Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Точка, мерцавшая на карте, расползлась в кровавую кляксу, подпрыгнула в воздухе, меняя очертания, преобразуясь в нечто, подобное тонкой режущей кромке, и полетело к горлу брата, норовя его обезглавить, главного мага обила молочная лента...
В душе древнего боролись два исключающих друг друга желания. Первое – чтоб это реально тут случайно кто то проходил, пролетал. И только стоит указать нужное направление, а деос это с радостью сделает и даже подробно объяснит куда идти и главное как...
Эновея слегка кашлянула, когда местная дамочка решила по дружески чмокнуть ее в щеку. Да, антик не кидалась на всех без разбору, не убивала всех направо и налево. Но это не значит что этого в ее жизнь раньше не было. Антиквэрумы не...


      
      

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано. – Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив...

Сердце цитадели умиротворённо и спокойно мерцало, а внутри него покоилось тело Хранителя. На руке её медленно и методично покачивалась цепочка с гравировкой. Глаза же девушки были закрыты. Будь тут кто-то ещё, ему бы показалось, будто она спит, спит уже очень давно. Сон вынужденный...

– Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Когда в груди хохочут костры


Когда в груди хохочут костры

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

https://i.imgur.com/QlwRn54.png

http://s7.uploads.ru/kjRv4.png
Либертэйм, затерянный зиккурат, 3002 г.

http://s3.uploads.ru/XaOBg.png
Энтропиус & Адрекс


Мастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя. Эпизод повествует о неожиданной встречи в подземелье древнего зиккурата – монументального и явно культового сооружения, определить принадлежность к конкретной личности или религиозной секте уже невозможно из-за давности лет. И пусть зиккурат уже более миллиона лет заброшен своими хозяевами, но до сих пор хранит магические схемы и рисунки, а магия, как известно, частенько крайне непредсказуема.

0

2

Тритысячи второй год. Ступить на Либертэйм со стороны Адрекса было крайне смелым решением по одной важной причине: в прошлом он насолил конкурентам своего работодателя, личностям тёмным и связанным с нелегальной деятельностью, так что предпринимать что-либо на одной из независимых планет было опасно, но необходимо. Связи Адрекса в рамках своей профессии позволили тому узнать о некоем интересном объекте на первой из свободных планет, но тут данные разнились. Кто-то говорил, что это храм, кто-то – гробница. Ещё кто-то высказался, что это зиккурат, некоторая доля коллег сослалась на замок. Но среди всех этих людей, только и делавших, что говоривших  и рассуждавших, Адрекс вызвался организовать экспедицию первым, забронировав объект под своё имя.
      Как уже сказано, решение ступить на Либертэйм – было опасным, но были предприняты некоторые меры для сокрытия себя: подстрижена бородка и волосы были завязаны в хвост. Мелочь настолько мелочная, что и должна сбивать с толку неприятеля, ибо Адрекс где только можно появлялся со своими патлами до плеч и раздвоенной бородой. Сейчас не было ни того, ни того, только шрам было невозможно скрыть, никто не мог, даже целители из Эридия, хотя, не сказать что Адрекс много денег для устранения сего дефекта предоставлял оным целителям из столицы… Как бы то ни было, свободная планета была перед драконом в полном распоряжении, ибо она была свободной. Хотелось пойти куда захочешь, но куда захочешь – было нельзя, была работа, конкуренция.
      Адрекс очень редко организовывал свои собственные ходки по заброшенным, древним местам, проще говоря – редко делал экспедиции сам. У него не было лидерства, способного вести за собой толпы людей и вдохновлять на выполнение своей работы качественно, но, судя из опыта жизни, своё «Лидерство» дракон накоплял со временем, целиком тратя его на одну, позже становящуюся известной и обсуждаемой в кругу профессии, экспедицию. Такой расклад самого Адрекса устраивал более чем. До места прибытия оставалось десять минут, портал на стороне возле объекта уже почти был готов для транспортировки пятидесяти людей, огромного количества инструментов и стройматериалов, а также провизии. Зиккурат, а объект оказался именно зиккуратом, оказался в глуши, где выхода для пополнения запасов не будет – скорее всего его именно поэтому никто не обнаруживал столько времени, что было несколько плохим знаком. Случись чего, придётся, скажем, своими силами выбираться и искать город. Нет, в лесу Адрекс выживать умел, но что его подчинённые? Бросать просто так он не мог их и не хотел, ибо мало того, что ответственность, так уплачены деньги. Деньги, выделенные спонсором.


https://i.imgur.com/8gYtXIs.png
      Зиккурат оказался крайне милым и спокойным местом внешне, но профессиональная закалка вопила – внутри может ждать что угодно, от старых големов, до запечатывающей магии. Был организован палаточный лагерь, перед которым открывался вид на объект, а вокруг была пересечённая местность с редкими деревьями. Вон там были видны горы, тут холмы. Религиозный зиккурат очень сильно контрастировал своей расцветкой и, казалось, выделяемой энергией на фоне окружающей среды. Это лишь добавляло интереса. Адрекс особенно любил изучать храмы, ибо это квинтэссенция культуры определённого народа. В ней можно найти и обычаи, и то, в кого верил этот народ, и даже узнать про технологическое развитие. Только вот… Какого рода храмом был этот зиккурат? Он был посвящён Демиургу, деосам или кому ещё? Это предстояло только узнать.
      Не заставляли себя ждать нанятые работники Адрекса. Несмотря на то что они пытались отлынивать, учёный нанял специальных людей, обученных разгонять лень и устраивать работу, кратко говоря – младших руководящих. Работа начала кипеть сразу же после того как был раскинут лагерь-база, началась стадия поверхностного изучения комплекса, поиск входов и выходов, любые интересные находки или детали несли на изучение в отдельный, укреплённый деревом, шатёр. Прошло два несколько скучных для Адрекса дня, которые он разбавлял выпивкой и изучением найденных данных, а также артефактов прошлого. Прошлых было КРАЙНЕ мало, крайне мало что было снаружи зиккурата, это говорило о том, что ранее поселения вокруг этого сооружения не было или же сам комплекс является поселением. Оставалось только начать путь внутрь, благо вход в это монструозное сооружение был найден почти сразу. Дракон, руководящий проектом, собрал с собой четырёх самых способных людей, двое из которых были воинами-охраной, и двинул внутрь, навстречу неизвестности.
      Началась самая интересная фаза всей экспедиции. Собственно, экспедиция внутрь.

Отредактировано Адрекс (28.03.2019 18:39:01)

+1

3

   Темный дымчатый камень изобиловал витиеватыми краплаковыми прожилками, они наводили мысли о наличии в тяжёлых монолитных блоках особой антимагической или, напротив, усиливающей магию руды. Воздух с каждым шагом густел все сильнее, скручивался в почти осязаемые спирали, щекотал уши и играл в волосах. В ноздри бил сильный спертый запах красного мха, замшелой плесени и еще чего-то сладковато-колючего. Последнее идентифицировалось, скорее, не органами обоняния, а энергетической паутиной магических рас. Чем больше шагов, тем отчётливее становился сладковатый запах. Сладковатый, точно вино, все горче и когда исследователи оставили за спиной уже второй уровень подземного комплекса, легкие наполнял будоражащее мускусное амбре с едва уловимой лентой ладана и спирта. 

   Зиккурат являл собой зрелище не слишком примечательное из-за разрушительной древности, и если его верхние многоступенчатые уровни почти превратились в гору мусора, то нижние, напротив, щеголяли четким добротными конструкциями и почти багровыми из-за огромного количества особой руды боками.
   – Хе-хе, поглядите, парни, похоже эта красноватая хреновина в камнях прочная как я не знаю что! 
   – Ага, Рокс, как дубина твоей мамки, которой она тебя огреет, если ты и с этого похода вернешься с хреном в порванном кармане! – над молодым, но уже не юным Роксом посмеивался более заматеревший мужчина, физической оболочке которого на вид можно было с одинаковой вероятностью дать и сорок и шестьдесят. Рокс лишь фыркнул в ответ на такое колкое замечание и повернулся к стене, внимательно её разглядывая, – умели же строить, вот тут бы я себе кирпичей натаскал для дачи. А, что скажете, босс? – молодой парень выражался модно, как в красочный Вэлсадиевских фильмах, что порой просматривались им под пивко. 

   На третьем уровне угольно-черные канделябры, напоминавшие усечённые полуколонны квадратных остроконечных граней, вспыхнули, заискрились ярким бордово-золотистым пламенем, явно магического происхождения. Охрана, сопровождавшая Адрекса в его исследовательской деятельности, напряглась.  Шедший справа высокий и немного сутулый эссенций подобрался, мускулы и жилы на его теле взвились в тугую спираль, но Рокс поспешил откомандировать с явным восхищением, – один Демиург знает сколько этому древнему барахлу лет, – похоже, под «барахлом» бойкий парень подразумевал зиккурат в целом, – а огонек-то все еще работает, эх... узнать бы кому принадлежал этот... – договорить не успел, его перебили.
   – Трудно сказать. Вы поглядите сюда, за колоннаду, – взгляд худощавого и кажущегося обманчиво-хрупким даденгера вперился на длинную во всю стену фреску, сложенную из разноцветных граненых кристаллов, что изображала один из самых популярных мотивов. Фреска была триптихом, на первой его части таинство рождения и мысли: какие-то человеческие зародыши, ступени развития в утробе, а еще зарницы света в центре крупного мозга. Вторая часть изображала кровавую баталию, ну а последняя – оргию. 

   – Скорее всего, зиккурат имеет отношение или к культу Чернобога, или к какой-то малоизвестной религии, свойственной конкретно народам древности этого региона, сейчас, стало быть, почивших. Адрекс, что думаете? Может, попробуем отделить фреску от стены, коллекционеры вполне могут отвалить немалую сумму...
   Все факелы до одного, наконец, загорелись, увеличивая яркость и позволяя во всех подробностях осмотреть зал. Он был почти идеально-круглым, с высокими потолками и множественными колоннадами, образовавшими длинные цепи вокруг единого центра, собственно, в центре располагалась высеченная прямо в полу не слишком мудреная пентаграмма. По своей смысловой наполненности, она изображала скорее глаз в круге, заключенные в треугольник, чем классическую вязь из пентаграммных колец и рун, впрочем, магические письмена там тоже присутствовали, пусть и в скромном количестве.

+1

4

Тишина… Ещё. И ещё. В древнем зиккурате древнего бога, о котором забредшим сюда путникам ещё только предстоит узнать, был слышен лишь топот сапог пятерых людей, создававших эхо своими шагами. Впереди была неизвестность, освещаемая лишь немного магическим факелом… Давящее ощущение, вызывающее клаустрофобию у археологов на пенсии, преследовало группу от начала до конца. Адрексу было нечего сказать, он старался глубоко дышать, чтобы как-либо собрать в голове концентрацию, но вдруг услышал в воздухе нотки чего-то сладкого. Этот внезапный запах выбил мозг из колеи машинного раздумывания над непонятно чем, дракон оглянулся в поисках чего-то и обнаружил, что стена сделана из некоего страшного материала, просечённого прожилками. Величественная конструкция явно уходила далеко внутрь, а группа, осмелившаяся потревожить царившую здесь древность, очевидно, была близка к центру этого храма… Храма, отделанным красным с тёмным камнем, а также источающего некий запах.
      Запах Адрекса беспокоил. Он не знал, что могут вызвать пары мха или плесени, которым тысячи лет, но было много красного. Вызывалась ассоциация с двумя вещами: кровью и вином, это были те вещи, которых Адрекс вдоволь насмотрелся и в буквальном смысле напился во время рабства на Биорторусе. Вино он пил во время отдыха от боя, а кровью упивался на арене, борясь за жизнь с такими же матёрыми гладиаторами как он или дикими зверьми. Историк сразу же отогнал от себя эти гнусные воспоминания, которые, благо, были уже в прошлом, он даже боялся – не создала ли жизнь, долгая жизнь на арене титанов, посттравматический синдром? Триггер, который можно использовать в худых целях? Был слышен спирт…
      — Хе-хе, поглядите, парни, похоже эта красноватая хреновина в камнях прочная как я не знаю что!..

      Дракон выдохнул после того, как обстановку разрядили его спутники. Подобным нравом, каким отличался Рокс и его товарищ, Адрекс сам по себе как раз не отличался, разве что если выпьет, но он сейчас не был пьян: спирт выветрился за время блуждания по зиккурату. Эти двое сопровождали Адрекса в его деятельности археолога уже с десяток лет. Не постоянно, не в каждой экспедиции: в двух третях оных Адрекс является не руководителем проекта, но никогда наёмники не отказывали археологу в своих услугах. В прошлом, когда Адрекс принял их ещё зелёными в своей деятельности, находившихся в долгах и заплативши им сполна за предложенную работу, он, можно сказать, вытащил их из мели, засасывавших наёмников по самую голову. Очевидно, Рокс не заматерел за это время, зато его приятель куда больше уделял времени тренировкам, чем женщинам и пиву. Можно сказать, к ним Адрекс успел привыкнуть и без них было бы крайне скучно, их обращение «Босс» стало почти что родным.
       — Не думаю, Рокс, что твою дачу украсит провонявший мхом и лишайником кирпич. Давайте быстрее исследуем комплекс и наружу, меня здесь коробит.

      По итогу группа спустилась ещё глубже, на уровень, где само по себе включалось освещение. Адрекс и сам напрягся от загоревшихся канделябров, но, поскольку это был храм, а группа, очевидно, шла в церемониальный зал или что-то в этом роде… То подобная система должна вызывать у прибывавших людей пафос и волнение. Пока что оно вызвало настороженность. Но тут отозвался Кэйэл, нанятый даденгер-археолог, меньшего чем Адрекс уровня знаний, но имевший лидерство и способности к руководству, и заявил о интересной находке. Это оказалась некая фреска из драгоценных не то камней, не то кристаллов, ясно было одно: группа наконец-то нашла что-то очень интересное.
       — Возможно, возраст этих кристаллов больше чем пятьсот тысяч лет, что видно по помутнению, но точно скажет лишь анализ в лаборатории. Отделить, Кэйэл, мы всегда успеем, но я не знаю как отреагирует сам храм на такое варварство. Ты что, забыл как мы отбивались от големов два года назад в храме ящеролюдов Ауш’саа на Эридии? Он был молодым, а тут… Мне страшно что-либо трогать, — в целом, доводы казались разумными, да ещё и жизнь дала пример не трогать то, что лежит без признаков жизни тысячи лет. Вот весь зал оказался освещённым, руководитель проекта поднялся на ноги, чтобы оглядеть помещение полностью и заметил в центре кое-что интересное.
       — Кэйэл, ты и твой коллега изучаете фреску, Рокс – твой товарищ их охраняет на случай чего, так что тоже двигай за мной. Я хочу изучить центр.
      Центр представлял собой обнесённое колоннами нечто, что несло в себе что-то сакральное. Был в этом центре глаз, скорее всего магическая печать или пентаграмма. Адрекс изучал её с интересом, но когда хотел убрать с центра упавший от времени камешек, явно не являвшийся частью этой конструкции, то нога заскользила и Адрекс инстинктивно подставил ладонь для упора, чтобы не упасть… И коснулся своей ладонью как раз центра пентаграммы.

+1

5

   Длинные кривоватые тени отплясывали, будто в такт неслышимой музыки, а языки магического пламени подрагивали вопреки абсолютной густоте и «стоячисти» местного спёртого воздуха уже невыносимо, до одури пахнущего кислым крепленым вином и кровью.
   – Не думаю, Рокс, что твою дачу украсит … … … меня здесь коробит. – Парень в ответ на это широко и беззлобно ухмыльнулся своей привычной щербатой улыбкой. Помнится, в одной заварушке ему выбило зуб осколком каменной чешуи, и вместо того, чтобы позволить регенерации отрастить новый, он предпочёл выделиться таким вот «бунтарским» методом, – Босс, во-первых, не кирпичи, а каменные блоки, а во-вторых его можно отчистить! Вы как всегда в своем репертуаре, я до сих пор помню, как не дали мне поболтать по душам с той прекрасной нимфочкой в…
   – Заткнись, Рокс, – не выдержал неопределённого возраста мужчина, имя которого было настолько сложно выговариваемым, что все его называли просто «Эш», – еще раз вспомнишь ту людоедку, что чуть было не отхреначила мне кхэм… и я за себя не отвечаю. Делом займись, мы уже сыты твоим трепом по горло.

   Худощавый даденгер не реагировал, его всецело увлекла фреска из мелкой мозаики кристаллов.
   – Ты что, забыл как мы отбивались от големов два года назад в храме ящеролюдов Ауш’саа на Эридии? – Кэйэл столь увлёкся исследованием стены, что не сразу среагировал на по большей части риторической вопрос, но таки сумел отвлечься, протирая небольшое магическое пенсне бархатной тряпочкой – один из ценнейших артефактов в коллекции исследователя.
   – Ваша правда. Я бы даже предположил, что возраст, судя по первичному срезу навитонного фокуссатора, переваливает за миллион. В этом сооружении тоже могут быть изжитки древней охранной системы, но в отличие от нашего похода к Ауш’саа и довольно хм… смелой попытки взять с собой религиозно-культовые святыни, данная фреска носит, скорее, декоративный и символический характер и не будет охраняться столь рьяно, однако утверждать не рискую… нужно получше исследовать и разобраться… – вновь погрузился в работу, на этот раз вооружившись новыми ручными принадлежностями.

   Символ глаза в полу напоминал собой нечто странное, при близком рассмотрении он казался не столько классическим глазом, сколько схематическим в круге из множества уходящих в него стрелок, а то, что издалека казалось треугольником лишь наиболее хорошо сохранившиеся клинья этих самых стрел. Остальные клинышки были затоплены в чем-то густом и багровом. Когда Адрекс склонился над полом, то голову прошибло все тем же спертым ароматом. Впрочем, дракон прекрасно понимал, что багряный аморфный состав, залитый в борозды пентаграммы точно густая смола, не имеет никакого отношения ни к крови, ни, тем более, к вину.
   Рокс уселся на корточки и тоже стал рассматривать рисунок в центре, его тень забавно подрагивала от позади расположенного факела, парень щурился, веснушчатое лицо выражало странную задумчивость, а потом вдруг просветлело, – я все думал, что мне это напоминает… босс, а разве знак глаза, отходящих от него стрел и круга не символ хаоса? Вот только дохлый заруз его знает, культ ли это деоса или просто какие-то фанатики хаоса, как… ну… идолопоклонничества, вроде стихии и природы.
   Рука Адрекса легла на центр рисунка, прямо на «зрачок» схемы и надо же было в это время Роксу снова ляпнуть какую-то хрень, похоже, то ли из книжки али свитков, то ли просто…
   – כאוס לבוא
   Никто не знал, что схема реагирует на множество призывающих формул, лишь бы сказаны они были в нужном ключе, и свершился магический посыл. Граница глаза, в которой находился Адрекс, вздрогнула, накалилась и в следующую секунду волна чистой энергии отшвырнула Рокса в стену, очищая все свои символы и руны от чужеродного присутствия. Смола в пазухах засветилась и тот час стала похожа на неестественно-горящую магму, потекла по бороздам ускоряясь даже не за секунды, а за доли секунд.

   Все бросились дракону на помощь, но Адрекс ощущал, чувствовал, как вокруг него уже скопилась плотная масса ударной мощи, готовая на все, лишь бы уберечь того, кто в круге от чужого вмешательства.

   Дракон вдруг осознал сокрытый смысл этого и то, будто он был записан в неком информационном поле схемы и, наконец, стал доступен ему:
…любой может прийти сюда…
…любой может попросить покровительства…
…и ему не будет отказано в попытке…
…ему не будет отказано в испытании…
…а если некто «вне хаоса» угрожает свершению, он будет жестоко наказан…

   Нетрудно догадаться кто угрожал «свершению» – сама команда Адрекса, уже спешившая на помощь, активировавшая артефакты и магические способности.

+1

6

Работа начала кипеть, что не могло не радовать, все члены команды не собирались перечить лидеру. Как только здесь будет закончено – будет необходимо по магофону сообщить людям на поверхности, чтобы тоже заходили. Чтобы исследовали уже каждый, не кирпич, мог бы поправить Рокс, каменный блок этого зиккурата, а уже там, когда специалисты обезвредят любые ловушки и пентаграммы, можно будет разбирать ценные находки по частям. Всё равно экскурсию сюда вести неблагоразумно дорого из-за расстояния до населённых пунктов, правда, государству всё равно придётся отделить четверть выручки из продажи исторических артефактов. Это, конечно, ещё дёшево, тот же Эридий требует три четверти.
   Рокс высказал умную мысль, перед тем, как Адрекс вляпался в пентаграмму, хотя, когда он изучил её поподробней, то намётанным глазом узнал сигил. Учёный не был верстальщиком, но знал некоторую теорию из этой сложной профессии, это было жизненно необходимо для него как археолога во время обнаружения ловушек: примитивных, без пентаграмм, сейчас почти не было, считай – раритет в профессии археологов, особенно в таких храмах, где ловушек могло быть полно. Возвращаясь к теме Рокса, то…
    — В самом деле это действительно похоже на символ хаоса. Но из своего обучения я помню, что подобный знак мог относиться или к Энтропиусу, или к забытом богу хаоса Ш’аа-фэиш, но современные социальные антропологи относят его к одному из ликов или проявлений Энтропиуса. Он же, кажется, официально объявился в 2999 году, если я ничего не путаю?
    Шансов того, что это был названный Ш’аа-фэиш, конечно, не было от слова совсем. Было лишь два найденных по всем планетам, включая Нонтергар, храма этого бога, а связанного с Энтропиусом там было много, включая этот глаз. Очевидно, это или третий храм божества с трудновыговариваемым именем, или храм деоса?... Всё набирает более интересный размах.
Но тут Рокс ляпнул то, что ляпать нельзя было ни при каких обстоятельствах в древних храмах.

   Активировалось нечто, что имело смысл минимум миллион, судя из данных Кэйэла, лет назад. Дракон прикоснулся к сигилу по чистой случайности, благодаря скольжению по смоле и дурману от неё же, сбившему осторожность, а вылилась эта оплошность в бешеные, хаотичные и в то же время упорядоченные потоки энергии, которые отбросили несчастного Рокса, получивший сегодня уже не только словесно, от Эша, но и физически. Весь мусор, находившийся на сигиле, был распотрошён и вымыт в пыльцу, Адрекс обернулся в сторону отлетевшего товарища для одного единственного вопроса: «Ты в порядке?», но его ввело в замешательство количество энергии, что бушевала вокруг него… Она будто была на его стороне, а не против, не несла смысл ловушки, а с этим осознанием пришла некая сокровенная информация, которая, казалось, должна была принести понимание происходящего:
…любой может прийти сюда…
…любой может попросить покровительства…
…и ему не будет отказано в попытке…
…ему не будет отказано в испытании…
…а если некто «вне хаоса» угрожает свершению, он будет жестоко наказан…

    Но понимание не приходило. Все действия проходили крайне быстро и хаотично, чтобы можно было предпринять какое-либо адекватное решение. Всё что он, мог так это крикнуть…
— Стойте! Не трогайте круг, не заходите в него!

+1

7

https://i.imgur.com/VRG1Jvk.png   Там, где Адрекс попал под действие древней магии, пахло кровью и вином; там, где Энтроиуса настиг зов, похожий на удар отбойной исполинской кувалдой, пахло парным черноземом и сладкой бахчей. От неожиданности древний опёрся на четырехзубые вилы, вгоняя их в почву по самый черенок.
   Раньше, еще до заточения, зов от ритуальной стигмы, кем-то в шутку называемой «рекрутским пятном», ощущался им чем-то сродни приятной чесотке в области диафрагмы. Лишь некоторые из древних магистров и он сам имели возможность тот час явиться. Магистры древности почили в былом и минувшем, и ответить на воззвавшую к хаосу душу было некому, кроме самого деоса.
В голове тот час зароилась целая бездна вопросов: «неужто где-то откопали ритуальную стигму хаоса? Ладно, стало быть, откопали, не ново и не в диковину. Но кому-то хватило ума и внутреннего противоречия её запустить. А еще не стоит списывать со счетов, что вряд ли кто-либо, по доброте душевной, ходил-похаживал и подпитывал ядра таких маго-схем? Стало быть, по какой-то неведанной даже Энтропиусу причине, все сложилось в одно – некто везучий, как сам черт, отыскал и древний зиккурат, и подземные уровни там не завалило, и схема стигмы сохранилась минимум процентов на восемьдесят и, что совсем уж несусветно, в ней хватило магической наполненности осуществить то, для чего подобные письмена и гравировались по камню».
   Собственно, Энтропиус решил все еще в момент первого зова и долго не рассусоливая отдался взывавшей к себе силе, не зря же стигма сберегла ценные крохи энергии – они и протащат его прямиком к воззвавшему, кем бы он не был. Ага, вот прямо так, как стоял.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/48598.png   Рокс от неожиданности выругался, но совсем не потому, что его товарищи ринулись на помощь боссу, а после застыли как вкопанные вокруг него, услышав приказ и не рискуя приблизиться. Совсем нет. Парень ошалело пялился на странного фрика, внезапно появившегося из неоткуда. И всё бы ничего, да только фрик этот был крупным высоким мужчиной с темно-фиолетовыми волосами, его широкое скуластое лицо выражало средней степени одухотворенность, легкий интерес и едва заметную сверкающую глумливенку в сливовых радужках, хотя шайтан из знает, какого он там в реальности цвета, кругом ведь все горит и переливается от действия магии. И Роксу откровенно было чихать на то, какое там лицо у незнакомца. К слову, фрик был гол по пояс, на ногах легкие хлопковые шаровары, в правой руке держал он вилы.

   Энтропиус повернулся в сторону стигмы, – «Вот же бездна, промахнулся на пару тройку метров…» – еще одна попытка и теперь древний стоит напротив дракона. Жест рукой и магия замирает, а после рассеивается в воздухе, будто и не было ничего.
Фрик облокачивается на вилы, на заднем плане Рокс снова грязно ругается, а даденгер судорожно протирает пенсне и вдруг начинает бубнить что-то про фреску. Вначале он говорит, что фреска очень качественная и выражается свое восхищение мастерами, после, кажется, о том, что такая красота не должна пылиться в старом зиккурате…
   Деос морщится, но не может не отметить деловую хватку этих искателей редкостей, не растерялись, а сразу стали искать выгоду, – яре-яре, да ради Демиурга, забирай и не канючь. – Широко ухмыльнулся деос, даже не смотря в сторону фрески, а внимательным почти сканирующим взглядом рассматривая припавшего к каменному полу мужчину. Тот был не стар, как могло ошибочно показаться, просто посеребрённые волосы и отпущенная борода добавляли ему солидности, часто ошибочно принимаемой за долгие лета. Деос безошибочно видел в нем силу, довольно немалую, а еще крепость тела, развитость мышц – занимательная картина, отдающая каким-то чувством дежавю.

   – Эко я прямо со своих плантаций да в подземелье, и что же нам с этим делать? – снова усмехается, беззлобно, но с долей иронии, – давай с самого начала что ли, как звать-то тебя и ты имеешь представление, какую магию пробудил с помощью сей стигмы?

Отредактировано Энтропиус (31.03.2019 21:04:25)

+1

8

Что-то вершилось, что-то страшное и непонятное: потоки энергии бурлили, под ногами была магма… Может ли Адрекс выйти за пределы круга? Он этого не знал, но боялся, что не сможет, ибо в голову влезло воспоминание разговора его коллег, говоривших о таких сигилах. Они были действительно древними, возраст мог достигать миллионы лет, они несли в далёком прошлом за собой крайний сакральный смысл, на них молились младшие адепты Хаоса, служили отправной точкой для сильнейших, что считали себя сильнейшими, ради их поддержания слуги храмов были готовы на человеческие жертвоприношения, как дар от своего покровителя, эти сигилы несли имя «Стигма», а призывали они для вызывающего…
   Послышалось ругательство со стороны незадачливого наёмника Рокса, который увидел того, кто перед ним стоял. Он внезапно пропал из виду, оказался перед тем, кто был в кругу, кто, по идее, вызвал его – пусть даже он этого не делал. По велению его магия вокруг утихомирилась, высокий и крепкий телом мужчина с длинными фиолетовыми волосами, в сумме со своей улыбкой, будто говорил: «Я явился к вам, чтобы принести в вашу жизнь… Немного хаоса». Это был…
    Энтропиус… — Едва слышимо произнёс Адрекс, хотя деос, безусловно, услышал это риторическое обращение. Адрекса не волновало, хотя могло волновать его коллег, что Бог Хаоса был в шароварах и с вилами, в его руках вилы можно воспринимать как элемент раздора, «Разделяй и властвуй», а его одеяния фермера – глум, фарс а-ля вы все – моя жатва, а я ваш фермер. Это, конечно же, был самый депрессивный взгляд на происходящее, а видел его таким Адрекс чисто из-за того, что его древняя программа обучения подробно рассказывала злодеяния деоса в далёком прошлом, из-за чего его все боялись. Он не знал, что благодаря другому деосу, Энтропиус сейчас не тот, что прежде, а незнание ведёт к страху, настороженности. Всё то, что могло для древнего бога быть шуткой, розыгрышем, даже как это можно сейчас на Вэлсадии, если угодно – пранком, для других смертных было вполне шокирующим событием. Энтропиус, кажется, объявился в 2999 году и с тех пор не показывался в большом свете… В лице Адрекса было неизвестно: накликал он беду или благо на себя. А в этом жестоком мире блага, увы, мало.
    — Яре-яре, да ради Демиурга, забирай и не канючь. — на Кэйэла хотелось громко гаркнуть, но смог лишь едва слышимо зарычать: он думал совсем не о тех вещах, при условии того, кто явился на «Арену»… Что толку от фрески, когда ты мёртв? Адрекс так и не поднялся с пола, когда Энтропиус телепортировался к нему в рамках стигмы, ныне смотрел на дракона, а он на деоса. Последний что-то хотел от историка, заинтересовался им, а первое, что историку этому в голову вбрело, когда он вспоминал примерные сферы управления деоса, было: «Он заинтересовался моей силой». Раса и примерный уровень силы не были прикрыты самым дешёвым артефактом, так что одно из сильнейших существ Энтероса могло вовсю изучать Адрекса магосканированием, даже не затрагивая ни крупицы маны на пролом, иначе не назовёшь такое соотношение сил, детской защиты. Дракон был силён в рамках тех, с кем контактировал, но деос не попадал в эти рамки по вполне понятным причинам. Этот простой вывод мог вести к одному, Энтропиус мог заинтересоваться в использовании силы Адрекса, для своего ордена. Стать фэдэлесом? Перспективно, но безопасно ли?.. Бедному дракону ещё только предстоит пройти путь знакомства с, всё таки, уже не злым божеством, прежде чем то сможет что-то предлагать и пытаться сделать с заинтересовавшим его субъектом. Из дум Адрекса вырвало обращение, уже не к Кэйэлу, а непосредственно к нему:
     Звать меня Адрексом. Адрексом Метиарном… — дракон решил начать всё «По списку», хотя список оный состоял всего из двух пунктов. Он произнёс свои слова несколько медленно, будто подбирал нужные слова и боялся сказать что-то не то. — А пробудил я, очевидно, тебя. Если, конечно, этот храм не хранит в себе нечто большее.

   Сразу же после этих слов, уровнем выше послышался некий грохот, будто что-то обвалилось. Очевидно, после активации сигила попытались активироваться и остальные магочасти зиккурата, но, из-за древности, они потерпели крушение. Магическое крушение. Это значило, что путь наружу был перекрыт, храм сам по себе коридорен в плане разделения уровней. Энтропиус и исследователи остались наедине.

+1

9

   Из великого множества разнообразных качеств, граней и «надстроек» личности, Хаотичный меньше всего отвадил значение столь однобокой и, по его мнению, мало показательной характеристики, как уровень магической энергии в энергетическом резерве. Несомненно, испытал тень непривычного, и в древности ему несвойственного, искреннего и почти детского интереса к приникшему к стигме дракону. Однако корень этого интереса был далек от примитивной оценки силы, которая, если уже говорить непосредственно, была хорошим таким середнячком, что, само по себе, не какая-то диковинка, учитывая образ жизни призвавшего. 

https://i.imgur.com/FqKpkRv.gif   А еще, у Энтропиуса и в мыслях не было сколь-либо глубоко сканировать назвавшегося Адрексом Метиарном, уровень сил и раса оказались ему доступны просто благодаря фундаментальной способности всех магических рас и этого было вполне достаточно, ибо глубже – слишком скучно.
   Недолгая пауза, сливовые и чуть искрящиеся в темноте микроскопическими бликами света глаза деоса неотрывно изучали лицо мужчины, зрачок сужен до размеров тонкой нити, на губах все еще блуждает толика привычной иронии, и уже очевидно, что это не более чем маска, свойственная этому конкретному деосу в общении с кем угодно, и личность не играет роли.
   – Пробудил ты древнюю магию... что-то вроде хтонического контракта, а меня ты призвал, так сказать, возложил часть обязательств по его исполнению. И один лишь Демиург ведает, как сея стигма, – древний немного комично постучал зубьями вил по каменной кладке, – Бездна её поглоти, вообще активировалась. Но, теперича сделанного не воротишь, – грохот нисколько не отвлек Хаотичного, он покрутил шеей, разминая её и сделал жест рукой, распахивая фиолетовый складковидный портал, – пусть твои люди уходят через него, а нам стоило бы потолковать, так сказать, далече от лишних глаз. Ты ведь не возражаешь?

   Второй такой же портал материализовался в двух шагах от Адрекса, и деос закинув вилы на плечо шагнул в него. Вел тот второй портал на раскинувшиеся между горным кольцом хребтов и остроконечных вершин арбузные плантации. Из скал и домантито-серых пород отчетливо виднелись искусно вырубленные очертания грандиозных сводов, арок, барельефов, колоннад с архаичными монструозными колоннами неведанной величины, открытых площадок, чем-то напоминающие экзотические балконы – место древнее, обжитое с отчётливой сильной аурой будоражащего и пряного, а еще слишком многогранного, чтобы вычленить что-то общее. 
Тандерклеп у каждого вызывал свои ассоциации. Деос воткнул вилы в землю, было жарко, но арбузы, похоже, зрели на славу: крупные, полосато-зеленые, а еще вдалеке виднелись и иные оттенки. 

   – Да-а-а-а, – заговорил деос опосля, – как мне кажется, не это ожидают увидеть, взывая к древнему хаосу, – усмехнулся, – но ты ведь не знал и явно оно случилось без активных действий и намерений с твоей стороны, а значится, все честно. Собственно, проблема, как раз в этом. 
   Энтропиус не лгал, но и объяснить, почему ему в XXXI веке настолько сложно совладать со своей собственной магией, сотворённой тогда до заточения, не мог. Порой, проще пойти у неё на поводу, чем уничтожить и недавние события в запечатанном мире полностью подтвердили эту теорию.
   – Ммм, хочешь угоститься? – недалеко на камне лежал наполовину разделенный арбуз, деос присел рядом с ним на корточки и закинул в рот маленькую дольку, проживал, – так о чём я... да, о контракте... скажем так, мне проще его выполнить, чем разорвать, так что, советую, собраться с силами. Давай, подсласти себе пилюлю сладкой ягодой, когда еще выпадет такая возможность, бравый археолог... – беззлобно усмехнулся.

+1

10

Та недолгая пауза, в которой деос рассматривал дракона, а дракон деоса – породила некоторую напряжённость обстановки. На Энтропиусе была словно маска, а навык наблюдательности Адрекса, полученный исключительно с опытом жизни и мудростью, позволил эту маску увидеть. Если бы ещё немного подправить брови, искривить их, а лицо сделать белым, пудрой или светом, можно было бы получить зловещую улыбку некоего демонического арлекина. Внезапно деос нарушил тишину, разъясняя некоторые детали того, как оказалось, контракта, что вызвал Адрекс. Когда что-то начало греметь с уровня повыше, дракон, наконец, оторвал взгляд от Энтропиуса и поднялся с пола. Открылся портал, через который должны будут уйти люди Адрекса, а есть ли у них, в конце концов, выбор?
   — Полагаю, выбора у меня тоже нет, — обратился к своим подчинённым Адрекс. Раскопки были определённо сорваны. — Кэйэл, ты за главного, сейчас, полагаю, вы ничего не сделаете, кроме как продолжите экспедицию без меня. Зря будет, если пропадёт найденное здесь.

   Место, к которому вёл портал Энтропиуса, было крайне завораживающим. Здесь было тепло, глазу открывался вид на прелестную бахчу, а когда Адрекс привык от тёмного к светлому освещению, то у него захватило дыхание от находящихся вдалеке вырубленных построек, включавших арки да колонны, барельефы и балконы. Место и вправду было красивым и прозаичным, хотелось было его исследовать вдоль и поперёк, но Адрекса сюда пригласили и телепортировали вовсе не из-за этого… Глаз переместился на деоса, который воткнул вилы в плодородную землю. Это была явно не иллюзия, а раз так – то у божества хаоса было весьма неожиданное направление хобби, что он подтвердил своими словами:
    — …как мне кажется, не это ожидают увидеть, взывая к древнему хаосу…
   Да, Адрекс такого определённо не ожидал. Обитель древнего бога войны, как ему казалось, была в виде некоего замка, хотя бы в тех же горах, с ареной и иными атрибутами, не обязательно жестокости, если так заходить… Но бахча? Впрочем, кем был Адрекс, чтобы решать, что делать деосу, когда он властитель своей судьбы? Дракону наконец стало в край жарко, из-за чего он сдёрнул свой плащ с меховым воротником и откинул в воздух, где его засосала некая щель… Обыкновенная пространственная щель, где хранятся полезные вещи. Энтропиус и Адрекс по итогу дошли до некоего камня с разрезанным арбузом, у которого и остановились. Это вспаханное поле да свежий воздух вызывали умиротворение, а его у историка скопилось за пребывание здесь достаточно, чтобы он решился на предложение:
   Раз уж предлагаете, то угощусь… — Не было похоже, что деос нёс в себе зло, нет, отнюдь. Хотел бы он сделать что-то плохое, то не стал бы тратиться на телепорт. Адрекс взял одну из долек, что была отрезана подле того огромного и сочного арбуза, когда откусил – с удовольствием отметил великолепный, почти приторно сладкий, вкус плода, и начал в этой идиллической сцене – ещё бы, деос и дракон едят арбуз – раздумывать. Судя из всего того, что Энтропиус успел сказать Адрексу и его товарищам, неожиданностью в некотором роде эта стигма и её активация оказалась и для самого божества. Если оценка возраста правильна и зиккурату более чем, минимум, пятьсот тысяч лет – то возникала мысль о том, что Деос вполне мог поменяться и измениться наперерез тому ярлыку, который на него вешали в ультрадревних учебниках истории, держащихся исключительно на магии. А почему он, собственно, не мог, он ведь тоже живое существо? Его история неизвестна. Сложная мысль для раздумывания, но Адрекс её хотя бы пытался обдумывать, когда другие, возможно, бросили бы это на самотёк. Но вот, Адрекса снова, во второй раз, вырвали из мыслей, и это сделал тот же самый человек.
   Гм… Собраться с силами?... — Был некий контракт, о котором информации деос поведал – кот наплакал. — А что значит этот контракт, что я или вы обязуетесь выполнить, раз я его активировал, а призванный явился на зов? Когда сигил засветился, мне в голову словно закачали информацию: «любой может прийти сюда, любой может попросить покровительства…», «ему не будет отказано в испытании…» и ещё парочка вещей... Если это всё части контракта, то он очень похож на контракт фэдэлесов. Но тут мало что будет зависеть от желания, да? — тут драконом была сделана пауза, чтобы и деос, и сам Адрекс могли обдумать следующие слова. — Но самое главное – что значит ваше «Советую собраться с силами»?
[AVA]https://i.imgur.com/TvS2E5W.png[/AVA]

Отредактировано Адрекс (01.04.2019 20:42:14)

+1

11

   Незыблемые атрибуты войны: арены, оружие и кровавый дух соперничества были и есть частью стороны бытия Энтропиуса, одной из множества граней необъятного кристалла под названием «хаос», и деос едва ли имеет над этим миллионгранником хоть какую-то мало-мальски реальную власть. Тандерклеп не замок, не башня – это Адрекс понял с первого раза абсолютно точно; Тандерклеп – горная цепь, простирающаяся как на запад, так и на восток и где-то сейчас на одной из таких арен, кои не видны со стороны арбузной плантации, Оникс принимает очередной вызов Дартайна, испытывая немалое желание вновь ощутить этот сладкий вкус гигантской полосатой ягоды. 
   Сильный поток ветра зашуршал яркими зелёными листьями, погнал по ровным бугристым грядам земляную крошку и черноземную пыль; деос чуть склонил голову к плечу, смотря на дракона с непривычного ракурса, будто так видел его лучше или получал доступ к каким-то особым способностям видения. Слушал внимательно, немного усмехался, когда мысли мужчины блуждали в довольно предсказуемом направлении и том, что деос не с того ни с сего вздумал отравить его арбузом, ага – и смех, и грех. Эко кощунство использовать труды собственные для занятия столь бесполезного и, скажем откровенно, бессмысленно-глупого. 

   – Вопросы – это хорошо, я вот люблю вопросы даже больше, чем ответы, – помедлил самую малость, – для начала, давай на «ты». Эти арбузы, – кивок в сторону плантации, – конечно, польщены твоим вниманием, но у меня с ними в твоем отношении дело далеко не общее. – Разумеется, это было что-то сродни юмору, не слишком эффектному, но максимально простому, мол, обращение «вы» – это обращение к Энтропиусу и кому-то ещё, а на плантации из значимых объектов, помимо деоса были только лишь арбузы.
   – Ох, сложные у тебя вопросы, и ты получил бы четкие односложные ответы, задай их миллионов семьсот лет назад, а сейчас все быльем поросло... – если в начале фразы слова древнего были четкими и уверенными, то в конце речь приобрела философские и довольно задумчивые ноты. Вот как объяснить, что он создавал эту схему имея совершенно иное мировоззрение, иные цели, и те ответы сейчас окажутся совершенно ложными.
   Что значил контракт раньше? В древности то и знал «я жажду покровительства и мне необходимо получить его прямо здесь и сейчас несмотря ни на что» и в древности найти подобную стигму можно было лишь в зиккурате хаоса – архаичном сооружении, охраняемом хаоситами и уж никак в развалинах. 

   И что отвечать? 

   – Контракт значит много... чудовищно больше, чем стоило бы брать на себя при обыкновенной случайности. А это именно случайность.  Образы мысли ты получил абсолютно верные, – деос закинул еще дольку арбуза, прожевал, – … и нет, этот контракт сам по себе не сделает тебя фэдэлесом, более того, пожелай ты прямо сейчас стать моим последователем, я не смогу этого сделать. Контракт как раз создан для проверки... потенциального... хм... у моих соплеменников этот потенциальный называется рекрутом. Я, следуя основным магическим положениям этого контракта, – ага, еще бы вспомнить их и технику запуска сигилов, всё как в тумане... – и по его успешном завершении предложу тебе стать на путь хаоса, примкнуть к хаоситам. Ты волен будешь отказаться, – ага, не стоит упоминать, что случись это в древности, за подобную насмешку: вначале вызов, а потом отказ, Энтропиус бы просто убил... точнее не «просто», а вначале от души поглумился, но теперь он совершенно иной человек, тому Энтропиусу пришлось умереть, чтобы родился этот.
   – Но гарантии, что ты пройдешь нет. Не буду тебя обнадеживать, в древности из пяти десятков призывающих его проходили двое, редко трое. И при этом, половина не сумевших пройти погибали еще в процессе, треть сходила с ума и лишь треть могла вести более-менее приемлемое существование. Ну, или почти... я бы и рад тебе помочь, но всё отягощается еще моей хм... проблемой. Это было так давно, что сейчас я не помню в точности, как проводить стигматическую технику от и до, и не по причине слабой памяти... скажем так, у моей забывчивости магическая подоплека. 

   Да, последняя атака Отца, многотысячелетнее заточения подле ядра Эридия и почти утрата рассудка даром не проходят. 
   – Попытайся я разорвать контракт... даже если воспроизведу верно все сигилы, нет гарантии, что не отправлюсь на сотню лет опочивать в Бездне из-за коллапса разности собственной магии, а мне сейчас никак нельзя туда. Так что ты не серчай уж, но между своей жизнью и твоей, я пока что все же веберу свою. Но у тебя есть выбор, так что не цепляй на меня ярлык жестокости! – деос широко ухмыльнулся, – контракт очень легко разорвать, если ты прямо сейчас станешь фэдэлесом какого-то другого деоса. Знаешь, я даже тебе помогу! Это самый безопасный и простой для тебя вариант, в нем ты не будешь рисковать ни жизнью, ни рассудком.

+1

12

[AVA]https://i.imgur.com/TvS2E5W.png[/AVA]

   Ответы начались c непринуждённой шутки в стиле: «Кто вы-то? Я здесь один...». Она словно прогнала морок печальности положения, в котором оказался Адрекс, а печальности было место быть, с учётом того, куда дракон натуральным образом влез. Адрекс потребовал от Деоса информации, конечно же он не знал, что будит воспоминания не самые приятные, хотя мог бы догадаться со своими максимальными экзаминационными балами при сдаче истории… Хотелось взять ещё дольку арбуза, Адрекс и взял, ибо отказываться было незачем, к тому же они, похоже, способствовали развитию разговора. Сладкий сок тёк от укусов, будто кровь во время сражения. Хотелось было спросить: откуда взялась такая ассоциация в день чудесный, мирный? Дракон и сам не знал. Возможно, это пережиток жизни на арене, возможно – остаток энергии храма, который хранил энергию того, старого Энтропиуса, оставил в мыслях такой след. Неважно, сейчас говорил Энтропиус настоящий, а отвечал он на заданные вопросы. Информация, ведаемая им, была жизненно важной, к тому же он решил отбросить маску комедии и серьёзно заняться этим казусом, вопросом контракта.
   Конечно же, прогноз был неутешителен. С каждым новым предложением в речи деоса, Адрекс медленней и медленней жевал взятую дольку арбуза, больше слушая, а не жуя, делая это рефлекторно, а не заставляя себя, как могло показаться. Информация могла показаться простой: выполняй условия, получай заслуженное приглашение, бесплатный сыр бывает только в мышеловках. Был лишь один важный нюанс – тут тоже была мышеловка, но даже страшнее по конструкции и последствиям неправильной добычи сыра, чем у бесплатного аналога. Значит, из обычно пятидесяти потенциальных хаоситов – сорок восемь человек уничтожалось? Теперь Адрекс окончательно поверил заявлением его учителей и учебников, что орден этого деоса в глубокой древности славился как орден берсеркеров хаоса, берсеркеров не в понимании нуклеума или иного «Усилителя», а как яростных головорезов, способных применять на поле боя воистину любые средства для достижения цели, даже когда цель была невыполнима. Они проходили через ад… Скорее всего, в отличие от современного аналога ордена Энтропиуса.

   Не было никаких гарантий. Не было помощи со стороны хозяина магии, хотя винить его Адрекс не сильно хотел – не было похоже, что он делал это злонамеренно, печать явно должна была «Остыть» и перейти в режим «Off» спустя столько времени, да вот только она этого не сделала. Адрекс, так-то, и не думал вешать никакие ярлыки на деоса, ибо понимал, что является для него свалившейся бедой с небес, и это он должен что-то делать, а не ждать пока для него сделают. Была дверь-выход из этой ситуации: стать фэдэлесом иного деоса, в этом случае никакая магия не привяжет Адрекса к иному богу, это данная Демиургом данность, аксиома, она была проста и понятна, но…
   Жизнь дракона представляла из себя в его нынешнем положении – рутину из дня в день. Мир Энтероса, конечно, не мог гарантировать продолжение этой тихой жизни и дальше, с учётом что успел Адрекс пережить, но, если брать глубже… Рабство на Биорторусе, трагедия в родовом доме. Во время обоих явлений нынешний историк испытывал за жизнь сильнейший стресс, стыд, ярость, но он превозмогал себя раз за разом, не сломился, ибо если бы так случилось – то вряд ли бы сейчас стоял здесь с арбузом в руках, перед Богом Войны. Было детское ощущение, будто внутреннее чувство, оно говорило что это новый вызов судьбы. Дракон долго думал, как над сказанным Энтропиусом, как и над обговоренным ранее. Формулировал слова для ответа, не мог – вместо этого вспоминал прошлое. Тёплые моменты хотелось переживать снова и снова, но судьба их отбирала с особой жестокостью, как бы смакуя ту боль, какую могла причинить, но не в последнюю декаду лет: сейчас возмужавший и наполненный решимостью Адрекс жёстко рубил в ответ, переступая через трупы или соперников, в бою или конкуренции. Шёл к своей мечте, даже пока не сформулированной, но шёл по пути, становясь ближе к созданию своего мирка.
   Лишь поганая доля, её тёмная и неудачливая сторона, мешкалась вокруг как крыса, а в том что она была крыса – Адрекс был уверен. Он встретил деоса Хаоса и Войны, а он уже успел кардинально поменять своё мнение о себе, чем писали, благодаря лишь беседе и бахче. Нужно превозмочь и какой-то контракт, стоявший на дороге у Адрекса сейчас.
— Знаешь, Энтропиус…  — Дракон собрался с мыслями спустя пять минут своих размышлений. Он даже не заметил, мог ли куда уйти деос, но он бы скорее всего в ожидании начал нарезать арбуз дальше или с помощью вил разрыхлил землю, кто его знает? — О твоих фэдэлесах ходят самые разные слухи: кто-то говорит что они все весёлые ребята, безбашенные, словно тинейджеры, преследуют некую цель и наступают на пятки злым бюрократам да интриганам своей простотой, что-то в таком духе. Кто-то величает их воинами, достойными лучших мест на аренах архонтов, ибо их стиль хаоса привносит диковинку среди устоявшихся стилей искусства меча или магии. Ещё часть людей говорит, что находящиеся здесь люди, в твоём ордене в, похоже, этих горных массивах – лишь твои куклы, какими они были раньше миллионы лет назад… Судя из всех твоих слов и твоего характера, какой я для себя мог раскрыть, новый орден родился на останках прошлого, нынешний лидер объединил все мои озвученные данности, создав то, почём твои люди известны: как местные «Робин Гуды» для бедных, как мастерские кузнецы, как, само собой, воины ради битвы, но непохоже, чтобы они сеяли террор и хаос как хаотичное разрушение. У меня возникло желание проверить две вещи: как этот злосчастный контракт подводил твоих фэдэлесов к состоянию какими они были известны тогда, очень давно в прошлом, и что ты сам вместе с твоими подчинёнными, — быть может, стоило сказать «Товарищами», но Адрекс не знал, по сути, ничего ни про Тандерклеп, ни про Орден Воззвавших? — делаешь из новоприбывших сейчас? Контраст, не находишь? Может я бужу и ворошу что-то очень недоброе и злое, но жизнь полна авантюры, которую я пытаюсь уже сколько лет пресекать, оставляя себе самые безопасные тропы. Я проходил через ад, ментальный, духовный и физический, этот контракт сейчас словно финальный экзамен, проверка всего того, что я скопил за жизнь. А почему нет, учитывая твои слова про выживших и умерших при прохождении этого пути? Кто-то сошёл с ума, кто-то переоценил свои способности, а смогу ли я это превозмочь? Я считаю себя ничем не худшим чем хаоситы прошлого. — Надо было сказать честно в сложившейся серьёзной обстановке – Адрекс был решителен. Кто знает, нравились ли такие крепкие личности старого Энтропиуса? — Это испытание решит наконец, достоин ли я большего чего в своей жизни, или буду влачить своё существование как археолог в вымирающей профессии, дальше ища спокойный и безопасный путь. Мне не нужна ничья другая помощь, тем более иных деосов с их «Тропкой в контракте дьявола», я хочу попробовать на зуб самого себя, а помочь, похоже, способен только ты. Тогда веди меня, только, позволишь забрать с собой пару долек арбуза, он мне больно понравился, знаешь? Если переживу предстоящее, то потребую у тебя кусок земли отсюда.

   Выбор был сделан, ворота назад были закрыты – на такую пафосную и торжественную речь не мог не отреагировать ни деос, ни даже магические узы из зиккурата хаоса, это точно. Нельзя было сказать точно, на что повлиял выбор Адрекса: кровь драконья, что влекла к авантюре, простой и рутина в жизни Адрекса или сок арбуза, похожий на кровь? Возможно, все три вещи одновременно.

+1

13

   Молниевый дракон пред ним – классический образчик, подтверждающий всецело личное убеждение Энтропиуса, что никогда не следует судить о силе человека по одному лишь количеству магической энергии, циркулирующей в энергетической паутине. Всегда есть нечто большее, куда более значимое, фундаментальное: сила духа, внутреннее горячее начало «янь» и уравновешивающий его холод «ин», пусть частенько романтизированные образы собственного предназначения и неуёмное, почти слепое, и от того бешеное желание узнать собственный Предел. Последнее качество Хаотичный бог ценил боле всех прочих, искренне и, вероятно, наивно, мня, что предела не существует. 

   Ему нравилось, что он слышал, это доставляло странное, самую малость греховное удовольствие в прикосновении к чужой душе, но и в тоже время, согласись Адрекс на становление чьим-либо фэдэлесом – деос его понял. Отметил лишь бы здравость и предсказуемость подобного решения, не более. Но решение Молниевого оказалось столько же непредсказуемым, сколь и самоубийственным. Дикость ситуации в том, что Энтропиус помнил прекрасно – лишь ничтожно малая часть последователей хаоса примыкали к Ордену через подобные стигмы. Тому было много причин: и их редкость, и опасность процесса, остальные же шли, так сказать, через обычный «общий поток» и иные способы, но, разумеется, прошедшие сквозь Стигму Хаоса имели почет и уважения с первых секунд, а у некоторых юных умов вызывали благоговейный трепет. Да толку то... в прошлом их Древний, конечно, тренировал чаще, больше уделял, так сказать, «божественного внимания», но и шли «в расход» они первыми, так как оказывались зачастую «самыми ладненькими бычками в загоне». От воспоминаний о собственных ценностях и мыслях миллион летней давности деос ощутил нервный ком под глоткой, глубоко выдохнул сжимая и разжимая кулаки и смаргивая поволоку с глаз.

   – Слухов легион, Адрекс, обо всех орденах и личностях, и многие на один лад – беззлобно усмехнулся деос, хотя фраза хоть и была с обращением, но все же произносил её мужчина так, словно что-то себе растолковывал, – но, как любил говаривать слепой аскет, что долгое время жил в южных окрестностях горной дуги: когда люди говорят о скопищах других людей, они неизменно путают зарницы со звездами, отраженными в мутной воде. И я как-то до сих пор не понял, к чему он это говорил – али смысл какой, али за мудреные словца ему наливали в деревнях большую миску жирной похлебки.   
   – Я проходил через ад, ментальный, духовный и физический, этот контракт сейчас словно финальный экзамен...
   Энтропиус поднялся на ноги, оттирая руки от сладкого сока жесткой льняной тряпкой и усмехнулся с привычной жестокой иронией, – яре-яре, я бы сам хотел узнать, точнее вспомнить. Любопытно знаешь ли... но я точно знаю, что ни один из сигиллов не имеет в своей структуре ментальных якорей, специально призванных помучить жертву. 
   – Это испытание решит наконец, достоин ли я большего чего в своей жизни, или буду влачить своё существование как археолог в вымирающей профессии...
   – А ты к себе, как я погляжу, беспощаден. Что ж, это твое решение, и кто я такой, чтобы с пути намеченного пана доброго сбивать.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/48598.pnghttps://i.imgur.com/lrPrHhl.png   Деос хмыкнул, позволяя магии объять собственно тело и через секунду облик Энтропиуса кардинально сменился. В плане одежды. Теперь это был классический, даже старинный образ, каким его изображали на всех информационных носителях, от ветхих свитков, до интерактивных баз данных.
   А дальше он застыл. Замер, точно вросший в землю и смотря перед собой немигая, но освещение было достаточно хорошим, чтобы Адрекс заметил, как на поверхности роговицы глаза виднеется изображение, будто деос смотрит на что-то и оно отражается на поверхности глаз.  Магические символы, руны, схемы, буквы.
    – Да уж, но и мудреная же структура, ни дать ни взять. Не серчай уж, коли ошибусь в чём... – хохотнул, делая пасс рукой и формируя миллиард и один сигилл. 
   Они заняли собой всё пространство, и вскоре заменили не только небо, но и, казалось, саму душу, унося её куда-то вверх, в космическое пространство. 
   Адрекс ощутил, что Энтропиуса рядом больше нет, он не наблюдает – не может. А после услышал свой собственный голос, разве чуть более громкий и насмешливый. Вокруг него была лишь фиолетовая тьма космоса, свет звезд и этот голос...
   «В первой истории, рожденной силой хаоса,» – силой, что путает судьбы, гены и глумится над вероятностями, – «у тебя и Раханы иной путь. Вы образовали союз, единую ячейку, свили гнездо и в нем появился птенец... имя которому *%#*%#» – дракон имени не услышал, но понял его и мог повторить собственными устами, когда они у него появятся, – «...он повинен в случившемся...» – космос задрожал, заискрил тысячью градин, и Картина разрушения Биорторуса стала невыносимо-яркой.
   – «Но ты мог бы его остановить. Убьешь сына – проиграешь, допустишь гибель Биорторуса – проиграешь, но одно из этих утверждение вполне может быть ложным, или нет... реши самую простенькую задачку...»
   Они оказались на Биорторусе, вместе. Деос потянулся, разминая спину, будто она затекла и с любопытством посмотрел на дракона, – не поверишь, – он засмеялся, – когда я сотворил сигилл все было в норме, а когда сунулся вслед за тобой в коридор междумирья, даже не спрашивай что это, то эффект был таков, словно меня отторгла собственная магия, так что рассказывай, что там у тебя происходило и где мы? Это, – он обвел глазами город, – не реальный мир, иллюзия... наваждение... что-то другое, но близкое, скорее с частицами формирования подмиров... [AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

Отредактировано Энтропиус (03.04.2019 14:49:09)

+1

14

   Когда пламенная речь, способная разбудить в Энтропиусе жар и дух не из ключа: «Даже его», похоже, вызвала ещё больший интерес того к Адрексу, что был перед ним. Были от деоса и ответы на некоторые высказывания историка, да вот все они показались ему риторическими, не нуждающимися в комментариях. В конце концов он ждал начала прохождения своего нового испытания. Правда, несмотря на все исторические познания дракона, те не могли дать ему хотя бы примерную характеристику того, что может с ним приключиться в ходе этого события. А могло ведь что угодно. Это страшило.
   Сначала деос сменил свой наряд на известный и запечатлённый на фото, картинах, тех же фресках, детальней или менее в зависимости от размеров стекла или кристалла. Адрекс именно в точности знал его таким, когда изучал как личность в истории, Богу Войны обязательно уделили описание внешности, с учётом его деяний… В целом, не сказать что благополучных, судя по преподаваемому. Сейчас должно быть курс иной идёт, более лояльный, раз деос заявил о себе и ещё не сотворил никакого разрушения в рамках планет. Неважно. Энтропиуса будто парализовало, а его глаза выдавали спрятанную магией магию, хотя, конечно, сам Адрекс не знал – он это спрятал, или заложенная изначально древняя магия, судя из комментариев самого хозяина – уже несколько чужеродной ему? Недолго он так стоял: вскоре после начала колдовства, он сделал один интересный комментарий, от которого волосы на голове могли зашевелиться из-за просьбы озвученной, но не успела нервная система Адрекса возмутится, как водоворот знаков и рун, языка Деосов и Демиурга, заполонили всё вокруг на сигилах. Завопил ментальный страж, но его слишком быстро сломили для каких-либо действий, правда, вряд ли бы дракон осмелился что-либо предпринимать против.
   Впереди было ничто, кроме звёзд и пустоты, но дискомфорта не было. Бессильно витая, Адрекс внезапно услышал голос самого себя, будто это были его собственные мысли, которые он думал сам, но нечто чужеродное всё-таки было. Неестественная манера самой речи, обращение к Адрексу во втором лице, хотя все мы в мыслях о себе говорим «Я», правильно? Но то, что ведал чужой голос, будто альтер-эго настоящего Адрекса, могло ужаснуть: в этой альтернативной вселенной, до чего разуму дракона ещё только предстоит дойти как умозаключению, он и Рахана имели ребёнка. И хотя титанида и дракон разделяли ложе по прихоти первой, лишь хаос мог породить такое, ибо нечистокровные архонты – часто горе в семье аристократов… Коим бывшая рабовладелец была. Глаза заслепил взрыв внезапно появившегося Биорторуса, пустынной планеты. Всё-таки сигил проникал ментально, но, как и сказал Энтропиус, не намеревался поиздеваться.
   Следующий момент был неожиданным, очень. Адрекс появился на земле, хотя раньше витал в космосе, это вызвало сильный диссонанс в восприятии, закружилась голова, например, а сам Адрекс осел на колено, пытаясь совладать с собой. Энтропиус же чувствовал себя хорошо и даже залился смехом…
   — Это Биорторус в промежутке от тридцати до семидесяти лет тому назад. Я слышал в космосе некий бред и видел фантасмагорию, в которой история была рождена хаосом, где у меня и… Моей бывшей рабовладелицы была иная история и путь… С ребёнком. — На этом момент дракон глубоко вдохнул, да выдохнул. Явно хотел сгруппировать мысли и совладать с эмоциями, а их было много и они были разные. — Ребёнок был виноват в уничтожении этой планеты, хотя я не представляю как. Из всего сказанного я точно запомнил дословно только одно предложение, но, похоже, самое важное: «Убьешь сына – проиграешь, допустишь гибель Биорторуса – проиграешь, но одно из этих утверждение вполне может быть ложным, или нет…», — могло показаться, что дракон повторил сказанное тем же тоном, как «Он» в космосе, — Я должен это как-то предотвратить, судя по всему, но мне нужно подумать. Давай двигать к городу.

   Пока они шли туда, вперёд, в голову лезли самые разные мысли. Например: хаоситы будущие или будущие мёртвые, сто процентов ведь не имели компаньона в виде бога-покровителя, к которому те воззвали, это точно, ибо это испытание. Скорее всего с ума сходили из-за одиночества в искусственном мире, где кто-то, включая тебя-двойника, был скорее всего счастлив, а ты должен был внести хаос в гармонию. Умирали, возможно, из-за слабости воли – не могли поднять руку на родителей или друга-двойников, но это лишь крайне наглое и смелое предположение.
   — Энтропиус… — внезапно к тому обратился Адрекс, — Суть хаоса в нестабильности и изменчивости. У меня появилась до боли безумная идея решить «Самую простенькую задачу», дав планете разрушиться и одновременно с тем прикончить сына. Я бы скорее всего не додумался этого, не будь тебя тут, ибо бы целиком погрузился в самоанализ себя, но… Что ты обо всём этом думаешь? Не только идее, а даже о мире, о том, что я услышал… О песке под ногами.

Отредактировано Адрекс (03.04.2019 22:40:10)

+1

15

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Жестокая и кажущаяся надуманной беззаботность Хаотичного бога оставалась неотделимой маской, порой, она доходила до абсурда, как в дешёвом трешовом фильме ужасов. Не всякому хватало чутья, или хотя бы опыта разглядеть реального деоса за прикрывающим его партером беззлобной глумливости. Сейчас же воистину последнее, что Энтропиус бы сделал – это сотрясал воздух смехом. А он смеялся. Вопреки здравому смыслу, пусть негромко, бархатисто и несколько шелестяще, но смеялся. 

   Адрекс того и не заметив, в раздумьях зацепился мыслью за свершившийся факт, скрытый от него деосом (не из злых намерений), по собственному капризу. Все верно: ни у кого из проходящих испытаниях не было самого Энтропиуса в спутниках, так сказать «воплоти»; древний мог забыть многое: структуру сигилов, магические схемы и чертежи, даже смысл, что несло в себе испытание, но он отчетливо помнил, что ни при каких обстоятельствах в «игре хаоса» не принимал участие лично. Его могли видеть рекруты, но лишь в образе фантома или проекции, да и он себя ощущал скорее зрителем, которого древний хаос всячески стремился ублажить и развеселить внезапным невероятным фильмом. Интересно, кого первозданная стихия ублажает на этот раз, если не самого покровителя? Или глумится уже для личной радости?   
   – Узнаю древнейший из инстинктов. Размножение. – Ухмыльнулся, подставляя широкое лицо жарким лучам багровой звезды, и совсем как настоящие. А еще деос прекрасно знал ответ на вопрос, с чего вдруг задачка спектакля столь эпичная, тут вам не город спасти, что хотя бы не кажется глупым издевательством. Вероятнее всего, сигил, не сделав Энтропиуса зрителем, не только запихнул его в «фильм», но у учел в общем уравнении. Так чего мелочиться, если рекрут селен аки сам деос, странно, что сынок Адрекса не весь мир уничтожил, но, может это вторая часть? 

   – И правда... стало быть, у тебя родилось дитя, повинное в персональном для Биорторуса рагнарьке, а что самое интересное, матрица хаоса огромна и все вероятности так иначе были бы возможны, – Энтропиус не солгал, уж он знал, что цепочка генов и событий не могла исключать и подобного поворота вещей. 
   – И что я думаю... хм... – если упустить некоторые моменты, о которых деос пока умалчивает, но если Адрекс задумается, то вполне могут пойти расспросы. Нет, врать древний не собирался, какой в этом смысл? Он будет отвечать прямо на четко заданные вопросы, но не более. 
   – Я бы не связал испытание хотя бы отдаленно с ментальной ломкой. Кем бы не был твой сын, для потенциального хаосита он не более чем искусственный персонаж, которого убить не слишком сложно и моральных травм убийца не понесет. 

   Он тронулся в направлении огромного города, раскинувшегося за стеной и утопающего в зелени ухоженных оазисов, – посему выходит, смысл не этом... либо же нам пока что доступны не все исходные. А почему ты решил, – с легким любопытным блеском в сливовых глазах, пусть и немного поддельным, уточнил деос, – что эту задачу решает половинчатое бездействие? Проще говоря, ты позволишь уничтожить планету, но сделаешь так, что твой сын при этом погибнет? Объясни, я запишу для будущих поколений и, может быть, – вновь беззлобная усмешка, – издам когда-нибудь учебник по психологии молниевых драконов, добре. Что до песка под ногами, он мягкий и горячий. Отменный образчик хорошего биорторского песка.

   Город встретил их приветливо, лица архонтов не несли маски злобы или недовольства, они вообще мало обращали внимания на двух мужчин, идущих от ворот в направлении главной улицы. Энтропиус на миг тоже задумался, как обыграл сигил расовую нетерпимость, да, ребенок Адрекса и титаниды точно не могла иметь все прав, что обычные дети архонтов, но и изгоем вряд ли была.
А еще деос не спрашивал Адрекса про его внезапно обнаружившийся статус бывшего раба, не пытался заглянуть в свершившиеся линии судьбы или копаться в разуме, но далеко не из-за деликатности, уж чего-чего, а подобного безобразия в вооружении Хаотичного не было.

   – Хм, а можешь получше рассказать о своей этой рабовладелице, в первую очередь нам важен уровень её сил, умения и власть... я так полагаю, что твоя... хм... благоверная, – в словах не было язвительности и насмешки, скорее попытка придать ситуации не столь дикий смысл, – живет там, где жила раньше. Ты узнаешь этот город, этот тот город? Тут где-то знакомый тебе дворец? 
Ответить Адрекс не успел, в голове раздался до оскомины, или до боли, или... Адрексу виднее какие эмоции вызывал голос Раханы: «Ты вынуждаешь меня вновь пользоваться телепатической магией, дорогуша, знаешь ведь, как я этого не люблю. Немедленно возвращайся, мне срочно нужна твоя помощь в лаборатории. Добытый тобой скорбилус какой-то вялый. Тебе немедленно следует собираться и достать более живучего, я повторюсь, немедленно.»

Отредактировано Энтропиус (05.04.2019 15:54:35)

+1

16

   Знойное солнце планеты титанов жарило, как настоящее, несмотря на слова деоса о том, что место оное не совсем реально. Было несколько некомфортно даже, но это было терпимо по сравнению с теми условиями, какие Адрекс переживал, будучи рабом. Впрочем, богу Хаоса нравилось, очень даже, этот климат был ему словно родным. За исключением внешнего вида, который ни с чем не спутаешь, Энтропиуса в какой-то мере самого можно было считать архонтом, но такое сравнение было… Еретичным?
   Адрекс мог задать много вопросов, бог бы ему ответил, но прямо сейчас в той обстановке, достаточно стрессовой чтобы думать о чём-то конкретном, но одном, он ничего не задавал. Бог не лгал, ибо зачем оно нужно, если твоя созданная тобою система испытания делает это без преувеличений хорошо, отлично, вводя в заблуждения и создавая хаос в душе?
   — Дело не в моей психике, а попытке моего сознания сломать систему, когда оно перегружено эмоциями. Я вырабатывал навык хладнокровия больше, чем двести лет, но истинный гнев или печаль заглушить можно лишь внешне, но я всё равно пытаюсь найти лазейку… Будто-бы это может помочь, но есть неплохая перспектива протестировать сигил и его подмир, твой подмир, на прочность, вызовом парадокса. Вместо того чтобы спасти сына и планету, а может или сына, или планету, я нарушу оба условия, из-за чего может пойти крах, но это может быть уже просчитано и привести к упомянутому тобою безумию. Впустив слишком много хаоса, он меня поглотит, впустив недостаточно – он не примет меня. — Тут Адрекс вздохнул. — Я не знаю, что делать. Я всё больше становлюсь уверенным, что этот мир – огромная крепость из моих ментальных переживаний в прошлом, а если шагнуть через неё, то будущий хаосит станет готовым посвятить себя полностью хаосу, не отвлекаясь на будущее. Мне только и остаётся что следовать пути фантасмагории.

   Город титанов был до боли знаком глазу своей архитектурой, стилем и модой. Конечно, моду Адрекс знавал за тридцать лет назад, из-за чего современной её назвать было нельзя – Энтропиус это точно бы про себя подтвердил, архонты сейчас одеваются и строят заметно по-другому – но при этом всём это так и оставался старый добрый песчаный город. Классика из книги-атласа, описывавшем города Биорторуса, города архонтов, архонтскую ночь…
   Ребёнок был полукровкой, правильно? Это осложняло задачу – он мог усвоить лучшее и от архонтов, и от эссенция-дракона. Неуявзимость к молниям и, при этом, чудовищную выживаемость и способность к физическому улучшению тела, что ещё может быть лучше, когда лучший способ обезвредить воина – парализовать мышцы током? Идеальный воин, непобедимая бестия. Кого породил в этой альтернативной вселенной Адрекс? Дуо из бога и смертного вошла в город страстей, Энтропиусом был задан в действительности важный вопрос: о силе Раханы. Нет, божество хаоса, сильнейшее существо Энтероса не по слухам, она не одолеет, но кто знал, как поведёт магия деоса тут, если его отторг тот злосчастный коридор? Нужно быть осторожным, Адрекс это понимал, но тут внезапно раздался голос, вызывавший дрожь, если вылетал из уст своей владелицы…
«Ты вынуждаешь меня… Немедленно возвращайся… Добытый тобой скорбилус какой-то вялый…»… Стоп… Какой ещё скорбилус?

   Спутник Энтропиуса остановился настолько же даже для бога внезапно, как раздался голос «Возлюбленной» Адрекса. Тот стоял около пяти секунд на месте, буквально «Переваривая» информацию: это было видно по его лицу даже неопытным глазом. Он явно услышал в голове нечто действительно озадачивающее, но воспримет ли это деос снова с шуткой?
   — Рахана… Сильнее меня, иначе бы я её убил вместо побега, хитрая, интригантка-сука, которой под стать один из твоих соплеменников-деосов, Энтропиус, но я не припомню имени… Вёрткая, меркантильная с уклоном в прагматичность, это всё дало ей власть и положение на арене архонтов. Показывающая эмоции за маской, она может их менять, словно дьявол: не стесняясь, не жалея жертву. Использует много артефактов: сокрытие, ложную информацию, усиление; оружие использует как традиционное, так и экзотическое, ассасина посланного за её душой она прикончила стилусом, но управляла она им не на уровне «Схватил первое попавшееся в руку», а вела, как боевую иглу или веер. Она держала врагов близко, а меня и моего брата по несчастью ещё ближе, будто чувствовала о моём скором побеге. Если она такая была и, скорее всего сохранилась такой же, то кем являюсь в этом мире я, что она меня признала как мужа? — Переполнявшие Адрекса эмоции заставили его немного походить на месте, по большей части чтобы собрать на нервах мысли. — Она связалась со мной ментально, сказала что ей нужна помощь в некой лаборатории, что… Некий скорбилус, «Добытый» мною, оказался слабым или как-то так.— Тут дракон остановился, поднял голову повыше и устремился взглядом вдаль, где виднелось сердце города: дворец и цитадель. — Она точно обитает в том донжоне. Меня потребовали немедленно, предлагаю и идти немедленно… Если не хотим что-то упустить.

   Двойка двинула, но что их ждало дальше? Адрекс сейчас настраивал себя изнутри и делал заготовки речи, какие может высказать Рахане, чтобы подстроиться под его роль в этом мире, хотя без умения актёрской игры это будет сложно – пытаться нужно, иначе ждёт провал. Но что предпримет Энтропиус, внешне флегматичный и навеселе, но изнутри преследовавший и свою цель: узнать природу мира, который испытывал его слуг в далёком прошлом, который осмелился отторгнуть хозяина?
   Похоже что приключение дало старт и начало бурно развиваться…

+1

17

Дело не в моей психике... … … ...вызовом парадокса. Вместо того чтобы спасти сына и планету, а может или сына, или планету, я нарушу оба условия... – сливово-темные радужки глаз застыли с бледным оттенком немного дешёвой ироничности, с немым восклицанием «так вот оно как!» на донцах блестящих, точно жуки, зрачков. Древний не без удовольствия смаковал эту задумчивую осторожность Адрекса, филигранную самонастройку, сущностный анализ и знал, что на его собственном широком лице не отражается бесовских эмоций, не потому, что их у него нет. Не потому, что он все еще с любознательностью ребенка «копошился» в олицетворенном хаосе по имени Адрекс, а, точнее, в психологии; да, ему был интересен процесс мышления дракона, его логические связки, былой опыт – это он и считал психологией, а если Молниевый уверен, что дело не в том – это его право, в конце концов, у хаоса миллиард граней. И едва ли он – деос счёл бы примитивнейший из методов «выбрать направление от противного и разрушить все производные» способным вызвать некий парадокс, ведущий к победе, но он не Адрекс, не способен видеть его глазами, ощущать его органами чувств, понять ход его мыслей. На миг эта невозможность вызвала полусекундный приступ странной неестественной ярости, подсветившей краснотой щели зрачков. Истина лишь одна, и она состояла в том, что деос не знал, как следует поступить в этой игре. Он ведь уже давно решил, что в его расе... расе – деосов, есть червоточина, гнилой ген и, вполне возможно, что именно сейчас этот ген заставляет его думать то, что он думает, а Адрекс то идет как раз в нужном направлении. 

   – Значится, тип женщин «скорпион», один из самых опасных. Подобные девицы, при благоприятном сочетании среды развития и жизненных витков способны взраститься в редкий самородок. – Отчего-то одобрительный кивок мужчины сопровождался странноватой усмешкой, в глазах блестело привычное жестокое веселье, – а что до признания тебя мужем, Адрекс-сан... хаос на то и хаос, чтобы мешать всё, ломать стены и изменять гены, не буду, пожалуй, говорить о эмоциях... и эмоции, это очевидно, подвластны ему в игре, но у меня большие сомнения, хех, что дело в любви. Адрекс-сан, ты веришь в любовь?  А в любовь скорпиона? Добре. К слову, ощущаю слишком странную ауру... этот мир соткан из очень необычного эфира, не удивлюсь, если все те, кто жив и сейчас участвуют здесь в маскараде... видят сон... да уж, не удивлюсь, но не утверждаю. 

   Так они и дошли до города и что сразу бросилось в глаза Энтропиусу это его частичная «древность», все же для Энтероса, преодолевшего тысячи лет, какая-то сотня лет вчерашний день и можно с уверенностью заявить, что Биорторус «сейчас» и Биорторус «трехсотлетней давности» практически одинаковые Доминионы, но здесь... здесь настоящий хаос деталей. Будто бы стигма абсолютно бездумно или в насмешку вытаскивала детали из древнего прошлого и без лишней работы по сглаживанию шероховатостей в картине, пхала их куда попало: в архитектуру, в одежду и лица местных жителей, в их говор и чуть ли не в цвет неба. Ляписное одеяло из сочетания настоящего и прошлого.http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/37591.png 
   https://i.imgur.com/Cht2iJd.pnghttps://i.imgur.com/ZJzdCjW.pngВсё чудесатее и чудесатее, знаешь, ты иди пока один к своей благоверной, а я тут погуляю, подышу воздухом, стены пощупаю, да песок поглажу, а, может быть, мне удастся откушать пару спелых персиков вот у той прелестной ханум-айжан... 
   Она вышла к нему на встречу сразу после того, как дракон оставил позади монументальную и массивную колоннаду. На хорошо очерченную в агрессивных контрастах фигуру молодой титаниды, бросал густые рыжеватые тени десятиметровый колосс – грандиозная скульптура в виде неизвестного хтонического монстра. Неподалеку журчал в кустиках бархатистой зелени декоративный фонтан, больше напоминающий «домашний водопад».
   – Почему так долго, – голос можно было бы назвать приятным, даже красивым, если бы не сквозящая претенциозность и сила странного желания, влекущего её по этому буйству хаоса. Это желание не могло нести в себе добра. Или..?
   – Ты слишком много времени проводишь в городе, – девица оказалась рядом, почти вплотную, немногочисленные архонты видели, как титанида пылко прижалась к телу Адрекса, а дракон же слышал шёпот на ухо в опаляющем выдохе, – прошло меньше четверти века, а ты уже забыл, – её руки стальной хваткой сжали запястье, – как валялся у меня в ногах бессильно сверкая глазами, – ногти болезненно впились в кожу, – не забывай, ты только мой и даже не думай играть против, это кончится плохо для всех твоих дружков. 
   Она отпрянула столь же резко, как и подошла, быстро зашагала по коридору, – нужно повторить дело
   Шли они недолго. Преодолев несколько лестниц, помещений и порталов, оказались в темном зале из пепельного камня, в центре находилось что-то вроде линзы, наполненной веществом, при взгляде на которое приходила странная ассоциация «жидкая энергетическая плазма», в этом веществе что-то плавало. Некое тело.
   Помещение явно изолированно от чужаков, Рахана заговорила громко, – сможешь сегодня до полуночи добыть скорбилуса, желательно гнездо, можно с маткой. Последняя выжившая особь сдохла пару минут назад, нужны более выносливые и сильные образцы, не может быть... – в ее голосе появились нотки шипения, – чтобы никто из тварей не мог пережить опыт и получить нужные нам свойства, обеспечь большую выборку особей.[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

Отредактировано Энтропиус (11.04.2019 16:08:39)

+1

18

    Взору был показан мирный тихий город, город архонтов. Базар, он же рынок, где торговали рабами, пищей, оружием и, что главное – информацией – был неподалёку и кипел жизнью, правда, Адрекса он не интересовал. Этот дракон выделялся на фоне толпы своей внешностью: он был под сто девяносто сантиметров в высоту, когда среднестатистический архонт на пять выше, не был смуглым, из-за климата, да и глаза не имели малейшего намёка на пентаграммы архонтов, заложенных Демиургом. И всё же, люди вокруг на него не обращали внимания.
   Как, впрочем, и на молодца-деоса, который бросил некую философию относительно любви, да подался по своим делам, изучать это прелестное место. Почему бы и нет, если решать проблемы своего испытания Адрекс должен сам? Энтропиус точно ничего не должен был ему, разве что мог дать напутствие или около того, как это стало с монологом перед тем как тот ушёл. Адрекс тоже не долго задержался у входа на главную площадь – нужно было спешить к Рахане, которая Адрекса требовала… Страшно представить что было бы в случае неявки Адрекса, хотя, похоже, наказание от, как оказалось, уже жены, явно бы отличалось от того, что было бы в «Оригинальной» вселенной с оригинальным характером Раханы, конечно, если он тут вообще менялся, если была калибровка относительно новых отношений.
   Постепенно городская площадь сменялась более богато украшенными домами, поместьями что были ближе к центру, Адрекс был на лестнице, ведущей к цитадели Раханы. Очевидно, она управляла этим городом, дракон как назло не мог вспомнить название управителей городов с языка архонтов, но нужно ли оно было? Город был чудовищно знаком в деталях, но что-то изнутри говорило, что этот город был не тем, в которых Рахана чаще всего проводила время… В итоге дракона приняли и отвели туда, куда он потребовал – это не оказалось сложным в рамках очевидного статуса Метиарна в этом городе, но сейчас эссенций настраивал себя эмоционально на более сложную задачу – не терять лицо и пытаться вжиться в роль при встрече с Раханой. Дракон понимал, что это будет сложно – ещё бы это было легко, учитывая кем Рахана приходится ему… Но его задача была слишком важна, чтобы давать волю эмоциям. Эмоции часто и есть причиной бедствий многих потенциальных героев, таковым Адрекс становиться не собирался.

   Было страшно. Страшно идти туда без Энтропиуса, хотя за подобные мысли Адрекс себя корил: он совсем недавно говорил, что совсем не хуже хаоситов древности, которые для деоса были актёрами в подобном стигматическом театре, и тем не менее… Знакомые барельефы, величественные колонны, вся атрибутика архитектуры архонтов была собрана тут, вызывая при этом смешанные эмоции: с одной стороны, дракону нравилась культура и стиль титанов, с другой – пережитое им отталкивало его от этой расы. Эссенций шёл твёрдой походкой вперёд, вдоль коридора с колоннадами, но на деле не знал куда шёл, место было незнакомое. Но как оказалось, судьба решила помочь в этой ситуации спорным решением…
   Явилась из-за колонны сама Рахана. Когда эта властная девушка, всем своим видом показывавшая желание кем-то управлять, явилась, то Адрекс сначала встал как вкопанный и вглядывался в лицо своей, уже, благоверной. Сердце сразу же ускорило ритм биения, дыхание стало неровным… Как это воспримет титанида? Как пылкие чувства? Определённо, пылкие чувства к ней у Адрекса были. Сам дракон ничего не успел сделать, как девушка, что практически одного роста со своим «Возлюбленным», упала в объятья Адрекса, знали ли те немногие архонты неподалёку, что так хищник держит на коротком поводке свою добычу? Сам Адрекс пока что успешно сохранял лицо, за свой возраст он этому навыку научился, но сам он испытывал гнев, злость, даже грусть, немного радости, он даже сам не понимал что за гормоны его организм выделял в этот момент, но не был им рад.
   Не успел что сказать или сделать герой этой повести, как Рахана кинула некоторую колкость, одновременно попытку поставить на место свою «Собственность», и немым жестом в виде ходьбы сказала Адрексу идти за ней. Он повиновался, хоть словил себя на мысли, что сделать это мог на рефлекторной основе подчинения бывшей хозяйке, но отогнал это тем, что ради встречи сюда и пришёл. Что значило: «…прошло меньше четверти века…» и «…это кончится плохо для всех твоих дружков.»? Как долго Адрекс существовал здесь как муж Раханы? Что за друзья были здесь, в городе, у него, не за Энтропиуса же говорила титанида? Пришла дикая теория, что дракон вовсю обжился здесь, в новой жизни, и начал отрываться по полной с местными титанами, в области боёв, ставок на арене, пьянках… Эти мысли заняли длинный путь из порталов и коридоров, лестниц и поворотов, а местом назначения оказался крупный зал, казалось, без каких-либо цветов, но на самом деле обладавший в стенках серым оттенком. Устройство в центре помещения напоминало что-то, чего Адрекс вспомнить пока что не мог.
   Рахана же в свою очередь не дала вдоволь налюбоваться Адрексу, как выдала довольно интересную информацию о скорбилусе, о кончине которого дракон узнал ещё из телепатического сообщения. Нужно поймать тварь? Можно играть по этому сценарию и подчиняться местному сюжету, всё равно пока что ни у Адрекса, ни Энтропиуса не было никакой цели в этом мире. Испытание задано, цель есть, подцелей нет. Впрочем, слепо идти на поводу Адрекс не собирался, собрал всю свою волю в кулак и постарался заговорить как можно спокойней:
   — У меня есть пара подозрений, почему тварь померла, но чтобы сказать что-то конкретное – нужно получить информацию из всего того, что ты и твои слуги выудили в ходе проекта, — тут Адрекс сделал паузу, — Предоставь её как будет удобней – бумагой или артефактом-хранилищем, я пока у себя сделаю пару заметок в книге, — рука зашла за плащ, выудила оттуда книгу-хранилище из-за пазухи: она располагалась на специальных лямках, и дракон принялся делать новый абзац с новыми сведеньями. Пока что он записывал то, что услышал от Раханы, что могло показаться ему важным…— У тебя самой есть идеи, почему трансдент испустил дух?

+1

19

[nick]Рахана[/nick][AVA]https://i.imgur.com/UzltAbF.png[/AVA]   Духмяные опиаты, источаемые её кожей, кружили голову и расслабляли мышцы, возбуждали и будоражили одновременно. Плотная амарантовая тень целовала бледную женскую щёку, а в донцах странно-фосфоресцирующих зрачков тлели костяные костры. Рахана выглядела немножко неспокойной, но эта неспокойность явно исходила изнутри, из мыслей и личных идей, треплющих лихорадочный разум, уж никак её состояние не могло быть связно с поведением Адрекса.
    – О чём ты, – совершенно отвлеченный, почти автоматический равнодушный ответ, – сам знаешь, что я не виду реестровых записей, да и чем помогут сухие буквы в духе старика Просперо, разве что, в очередной раз удостовериться в их бесполезности.
Молчание, повисшее после этих слов, не ощущалось навязчивым, так как титанида медленно подошла к вогнутой линзе, провела пальцами по эктоплазменной поверхности, улыбаясь каким-то своим мыслям. В каменной кладке заструились потоки энергии, привлекая к себе внимание – целая магическая грибница из толстых витых жгутов силы располагалась под ними и каждая, даже самая тонкая и неприметная ниточка вела к главному объекту в зале.
   – Все те скорбилусы просто не подходят, они слишком слабы. Нам нужен кто-то более сильный, уже напитавшейся энергией… – следующее её движение было одновременно грубым и плавным, гибкое тело прильнуло, рука болезненно сжало бицепс, почти до легкого онемения, – слышишь? – громкий шепот почти в самое ухо, – ты отказываешься меня слышать или ведешь свою параллельную игру. Уж не знаю. Адрекс, что тебе мешает переступить через такую малость, это жить твоего собственного ребенка. Нам необходим сильный скорбилус, а сделать скорбилуса сильным можно одним единственным способом и ты знаешь каким.
Отпрянув также стремительно, Рахана вплотную стала к эктоплазменному зеркалу, у стороннего наблюдателя, окажись таковой в зале, могли даже ненароком зачесаться ладони от желания толкнуть девицу вглубь линзы.
Вибрация. Тело, плавающее внутри, выгнулось, со всей силы ударило кулаками по внутренней поверхности, беззвучно начало открывать и закрывать рот, корчась не то от боли, не то каких-то иных эмоций и чувств.
   Адрекс наконец сумел рассмотреть мальчика, якобы сына и то, что предстало там, за аморфной гладью было… им самим. Абсолютная и точная до последней черты (пусть этого дракон и не знал) копия его самого в пятнадцать лет. Глаза мальчишки широко распахнуты, зрачки расширены, почти заваливают радужку, в них плещется океан неудержимой ненависти. Казалось бы, человеческие глаза не способны физиологически обличать ненависть с подобной яркостью, но этот мальчик смотрел так, будто жил лишь для того, чтобы ненавидеть. Ненавидеть всё живое, а, может быть, только Рахану?
Отпрянула. Сделала несколько шагов назад.
   – Видел? Аж, в дрожь бросает, когда он так смотрит. Адрекс, у нас нет выбора, либо мы закончим эксперимент, либо лишимся сына, ты знаешь, что больше я не сумею… выносить и родить. По твоей вине. А этого ребенка мы обязаны спасти, это наш долг. Принеси мне сильного скорбилуса, почти готового к эволюции в Разумного, позаботься… чтобы он был готов, не заставляй меня идти на крайние меры, ради этого дела я пойду на все, – она зашептала, облизав языком пересохшие губы, – дело моей жизни, нашей жизни, Адрекс. Всегда есть и всегда будут те, кто с великой охотой сделает грязной дело, но он твой сын.

   Где-то в черепной коробке вспыхнуло ледяное пламя, вновь уже знакомый голос. Нет, не Энтропиуса, а таинственного космического разума Бездна знает, откуда взявшегося, – «наши с тобой сны пронзает стержень, и каждое действие здесь, способно повлиять на судьбы тех, кого видел, предшествующую свершившемуся сексту дней… помни о мире стержня – он создан пронзать… а в этой игре – детей…»

+1

20

   Обстановка этого места так и говорила, что нужно расслабиться, предаться светским размышлениям или дебатам, но этого не происходило, какие бы ни были в воздухе ароматы и декорации в помещении, хоть последнее и не вызывало спокойствие, мы ведь декорации приписываем не Рахане? В любом случае, не было похоже, что последняя что-то подозревала в поведении своего, в этом мире, мужа… Адрекс с этой мыслью вспомнил одну важную деталь: он сбежал из рабства из арены как раз из-за того, что титанида если во что-то и погружалась – то с головой. Тогда это были политические интриги среди аристократии Биорторуса, сейчас – некие исследования, генетическо-магические, которые могли деталями вызвать ужас. Похоже, её реальная ментальная «болезнь» отразилась и здесь. Интересно, насколько сильно?
   Хотя ответ был неожиданным и Адрекс, казалось, рефлекторно изобразил лицо в эмоции: «Знает ведь, что я люблю упорядоченность…», он вспоминал, было ли свойственна эта черта титаниде. Судя из действий, какие она предпринимала – Рахана возлагала большие надежды на этот странный эксперимент, естественно идущий в разрез с природой и её сущностью… Как вдруг воздух и слух потряс сам голос Раханы, боль в руке, едкое замечание о возможной игре Адрекса на стороне. Она задала очень существенный вопрос, о жизни ребёнка Адрекса, но тот не мог и не хотел делать никаких выводов – он слишком мало знал о себе из этого мира. Конечно, из уже сказанного было понятно – Рахана хочет создать климбата. Но зачем?

   Ответ был косвенно дан в следующих словах Раханы, когда она показывала этого самого отрока дракона… Он был словно… Копией? Да, Адрекс не знал факта сохранения всех деталей, зато точно мог сказать, что это был он сам много лет назад, запомнил он это благодаря скорому изучению аналитизма, но тут «жена» дракона заговорила про беременность, вину Адрекса. Опять же, учёный не знал, что за лютый сюжет тут был создан сигилом, но пока что потомок дракона выглядел как откровенный клон. Здесь выражение лица Адрекса дало слабину и несколько раз дрогнуло, прежде чем тот отвернул лицо, хотя, вряд ли бы это волновало Рахану… В нём… Было много ненависти, гнева, что это было за состояние такое?
   Так или иначе, под конец всего действия, после осмотра «ребёнка», после слов Раханы, голос пронзил голос, будто из небес, и именно к ним Адрекс прислушался внимательней всего. Голова не соображала, нужно было время на размышление, понимание всей той информации, что была получена, возможно, захотев сейчас отступить, а не копать – этим он может себя предостерегать от некоего делириума, которое и губило несостоявшихся чемпионов Энтропиуса… Кстати о нём – необходимо встретиться. Раз уж его сюда тоже занесло, значит, он тоже может помочь в этом всём действии? Хотя бы дав наводку, где может находиться здесь, на планете, основной сцене, скорбилус.
   — Значит мне пора действовать. Прощай, — и с этими словами ушёл, двигая обратным путём, намереваясь выйти больше инстинктивно, чем по памяти… В конце концов, должна же пробудиться интуиция, притупленная более мирской жизнью, чем она была раньше?
   Затем найти Энтропиуса, когда отсюда получится выйти… Хотя, казалось, он сам захочет найти Адрекса, или, быть может, даже всё это время за ним наблюдал. В самом деле, чем было заняться божеству Хаоса в фаталистичном театре своей собственной магии? Не торговаться ли за килограмм пшена на базаре неподалёку?...

+1

21

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Мягкий сочный плод показался сладким до приторности, вызывая невольное сравнение не со спелым персиком, а с перезревшей медовой дыней, однако виду деос не подал, позволяя вязкой сладости обволакивать язык, а глазам без малейшего смущения рассматривать невысокую подростка-титаниду, так вовремя угостившую его фруктом. Девушке было не дать больше пятнадцати лет, прелестное круглое личико обрамляли темно-русые вьющиеся прядки длинных волос, пухлые чувственные губы у стороннего соглядатая могли вызывать совершенно недетские мысли, а от многочисленных браслетов, ожерелий и золотой фурнитуры на золотисто-коричневом платье зрачки то и дело расфокусировались. 

   – Аиша-ханум, и как столь молодую девицу родители отправляют одну на рынок? – больше для завязывания разговора, чем реально удовлетворяя любопытство, уточнил древний, озорно сверкая глазами.
   – У нас безопасный город, а уж с тех пор, как восстание гладиаторов и мятеж инсургентов был подавлен, так и вовсе даже в темное время суток любая из улиц столь же безопасна как родной дворец
   – Верно в сем немалая работа стражи имеется. Мммм, эти персики сладки, как тропическая амброзия, – расплылся в покровительственной и лучезарной улыбке деос.
   – А то, у Салитэ самые вкусные фрукты в городе. А что до стражи да, конечно, очень непривычно, что такой ответственный пост занимает не архонт, но я уверена, что Рахана-ханум лучшая из возможных халифов, никто не посмел бы перечить её слову. Когда-нибудь, хочу стать похожей на неё, такой же уверенной в себе и умной.

   Уточнять детали необходимости древний не видел, и так было ясно, что хаос в этом городе покусился на самое святое – на устройство самого менталитета и едва ли здравый смысл в сей игре имел хоть какое-то значение. 
   – Да, как раз его жду для продолжения нашего важного дела. – Откусив еще внушительный кусочек, проговорил деос, отмечая, как загораются глаза девочки.
  – У вас какие-то общие дела, господин Энт? 
  – А то, вот дождусь его возвращения и примемся за работу, – тут деос заговорщически подмигнул девушке и чуть убавив «громкость» проговорил, – а ваша халиф действительно так сильна и опасна, как о ней говорят? 

   Девчушка прижала корзинку к груди, сделала шаг назад и внезапно тихо засмеялась, – да-да, господин Энт, а еще она не любит, когда о ней сплетничают за её спиной, так что от меня, как от её верной фрейлины, вы такого не дождетесь, – в озорных темно-золотых глазах красавицы плескалось веселье и легкие бесята.
   – Яре-яре, а кто сплетничает, я человек в вашем городе новый, приехал недавно, вот хотел разузнать как тут у вас обстоит, чтоб в просак, стало быть, не попасть.  – Последний кусок персика был съеден.
   – Вряд ли у вас та работа, что требует полное досье Раханы-ханум, но вам любой скажет, что благодаря ей и её мужу  Адрексу-сатум мы живем припеваючи.

   Деосу, конечно, было интересно, что там у этой парочки с престолонаследием, так как по правилам Доминиона становиться халифом мог только чистокровный архонт, и в таких ситуациях, обычно женщина оплодотворялась где-то на стороне, дабы родить ребенка, что полностью удовлетворял условиям преемственности, но спрашивать о таком, разумеется, было чистой воды неуважением. 
   Они еще немного поговорили о каких-то пустяках, красавица Аиша угостила деоса какими-то кисло-сладкими вяжущими ягодами, отчего-то называя их аргентумная алыча, хотя древний был уверен, что здесь несусветная нелепость. 
   Но вот и дракон спускался по лестнице, деос встрепенулся, учтиво поклонившись девочке и запечатлев поцелуй на пухлой речке, направилась на встречу, протягивая ему небольшую веточку темно-синих крупных ягод, – ну-с, как прошло, рассказывай и что рассчитываешь делать?

+1

22

   «‎Энтропус должен быть где-то неподалёку», — вот такая была первая мысль у Адрекса, когда он вышел на улицу, в город архонтов, который вовсе не изменился за, возможно, получас или около того пребывания в резиденции Раханы. Дракона же терзали двоякие чувства: он обдумывал всё услышанное, увиденное. Стоит ли сейчас идти на поводу судьбы, ожидания более удобного момента для её изменения? Всё таки сейчас лучшее, что можно сделать – посоветоваться с Энтропиусом. Интересно, его нужно рассматривать ныне как товарища или как боевого брата, может как брата по судьбе? Адрекс был уверен, что задай он этот вопрос Деосу, то тот бы сказал самому решать своё отношение к нему. Несколько банальный ответ получается от него, если так рассуждать, но ведь у бога войны ещё никто ничего не спрашивал?
   Божок же, в самом хорошем смысле этого изменённого от «Бог» слова, ныне флиртовал с некой титанидой, по крайней мере, так Адрексу показалось на первый взгляд, подле лестницы. Адрекс же или застал конец всей прелюдии, или просто не вовремя вышел, но Энтропиус как увидел своего спутника – прервал свою беседу и направился к дракону. У того был довольно усталый взгляд, задумчивый более, чем обычно, а думать Адрекс любит и в больших количествах. Деос же протянул в свою очередь некий фрукт, отдалённо Адрексу знакомый. Тот оторвал от веточки плод, запустил его в рот в попытке как-то отвлечься от всего того, что в этом мире было создано сигилом и обыграно до настоящего момента, и у него это удалось... Благодаря приятному сладко-кислому вкусу. Он был несколько терпким.
   — Прогноз неутешительный, Энтропиус. — сказал Адрекс замогильным голосом, будто произошло нечто страшное. Оно, собственно то, и произошло, но немного раньше и дошло в виде уже совершённого. — Пойдём. В городе небезопасно: могут подслушивать. — после чего двинул на выход, к воротам. Что же такое дракон имел сказать деосу, что боялся чужих ушей?

   — Проблема заключается в том, что нужен скорбилус. Где его искать в условиях Биорторуса – не представляю, хотя хочется попросить у тебя помощи в поиске животинки-трансдента. — Вне городской черты, когда Адрекс и Энтро шли полем, тем самым, которым пришли, были рассказаны тайны и подробности того, что видел дракон. Было поведано деосу о сыне, вернее – подробности, например то что он выглядит как клон и то что у него взгляд, полный ненависти. По поводу Раханы он не высказался ничего конкретного, если Энтопиус у него не спросил, да и что было рассказывать? Она не изменилась в корне, если рассуждать и вспоминать прошлое.
   Но дракон продолжил:
   — Выбора нет, мне придётся идти и искать чёртового скорбилуса. Кажется, она сказала найти что-то конкретное... — Адрекс достал свою книгу для записей, раскрыл и нашёл свою последнюю запись, — Выносливая особь, напитавшаяся энергией... Похоже, мне нужно найти присосавшегося к ребёнку трансдента и извлечь его во время слияния... Звучит дико, правда? Но у меня нет выбора... Как и идей, где начинать поиски.

+1

23

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   Очередной сильный порыв теплого ветра взлохматил волосы деоса с воистину пацанской наглостью. Молоденькая титанида, покрепче прижав к себе плетеную из нефритовой лозы корзинку с душистыми фруктами, зарумянилась и с диковатым восторгом в янтарных радужках подбежала к мужчине пусть и не первее деоса, тот обогнал на какие-то жалкие секунды, только и успел угостить вышедшего.
   – Светлого и животворящего солнца вашему Дому, Адрекс-сатум! – звонким и по девчачьи щебечущим голоском пропела сие миловидное создание, протягивая в двух ладошках целую гроздь белого как жемчуг винограда. Её корзинка покоилась на сгибе локтя, а сама гроздь возлежала на тканевой салфеточке.
   – Для меня честь, если вы примите и из моих рук это угощение, – широкая улыбка на все лицо не давала усомниться в том, что её несколько не смущала и без того излишняя «задаренность» мужчины плодами растениеводства. Впрочем, девочка не навязывала свое общество и поспешила быстро ретироваться, дабы благоприятное, как она сама считала, отношение к ней дракона не успело смениться на обыкновенное раздражение к приставучей малолетней прилипале.

   – Пойдём. В городе небезопасно: могут подслушивать.
   – Добре, отчего-ж не пойти, коли хороший человек предлагает ноги размять? – с привычной, по-свойски задорной улыбкой, протянул мужчина бархатистым баритоном. Со стороны Энтропиус хорошо вписывался в общую культурную и этнографическую «карту» окружающего мира, а его расслабленная вальяжность и даже леность (хотя и Адрекс прекрасно должен был понимать, что последняя явно фальшивка) как нельзя лучше делали его гармонирующим с окружавшими его людьми.

   Вне городской черты ветер шалил с открытой вседозволенностью, если в сердце города его сдерживали многочисленные усадьбы и дворцовые комплексы, то здесь лишь голимая совесть стихии.

   – …нужен скорбилус… Похоже, мне нужно найти присосавшегося к ребёнку трансдента и извлечь его во время слияния... – ответил деос не сразу, несколько секунд будто непонимающе моргал и сверлил переносицу Адрекса своими темными вечно стеклянистыми сливовыми радужками с черной точкой зрачка. Однако долго себя ждать не заставил, глубоко выдохнул и не сдержал странный, не то нервный, не то глумливый смешок. Притом, адресовался этот смешок не Адрексу и даже не себе, а как бы ситуации в целом, все поведение деоса кричало об этом, декламировало «вот ты какая, древняя магия, Демиург тебя побери».
   – Ба-атенька, – протянул нарочито-медленно, – отыскать скорбилуса знающему человеку не составит труда, я, как и многие древние изжитки божественной бесполезности, знаю такие местечки. Собственно, не велика проблема, по сути, тебе надо найти обыкновенное гнездо, но… ты реально думаешь, что мы сможем найти одновременно и зараженного ребенка? Серьезно? – деос скептически поднял бровь, он не верил в подобное, хотя не отрицал, что если уж игра ведется, то не стоит и такой расклад списывать со счетов, – скорее уж, тебе предлагают… хм…
   Мужчина чуть склонил голову на бок, обойдя Адрекса полукругом и как бы оценивая его реакцию на последующие слова, – самому отыскать ребенка, и позаботиться, что бы его заразил скорбилус. Собственно, я понимаю логику твой благоверной, в конце-то концов Биорторус планета с активной рабовладельческой жилкой, её и за период геноцида не сумели вырвать с корнем. Если взять в расчет, что рабовладельческие рынки для тебя открыты, то намек красавицы Раханы прозрачен как пеньюар падшей нимфы, – развел он руками и вновь чуть усмехнулся.

+1

24

   Был Энтропиус ленным или блефовал – Адрекс может и понимал, но думал явно не об этом. В какой-то мере это было правильно: обращать много внимания на квинтэссенцию хаоса мешает концентрации. И всё же... Ветер был прекрасен в этом поле. Природа казалась прекрасной после увиденного в лаборатории, кажется, сегодня Адрекс в некоторых деталях понял понятие кощунства над природой оной. Грубая манипуляция, вмешательство в естественные процессы... Климбаты сами по себе – аномалии, но тут экспериментаторы пошли ещё дальше. Что очень страшно: Адрекс этого мира на это согласился. Согласился обречь ребёнка на психозы, страдания, ненависть и безумие от скорбилуса, вместо дарования ему покоя в ином мире.
    В Бога Адрекс верил.
   Верил, но в голову внезапно пришла мысль: «Это всё сигил», она несколько успокаивала. В конце-концов, как сам Энтропиус и выразился, это всё: "...не реальный мир, иллюзия... наваждение". Он был чертовски прав, метил в яблочко, но душа и личность не понимала, они бушевали, пробуждался первобытный зверь. Разум при ярости бессилен, но этот прекрасный ветер помогал сконцентрироваться. Прогнать плохие мысли. Решить что делать дальше. Решить, как припахать Деоса, который любит пофлиртовать с местными красавицами.
    — Даже боги удивляются, ага? — вопреки своей манере речи, выразился не по этикету Адрекс. Избавиться от всей этой иллюзии хотелось побыстрее. — Моя, так называемая  «‎Благоверная», вознамерилась сделать климбата, но почему-то все животинки отдают дух Демиургу, не забыв перед этим показать средний рудиментальный коготь, отвалившись от тела моего ребёнка, — дракон не срывался в истерику, но по нему без труда можно было различить накопившееся раздражение, стресс. Всё же все мы люди, даже если в прошлом рабы. — Моего ребёнка, Энтропий, чхать даже что он ненастоящий. А я ведь должен что-то делать, знаешь ли.

   Пока эта вся братия шла, до дошла до пары пеньков, на один из которых дракон быстро уселся. Уселся, да карикатурно сложил в раздумьях руки: переплёл пальцы, локти в колени, кисти под подбородок, ещё с таким выражением лица, будто является вселенским философом. Ему очень хотелось поглумиться над происходящим, когда Энтропиус это сделал в виде одного скромного «‎смешка».
   — Ведь вся проблема, что это  «‎Что-то» сделать да надо. Не допустить уничтожения планеты, не убить дитя. Почему нельзя сразу огреть Рахану тогда? Я что-то чувствую неладное во всех своих начинаниях тут, в этой иллюзии: меня везде берут сомнения и страх, что всё пойдёт руиной, — голос стал спокойным, размеренным. Похоже, пар был выпущен, мысли собраны. Дракон поднялся с пенька. — Пойдём в таком случае, поймаем скорбилуса. Не знаю сколько их там обычно в гнёздышке, если сразу три личинки будет, то просто прекрасно – будет время на подумать во время эксперимента. Пусть идёт своим ходом, Энтропиус, пока что. Торопиться нельзя, спешка ведёт к смерти. Веди меня.

+1

25

[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]   По-птичьи склонив голову к плечу, деос внимательно наблюдал за реакцией дракона, тот выказывал определённую психологическую реакцию, которую впору обозвать «эмоциональной нестабильностью». Не то, чтобы всё, как оговаривают мудрецы, было написано на его мужицки-выразительном лице, скорее дело в исходящей ауре: тяжёлые мысли, немалая степень взбудораженности – все это откладывало свои определённые отпечатки.
   – Даже боги удивляются, ага?
   – Даже мертвые боги, – загадочно хмыкнул деос, беззлобно ухмыльнувшись в очередной раз, – хотя чего уж там. Знаешь, что самое удивительное? – мужчина будто отказывается замечать накатывающие на дракона волны раздражения, оставаясь непробиваемо-беззаботным, и лишь блеск стеклянистых глазных яблок все еще выдавал в этом бойком типе древнее создание, – ты испытываешь некую привязанность к ребенку, виденному тобой в первые, это ведь абсурдно, али попросту решил меня посмешить? Тогда тебе это почти удалось.
   Казалось, еще секунда и Хаотичный бог не выдержит, приблизится вплотную и пальцами раздвинет веки Адрексу, заставит показать язык и измерить пульс, дабы сполна оценить его физическое состояния, разумеется, это если здорово утрировать.

   – А разве не единственное, что ты должен сделать, это всего на всего выиграть в игре? – в этом каверзном вопросе не слышалось ни иронии, ни подтекстов, будто деос искренне не понимал логики поступков Адрекса и с любопытством изучал его личностные мотивы, – А ты знал, что сомнение и страх, как и любая негативная эмоциональная реакция, тоже является своеобразной сферой моих соплеменников. Ты-таки сейчас упомянул мою дорогую сестрицу Рирариум, вселяющую сомнения во все начинания и моего братца Синистера, хотя, поди, пойми этого прохвоста, что у него на этот раз ипостась. Но ты это дело брось, хотя, я могу сейчас сказать что-то банальное до бессмысленности, мол, отринь сомнения, загляни в себя и прочую туетень несусветную, но тебе это вряд ли поможет, ведь так? А потому, Адрекс-сан, дай себе хорошего такого пинка, и раз уж начал дело, доведи его до конца.

   Выслушав дракона до конца и одобрительно хлопнув того по плечу, кивнул.
   – Веди меня.
   – Добре, давай попробуем, коли не вызывает паники риск оказаться в жерле вулкана, али еще в каком не слишком приятном для распития солодкого рому местечке. – Как бы намекая на объективную неуверенность в своих силах, крякнул, отворяя портал и быстро шагая в него, супротив сказанному. https://i.imgur.com/aTqJnzX.pnghttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.png   «На той стороне» их ждал дородный образчик диковинности Биорторского пейзажа. Довольно диковатое местечко – вот куда привел портал Хаотичного бога. Чисто визуально это была скалистая гряда, «облагороженная» экзотическими красными кристаллическими образованиями щупальцевидной формы, торчащие сразу из земли, а также почва, запорошённая снегом. Но при детальном рассмотрении белые хлопья оказались совершенно не снегом, а чем-то вроде белого мягкого пепла, притом его происхождение так и осталось загадкой. А еще жара. Стоит ли упоминать?
   – Таки получилось, ты погляди. Тебе надобно отыскать живучего скорбилуса, ну таки тут на любой выбор, одна из самых гигантских и дородных стай этих тварей, только аккуратнее, стая на то и стая, что матка у них та еще ядрена вошь, за пояс заткнет какого хочешь бравого молодчика. Та, что ты решил на счет… хм… жертвы? Подождешь вначале, вдруг подфартит, а если не подфартит?

Отредактировано Энтропиус (09.05.2019 16:24:26)

+1

26

   Cтабилизация по итогу пришла к Адрексу, когда он смог выговориться. Он чувствовал, что сделал правильную вещь: негативные эмоции ушли, можно сконцентрироваться на задании... Добыть скорбилуса? Это задание казалось сложным, но не невыполнимым. Энтропиус, который был рядом, кинул вполне воодушевляющую вещь, а затем просто открыл портал... Их можно открывать, представляя место, где был; зная координаты или дав наводку. Но насколько точно бы переместился Адрекс, если бы думал "Логово скорбилусов"? Энтропиусу можно, он же бог... Неважно.
   Портал привёл в место необыкновенное, будто хаотичное. Взору открылась некая долина со странными алыми щупальцами, под ногами было что-то белое. Оно отнюдь не казалось упорядоченным, хаотичным, будто родным для Энтропиуса. Но, его родиной был первобытный космос во время существования Демиурга, а не вот это вот... Шаблонное подобие места обитания существа хаотичного. Это тоже было неважным. Адрекс не постеснялся призвать своё копьё – вещь полезная против животных, будь оно четвероногим или прямоходящим – после чего начал смотреть вдаль, выискивая наличие фауны вокруг. Её тут не было. Была лишь "Мёртвая" природа, честно говоря, находясь тут, Адрекс чувствовал себя как в джунглях – так тоже очень, очень тихо, а крики зверей раздаются лишь во время драк или охоты на них. А что было тут?
   Дракон снял свой плащ из-за жары, да спрятал в пространственной дыре, он тут явно ни к чему и вряд ли защитит от когтей местных тварей. В это время заговорил Энтропиус. Он дал полезную информацию, о том, что тут находилась матка... Род Метиарнов – род учёных по мужской линии, не ксенобиологов, насколько же огромные матки этих тварей? Да и они, кажется, размножаются паразитированием над жертвой? По крайней мере, так думал и знал сам Адрекс, а информация может разниться очень сильно. Внезапно деос напомнил о том, что дракон хотел взять скорбилуса, присосавшегося к своей жертве, но к этому времени дракон уже передумал это делать.
   — Думаю, моя благоверная не обидится, если я принесу обычных животинок, но больше одной штуки. — говорил он на удивление кратко, а ведь Энтропиус с самого начала знакомства понял что Адрекс любил поговорить. — Ужасно хочется алкоголя, да только с ним я слягу на землю не от спирта в крови. Пойдём. Быстрее найдём, быстрее уйдём и станем на шаг ближе преодоления испытания. — после чего двинул первым, просто вперёд, хотя несомненно пошёл бы за деосом, пожелал бы тот стать поводырём. По идее, если особи очень крупные, обнаружить их вполне можно без узкой специализации, но... Дракон всё равно не знал ничего, даже базовых мер охоты. Зато копьё взял. Не меч.

+1

27

Таки ты решаешь, Адрекс-сан, – хмыкнул деос с долей дружеской иронии в голосе, – али выводок отменных паучков-убийц, али парочка напополам с грехом детоубийцы. Знаешь, – оттенки в голосе Древнего менялись достаточно быстро, что выдавало в нем натуру не столько эмоциональную, сколько эксцентричную, – случись это со мной пару миллионов лет назад, я бы даже не задумался в чём тут сок. Хм, вот только мне не понятен один момент в твоем поведении, – за драконом получалось следовать немного отрывистыми движениями, или Энтропиуса напрягала местность, или он ощущал какую-то необъяснимую растерянность. Впрочем, и тот и другой вариант для таких как он, не самые приемлемые, верно?

   – ты не желаешь следовать её хм… настоятельному совету из-за того, что это каким-то образом расходится с твоим внутренним кодексом, или нежелание сугубо прагматично, продиктовано какими-то осмысленными выводами и взглядами на ситуацию? – мужчина по-птичьи склонил голову к плечу, легкий перезвон племенных фенек и металлизированных кончиков перьев на повязке напомнил музыку ветра, – а что до алкоголя, после завершения задания сам Шайтан велит забуриться в паб и отведать пару чарок отменной сливовой браги.
И все же забавное местечко, перестав сверлить голову Адрекса своими расширенными круглыми бляшками зрачков, Энтропиус разгребая «чукотскими» ботинками белые хлопья снега и изображая беспокойство от жары, подошел к одному из огромных алых кристаллических щупалец, что торчали из земли.

   – Гм-м-м, занимательная штуковина, довольно редкая, если подумать. Интересно, это что-то психологические, по примеру фаллического символа в культуре диких народов Схаласдерона, или какие-то мои закидоны, мол, не забывай, батя, осьминогов…
Внимательно оглядевшись, мужчина направился вперед, определённо их с Адрексом путь лежал в направлении экзотической пещеры, свитой целым выводком кристаллических отростков, – али не природа к сему творению руку приложила… хм…
Чем ближе они приближались к красной «башне», тем больше под ногами месилось теплых нетающих хлопьев, у самого подножья одеяло из серого пепла накрывало практически покалено, и это сделало появление Скорбонатуса внезапным. Наверное. А там кто знает.
Тварь выползла из под серой мягкой толщи и засеменила своим массивным телом по одному из красных наростов на вершину «башни», за ней из под все того же природного одеяла выбирались маленькие скорбилусы, черные модесты, – а вот и мать с детьми. Погляди, Адрекс-сан, она не нападает, ай да где хваленая агрессивность сей формы жизнь, эка несправедливость, ну-с… ты наверх, али как?http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.pnghttps://i.imgur.com/HNOXgfg.png[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1

28

    Энтропиус конечно же продолжил говорить о своём, даже во время... Охоты, если это можно так назвать. Он был уверен в своих силах? Быть может, он даже не сомневался в силах своего спутника? Кто знал? И всё же заданный им вопрос напрямую касался злосчастной титанессы, связанной с Адрексом, потому был важен. Но почему именно сейчас?
   — Честно, я просто устал, Энтропиус. Деосу такое путешествие наверняка пустяковое, но разуму более молодому – стресс неимоверный. Так что я устал, а решив вдолбить себе что это всё лишь симуляция – еду по рельсам "сюжета", — на последнем слове дракон сделал иронический акцент. На момент с алкоголем он не ответил, но даже не-менталист бы понял о желании Адрекса закинуться в любой паб...
   Долго-ли, мало-ли, но в конце концов что-то начало показываться. Этим "что-то" оказался огромный кристалл, монструозная конструкция, что важно – порождённая природой, а не чем-то разумным. Адрекс остановился от Энтропиуса в двух-трёх метрах, упёршись копьём о землю и закинув голову назад, желая насытить желание узнать высоту. Действительно огромная.
   — Если где это как фаллос и можно воспринять – так разумом ящеролюдов с разных планет, например. Их половые органы подобной формы... А лично я подумал об обелиске, религиозной структуре, Энтропиус. Что кому дано. — впрочем после этой речи, уже когда двоица вполне зашла в область пепла или Демиург знает что это за субстанция, несколько далеко впереди слой этой жижи будто взорвался, когда скорбилус-матка из него выползал. Не будучи особо плотной или тяжёлой, это сколопендроподобной бестии всё-равно наверняка было сложно "мягко" выползти наружу. А сам Адрекс испугался: зрелище было волнующее, страшное, огромная матка заняла свой дом, почуяв живых существ в округе. Интересно, чтобы в такую развиться, каким потенциально должен быть ребёнок в плане сил? Ну не антиквэрумом же? В биологии скорбилусов Адрекс не был силён.
   — И всё же зверь явился сам, не дав охотникам застать себя врасплох. — несколько поэтично отозвался на слова Энтропиуса дракон, сжимая копьё покрепче, — Она нас изучает. Хочет понять, стоят ли её силы нас, стоит ли вообще напрягаться ради двух чучел млекопитающих. Начну с молний.

   Нужно дать один комментарийи – Адрекс обожал свою стихию. Он считал её величайшим подарком природы, он конечно не считал других драконов стихий "Ниже" себя, но считал что имеет преимущество, практически такое же как огонь, но несколько иного рода... Страх.
   В руке Адрекса начало формироваться нечто. Нечто алое, искрящее, а с какого-то момента резко затрещавшее, привлекая к себе внимание. Алая молния. Раздвинув ногами немного серого снега, встав в своеобразную стойку, дракон нацелился на бестию и, напрягая все мускулы, резким движением метнул электрическое копьё в бестию. Разрывая воздух шумом, оно летело очень быстро, едва форменный сгусток энергии молний, лишь отдалённо походившее на настоящее рядом с Метиарном копьё, и хотя и летело быстро, да носило название гордое – так же резко как Адрекс метнул магию, резким рывком в сторону матрона скорбилусов уклонилась от снаряда. Молния разорвалась далеко сзади неё, но дошёл звук сюда лишь в виде жалкого эха... Какой был бы знатный шум, разорвись бы молния о панцирь твари!
   — Переоценил себя, всё таки расстояние, да реакция... Проверять наличие яда для плевков я не хочу, посему двинули, бог Хаоса! — после чего громкий мужчина с причёской-косой одним прыжками начал разделять расстояние между собой и тем обелиском-щупальцем. Ближе можно будет и оружие вонзить, да молнию провести, да и просто... Повеселиться.
   Ход был за матроной, верно?


Результаты броска кубиков

Отредактировано Адрекс (01.06.2019 05:06:26)

+1

29

И что же ты этим хочешь сказать? – одновременно участливо и иронически изрек фиолетово-патлатый спутник дракона. И ведь не солгал: логическую цепочку от «я устал» и до «еду по рельсам сюжета» мозг хаотичного божества пусть и проследил, но не уловил её смысла.
   – Что мешает тебе передохнуть или сломать сюжет, хотя последнего лично я не вижу, а если ты о мире и о ситуации, тогда вся наша жизнь такой же сюжет, – скорее для себя рассуждал древний, чуть ли не присвистывая и внешне нетерпеливо оглядываясь по сторонам, впрочем, не стоит обманываться. При этом, древний усмехнулся так, что в его зрачках можно было прочесть целый талмуд на тему благоприятного влияния хорошей чарки крепленого вина или бочонка сливовой браги на здоровье как мужчины, так и женщины и тех, кто не определился. При всем при этом, когда матка скорбилусов взгромоздила свое гигантское членистоногое тело на вертикальную основу и поползла наверх с упорством съехавшего «с катушек» паровоза, в глазах древнего отразились искорки чего-то жадного, будто он уже примерялся, как бы тварь грохнуть и продать на рынке за хорошую бочку рома.
   – Ты так хорошо изучил повадки скорбилусов, или по ассоциации, мол, хищные твари и на Климбахе хищные твари и все одинаковы? – хохотнул деос, впрочем, не отрицая такой логики. Его внутренний кругозор как раз подтверждал эту теорию, особенно в том, что во имя самосохранения и выживаемости, личный опыт и способность к структуризации знаний о врагах важнее, чем индивидуализация каждого встреченного объекта.
   – Вах, какая женщина! Ты только погляди, этот её панцирь настоящий… – вдохновенно зачитал хвалебные дифирамбы древний, но закончить фразу так и не успел, увы, покров тайны о настоящем панцире остался нетронутым.
    Не сказать, что это стало неожиданностью, а нет… сказать. Это стало для Энтропиуса грандиозной неожиданностью, нет, даже не так – грандиозной неожиданностью в квадрате! Все, что успел древний, это сгруппироваться во время мощного удара по корпусу… Здоровенным красным «щупальцем» приложило с такой силы, что дух выбило напрочь, и деос даже бы захрипел, если бы дышал. Благо, он не дышал. Тело согнуло буквой «зю» и отправилась в свободный полет, – «…меня, похоже… и двинули…» – послышался обрывок мысли божества, а фаллический символ в щупальцах внезапно зашевелился всей поверхностью ствола башни и выделяющаяся слизь из его поверхности привлекала себе внимание едким запахом, дурманя голову.
   Матка скорбилуса изогнулась, перелезая на одно из трех значительных ответвлений, ей визг походил на громкий и противный звук жвал гигантского насекомого, а в голове Адрекса раздался голос… вновь… женский, протяжный и хриплый, – «зря странник, ох, зря ты сюда пришел… и зря привел с собой друга, это погубит тебя, давай дорогой, закончи это… тебе нужна шкура моих детенышей или ты жаждешь их живыми? Ни один из них не удовлетворит твою самку… не ты первый…»[AVA]https://i.imgur.com/Z21rt6w.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Когда в груди хохочут костры