Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Круг первый. «Рельсы жизненных дорог»


Круг первый. «Рельсы жизненных дорог»

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s3.uploads.ru/2MZ1l.png

Дата: 08.09.3001 года

Время суток: утро, примерно 8.10


♦ Место действия ♦

Схаласдерон, подножия гор Аудора, институт Антор
♦ Участники и очередность ♦
Ревери Фортиуан, Шерер Каро, возможны НПС
♦ Описание ♦
Начало учебного года в институте Антор. Минуло приветствие ректора, минуло заселение студентов в общежития. Уже идут лекции, пары и другие виды учебных занятий, когда на пороге громадного комплекса зданий появляется представительница редкой расы – пери. Она тоже пришла учиться, вот только опоздала. На руках у неё имеется лишь рекомендательное письмо, а за плечами – безрезультатные похождения по деканам, их заместителям и кураторам курсов. Все разводят руками и принять на обучение девушку не хотят, аргументируя отказы недостаточными полномочиями. В конце концов кто-то указывает Ревери дорогу к проректору, занимающемуся организацией учебы. Мол, он – главный всея института после ректора, он точно решит проблему. Решит ли, если в своем кабинете он появляется крайне редко? Помещения главного здания встречают девушку мраком, готической строгостью, темным деревом и черным мрамором. Пахнет книгами, высокие окна едва пропускают утренний свет. В комнате перед кабинетом заместителя сидит секретарь, достаточно симпатичный молодой трансдент. Его стол изобилует документацией, книгами и справочниками, он явно просидел здесь всю ночь. Даже если пройти мимо, он вряд ли заметит. Если постучать в кабинет – не ответят, если попытаться открыть дверь – она заперта. Наверное, всё же стоит заговорить с этим странным типом, сидящим за столом с умирающей магической лампой и изобилием печатных изданий.
♦ Дополнительно ♦
В случае боевого взаимодействия выбор системы остается на усмотрение игроков.
Вступление посторонних в эпизод крайне не желательно.
В названии отсылка к «Божественной комедии» Данте.

Отредактировано Шерер Каро (03.03.2017 23:43:54)

+2

2

Величественное здание главного корпуса института встретило пери тишиной и безлюдностью коридоров, едва ее ноги ступили на холодный мраморный пол темного вестибюля. Никто ее не встретил. Никто, собственно, и не ждал. Хотя с чего бы ее должны были ждать? Нужно ведь появляться точно в назначенное время… И Рен это знала и помнила. Но к сожалению, случились непредвиденные события и девушку задержали… Эх.
Рен в очередной раз тяжело вздохнула. Мало того, что она и не особо то любила учиться, так теперь еще придется решать проблему с опозданием. Извиняться там, расшаркиваться… Клясться в необузданном рвении к знаниям… Он последнего пери поморщила свой маленький аккуратный носик.
На сколько она поняла, в этом заведении обучались самые знатные трансденты Схаласдерона, входящие в состав главенствующих кланов. Редко здесь можно было встретить такие исключения из правил как пери. И Рен, если честно, это напрягало. Она заведомо должна была стать белой вороной. А повышенное внимание окружающих она ой как не любила. Плюс ко всему целых девять месяцев она должна была быть в дали от своего хозяина. Это кардинально шло в рознь с ее природой. Пери было грустно. Пери было одиноко. Она ощущала, словно бы внутри нее снова расползается эта вечная пустота, что преследовала ее на протяжении всей жизни. Словно бы столь тяжело взращенные узы пери с ее хозяином тлели и истончались под давлением столь большого расстояния и времени, проведенного порознь.
[float=left]http://sd.uploads.ru/5cfTd.jpg[/float]
Ступая по блестящему черному мрамору, девушка с интересом рассматривала все вокруг. Как же эти трансденты любят помпезность то. Ну в какой дом не попади, везде роскошь да вычурность. Нет, обстановка ее ни в коем случае не удивила. Она уже привыкла. Даже ее комната в Цитадели была на столько огромная, что в ней можно было поселить человек 20. А на кровать уложить человек 6. Нет. Пери помотала головой. Не надо к ней в кровать никого укладывать.
Но вернемся в институт. Где все? Очевидно, Фортиуан явилась в очень неудачное время.
Потыркавшись по встреченным кабинетам и поговорив с несолькими методистами, да секретарями, девушке все-таки подсказали куда ей можно обратиться. И теперь она бодро цокала новыми каблучками по вычищенным до блеска коридорам.
Кстати, о ее наряде. Это была еще одна тема, которую Рен не хотелось затрагивать. Так как она представляла здесь клан Дансенфэй, ее вырядили в невесть что. Ей совершенно не нравилось так одеваться. Но что было поделать… Статус обязывал.
«Пышная обертка для пышного места» - смиренно подумала она, еще находясь дома и вертясь перед зеркалом. До этого ей сердобольные слуги предлагали более откровенные наряды, но Рен постаралась выбрать наименее выделяющиеся тряпки.
Итак, оказавшись перед массивными дверьми с весьма красноречивой табличкой сбоку «Главный проректор. Проректор по учебной части», Рен еще раз вздохнула и дернула на себя большую золотую ручку. Лязг открывающейся двери разнесся по пустынному коридору и маленький силуэт пери юркнул вглубь нового помещения.
А в помещении стоял полумрак. Складывалось ощущение, что сейчас не утро, а глубокая ночь. Рен смогла разглядеть сгорбившийся над столом силуэт живого существа, в окружении тусклого света от рядом стоящей лампы.
- Добрый день, - поздоровалась осторожно девушка, пытаясь тем самым привлечь внимание молодого трансдента, но к сожалению, потерпев в этом неудачу. – Извините, а это кабинет проректора?
Чисто логически подумав, что такой молодой юноша ну никак не может занимать столь высокое звание, она обратилась к нему снова.
- Могу ли я попасть к нему на прием? У меня возникла некоторая проблема и мне сообщили, что только он в силах мне помочь… Очевидно, - сказала словно разговаривая сама с собой девушка и подойдя к парню ближе, наклонилась к нему прямо впритык.
- Эй, - повысила она голос и даже хотела пальцем в него ткнуть. Вдруг помер? Хотя вроде глазенками моргает…

+3

3

Секретарь почти спал, когда громыхнула захлопнувшаяся за посетителем дверь. Он распахнул глаза. И кого принесло в такую рань? Неужели вечно пропадающий проректор решил почтить своим присутствием? Но нет. Это была студентка в симпатичном коротком платьице, которое едва справлялось со своей задачей. Или секретарю так только показалось? Если она к Шереру, то тот явно оценит. Происходящее секретаря не касалось, посему он снова вперил уставший взгляд в пляшущие перед глазами осточертелые строчки. Стук тонких каблуков утонул в мареве опускающего сна. Кажется, кто-то что-то говорит. Спрашивает? А, постойте, это к нему что ли обращаются? Парень встрепенулся. Девушка и правда стояла напротив него, явно ожидая ответов на поставленные вопросы.
Ээ... аа... – секретарь, пытаясь потянуть время и сообразить, поменял своё положение в кресле. – Вы к проректору Шереру Каро?
Чисто логически это было именно так. Ну не к секретарю же она пришла? Шестерёнки в мозгу как назло еле шевелились.
Вынужден Вас разочаровать, он будет только ближе к вечеру, – внезапно вспомнил трансдент. «Если вообще будет, его черти уже неделю где-то носят». Однако настолько лишать надежд симпатичную девушку секретарь не спешил.
А Вы по какому вопросу? Что-то по учёбе? – Учтиво поинтересовался. Мало ли, может, ей вообще не по адресу, а она будет здесь весь день убивать. Хотя когда это последний раз он был таким заботливым? Вероятно, сегодня совсем не выспался, вот и лезет, куда не просят.
Чёрт знает, сколько бы молодой трансдент занимал разговором девушку, если бы по коридору не послышались шаги. Коридор, который изначально было сложно заметить: он находился левее от двери, в которую она зашла, оказавшись в комнате с засыпающим секретарем. То есть к кабинету главного заместителя вели два пути: через общий холл и далее через пресловутую дверь или же по коридору.
Секретарь как-то странно протрезвел и вытянулся в струнку, а через пару мгновений в помещении оказался высокий и статный трансдент. Фантазм. Его магическая аура, не искаженная никакими артефактами, придавливала, разила мощью и угрозой, оставляла странный отталкивающий привкус. Буквально ворвавшись в небольшую комнату и приблизившись к столу секретаря, он принёс с собой запах улицы, кожаной одежды, горечь выкуренных сигарет и ещё чего-то тошнотворно-горелого. Так пахнут кости, если их уничтожить потерявшей стабильность магией. В одной руке он держал папку с какой-то документацией.
Что у тебя? – Небрежно бросил молодому трансденту. Голос фантазма был низкий, грубый, с хрипатыми нотами. Запоминающийся. На девушку прибывший не обратил внимания, вероятно решив, что она пришла к секретарю. Ведь стоит-то рядом.
А, вот, – спохватился парень, быстро поискав по стопкам бумаг. – Просили передать.
Протягивает какие-то таблицы.
Что это? – Немного раздраженным тоном интересуется фантазм, забирая бумаги.
Расписание лекций.
Чьих?
Ваших, – и на всякий осторожно уточняет. – Вы должны были читать их ещё с начала учебного года.
Блять, – рычит трансдент, явно не обремененный присутствием девушки. – Кто заменял?
А.. Это... – вставляет секретарь, пропуская заданный вопрос. – К Вам тут посетитель, профессор Каро.
Шерер оборачивается к незнакомой девушке, которую принял за посетительницу своего секретаря. У неё странная аура, не трансдентка точно. Он вздергивает проколотую бровь.
Хмм... Мило, – хищно скалится, являя ряд ровных зубов и окидывая Ревери оценивающим взглядом сверху вниз. – Прощу простить неучтивость моего секретаря, – ухмыляется. – Я, как Вы, наверное, уже догадались, – Шерер Каро, проректор этого института.
В знак приветствия и нового знакомства за край полей приподнимает шляпу-цилиндр.
Пройдёмте в кабинет.
В руке трансдента лязгают переброшенные через скрепляющее кольцо магические ключи, на которые, видимо, и закрыт его кабинет. Запихнув в общую папку расписание лекций, фантазм останавливается у тяжелой двери из чёрного дерева с отливом красного цвета. Поворот ключей отзывается лязгом нутра магического замка. Трансдент распахивает дверь и пропускает Ревери вперед себя.
Кабинет. Мрачное и большое помещение с занавешенными шторами, царящим полумраком и огромными шкафами под самый потолок. Шкафы забиты книгами, многие из которых изрядно потрепаны, что выдает во владельце изрядную любовь к чтению. Обойдя стол, Шерер бросает на него ключи, папку и раскрывает тяжелые шторы. Яркий свет начинающегося дня бьет прямо через высокие окна, заполняя собой кабинет и прогоняя темноту.
Присаживайтесь, – кивает на кресло напротив. Стол, разделяющий Ревери и Шерера, изобилует книгами, распахнутыми и просто сложенными в стопки, древними свитками, бумагами и документами с острым и небрежным почерком. Фантазм садится в своё кресло с высокой спинкой и строгими подлокотниками.
Курс? Группа? Куратор? – Пара резких щелчков зажигалки. – Какие у Вас ко мне вопросы?
Сигаретный дым начинает расползаться по комнате. Шерер механически сбивает ещё не нагоревший пепел в пепельницу, закидывает ногу на ногу лодыжкой на колено, так что из-за края стола становится видно лишь часть колена, и устраивает на нем руку с сигаретой. Взгляд из-под полей шляпы рассматривает перийку, несколько безучастно блуждая по ней.
Итак, что же девушка по мнению Шерера? Выбрав короткое, красное платье и звонкие каблуки она явно не прогадала. Смотрится гармонично, но не вызывающе. От неё веет энергетикой главы Дансенфэев. Фантазм прищуривается, вызывая в памяти образ тамошнего графа. Что ж, если эта девушка и правда с ним связана, то она определенно интересная барышня. Внешность? Внешность у неё специфическая, к сожалению, немного не его любимый типаж, однако, что-то в ней есть. Какая-то скрытая харизма, забитая далеко-далеко и глубоко под пластами каких-то обстоятельств. Она явно не рада здесь находится, её что-то удручает, угнетает. Хотя она же пришла сюда из-за возникнувших проблем? Если честно, Каро ещё ни разу не видел в своем кабинете жизнерадостных и улыбающихся студентов. Всех что-то тянуло на дно. Как ни странно, но отчего-то именно Ревери Шерер принял за студентку, полагая, что у неё стряслось что-то по учёбе.
Итак? – Зажатая между крепких суставов сигарета отправляется фантазму между рядами зубов, вспыхивая огоньком. Очередную порцию дыма Шерер выпускает тонкой струйкой углом пирсингованного рта. Сизые завихрения ползут вверх, заволакивая изучающе-жгучий взгляд карих глаз с небрежной подводкой природных теней.

Отредактировано Шерер Каро (05.03.2017 19:31:16)

+4

4

Услышав, что ее спаситель отсутствует и ей придется ошиваться здесь весь день, дабы наконец обрести место в здешнем учреждении, Рен тяжело вздохнула и задумчиво уставилась в пол, пытаясь придумать что еще она может сделать. Правда, она здесь вообще толком ничего не знала, посему ей светило лишь безрадостное будущее на предстоящий день – просидеть здесь, нервничая, до самого вечера.
- Пришла учиться и даже начать не могу, - себе под нос пробубнила пери. – Хорошенькое начало…
Желание свалить от сюда все больше возрастало в девушке. Вот, даже оправдание одно себе нашла.
Трансденту же она ответила:
- Да, по учебе. И как мне сказали, только проректор может мне помочь, - сказала и расстроенно опустила ушки, став похожей на грустного олененка.
Она могла бы и не показывать юноше своих эмоций, просто в данный момент ей просто хотелось решить свою проблему. А какими способами не важно. Даже вот изобразить самого несчастного на свете фамильяра готова, хотя это была практически правда, поэтому стараться сильно не нужно было.
Однако, странная перемена в трансденте, заставила девушку недоверчиво упереться в него взглядом. Чего это с ним? Чего он так испугался? Расстроенную девушку ему видеть в новинку? Приближающуюся ауру Рен заметила не сразу. Не было у нее привычки шугаться от любого сильного существа. Тем более, она сейчас находилась в стенах, где априори, не могли на нее напасть. Это же вроде как мирная территория, разве нет?
Столь внезапное появление третьего лица в помещении заставило девушку обернуться и с интересом рассмотреть вошедшего, на сколько это было возможно сделать в таком скудном освещении.
Мужчину можно было описать одним словом – экстравагантен. Нет, даже не так. Он был сама экстравагантность. Столь ярко-выделяющегося представителя сильных мира сего, пери встречала впервые. А он был, определенно силен. Определенно мог бы померяться силами с ее хозяином. И тоже трансдент. Но его стиль… Это самовыражение. Неординарность. Полное выбивание из стандартов общепринятых норм. Представителям знати трансдентов, коей наверняка являлся сей субъект, не пристало быть эпатажными. Вычурными – да. Элегантными, роскошными. Но этот… Этот словно бы посылал всех к чертовой бабушке со своими устоями и правилами.
Рен никогда не любила выделяться. Ей всегда хотелось скрыться в тени, подальше от глаз общественности. Укутаться во что-то плотное и темное. Слиться с тенями и не отсвечивать. Словно бы, стараясь тем самым защитить свое личное пространство. В некотором смысле даже свою свободу. Но, хотя этот трансдент был ее полной противоположностью, пери он поразил. Приятно поразил. Своей свободой выражения. Непохожестью на остальных. Словно бы, своим видом он объявлял войну всем миру. Вот такое он произвел впечатление на маленькую пери.
Она смотрела на него во все глаза, словно загипнотизированная, впечатленная и вдохновленная. Но со стороны это больше было похоже на то, что она рассматривает какого-то пушистого умильного зверя, следит за каждым его жестом, тихо восторгается и пытается совладать с желанием погладить. Вот это проректор? Он ей поможет?  Он еще и лекции читает?!
Пери смотрела на происходящее, переводя взгляд с одного трансдента на другого, как будто стала свидетелем забавной сценки, заинтересованно вертя головой и одновременно дергая ушами в сторону каждого говорившего. Забавно. Почему-то поджилки тряслись. Но было определенно забавно! Ей явно понравился этот проректор.
«Интересно, тут все такие, чудные?» - подумала она, но в этот же момент, мужчина обратил на нее внимание и пери как то разом растеряла свое умиление. Наблюдать – это одно, а вот участвовать в разговоре – совсем другое.
Молча кивнув на приветствие и послушно последовав за трансдентом в его кабинет, она вдруг растерялась. А говорить то че? А… Точно…
Мельком рассмотрев обстановку, девушка немного неуверенно уселась в предложенное ей кресло и выжидательно посмотрела на мужчину. Начинать говорить первой ей вдруг стало как-то совсем стремно. У Рен появилось стойкое ощущение, что проректор ее может сейчас сожрать, хотя они в стенах института, где, вроде как, ее безопасность не вызывает сомнений. Нужно было заговорить как можно учтивее, дабы ненароком не разозлить.
- Меня зовут Ревери Фортиуан-Дансенфэй, - ответила она немного дрогнувшим голосом и непроизвольно проследила глазами за поднимающимся густым дымком, выдохнутым мужчиной, - Семь дней назад я должна была, как и все студенты, приступить к обучению в стенах вашего заведения. Но в силу непредвиденных обстоятельств, - она чуть не ляпнула «поручений клана», - я не смогла быть здесь в нужное время. Смиренно прошу меня простить, - наклонила она голову, а затем снова подняла глаза на мужчину и с готовностью вынула из кармана плаща свиток, - Вот рекомендательное письмо от моего господина. – На последнем она осеклась.
Проболталась.
«Ну что такого, назвала графа господином…» - успокоила тут же сама себя пери и положила пергамент с гербовой сургучной печатью клана Дансенфэев прямо перед Шерером.
Рен не понимала, что конкретно ее так пугало сейчас в собеседнике. Аура силы? Нет. Кричащая внешность? Тоже нет. Возможность, что он выгонит ее? О, ну это бы было вообще замечательно! Так что же?
Спокойные глаза перийки встретились с изучающими глазами Каро. Она не отвела взгляда. Завороженно, она смотрела на него, словно бы пытаясь проникнуть в саму его суть. Его взгляд в корне отличался от того образа что он внушал всем вокруг. Умные и колкие, словно бы раздевающие до гола. Нет, не до гола. Словно бы сдирающие с тебя кожу. Проникающие в душу и отпирающие все потайные двери. Все тайны.
Она не отвела взгляд. Она чувствовала, что должна отвести. Сильные мира сего не любили наглости. Не любили панибратства. Как и проявления неуважения. Но в тот момент, словно бы внутри нее проснулся ее необузданный зверь. Он обнажил клыки и расплылся в довольной усмешке, как бы здороваясь. Зверь чувствовал уважение к этому сильному существу, так вальяжно сейчас закинувшему ногу на ногу и расслабленно покуривающему сигарету. И зверь чувствовал, что этот мужчина мог запросто вырвать ему клыки. Потому, он лишь наблюдал из тени и тихо урчал в предвкушении.
Интересно, не будь граф Деладоро ее хозяином, она бы чувствовала рядом с ним тоже самое?

+4

5

«Ревери Фортиуан. Ревери... Фортиуан. Вот как», – изучающий взгляд задержался на мягких подвижных ушах собеседницы, скользнул по тонким чертам лица. Её аура, её имя, её внешность – всё шло вразрез с представлениями трансдентов. Они были хищниками, монстрами, порождением инстинктов. Она отличалась. Белая ворона среди чудовищ. Но настолько ли правдива её внешность?
От внимания трансдента не укрылась проскочившая дрожь в голосе Ревери. Она что, боится его? Тёмные глаза с дьявольским искрами на самом дне насмешливо прищурились. Новая небрежная затяжка обожгла горло горечью, быстро добираясь до легких и возвращаясь никотиновыми клубами через приоткрытый рот и нос. Он слушал её монолог, параллельно выстраивая в голове личностный портрет девушки. Пожалуй, он бы охарактеризовал её понятием «отчужденность». Стремление быть вне внимания, желание скрыться, уйти от взглядов – буквально ощущались на расстоянии. Даже сейчас – ей неуютно здесь, в этом вычурном кресле, скрипящем кожей, неуютно среди этих стен, в этом коротком красном платье. Скованность и некую растерянность, казалось, можно было вдохнуть вместе с дымом сигарет. Шерер мог поспорить, что такую одежду для визита она выбрала не сама, что в свою очередь говорило о её высоком статусе и значимости для клана. Очень интересно. Определенно, будь она в числе студентов, Шерер бы её точно запомнил. Так и есть: девушка только должна была приступить к обучению, о чём свидетельствует её короткая исповедь.
Она осекается, чем заостряет на своей оговорке внимание фантазма. «От господина?». В голове начинает сходится два и два, но этот странный привкус ауры – что же за раса такая? Шереру упорно кажется, что нечто подобное он встречал раньше. Но где? Тот ещё вопрос. Память пока молчит, лишь изредка высекая искру воспоминаний.
Остроконечные уши, мягкий оттенок волос, темные глаза, «господин» вместо общепринятого «граф» – случайность? Вряд ли. Рядом с образом Фортиуан Шерер выстраивает другой: безликий, эфемерный, оставляя лишь общие черты, что бросились в глаза. В ответ в памяти всплывает – это раса перийцев. Он усмехается. Вот оно что. Предмет роскоши, магическое существо, смысл существования которого привязан к хозяину, а душа – к артефакту. В неумелых и невнимательных руках они, увы, лишь бесполезное, а то и обременяющее дополнение. Повезло ли Ревери? Что она будет учиться в столь серьёзном институте, определенно, – да. Остальное Шерера не касается.
Усмешка ещё остается на губах, когда перед проректором опускается свиток с печатью Дансенфэев.
Вскрыв письмо, он небрежно встряхивает его, расправляя перед собой, и переводит взгляд с девушки на чернильные строчки. Но совсем не формальности сейчас занимают его голову. Они всегда вызывали лишь саркастическую усмешку, пляшущую в слегка прищуренных глазах. Письмо – лишь необходимость. Содержание, перечисляющее достоверные сведения и причины к поступлению именно в Антор – тоже чёртова формальность. У фантазма сводило скулы от их пресловутости.
«Понравилась девушка?» – хриплым баритоном появляется голос над самым плечом. Мандрагор. Чёртово альтер-эго. Шерер мысленно ухмыляется: «Отвали».
У него другие планы на это кроткое существо прямо по курсу.
Что со вступительными экзаменами? – Парой щелчков высекает из зажигалки огонёк и подносит к нему свиток. Бумага моментально занимается пламенем. – Какую базу знаний Вы получили в клане? К поступлению в Антор готовились?
Стандартные вопросы. Шерер знал, что они отражены в письме, но он хотел услышать мнение Ревери, свободное ото всяких сургучных печатей и письменно изложенных строк. Огонь быстро сжирает бумагу, пляской ярких языков отражаясь в тёмных глазах трансдента. Документы, как правило, не подлежат уничтожению, но что Каро до этого, когда спустя пару минут он оформит на Ревери новые бумаги, свидетельствующие о зачислении в Антор? Оставшийся угол свитка, ещё не затронутый огнем, он бросает в пепельницу, где ему суждено благополучно догореть. Взгляд возвращается к собеседнице.
Он смотрит на неё намеренно нахально. Изучающим взглядом, прямым, как стрела, бьющая насквозь. Пробирающим до самой сути. Ответом служит спокойный омут завороженных глаз. Ревери не прячет взгляда, не бросается старательно разглядывать свитки на столе или собственные тонкие руки. С её стороны это вызов. Может, даже вызов самой себе, своей прячущейся в тени сути. Игра в «гляделки» трансденту определенно нравится, доставляя какое-то смутное ощущение удовлетворения. Шерер позволяет ей сполна ощутить натянутую остроту момента, ведь с высоты своего статуса и силы он мог бы её наказать. За дерзость. За опрометчивую смелость и претензию на неуважение. И девушка явно это прекрасно осознает. Но по понятиям Шера так бы стал поступать только тот, кто тяжело и долго взращивает собственное влияние и могущество по крупицам, впоследствии жалко огрызаясь на каждого, кто с этим не согласен. Нужно ли такое самоутверждение Шереру? Определенно нет. Он знал себе цену и теперь лишь наблюдал, как в чужих глазах, словно приветствуя, скалится внутренний зверь. Но по зубам ли он выбрал себе монстра? На того ли замахнулся? Шерер мог легко сломать, мог разложить на составляющие части, отделяя разум от тела, мог утопить в кошмарах или отдать на съедение своим прожорливым насекомым. Мог уничтожить, оставив на месте личности лишь пустое место.
Но этого ли жаждала его природа, сплетенная из пороков и превращенная в бесчувственную машину? Он ненавидел бессмысленность. Любое действие должно приносить какой-то результат, должно удовлетворять пороки. Уничтожать Ревери сейчас не имело смысла. Её главная победа состояла в том, что она заинтересовала алчного до необычных личностей фантазма.
Но по силам ли ей выдержать противостояние взглядов дальше?
В темноту карих глаз фантазма намеренно закрадывается похоть. Откровенный порок, граничащий с аморальностью трансдента.
Поймет ли она его? Или, вспыхнув и действуя на эмоциях, обличит свои слабости? Он проверял её. Многие велись, обнажая перед трансдентом свою личностную несостоятельность, но что же Ревери?
Итак, красотка, – обращение не несёт никакого эмоционального оттенка. Шерер перегоняет догорающую сигарету из одного угла рта в другой, закусывая фильтр в зубах. – Я не собираюсь разбираться, что у тебя были за причины так опоздать на обучение, но надеюсь впредь этого не повториться.
Короткий взгляд из-под полей на собеседницу, тогда как из общей кипы бумаг Шерер достает папку с документами.
Что ж, вполне возможно, что её ответы на поставленные вопросы сыграют решающую роль, и на короткой выписке от проректора будут значится весомые причины, определяющие Ревери либо в самую сильную и выдающуюся группу первого курса института Антор, либо же в обычный середнячок.

+3

6

Рен внимательно проследила, как длинные пальцы трансдента, увенчанные непроницаемо черными ногтями, без особой аккуратности взяли в руку ее письмо, а колючий взгляд, что буквально вдавливал ее в кресло, переключился к содержимому бумажного носителя. Пери даже показалось, что мужчина недоволен. Не любит клан Дансенфэев? Хотя, если вспомнить разговор с его секретарем… Не любит соблюдать формальности?
«Что же ты за учитель тогда» - подумала девушка, продолжая наблюдать за мужчиной. Но из задумчивости ее вывел резкий жест Каро – не моргнув глазом, тот чиркнул зажигалкой и поджег ее рекомендательное письмо.
Недоуменно наклонив голову, Рен однако ж, даже не высказала протеста. Он знает, что делает. Спорить перийка не собиралась. Спокойно проследив как догорает столь ценный билет в два конца, в данный момент решающий ее судьбу – шагнуть в двери, ведущие ее к новым знаниям или же вернуться обратно домой, Рен перевела взгляд на Шерера. Сейчас она была согласна на любой исход. Что он решит?
Вопросы так же не заставили ее занервничать – скорее, они вызвали в девушке неприятные воспоминания о проведенных ею скучных деньках в библиотеке Продитора, бесчисленные множества моментов, когда она сбегала с занятий, нанятых специально для нее учителей, чтобы побыть хоть какое-то время со своим хозяином, который, в свою очередь, все время был занят. Когда он, вообще, спал, пери было очень интересно…
- С начала года меня много натаскивали в стенах цитадели, - это была чистая правда, хоть сказанная с нескольким пренебрежением. – Теорию я знаю на отлично. Во всяком случае, такой на вступительном экзамене балл получила… Но вот с практикой, - Рен скептически нахмурилась и отвела взгляд. Она сама собой была недовольна, что такая слабачка. – С практикой у меня проблемы.
Винить учителей она не хотела. Ну что поделать – ей постоянно попадались такие личности, которые всегда боялись навредить ей. А потому, они старались побыстрее преподать ей урок, который в основном состоял из теории, а затем практически сразу сваливали, в страхе перед встречей с графом. Хотя графу до обучения пери было никакого дела. Просто, политика Агвареса была такова – если тебя удостоили честью стоять в рядах клана Дансенфэев – соответствуй. Расти. Совершенствуйся. Иначе, граф тебя не признает. Иначе граф разочаруется в тебе. Получив парочку уроков от самого Деладора, Ревери четко ощущала в нем пренебрежение. Он не любил слабаков. А пери была именно слабачкой. И хотя она хотела вырасти, но как это сделать – она не знала.
Учителя же относились к перийке как к вещи. Как к редкому экспонату коллекции влиятельного вельможи. Никто не хотел брать на себя ответственность огранить столь диковинное существо, казавшееся обманчиво хрупким. Рен не обижалась. Она привыкла к такому отношению. Но при этом, она грустила от того, что не может развить свой потенциал.
Вынырнув из воспоминаний и мимолетных размышлений о своей незавидной судьбе, пери вернула трансденту взор и… замерла.
О, этот взгляд она знала не понаслышке. Тысячу раз она ощущала на себе его, будто становящийся масленым и пожирающим тело девушки. Раздевающий и скользящий по коже, словно бы влажным кончиком языка, оставляя за собой омерзительный мокрый след, а вместе с ним, ощущения от прикосновений чужих горячих ладоней на теле – бесстыдно ощупывающих и будто бы смакующих нежность и упругость кожи, плавные изгибы груди и бедер, стройность ног. Сковывающих взгляд, заставляющий непроизвольно выстраивать защиту.
Рен была приучена к подобному. Ни один мускул не дрогнул на нежном лице пери. А глаза ее смотрели на трансдента пустотой. В ней никогда не было смущения в таких ситуациях. Смотрите сколько влезет. Но не трогайте. Думаете, вы особенный? Тот, кто пробудет в этом женственном существе, с отстраненным взглядом, эмоции? Пробудете. Но не те, что вы хотите почувствовать. Смущение, вожделение, нежность, страсть… взаимность. Забудьте.
Это существо – сама пустота. Подчиненное магическому контракту, ее чувства заперты в самых далеких уголках сознания. И если и просачиваются, то они настолько эфемерны, что пери просто теряется в догадках, что же они на самом деле означают.
Это существо – сосуд. Теряясь в сомнениях, невежестве и собственном бессилии понимания самой себя, пери представляла собой лишь отражение эмоций ее хозяина. Чем связь их уз сильнее, тем больше его эмоций будет отражаться в ней, замещая собственные. Связь Рен с Деладором не на столько успела укрепиться и возрасти, чтобы перийка могла быть его отражением. И лишь скованный ее незавершённостью дух мог смотреть на это все со стороны. Он наблюдал и выжидал. Он жаждал свободы, но смирился со своими оковами. Но когда-нибудь, придет и его час…
Порок? Похоть? Пери не один десяток лет провела буквально купаясь в подобном окружении. Наблюдая за всем этим, Рен никогда не могла сказать точно, как она относится к этому. Всплески незнакомых чувств заставляли ее ощущать дискомфорт, потому она закрывалась от этого стенами, сама запирая себя в незнании. Она запирала себя от мира. А зверь не спорил. Но сейчас он явно ликовал.
«Р-р-р-н-е-е-е-т! Нет!» - победно рычал он и скалился во весь свой клыкастый рот. – «Не твоя… Не твоя! Победа здесь не будет твоей!»
Каро был воплощением порока? Непокорным и свободным в своих желаниях. В своих эмоциях? В своих действиях. Сильное и гордое существо. Ты следуешь своим прихотям и добиваешься всего, чего захочешь. Ты можешь сломать многих, подавить, подмять, внушить омерзение или обожание к собственной персоне. Но что ты будешь делать перед древней магией подчинения?
Ее не развеять. Не внести в нее свои коррективы. Все потому, что перед тобой лишь пустая оболочка. Сама же суть скрыта под вуалью печатей. Ты можешь протянуть руку и попытаться содрать печать. Но все, чего ты добьешься – лишь неудача. Ты силен, но в том, твоя слабость. Дотронься до печати, и ты разрушишь все, так и не познав того, чего так жаждешь.
Разум, жаждущий знаний, окрасится в пучину утраты.
И зверь знал это. И потому, победно скалился. Зверь не подчинится. Умрет, но не подчинится.
Внешне же девушка излучала лишь спокойствие и покорность, покачивая плавно ушками, делая вид, что сосредоточена на разговоре и тактично изображая, что ничего не заметила.
- Да, сэр, - уверенно кивнула она. - Такого больше не повторится.
Сейчас она была согласна на что угодно, лишь бы уйти отсюда. Энергетика Шерера заставляла чувствовать Рен постоянное напряжение и несколько истощило ее всего то за пару минут их разговора. Вот такая была пропасть между их силами.

+1

7

Игра в противостояние взглядов длилась какие-то секунды. Подумаешь. Ерунда, если сравнивать с вечностью, но Шерер знал, что его взгляд способны выдержать немногие. Точнее – единицы. Девушке удалось удивить трансдента и вместе с тем войти в число этих исключений.
Что он хотел увидеть, гипнотизируя молодую особу глазами, полными порока? Стеснение и попытку оставить совесть незапятнанной? Оскорбленность и стыд? А, может, ответный посыл, должный явить фантазму прогнившую до основания личность? Шерер не увидел ни того, ни другого. Ничего. Лишь пустоту, спокойствие и некую снисходительность.
Снисходительность? Чтобы ему, алчному, порочному, невероятно сильному и во всем главному существу, привыкшему забирать и ломать под свои капризы – разрешали? Чтоб ему ставили какие-то запреты? Это укололо. Где-то глубоко, в самое сердце. Зацепило, вызывая толику ленивого восхищения. Заинтересованности. Шереру никогда не нравились глупцы, под видом храбрости выставляющие собственную незрелость мозга. Он никогда не уважал выскочек, стремящихся доказать своему жалкому существованию свою же значимость, перед тем, как огромная разница в силе и потенциале сжирала несчастного с потрохами. Подобные экземпляры вызывали у циничного трансдента лишь снисходительный сарказм. «Какая жалость», – говорил он, рассматривая развороченные своей же магией останки. «Раз, два и – упс», – звучало вслед выстрелу, разносящему вдребезги голову провинившегося. «Чужие ошибки – бесплатный материал для изучения», – усмехался в сторону оставшихся в живых свидетелей. Неважно, своих подчиненных, студентов или трансдентов клана Фантазм, а может и вообще кого-то случайного. Они все одинаковые, и глупость, сжирающая их мозг – одна, но иногда среди всего этого серого, безликого и невероятно скучного сброда встречалось нечто особенное. Буквально «не такое, как все». О, такие личности определенно не перевелись в Энтеросе, и Шерер жил от встречи до встречи с ними. Иначе его харизма, оригинальность, нестандартность страдали тяжело и безнадежно, отравленные заштампованными шаблонами такого же заштампованного общества.
Что же Ревери? Ответная пустота её глаз, поглощающая и останавливающая, перещёлкнула в мозгу Шерера какой-то контакт. Запустила механизм. Девушка определенно не была глупа. Она не рисовалась перед ним, стараясь показать и свою харизму, не старалась дотянуться до тех же ступеней, на которых стоял фантазм. Она просто позволила рассмотреть её тело. Что ж. Каро ради приличия мазнул взглядом по её формам, а после вернулся к тонкому миловидному лицу.
Фантазм прекрасно видел, Ревери осознавала разницу между ними. Бездонную пропасть порока и хаоса, необъятное жерло магической мощи, которое ей предстоит преодолеть, если она желает стать сильнее. И эта разница её спасла. Парадокс. Шерер мог в одно мгновение лишить её всего: разума, самосознания и даже жизни. Но мог ли он внести смысл в пустоту и при этом не уничтожить?
Со стороны Ревери были прежнее спокойствие, уравновешенность и некая опустошенность. Впечатляет. Не поддалась на давление и, приняв правила, отыгралась по своим. Шерер привык видеть в своём кабинете трепещущих личностей, заискивающих, стелющихся перед ним, в конце концов готовых лечь под трансдента, но никак не таких. Разрыв шаблона. Его привкус вместе со штангами пирсинга в языке приятно холодил во рту. Подобно хищнику облизав край зубов и поморщившись, словно прикидывая, Шерер бросил перед собой надлежащие к заполнению бумаги.
Да, какой балл на вступительных ты получила, я знаю, – взгляд на пару мгновений задержался на таблицах с результатами, лежащих небрежной стопкой здесь же, на столе проректора. Антор славился особой сложностью экзаменов. – Теория не хромает.
Парой затягов докурив сигарету, Шерер механическим движением сломал окурок в пепельнице и выпустил оставшуюся в легких отраву тонкой заклубившейся струйкой дыма. Чёрное перо оказалось в руке, но трансдент медлил. Думал, быстро взвешивая все за и против. У Ревери проблемы с практикой? Это решаемо, главное, не придётся подгонять базу. Но на сильную группу не тянет, не тянет. Там должны быть и практика, и теория на отлично. Дать шанс?
Перо скрипнуло о бумагу, резко и ловко выводя слова. На месте подписи проректора застыла витьеватая и небрежная роспись, припечатанная сверху личной печатью Шерера с магическими чернилами. Штамп имел вид мерзкого паука.
Хорошо, – безразлично отозвался на заверение девушки впредь не опаздывать. – Эту бумагу отдашь своему куратору.
Перед Ревери опустился небольшой лист с личной выпиской от проректора. Дорогая бумага, чёрные чернила, магическая печать сверху, подтверждающая подлинность.
Ты зачислена на первый курс факультета Магических технологий общей направленности, – снова щелчок зажигалки. Сигареты явно были его пристрастием. – Теория, база знаний, практика – здесь ничто не хромает, – раскуривая, продолжал трансдент. – Закончишь, будешь иметь хороший фундамент для дальнейшего образования. Факультет котируется во многих институтах Энтероса, на случай, если закинет куда ещё.
Зажав фильтр между пальцами, Шерер откинулся на спинку кресла. Каро физически ощущал, что Ревери уже истощена этой беседой. Но разговор закончится только с подачи фантазма.
Твой куратор – Альфред Баандейс-Энтальвия, – небрежная затяжка, выпускающая изо рта трансдента сигаретный дым. – Он занесёт тебя во все необходимые списки. Вот расписание занятий. Твоя группа первая по счёту.
Во владение Ревери переходит несколько скрепленных между собой листов с расписанием занятий, как лекций, так других пар. Мимолетного взгляда вполне хватит, чтобы осознать масштабы серьезности подготовки. Теоретические занятия чередуются с практикой, которой отведено немалое количество времени. Все шесть дней начало в восемь тридцать утра, конец в шесть, семь, а то и восемь вечера.
Учебники получишь в библиотеке по выписке, через пару дней будут готовы документы на твоё имя. Заберешь в учебной части, – всю информацию Шерер произносил небрежно и скорее автоматически. Но несмотря на опоздание Ревери аж на семь дней, он не испытывал по этому поводу недовольства или раздражения. Ну, задержалась барышня, не убивать же её за это? К тому же извинилась. Несомненно, придётся повозиться с её оформлением по всем инстанциям, чтоб в самых неподходящий момент Ревери не выдворили из института, но он сам виноват, что тоже опоздал на целую неделю. И у него тоже были причины. Шерер был той личностью, что может исчезнуть на неделю-две безо всякого предупреждения, но при этом жизнь института не остановится. Конечно, случались подобные этому инциденты.
На заселение в общежитие тоже опоздала? – Взгляд с очередных бумаг вернулся к Ревери. Разговор, который перийка жаждала закончить, дабы покинуть этот кабинет, явно затягивался, но Шерер был намерен выяснить все обстоятельства, в которые попала новая студентка его института.

+1

8

Трансдент принял решение. Перо привычным звуком заскрипело по бумаге. и Рен, скорее машинально, опустила взгляд на рукописный труд, что сейчас занял все внимание собеседника. На какой-то миг можно было немного перевести дух – быть под столь внимательным взглядом, такого сильного существа, как Каро, Рен не нравилось. Нет. не то, чтобы мужчина ей не понравился. Просто она не любила. когда к ней приглядываются или оценивают – словно товар на рынке.
Один клочок бумаги заменил другой – смешно… Рен всегда забавляла власть, вложенная в предметы. Вот взять те же деньги. Казалось бы, металл или бумага… С вензелями… И все… Но за них можно получить все, что хочешь… Еду, одежду, книги, землю… Раба…
Рен хмыкнула про себя. Ее ведь тоже продавали…
И вот сейчас, опять, ее судьбу решает какой-то очередной ничтожный предметишко…
Примечательный парадокс. Столь скрытное и неуверенное в себе существо как Рен, стремящееся быть незаметной и любящей скрываться в тени, в тоже время не любила вещи, в которых не видела особой важности. Драгоценности, предметы интерьера и, на удивление, в список не важных вещей, попадала даже одежда. Сковывающая и обволакивающая, словно бы чьи-то прикосновения, она тоже заставляла пери чувствовать себя не в своей тарелке. Но что поделать… Она находилась в обществе, где были приняты нормы поведения и приличия. И им надо было следовать.
Без особого энтузиазма кивнув на слова проректора, Рен протянула руку чтобы взять документ и более внимательно рассмотреть то, что он ей написал.
Витиеватая, уверенная роспись. Очевидно, он привык оставлять свой автограф.
Со стороны, могло показаться, что ее совершенно не интересовало – ни кто ее куратор, ни на какой факультет ее зачислили. Но нет, ей было интересно. Просто на это все она имела свое мнение.
Она была скованна. Скованна обязанностями перед кланом. Нет, даже не так. Скованна желанием ее хозяина – стать сильнее. Потому, сейчас на нее набрасывали новые оковы. Оковы обязательств. Теперь она должна была соблюдать правила этого места. Насильно погружаться в новые знания. Хотела ли она сама этого? Может быть и хотела. Но в то же время, она ненавидела, когда ее принуждают. Потому, пери сейчас испытывала двоякие чувства.
Но единственное, что мог четко заметить сейчас в ней этот проницательный мужчина – Рен не хватало некоего стимула. Внутреннего толчка. Некоего сильного желания, стремиться к силе. Сейчас она лишь смиренно соглашалась с действительностью, не смея сказать ничего против.
Тлеющие угли. Перед Шерером сейчас сидело существо, в котором напрочь отсутствовало пылающее желание знаний. Желание силы. Могущества.
Но не потому, что она просто этого не хотела. Хотела.
Просто, пери устала сталкиваться с тем, что никто толком ее не хочет учить. Не хочет помочь ей разобраться в самой себе. Все вокруг лишь делали свою работу, не важно с каким результатом. Учителя - учили чтобы побыстрее отделаться от нее. Она - училась, чтобы побыстрее отделаться от них.
Да, она существо редкой расы. Да, о ней практически никто ничего не знает. Но никто и не хочет о ней узнать. Никто не хочет развить ее потенциал. Она, словно грубый кусок минеральной породы, что таит в себе скрытый драгоценный камень – кажущийся хрупким и от того, не особо интересный кому-либо.
Вот и сейчас, она не особо питала надежду, что ей тут определенно кто-то заинтересуется и действительно поможет разобраться в себе. И потому, она смиренно кивала и соглашалась со всем, что ей здесь предложат. Факультет магических технологий общей направленности – ок, как скажете…
Она так же отдавала себе отчет в том, что здесь столкнется не только с обычным пренебрежением, но и особым отношением учеников. Основной ведь контингент здесь представлял собой трансдентов из благородных домов. И пери имела представление о таких вот выходцах из светского общества. Высокомерные. Чванливые. Надменные. Не любила она такое общество… Но здесь лишь тоже оставалось тяжело вздыхать и смиряться…
- А где мне найти, этого самого куратора? – подала голос она.
Очередной субъект, от которого зависело оформление пери. Хотелось поморщиться. Снова искать, спрашивать, извиняться за опоздание… Как будто она виновата в самом деле… Рен вины не ощущала, но того, опять же, требовали правила этикета. Кому какое дело, до твоих уважительных причин? Не считай себя выше других… Это правило для себя Фортиуан уяснила довольно давно.
А уж как она заявится на лекции в свою «первую» группу…
«Здрасти… Я существо, расы которой вы никогда не встречали… Да, я опоздала… Примите меня и смиритесь, а лучше вообще не замечайте…» - скептически подумала про себя девушка. Нет, ей определенно, сулило стать белой вороной на своем курсе… И это ее очень угнетало…
От тяжелых мыслей ее вдруг отвлекли слова трансдента и она удивленно дернув ушами, как будто услышала что-то интересное, уставилась на него в некотором недоумении. Было же очевидно, что она опоздала куда только можно… Но, может быть, здесь как-то заранее селятся и «столбят» себе комнаты – этого пери знать не могла.
- Ну… - неуверенно ответила она. – Получается так… Это очень катастрофично?
Не хотелось ей проблем… Ой как не хотелось… Но она ощущала сейчас интуитивно, что сыскала на свою голову трудностей, даже еще не приступив к занятиям.

+1

9

Антор принадлежал к закрытому типу высших образовательных учреждений, что, помимо прочего, обязывало иметь в составе комплекса зданий два общежития: для студентов и студенток. Количество комнат позволяло заселить абсолютно всех учащихся, числящихся в списках, и как правило, по двое. «Значит, кому-то повезло пожить неделю в одиночестве», – лениво подумал трансдент, после того, как высказанное им предположение подтвердилось. На заселение Ревери, что неудивительно, тоже опоздала.
Нет, не катастрофично, – отозвался Шерер, выдвигая боковой ящик стола. – Комнат хватает на всех.
Ящик изобиловал стопками бумаг, папками и прочими документами. Из общей кипы на стол перекочевали сшитые бумаги в твердом переплете: список тех, кто отсутствовал на заселении, а также перечень оставшихся свободными комнат. Шереру принесли их в первых числах, и данными трансдент был не слишком доволен. Распахнув папку на середине, трансдент смахнул с пожелтевших листов небольших чёрных пауков. Они быстро спрятались среди вещей на столе, словно свет представлял для них смертельную опасность.
Тебе повезло, – изрёк, изучая список. – Остались комнаты, где живут по двое. Комендант общежития поселит тебя с кем-нибудь из первокурсников. Проблем быть не должно.
Но это для Шерера не проблема направить девушку невесть куда невесть к кому, он-то знает здесь всё наизусть и способен повлиять на любую шестерёнку в механизме. Посему особых сложностей он не видел.
Сейчас у тебя первая по счету – лекция. Через двадцать минут начало, – откинувшись в кресле и перегоняя сигарету из одного угла рта в другой, трансдент колким и несколько равнодушным взглядом изучает новую студентку. Машинально снимает и надевает с безымянного пальца перстень. – Ты и так достаточно пропустила.
Усмехается, а в темноте карих глаз сверкает дьявольский огонь.
Заодно найдешь свою группу, – о, что такое первая группа нынешнего первого курса, трансдент прекрасно знает, но лишить Ревери возможности получить хорошие знания, которые давали там, он не может. Что важнее: уровень преподавания или взаимоотношения между студентами группы? Для Шерера ответ был един: на первом месте знания. На взаимоотношения плевать, это же такая ерунда, которой он со своей харизмой не придавал никакого значения. Он даже не предполагал, что для кого-то это может быть проблемой. Поэтому подавленного состояния Ревери трансдент не заметил, ровно как и её молчания. Раз не задает ответных вопросов, за редким исключением, значит, всё понятно. Внимательностью к окружающим Шерер не отличался.
Лекции читают в соседнем корпусе, – затягивается, держа сигарету на манер папиросы. – Я сейчас иду туда, так что прогуляемся вместе.
Выдыхая дым, рассматривает подбирающийся к фильтру огонёк. Мнением девушки трансдент не особо интересуется. Хочет найти корпус самостоятельно, скажет об этом. Но есть ли в этом смысл, когда велик риск снова заблудиться и, как следствие, опоздать? После очередного затяга тлеющий бычок опускается рыльцем в стекло пепельницы. Шерер с особым удовольствием тушит его, выдыхая сизые завихрения оставшегося в легких дыма. Взгляд задерживается на циферблате настенных часов. Минутная стрелка показывает без пятнадцати. Если продолжать разговор, девушка точно рискует опоздать на занятия.
Пошли, красотка, – поднимается с кресла и поправляет цилиндр. – По пути покажу кабинет куратора.
Захватив со стола какие-то бумаги и принесенную папку с документами, выходит из кабинета, предварительно пропустив перед собой перийку. Секретарь продолжает сидеть на своем месте, безучастно перебирая какие-то бумаги. Очевидно, за время разговора Ревери с проректором его работа не слишком продвинулась.
Можешь валить домой, я сам разберусь, – в привычной для себя манере отвлекает его Шерер.
Но как же... Мне же нужно доделать, – пытается возразить секретарь.
Я сказал, вали уже, – морщится фантазм, прикуривая и с щелчком закрывая крышку зажигалки. Секретарь, поняв раздраженно-злой и не терпящий возражений настрой начальника, суетливо собирает вещи и в следующее мгновение испаряется из помещения, бросив напоследок что-то вроде: «Спасибо». Шерер следует дальше, в тот самый коридор, откуда пришёл. Через несколько помещений и коридоров им попадается кабинет куратора первого курса, на чём фантазм акцентирует внимание Ревери безэмоциональным замечанием.
Через пару минут декорации главного здания после очередной тяжелой двери сменяются на улицы в окружении многочисленных зданий института Антор, что раскинулся на огромной территории у самых гор Аудора, чьи высокие, покрытые льдом и снегом склоны видно даже отсюда, а пики вершин протыкают клубящиеся облака. Захватывающее зрелище, если б Шерер к нему не привык. Улицы между корпусами закованы в гранит, звук шагов по которому слышится особенно отчетливо в тишине утра. По мере приближения к соседнему корпусу, который, к слову, запрятан за множеством похожих друг на друга зданий, прохожих становится всё больше. В основном это студенты, но встречаются и преподаватели, а также обслуживающий персонал. Многие оборачиваются, перешёптываются, очевидно, появление проректора, да ещё с незнакомой девушкой, здесь большая редкость. Шереру же откровенно плевать, что личность новой студентки в сопровождении заместителя ректора может привлечь излишнее внимание публики. Ему плевать, как это выглядит со стороны, ему вообще плевать на мнение окружающих.
Очередному трансденту, по всему видимому занимающего важную должность, Каро салютует двумя пальцами от полей шляпы. Тот просит проректора задержаться. Шерер вскидывает бровь, смеривая его выжидающим взглядом:
Чем обязан?
Это касается нескольких студентов, которые пропали в...
Ясно, – перебивает его фантазм, явно не очень довольный тем, что его отвлекают от сопровождения Ревери. – Зайди позже ко мне в кабинет. Мне нужно показать девушке дорогу.
Очевидно, дела в корпусе, где проходят лекции, не значились основной целью у проректора, как он заявил об этом Ревери раньше.
Это срочно, – давит в свою очередь собеседник, непреклонностью тона давая понять, что никакое сопровождение девушки не может идти в сравнение с той информацией, которую ему нужно передать.
Хорошо, – цедит сквозь зубы Шерер. – Мисс Фортиуан, – обращение к Ревери вместе со взглядом тёмных глаз. – До корпуса придётся дойти без меня. Он за поворотом, здание с высокими тёмными дверями посередине, не перепутаешь.
Из внутреннего кармана плаща достаёт карту – магический пропуск. Протягивает Ревери.
На пару дней в твоём распоряжении, когда получишь свой – вернёшь, – по тону понятно, что возражений Шерер слышать не хочет. – Постарайся не особо светить, что это мой.
Фыркает, усмехается, прищуривая темные глаза, в которых скачут дьявольские искры. Догадывается ли перийка, что вместе с этим пропуском в её распоряжении любые двери этого института? Собеседник Шерера смотрит на разворачивающееся действо широко распахнутыми глазами, и его можно понять. Каро, в свою очередь, тоже догадывается, что эта небрежность к собственным вещам и по отношению к правилам когда-нибудь его погубит. Но не сейчас.
До встречи, – в знак признательности приподнимает шляпу за поля, как и тогда, при знакомстве. Дальше Ревери придётся идти одной, ибо проректор вместе с настойчивым собеседником скрываются по направлению к каким-то корпусам. Появившись внезапно, Шерер также внезапно исчез.
Если следовать указаниям, данным проректором, то искомый корпус предстанет перед взглядом всего через несколько минут пути. И ошибиться в том, что это именно он, нельзя, даже ориентируясь не только по высоким мрачным дверям. К корпусу ведёт широкая мощеная дорога, которая в свою очередь примыкает к большой площади прямо перед зданием. Сюда из прилежащих улочек и основной улицы стекаются студенты и студентки, особо спешащие в виду скорого начала лекций. Само здание величественно и грандиозно, высокими стрелами башен устремляется ввысь, вся его архитектура словно стремиться к небу. Оно лишено, как и многие здания института, помпезности и излишней вычурности, что делает его внешний вид индивидуальным и по-своему мрачным. По бокам, окружая площадь, к нему примыкают другие не менее величественные и замысловатые постройки. Если говорить о студентах, коих здесь великое множество, то основная масса представлена, как того опасалась Ревери, богатыми детками особо влиятельных родителей. Дорогая одежда, вычурность, шумные компании, магическая аура – всё это выдает крайне противоречивый слой обучающихся, находящих смысл существования не столько в науках, сколько в противоборстве взглядов и мнений.
Здесь, на площади, ещё царит легкий полумрак, спрятанный от восходящих лучей за гранитными стенами зданий, но в корпусах светятся окна, что явно говорит о том, что институт уже живёт наукой и готов делиться со студентами силой знаний.

+3

10

В глазах пери мимолетно промелькнул огонек заинтересованности, когда на столе проректора появились паучки и она даже дернула ушками верх, показывая свое удивление. Это что, шутка такая? Откуда здесь насекомые? Здесь что, не убираются совсем? Затем взгляд девушки вернулся на Шера и задумчиво скользнул по его коже, ногтям и одежде. Она даже непроизвольно шмыгнула носом, принюхиваясь.
Нет, вроде бы он не производит впечатление непромытого бомжа. Ну он конечно эпатажный, но вроде бы за собой следит. Кожа у него чистая. Одежда свежая. Запах… Ну да, в комнате конечно стоит странный запах чего-то горелого, но на миазмы непромытого тела совершенно не похоже. Тогда откуда?
Он что, так редко бывает в своем кабинете, что здесь уже пауки заводятся? Вот это проректор!
Однако ж, все мысли пери остались лишь в ее голове, фантазм мог разве что заметить, что она думает о чем-то своем, изредка кивая на его слова, показывая тем самым, что она слушает.
Но момент, когда мужчина несколько злорадно усмехается не ускользнул от витающей в облаках перийки. Она насторожилась. Он насмехается над ней? Почему? Что с ее новой группой не так? Вопрос, однако ж, девушка не задала. Это было не столь важно. Куда бы она не попала, везде к ней будет одинаковое отношение. Потому, это не стоит ее внимания. Ей придется смириться. Тем более, в подобном заведении она была впервые и какие здесь обстоят дела на самом деле, в обход установленных законов, пери тоже не знала. Но то, что здесь возможно подобное – она не сомневалась. Сейчас она находилась в гнезде молодых трансдентов – представителей влиятельных кланов. О том, что все будут слепо следовать прописным правилам можно было даже не мечтать. Даже сидящий сейчас перед ней фантазм запросто мог сейчас отправить ее на какие-нибудь расчленительные опыты или убить, если бы захотел. Ну, наверно. Ревери так показалось. По тому, как он оценивающе смотрел на нее. Как буквально ощупывал взглядом. Просто, очевидно, у него сейчас были дела поважнее чем играться со столь непримечательной жертвой как пери. Можно сказать, ей повезло.
А вот то, что проректор проведет ее сам, мягко говоря, Рен обескуражило. Нет, в каком-то смысле она была ему благодарна за это – как бы она сама тут нашла чего, если все уже давным-давно приступили к занятиям. Но нормально ли это? Интуитивно пери чувствовала – нет. Столь открытое проявление внимания проректора – что-то из ряда вон. Она от хозяина то редко внимание получала, а тут совершенно незнакомый мужчина внимание к ней проявляет. Но и здесь она не стала ни возражать, ни задавать лишних вопросов. Лишь вновь кивнула и поплелась за проректором следом. Кто она такая, чтобы отказываться?
«Знакомство» состоялось, и мужчина больше не сверлил ее взглядом. Потому, она немного расслабилась и просто шла рядом.
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/9121/3923433/Audiomachine_-_Wars+of+Faith.mp3|ощущение от увиденного пейзажа и состояние Рен в целом[/mymp3]
От Каро веяло мощью. Многих подобные личности угнетали и подавляли одним лишь присутствием. Но Рен привыкла находиться подле такой будоражащей силы и потому старалась держаться не принужденно, хотя это тоже стоило сил. Посему, следуя за ним, но немного отставая, из-за незнания куда идти, да и просто из уважения, пери ощущала себя, на удивление, в мнимой безопасности. Хотя от этого облегчение не наступало. Сейчас, ей казалось, что стоит ему оставить ее и вокруг будто бы разразиться битва. Это место напоминало ей поле боя. В воздухе витал совсем не запах знаний. В воздухе будто бы витал запах силы. И запах смерти. Странное сочетание для учебного заведения. Шагая рядом с Шерером, Рен ощущала, словно бы они направляются в саму преисподнюю, если так можно было выразиться в этом мире. Его уверенная поступь и ее, старающееся не отставать цоканье каблучков, эхом отдавалось по пустынным коридорам с величественными потолками, а пери снова погрузилась в задумчивость.
Аура фантазма совсем не была похожа на ауру ее хозяина. Хотя они оба были трансдентами. Он был графом? Рен изучала названия правящих родов на Схаласдероне. Каро, да? Определенно, он граф. А если нет, то тогда это пугает. Если один из членов столь силен, то какой же по силе тогда сам граф этого рода?
От размышлений пери отвлекли сменившиеся декорации – они вышли из величественного здания на улицу.
Архитектура заведения поражала. Институт представлял собой пугающую габаритами совокупность зданий, весьма навязчиво напоминающее замок. А открывающийся вид на горы был и того удивительнее. Масштаб поражал. Идя за трансдентом, Рен непроизвольно задрала голову. Да… Поистине, можно было ощутить себя маленьким муравьишкой по сравнению с этим великолепием. Антор нельзя было назвать аляпистым. Он был сделан словно бы изящной рукой мастера и это даже нравилось фамильяру. Антор брал масштабом. Да, здесь присутствовали и дорогие материалы и некоторые интерьерные показушные дополнения. Но не было переизбытка. На удивление, Рен это радовало. Сам пейзаж почему-то вселял ей ощущение свободы. Может быть ее зацепила архитектура. Может быть близость гор. Рен не знала. Но одно можно было сказать точно – один взгляд на все это великолепие захватывал дух.
«Облететь бы это все» - подумала девушка.
И пока она вертела головой, заинтересованно рассматривая все вокруг, пери даже не заметила, как в одно мгновение привлекла к себе внимание окружающих.


http://sh.uploads.ru/3S269.jpg
- Что это за нерасторопная клуша возле нашего проректора? – спросила Вин, вместо приветствия у подошедшей парочки трансдентов.
- Разузнай о ней, - усмехнулся спокойно Гуэн, своей слащавенькой фирменной улыбкой, оборачиваясь в сторону предмета их разговора.
- Где Джас шляется? – снова подала голос с недовольными нотками Вин, выдавая тем самым свой капризный характер.
- Идемте в аудиторию, - спокойный голос Эзет.
Тем временем, на их глазах разворачивается картина маслом – проректор что-то вручает незнакомке и, галантно попрощавшись, оставляет ее в полном одиночестве посреди улицы. Девушка сначала выглядит немного растерянной, но потом будто бы вспоминает о чем-то, сверяется с бумагами в руках и уверенным шагом уходит. Но то ли ее внутренний компас барахлил, то ли виной было волнение – девушка снова немного озадаченно встает на дороге, уставившись в документы.
- Идем. Это какая-то неудачница, - констатирует Виндикта. Компания трансдентов уходит.


[float=left]http://s2.uploads.ru/KeEAC.jpg[/float]
- Я могу вам помочь? – тем временем слышит Рен со спины. – Вы здесь новенькая?
Оборачивается. Перед ней высокий молодой человек, в весьма богатой одежде. Он смотрит на нее спокойно, но несколько заинтересованно.
Пери кивает и молча протягивает свое расписание.
- Так вы в моей группе, - легкая усмешка касается губ незнакомца. – Идемте. Как вас, кстати, зовут?
- Ревери, - осторожный ответ.
- Не волнуйтесь. Я обязан все знать. Я – президент студенческого совета, как никак. Мое имя – Джаспер Аберкорн, - сказал темноволосый и слегка наклонил голову в знак знакомства. – Идемте, а то мы рискуем опоздать.
«Черт, один влиятельный трансдент сменился другим» - с досадой подумала пери, снова послушно следуя за новым знакомым прямо к нужной аудитории.

Отредактировано Ревери Фортиуан (07.04.2017 10:46:03)

+2


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Круг первый. «Рельсы жизненных дорог»