Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Судьбоносный визит


Судьбоносный визит

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]


Дата

Время суток на момент начала эпизода


27.10.3001

Вечер


http://a.radikal.ru/a23/1807/0c/4b1e9a52ae8f.png

https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_orig.png
Нонтергар / остр. Эссариум / Замок графа
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_orig.png
Граф Рамиэль Лерайя | Инге Тейриан
https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_orig.png
По ментальной связи, существующей между Инге и его хозяином, периец понимает, что граф хочет его видеть. Неожиданнное внимание со стороны Лерайя слегка удивило и насторожило Первого, чтобы это значило? Инге и сам ведь сам собирался встретится с Рамиэлем, так как ему надо сделать два очень важных дела. Во первых, Тейриану нужно сообщить своему хозяину, что он стал феделесом, во вторых, как то умудриться забрать свой артефакт привязки - заколку, не вызывая подозрений у графа насчет истинных целей, которые состоят в том, чтобы переделать данный артефакт и выбрать хозяина самому. Чем закончится это встреча скоро будет ясно.

https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_orig.pngСистема боя на усмотрение игроков.

http://sh.uploads.ru/L6MTX.png

Отредактировано Инге (13.07.2018 16:24:08)

+1

2

Граф  стоял у открытого  окна и, устремив сосредоточенный взгляд в тёмную бездну, смотрел,  как  рождается в её глубине вспышка цвета индиго и, переливаясь  всеми оттенками синего, устремляется к поверхности планеты.
Лишь вчера,  поздним вечером, Рамиэль вернулся из  Соннэры. В столице он, как руководитель соответствующего ведомства,  имел встречу с Хранителем,  коему  доложил об успешном завершении  одного долгосрочного проекта.
Глава Нонтергара остался доволен результатом его работы и  вот он, долгожданный отпуск.  Несколько недель драгоценного личного времени! И  каждый  из этих дней  он посвятит воплощению давней цели, поиску убийц дорогого друга.   Первым же  шагом  к этой цели  стало посещение архива уголовных дел в Бэалис-Корс. Перелистывая страницы объёмной папки, граф в деталях представлял картину произошедшего,  как и мельчайшее действие каждого  из подонков. Но он  не видел их лиц. И потому нет ему покоя, пока не увидит их. Мертвыми.
Закончив созерцание космических панорам, граф захлопнул створки окна и шагнул  вглубь библиотеки. Приблизившись к стене, снял любимую старенькую лютню,  сел на кушетку и  лёгким движением   коснулся струн.

[mymp3]https://content.screencast.com/users/mm5393/folders/Default/media/d2dcd3f6-6cf8-4503-88c3-4b65d5999357/_da_milano_kancona_i_tanec._yapfiles.ru.mp3|-[/mymp3]

Глядя куда-то в пространство,  он  словно наблюдал видимую ему одному картину. От прекрасных   звуков любимой мелодии взгляд  не  смягчился и не потеплел, как обычно бывало.  Казалось , ещё секунда и из его глаз  полетят молнии, испепеляя участников  невидимой сцены. Он почти не слышал музыки, что извлекали из инструмента его длинные тонкие пальцы.
Поначалу граф был уверен, что  таинственная смерть Эдриана связана с намерением злоумышленников относительно  его собственности - перийца по имени Инге. Парень  отличался умом и красотой и в желающих заиметь необычную  игрушку недостатка не было. Рамиэль с горечью думал, что единственный  друг  повторил судьбу прежнего хозяина пери,  предав того смерти ради помощи существу, чем-то затронувшему его душу.  Если это и было так, то  преступники не могли предположить, что Эдриан словно  предчувствуя гибель, позаботился о судьбе своего протеже . Они встретились, и Эдриан обратился к нему с просьбой не оставить Инге. Рамиэль коснулся артефакта, а после смерти узнал, что, согласно завещанию, парень теперь его собственность.  И что делать с этой  собственностью граф понятия не имел.  Надеясь принять решение, пару дней назад он попробовал настроиться на  Инге, почувствовать с ним связь, чего и достиг без особого труда. В итоге периец получил приказ прибыть на Нонтергар собственной персоной.   
Последний удар по струнам и в библиотеке  воцарилась тишина.
Тем временем в соседнюю комнату,  украшенную  множеством  светящихся растений всех  размеров и форм,  вбежала девушка . Остановилась у входа и, помня  о присутствии хозяина, мягким, почти неслышным шагом  прошла  к полкам с цветочными горшками. Сняв один, сияние растения в нём  было совсем слабеньким, и, приблизив к малютке озабоченное  лицо, очень внимательно осмотрела растение со всех сторон, а затем начала  тихо и ласково, словно ребёнку, что-то нашептывать. Звуки лютни отвлекли её, она подняла голову и, взглянув в сторону комнаты, улыбнулась. Минутку  послушала, после чего подкралась на  цыпочках и осторожно  приоткрыла дверь.
Граф  не мог сейчас видеть ни  её,  ни безмерного обожания в её глазах.  И Ирида смотрела-смотрела, не отрываясь. Коснулась взглядом тёмных волос, собранных в пучок, кружевного воротника белой рубашки, залюбовалась переливами  на тёмно-фиолетовом, почти чёрном кафтане. Как же  хотелось ей сейчас войти в комнату,  обнять его  и, склонившись, дотронуться  губами до поблескивающего на виске таинственного знака. Но, он это он.  Красивый, сильный, недоступный . А она всего лишь экономка в его доме.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (30.05.2017 20:45:42)

+3

3

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
[float=left]http://s018.radikal.ru/i507/1701/86/c7e0cf6e51bb.png[/float]Тейриан приближался к замку своего хозяина, надо сказать, что в этом месте он был впервые, раньше граф его к себе не приглашал. Они виделись или в столице Нонтергара или на Эридии. Периец внимательно смотрел по сторонам оценивая владения Рамуэля, возможно теперь Первому придется привыкать к специфической атмосфере стоящей на этой планете. В голове Инге проносились мысли и совсем не радужные. Например, что граф узнал о его самодеятельности со вступлением в орден феделесов и решил, что вольное плавание закончено, это конечно было не очень реально, прошло все пару дней со встречи с деосом, но в душе все равно было неспокойно. Зачем именно сейчас его позвал граф, неужели просто совпадение, хотелось бы верить.
Инге убрал прядь волос упавшую на лицо, длинный остроконечный ушки перийца качнулись, путь в неизвестность продолжился. Первый был одет в черную рубашку и брюки с серебряной вышивкой, сверху плащ без капюшона. На ногах сапоги, волосы распущены, на груди медальон на цепочке. Пройдя еще несколько метров Тейриан остановился как громом пораженный, одна жуткая догадка пронзила его насквозь, парень непроизвольно побледнел и покачал головой.
"Нет, откуда!?.. Не может быть...," - холод пробежал по позвоночнику и стальные тиски сжали сердце. Захотелось развернутся и бежать отсюда без оглядки, смерти Инге не боялся, только если его предположение правда, забвение он получит не скоро и ведь даже сопротивляться будет невозможно, чертов артефакт. Первый выдохнул успокаивая так не кстати разгулявшиеся нервы, холодные голубые глаза со злостью блеснули, ну уж нет, убить себя как последнего пса он не позволит и плевать он на все хотел и на всех. Он выжил тогда, выжил жуткой ценой на Биорторусе и сейчас подаренную ему жизнь просто так отдавать не собирался.
Тейриан вспомнил свои ощущения при связи с хозяином, нет он бы почувствовал жгучую ненависть графа если бы она была, такое скрыть при данном контакте хозяина и пери сложно, а значит он изводит себя напрасно. Сто сорок лет прошло со смерти Эдриана, это прошлое и оно не вернется. Успокоившись парень продолжил путь, ни каких ненужных эмоций быть не должно иначе их может почувствовать граф, главная задача стоящая перед Инге расписать все прелести обращения в феделеса и описать выгоду от этого для Рамиэля, а потом как нибудь ненароком перевести разговор на заколку, ну и дальше невзначай попросить ее у хозяина. Если все получится... если все получится, то о многом можно больше не беспокоиться. Например, убить графа проблемы не составит. Ушки Первого опустились реагируя на последнюю мысль.
"И совсем это не подло, всего лишь, если возникнет такая необходимость. А что делать, умирать самому? Черта с два! Да он ничего плохо мне сделал и я к нему хорошо отношусь, но все может перемениться в одно мгновенье и в этой смертельной схватке победитель должен быть один, а для этого мне нужно разорвать эту проклятую связь через артефакт. Если уж судьба подарила мне шанс, то я им воспользуюсь."
Отбросив все сомнения и подняв ушки Инге подходил к замку, высокие шпили башен уходили ввысь, туда, где было видно звездное небо. Такое манящее и привлекательное и так сложно достижимое, что придется отдать еще, чтобы парить там. Отдавать то уже и нечего, в душе один черный пепел и ледяная стужа. Первый горько усмехнулся, а затем, убрав с лица все эмоции, постучал в дверь, вызов судьбе был брошен и отступать теперь уж некуда...

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:30:45)

+1

4

Cтук в дверь отвлёк Уильяма от важного дела. Парень  стоял перед зеркалом и, принимая позу за позой, предельно внимательно рассматривал своё отражение. Вчера он получил повышение и теперь он не какой-то курьер, или как его  дразнили все кому ни лень, мальчик на побегушках.  Его усердие и расторопность оценены по достоинству и  вот он - слуга, да слуга, а никакой не лакей,  в покоях графа.  Уж  теперь он не упустит своего шанса и умрёт, а  дорастёт до дворецкого.
Задрав вверх подбородок, Уильям  напустил на себя  побольше достоинства, добавил  отстранённой бесстрастности,  ещё раз  взглянул  в зеркало, мимолётно отметив, что осанкой почти не отличается от графа, и прошествовал к двери. Отодвинув  засов,  распахнул тяжёлую,  изукрашенную тонкой резьбой махину,  и сделал шаг в сторону, чтоб  впустить  гостя. Дождался, когда тот войдёт,  затем, приблизился и   остановился в двух шагах, ожидая, когда высокий блондин разомкнёт застёжку плаща. И вот плащ  в его руках и он со всей бережностью несёт его   к шкафу. 
Покинув хозяйские комнаты, Ирида поспешила найти новичка. Увидев того за работой, мысленно похвалила мальчишку, подняла лицо, встречаясь с Инге взглядом и  улыбнулась ему.
- Добрый вечер, господин  Тейриан.  Пойдёмте, я провожу вас к графу.
Прошла чуть вперёд и остановилась, будто приглашая  Инге  следовать за ней. Пересекла холл и  поднялась по лестнице на второй этаж.  Миновав  лабиринт коридоров,   остановилась  вместе с гостем перед дверью в библиотеку.

Рамиэль отложил лютню и замер,  наблюдая игру света в небольшой скульптурке напротив. Вскоре  усталость и печаль проступили  на   его лице. Прикрыв глаза, граф  позволил  увлечь себя потоку воспоминаний.
Два юных, полных сил и окрылённых бесконечными возможностями парня... Отмечая день рожденья Эдриана, они сбежали со скучного банкета, прихватив с собой по паре бутылок ависилона и  фандаркора. Вкус фандаркора   до того момента не был известен ни одному их них. Вот и решили распробовать запретный плод, укрывшись не где-нибудь, а в космическом корабле, принадлежащем родителю Эдриана.  Нужно ли говорить, что оба были крайне удивлены, когда пришли в себя, мягко говоря,  далеко от дома.  Корабль нёсся  на ужасающей скорости,  а на пульте угрожающе   мерцало табло, отсчитывая секунды до выпуска  ядерной ракеты. Опасность, как всегда,  заставила  Рамиэля собраться и взять конктроль над ситуацией в свои руки. Табло было отключено, а жители оставшейся  далеко позади планеты никогда так и не узнали, что минуту назад избежали ужасной катастрофы. Присмирев от осознания содеянного, оба уже совершенно трезвые, они молча сидели в креслах пилотов и зачарованно  смотрели на  мерцание миллиардов звёзд, удивительной красоты световые  вспышки, проплывающие вдалеке планеты.  О том, что было по возвращении, Рамиэль предпочёл не вспоминать, только быстрая весёлая улыбка промелькнула на  лице. Тогда  они стали ближе, стали друг для друга  кем-то большим, чем  два проводящих вместе время богатых лоботряса. Гораздо большим. Но  признаться  себе в этом не спешили ни тот, ни другой.
Воспоминания оказались прерваны    сигналом о выходе на связь одного из агентов. Информатор сообщал о возможной  диверсии в ближайшие дни.   Предоставленных  сведений было достаточно, чтоб привести  должные  службы в готовность  и в нужный момент  отправить нахалов восвояси. Но  неприкрытая агрессивность и настойчивость  давних врагов начинала действовать на нервы. Руководство одной  из крупных корпораций было совсем не прочь  наложить лапу на  ресурсы планеты. И конечно, особо интересовали  их энергетические кристаллы .
Граф поднялся, подошёл к  шкафу и  протянул руку к  свёрнутой рулоном, потёртой   рукописи. Однако, ощутив  некую перемену в окружающем пространстве, словно до него донёсся очень далёкий, совсем слабый звук, передумал. Рамиэль сосредоточился, и вскоре  лицо выразило  полную уверенность, а спустя минуту её сменило присущее ему  обычно вежливо-приветливое выражение.
Он обернулся  и  стал ждать, когда откроется дверь.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (29.11.2016 16:00:34)

+2

5

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Через пару минут после стука тяжелая дверь с тонкой резьбой отворилась и Инге прошел внутрь, тут перед ним оказался паренек с очень важным видом, как будто это он хозяин замка, а не слуга принимающий посетителей. Улыбнувшись про себя, на лице же оставалось беспристрастное выражение, периец снял плащ и подал пареньку, который с торжественно значимом видом, как будто это был не плащ, а искомый святой грааль, куда-то направился с одеждой Первого, вероятно в гардероб. Между тем, Тейриан повернулся к идущей ему навстречу девушке, похоже именно ей предстояло проводить Первого к его хозяину. Вежливо улыбнувшись в ответ на ее приветствие и согласно кивнув Инге произнес:
- Добрый вечер, идемте.
Затем последовал за девушкой, с любопытством оглядываясь по сторонам, впрочем делая это так, чтобы данное действие не слишком бросалось в глаза. Нужно отметить, что убранство замка было хоть и в готическом стиле, но мрачностью не страдало, тут и были и вполне себе веселые цвета. В это время Инге и его провожатая пересекли холл и поднявшись по лестнице из каких то сверкающих кристаллов и подошли к красиво расписанной чуть светящимися узорами двери. Похоже, это была конечная цель их путешествия по замку и там ждал перийца граф. Окончательно отбросив все ненужные эмоции, Тейриан наблюдал как девушка скрылась за дверью, а потом вернувшись через несколько секунд кивком дала понять, что можно входить.
Что же, медлить не стоило и Первый переступил порог комнаты, которая оказалась библиотекой, а в ее центре рядом с одним из книжных шкафов стоял хозяин с вежливо приветливым выражением лица, воротник его белой рубашки поблескивал, черный кафтан отливал темно-фиолетовыми переливами, а темные волосы были собраны в пучок из которого выбилось пара прядей. Тейриан сделал несколько шагов навстречу мужчине, после учтиво улыбнулся и вместе с поклоном проговорил приветствие:
- Добрый вечер, ваше сиятельство, граф Рамиэль. Надеюсь я появился вовремя и не отвлек вас от важных дел.
Затем Инге сделал еще шаг и замер где то в метре от хозяина, не сводя с него взгляда, с таким же учтивым выражением, как и на лице, в холодных голубых глазах. Вот стоит напротив, то существо, которое вольно решать судьбу Первого как ему заблагорассудится, почему то осознание это факта все больше и больше в последнее время вызывало неподдельную ярость. Возможно это происходило из-за того, что за эти годы Инге совершенно отвык от чувства, что он слуга кому то или чья то собственность. Граф редко встречался со своим пери и за это Тейриан был очень благодарен своему нынешнему хозяину, но сейчас, неужели Лерайя передумал и решил возобновить их отношения и Первому придется вспомнить как это быть чей то вещью.
"Я должен все сделать как задумано," - такая мысль мелькнула в голове парня за прошедшие секунды, пара было начинать действовать ибо граф вполне мог заметить, что в магическом биополе Инге кое что изменилось, и чтобы это не вызвало каких либо подозрений или недовольства надо было поставить хозяина в известность сразу об ордене феделесов и поэтому Первый продолжил говорить:
- Мне нужно сообщить вам одну важную вещь, господин граф, как вы вероятно ощутили у меня произошли кое какие изменения, если позволите расскажу обо всем подробно.
Теперь осталось дождаться дозволения Лерайя и поведать о своем вступлении в орден деоса расписав все очень привлекательно для самого Рамиэля. Впрочем, тут каких либо сложностей возникнуть и правда не должно было, так как минусов от становления Инге феделесом у графа особых не было, а вот плюсы вполне наблюдались, иметь своего человека в одной из организаций это всегда заманчиво.
Тем временем Тейриан позволил себе на пару секунд отвести взгляд от хозяина и осмотреться по сторонам, в библиотеке царил небольшой полумрак, стаяло множество заставленных книгами полок и шкафов, рядом с большим окном находился письменный стол и кресло, а недалеко от двери уютный диванчик и кушетка на которой лежала лютня. В этой комнате отступление от готического стиля чувствовалось еще больше, хотя некоторые черты и были сохранены. Это информация давала некоторое представление о вкусах графа, а музыкальный инструмент был вообще полной неожиданностью, и Инге гадал, он тут как часть мебели или Лерайя действительно на нем играет. Впрочем, спрашивать об этом не стоило, не дай бог графа разозлишь, а Рамиэль нужен был Тейриану в хорошем расположении духа, и потому, оставив данный вопрос без ответа, Первый вновь вернул все свое внимание господину и стал ждать дальнейшего развития разговора.

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:30:26)

+2

6

Девушка исчезла за дверью библиотеки, но очень скоро вернулась. Кивнула гостю, давая знать, что он может войти, и  поспешила по  своим делам.
Граф почувствовал его гораздо раньше прихода Ириды,  явившейся со словами:
- Господин граф, господин Тейриан прибыл и ожидает вашего внимания в соседней комнате.
Он с точностью до секунды знал, когда Инге подходит к двери, касается её ручки.. И вот парень с непроницаемо-вежливым выражением  лица стоит перед ним, не отводя  сияющих голубым  льдом глаз.  С момента последней их  встречи облик Инге в памяти графа стёрся и сейчас Рамиэль отметил, что протеже его  Эдриана  всё же довольно красив. Длинные белые волосы свободно спадают на плечи, чёрная ткань рубашки  создаёт  красивый контраст со светлыми волосами и кожей
"Он всегда  любил окружать себя красивым людьми."
- Здравствуйте, Тейриан.
Граф сделал несколько шагов и остановился перед креслом у окна. Едва улыбаясь, жестом указал гостю на второе, расположенное напротив.
-Прошу
Опустившись в кресло одновременно с Инге,  Рамиэль  отклонился к спинке.
Отлично понимая, что чувствует в эту минуту периец,  он хотел было предложить ему общение без  титулов и  церемоний, но,  приказав парню явиться на Нонтергар и, возможно, грубо нарушив тем самым его планы, граф недвусмысленно продемонстрировал своё положение. Было бессмысленно проявлять  теперь демократичность в обращении, ведь получится, будто он желает представить   себя этаким  добрым рабовладельцем. Поэтому, оставив всё, как есть,  граф не проронил  ни слова.
Он продолжал смотреть на  перийца ,стремясь понять, что заставило друга  относится к нему с таким вниманием и заботой. Ответ, всё чаще приходивший на ум, совсем  не нравился Рамиэлю. Граф  вспоминал всё, что знал о госте.
Умён, смел, обладает волевым характером. Занимает одну из высоких должностей в Каолиции рас. Что ж судьба в лице Эдриана  преподнесла ему совсем небесполезное знакомство.
И всё таки порой происходящее в мире странно и трудно объяснимо. Рамиэль по роду своей деятельности наблюдал много судеб и характеров. Приходилось видеть и представителей аристократии ради  призрачной власти готовых на последнюю мерзость. Позднее, достигнув желаемого, они старательно прятали концы в воду, являясь миру в величии, родившемся в грязи.  Находящееся  перед ним существо поднялось высоко.  Выше, чем предполагали особенности его происхождения  и благодаря почти исключительно своим способностям и характеру.  Но принадлежность к   расе, в природу которой создатель вложил необходимость подчинения, ограничив свободу, не перечёркивала ли все  его достижения?.
-  Я ждал вас именно сегодня, Тейриан. Вы, вероятно,  хотели бы узнать о цели вашего здесь присутствия.
Догадываясь о волнении гостя, Лерайя  не стал медлить с объяснениями.
- Мне нужно  знать  о последних днях жизни Эдриана Риверди. Кроме того,  вы расскажите мне, что вам известно об обстоятельствах его смерти.
И хотя Рамиэль не надеялся, что периец  расскажет ему что-то, о чём он ещё не знает, выслушать его было необходимо. Ведь иногда упоминание  даже о незначительной на первый взгляд  детали выводило следствие на   правильный путь.
Затем  глаза блеснули, быстрая улыбка скользнула по лицу графа, мгновенно сменившись  сдержанностью. Он  взглянул  в окно, выдержал паузу и ровным и спокойным  тоном обратился к перийцу.
-Скажите, Тейриан, чего вы ждёте от нашего,- граф  помолчал, подбирая подходящее слово, - союза?
Услышав о важном событии в жизни теперь уже своего подопечного, Рамиэль  выразил желание его выслушать  историю.  Откровенно говоря, он не ощутил никаких изменений относительно Инге. Возможно потому, что иные  проблемы до недавнего  времени занимали его разум гораздо более.
-Я слушаю.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (04.12.2016 19:20:54)

+2

7

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
После приглашения Инге сел в кресло напротив графа, чувствуя как его, Первого, изучают и внимательно рассматривают. По правде говоря, все это очень не нравилось Тейриану и как не хотел он выглядеть невозмутимо, можно было уловить, что парень напряжен. Что, как и почему, эти вопросы проносились в сознании и спокойствия и хорошего настроения не добавляли. К счастью, хозяин паузу решил не затягивать и заговорил через несколько секунд, Инге кивнул в знак согласия и ответил ровным голосом:
- Не буду отрицать очевидное, ваше сиятельство, этот вопрос меня очень интересует.
Затем приготовился слушать, что же скажет граф о том, зачем вызвал Тейриана к себе так неожиданно. Периец готов был услышать многое, но слова господина раздались как гром среди ясного неба и повергли парня в настоящий шок. Сердце глухо застучало, а лицо стало белым как полотно, казалось еще мгновенье и Инге грохнется в обморок растянувшись на коврике, который покрывал пол библиотеки.
"Это... как... это...нет!.. это...," - бессвязные мысли проносились в голове парня, длинные заостренные ушки вздрогнули, а в голубых холодных глазах можно было прочитать растерянность и толику ужаса.
"Соберись тряпка, мать твою, соберись и сражайся до конца," - прорычал сам себе Первый возвращая ясность сознанию и беря разбушевавшиеся эмоции под контроль. Стиснув зубы и прикрыв глаза ибо в этот момент в них загорелось ярость, а ее Рамиэль не должен был увидеть ни в коем случае, Инге начал приходить в себя как можно быстрее.
Наконец через минуту возвратив невозмутимость и посмотрев на графа взглядом, в котором уже не было признаков растерянности, страха или гнева, а только небольшое удивление, Тейриан произнес тщательно подбирая слова:
- Ваше сиятельство, я навряд ли что-либо смогу добавить к тому, что когда то рассказывал вам в подробностях. К сожалению я в это время отсутствовал и о последних днях господина Эдриана знаю только с чужих слов. Насчет обстоятельств его смерти...
На этом месте парень сделал небольшую паузу, нужно было срочно что-то сделать и как бы дальше не повернулся разговор просто так Инге сдаваться не собирался, он вспомнил о неком факте, не так давно у него появилась информация о том, что есть некоторые слухи и домысли о наличии некромагов в лесах острова Корна на Дизариасе, значит так тому и быть. Переведя взгляд за окно и непонятно что там высматривая Тейриан продолжил:
- Знаете, граф Рамиэль, у меня появилась зацепка, правда я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что она верная и поэтому хотел сначала все сам проверить, но раз так вышло, то предоставлю вам все сведения, которые у меня есть.
Тут Первый подробно рассказал все, что ему известно о культе "Черная рука" на Дизариасе, после замолчал переводя дух, а через минуту глядя в пол тихо добавил:
- Как вы могли заметить, ваше сиятельство, смерть моего бывшего господина не прошла для меня бесследно и поэтому я хотел бы попросить, если это возможно, больше не расспрашивать меня о нем...
Еще раз подавив так и норовящие вырваться на волю эмоции Инге посмотрел на графа показывая, что готов продолжить их разговор дальше. Впрочем, хозяин кажется решил сегодня добить своего пери окончательно, следующий вопрос Лерайя хоть и был не таким болезненным как предыдущий, но и простым его назвать было нельзя. И что, скажите на милость, было тут отвечать...
"От нашего так называемого союза, ваше сиятельство, я очень жду вашей скорейшей кончины ибо это самый быстрый и верный способ обрести для меня долгожданную свободу, а свои силы я не потеряю, так как теперь могу подпитываться из источников энергии феделесов. И потому многоуважаемый, граф Рамиэль, вы не могли бы скоропостижно представиться на днях, что, не хотите, а я так надеялся получить положительный ответ, могу помочь если что в этом нехитром деле, ай, что вы, что вы, мне помогать не надо, спасите, помогите, убивают."
Как можно видеть итог данного откровения вполне закономерный и оно равнозначно самоубийству и конечно вслух все это не озвучивалось. Вместо него было произнесено совсем другое, впрочем, тоже вполне откровенная вещь, которую еще пару минут назад парень говорить не в коем случае не собирался, но потеря душевного равновесия сказалась и потому Инге горько усмехнувшись проговорил посмотрев своему господину в глаза:
- А разве я вправе чего-то ждать? Говоря начистоту, я ваш раб и обязан выполнить любой прямой приказ.
После этих слов в комнате наступила многозначительная тишина, а ведь надо было рассказать графу еще об одной важной вещи, только вот, как теперь все это прозвучит и самое главное какова будет реакция Лерайя неизвестно. Все тщательно выстроенные планы Тейриана улетели в тартарары, но отступать было некуда и Инге продолжил, бросившись в омут с головой:
- Ваше сиятельство, - произнес периец бесцветным голосом, - я позволил себе вольность не спросив вашего мнения на этот счет и не получив надлежащего одобрения. Прошу простить, но я руководствовался соображениями, что для вас это действие тоже будет полезно, - взгляд Первого блуждал по письменному столу не на чем не останавливаясь, - не так давно, буквально на днях, я встретил одну из деосов и так получилось, что она предложила мне вступить в ее орден и я согласился. По моему мнению сотрудничество с таким могущественным существом пойдет на пользу не только мне, но и вам, моему хозяину. В данный момент деос проживает на Нонтергаре в образе простой эссенции. Если вас заинтересовало данное сотрудничество вы можете встретится с ней лично или договориться о чем либо с деосом через меня как вашего представителя.
Все, дело было сделано хотя бы наполовину, вторая часть это заколка, но сейчас говорить о ней уж точно было не уместно, поэтому теперь оставалось только увидеть, что скажет на данные заявления граф и какая участь ждет Инге, как не странно волнение куда-то ушло, а в душе осталось одна отрешенность, Тейриан был готов ко всему, парень вновь стал смотреть в окно, где мерцали огни сверкающих звезд в поднебесье, таком далеком и таком желанном.

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:29:59)

+3

8

Смятение,  выразившееся на лице парня, что-то промелькнувшее в выражении его глаз, неназываемое словами, но такое  понятное и  самому графу близкое, объяснило  всё. Старые раны, казалось, успокоенные прошествием  такого долгого после убийства  времени, вдруг ожили,  в глубине души вновь всколыхнулись  мёртвая тоска и бесконечное одиночество.   Предоставляя перийцу возможность взять себя в руки, он отвёл взгляд и начал так пристально всматриваться в едва заметное свечение серебряных колец, будто видел его впервые. Да, они так и не смогли переступить ту  последнюю черту. Да, он знал о многочисленных увлечениях друга. При его темпераменте и стремлению   к  именно чувственной стороне отношений  иначе и  быть не могло. Но  это был ЕГО Эдриан. Только его.
Мысль о том, что он мог любить кого-то ещё неизменно была мучительной. Все они, те, кто оказывался рядом, сменяя друг друга, всегда были "за кадром".  А вот сейчас один из них сидит напротив  и он, Лерайя , должен был относиться к нему со всем тактом. И ничего не поделаешь, ведь это- последняя воля самого дорогого существа. Граф скрыл вспыхнувшее раздражение и изобразил такое внимание и заинтересованность, будто присутствовал на встрече, по меньшей мере, с хранителем Нонтергара.
-Но, Тейриан, неужели за прошедшее время Вы, обладая теперь  новыми, гораздо  большими возможностями, даже  не пытались выяснить вопрос о причастных к убийству Вашего господина, которому Вы стольким обязаны?
Рамиэль услышал о зацепке, и его  глаза  загорелись живым интересом.
- Говорите.
Весь обратившись в слух, он вникал в каждое слово Инге.
"Он перешёл дорогу некромагам? Но как? Он никогда не воспринимал всерьёз этих " летучих мышей"Однако,  версия должна быть отработана, а потому на Дизариасе придётся побывать в самое ближайшее время"
- Это  важная информация  и она должна быть проверена. Я думаю, Вы также заинтересованы в наказании виновных, поэтому мы отправляемся  на Дизариас.
После следующих слов парня  раздражение вспыхнуло с новой силой. Граф помолчал,  теперь он не пытался изображать невозмутимость, а  устремил прямой и открытый взгляд в лицо перийца и  не смог сдержаться от резкости,  вкладывая в свои слова понятный обоим смысл:
-Я вижу.
Не показав ничем, что  новость  о присутствии деоса является для него именно новостью, Лерайя поставил себе цель  в самое ближайшее время отправить  в  ювелирную лавку одного из агентов, но при первой же возможности  встретиться с ним самому, чтобы узнать о цели образования ордена и его задачах.
"Присутствие столь могущественного существа  нам на руку.  Как давно она здесь? Хорошо бы заручиться её сотрудничеством. Хотелось бы знать, что  она может предложить для блага Нонтергара, где  решила обосноваться..надолго? и, главное, что за это потребует?"
Граф дослушал речь Инге  до конца, уголок его губ дрогнул в улыбке. Интуиция и опыт, а также способность к определению лжи указывали ему, что его пери слегка лукавит.
-Значит, становясь  членом ордена, Вы думали о моём благе, Тейриан. Что ж я приобрёл воистину ценного союзника.  Я искренне верю Вашим  словам. И поскольку Вы так озабочены моим благом...Не скрою, меня очень интересует ваше  представительство. О котором будем знать лишь мы  с Вами. Вы ведь состоите на службе в Каолиции Рас...
После этого вопроса Лерайя  пристально посмотрел на Инге и  продолжил разговор. 
"Мой раб."
Что -то в интонации, с которой это было произнесено, поразило Рамиэля.  Где -то в глубине глаз, скрытое  завесой холодного серебра  полыхнуло фиолетовое пламя. Феникс отвёл взгляд, а когда вновь обратил его на парня, он выражал уже сожаление и снисходительность с тенью презрения.
В комнате вновь повисло молчание, нарушенное ледяным :
-Мне не нужны рабы, Тейриан.
Негромко, но чётко, словно чеканя слова,  он проговорил:
-А потому сдержи обещание и выполни мой приказ.
Сияние знака на виске усилилось, граф  впился огненным взглядом  в  собеседника:
-Убей себя.  Здесь и сейчас.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (17.12.2016 13:30:41)

+3

9

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
К несчастью вопросы об Эдриане не прекратились и Инге очень захотелось вскочить и, взяв своего хозяина за грудки, встряхнуть так не хило, спрашивая, какого черта ему надо, пусть говорит прямо, так его растак. Хотя может быть граф этого и добивается, чтобы у Тейриана окончательно сдали нервы, ну уж дудки, не дождется. Первый приопустил веки, чтобы нельзя было видеть его горящие ледяным пламенем глаза, а по сознанию полоснули будто раскаленный клинок режущий плоть слова: "господина" и "обязаны". Да, периец очень многим обязан Эндриану, всего и не перечесть, но только не это было нужно Инге, а всего лишь убрать первое слово в их отношениях, самое заветное желание, которое так и не осуществилось. Но воспоминаниям предаваться не стоило, надо было отвечать, поэтому Первый постарался произнести как можно нейтральнее, что бы скрыть бушующее внутри эмоции:
- Ваше сиятельство, вы ведь сами знаете отлично ответ на этот вопрос и как видите я не преуспел в этом деле, - тут Тейриан собирался закончить говорить на эту тему, но слова вырвались помимо его воли, - раб своего господина оказался недостаточно компетентным, но он не забыл ничего из того, что было сделано для него и никогда не сможет забыть, в том числе и про ошейник на шее...
Длинные ушки Первого опустились отражая внутренние состояние парня, Инге плохо понимал, что с ним сегодня творится и почему он делает столько ошибок, ведь последнюю фразу уж точно не следовало говорить, все это походило на попытку самостоятельного перепиливания ветки дерева, на которой сидишь. Вероятно, если столько копить в себе все эти годы, то когда-нибудь наступить предел и вся горечь и боль выплеснется наружу, что и происходит сейчас.
Между тем Рамиэль отвлекся на информации о культе давая Тейриану некую передышку для восстановления душевного спокойствия, к тому же Лерайя собирался отправиться искать предполагаемых убийц своего друга на Дизариас в ближайшем времени, а это была поистине чудесная новость, хоть что-то получилось сделать у Инге сегодня должным образом. К слову сказать, радость перийца по этому поводу была недолгой, он конечно знал, что отношения между Эдрианом и Рамиэлем выходили за рамки дружеских, но не мог оценить их силу, и вот теперь Тейриан наглядно убедился, что даже по прошествии стольких лет ничего не забыто, а это говорило о многом, очень о многом. Казалось библиотека полностью погрузилась во мрак и стало холодно и зябко, Первый непроизвольно поежился и поднял глаза на Лерайя. "Вы ведь сильно любили его?" Этот вопрос чуть не был произнесен вслух, к счастью Инге вовремя успел закусить почти до крови губу и такая ересь не вырвалась наружу. Хотя, конечно, граф и так все понял прочитав во взгляде Тейриана, кроме одного, а, впрочем, может ему было известно и это и с перийцем просто играли, и самое ужасное во всей этой ситуации было то, что осуждать за это Рамиэля Первый не имел ни какого права, это были справедливые действия со стороны Лерайя. Инге отвел взгляд и посмотрел в окно, где все также сияли звезды манящем светом, свобода... разве кто нибудь хочет родиться рабом по доброй воле и как заставить себя смириться с таким положением, Тейриан не смог и внес плату за это свое желание сполна и все продолжает расплачиваться по счетам, а разговор все продолжался и выйти отсюда подставив свое лицо ветру ощутив бескрайний простор не было ни какой возможности, поэтому периец вновь вернулся к реальности. Граф как раз говорил о вступление Первого в орден и вот здесь особых проблем не возникло, оно и понятно сотрудничество с деосом выгодная вещь, как не крути. Инге повернул голову к Лерайя и подняв свои остроконечные ушки ответил:
- Насчет моей службы в Коалиции рас, ваше сиятельство, можете быть спокойны, ведь как сами понимаете неразглашение данной информации и в моих интересах тоже и я очень рад, что в данном вопросе вы одобряете мои действия.
Насчет всех благ Тейриан ничего не ответил, а что скажешь и так понятно, что периец первым делом поступил так, как выгодно ему, а уж потом стал думать о какой то выгоде для эделира и едва уловимый сарказм Лерайя по этому поводу был вполне уместен.
Тем временем пока разговор находился в достаточно благоприятном русле Инге стал подумывать как подбросить идею с отдачей заколки и тут начался ад, как оказалось, кошмар для своего пери, а может возмездие, его сиятельство приберегло напоследок. В первые мгновения, когда граф произнес, что ему не нужны рабы, Первый еще не понял, что стоит перед огромной и смертоносной лавиной и бежать совершенно некуда. Это дошло только на последней фразе господина, убей себя...
Тейриан замер на стуле и перестал дышать, побледнев как смерть он встретился с глазами графа надеясь, что это была всего лишь жестокая шутка и эделир отменит приказ, но во взгляде Рамиеля читалось снисходительность с тенью презрения. В силу сложившихся обстоятельств Инге не понял, что на самом деле двигало Лерайя, в данный момент, в голове парня были совсем другие предположения, вернее одно ясное и четкое, с ним играли с самого начала, отлично зная, чем все кончится в итоге. Случилось то, чего Первый так сильно опасался, и он не успел спасти себя, хотя был близок к цели, буквально в одном шаге от нее, горечь несбывшихся надежд и поражения словно вязкий и скользкий туман окутало Тейриана целиком.
Взгляд Инге скользил по библиотеке, но выхода из сложившегося положения не находилось, он ничего не мог сделать, не попытаться исчезнуть отсюда, не напасть на графа, поганый артефакт работал исправно. Снова встретившись с холодными глазами эделира, парень горько усмехнулся, что же, надо отдать господину должное смерть перийца намечалась быстрая и относительно безболезненная. Ощутив покалывание по всему телу, будто кто-то невидимый дотрагивался маленькими и острыми иголками, Первый понял, что кажется он слишком долго медлит и это было вежливое напоминаемые о приказе проклятой заколки. Скрипнув зубами Тейриан встал с кресла и поднял руку, в которой тот час появился мерцающий длинным и наточенным лезвием стилет, словно завороженный парень любовался оружием, в ушах начался звон и все происходящее напоминало какое то сюрреалистическое представление. Неужели это действительно конец и неугомонная судьба наконец настигла своего героя, ответа на этот вопрос Инге не ведал, но надо полагать вскоре узнает, до развязки оставались считанные секунды, а к звону прибавились головокружение и ломота в суставах, изображение перед глазами стало смазываться словно невидимый художник взял кисточку и стал смешивать краски. На бледном лице перийца не было ни кровинки, в это время рука Тейрина, будто кто-то невидимый потянул за ниточку, сама поднесла стилет к горлу парня, ее движение было неестественным как у деревянной куклы. Почувствовав ледяной метал на своей коже Инге понял, что стоит на пороге вечности, осталось только сделать шаг и пустота поглотит тебя, но прежде стоило кое что сделать, он поднял взгляд на графа, в нем не было ненависти или гнева, только одна неприкрытая горечь и тихо произнес:
- Рамиэль... жаль, что так все получилось...
[float=right]http://i062.radikal.ru/1612/97/8b9da058c2d3.png[/float]Затем Первый закрыл глаза для того, чтобы больше их не открывать никогда, борьба была закончена и наверное так будет лучше, что именно Лерайя заберет его жизнь, а не кто-нибудь другой, в этом мире только он один имеет право на это. Стилет и рука парня под каким то странным углом отклонились для замаха, в это мгновенье перед Инге возник чарующий образ той, что дала ему имя, она была в своей чудесной роще, которую так любила, и обернувшись покачала головой, сияние изумрудных озер заполнила все вокруг и Тейриан понял, что просто так он не уйдет, не бывать этому. Перехватив готовое в любую секунду перерезать ему горло оружие второй рукой парень попытался отодвинуть его от себя подальше распахнув глаза. Иголки по всему телу превратились в раскаленные мечи, пронзающие насквозь, адские волны боли начали проходить сквозь тело, краски окружающего пространства окончательно смазались преобразовавшись в одно большое серое пятно, а стилет ни как не хотел двигаться прочь. В голове забили барабаны и вторая рука отказалась подчиниться, стилет задрожав в негнущихся пальцах начал свой смертоносный путь, тогда полуоглушенный Тейриан неимоверным усилием воли отозвал оружие. Тут же парня охватила судорога и наступило полное магическое истощение, физическое состояние было не лучше, еще секунда и Инге без сознания падает на ковер пару раз дернувшись и затем замерев, он лежит на баку, мертвенно бледное лицо обрамляют разбросанные вокруг пряди белокурых волос, в этот раз артефакт проиграл...
[mymp3]https://content.screencast.com/users/mm5393/folders/Default/media/47d43a81-1f77-422e-abb1-abcfc678dd02/1_yapfiles.ru.mp3|-[/mymp3]

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:29:31)

+2

10

К словам  о некомпетентности граф отнёсся скептически, хотя внешне этого никак не выразил. А вот в том, что парень  никогда не сможет забыть Риверди, он знал без слов.  Было в Эдриане что-то такое, что не позволяло это сделать.
- Вы говорите об ошейнике, видимо, считая им подчинение человеку, волю которого артефакт  превращает для вас в закон?  Но ведь сама   суть расы пери в  связи двух существ, разве не так? Лишись Вы или  кто -либо из Ваших собратьев этой связи, в чём  станете тогда искать источник энергии?
Рамиэль замолчал и  вопросительно взглянул на Инге, ожидая ответа.
" Вы служите в каолиции рас, Тейриан.","Мне нужно Ваше представительство, о котором будем знать лишь мы вдвоём."Трудно было не понять намерений  графа. Яснее, кажется, и сказать нельзя. Однако демонстрирующий верность  интересам  хозяина пери предпочёл их не понять и заговорил о другом, мало графа интересующем, том, что он оставил на усмотрение самого Инге.
Этот  ход  умилил и даже немного позабавил  Феникса.
"Не знаешь, что ответить, сделай вид, что не понял вопроса. Нет, так не пойдёт,Тейриан. К этому разговору мы ещё вернёмся"
В следующий момент он позволил себе несдержанность  и тут же пожалел об этом. Встретились  два откровенных взгляда, глаза в глаза, и чувства  каждого в этот момент были  открыты другому. Лерайя вдруг почувствовал весь драматизм и, что уж тут, нужно называть вещи своими именами, комичность ситуации. Одна из богинь, должно быть развлекаясь, накрепко переплела  нити судьбы их  троих в неразрывный узел.
Когда роковые слова  были произнесены и услышаны пери,  Рамиэлю показалось словно невидимым  облаком появилась рядом  смерть и чёрной тенью  укрыла парня. Когда Инге  побледнел и взглядом, в котором ещё теплилась последняя надежда на спасение,  взглянул  на него,  бесконечная  тоска острым лезвием резанула по сердцу графа.  Внешне же он остался прежним, ни один мускул не  дрогнул в его лице. Он ждал следующих действий пери, удерживая себя от желания сию минуту отменить  приказ.  Инге медленно поднялся и с выражением  горечи и обречённости поднёс кинжал к  своему горлу..  Рамиэль был готов в любую секунду оказаться рядом с парнем и выбить оружие из его рук. Но  что-то  необъяснимое, самому графу непонятное сдержало его, заставив остаться на месте.  Он не помнил ни о чём и не видел ничего кроме борьбы  Инге с самим собой, борьбы, которая давалась ему с огромным трудом и выпивала все его силы.
Наконец, пери удалось отвести кинжал. Он упал и последние судороги сотрясли его тело .
Граф резко поднялся с кресла и  стремительно приблизился к Инге. Если бы парень открыл глаза, он увидел бы, что  сейчас выражение его лица стало  совершенно иным. Ни  ледяного презрения, ни снисходительности. Оно было сосредоточенным и напряжённым, что-то болезненное иногда выражалось во взгляде...Граф протянул руку и коснулся запястья лежащего без сознания парня, оценивая его состояние. Магические силы были на нуле, также оставляло желать лучшего и физическое состояние.  Внимание графа привлекло совсем слабое прерывающееся  биение тёмно синей вены. Тейриан. Инге. Пери. ЕГО  пери сейчас на грани  жизни  и смерти.
Он склонился, опираясь на одно колено, осторожно поднял парня на руки и  вышел из библиотеки. Рамиэль нёс его по коридору к комнате для гостей  и, не отрываясь, глядел   на бессильно откинутую назад  голову,  белое, как снег, лицо с  острыми чертами. В глазах  его сиятельства промелькнуло   сожаление. Он сомкнул челюсти и, наконец, отвёл в сторону светлые глаза, напоминавшие  сейчас пласт серебристого льда,  который вот-вот разлетится на куски, выпуская скрытое   пламя. Сияние вокруг тела эделира усилилось, знак на виске замерцал.  Войдя  в комнату, он  прошёл к кровати и аккуратно  уложил Инге.
Вынырнувшая откуда-то эссенция, призванная мысленным приказом, ловко и быстро стянула с парня сапоги, поправила подушки, успев жалостливо взглянуть на такого красивого и совсем больного господина. На несколько минут исчезла, а когда вернулась, то  в руках несла  поднос с  несколькими мясными блюдами и вином, ведь для восстановления энергии пери  нужна обильная пища. Она поставила его на столик  и вышла.
Рамиэль медленно приблизился к кровати и, остановившись у края, смотрел на Инге и тяжело молчал. Хотя в письме, прилагаемом к завещанию Эдриан и объяснил ему суть связи между пери и его хозяином, он не представлял до этой минуты  силы артефакта. Прозвучали в сознании недавние слова Инге. Ошейник.
"И цепь этого ошейника теперь  в моих руках."
Его провокация имела  целью вызвать  сопротивление  и  ярость парня, но привела к результату, которого он не мог предполагать. Граф сразу понял, что положение Тейриана  очень тяжело, мучительно для гордой души. Он  хотел услышать яростный протест и гордое Нет, я не раб. Вместо этого посредством артефакта  чуть не убил пери.
Рамиэль обладал властью. Он отдавал приказы и подчинялся приказам сам. Бывало, что итогом его приказов была чья-то смерть. Он и сам каждую минуту был готов ко всему. Но почему тогда так тяжело на сердце, будто совершил неслыханную подлость? Может,  оттого, что в момент перед предполагаемой смертью вместо ненависти в ответ услышал  одно только тихое горькое Жаль?
Он снова  вернулся к открытому окну. Глядя куда -то перед собой, опять вспоминал Эдриана, часы их последней встречи. Его никогда не виденный  до той минуты просящий  взгляд.
"Помоги..Присмотри"
Помог. Присмотрел. Полумёртвый   пери лежал сейчас за его спиной.
Стиснув зубы,  граф зло и пристально глядел  вниз, будто хотел  найти там что-то мерзкое и разнести это в пух и прах. В нескольких метрах от окна, на каменной площадке загорелись  фиолетовые огни,  и вскоре во дворике внизу, сметая всё на пути, взвился   фиолетовый, со спиралью чёрного вихря внутри, смерч.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (29.12.2016 20:46:45)

+1

11

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Что же, можно сказать, что ответ на свой вопрос об узах и ошейнике граф получил сполна, а вот на второй об энергии и ее источниках навряд ли когда либо узнает вообще, ведь, это единственный козырь пери в данной ситуации, и уж точно об этом Инге своему хозяину сообщать не собирается. Так же, к слову о богах и судьбе, ее порой причудливые хитросплетения поражают свой необычностью и драматизмом, и тут бесполезно спрашивать, почему из всех миллиардов существ живущих в этом мире, заколка-артефакт Первого попала именно Рамиэлю, погрузив будущее Тейриана во неприглядную тьму.
Если бы Инге мог слышать мысли Лерайя, возможно периец возразил, да, он не сможет забыть Эдриана, только вот сложная гамма чувств испытываемая парнем к своему прошлому хозяину под слово любовь не очень то подходит, основными тут будут горечь и огромное разочарование. Впрочем, вероятно для графа это будет непонятно, ведь эделир никогда не был ни чьим рабом и к нему всегда относились как равному или вообще как к господину, да и Эдриана он видел совсем в другом свете и знал совсем с другой стороны. Тейриан не ведал какие точно чувства испытывал Риверди к Рамиэлю, но равным себе графа считал и вообще гордился своим другом и его статусом, о чем даже пару раз упомянул в разговоре и при Инге, так, что в этом сомневаться не приходилось, как и в положении самого пери относительно своего бывшего хозяина, господин - слуга, это было тоже неизменно и непоколебимо, и сейчас лежа бледной тенью на кровати Тейриан сильно удивился бы воспоминаю Лерайя о том, что Эдриан просил графа позаботиться о своем пери, хотя не узнаешь теперь какой смысл вкладывал в те слова Риверди, ведь любимой вещью тоже многие очень дорожат, только вещью она от этого быть не перестает в их представлении.
Между тем, в полутемной спальне с приглушенном светом не далеко от порога появилось небольшое пушистое существо с длинными ушками, оно махнув хвостиком неслышными шагами по мягкому ворсистому ковру направилась к графу, стоящему к нему спиной у окна, и подойдя поближе замерло, чуть наклонив голову. Альтер-эго Инге тихонько изучало эделира, с которым судьба свела перийца, что было итогом этого знакомства-разглядывания конечно осталось неизвестным, Шото был скромным существом и свои мысли держал при себе. Прошло еще несколько мгновений и вероятно сделав для себя какие то выводы Альтер-эго исчезло как будто его тут и не было, растворившись словно туман при дуновении ветерка.
Вынырнув из зыбкой и непроглядной тьмы в первые мгновения Инге осознал, что во первых он кажется жив, а вторых лежит на чем то мягком. Первое хорошей новостью не было, ведь неизвестно, что тебя ждет впереди и потому открывать глаза не хотелось и принимать данную действительность, второе было чем то неопределенным и тоже в парня оптимизма не вселяло. Вокруг было подозрительно тихо и рядом никого не ощущалось, но надо было пересилить себя и взглянуть, что еще судьба приготовила для своей жертвы и Тейриан приоткрыл веки. Это была комната, наверное стоило порадоваться, что не какой-нибудь подвал с цепями, тем временем, периец попробовал пошевелиться, а вот этого сделать не удалось, во всем теле ощущалась слабость и беспомощность, все, что вышло предпринять Инге, это чуть повернуть голову. Тут выяснилось, что Первый находится в спальне и лежит на кровати, но радоваться данному факту Тейриан не стал, он на своем веку видал и не такое и иногда пыточный подвал был предпочтительный мягким подушкам и жилым комнатам, поэтому напряжение не спадало, а тишина становилась невыносимо гнетущей. Сфокусировав зрение парень заметил еду на столике, стоящем рядом с кроватью, тот час же до него донеслись дразнящие и аппетитные запахи, пища, в которой так нуждался пери для своего восстановления, но, увы, она была недосягаема, с тем же успехом она могла быть хоть на Эридии, добраться до нее Инге не мог. В голове мелькнуло что-то насчет утонченного истязательства таким образом, смотреть как Тейриан умирает без энергии в шаге от нее вероятно доставит удовольствие Рамиэлю. Кажется Первый поторопился с выводами, что ему обеспечат легкую и безболезненную смерть, возможно граф здраво рассудив и взвесив все за и против решил, что возьмет с Инге сполна.
Парень отвел взгляд от такой манящей и привлекательной пищи, чуть дернув своими длинными заостренными ушками, и попытался прикинуть сколько ему нужно времени, чтобы отправиться в мир иной при таких обстоятельствах, выходило не так уж и мало, за один час пери не иссыхают. Что же, задумка графа впечатляла, простая и в тоже время наводящая ужас, а потом мумия на память, у Тейриана невольно побежали мурашки по телу, предстоял кошмар наяву, и таким образом Инге помирать не приходилось, постепенно и само собой болезненно превращаясь в живой иссохший труп. Горькая усмешка тронула уголки губ Первого, многое бывает в первый раз и такое тоже.
Ко всему прочему, в данной ситуации стоило выяснить одну немало важную вещь, а именно, эделир в комнате или нет, отдав последние силы на еще один поворот головы париец обнаружил графа, стоящего лицом к окну. Чем там Лерайя любовался, кто же его знает, к слову сказать, за смертельными превращениями Тейриана еще понаблюдает и насладиться этим неспешным процессом, времени предостаточно. В любом случае, как бы то ни было, умолять добить себя Инге не собирался, вот этого Рамиэль не дождется, пусть все, что угодно делает, а не дождется. Но и молчать не стоило, потому набрав побольше воздуха в легкие Первый проговорил бесцветным голосом, стараясь, чтобы его было слышно в той части спальни, где находился граф, хотя все равно вышло тихо, хрипло и с перерывами:
- Ваше сиятельство... вы решили... отдать предпочтение... моей медленной... смерти?

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:29:08)

+1

12

Смерч постепенно терял свою мощь и рассеивался. Ярость стихла, но эделир  продолжал неподвижно стоять у окна.  Взгляд, в котором читались напряжение и сосредоточенность,  был устремлён в себя, на лбу залегла складка. Отпустить перийца и  не обращаться к ментальной связи, позволив парню забыть о себе? Нет. Он дал слово и обязан его сдержать. Передать артефакт Инге, предоставив пери самому сделать выбор? Но связь нерушима до момента смерти одного из  них. Быть удавкой на шее парня, фактически  рабовладельцем, пусть снисходительным,  не  использующим   власть во зло. Вся гордость графа восставала против этой  роли.  Правда, где -то на краю  сознания всё же промелькнула грешная  мысль, а не воспользоваться ли силой артефакта и не приказать ли  Тейриану стать его  агентом в рядах Каолиции? Но вспыхнувшее следом   отвращение  заставило  Рамиэля тут же и задавить  в зачатке это  неблагородное намерение. А главное, граф не хотел отпускать Инге. Сделал бы это без тени сомнения, имей он такую возможность, но...не хотел.
"Ваше сиятельство.."
Голос позади прозвучал еле слышно.  Сердце глухо ударило в грудь, а затем забилось тяжело и  учащённо, как после долгого бега. Рамиэль  постоял ещё немного, не двигаясь, затем резко обернулся и сделал шаг к кровати.  Опустился на стул недалеко от  ложа, помолчал, подбирая слова.
-Ни медленной, ни быстрой. Мне не нужны рабы, это правда,  но смерти вашей  я не хочу. Я испытывал вас.
Снова пауза. Остановил взгляд на измученном обескровленном  лице, сомневаясь, стоит ли начинать откровенный разговор.
-Ты зависим от артефакта, но ты не раб душой. Мне стало это понятно сразу, но я хотел получить  подтверждение.
"И получил его. Будь ты рабом, ты и подумать бы не мог противиться воле артефакта и моей. И сейчас передо мной лежал бы окаменевший труп"
Последняя мысль и, далее, подкинутая воображением картина бездыханного тела Инге  вызвали такой мощный протест в душе, что граф замолчал и  напрягся, подавляя вновь  вспыхнувшую злость.
Затем что-то решив про себя,  мысленно приказал Ириде открыть сейф в его комнате, достать из него шкатулку и принести. Когда девушка постучалась в комнату, позволил ей войти, принял вещь и, открыв украшенную золочёными перевивами крышку, вынул из неё  заколку. Поднёс к лицу и стал наблюдать, как поблёскивает камень.
-Власть артефакта велика над представителями вашей расы. Нам,  сотворённым  существам , не постигшим мудрости Творца неизвестна  цель  проявления его воли, положившей  одному  быть в полной власти другого. Возможно, те, кому довелось стать "хозяевами", владельцами артефактов,  извратили эту цель. Не сумев справиться с соблазном,  поддались  низшим чувствам, забыв, что от рождения все мы равны перед Ним.
Опустив руку с заколкой, положил украшение обратно в шкатулку на столике.
-Я не искал  подобной власти над тобой или кем-то другим.  Лишь не мог отказать другу в его последней просьбе...
Усилив  ментальную связь, граф ясно почувствовал напряжённые до предела нервы, услышал  полные сомнения мысли о нерадостном будущем. Он едва скрыл улыбку, узнав что за роль уготована ему разыгравшимся воображением парня.
"Разве я давал повод для подобных мыслей? Инге.."
А ещё как свой собственный ощутил  зверский  голод пери. Поднявшись, Лерайя  направился к столику, подвинул его поближе и сел на кровать рядом.
- При всём этом я не считаю тебя моим рабом. Мы  ничего не можем изменить в том, что случилось. Я не могу сделать тебя свободным, как бы ни хотел этого. Эта  связь неразрывна и неуничтожима до смерти одного из нас.
Глаза блеснули фиолетовыми огоньками, а уголки губ приподнялись в едва заметной улыбке.
- Умирать я не собираюсь. Да и  Вы, как я вижу,  не спешите воссоединиться с вечностью.

Потянулся к чашке с бульоном, поднял её с подноса, приближая к  губам  парня.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (06.02.2017 17:34:49)

+2

13

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Слова Первого возымели свое действие, правда не сразу, граф стоял еще несколько секунд не двигаясь, а в комнате повисла гнетущая тишина. Парень ждал своего приговора с каким то отстраненном спокойствием, он уже сделал все, что мог, чтобы выжить, больше походу ничего от него не зависело, в таком состоянии даже разговаривать трудно, не говоря о чем то большем. Между тем эделир подошел к кровати, на которой лежал пери, и сел на стоящий рядом стул, длинные ушки Тейриана даже не качнулись, только взгляд, с обреченностью жертвы смотрящей на удава, проводил Лерайя до места, а потом Инге вообще прикрыл глаза, возможно парень боялся, что его захлестнет всплеск ярости от своей беспомощности, с которой было непросто смириться как и надвигающейся смертью, а вот этого точно делать не стоило, увидеть снисходительную смешку Рамиэля, ну уж, нет, никогда и если придется отправиться на тот свет, то нужно сделать это с достоинством, и не уподобляться взбесившемуся от ярости монстру. Еще захотелось горько улыбнуться от такой насмешки судьбы, он, Тейриан, решил олицетворять собой правосудие, когда занял место в комитете по особым поручением Верховного судьи в коалиции рас и сейчас он его получает от неизвестных высших сил в полной мере.
Тем временем граф наконец заговорил, Инге замер и широко открыл глаза, в первые мгновения ему показалось, что он ослышался или понял что-то не так, эделир не собирается его убивать, испытывал. "Испытывал... испытывал, что значит испытывал, черт побери!" Не моргая с непередаваемым выражением на лице периец смотрел на Рамиэля не в силах осознать случившееся. Получается все что произошло это просто испытание и ничего более, Тейриан не знал плакать ему или смеяться и что сделать с эделиром за подобные шуточки, а Лерайя как раз как не в чем не бывало пояснял свои замечательные действия, дескать я хотел посмотреть на твои упорство и волю, если бы пери мог, он бы графу врезал от всей души и силы наотмашь, но это было невозможно из-за общей слабости и истощения. "Подтверждение он хотел получить, ах ты..." Даже ругательств не находилось подходящих, зато Инге понял до конца всю сложившуюся ситуацию и из горла парня вырвался хриплый и негромкий смех больше похожий на истерику, чем на какое либо веселье. Впрочем, это состояние продлилось не долго и смех так же внезапно прекратился как начался, а Первый произнес глядя на Лерайя:
- Ну и мерзавец же ты, ваше эделирское сиятельство.
Тут следует отметить, что сказанная фраза не несла в себе злости, а скорее констатацию факта и в ней слышались отголоски столь внезапного "веселья" и даже с толикой какого то облегчения. Все эти действия отняли последние силы у Тейриана и он на несколько секунд вообще отключился, пришел в себя Инге только когда граф стал рассматривал перийскую заколку артефакт, поворачивая ее разными сторонами перед своим лицом и при этом с многозначительным видом читая что-то вроде лекции о творце и мире насущном. "И демуирга сюда приплел, кровопийца", - блеснул глазами из припущенных век в сторону эделира парень, а когда Рамиэль еще и Эдриана упомянул пери не выдержал и ответил не скрывая сарказма в своем тихом голосе:
- А сам, ваше "добродетельность", что отвечать за свои поступки не можешь, то демуирг у тебя, то давно ушедшие упоминаются, - через маленькую паузу добавил, - не хочешь власти значит, так отдай артефакт, пусть у меня храниться или это все пустой треп?
Надо сказать, что Инге здорово занесло, обычно он владел собой полностью в любых обстоятельствах, а сейчас утратил большую часть контроля совсем, но хоть о том, что надо добыть заколку не забыл и то хорошо, к тому же продолжить свою речь у перийца возможности не оказалось из-за самочувствия, а то бы граф услышал много не особо лестных для себя откровений от утратившего берега и доведенного до белого каления парня. Тяжело дыша Тейриан пытался вновь не отправиться в темное нечто потеряв сознание, а Рамиэль между тем поднялся и придвинув столик с едой поближе сел на кровать. Плохо справляющийся со своими эмоциями Первый попробовал пнуть эделира, увы, это оказалось не посильной задачей, нога только чуть шевельнулась, к тому в горле совсем пересохло и вместо каких либо слов вырвались лишь хрипы и Инге осталось только мысленно озвучить, что он чувствует в данный момент: "Не раб говоришь, а сам, что делаешь, лицемерная, ты, морда, и черта с два я помру, не дождешься!" К слову сказать, выживание было принято к действию и пери даже не пошевелился, давая возможность Лерайя без всяких помех приподнять голову Тейриана и поднести чашку с бульоном к его губам и как только произошло соприкосновение с жидкостью, то она превратилась в облачко и исчезла в доли секунды, а в руках графа осталась пустая посуда. Что же, эделир увидел своими глазами как питаются перийцы, но Инге было не до эмоций Рамиэля по этому поводу или еще по какому, поступившей энергии как раз хватило для того, чтобы поднять руку и сжать запястье графа, а также съязвить вслух:
- И как от игры в заботливую мамочку полегчало, ваше милосердие?

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:28:42)

+1

14

За первой последовала вторая чашка бульона, а за ней небольшая сдобная булка. Эделир со вниманием наблюдал не виденный до этой минуты способ питания, вполне приглянувшийся ему своим  удобством и быстротой. Пища, преобразуясь в энергию, изменила внешний вид пери, бледность  отступила и сменилась слабым румянцем, в глазах появился блеск, но вместе с жизненной силой в парне проснулась подобная мальчишеской задиристость и злость, что было вполне объяснимо после испытанного им.
"Сам"
Услышав это Сам, граф едва заметно улыбнулся и с сочувствием взглянул на пери. Есть то, над чем не властны даже деосы, это созданные Демиургом законы, правила божественной игры, не всегда понятные сотворённым.
"Действительно, многое зависит от нас, но и воли высших отрицать нельзя. Разве  заколку ты создал сам. Или привязал себя как подчинённое существо к любому, кто, возможно, совершенно случайно в непредсказуемый момент коснётся этой безделушки?"
Желание обладать артефактом было не совсем ясно Рамиэлю, возможно, это обладание создавало иллюзию  отсутствия подчинённости хозяину, отсутствия несвободы?
-"Это  ничего не решит, Инге"
-Он ваш. С этой минуты и навсегда.
Отдавая артефакт во владение парню, Рамиэль принял твёрдое решение отказаться от проявления какой бы то ни было воли по отношению к нему, возвращая положение к прежнему, длившемуся около ста сорока лет состоянию. Он хотел отказаться и от вмешательства в его жизнь, и от напоминания о себе через ментальную связь. Правда, пообещать себе, что забудет о его существовании совсем он не мог. Данное Эдриану слово не позволяло этого. Но присматривать за перийцем он продолжит ради  друга, и только. Отводя время от времени взгляд, чтоб реже видеть выражение глаз Инге, граф продолжал объяснять произошедшее. Он видел, что правда поразила парня до глубины души. Потрясение, возмущение,   растерянность  сменяли друг друга на  его лице.  Услышав смех Инге, хриплый, тихий, немного похожий на плач даже, он быстро взглянул в его лицо,  а потом   сразу же  опустил глаза, стараясь скрыть зашевелившееся в душе  чувство вины. Неожиданное из уст перийца,  беззлобное, но поразившее его  своей тихой уверенностью слово, прозвучало как удар.
Мерзавец?
Лицо эделира словно окаменело и закрылось изнутри, но несколько секунд спустя тонкие черты искривились в высокомерно-презрительной усмешке,  а  во всём облике проявилось что-то неуловимое, словами  не называемое, но делающее его настолько отталкивающим, что он воспринимался теперь как безобразный.
- Да. И сейчас возьму то,  что мне принадлежит.
Он сбросил укрывающее Инге одеяло, которое в ту же секунду исчезло где то в углу,  в одно мгновение перевернул его на живот и, перекинув руки пери  вверх, крепко сжав их своей, чуть подался вперёд, чтобы  придавить согнутой в колене левой ногой его тело.  Затем задержался в этом положении, не двигаясь, и давая таким образом лежащему ощутить свою власть. 
- Мерзавцу всё позволено, - граф особой интонацией выделил это слово всё и усмехнулся, догадываясь, каким именно будет толкование, вторая рука в это время, сделав в воздухе быстрое движение, оказалась обмотанной длинными светлыми волосами. Рванув их на себя и резко приподняв голову Тейриана, Рамиэль склонился к самому уху парня, прошептав почти не слышно- не так ли, Инге?
Потом, отпустив волосы, потянул на себя рубашку пери, задирая ее, и  движением, чем -то напоминающим неторопливое  скольжение змеи, провёл рукой по  гладкой коже, медленно, но неумолимо, начал продвигать её вниз до самых брюк. Феникс не мог отказать себе в садистском удовольствии и, чуть улыбаясь,  включил Эрисенсорику на полную мощь, сосредоточив всю доступную ему на этот момент энергию  в кончиках пальцев и это было отнюдь не умиротворение. Через несколько секунд рука графа сжала верх брюк Инге, сделав рывок  - недвусмысленное движение, с целью показать  намерения мерзавца во всей их неприглядности, но не достаточно сильный, чтоб всё же достичь демонстрируемой цели.
Затем отклонившись и отпустив руки парня, поднялся и отошёл от кровати. Если бы кто-то увидел сейчас Лерайя со стороны, он удивился бы резкой перемене его облика. Сбросив маску  и прервав  игру, он  как прежде выглядел собранным и закрытым. В голосе теперь не было и намёка на интонации вожделения, он звучал ровно, даже бесстрастно.
-Мерзавец, не раздумывая, воспользовался бы вашим положением, Тейриан, как я  вполне мог воспользоваться вашей слабостью.  Не стоит бросаться подобными словами.
Он молчал,  думая, что делать дальше  с пери и борясь с желанием покинуть комнату и препоручить уход за  ним слугам.   За окном  золотая линия разрезала пополам иссиня - чёрное небо, начиналась гроза.
Граф обернулся к лежащему на кровати,  подумав, что именно это он должен сделать сейчас, молча приблизился, снова сел рядом,   также молча и не глядя на пери налил ещё чашку бульона и протянул парню.
Феникс готов был рассмеяться, когда услышал очередную полную ехидства реплику. Где он, сдержанный и представительный сотрудник  каолиции? Рамиэль вдруг увидел перед собой мальчишку призывника, c отчаянной смелостью отважившегося на  грубость командиру. С другой стороны он понимал состояние парня и задав вопрос, а что бы он сделал на месте пери, незамедлительно себе и ответил, убил бы. Из глаз эделира, казалось, вырвался сноп фиолетовых искр, они вспыхнули блеснув. Граф принял опустошённую чашку из рук Инге, быстро отставил её и резко склонился к нему, решив испытать себя или судьбу, а может, лежащего перед ним пери
Око за око, Тейриан. Жизнь за Жизнь. Мерзавец ждёт решения своей участи. Давай, восстанови справедливость!
Замерев без движения, будто давая понять, вот я здесь, в твоей власти, остановил свой светящийся вопрошающий взгляд  на лице Инге.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (14.02.2017 17:02:32)

+3

15

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Решив, что питание необходимо и не стоит обращать особого внимания из чьих рук его принимает, Тейриан быстро расправился со всем, что ему подал граф. Самочувствие перийца заметно улучшилось, пропала мертвецкая бледность и в глазах появились сверкающие искорки. Инге поднял взгляд на эделира, а зачем прозвучали слова, ради которых Первый и прибыл в замок: "он ваш", сердце парня глухо застучало, по лицу пробежало что-то наподобие легкой судороги, и как не пытался пери скрыть свое волнение, сделать это не получилось, слишком значимым был данный момент для всей его судьбы и жизни, к счастью Лерайя не знал всего, о договоренности с деосом и о ложной информации, которую Рамиэлю сообщил пери совсем недавно. Ведь неизвестно, чтобы сделал эделир будь он в курсе всего, хотя пожалуй известно, убил бы не раздумывая. Между тем пауза затягивалась и выдохнув Тейриан проговорил стараясь, чтобы голос не дрожал и был твердым без предательской окраски:
- Хорошо.
Не желая больше выдавать свои эмоции Инге откинулся на подушки и прикрыл глаза пытаясь понять, что он испытывает на данный момент, торжество, радость, этих ощущений как не странно не обнаружилось, облечение было несомненно, а вместе с ним какое то неприятное чувство не подающиеся определению. Резко захотелось послать все к черту и закричать во все горло: "я так больше не могу". Только вот, хоть кричи, хоть не кричи, это не поможет, ничего не поможет и как было не было трудно и тяжело на душе надо было двигаться дальше, и тут где-то совсем рядом появилась она с играющей улыбкой на губах и проницательно смотря своими изумрудными озерами на Первого, и все сомнения отступили, память о ней - это все, что имело значение для пери, остальное прах и тлен и не важно, что он сделает, кого предаст или уничтожит, она всегда должна быть с ним и это главное, его белокурый звездный ангел, парящий там, в голубом поднебесье, среди бескрайних просторов...
Разбираясь с самим собой Тейриан упустил момент смены настроения графа и последующие слова эделира, а также действия стали полной неожиданностью. Инге широко распахнул глаза услышав про возьму то, что мне принадлежит и узрел странный и непривычный облик Лерайя с высокомерно-презрительной усмешкой на губах, но понять до конца, что происходит и рассмотреть повнимательнее не успел, так как его резко и грубо перевернули на живот заблокировав руки и тело, лишая возможно вырваться. Происходящее напоминало горки с быстрым поднятием, а потом с таким же стремительным спуском, только что Инге радовался, что его не будут убивать и вот вдруг случается не менее неприятная вещь. Ошарашенный периец лежал на кровати в железных тисках и ни как не мог поверить в происходящее. Первый спокойно допускал, что граф его может убить или даже пытать, но чтобы вот так взять, это ни как не хотело укладываться в голове, он не делал попыток освободиться или даже дернуться, а только прошептал совсем тихо:
- Рамиэль...
"Как же так, Рамиэль, что ты делаешь?" - вопрос, на который не находилось ответа. Между тем маленькая пауза сделанная для того, чтобы Тейриан осознал свое плачевное положение, закончилась и голос, ставший совсем не знакомым и чужим, с нотками вожделения и превосходства произнес, что ему все позволено. Инге невольно вздрогнул и побледнел, сердце отбивало глухие удары, а затем почувствовал сильный рывок за волосы, приподнявший голову пери над кроватью и рядом с ухом раздался шепот, не менее мерзкий и отвратительный, чем предыдущий голос, поставивший окончательную точку в сомнениях Первого насчет сложившийся ситуации. Бледность парня усилилось, на шеи пульсировала жилка, длинные остроконечные ушки подрагивали, вопрос же графа остался без ответа. Не было нужды говорить что-то, как впрочем и делать, этим самым доставляя большее удовольствие насильнику. Почему то вспомнился Эдриан, который ни разу не позволил себе такого, силой добиться желаемого не обращая внимания на то, что хочет сам периец, и уткнувшемуся лицом в подушку Тейриану стало совсем плохо и горько, возвращение времен далеких и давно оставшихся позади болью отдалось в душе. Прикосновения руки эделира к голому телу Инге ничего не вызвали, кроме ощущения чего то нечистого и грязного, но коварный Лерайя на этом не остановился, через секунду парень почувствовал растекающиеся по пояснице и бедрам тепло, а потом резкое и острое возбуждение и помимо его воли тело дернулось и изогнулось, явно напрашиваясь на еще порцию данных ласк, дыхание участилось, голова начала кружиться, волны дрожи прошли по спине и ногам, на бледных щеках появился румянец и сопротивляться этому ни как не получалось, оставалось только стиснуть зубы и ждать когда все это закончиться. Еще одно действие Рамиэля и Тейриан обреченно прикрыл глаза, а тело, тело жило своей жизнью отдельно от разума.
Вдруг Инге отпустили, мужчина поднялся и отошел от кровати, оставим растрепанного и тяжело дышащего перийца лежать на животе. Горки, черт побери, это опять были они и совершенно выбитый из калии Тейриан не знал, что ему сейчас делать радоваться и смеется или шипеть от злости и проклинать графа. Пытаясь унять дрожь и погасить возбуждение парень пропустил, что там говорит Лерайя, уловив только смену интонации. "Ах, ты...", - появилось стойкое желание врезать "замечательному" эделиру, ну или хотя бы чем нибудь в него запустить, увы и то и другое не подлежало осуществлению, Рамиэль стоял далеко, рукой не достанешь, а бросать в него было определенно нечего, не подушку же в самом деле в графа кидать, сцена станет напоминать полную комедию. Поэтому оставалось только повернуть голову, сверкнув в сторону Лерайя голубыми глазами, и произнести с выражением праведного гнева и толикой убежденности:
- Извращенец, ты, ваше сиятельство.
За окном между тем началась гроза, вспышки молний прорезали небо и совсем близко слышались громовые раскаты, а Инге, наконец, совладал со своим потерявшим берега телом и повернулся на спину, молча смотря на приближающегося эделира. Волна возмущения прошла и в данный момент пери просто ждал, что будет дальше, также не произнося не слова он расправился с еще одной поданной ему чашкой бульона. Дальнейшие действия и слова графа не мало удивили Тейриана, чего, чего, а вот такого сюрприза парень от Лерайя вновь не предусмотрел, и качнув своими длинными ушками Первый несколько секунд недоверчиво смотрел на застывшего перед ним мужчину, желая удостовериться не передумает ли он. Рамиэль не двигался, только не сводил своего святящегося вопрошающего взгляда с парня и Инге поверил, что жизнь эделира в его руках, отметая возникшие было мысли о шутке или издевке. Глаза перейца хищно прищурились: "Так значит, ваше сиятельство, хочет справедливости, око за око, да? Будет тебе справедливость, только держись!" Тейриан еще несколько мгновений наслаждался моментом, а потом поднял руку, схватив графа за черные как смоль волосы, и резко приблизил его лицо к своему, секунда торжества в горящих синем пламенем глазах, и губы Инге соприкасаются с губами Рамиэля. Первый хотел сделать поцелуй жестким, грубым, уничтожающим, а вышло не совсем то, что надо, вернее совсем не то, откуда то появилась страсть вперемешку с толикой нежности и неприкрытым желанием обладать, но прерывать действие увлекшийся пери не стал, мысленно констатировав: "Черт с тобой, извращенец проклятый, и так сойдет." Через минуту периец отпустил Лерайя и чуть отстранился, восстанавливая дыхание и сердечный ритм, а затем поудобнее устроившись на подушке как можно небрежнее произнес:
- Что-то тут сквозит, хорошо бы одеялом укрыться, - и посмотрел многозначительно в угол, где оно находилось, а после опять на эделира добавив уже нормальным тоном, - мне нужно отдохнуть и поспать до утра.

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:28:20)

+3

16

Радостное волнение перийца, услышавшего о том, что артефакт переходит к нему во владение, заставило графа задуматься о происходящем. Сильное желание иметь символ своей несвободы удивило графа, но ведь местонахождение заколки ничего не изменит. Или изменит?
"Что ты задумал Инге? Зачем тебе эта вещь?"
Как бы то ни было угнетать никого граф не собирался, довольно у него было и других забот, однако  поставить  себе целью узнать об артефакте всё, что возможно, следовало.
Отбросив лишние мысли, Феникс держал пери, лишая его возможности даже  двинуться, да Инге и не пытался, настолько он  был поражен произошедшим. Опять это тихое Рамиэль, эта горечь в голосе парня. Граф не поддался затеплившемуся вдруг было в сердце сочувствию и не прервал свои действия. Инге не мог сейчас видеть его лица, а оно стало замкнутым и сосредоточенным, словно эделир  лишь благодаря напряжению воли продолжал начатое. Эмоции парня были открыты ему, он видел, что Инге поверил в происходящее. Именно этого он добивался, в глазах перийца он был сейчас тем мерзавцем, которого старательно изображал, но совсем не чувствовал удовлетворения.
Когда эрисенсорика возымела ожидаемое действие и граф ощутил пробужденное им возбуждение Тейриана, он не сдержал  улыбки, однако не учёл одного- своих собственных реакций и силы давно сдерживаемых желаний. В его жизни была главным образом работа, работа и ещё раз работа. Тренировки в магии, совершенствование боевых навыков и снова работа. Редкие случайные встречи были мимолетны и особого следа ни в душе не в памяти не оставляли.
Сейчас, наблюдая Инге, трепещущего под его прикосновениями, он старательно сдерживал себя, чтобы не склониться, не коснуться губами тёплой гладкой кожи... Но в следующий момент, словно увидев ситуацию со стороны, Феникс испытал сильное отвращение. Воровать любовь подобно подлой твари, втаптывая в грязь  зависимое от него существо. Нет, немыслимо. Рамиэль отпустил руки Инге и отстранился. Внешне беспристрастно он наблюдал, как пери старается справиться со своим телом и когда наконец Тейриану это удалось   и слова возмущения  сорвались с его губ ,  Лерайя покачал головой и усмехнулся, а его глаза блеснули фиолетовыми всполохами.
- Мерзавец, извращенец, - граф произносил слова ответа неспешно, словно стараясь попробовать каждое на вкус, сколь изысканными  комплиментами одаряет  господина, - тут Феникс не сдержал язвительной улыбки, - его покорный раб.
За окном в очередной раз оглушительно громыхнуло, граф отставил чашку и склонился к пери с чувством, в котором соединились и что-то азартное лихое,  и веселье с долей сумасшедшинки, и подобное натянутой струне напряжение, Лерайя ждал, что же предпримет Инге. Он прекрасно осознавал, что перешел границы, испытывая перийца, а в том, что "покорный раб" воспользуется предоставленным  шансом посчитаться, эделир был уверен, по другому просто быть не могло. Вот сейчас блеснёт у горла Феникса меч, и первые капельки его крови сползут вниз по коже. Ожидание этого момента как на лезвие бритвы будоражило графа, он наблюдал как неуверенность перийца в том, что Рамиэль действительно позволит убить себя, понемногу отступает и  выражение лица Тейриана становится иным, до сей минуты не знакомым ему. Хищно прищуренные глаза парня, два синие пылающие льдинки, горят совсем рядом, рука пери крепко держит его за волосы, притягивая голову к себе. Напряжение достигает своего апогея. Развязка вышла неожиданной и даже немного ошеломляющей. В первый миг,  как только Лерайя ощутил губы пери на своих  всё озорство и лихость растворились исчезнув, а сердце тяжело забилось, когда два  дыхания слились воедино. Весь охваченный  сжигающим тело изнутри желанием, эделир запустил свою руку в волосы Тейриана еще больше приближая к себе, целуя его в ответ с какой - то яростной страстью. Отдав артефакт, Рамиэль отпустил пери и решения своего менять не собирался, но сейчас сознание было полно лишь одной мыслью:
"Мой. "
Когда Инге отстранился, граф медленно, будто нехотя,  убрал ладонь от его головы и поднялся. Стоя рядом он молча смотрел на парня  и его  глаза казалось  излучали фиолетовые лучи. Граф  продолжал ощущать вкус его губ, горячее дыхание пери. Слова Инге вывели Феникса из этого состояния и он помедлил, потом, так же, не спеша, прошёл к стене и поднял одеяло. Вернувшись к кровати, накинул его на Инге, выпрямился и негромко произнёс:
- Спокойного сна.
После чего повернулся и, выйдя из комнаты, неслышно прикрыл за собой дверь, направившись в личную спальню, расположенную на этом же этаже. Войдя в комнату, граф остановился у овального изукрашенного золотыми  узорами зеркала. Он стоял и внимательно смотрел на своё отражение, чему-то опять язвительно улыбнувшись и покачав головой. Затем прошёл вглубь комнаты,  вынул заколку из волос и  снял куртку, оставаясь в одной белой рубашке из материала напоминающего тонкий шёлк. Он собрался прилечь на кровать, чтобы немного отдохнуть перед полётом на Дизариас, однако  грохот за окном стал тому виной или иные причины, но отчего- то сегодня Фениксу отдыхать не хотелось.
Ирида давно просила его о встрече, у неё были вопросы по  улучшению интерьера некоторых помещений замка. Так почему бы  не помочь девушке сейчас. Он вышел из  спальни и направился по коридору вниз, на первый этаж, где была личная комната его эссенции с выходом в сад. Рамиэль сделал уже  первые шаги вниз по лестнице, как из комнаты Инге  вдруг послышался ужасный крик.
Граф резко обернулся  и, не раздумывая,  в тот же момент телепортировался в комнату пери. Оказавшись рядом с кроватью парня, граф увидел что Тейриан, как ни в чём не бывало спит. Будто и не доносился до Рамиэля несколько секунд назад этот звук.
Лерайя постоял немного,  затем, задаваясь вопросом уйти или задержаться,  отошёл к окну. Разряды били почти не переставая и вечная ночь то и дело озарялась электрическими вспышками. Треск  ли  молний напугал спящего, навеяв ему ужасные видения или этот душераздирающий крик - следствие сегодняшнего дня, в чём "его эделирское сиятельство" не мало поучаствовал? Как бы то ни было сейчас сон пери вновь стал спокойным. Дальнейшее присутствие здесь эделира стало неуместным, Рамиэль  сделал шаг к выходу.
Очередной оглушительный звук сотряс воздух и крик повторился, вернее нет, не крик, а скорее стон.  Он был  не столь долгим как в первый раз, но прозвучало в нём что -то  настолько мучительное, больное, будто из перийца заживо вынимали душу. Феникс замер, устремив напряженный взгляд на спящего, он смотрел на  его искривлённые черты,  ладонь, с силой сжавшую  одеяло.  Потом вернулся к кровати и  протянул к Инге руку.  Активировав врождённую способность эделиров успокаивать прикосновением, легко, почти невесомо дотронулся ладонью до плеча парня. Взгляд стал еще более сосредоточенным и устремился куда-то в точку невысоко над головой пери, а в это время активизировалась ментальная магия, и граф проник в мысли Тейриана, которые уже ускользали под воздействием эрисенсорики, сменяясь на другие не бередящие душу образы.
Пойманные на миг видение за видением проплывали перед внутренним взором Лерайя.
Арена, залитая кровью, одна из тех, где рабы выступают рабы, теша животные инстинкты собравшихся и принося богатство хозяевам. Алчный, звериный вой. Убей! Убей. Кровь и боль. Много крови и боли...
Роскошный зал заполненный гостями, но жуткий пробирающий до костей вой, все тот же. Смерть! Смерть! Меч, отсекающий  красивую девичью голову с зелеными пронзительными глазами. Мрак, поглотивший души обоих, убитой и невольного убийцы...
Полутёмная комната с большой кроватью в центре, на ней  трое похотливых самцов, вожделение перехлёстывает...Они словно хищники, ждущие добычу. Действо, начавшееся почти сразу, когда в комнату к ним архонт бросил беловолосого юношу произнеся ему с усмешкой: "Делать все что захотят, это приказ",  выносить было непросто.

Словно окаменев, граф смотрел и смотрел. Руки невольно начали сжиматься в кулаки, а в фиолетовом  взгляде  отразилась ненависть. Он  стиснул зубы, резко "выключив" действие Ментальной разведки, а коварная память  вернула эделира  на несколько часов назад. Вот он фиксирует пери на кровати, демонстрируя свою власть над ним... его рука касается кожи парня, намеренно стараясь пробудить в нём животную страсть в ответ на силу... он резко рвёт пояс  брюк... Граф чуть было сам, подобно Инге несколько минут назад, не застонал от поганого  воспоминания. Словно обессиленный, Лерайя опустился на кресло и склонил голову. Ему очень хотелось  сейчас вернуться на несколько часов назад, стереть воспоминание о позорном эпизоде, но увы это было невозможно. Память же продолжала терзать эделира, вопреки его воли, прокручивая фрагменты  прошедшего дня. Тихое Рамиэль... учащённое дыхание пери, вызванное его эрисенсорикой...губы Инге на его губах и его явное желание, пронзившее Феникса в тот момент.  Последнее воспоминание вновь огнём опалило графа, а проклятая гроза, словно намеренно стараясь  нарушить сон парня, громыхала, кажется, ещё сильнее, нет, никуда Лерайя не уйдёт отсюда...
Случайно взглянув в окно, граф не поверил своим глазам, крупные водяные капли стекали по стеклу.
"У нас не бывает дождей".
Но тем не менее это был ливень. Косые струи били в открывшееся окно и залетали в комнату, намочив ковер, но Рамиэль не спешил закрывать створки...[float=right]http://s019.radikal.ru/i631/1703/40/d338b8b2c371.png[/float]
В тот  день  в середине юниуса шёл дождь. Они виделись в последний раз. В последний раз? Что за глупость, они были молоды, а Энтерос тесен. Просто Эдриан уходил. Уходил в свою жизнь, в выбранную им судьбу, как тогда думал Феникс. Подготовка к свадьбе с дочерью одного из высокопоставленных лиц коалиции и новая должность. Брак был по расчёту и, разумеется, особой страстью жених к невесте не пылал.
"Рамиэль, люблю тебя...  Никогда не оставлю...", - слова, которые смыло дождем... он никогда не брал чужого, а теперь Эдриан был ее, принадлежал этой милой симпатичной девушке  и даже когда через пару десятилетий брак как и следовало ожидать распался, эделиру казалось, что Эдриан ушел от него навсегда...
"Друг мой.  Ты иссушил  мою душу, она изошла слезами, когда ты меня покинул. И ты возродил её вновь своим бесценным Даром."
Раскаты грома слышались теперь где-то далеко. Дождь закончился, и воздух был наполнен особым ароматом столь редких на его планете  растений. Граф стремительно и резко поднялся, приблизился к кровати, поправил сбившееся одеяло, укрывавшее Инге.  Умиротворяющим прикосновением вновь легко дотронулся до плеча заметавшегося во сне пери.  Ветерок, залетевший в комнату, растрепал волосы обоих.  Рамиэль улыбнулся его прохладной ласке, а потом, взглянул в окно и в тот же момент залюбовался радужными переливами высоко в небе. Пройдя к одному из шкафов, быстро взял с полки свиток и присел к письменному столу, появившийся в руке перо заскользило по бумаге...
"Если покинут меня мои демоны вместе с ними улетят и мои ангелы."
Вслушиваясь во что-то внутри себя, находя этому соответствие в словах или записывая готовые бог весть откуда пришедшие к нему строки Лерайя забыл о времени и потому не заметил как на Нонтергаре наступило утро.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (26.03.2017 18:47:40)

+2

17

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Инге ничего не ответил на насмешливую улыбку и реплику графа, хотя на "раба" что либо высказать очень захотелось, но на сегодня право хватило обмена любезностями, к тому же пери очень вымотался борясь с проклятым артефактом и отдых был ему необходим как утопающему человеку глоток кислорода. К тому же губы до сир пор чувствовали обжигающее дыхание и поток яростной страсти эделира и нужно было срочно успокоиться и отвлечься от этого навязчивого наваждения. Тейриан старался убедить себя, очень старался, что в этих внезапно возникших ощущениях виновата мерзкая заколка и что это все вызвано ее силой и совсем не настоящее и он не смотрел в эти искрящиеся фиолетовые глаза напротив, желая их обладателя, не чувствовал сильных рук на своем теле. Теперь даже предыдущая в принципе унизительная для Первого сцена, когда его прижали к кровати, воспринималась совсем по другому и где-то на краю сознания мелькала тщательно отгоняемая мысль, что повторись такое сейчас, то возражений со стороны пери не последовало бы. Все это вместе неслось на Инге словно смертоносная лавина и основная целью стало под нее не попасть, к счастью граф не только вовремя поднялся с кровати но и накинув на парня одеяло вообще вышел из комнаты пожелав спокойного сна. В ответ само собой Тейриан ничего не сказал, какие тут разговоры, еще чего не хватало, не дай демуирг Рамиэль что-нибудь заметит не то в голосе.
Когда дверь вежливо закрылась за Лерайя, периец облегченно выдохнул, можно было наконец расслабиться и все спокойно обдумать. То чего он очень сильно опасался не произошло и судьба явно давала еще один шанс выжить, только вот для этого кое чем нужно будет пожертвовать. "Не впервой...", - возникшая мысль болью пронзила все существо пери до самых потаенных глубин его души. Жалел ли парень о своем дерзком поцелуя перевернувшим все с ног на голову. Инге пытался убедить себя, что это было ошибкой и не стоило переходить грань с эделиром и по совместительству хозяином пери, но потерпел сокрушительный крах в споре с самим собой. Как не крути тут стоило признать, что каких либо сожалений по поводу случившегося не было ни грамма. Но в конце концов взяв себя в руки и оценив всю ситуацию в целом Тейриан четко осознал, что подобного больше не должно повториться, иначе за свою жизнь он не даст и монетки, а умирать, умирать в планы Первого не входило. Значит он не будет никогда переступать ту самую зыбкую грань в отношениях с графом, как бы и что не случилось и повернулись грядущие ситуации.
Устроившись поудобней на кровати Инге закрыл глаза и постарался заснуть, вскоре предстояла непростая поездка и потерянные силы нужно было восполнить. Парень не запомнил, что ему снилось в ту ночь, все что удалось уловить выныривая из царства Морфея, это обрывки видений связанных с далеким прошлым, только вот, что удивительно измотанным пери себя не чувствовал и кажется перенес все более или менее спокойно. В любом случае самочувствие было отличным и ощущалось полное восполнение потерянной энергии. Тейриан стараясь не шуметь, как ни как спал в незнаком месте и выработанная с годами осторожность проявила себя, огляделся вокруг, за окном было уже утро, а в конце комнаты за письменным столом сидел граф и водил пером по какому то свитку. Длинные заостренные ушки Первого удивленно качнулись, кого кого, а Рамиэля он здесь первым делом с рассветом увидеть не ожидал. В душе неосознанно шевельнулась неизвестно откуда взявшая радость по данному поводу, а затем когда подключился разум волна возмущения только не известно на кого то ли на себя, глупо улыбающегося и изучающего отворот белый рубашки Лерайя, а также пряди черных волос спускающихся по обнаженной шее графа или на эделира неизвестно на кой сюда прибывшего, что ему в таком большом замке комнат мало. Ко всему прочему пришло четкое осознание, что придерживаться выбранной вчера линии поведения будет не просто, ой как не просто. Ну почему Рамиэль не оказался каким нибудь злобным отвратительным старикашкой, вот тут точно ни каких бы проблем с ним в жизни Инге не было, нужно было лишь немного потерпеть и благополучно посодействовать его скорой встрече с создателем, а тут, что тут услужливая память быстренько подсказала во всех красках и от этого перийцу совсем взяла злость. Теперь уже на своего неизвестного создателя и на проклятую судьбу, но долго прибывать в этом состоянии не стоило в конце концов граф заметит, что его тут откровенно разглядывают, а это совсем ни к чему и так вчера возникших проблем хватит с лихвой.
Тейриан выскользнул из под одело и стараясь двигаться бесшумно, натянул стоящие у кровати сапоги, а потом приблизился к Лерайя со спины, заглянув через плечо эделира, что он там пишет. В голову пришло, что пери знает графа очень мало, лютня в библиотеки и вот теперь скользящие перо по пергаменту. Возможно кто нибудь другой воспользовался чем то из технологического мира и у Рамиэля наверняка много всего, но он предпочел именно вот такой способ для своих записей. Где-то в сознание запульсировало : Беги, беги, отсюда пока не поздно..." Но вместо этого возможно вполне разумного действия Тейриан негромко спросил графа, даже позабыв что стоит слишком близко к тому:
- Что вы пишете, ваше сиятельство? А та лютня в библиотеке, она ведь ваша?, -  в тот же момент спохватившись добавил, - доброе утро.
Это несомненно были ненужные и опасные вопросы, вот зачем спрашивается Инге что-то знать о своем хозяине, которого он в скором времени собирается сжить со свету. Увы, наставить на путь истинный перийца было некому, внутренний голос предательски молчал, альтер-эго вообще в это все не вмешивалось и потому парень продолжал находиться на своем месте, рядом с тем, от кого стоило держаться подальше.

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:27:59)

+1

18

Стремясь не упустить ни единого из роившихся в сознании слов, наполненных для него   в эти минуты приподнятого настроения  особым смыслом, Рамиэль быстро записывал их на пергаменте. Запечатлевая сами собой возникающие  внутри фразы, держащая перо рука иногда замедляла движение, граф поднимал голову  и сосредоточенно всматривался куда-то перед собой, наблюдая разворачивающиеся перед внутренним взором сцены.  Иногда он отвлекался от своего занятия, чтоб взглянуть на  безмятежно спящего Инге. Во время одного из таких недолгих перерывов с ним на связь вышел офицер, который выполнил данное ему задание по  поиску максимально полной информации о расе пери, связи их с хозяевами посредством артефакта. Догадки относительно  заинтересовавшей эделира  реакции Инге,  заполучившего заколку, стали проявляться одна за другой и скоро, подобно кусочкам мозаики,  сложились в более- менее ясную картину.
"Фамильяр наш совсем не прост.   Хотите "воли" господин Тейриан. "- усмехнулся, вновь устремляя  долгий взгляд потемневших глаз на  парня и  слушая его размеренное дыхание.
"Возможно, к лучшему. Но на Дизариас мы полетим вместе, а потом каждому своя дорога."
Не  позволяя  себе поддаться острой грусти, перешедшей в   щемящую боль  в груди, заставил себя  вернуться к  работе.
"Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал;
цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;
смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние..
"
"Сто раз сразиться и сто раз победить – это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего – покорить чужую армию, не сражаясь. Поэтому самая лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войска. Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго."
"Любовь даст тебе первое доказательство того, что жизнь не бессмысленна. Люди, которые говорят, что жизнь бессмысленна, не познали любви. Они просто тем самым говорят, что в их жизни недоставало любви.
Он не заметил ни пробуждения Инге, ни его приближения. В какой-то момент  ощутив  присутствие  парня, эделир не обернулся, не произнес ни слова, только перо  в очередной раз  остановило, но почти сразу возобновило, замедлив, свой бег по пергаменту. Графу казалось, если сейчас он поднимет глаза, то, вероятнее всего, разрушит нечто невесомое,   недавно возникшую между ними двумя тонкую паутинку связи, и встретится взглядом уже с отстраненным, отдаленным, закрывшимся от него  Тейрианом.
Нет, не этого ему  хотелось сейчас. Хотелось подняться, положить руки  на плечи Инге и увидеть  тот горевший вчера в синих глазах, опаливший его до самой глубины огонь, хотелось  с бокалом Ависилона в полутемной комнате у камина вести неспешную беседу, лучше узнавая перйца в этом разговоре. Мгновенно  ожившие тени ночных видений:  издевательства, бои на арене, с вернули графа в реальность. Ему хотелось сближения с Инге, но хотел ли  того же сам  периец? Ответ очевиден, он стремился этого избежать.
На  произнесенный вопрос ожидался ответ  и граф, подняв усталые совсем светлые глаза от свитка, полуобернулся к Инге и негромко произнес:
-Доброе утро.  Что пишу? Разное.  Воспоминания. Впечатления. Размышления. Вот например, "Всему свой час и время всякому делу под небесами: время родиться и время умирать. Время разрушать и время строить. Время разбрасывать камни и время складывать камни. Время молчать и время говорить."
С интересом посмотрел на Инге, ожидая реакции на свои слова. Тут же решает ответить и о лютне:
- Да,это мой инструмент
Лерайя отложил перо и поднялся из-за стола, приблизившись к стоящему у кровати пери креслу, сел на него.  Ясно представив лежащий на  кушетке в библиотеке инструмент с помощью магии переместил лютню к себе и поудобнее устроил на коленях. Склоняясь над ней, откинул волосы назад, но  одна непослушная прядь все -таки  выскользнув на волю заслонила часть лица.  На мгновение задумался о чем-то, а затем бережно коснулся струн. 

[mymp3]https://content.screencast.com/users/mm5393/folders/Default/media/a9cf4089-b424-46ab-ad45-de3f4eeeaf49/Lyutnya_-_Zelyonye_rukava_(xMusic.me).mp3|1[/mymp3]

Рамиэль наигрывал простую  мелодию, то полностью погружаясь в неё, то останавливая переливающийся фиолетовым взор на лице пери, и только демиургу ведомо из каких глубин памяти поднимались  почти забытые слова таинственного  древнего языка, звучащие в сознании Феникса  взволнованным шепотом.
" Aa’ lasser en lle coia orn n' omenta gurtha..... Aa’ i’sul nora lanne’lle ...   Aa’ menealle nauva calen ar’ malta...Amin mela lle.."
Прозвучали последние ноты, граф  поднялся и, возвращенная на прежнее место, лютня пропала из его рук.
Через несколько часов им предстоит путешествие на Дизариас. Подставлять парня под опасность негоже, впрочем, его прошлое борца на арене не позволит кишащему в диких лесах сброду взять его запросто.  Как бы то ни было следовало посмотреть на  готовность Тейриана к бою, проверить его реакцию. Поначалу он думал предложить Инге сражение  на мечах, но переменил свое мнение. На Дизариасе   нападение может быть внезапным,  потому в форме  периец должен быть  всегда, если же  случится иначе, пожалеют оба.
Без всякого предупреждения Феникс  оказался совсем рядом с не ожидающим сейчас от него агрессии парнем, обманным движением отвлек внимание и   произвел  мгновенный захват,  в глазах  вспыхнули фиолетовые искры  а во всем облике опять промелькнуло что- то хищное. Секунда, и  в результате применённого приема пери оказывается лежащим на полу. Цепким взглядом окидывает парня,  контролируя его  малейшее движение, чётко,  будто стараясь  навсегда вложить в его сознание:
-Не полагайся на то, что враг не придет, полагайся на средства, которыми располагаешь, чтобы принять его. Не полагайся на то, что враг не нападет; полагайся на то, чтобы наши позиции были неуязвимы для нападения.


В посте использованы цитаты из Библии, Ошо, Сунь Цзы.

Отредактировано Рамиэль Лерайя (06.06.2017 21:31:37)

+1

19

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Рассматривая скользящее по пергаменту перо Инге вдруг на ум пришли несколько эделирских имен чьи произведения он видел в библиотечной базе, только пери и подумать не мог, что одно их них будет относиться к его хозяину. Осталось только угадать кто из них, ведь для публикаций как понял Тейриан были взяты псевдонимы. В подтверждение этих догадок свидетельствовало то и, что граф взглянув на Первого ответил на вопрос подтвердив, что занимается писательской деятельностью. Длинные остроконечные ушки пери заинтересовано качнулись и он стал внимательно слушать отрывок из текста, который его сиятельство прочел вслух. Через несколько секунд чуть наклонив голову Инге произнес задумчиво посмотрев в окно, освещенное мерцанием кристаллов украшающих замок:
- Многие живые разумные существа так и всю жизнь ждут своего часа и умирают его не увидев... Им и невдомек, что каждый в этом мире делает свой час сам. Те, кто познал такую простую истину становятся теми, кто изменяет этот мир в ту или иную сторону, остальные следуют за ними - устремив свой взор холодных голубых глаз на графа продолжил, - а вы, ваше сиятельство, что предпочитаете? Вести или быть ведомым? Ждать милости проведения или идти вперед не оглядываясь ни на кого и не на что?
После данного вопроса о смысле жизни беседа грозила зайти в полные философские дебри и хотя жизненная позиция Рамиэля была очень интересна Тейриану, но и версию, что периец имеет дело с писателем стоило выяснять до конца. Поэтому Инге покопался в памяти и вспомнил строки из одной книги по его мнению они как раз принадлежали Лерайя. Конечно он не угадать псевдоним графа или вообще ошибиться насчет своего предложения, но пытаться определенно стоило. Если парня постигнет неудача он просто извиниться, а вот если догадка верна, то это должно произвести впечатление на эделира положительное или нет не важно, но должно, подняв статус пери в глазах его сиятельства. Вообще в большинстве случаев для Тейриана было все равно, что о нем думают окружающее, но Рамиэль ко всему прочему являлся хозяином, а это была очень болезненная тема о равенстве. Не мешкая Инге негромким голосом продекламировал четверостишие:
- Жизнь и смерть не так уж различны,
Та же загадка, тот силуэт.
Но лишь жизнь гибель рождает,
И только смерть даёт ей ответ.

После облокотившись на письменный стол и качнув своими длинными ушками скользнул по точеному лицу графа взглядом, задержавшись на его губах, вкус которых он познал. Вкус настойчиво будоражащий сознание, вызывая разные картины далекие от обычного и даже дружеского взаимодействия и ни как не хотевший уходить из головы. Это было необычным и немного, а если быть до конца честным, то очень даже много раздражало, но Тейриан наделся, что просто это воздействие стресса и все в скором времени пройдет отправив свои фантазии на задворки памяти сосредоточился на стихах и произнес встретившись с графом глазами:
- Признаюсь мне больше по душе вот эти строки, это ведь тоже ваши, я прав?
На этом сюрпризы от его сиятельства не закончились. Лютня оказалась тоже его. Что граф решил продемонстрировать наглядно усевшись в кресло и начав играть. Что сказать, это была какая баллада и звуки лились из инструмента завораживающие. Двинувшийся было следом Первый чертыхнувшись про себя отступил назад и в наглую уселся на письменный стол рядом с пергаментом. Увы, эффект от музыки и играющего Рамиэля это не ослабило. Ни с того ни с сего чертовски захотелось подойти и убрать упавшую на лицо эделира прядь цвета воронова крыла, а затем дотронуться кончиками пальцев до лица, провести по щеке задержавшись на губах и после вниз по белоснежной кожи шеи. Ко всему прочему сознание посетила шальная мысль, что на его сиятельстве слишком много одежды и она явно мешает наслаждаться взору, скользящему по манящим изгибам стройного и сильного тела. Тут же возникла злость на самого себя, что он, пери, музыкантов не видел, чертовски глупо вот так реагировать. Да и он не в том положении, чтобы проявлять какие либо положительные чувства к хозяину, который должен на днях отойти в мир иной с легкой руки Тейриана, направившего ничего не подозревавшего эделира в весьма опасное место. Боясь встретиться со взглядом фиолетовых глаз и выдать свои истинные эмоции Инге отвернулся к окну и дослушал балладу до конца вот в таком положение. Даже ногой стал мотать для пущей убедительности, что ему все равно и он воспринимает данное выступление как обычную кабацкую музыку. О том, что граф играет для него думать вообще не хотелось, от это мысли появлялись совсем дикие и пугающие. Например усесться у его ног любуясь как пальцы эделира скользят по струнам едва их касаясь, а также фиолетовыми отблесками мерцающих глаз напротив. Когда же он кончить играть положить свою голову ему на колени, наслаждаясь близостью и моментом... Придя от всего этого в дикий ужас, Териан порадовался, что смотрит в сторону от волнующего его объекта и  и его желания останутся только с ним, догадаться о чем то подобном творящимся с пери граф не сможет.
Наконец Рамиэль закончил играть и можно было облегченно выдохнуть, опасаясь что голос может дрогнуть Тейриан вообще ничего не сказал понравилось ему баллада или нет и что он по этому поводу думает. Получилось как то совсем даже не вежливо, но да плевать, Первому было не до таких нюансов. Придав лицу беззаботное выражение Инге встал со стола и сделал шаг к подходящему к нему графу. Что произошло дальше оказалось полной неожиданность и парень обнаружил себя через секунду лежащим на полу. Первым впечатлением было, что его сиятельство наверняка обиделся таким поведением парня, на его письменный стол пятой точкой уселись, музыку по мнению Лерайя проигнорировали и вот так сказать расплата за такое безобразие. Ко всему прочему его сиятельство еще мини лекцию прочли про внимательность и врагов, окидывая цепким взглядом распластавшегося внизу перийца.Тут праведным гневом уже запылал Инге. Может он конечно и забыл про манеры, но кое то слишком уж вознесся в заоблачные дали. Надо оказать любезность и спустить на грешную землю. Мотнув головой Тейриан не стал скрывать своей ошарашенности действиями графа и внезапным падением, сюда же добавил, что смирился, с таким подвохом и согласно кивнул на слова Лерайя. Да все так и есть, ты прав. Затем начал потихоньку вставать отодвинувшись от Рамиеля всем своим видом показывая, что продолжения не хочет и понял урок. После встал и скептически оглядел свои брюки и сапоги, а после стал их отряхивать то ли там пыль заметил, то ли ворсинки с ковра прицепились. Дойдя до низа сапог вместо них вцепился в ковер и со всей силы дернул на себя. Раздался долгожданный стук падения тела и у своих ног Инге обнаружил графа, но этого показалось дерзкому перийцу мало, нужно было закрепить результат и не раздумывая парень упал на Рамиэля удачно зафиксировав  его руки сзади спины, а тело прижав к полу. Такого даже сам Териан не ожидал, повезло так повезло. В холодных голубых глазах заплясали торжествующие чертики. Предотвратив пару попыток графа вырваться на свободу Инге несколько секунд полюбовался задравшийся рубашкой и черными разбросанными по полу волосами, а затем наклонился к уху Лерайя и прошептал не скрывая своего торжества и некого ехидства:
- Не полагайся на то, что враг не нападет; полагайся на то, чтобы наши позиции были неуязвимы для нападения... Что будите делать, ваше сиятельство, просить пощады у своего раба?

Отредактировано Инге (30.07.2017 21:27:39)

+1

20

Заинтересованности  парня своим занятием граф  не ожидал, но был ей рад. С выражением, будто увидел в Инге  что-то новое, до этой минуты незамечаемое, но  приятное, остановил на нём  пристальный взгляд поблескивающих  серебряных глаз.
- Нет, Инге. Нет права на жизнь у мира, в котором  существо лишено шансов на свою долю радости и счастья, на свой "час". Да,  воля и энергия  творят судьбу, они же привлекают помощь высших. Наделённые силой могут сами определить свой час, свою цель могут сделать многое для его осуществления, но они не всесильны в мире, устроенном по закону иерархии и не всякую цель способны одолеть сами...
"Не всегда могут, впрочем. Давно, вечность тому назад, я был птицей. Боль, смерть, пустота... ледяное темное  Ничто. Теперь я снова здесь. Я не просил у  него новой жизни, но Он подарил мне её ещё раз. Он подарил.  Моя жизнь, "мой час"-воплощение Его воли.
Мой час... Он - итог долгого пути, бесконечной работы моей и тех, кто рядом. Воплощение нашей цели, которую  возможно ли достигнуть?Мой час-мой сияющий мир, защищённый и наполненный гармонией, богатый разнообразными, всем доступными возможностями. Разве  он восторжествует, если Он, согласно Его  непостижимым планам создал и  противостоящие нам  могущественные силы,   для кого жизненно важно не допустить  воплощения нашей  общей мечты, тех, чьим" часом" , триумфом является  недопущение  торжества моего. Мой Нонтергар, мой маленький дом, наши кристаллы, наши земли для них -лакомый  кусок. Но ведь это он, сотворив меня. вложил в моё сознание эту мечту, а все о чем возможно мечтать, возможно  осуществить. Когда -нибудь бесконечная череда мгновений приблизит и это, заветное.  Не скоро."

-...другие довольствуются простейшими радостями жизни. Но так или иначе этот час даётся каждому.
"Ведомый ли я или ведущий...Когда я  поднимаюсь в небо и лечу сквозь сверкающую огнями и ослепляющими звездами бездну, мне нет до этого дела. Я иду и не остановлюсь, не собьюсь с пути к радости врагов."
Граф молчал, обдумывая  вопрос парня, но Инге ожидал ответа, и эделир, словно продолжая  размышления вслух, произнес:
-Невозможно ни одному из существ быть только ведомым или ведущим. В разные моменты жизни мы принимаем  поочередно каждую роль. Моя воля определяет судьбы многих, но и я всегда готов исполнить волю Хранителя.
Уверенное и спокойное выражение лица Феникса заменилось тревожным, бровь слегка приподнялась стоило прозвучать  первым словам четверостишья  исполнении Тейриана.
..В тот день им делать было совершенно нечего, вернее, ничего не хотелось, ни гонять по межзвёздному пространству на корабле старшего Реверди, после  одной шальной  прогулки  доступ к этому транспортному средству  был надолго перекрыт,  ни отправиться к   подружкам, чтоб весело проводить с ними время и заниматься любовью. Тягучая, сонная, расслабляющая лень витала в воздухе, друзья томились и изнывали от безделья.
Кто из них изобрёл эту забаву, они и сами не помнили. Один  придумывает строчку, любую, самую бессмысленную, первое, что придёт в голову, второй продолжает. Лерайя, не предупреждая друга  о начале игры, произнес первые возникшие в уме строчки:
- Жизнь и смерть не так уж различны.Продолжай! Быстро. Или скажи, что признаешь поражение и готов выполнить любой   приказ победителя.Гонора гордому Реверди всегда было  не занимать, он вскинул голову, кинул на Рамиэля острый взгляд ..
-Та же загадка, тот силуэт.
Тут уж непросто пришлось зачинщику забавы, нет, первые слова пришли сами собой:
-Но лишь жизнь....-тут возникла пауза, как назло ничего не придумывалось. Эдриан с противной улыбкой, наслаждаясь близкой победой начал отсчет- Один.. два.. ещё секунда и эделир окажется в полной власти  изобретательного  на  выдумки приятеля, тут же он  неуверенно продолжил- гибель рождает..-и замолчал, ожидающе глядя на Эдриана. Тот отвел глаза, подумал немного и закончил общее творение
-И только смерть ей даёт ответ

"Он читал тебе это? Нет, ему неизвестен автор, значит  узнал случайно. Угадал?"
- Это наше общее. Моё и- после небольшой паузы продолжил, задержав  взгляд на пери - его.Эта шутка.
Склонившись к лютне, граф почти не  смотрел на Инге. Тот факт, что пери восседал поверх его стола, не волновал его никоим образом, как и  невнимание к звучащей для него музыке. Он слышал её, она достигала, Рамиэль надеялся на это, не только его слуха, но и его души,  в одобрении же и выражении восхищения или подобных проявлений  граф не нуждался. В какой-то миг  случайно их взгляды пересеклись, голубые глаза  сейчас совсем не напоминали льдинки, они  сияли и было в них что-то такое, отчего захотелось тут же прервать игру и  в один миг оказаться  рядом. Чем продолжился  бы желаемый момент, Рамиэль не думал. Он совсем рядом с парнем, чувствует его близость, запах его кожи, слышит дыхание.. и на том мысль обрывалась.
Инге отвернулся и стал смотреть куда-то в сторону, а Феникс задержал на нём сначала  проницательный, ставший затем взволнованным, потом будто загоревшийся фиолетовыми огоньками взгляд, и снова склонил голову к инструменту.
Эделир сразу понял, что его урок парня в восторг не привёл. Удивление, а  за ним и   гнев , загоревшийся в его глазах,  яснее всех слов говорили об этом. Со старательно скрываемым любопытством он наблюдал за движениями Инге,  когда тот поднялся, освобожденный от захвата. Ни на секунду его не обманули ни смиренный вид, ни  согласие, продемонстрированное парнем, он успел понять, характер у пери был не тот,  не мог его "фамильяр" так просто согласиться с поражением. Сохранил невозмутимый и непроницаемый вид и  когда Инге склонился вперёд,  что-то было неестественное в том, как  старательно  он стряхивал ворсинки с одежды.
"Война-путь обмана.."  сразу вспомнилось ему. Дальнейшего он осознать не успел, периец уже удерживал его руки за спиной.
"Быстрый.. Пройдоха."
Первым, что он испытал  было желание освободиться. Тут же в боевую готовность пришла стихийная магия, которую он ощутил особым "сплавом"  предельной сосредоточенности и   внутреннего пламени, магической  энергии,    требовалось совсем  небольшое усилие, чтоб превратить её в разряд, который поразит тело  соперника по всей площади соприкосновения.
"Тот, кто хорошо ведет войну, подобен Шуайжань. Когда ее ударяют по голове, она бьет хвостом, когда ее ударяют по хвосту, она бьет головой; когда ее ударяют посредине, она бьет и головой и хвостом."
Но что-то остановило Лерайя, он не мог воспринимать Инге, как врага, с которым все средства хороши, что - то невесомое, неясное глубоко внутри неумолимо противилось  необходимости причинить парню боль.
Пару раз он  попытался сбросить с себя перийца, но тот держал его крепко, отпускать не собирался и, похоже, упивался чувством собственного торжества.
"Ах ты..Сам отпустишь."
Язвительный  шепот на ушко,  повторение его собственного поучения,  подтолкнул его к совершению  этого  усилия.  Лерайя  обратился к ментальной магии. Используя гипноз  он воздействовал  на волю соперника с той целью, чтоб тот ослабил хватку. Добившись желаемого, мгновенно перевернулся и сбросил Инге. Рывок в сторону и, перекатившись, он замер  в полуприседе,  вскинув позади одну руку вверх  и выставляя  вперёд полусогнутую  другую, с собранными в кулак пальцами. 
-Ни одна битва не бывает последней, никакая победа не бывает окончательной.
Невольно  улыбнулся, заметив, что поза Тейриана напротив зеркально отражает его собственную.
"Ну что же, неплохо,  Тейриан. Совсем неплохо"

Отредактировано Рамиэль Лерайя (30.07.2017 17:14:03)

+1

21

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Рассматривая графа распростертого на полу Инге вспомнил его взгляд несколько минут назад, когда их глаза встретились и сошлись голубой лед с фиолетовым огнем. По телу непроизвольно побежали мурашки, до непонятной и неистовой боли пронизывающей все существо, захотелось склониться ниже, убрать с шеи эдерила прядь волос цвета воронова крыла, а затем дотронуться губами словно умирающий путник в пустыне припадающий к живительному источнику и, ощутив его вкус, сделать так еще и еще, заполняя целиком жарким пламенем серую пустоту внутри. "Я схожу с ума..."- мелькнула поспешная мысль в сознании Тейриана. Стало неожиданно страшно, Первому было не свойственно так терять голову из кого то бы ни было и вот это случилось, Инге был готов забыть обо всем и наделать массу глупостей. Настойчивое и поспешное внушение самом себе, что ему просто стало скучно в последнее время одному и что это все действие дурацкого артефакта не помогали, маниакальные и пугающее желания не проходили и неизвестно чем бы это все кончилось если бы в голове не появилось, что неплохо бы графа отпустить, ему ведь неудобно наверное, а вдруг руки затекли и вообще может у него аллергия на ковер на котором он лежит. Не видя в данный миг в этих соображениях подвоха Тейриан ослабил хватку, почти выпустив Лерайя. Чем понятно в туже секунду воспользовался коварный эделир, перийца сбросили, хорошо что еще не огрели чем-нибудь для разнообразия. Повинуясь больше инстинктам чем разуму Инге вскочил на ноги полупресев и в таком виде выслушал еще одно напутствие от Рамиэля. Переводя сбившееся дыхание и совсем не от действий графа, а от своего собственного воображения и желаний, Первый во первых осознал, что пронесло и он не совершил самую огромную ошибку в своей жизни перешагнув черту, во вторых, что похоже граф воспользовался ментальным воздействием, которое Тейриан благополучно пропустил и тем самым освободился и еще удар нанес и вон довольный опять лекции читает. На губах пери заиграла странная улыбка, отражающая прежде всего некое веселье и облегчение вместе с толикой досады, что ничего не случилось, к тому же тут было и явное восхищение навыками эделира, сумевшем обернуть такую непростую ситуацию в свою пользу. Вместе с улыбкой последовал и смех такой же непростой и парень негромко произнес:
- Я это учту, ваше сиятельство, непременно, на будущее.
В этот момент Инге счел подходящим ответить на слова графа произнесенные чуть ранее, конечно здравый смысл подсказывал пери, что этого не нужно делать, ведь скоро они попадут на Дизариас и тогда возможно все кончиться и Лерайя уйдет в небытие, но увы желание сделать еще один шаг навстречу фиолетовому пламени пересилило всякие предостерегающие рассуждения. Тейриан хотел знать кто перед ним до мельчайших подробностей, хотел заглянуть в самые пекло, в самый сжигающий жар, даже если это опалит его самого или того хуже сожжет дотла. Может пери и вправду сошел с ума, идти навстречу собственной гибели, это ли не признак помутнения рассудка? Возможно он думал, что сможет вовремя отступить, а это только мимолетная маленькая радость, которые бывали так редко, но как бы то не было сближение с тем, от кого собирался избавиться начал. Чуть наклонив голову и качнув своими длинными заостренными ушками Инге продолжил разговор на тему воли и судьбы:
- Значит, вы, ваше сиятельство, не отрицаете что при наличии собственной силы можно повлиять на что твориться вокруг и на свою жизнь, но только до определенного момента. В итоге все равно в итоге должна вмещаться высшая сила для окончательного результата, - холодные льдинки сверкнули и прищурившись попытался достать графа сначала рукой, а потом и ногой, не очень надеясь на результат попадания, так как рукопашка была явно не его коньком и владел ей парень можно сказать, что почти ни как. Сделав пару нехитрых приемов продолжил говорить:
- Любопытно выходит не находите? Вот некоторые считают, что вообще достаточно только помолиться, чтобы на них свалилась манна небесная, применить так сказать свою духовную силу по обращению к демиргу. Интересно если я буду усердно преклонять колени и возводить руки к небу, то, например, в деоса превращусь?, - негромко хмыкнул и посмотрев на Рамиэля, - Что-то мне кажется сие мне не светит хоть молись всю оставшуюся жизнь.
"А вот от тебя избавиться вполне, правда для этого не на богов уповать надо, а исключительно на себя и свою сноровку, половина уже получилась, еще совсем чуть чуть осталось..."- длинные ушки пери еще раз качнулись. "Готов исполнить волю хранителя, не уж то любую? Сам по себе даже без мерзкого артефакта... Надо же как выходит, кто-то готов быть рабом добровольно. Она сражалась за свободу... смогла преодолеть силу артефакта, созданного возможно самим демуиргом... подарила мне жизнь... Что ты на это скажешь, а, ваше сиятельство? Простая проклятая судьбой рабыня... Сама!" Холодное пламя блеснула в глазах и рука понеслась к корпусу графа желая нанести удар куда ближе к плечу. В туже секунду чуть отступив попытался это сделать и другой рукой целясь уже в челюсть эделира. После проговорил стараясь, чтобы голос звучал ровно, не выдавая кипевшую внутри бурю эмоций:
- Значит, ваше сиятельство, исполняет приказы того, кого считает выше себя, все и беспрекословно? А если высшее существо ошибется или поддастся своим далеким от благодеяния и справедливости желаниям? Что тогда ты будешь делать, Рамиэль? Или твоя вера распространяется и на абсолютную непогрешность твоих высших?- потом опустив ушки почти полностью внимательно посмотрел на графа и совсем тихо добавил, - свобода... ты не ценишь, что имеешь, Рамиэль...
"Всю жизнь я сражаюсь за это... Чтобы не было высших... Чтобы я мог решать сам... каждый мог решать сам... Я пожертвовал душой во имя этого... а ты, неужели, ты, просто так готов отдать то, что имеешь?" Затем отвернулся от эделира на несколько секунд, предстояло обсудить еще одну не менее важную вещь, на которую просто так промолчать Инге не мог. Они писали то стихотворение вместе, про кого говорит Лерайя периец понял сразу и это ударило так, словно огромная волна обрушилась сверху, холодная и обжигающая одновременно. Что Эдриан писал стихи на досуге Тейриан не знал, как похоже еще много о своем бывшем хозяине. Это больно резануло казалось уже зарубцевавшуюся рану, заставив ее кровоточить. Изящная мебель, красивая игрушка и больше никто... Осознавать это все еще было очень больно даже по прошествии стольких лет. "Ты был удивительным, Эдриан... только вот не со мной... ты не смог отпустить... и не смог признать..." Показывать при Лерайя, что чувствует Инге не стоило, прошлого все равно не изменить как плохо и горько бы не было, оставалось только двигаться вперед и дорожить подаренным когда то подарком, единственного существа, которому он был дорог и которого любил всем сердцем и душой с порядковым номером два... Тейриан придав лицу по возможности бесстрастное выражение посмотрел на графа и покачал головой:
- Шутка... я не думаю, что со стороны, Эдриана это была простая шутка, Рамиэль. Совсем не думаю... Он знал о чем и для чего пишет и  говорит... "И с кем или для кого это делает...", - ушки Первого поднялись, глаза вспыхнули словно сверкающий голубой лед на солнце, - а ты знаешь? Или просто плывешь по течению?, - на последних словах во взгляде Инге появился вызов, говоривший о том, что граф явно не ценил того, кого имел когда то, предпочитая просто принимать к себе хорошее отношение как само собой разумеющееся.

Отредактировано Инге (10.08.2017 05:37:13)

+1

22

Наконец-то его слова пери воспринял,  как  должно.  Инге был с ним согласен  и  подтверждение тому Феникс выслушал с  видимым одобрением.   Улыбка и  светившаяся в его глазах  симпатия, или что-то большее?  были   приятны графу, но вот парень  решил продолжить   волнующую его тему и перед эделиром предстал прежний,  недоверчивый  пери.
-Попрошаек  не любит никто и нигде. Что бы они ни просили- стоило Инге лишь занести руку, задуманный им маневр сам собой возник перед внутренним взором  Лерайя полностью и, избегая удара, он легко отклонился, перехватывая её  из безопасного положения, а затем, отведя  в сторону, завернул за спину- медных грошей или  внимания  высших сил.
" Эти силы могут вмешаться или  остаться в стороне, если твое дело не привлечет Их внимания.  Их  забота и участие- не диктат и подчинение, а помощь и благословение, которых достоин не каждый."
Тема интересовала Рамиэля, обо всем этом ему хотелось  поговорить  неспешно, но не сейчас, не в этой борьбе- игре, понемногу начинавшей напоминать  возню двух резвых, полных нерастраченных сил  зверенышей. Эделир услышал последнее замечание и  на до сего мига сосредоточенном  лице блеснула  широкая белозубая улыбка. В тот же  момент   вся сдержанность и серьёзность графа   будто испарились,  он преобразился и  словно ожил, а в облике промелькнуло что-то совсем юное, мальчишеское. С едва заметной, совсем не злой, скорее весёлой насмешкой  он осведомился:
- А ты хотел бы  стать деосом, Инге?
Он уходил от ударов и наносил  ответные легко, не напрягаясь. Когда Инге ловким приемом освободил руку и попытался достать его ногой, то получил защиту в виде блока  сложенными вместе руками, после чего, Рамиэль захватил одну  ногу парня и, удерживая,  направил   удар по другой, опорной.  Упавший Тейриан  мгновенно откатился  назад и  вскочил, готовый  отбить новую атаку. 
Рамиэль отрицательно мотнул головой и приподнял руку  отстраняюще-примирительным жестом,  давая  понять, что бой-испытание завершён.
"Довольно.  Я увидел все, что хотел. "
Услышанное далее "Ваше сиятельство, исполняет приказы того, кого считает выше себя, все и беспрекословно?" "ты не ценишь свою свободу.." оказало  странное воздействие на  мужчину.
Направившийся к креслу граф остановился, изумленно глядя на Тейриана , который теперь видел перед собой прежнего, вежливо-отстраненного  графа. Расправленные плечи, высоко поднятая голова...  будто закрывшись изнутри, недвижимым изваянием  он стоял напротив  и молчал. У Феникса не было желания исповедоваться и объяснять свои жизненные принципы.  Второй день знакомства - недостаточное время для подобной откровенности и  исповеди. Такой разговор предполагал близость и доверие, но намерения пери, он успел это  понять и по докладу офицера, и по реакции Инге, заполучившего артефакт, были направлены на иное.
И  ясное понимание этих намерений  в сочетании  с интересом к его   мировоззрению   отчего-то  вызывали у эделира  гнев. Этот  гнев никак не был  выражен внешне, но  едва заметное прежде  сияние, золотым контуром окружающее его тело,  стало ярче и интенсивнее.
Наконец, он поднял веки и остановил на парне тяжёлый  пристальный взгляд, серебристые лучи, казалось, проникали прямо вглубь ослепительно синих глаз . Резкие слова готовы были сорваться  с  губ, но..
Несколько минут назад, в момент  их случайной близости он каждой клеткой тела ощутил исходящую от парня волну жара и  она пронзила его  болью, засевшей в теле сладкой отравой.  Он знал , что это безнадёжно, но так хотелось отодвинуть  момент разрыва.
Затянувшееся молчание прервал бой часов в соседней комнате. Что-то  вспыхнуло за окном, осветив витражное окно. Лучи света, проходя сквозь цветные стекла,  радужными волнами заскользили по лицу и плечам Инге.
"Господство? Подчинение? У нас, меня и моих товарищей из  совета с Хранителем  одно дело и одна цель, мы  одна команда. Но синхронизируя для планеты энергию антиквэрума, жертвуя ради всех частью своей жизни неужели не достоин он уважения благодарности.
Ответ Инге, его слова  о непогрешимости высших  заставили его прийти к выводу,  что парень его не понял. 
"Моих  высших..."
Наконец, негромкий баритон нарушил тишину:
- Хранитель? Я не раб ему.
" Он должен понять. Я хочу, чтоб он понял.."
- Я свободен и могу оставить службу в любой момент.
"При этом часть моих обязанностей  дополнительным бременем ляжет на его плечи, утяжеляя  и без того нелёгкое бремя."
- Я хочу помочь ему. И я никогда не выполню приказа, если не согласен с ним. Но и  для меня, и для него главной целью является забота о тех, кто нам доверяет,  о наших людях  .
Когда   при упоминании о Эдриане, Инге отвернулся, граф почувствовал состояние, ведь пока ещё  пери был открыт ему  И  этот его эмоциональный всплеск и  собственная невольная тут же всколыхнувшаяся ревность  к потерянному, любимому,  царапнули сердце. Феникса поразило внезапное понимание того, что вопреки стремлению отпустить парня,  он где-то глубоко  внутри  уже считал его своим, своим не смотря ни на что,  это чувство собственности незаметно, как змея, вползло в его душу, и осознал он  его через  лишь через ревность к умершему.  Он тут же  постарался отодвинуть, вытеснить неподобающие мысли и чувства и поспешил ответить пери:
-Он знал.
"Он всегда знал что делает. Не хотел проиграть даже в мелочах. Но зачем он опубликовал эти четыре строчки? Возможно, оттого, что оно было общим..нашим? Как звучит это слово.. "наше", наше..то, в чем мы вместе, на миг... "
-Он знал. И я знаю- и опять  долгий, наполненный фиолетовым светом взгляд  устремлен на  Тейриана.
"Я знаю, Инге."
На замечание о движении по течению его сиятельство предпочел не отвечать. Той правды, что  если бы он плыл по течению,  то  не имел  права  заниматься тем, чем занимался,  он сказать не мог,  а  придавать себе значимости, отрицая утверждение парня, не хотел.
"Почему бы не позволить нести себя течению, если оно движется в нужном тебе направлении?"

Отредактировано Рамиэль Лерайя (13.08.2017 19:42:19)

+1

23

[AVA]http://s019.radikal.ru/i611/1707/48/11acc13f62f8.png[/AVA]
Инге наблюдал за эделиром, стараясь уловить мельчайшие изменения в его настроение. как ни как затронутая тема была основополагающей для пери. Делать, что ты сам хочешь, быть тем, кем хочешь, подчиняться только себе. Большая часть жителей Энтороса имела это с рождения, а Тейриан даже сейчас принадлежал хозяину. И не важно какой господин, хороший или плохой, зависеть от чужой воли, вот самое ужасное из всего этого. Первому очень хотелось, чтобы Лерайя понял или хотя бы попытался понять, что это значит. Тем временем граф ответил и парень счел нужным ему возразить:
- Зато любят подхалимов и тех, кто пресмыкается, это повышает у многих власть имущих собственную значимость, - тем временем эделир ушел из под удара Инге и воспользовавшись тем, что периец отвлекся на разговор сделал шаг вперед и перехватив руку парня завел ее тому за спину. Тейриан честно дернулся в бок, но умения было слишком мало и что-то противопоставить не получилось, в результате простой захват сработал. Усмехнувшись и повернув голову к Рамиэлю Тейриан продолжил свою речь, - а что там на самом деле у кого на душе им и дела нет, главное результат, подчинение их воле. И тут неизвестно кто выглядит более жалко те, кто лебезит или те, кому лебезят.., - на последних словах периец уловил момент, когда хватка Лерайя чуток слабла и вывернул свою руку на свободу, в тот же миг чуть отступив назад и вбок. Прием получился, голубые глаза парня довольно блеснули и встретившись взглядом с эделиром Первый покачал головой на следующий вопрос хозяина:
- Нет, не хотел бы...
"Я всего лишь хочу быть свободным", - вторая часть предложения вслух произнесена не была, настроение у графа было не то, чтобы обсуждать что серьезное, его улыбка и мальчишеский блеск в фиолетовых глазах об этом явно говорили. Пользуясь моментом Инге попытался еще раз достать своего противника сначала рукой, а потом ногой, что к сожалению не получилось, от первого удара граф ушел в сторону, а после поставил блок, да еще умудрился ударить сам и так как Инге не успел среагировать, то оказался ко всему прочему на палу. Правда тут же вскочив и приготовившись отбить нападение, если соперник нападет. Особо собой Тейриан доволен не был, слишком много прием графа попала в цель, а вот сам, пери достал эделира всего пару раз, но Рамиэль поднял руку, давая понять, что их небольшой спарринг завершен и парню пришлось забыть о реванше согласно кивнув. Что поделать в следующий раз нужно будет сразу все делать хорошо, никто не обязан давать поблажки, да и чтобы ему подыгрывали Инге уж точно не хотел бы.
Между тем беседа продолжалось и кажется слова Первого о подчинении эделира кому то пришлись не по душе графу. Лерайя, шедший к столу, повернулся к пери, лицо Рамиэля приняло безэмоционально-вежливую отстраненную маску. В комнате воцарилась тишина, а Тейриан гадал, чем же так зацепил своего собеседника. Может взыграла аристократическая гордость, хотя он же сам сказал, что признает власть над собою. Тут все просто или у тебя есть те кому ты подчиняешься или нет, третьего варианта не дано. Но похоже граф имея высшие силы для своего подчинения, не хотел признавать простую истину, что он по сути их добровольный раб. Инге вообще плохо понимал как можно кого то ставить выше себя, хотя вероятно у аристократов все было по другому, вот например Эдриан считал, что в порядке вещей слуги и господа и что так мир устроен и что слуга, каким бы замечательным и талантливым он не был на веки вечные останется только слугой, ему никогда не стать равным своему господину. Что же у нового хозяина все к большому сожалению пери выходило точно также, мир был поделен заранее на высших и низших по своему праву рождения, только вот со своей ролью Лерайя определиться ни как не мог, вроде как и существуют выше него и он это признает, но в тоже время включается гордость и до конца это принять не может.
Встретившись глазами с недовольным взглядом графа Инге через несколько мгновений отвернулся, подавив вздох и чуть опустив свои длинные заостренные ушки. Что-то говорить графу или доказывать было бесполезно, кто он такой вообще для эделира по большому счету пустое место. От рождения раб и хоть Рамиэль и утверждает, что у него нет рабов и господ на деле выходит совсем другое. Вот будь Тейриан каким высшим, тогда да к его словам бы прислушались, да и злиться бы на него не стали, а что он живое разумное существо и ни чем не хуже любых высшим, только вот простой силой поменьше и то не факт, ведь ее можно постепенно поднять, это аристократически воспитанных Эдриана и как выходит Лерайя интересовало мало. Мир разделен на иерархию и сие постулат незыблемый для многих и не важно, что масса примеров обратного происходит, поменять сию мысль в их головах все равно не удастся, даже сделать из нее маленькое исключение. Сколько Инге верой и правдой служил своему бывшему хозяину, делал для него все и что в итоге, как был для него низшим так и остался. Стиснув зубы, чтоб из груди не вырвалось то ли стон, то ли рычание, Первый сосредоточился на стоящем шкафе напротив, рассматривая его резьбу. Вот симпатичный завиток в виде цветка, а там еще один, но уже на листик похоже... Тейриан за последние сто сорок лет разучился чувствовать себя слугой, он много общался с сильными мира сего и они реагировали на пери ни как на раба, а как на члена Коалиции обремененного властью. И вот сейчас его лихо поставили на место указав, кто он есть по праву своего рождения и это было больно и обидно. Впрочем, графу он не служил и вообще в первый раз так долго с ним общается, глупо было во первых на что-то рассчитывать, во вторых на что-то обижаться, Лерайя перийцу ничего не должен и не обязан, поигрался с игрушкой подпустив поближе и теперь доводит сие до сведения зарвавшийся вещи.
Тем временем где-то в соседней комнате раздался бой часов, как и все аристократы граф любил старину и антиквариат, а может просто предпочитал механику, кто его знает. За окном же что- вспыхнуло, Инге невольно прищурился и ту наконец услышал негромкий голос эделира, который все таки решил удостоить перийца ответом и пояснил, что себя рабом хранителя не считает, они просто одно дело делают заботятся о своих людях. О своих людях хорошее слово сочетание, особенно свои, что принадлежат. Инге тоже вероятно свой принадлежащий и для Эдриана был и для Лерайя есть, о тех кто ниже обязательно надо заботиться это ведь благородно как о милых зверушках каких. Тейриан еще посмотрел на затейливую резьбу несколько секунд, желая успокоиться и чтобы с губ не сорвалось что либо резкое, как например вопрос о том, а кто же высшая сила для эделира антикверум заключенный в его планету, демуирг или может быть деосы. Или вопрос о принадлежащих графу людях и его так называемой заботе. Восстановив потерянное было душевное равновесие Инге повернулся к графу и просто кивнул, что означало "я понял" и вновь вернулся к рассматриванию шкафа. Теперь можно было посчитать узоры, один, два, три...
Как не странно на вызов про Эдриана прозвучавший чуть ранее Рамиэль не ответил, в его словах было совсем другое, показывавшее отношение эделира к погибшему. Что же высказывание самого Инге было не особо корректными, к тому же тут все знали и живые и мертвые кто кем и кому приходиться. Да Эдриан знал кого ему любить, кого уважать и считать равным себе существом, знал это и Лерайя и возможно, если бы не смерть Реверди двое наконец выяснили все и были бы вместе. Первый невольно вздрогнул, узоры перед глазами расплылись складываясь в уродливое нечто, готовое наброситься и поглотить парня. Дышать стало невозможно, выдох застрял где-то в глубине, даже сердце замерло словно не хотело больше биться. Отчаянно словно утопающий хватающийся за соломинку Тейриан призвал дорогой ему образ... Изумрудные озера внимательно посмотрели на него из прошлого, Вторая... она чуть улыбалась, как всегда... Как бы трудно ей не было эта улыбка всегда предназначалось ему, Инге. Даже тогда... она улыбалась... И периец шагнул вперед по своей тернистой дороге... Выдохнув и посмотрел на графа, с нескрываемой печалью и болью в глазах и с примесью еще чего то непонятного, а после тихо произнес:
- Прости...
Затем еще несколько секунд изучал лицо эделира, словно дотрагивался до него глазами, до иссиня-черных волос, упавших на лоб, до щеки, отливающей болезной, до губ, чей вкус усе не сможет забыть. Словно прощался с мечтой, которая никогда не осуществиться... Затем развернувшись двинулся к своим вещам, которые кто-то заботливо сложил в комнате, надо было собираться в путешествие, время не ждет...

Отредактировано Инге (18.08.2017 17:23:33)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Судьбоносный визит