве, чтение – необходимая рутина, призванная отточить ум и закрепить навыки. А что остается мне самому? Вечерний сад, кусты хризантем, павильон, подсвеченный алым, тонкая девичья стать, пронизанная светом и обернутая в свет? Пожалуй. Сладкая девочка, но она уходит и я понимаю – не помню лица, не спросил имени. Она – очередной подарок брата, считающего меня слишком серьезным. Он заботится обо мне, говорит – нашел мне достойную кандидатку в жены.
Мне все равно. Я люблю женщин, их нежную кожу, глубокие глаза, гибкость тел – и только. Но никого из них не  люблю. И не любил.
В осеннем саду падают листья, на пряных лепестках хризантем и коробочках физалиса дрожит ночная роса, уже холодная, кристально-прозрачная предвестница зимы. Девушка растворяется в темноте, словно канув в черную воду запретного озера, стоит ей, нарядной птичке, выйти из светового пятна, а я ловлю себя на том, что стоило ей отвести глаза, как ее черты размывает пустота.. Последнее что остается в памяти – ее хрипловатый низкий смех, осторожное касание, поцелуй чуть ниже уха и маленькая грудь, умещающаяся в одной ладони.
Воспоминания тают, павильон, где я провел несколько приятных часов, тяготит. Я желаю холода и спокойствия ума, но сегодня мне не хочется трогать мечи. нет должного вдохновения. Сегодня отчего-то гложет тоска, видимо связанная с лентами облаков, набегающими на Луну, с  холодом  души и какой-то неприкаянностью одиночества, которое может даровать лишь осень. Ощущение, что где-то там, в темном саду, меня ждет кто-то, будто мое место не тут, и надо спешить, иначе назначивший свидание уйдет, так и не дождавшись. без слов, ведь  достаточно взгляда, чтобы стать счастливым..
Так глупо.. не мои мысли текут в моей голове? Бред.
Выхожу в сад, оставляя за спиной красный неяркий свет, аромат женских духов и воспоминания о прикосновениях через шелк. Иду и думаю о том, что чистой воды искушению подвергает меня брат, и я не уверен, что по доброте душевной. нет в нем доброты и с заботой тоже проблемы. Долг – вот его камень, а теперь и мой тоже.
Меня ведет инстинкт. Я двигаюсь, как привык, не задевая широкими рукавами пышные осенние кусты и цветы, и шаги мои почти не слышны на песчаной дорожке. Прятаться мне нечего, я дома, но привычка – вторая натура, и в какой-то момент отсутствие привычных ножен на спине начинает тяготить..
Оглядываюсь. Свет павильона подсвечивает алым листья красного клена, дорожка под моими ногами тоже красна, темно, но песок светится во тьме, а я стою словно в черной луже. «Листья»
Пряные запахи сырости и увядания прекрасны. тишина. Прохлада.
Я достаю флейту, вздыхаю, поднимая глаза к очищающемуся небу, смотрю на созвездия – прибежища богов, но не думаю ни о богах, ни о героях, ни о тиграх или драконах, мне не интересны черепаха и феникс. Мне нужна ночь, лунный свет и нежный грустный звук флейты, ведущий за собой, растворяющий в себе, смиряющий с неизбежным одиночеством.
Продуваю мундштук, облизываю губы, пробую первые робкие ноты. Инструмент отзывается нежным аккордом, вплетающимся в неслышную мелодию ночи. Пальцы, осмелев, уверенней ласкают доверившуюся флейту, и музыка льется в сумрак, так и кажется, что вот сейчас в устье аллеи появится призрачная тень и произнесет нараспев слова старинного стихотворения:
«Снег,  и Луна,  и цветы..»

* произведение Кавабаты Ясунари, эпоха Хэйян

Отредактировано Габриэль (08.01.2019 12:14:57)

+1

5

[nick]Безымянный[/nick][status]Дух оружия[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]
С тех пор, как он открыл свои глаза, пробуждаясь от многолетнего сна, течение времени восстановило для него свой ход, а мир вновь принял в своё лоно, подхватывая и кружа в водовороте событий. Для него - того, кто всю свою недолгую жизнь провел под хмурым небом, используемым магами, чтобы сражаться с врагом, внезапно открывшееся теплое солнце казалось чем-то до ужаса невозможным и неправильным. Все, что царило вокруг сейчас, настолько отличалось от его обыденной реалии сражений, что невольно слепило глаза и сильно било по чувствам своей умиротворенностью и тишиной. Не зная, как разобраться со всем этим, он сбежал, спрятавшись в единственном знакомом и родном месте - сосуде. Этот меч сильно отличался от предыдущего: у него была иная форма, иная сталь и иное предназначение, но он все еще оставался таким же близким, как и его предшественник, разрушенный силой вражеского заклятья.
Скрывшись за матовым блеском лезвия, он принялся очень осторожно, будто ступая по полю со множеством ловушек, осматривать новый мир, в котором ему довелось пробудиться. Он учился смотреть, пробегая мнимым бликом на острие, оплетая рукоять незамысловатым узором; учился говорить, с тихим шелестом рассекая податливый воздух, едва слышимым звоном стали провозглашая конец очередной тренировки.
Его меч больше не был один - рядом, порой на расстоянии вытянутой руки, а порой и куда ближе, всегда находилось оружие, служащее идеальным отражением его самого; разве только этот второй меч был куда сильнее открыт этому миру, чем он сам. Яркими вспышками отражая солнце, его близнец частенько напоминал собой стремительную молнию, без промахов и колебаний разящую врага. Дух завидовал ему, но порой его пробирала жалость: у его близнеца имелся прекрасный сосуд, но не имелось души, которая могла бы отразить и завершить эту прекрасную картину. Из-за его излишней пустоты ли, или может из-за их близкого родства, выкованного молотом кузнеца, но дух мог свободно проходить и в этот яркий сосуд, располагаясь в нем. Проблема заключалась лишь в том, что он не мог долго находиться там, не мог выдерживать этих вспышек яркой и чистой радости второго клинка, сразу же скрываясь обратно за заслоном из вороненой стали.
Однажды, во время одного из таких коротких визитов, внутри сосуда своего близнеца он обнаружил точку, светящуюся даже более ярко, чем все её окружение. Мирно паря в пространстве, по велению природы формировался второй дух, заставив первого улыбнуться и покинуть второй меч. С тех пор прошло много дней. Для того, чтобы родиться, каждому духу оружия требовалось время для формирования, а также толчок извне, позволяющий выйти в огромный внешний мир. Это время еще не пришло, пока что оставляя духа в полном одиночестве уже смелее наблюдать за миром. Единожды набравшись смелости выглянуть наружу, он так и остался там, застыв на грани между миром духовным и физическим, пока еще не готовый покинуть первый и полностью погрузиться во второй. Тем не менее, это состояние давало ему больше возможностей для того, чтобы узнать нечто новое.
Он увидел хозяина своего сосуда, человека, чьи прикосновения, волю и душу он чувствовал множество раз. Юноша двадцати лет, практически постоянно тренирующийся во владении парными клинками, игнорируя свои обязанности; юноша, берущий свое оружие с собой в самые различные места, давая духу шанс увидеть мир с совершенно новой, мирной стороны; юноша, что сидит у жаровни и держит на коленях его сосуд, размышляя о чем-то далеком. Долгим взглядом смотря на человека перед собой, дух молчал, все еще не осознавая, что более не является "бродячим мечом", который волен использовать любой, кто достанет его из руки трупа предыдущего владельца. Сейчас в хозяевах у него имелся только один определенный человек, давая духу шанс наконец-то запомнить лицо того, кто держит его сосуд в руках.
Иногда хозяин бережно клал свои мечи и уходил в неизвестном направлении, оставляя духа в полном одиночестве парить над своим мечом, изучая убранство комнаты. Когда однажды ему это надоело, он все-таки решился принять материальную форму, в которой мог удаляться от сосуда гораздо дальше, чем в духовной, и на краткое время вышел на улицу, подставляя лицо прохладному ветру. Духи не могли ощущать все так же, как люди, но легкие отголоски этих почти физических прикосновений находили путь и к их призрачным телам. Постояв так около минуты, он серой дымкой растворился в ночи, возвращаясь обратно и не смея претендовать на большее.
Сегодня парные клинки вновь остались лежать одни, а дух вновь сидел на широком подоконнике, обхватив руками колени и смотря на ночное небо. Разум, ранее казавшийся разбитым и наспех склеенным, наконец-то завершил свое восстановление и вернулся в нормальное состояние, а душа, пережившая смерть и перерождение, тихо ликовала, приветствуя возможность вновь ходить по этой земле. Слабо улыбнувшись, он закрыл глаза, откинув голову назад. Уши заслышали нежную мелодию, мягко вплетающуюся в ночь. Флейта пела, ожидая, веря и надеясь, находя отражение в каждом опавшем листе. Открыв глаза и повернув голову в сторону звука, дух задался вопросом, кто может играть посреди ночи.
В ответ на эту мелодию, второй клинок, до этого мирно почивая на поверхности стола, издал слабый звон, наполненный легким предвкушением. По лезвию пролетела искра, с трудом отделяясь от него и взлетая в воздух, замерев, будто бы не зная, что делать. Увидев духа, сидящего на окне, искра издала писк, в котором угадывалась радость, сразу же направляясь к нему. Удобно устроившись на груди, она начала изменять свою форму, приобретая вид пушистого и светлого большого шара. Дух присмотрелся и нахмурился: формирование души второго клинка все еще не завершилось, но пробуждающий толчок уже нашел свое место. Как бы там ни было, а завершать свое рождение второму духу придется уже здесь, но его это, судя по всему, полностью устраивало. Потрепав пушистый шарик, дух приобнял его, теряя материальную форму и вновь закрывая глаза, наслаждаясь мелодией флейты в ночи.

Отредактировано Хайзу Сейшин (08.01.2019 21:53:30)

+1

6

[nick]Куан Джен[/nick][status]младший брат[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]
Тень все-таки показалась. Я ее заметил, узнал и продолжил играть, не концентрируясь на подошедшем. Он молчал, я же смотрел в небо и играл. Флейта плакала и пела, выпевая тепло и ожидания души, задевая неведомые струны мирозданья. Чего я просил? Друга. Верного и честного. Чтобы до конца.
Отзвучала последняя нота, давно я опустил руки,  а брат все молчал, стоял рядом, не касаясь и все так же не произнося ни слова. А потом ушел. Я был благодарен ему за чуткость, именно теперь мне слова были без надобности. Ночь – моя, и я был рад, что он меня понял.
Проследив за растворяющейся в темноте сада  фигурой, я подождал, сам не знаю чего, наверное, подсознательно того духа, о котором думал почти постоянно, который мне мерещился в переливах и шелесте стали, но вокруг по-прежнему было пусто. Я вздохнул, понимая, что снова обманулся, принял желаемое за действительное наверное точно так же, как мне все время чудился дух в вороном клинке, в его бликах и орнаменте, то и дело проступающем на рукояти. Что поделать.. не признаваться же самому себе, что каждый день с трепетом ожидаешь чего-то такого.. кого-то.
Как ни крути, а пора возвращаться. Ночной пронзительный холодок потихоньку пробирается под одежду и я ловлю себя на вполне обыденной мысли – согреть руки у жаровни, возможно, выпить подогретого вина и.. погладить клинки. Странное желание, признаться. Сегодняшний вечер я провел в обществе девушки и флейты, клинки сюда никаким образом не вписываются, и,  тем не менее, остро хотелось ощутить их тяжесть, почуять сам запах стали, вытащить недлинные лезвия из ножен, перехватить  обратным хватом, уложив на предплечья, попробовать еще разок отшлифовать канон  «Пьяный рассвет» вопреки первоначальному желанию прийти  и устало завалиться спать.

Мой дом располагался отдельно, и был, в отличие от остальных построек семьи, не большим. Невысокие каменные сваи поднимали его над землей, а по периметру располагались невысокие, стриженные шариками деревья. Створки дверей в основное помещение я оставлял закрытыми, но терраса, украшенная красной полукруглой ажурной аркой, созданной на подобии ширмы и начинавшаяся от балюстрады, соединялась со спальными  покоями и дверь оттуда оставалась открытой. Я вскинул глаза, любуясь прекрасной работой, такой воздушной и словно облитой глазурью в свете Луны. На мгновение мне показалось, словно на балюстраде, как раз в самом центре арки, кто-то сидит, но снова Луна вышла из-за тучи, заливая все ярким нереальным светом, оголяя террасу. Пустота и тишина. Да и кто отважится влезть в жилище брата главы могущественного клана Ветра?

Взбежав по ступеням, я замер перед дверью, прислушиваясь. Тихо. Толкнул дверь – огляделся – все так же, как я оставил несколько часов назад. Никаких новых запахов, никакого движения и все вещи на местах. Принюхался, втягивая в себя запахи, словно зверь. Еле различимый запах стали? Знакомый? Показалось..
Я вошел в дом, запер дверь. Положив флейту рядом с подставкой для оружия, откинул крышку с жаровни, вздул еле тлеющие угли, блаженно протянул над ними руки. Живительное тепло побежало огненными ручейками, кажется, к самому сердцу, согревая, отсекая безнадежное ожидание чуда.
- Почему я сижу и чего-то жду? Леность мыслей рождает неповоротливость тела. –Негромкие слова прозвучали в тиши не вызовом, а, скорее, приглашением к действию. Оглянувшись на стоящие в специальной подставке мечи, я взял один из них, темный, мой любимый, вышел на террасу, благоговейно вытащил клинок из ножен, держа руки перед собой,  одной - ножны, другой почти нежно взявшись за рукоять, украшенную ритуальным узлом и кистью.
Сладостный момент причастия к чему-то иному дарил мне темный клинок.
- Я назову тебя «Крыло бури», хоть и бытует мнение, что давать оружию  имена – проклятая традиция. Но все равно считаю, что такая красота не имеет права оставаться безименной 
Сделал, как и хотел: Обхватил рукоять обратным хватом, уложив острие на сгиб локтя, левая рука, словно в забытые, зашарила как бы на призрачной полке, пока не обхватила,  по всей видимости, пузатую чашу с вином..
Канон «Пьяный рассвет» - отличительная особенность моей семьи. Есть легенда, будто когда-то один из богов так впечатлился доблестью предка/, что даровал ему нескончаемую чашу с вином, напоив того до состояния невозможности стоять на ногах, а после вызвал на поединок..

Я упал на колени, сильно прогнувшись в спине, достав макушкой пол. Темный клинок еле слышно разрезал надо мной воздух, я перекатился на бок, изогнулся, поднялся на ноги, шатаясь из стороны в сторону, но чаша, призрачная чаша с вином – вот она, в протянутой левой руке, я тянусь за ней, падаю, встаю, перекатываюсь.. Клинок поет вокруг меня, то поддерживая, то словно отбивая нечто, летящее.. Наконец-то мне хорошо.. Я там где хочу и делаю то, что мне нравится. И пусть один, это пока не имеет значения..
Что же, божество, подарившее моей семье канон, не просто на ровном месте восхищалось, ибо, даже напившись в пыль, предок сохранил красоту и смертоносность тела вкупе с оружием. Последний пируэт, поклон. Чаша занимает свое место на невидимой полке, меч возвращается со мной к жаровне, где меня ожидает низкий резной стул и такой же низкий столик, на котором стои медный кувшинчик с теплым вином.
Кто-то успел позаботиться обо мне, пока я был занят совершенствованием.и
Приятно, но обыденно. Интересней и волнительней другой момент:

- Знаешь, - Я обратился к своему клинку, наверное, в первый раз именно вот так, как к живому и равному, - я доволен нашими успехами. Но было бы еще лучше, если бы ты все-таки преподал мне еще что-то из того, чего я не знаю. Я ведь очень многого не знаю, а хочу узнать. Или ты.. – Рука любовно огладила лезвие, блестевшее кромкой в свете жаровни. Молодой мужчина снова сидел, положив оружие на колени. – Забыл?
Робкая попытка? Да. Но почему бы не попробовать?

Отредактировано Габриэль (09.01.2019 23:06:38)

+1

7

[nick]И Фэнь[/nick][status]Крыло бури[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]
Флейта пела, а её мелодия изящно переливалась едва заметными тонами тепла и холода, неся в себе обращение к небесам, молчаливую просьбу. Почему же играющий не произнесет её вслух? Не хватает ли ему простой смелости, или же в его прошении сокрыто что-то, что попросту нельзя выразить с помощью человеческой речи? Когда человек не может говорить на собственном наречии, он начинает общаться с миром совсем по-иному, используя чужие языки: музыку флейты, свист оружия, звон драгоценных камней. Наверное, мир действительно куда лучше понимал подобные простые звуки-символы, чем витиеватую человеческую речь, потому и большинство искренних молитв, идущих от сердца, осталось неуслышанными людьми и монстрами, растворяясь звуками в окружающей тишине. Ничто под небесами не происходит просто так - так для чего же была предназначена эта мелодия в ночи? Достигла ли она своей цели, пробудив еще не "родившегося" как следует духа, или же было в ней сокрыто куда более глубокое предназначение? Возможно, ответ на этот вопрос могли бы дать всезнающие божества, но как их найти и какое им дело до безымянного призрака, сидящего у окна?
С тех пор, как кровавое небо над его головой сменилось лазурным, он полюбил размышлять. Бой был предназначен для опыта и инстинктов, совсем редко давая пробегать мысли-вопросу о том, как бы ударить врага посильнее. Оказывается, мир, в котором не нужно было ежесекундно сражаться, был гораздо больше и загадочнее, частенько заставляя духа задумываться о том, как именно он работает. Со временем, мысли эти, вызванные необходимостью к адаптации, превратились в привычку, не давая бесплотному призраку заскучать в своем одиночестве, а порою даже помогая приоткрыть завесу тайны, скрывающую многие очевидные вещи. Он полюбил надолго замирать, глядя неведомо куда и пытаясь решить очередную загадку, предоставленную мирозданием. Если истина не желала открываться духу слишком долгое время, он отвлекался от вопроса, переключаясь на что-то другое. Когда-нибудь он отыщет правильный ответ, и неважно, что ему в этом поможет.
Пушистый комочек, уютно пригревшийся на груди призрака, пискнул, активно ёрзая и иногда подпрыгивая в воздух, крутясь вокруг своей оси и перекатываясь с боку на бок - пытаясь придать себе иную форму, более пригодную для существования в этом мире. Немного понаблюдав за этими безуспешными попытками, дух усмехнулся:
- Тебе еще рано. Поспи. - его голос разнесся по комнате тихим шелестом, слышимый и неслышимый одновременно. Кажется, с момента его прибытия сюда, это был первый раз, когда он с кем-то осознанно заговорил. Все время до этого, он лишь учился, повторяя чужие слова или читая их с вывесок, мимо которых удосуживался проходить хозяин, сегодня же настало время использовать знания на практике.
Прислушавшись к словам старшего, пушистый комочек притих, позволяя взять себя на руки и отнести к своему сосуду, едва коснувшись которого, он сразу скрылся, уходя внутрь и оставляя второго призрака в одиночестве. Снова прислушавшись, дух замер. Он и не заметил, как затихла флейта...
Быстрые шаги не были чем-то ожидаемым, но неожиданными они тоже не являлись. На короткое мгновение замерев перед дверью, человек открыл ее, входя в собственную комнату. Положив флейту, которую до этого держал в руках, рядом с подставкой для оружия, он развернулся к жаровне, раздувая едва тлеющие угли и протягивая над ними свои руки, ищущие тепла. Еще немного посмотрев на замершего в этом положении хозяина, призрак безмолвно вернулся в свой сосуд, про себя отмечая, что отыскал того, кто играл совсем недавно. Приготовившись до следующего утра погрузиться в транс, заменяющий духам людской сон, он удивленно вскинул брови, когда почувствовал прикосновение к своей рукояти. Даже сейчас, этот человек отказался от отдыха, отдавая предпочтение тренировке. И, схватив меч поудобнее, вновь обратился к нему, как делал это иногда, но в этот раз, его слова несли в себе куда больше серьезности, чем раньше.
- Я назову тебя «Крыло бури»... - сегодня меч получил свое имя, равно как и его дух, более не оставаясь безымянным. "Значит, меня зовут И Фень*..." - дух прикрыл глаза, наслаждаясь внезапно возникшим ощущением принадлежности к этому миру. Теперь у него, как и почти у всех разумных существ, есть свое имя, которое принадлежит исключительно ему и не сможет быть отобрано... И Фень испытал благодарность к человеку, который сделал ему этот чудесный подарок.
Тренировка продолжалась. Движения, на первый взгляд хаотичные, на самом деле обладали куда более сложной основой: точные и выверенные, они, тем не менее, полагались на силу предчувствия и волю случая, который направит руку в нужном направлении, отбивая невидимую атаку. Они нравились духу, он любил этот танец, двигаясь в гармонии с ведущей его рукой, помогая и защищая. И он пел, чистым звоном стали отталкиваясь от воздуха и паря в нем. Пел до самого последнего движения, затухающими вибрациями умолкая во время поклона. Тренировка завершена, и, хоть не было повержено ни одного врага, легкость в глубине души стоила этих бесполезных схваток с воздухом. Меч вернулся к жаровне вместе со своим хозяином, привычно ложась на колени и застывая, пока дух внутри него безмолвно взирал на тлеющие угли жаровни. Но и этим не закончился сегодняшний день.
- Знаешь, я доволен нашими успехами. Но было бы еще лучше, если бы ты все-таки преподал мне еще что-то из того, чего я не знаю. Я ведь очень многого не знаю, а хочу узнать. - вновь повернувшись к хозяину, И Фень разглядел в его глазах нечто, похожее на смесь надежды и веры. Куан Джен ждал, ждал, оглаживая острое лезвие, которое не причиняло ему боли, ждал чуда, ждал знака, ждал ответа. Впервые дух понял это со всей ясностью. Хозяин был достоин своего меча, а меч - своего хозяина. И если раньше у него попросту не было сил для того, чтобы показываться, то что мешало сделать это сейчас?
- Или ты... Забыл? - меч не шевельнулся, оставаясь все таким же неподвижным. Однако, если смотреть внимательно, то можно было заметить, что в матовом отражении лезвия, где до этого отражалось лицо молодого мужчины, на него теперь смотрел кто-то другой, смотрел цепко, внимательно и одновременно с этим приветливо, не шевелясь, но и не нуждаясь в движении. Дух приоткрыл рот, будто бы пытаясь что-то сказать - и меч вновь чисто зазвенел, выказывая уважение хозяину, впервые встреченному им лицом к лицу.

+1

8

[nick]Куан Джен[/nick][status]младший брат[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]Странные мысли приходят к мужчине ночью. Тишина, тьма, разведенная за окном молоком  полной Луны, ветер, ласкающий ленты, подвешенные на священное дерево, деревянные колокольцы, отгоняющие демонов ночи – все создает странно-притягательный узор жизни, картину, напоенную умиротворением и покоем, настоянным на физической усталости и минуте неподвижности. Жар и свет жаровни, проделки вина, согревшего все существо разом, эмоции, плывущие, словно невесомый шелк облаков и так же не желающие отражаться в озере сознания как в старинном коане, не понятом разумом, но принятый всем остальным существом, являющимся частью мира Основ.
От созерцания огня меня отвлек звук, прозвучавший в тишине моего дома странным отголоском моих мыслей, желаний, надежд. Я застыл, акцентируясь на полной неподвижности, расслабляя тело и сознание, стараясь стать тем самым озером, о котором только что думал. Я не хотел отражать в себе суть ежедневности, мне нужен был новый вектор, новая цель и новый друг, думающий иначе, воспринимающий жизнь по-другому, моя вторая половина, часть мира, которую я еще не познал.
Меч под руками, издавший звон, еще вибрировал. Я был уверен – не я его случайно зацепил, потому как одна ладонь все еще покоем лежала на лезвии, а вторая держала уже пустую чашу с вином. Точнее – из-под вина. Пустую.
Показалось? Или я устал? Всего лишь устал от тренировки, надежды, любви? Наверное. Женщины отнимают много сил, зато после голова легкая и тело такое же легкое, на губах и в теле – отзвук бывшего наслаждения – и только. Иногда воспоминания смываются чашей вина, чаще – просто забываются, стоит взят в руки флейту.
Я опустил глаза на меч. Спокойные и немного отстраненные, скорее обращенные внутрь себя – привычка, часто сбивающая с толку старшего брата, так и не научившегося определять мое состояние и часто путающего боевую сосредоточенность с пьяной расслабленностью. Иногда я ему подыгрываю, нельзя расстраивать главу клана постоянно, уж кому знать как не мне.
В вороном отблеске мелькнул чей-то взгляд? Неужели?!
Сердце забилось как заполошное, я усмирил его одним вздохом, разом выдав свое волнение и тут же укорив себя за проявленную слабость. Но все-таки.. Неужели он пришел? Тот, кого я так ждал.. И кто он? Духи, обладающие собственной волей и памятью многих битв весьма сложны, к некоторым они и вовсе не приходят, это всегда игра в «чет-нечет», придет или не придет, но мне, кажется, действительно повезло. Я закрыл глаза, боясь вспугнуть своего, очень хочу верить, что друга. Что ему сказать? Слова никогда не выражают сути движений души, они слишком грубые для любого, кто не человек, а пребывающая  в более тонком мире сущность, тогда как выразить свою радость от встречи и надежду? Как?
Музыка. Она подобна облакам, дарящим прохладу в знойный день, дождь в засуху, град или колючий снег  зимой, осеннюю тоску, сеящуюся бесконечным дождем, она – произведение смеющейся или тоскующей души, и только ей дано трогать тайные струны мироздания. Волшебство звука – вот единственное, в чем я могу попытаться выразить свое отношение к своему, такому долгожданному, гостю.
Рука сама потянулась к оружейному столику, благо он стоял тут же. Скользнув ладонью по рукояти второго меча, я взял в руки флейту, неторопясь поднес ее к лицу, размышляя, что достойно быть исполненным, и вспомнил один момент, выпавший мне, момент, когда я первый раз, в соответствии с техниками клана вызвал а затем усмирил бурю. Я был еще ребенком, и первый успех оставил у меня в душе чувства, до сих пор не поддающиеся полной раскладке, радость, гордость, счастье, желание обнять целый мир и.. благодарность, благодарность за то, что этот огромный прекрасный и суровый мир откликнулся на мой призыв. В ворохе растрепанных чувств вспыхивали еще искорки, но их всех заливала именно благодарность, и теперь, поднося флейту к губам, я испытывал примерно то же самое чувство: благодарность к пришедшему, затаенную радость встречи и надежду.

Я не знаю, сколько я играл. Может минуту, а может час, мой мир сконцентрировался на увиденных незнакомых глазах, и я, заново переживая моменты счастья, думал о том, что было бы интересно посмотреть на мир глазами моего меча, а духу, наверное, интересно было бы побыть мной, тогда бы мы поняли друг друга гораздо лучше.
Огонь жаровни потускнел, угли подернулись пеплом и мерцали теперь нежно и тускло, словно болотные духи играли с незадачливым путником, заманивая его в трясину. Я опустил руку с флейтой, вторую возвращая мечу. В доме некоторое время висела тишина.
- Я не знаю, что еще  сказать. – Произнес я почему-то шепотом после целой вечности молчания. – Я так ждал тебя, И Фэнь.

Отредактировано Габриэль (23.01.2019 19:07:33)

+1

9

[nick]И Фэнь[/nick][status]Крыло бури[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]
Опустив меч на колени после тренировки, человек замер, дыша размеренно и ровно, превращаясь из мастера, единого с оружием, обратно в двадцатилетнего юношу. Будто бы это не он всего несколько вдохов назад кружился в полубезумной пляске в паре со своим мечом, проверяя на прочность собственное мастерство.
Порою, драться с врагами реальными было намного проще, чем пытаться отразить атаки иллюзий, сотканных воображением. Получая свободу, вырываясь из оков неизбежности и обстоятельств, тело и дух более всего жаждали отдыха, во время тренировки незаметно управляя  иллюзорными противниками так, чтобы те били предсказуемо и просто, чтобы хватило всего лишь одного движения для того, чтобы защитить себя. Тем не менее, подобный отдых означал смерть - возможно, не скорую, но абсолютно точно неизбежную. Настоящий враг не будет марионеткой, покорной воображению, он будет совершенно иным, коварным змеем, любым способом пытающимся выбраться победителем из схватки. Тогда мечнику не помогут лишь базовые движения, укрепившиеся в голове благодаря тренировкам - в бою нужно будет мыслить, действовать инстинктивно, рассчитывать и предполагать, делать все то, что закрыто от восприятия в мирное время.
Получая свою жизнь, слабому и хрупкому человеку приходится постоянно оберегать её, едва ли не ежесекундно опасаясь потерять в этом изменчивом и жестоком мире. Каждый выбирал свой способ жизни - вечно прятаться в тенях, смело шагнуть под равнодушный взор Небес, или же поднять голову и бросить им вызов, желая превзойти их и обрести истинное бессмертие. Когда-то Небеса действительно оставили здесь этот шанс, но по большей части он походил на насмешку над ничтожными насекомыми, возжелавшими свергнуть истинного императора.
Путь к бессмертию, сокрытый в энергии этого мира, нелегок и тернист, и пройти по нему сможет далеко не каждый. Слишком много на нем испытаний, слишком много боли нужно пережить, слишком много рядом с основной дорогой располагается заманчивых лживых тропинок, что сулят куда более легкое и спокойное восхождение на вершину, но в какой-то момент сбрасывают идущего по ним в глубокую пропасть, из которой невозможно вернуться даже к подножию истинного Пути. Год за годом люди начинали свой подъем и срывались вниз, тысячелетиями пытались хотя бы увидеть вершину, на которую столь сильно желали взобраться... Но Путь, оставаясь единым и непоколебимым, так никем и не был пройден до самого конца, несмотря на множество легенд, якобы говорящих об обратном.
И Фэнь часто раздумывал над этим, пока наблюдал за стараниями юноши, родившегося в могущественном клане и одаренного сильным потенциалом. Стремился ли он достигнуть вершины так же истово, как и остальные? И, если ответ на этот вопрос будет являться согласием, есть ли шанс того, что духу выпадет возможность созерцать чудо, имеющее столь малые шансы на осуществление, что даже произношение его сути казалось нелепицей? Кто знает, кто знает...
Взор Куан Джена, до сего обращенный внутрь самого себя, внезапно прояснился, а после вспыхнул таким волнением и радостью, что дух мог не сомневаться - его заметили. И действительно, искренне ждали. Судорожно вздохнув, юноша прикрыл веки и потянулся рукой обратно к флейте, задевая рукоять второго меча кончиками пальцев и наконец-то находя искомый инструмент. Поднеся его к губам, человек подумал несколько секунд, а затем заиграл вновь - на этот раз специально для своего меча.
В мелодии более не было просьбы, скрылась надежда, исчез холод. На смену им пришел весенний ветер - юный, едва зародившийся в Поднебесье, восхищенный тем миром, что предстал пред ним, и искренний, искренний и трогательный до наворачивающихся на глаза хрустальных слезинок, до желания воспарить вверх вместе с его вольными порывами. Флейта более не искала в ожидании; найдя, теперь она передавала свою радость и благодарность тому, кто все-таки, откликнувшись, пришел на её зов. И было в этих донельзя простых эмоциях что-то настолько крошечное, столь невинное и ничем не опороченное, что дух мягко улыбнулся этому в ответ, чувствуя необходимость защитить и уберечь, которая поселилась в его сердце вместе с этим чем-то. Мелодия наполняла комнату недолго, но даже когда она прекратилась, её дух остался витать среди окружающих стен, продолжая нести в себе незабываемую атмосферу давно предначертанной встречи.
Юноша молчал, держа инструмент в одной руке и положив вторую обратно на меч. Меч так же молча продолжил взирать на него, но, в отличии от недавнего, во взгляде духа проявилась легкая задумчивость. Слова... Не так уж они и важны. Но, как бы там ни было, важны.
- Я не знаю, что еще  сказать. Я так ждал тебя, И Фэнь. - шепот Куан Джена, немного несмелый, будто опасающийся безвозвратно разогнать ту чудесную ауру, витающую сейчас в воздухе, нарушил окружающую тишину, достигая меча и делая задумчивость во взгляде духа все сильнее. В итоге, что-то для себя решив, он исчез. Матовое отражение лезвия теперь вновь показывало лицо юноши, а меч лежал абсолютно безжизненно, будто бы духа в нем не имелось и в помине, будто бы мелодия флейты предназначалась кому-то совершенно другому.
Тем не менее, продлилось это недолго. Спустя один вдох, воздух чуть впереди и сбоку от сидящего человека подернулся слабой рябью, показывая тому его долгожданного собеседника.
- Я пришел. - На секунду застыв, подумав о чем-то, И Фэнь поклонился юноше. - Мастер.

+1

10

[nick]Куан Джен[/nick][status]младший брат[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]
Сердце противно ёкнуло, в желудке образовалась тянущая пустота, под прикрытыми веками затаился сухой испепеляющий жар разочарования. Мне показалось, на миг показалось, будто я не один.
Тщетно.
«Что ж. Разве мне впервой разочаровываться в собственных ожиданиях? Второй сын, младший брат, молодой боец и подающий надежды маг».  Я стиснул зубы, напрягаясь до белых мушек в глазах. «Это ничего, сейчас все пройдет, спокойствие обретается через постоянную самодисциплину, а я еще слишком молод..»
Вдох-выдох. Странные глубокие глаза, отразившиеся в темном лезвии клинка.. привиделись? Я слишком пьян и устал. Прав брат, нельзя постоянно быть на пределе возможностей, так и заболеть недолго.. Но все-таки.. Эти глаза..
Я закрыл свои, моя голова спокойно опустилась, упершись подбородком в грудь. «Главное не поддаваться унынию,  Джен,  переутомился – вот и привиделось. Нужно отдохнуть. Завтра меня ожидает поход».
Я не успел встать, меня буквально пригвоздил к месту новый голос, никак не ожидаемый здесь и сейчас, голос, от которого мое сердце снова остановилось и сжалось, но на этот раз от невероятной, немыслимой надежды, тут же затопленной радостью. Я вдруг снова почувствовал себя мальчишкой,  бегущим домой с полными карманами незрелых яблок, мальчишкой, смотрящим в ночное небо на Темного Странника и Золотую Лиру, считающего падающие звезды в темноте жаркой летней ночи и мечтающего когда-нибудь обрести чудо. Мысли, воспоминания, даже вкус летних ягод – я вспомнил все, ощутил капельки пота, высохшие на моей шее более десятка лет назад, почуял волну свежести, вливающуюся в открытое окно зимой, увидел мысленным взглядом танцующих под Луной духов леса, услышал песню волков. Весь мир вместился в единый миг радостного понимания: он не почудился, он тут и он пришел, откликнулся на зов, заставляя меня снова стать мальчишкой, мечтающим о победах и радостно смотрящим в завтра.
Длинный выдох и снова вдох. Я, оказывается, задерживал дыхание, боясь поверить всем своим обострившимся чувствам. А после поднял глаза, осторожно глядя на пришедшего. Самое главное – не потерять лицо, не выдать своего волнения перед так давно ожидаемым.. кем? Гостем? Другом? Врагом? Что он говорит? «Мастер»?
Вспомнив о правилах вежливости, я поклонился ИФэню:
- Ты оказываешь мне честь, ИФэнь, только я не мастер, еще не мастер, - тут же поправил сам себя я, - ты – Мастер, и я буду счастлив учиться у тебя. Если ты не против. – Получалось как-то сбивчиво. Видимо, тот мальчишка, котороый выпрыгнул из памяти и занял всего меня своими воспоминаниями, все никак не мог унять радости от внезапного обретения. Нужно было брать себя в руки и говорить, налаживать контакт. Я бы послушал какую-нибудь историю из жизни духа, но нас перебили.
Послышались торопливые тяжелые шаги и легкий скрежет металла – человек взбегал по ступеням моего дома, а я уже держал меч в руке, ожидая гостя – сказалась выучка без раздумий принимать любую угрозу за смертельную. В дверь постучали:
- Господин? – Посыльный на всякий случай остался за дверью, видимо, был наслышан о моих рефлексах. -  Вам велено в кратчайшие сроки собраться и прибыть к центральному зданию. Твари разорили селение неподалеку от реки, мы выступаем через час.
- Буду. –Ответил я,  не отрывая глаз от духа.
- Да, господин. – Отозвались из-за дверей и мы снова остались одни.
- Твари. – Я оглянулся, стараясь холодно рассчитать, что же мне необходимо взять с собой. – Давно их не было. ИФэнь, мы можем разговаривать не размыкая губ? У меня тысячи вопросов, только нельзя разговаривать с самим собой вслух. – Я улыбнулся почти через силу.  Надеюсь, он понял шутку.

+1

11

[nick]И Фэнь[/nick][status]Крыло бури[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]
Паря в воздухе, дух безмолвно взирал на человека перед собой. Хоть он, пребывая в нематериальной форме, и мог как угодно смотреть на что угодно неподалеку от своего сосуда, но лицо юноши, держащего меч, ему никогда не доводилось видеть... так прямо? Так открыто? Так четко? Взгляд ясных глаз более не был направлен сквозь него, смотря не просто прямо в пространство, а, казалось, прямо в душу, узнавая, понимая. Один из многих вопросов И Фэня, так и оставшийся нерешенным, пытался понять, из-за чего люди, разговаривая друг с другом, смотрят так странно.
В схватке, наблюдение за глазами противника, было едва ли не залогом выживания: многие люди и даже монстры, имеющие глаза, перед тем, как бить, какую-то долю секунды неосознанно смотрят в то место, которое хотят поразить, и именно это, вовремя замеченное движение чужих глаз, может помочь уклониться от атаки. Наблюдая же за беседой людей, не отягощенных бременем войны, дух заметил, что те никогда не смотрят прямо, то и дело переводя взгляд на нос, губы либо переносицу собеседника. Кажется, теперь он понял, почему. Отсутствие ауры боя позволяет видеть куда более ясно, и тогда чужая душа, частым отблеском проявляющаяся именно в глазах, становится слишком открыта, слишком уязвима, позволяя узнать всё. Этот мимолетный контакт, продлившийся лишь мгновение, позволил И Фэню увидеть что-то в глазах юноши перед собой. Какая жалость, что тот сразу же опустил голову, так и не давая понять, что именно смог заметить дух. Теперь тому, как оказалось, все еще вопиюще неопытному в делах спокойного мира, оставалось только гадать, о чем же в этот момент мог думать Куан Джен.
В свою очередь, пока дух был занят раздумьями, юноша глубоко вдохнул и выдохнул, всем своим естеством излучая безграничное волнение. Эта открытость была непростительна в бою, однако он ведь не враг, так что может себе позволить. Возможно в будущем, с накоплением опыта, этот недостаток будет исправлен юношей, позволяя хранить все эмоции глубоко внутри, не выражая их на лице. Хотя, если так подумать, простые люди с живыми, постоянно меняющимися выражениями, даже раньше, в далекой прошлой жизни нравились И Фэню гораздо больше, чем эксперты с ледяной маской на лице.
Тем временем, немного успокоив сердце и душу, юноша вновь поднял голову, натыкаясь на пронзительно-прямой взгляд духа, который, увидев чужую душу однажды, хотел изучить её до конца, невзирая на то, что тем самым открывает свою собственную. Вообще, есть ли у духов душа? Ироничная,полная тавтологии и так и не разгаданная загадка. Быть может, именно из-за отсутствия таковой, дух пытался узнать незнакомую для себя душу получше, быть может, именно из-за наличия таковой, дух хотел приумножить свои знания. Трудно сказать. Ему, рожденному в битве, были мало знакомы любые нормальные правила приличия, так что столь длительный прямой контакт взглядов нисколько не напрягал и не смущал духа.
В то время, пока И Фэнь пытался отыскать в нынешнем состоянии души собеседника ещё хоть что-то, помимо безграничного волнения, тот поклонился, отвечая на слова духа.
- Ты оказываешь мне честь, И Фэнь, только я не мастер, еще не мастер. Ты – Мастер, и я буду счастлив учиться у тебя. Если ты не против. - сбивчивая речь забавляла. Хотя, впрочем, юношу легко можно было понять, зная ситуацию: столько времени ожидать чуда, видеть чужое присутствие буквально везде - после этого, не будет ли встреча истинной радостью?
Уже приоткрыв было рот в попытке ответить, дух внезапно закрыл его вновь, принимая весьма и весьма задумчивое выражение. В голове вертелось множество тончайших граней одной и той же мысли, только вот как словами следует передать ту самую мысль, было скрыто от понимания мужчины. В конце концов, эта ночь была самым первым моментом его жизни, в котором он заговорил. Человеческие слова, при всей своей многочисленности, внезапно показались недостаточно духу полными и богатыми для того, чтобы отразить именно то, что хотел передать И Фэнь, тем не менее, ему все ещё приходилось использовать именно их. Приняв какое-то решение, мужчина вновь заговорил, используя жесты для помощи:
- Ты - не мастер. - рука духа обвела полукруг в пространстве, обозначая весь клан Ветра, в котором проживал юноша. - Ты - мастер. - рука указала на меч из вороненой стали, все ещё покоящийся на чужих коленях. Замерев на секунду, обдумывая то, как можно сказать следующие слова, мужчина положил призрачную руку на грудь, обозначая себя. - Мастер. - сказав это, он ещё раз поклонился.
Дальнейшие размышления духа прервал громкий топот, раздавшийся за дверью. Едва заслышав первые звуки, предупреждающие о возможной опасности, И Фэнь моментально принял боевую стойку, практически одновременно с Куан Дженом готовясь встретить врага. Тем не менее, пришедшим оказался обычный посыльный, принесший не самые радостные вести. Судя по всему, совсем скоро темному мечу вновь доведется вступить в бой...
- Твари. - юноша внимательно оглядывался, шаря взглядом по собственной комнате. - Давно их не было. И Фэнь, мы можем разговаривать не размыкая губ? У меня тысячи вопросов, только нельзя разговаривать с самим собой вслух. - парень улыбнулся, явно придавая своим словам шутливое настроение, вот только соль этого замечания так и не была понята духом. Во времена своей прошлой жизни, меч часто лежал в самых кровавых и страшных местах, от долгого пребывания в которых многие люди сходили с ума. Временных хозяев, разговаривающих самих с собой, было настолько много, что мужчина давно не воспринимал это за странность. Да и как отличить странность от нормальности, когда второго вовек не видывал?
Сейчас, не до конца поняв последнее сказанное предложение, И Фэнь, по-птичьи наклонив голову набок, непонимающим взглядом уставился в глаза собеседника:
- Почему?
Тем не менее, время поджимало. На этот вопрос дух сможет узнать ответ в любой момент, а пока что следовало помочь новообретенному Мастеру с его вопросом-просьбой. Мужчина знал, как хозяин меча может разговаривать с его духом, не используя голос.
Рука духа указала на нижнюю часть живота юноши, где располагался даньтянь, средоточие ци - внутренней энергии любого мастера, идущего по пути бессмертия.
- Ци. Нить. - рука переместилась, показывая на меч. - Связать. - рука вновь двинулась, сделав вид, что легонько постукивает нематериальным пальцем по лбу юноши. - Думать. Это - говорить.
Завершив своё объяснение, И Фэнь переместился к мечу-близнецу, все еще лежащему на столе, терпеливо ожидая, когда Мастер завершит приготовления и отправится к месту встречи.

+1

12

[nick]Куан Джен[/nick][status]младший брат[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]
Собраться с мыслями, отобрать нужные вещи, упорядочить череду образов – все спокойно и размеренно, не слишком торопясь, но и не бегом – так проще ничего не забыть. Держать в уме необходимые в пути мелочи – я собирался быстро, стараясь пока что не думать о произошедшем. Как бы не была велика моя радость, но я несу ответственность за моих людей как маг и воин, следовательно, мой ум должен быть спокоен, подобен озеру.. тьфу, клише въедаются в сами кости, кажется.
Движением, доведенным до бессознательного, я вложил темный меч в заплечные ножны, вслед за ним, в  другие ножны  ушел и его светлый близнец, тоже странно сверкнувший кромкой, но мне было не до размышлений о неожиданных открытиях. За стенами суетились и бегали люди, фыркали лошади, кто-то отдавал команды, плакала какая-то женщина – обычные звуки для сбора  поход. Я окинул взглядом свой, сразу ставший безликим, дом и вышел на террасу, закрыв за собой дверь.
- Где брат? – Вопрос был адресован к главному стратегу клана, как раз вместе с сотниками рассматривающему карту Пограничья.
- С магами. Джен, сбегай к главному Ветру, они как раз обсуждают вопрос транспортировки. Решили использовать портал, времени нет. Мужчины вернулись к разработке плана отражения, а я в красках представил скорое будущее:  нам придется нырять из портала прямо  в битву без передышки на восстановление магических сил, и я окажусь один на один с выходцем из Фиммельгрока наравне с остальными, лишенными магии воинами. Что ж, если выживем – то приобретем бесценный опыт сражений, а нет.. Хотя, почему же нет? У меня теперь есть козырь в рукаве, тот самый, который Крыло Бури, и разве не буря захватила нас своим водоворотом?
- Уходим порталом, вставай в Круг, Джен, ждали только тебя.
Я кивнул. Что тут было сказать?
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/72664.png
Мы вышли из портала через час. Держать связывающее плетение оказалось сложно даже Кругом, слишком далеко располагалась точка выхода. Деревенька притаилась  в излучине реки, заросшей тростниками. В запруде поскрипывало водяное колесо мельницы, вода струилась тихо-тихо и не потому, что течение было неторопливым. Речушка оказалась полна фрагментами тел, обглоданными костями, изуродованными телами жителей. В самой деревне царила мертвая тишина, даже падальщиков не было слышно – обычный результат вторжения Тварей в Тэйнэ, они после себя не оставляли ничего живого. Правда, казался странным факт сохранности строений, подобное не входило в привычки потусторонних гостей и наводило на неприятные мысли.
- Оно не одно? О скольких фиммельгроковцах было доложено?
Я сжал в руке темный меч, настраиваясь на диалог с духом и, в то же время, не упуская из виду детали совершенного Тварью.
«И Фэнь» - Мой внутренний голос отдавался эхом даже для меня самого, но я ощущал присутствие Крыла всем своим существом. – «Что ты можешь сказать? У меня недостаточно опыта и информации для каких-то серьезных выводов»
- Джен, сюда. – Брат взмахнул рукой, и я вновь оказался в круге магов клана. – Вызывай Ветер, нам нужно увидеть картину целиком и сверху. – С сожалением опустив Темный в ножны, я взялся за дело. Призыв – штука интересная, она похожа на переливающуюся игрушку, и получается не у всех, а только у тех, у кого воображение свободное. Это тоже одна из техник магов клана, называется «Лететь с Ветром», стать его частью, быть как он, видеть и проходить через все, подобно стихии, собрать информацию, уловить обрывки энергии и воплотить увиденное в объемную карту – вот в чем суть призыва. Правда, и силы он отнимает, а мы вышли уже уставшими, из чего я сделал вывод о намерениях брата, который, видимо, снова решил поберечь младшенького.
Ничего, я что-нибудь придумаю, а пока необходимо предоставить карту и найти Тварь.
Я выстраивал плетение, в то же время настраиваясь на ИФэня и стараясь игнорировать трупный смрад, стоявший в низинах, как тяжелый кисель. Ветер выкристаллизовывался в сеть, опадавшую перед глазами командующих в карту, а я пытался услышать духа и не потерять концентрации.

+1

13

[nick]И Фэнь[/nick][status]Крыло бури[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]
Пока мастер метался по комнате... нет, не метался, а очень быстро и сосредоточенно собирал вещи, годящиеся для применения в походе, И Фэнь стоял в сторонке, не мешая и не издавая вообще никаких звуков, про себя в который уже раз отмечая разительное отличие мира спокойного от мира воинственного. Подобные сравнения успели порядком надоесть даже самому духу, но для того, чтобы можно было познавать и принимать окружение, годилось и такое. Нынешнее сравнение заключалось в удивительно большом времени, отведенном на подготовку к битве. В этом и крылась главнейшая составляющая различий в стилях боя - если здесь воины знали, куда и зачем идут, отправляясь вместе со знакомыми союзниками, то в том, далеком месте, где рассыпался предыдущий сосуд духа, даже проснуться посреди ночи и понять, что окружен врагами - абсолютно нормальное явление. На той земле не существовало безопасных мест.
Будто почувствовав изменившуюся атмосферу, яркий меч-близнец заметно оживился, уже спустя секунду выпуская наружу пушистый светлый комочек, настолько незрелый, что даже при всем желании он мог быть виден только старшему духу рядом с собой. Взволнованно запищав, малый дух тут же запрыгнул на чужие руки, безмолвно интересуясь произошедшим. И Фэнь в ответ слабо похлопал его:
- Сиди в сосуде. Скоро нас ждёт битва. - в отличие от человеческой речи, общаться с помощью мыслеобразов, недоступных человеческому сознанию, у мужчины выходило гораздо лучше. В конце концов, это их родной способ общения: даже недавно сформировавшийся дух-малыш уже был способен спрашивать и отвечать, пусть и не на идеально понятном уровне.
Прокряхтев что-то малоразборчивое в ответ, комочек сверкнул ярким светом на кромке своего меча, возвращаясь. Как раз вовремя: Куан Джен именно в этот момент взял свои мечи, вкладывая их в ножны. Вместе со своим тёмным сосудом, дух тоже исчез из материального мира, со стороны наблюдая за происходящим и ожидая другого подходящего момента для того, чтобы выйти.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/72664.png
Спустя час, окружение, в котором оказался отряд, значительно изменилось. Более не было высоких стен и изящных домов, исчезли декоративные ручьи; всё заменила картина беспощадной бойни.
Слушая вопрос мастера, дух вместе с ним внимательно осматривал окружение, отмечая малейшие знакомые детали. Опыта у него имелось явно больше, чем у юноши, однако то, как его передать, стало очередным затруднением для мужчины. Да, его прежние хозяева часто сражались с самыми разнообразными порождениями Фиммельгрока, однако за это время дух также успел уяснить, что порой одни и те же монстры в разных местах назывались по-разному. Тогда как сказать о них мастеру, не зная, как тварей зовет его клан?
Времени на раздумья было мало. Решив упоминать самое запомнившееся имя монстра и его особенности, мужчина ещё раз окинул взглядом окрестности, настраиваясь на нужную связь для разговора и мысленно указывая юноше на оставленные монстрами следы.
Лишенные внутренностей тела. "Прет. Атака, спина. Удар, живот. Ест, живой." - небольшие раздумья. - "Два."
Глубокие царапины на деревянных строениях. "Гшас. Собака, большой. Укус, когти - больно. Быстрый. - внимательный взгляд. - "Один."
Странное, едва заметное пятно на траве, покрытой кровью. "Лич. Тень, прятки. Атака, душа. Иллюзии. Один." - в это время Куан Джен занялся выстраиванием карты для своих соратников, а И Фэнь, прикрыв глаза, принялся внимательно изучать окружение.
Духи оружия отличались от людей тем, что у них с рождения не имелось материального тела, а, следовательно, не было и ограничений, наложенных на него. Определенные пределы восприятия, тем не менее, тоже были, но они разительно отличались от пределов людских пяти чувств. К примеру, духи могли чувствовать потоки разных видов энергий, проходящих через ткань мироздания, тем самым видя намного больше. И именно это восприятие в данный момент подсказывало И Фэню, что дела у их отряда идут не самым лучшим образом. Не имея времени на то, чтобы отвлекать мастера от плетения и мысленно указывать на опасность, дух наглым образом вторгся в почти созданную карту, яркой красной точкой выделяя место в десяти шагах справа от отряда и одновременно мысленно произнося:
"Лич. Не верь себе."
Мгновением позже, когда слова мужчины отзвучали в голове юноши, отряд накрыла мощная иллюзорная атака.

+1

14

[nick]Куан Джен[/nick][status]младший брат[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PX8F.png[/icon][sign]вопреки[/sign]
«Очень странно чувствуешь себя, когда в твоей голове шепчет чужой голос».  – Вот о чем я думал, ловя каждую фразу ИФэня, рассказывающего мне о пришельцах, растерзавших деревеньку. Я успел  только мысленно сформировать вопрос о том, видимые ли эти плотоядные твари или нет, и уже сказал первую фразу своим соратникам, как нас накрыло. Я стоял оглушенный, словно в замедленном страшном сне наблюдая за происходящим, налитый свинцом до макушки без возможности пошевелиться. Ужас на нас обрушился парализующий, и если бы не бесконечные тренировки, я бы, наверное, валялся бы на земле, корчась от невыносимого желания сбежать отсюда хоть в  Фиммильгрок, только бы все поскорее закончилось!
Собственное малодушие неприятно удивило, открывая мне новую сторону себя, заставляя стискивать зубы и не думать о собственном страхе, я совсем забыл про ИФэня, внезапно поняв, что от приступа  трусости меня спасет только ярость и холодный расчет, спасет действие. Тут же всплыли слова духа «Лич. Не верь себе» и точка, обозначающая его местоположение. Я перевел глаза на сотканную мной иллюзорную карту, пытаясь обозначить местоположение врага, и содрогнулся.

Точка, мерцавшая на карте,  расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная  лента тумана, из которой слышались страшные захлебывающиеся звуки, а мир стал темным, перевернулся с ног на голову, я увидел свои ноги высоко над собой и как бы в стороне.
Честно? По хребту гулял подкованный льдом ужас, стало холодно и отчего-то накрыло ощущение одиночества. Где-то рядом началась резня, на меня плеснуло горячим, в воздухе повис отвратительных запах меди пополам с теплом. Я закрыл глаза, не в силах сдерживаться, ярость и страх рвались наружу, настырно требуя действий – и… все. Ничего не услышал. Иллюзия! Проклятый дохлый некромант!
- Остановитесь! – Я рычал, снова стискивая в руках свои клинки, меньше всего мне хотелось стать жертвой объятых иллюзией соратников. – Закройте глаза – это все иллюзия! Нас водят за нос! Рядом лич, и мы рискуем перерезать друг друга ему на потеху!
- Стойте! Тихо! – Скомандовал брат и вовремя, где-то внизу послышалось утробное рычание и какое-то неприятное глумливое хихиканье.
«Лич, два плотоядных Прета, один Гшас». – Мысленно повторил я обозначения «гостей», данные духом, прикидывая, как они звучат на языке Танаэ. –  «Они видимы? Если да – все упрощается, а если нет?  Если в воздухе действительно витает запах крови, то они где-то рядом, а под иллюзией мы все беспомощны, словно младенцы в лесу».
- И Фэнь, веди, надо устранить лича – это первоочередная задача, иначе ляжем все, друг друга перережем, а кого не дорежут – того доедят». – Я скрипел зубами, игнорируя волны паники, накатывающие на меня словно прибой в шторм, я понятия не имел, что делать с мертвецом – магом, на ум приходил только короткий демонтаж, желательно без последующего величественного схождения с ума.

Отредактировано Габриэль (03.06.2019 06:52:46)

+1

15

Дух, не замеченный атакующим личом, а потому не подверженный влиянию иллюзий, молча стоял рядом со стенающими и перепуганными людьми, изо всех сил пытающимися сделать хоть что-нибудь. Кто-то судорожно вцепился в собственную шею, стремясь сорвать душащую "веревку", а кто-то уже потянулся за оружием, норовя сразиться с возникшими из ниоткуда "врагами". Со стороны наблюдателя происходящее напоминало забавный и пугающий танец сумасшедших, но И Фэню смеяться было не над чем. Только не над силой иллюзий.
Годами ранее, сосуд духа разными путями и в разных руках добрался до самого Эола - самой крайней и главной крепости, защищающей мир людей от вторжения мира монстров. Именно здесь обрело славу бесчисленное множество храбрых воинов, не жалеющих жизни ради защиты родины, именно здесь имелись самое лучшее вооружение, самые богатые ресурсы и самые лучшие командиры. Власть имеющие, живущие на далеких мирных территориях, хвала небесам, прекрасно понимали, чего именно стоит Эол, а потому, не жалея сил и средств, поддерживали крепость, вследствие чего она сумела простоять на границе множество лет, так и оставшись непокоренной. Никакие армии монстров и тварей не могли сломить крепкие стены и твердую волю людей.
Так длилось долго, очень долго... Вплоть до той самой поры, до той самой битвы, ставшей завершением героической истории крепости. В тот день, к армии порождений Фиммельгрока присоединились новые отряды, состоящие из монстров наподобие личей - со слабой защитой и мощной магией иллюзий. Находясь под прикрытием сильных и крепких тварей, эти отряды первыми начали атаку...
Дикие вопли ужаса не смогли удержать ни крепкие стены, ни мощные барьеры, а нерушимая воля всех без исключения защитников была сокрушена уже спустя несколько десятков минут. Иллюзии нещадно прошлись даже по духам оружия, заставляя их пытаться покинуть собственные сосуды и бежать как можно дальше, вместо того, чтобы помогать в сражении. А армия монстров неотвратимо наступала...
Тот день был прозван Кошмаром крепости Эол. Главный щит человечества пал.
В конце концов, ценой немалых усилий и потерь ситуацию удалось стабилизировать. Была воздвигнута новая главная крепость, но теперь она находилась значительно дальше, чем предыдущая, показывая, насколько сократились территории людского рода.
С той самой поры дух меча по имени И Фэнь не осмеливался недооценивать силу таких противников, как тот, что сейчас был перед ним. Оставалось только вознести хвалу звездам за то, что лич был только один. Будь их тут трое, боюсь, отряд клана Ветра был бы обречен на верную смерть.
- И Фэнь, веди, надо устранить лича – это первоочередная задача, иначе ляжем все, друг друга перережем, а кого не дорежут – того доедят». - голос мастера, благодаря предупреждению, сумевшего собраться быстрее всех, прорезал иллюзорный покров, помогая остальным воинам собраться с мыслями, а мужчине давая план дальнейших действий.
Дух согласно кивнул головой, немедленно возвращаясь в меч-сосуд, а затем мысленно связываясь с юношей:
"Бей. Я поведу."
Для нынешней стратегии требовалось немного - юноша, вслепую бьющий мечом с закрытыми глазами, и ясно видящий всё дух, своей волей корректирующий направление удара. Уже после нескольких атак им удалось приноровиться и даже один раз попасть по телу лича, вызывая гневное шипение с его стороны. И Фэнь увидел, как монстр отступил назад, воздевая костлявые руки вверх и при этом скрипучим голосом выкрикивая что-то на своем языке. Далее произошло неожиданное событие, немало шокировавшее духа.
Чернильно-черное кольцо на пальце монстра коротко вспыхнуло, а с помощью своих особых чувств мужчине удалось услышать едва различимый шепот.
- Crotion sorn ligngnht estro.
"Это не может быть правдой..." - подумав об одной страшной догадке, И Фэнь немало напрягся. Желая закончить сражение как можно быстрее, дух, не жалея сил, использовал свою магию ради усиления следующей атаки меча, а затем вновь мысленно обратился к мастеру, едва ли не крича.
"Удар, сверху вниз, перед собой! Быстро![nick]И Фэнь[/nick][status]Крыло бури[/status][icon]https://i.imgur.com/YIfTuwh.jpg[/icon][sign]Переродившись сотню раз, забыв, запомнить и остаться...[/sign]

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » На кромке лезвия