Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Психоделика сломанного шифра


Психоделика сломанного шифра

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s1.uploads.ru/MLjFe.png

Дата: 04.10.3001 года

Время суток: поздний вечер, 11.20


♦ Место действия ♦

Вэлсадия, Вилья
♦ Участники и очередность ♦
Шерер Каро, Лорен Кери-Штейлес, НПС
♦ Описание ♦
Казино – это не просто роскошное место, где проигрываются в пух и прах или же выигрывают миллионы, где витает атмосфера азарта, а градус адреналина зашкаливает. Это не просто заведение, где наравне с элитой собираются желающие заработать на своей удаче и хитрости. Казино – это бизнес. Это инструмент для множества валютных операций, это идеальная площадка для отмывания денежных средств.
Игорный дом «Роял-Флэш» не исключение. Схемы по легализации чёрного капитала работают здесь также отлажено, как и в крупнейших казино «Королевская масть», ибо все операции сосредоточены в руках знаменитого отмывщика – Шерера Каро. Легенда чёрной налички, он держит за горло игорный бизнес, используя его преимущества в своей индустрии наркотиков. Но «большие» деньги, как известно, привлекают слишком много внимания. Накануне масштабного мероприятия в казино «Роял-Флэш» произошло нападение на инкассаторов, перевозивших отмытые деньги. Часть денег пропала, остались двое свидетелей, утверждающих, что кроме нападавших видели поблизости одноглазого парня. Поймать никого не удалось, и Шереру осталось довольствоваться полученной информацией. Ситуация осложнялась и тем, что игорный дом во время мероприятия должен произвести особо крупное отмывание средств, полученных от распространения поставки редкой и дорогостоящей наркоты. Криминальные структуры, законники и другие заинтересованные лица, как падальщики, ждут момента для реализации своих целей. Безумство объявляется открытым.
♦ Дополнительно ♦
В случае боевого взаимодействия выбор системы остается на усмотрение игроков.
Вступление посторонних в эпизод не желательно.

+2

2

Безразличный взгляд скользил по проходящей мимо толпе. Безликой и безнадежной, такой же как и существование почти всех разумных существ, которые встречались фантазму на пути. Такой же, как и общество в целом. Прохожие спешили по тротуару широкой улицы, подгоняемые давно идущим дождем. В монотонном шелесте ливня умирали звуки шумного города.
Шерер стоит у служебного входа в игорное заведение «Роял-Флэш», прислонившись спиной к шершавой стене и устроив на выступе её поверхности подошву тяжелого сапога. До колена согнутой ноги изредка долетают капли с козырька подъезда. Он курит, надвинув шляпу на глаза и из-под полей наблюдая за ленивым потоком пешеходов. До трансдента изредка доносятся обрывки случайных разговоров. Рядом в поле зрения тусуется охрана казино, тоже травясь никотиновым дымом. Очевидно, у них перерыв.
Он подносит сигарету ко рту и затягивается, закусывая крепкий фильтр. В движениях небрежность и напряжение.
Тяжелый никотиновый дым скребет по горлу, добирается до легких, безуспешно пытаясь отравить слишком выносливый организм. Сизые клубы трансдент выдыхает лениво, откинув голову назад и выпуская их густыми кольцами. В голову, опережая затяжки, лезут мысли, ибо дерьма в последнее время случилось слишком много.
Перво-наперво, инкассаторы, вывозившие отмытую наличку. Из пятерых в живых остались только двое, а ведь опытные ребята были. Оба выживших в один голос твердят, что в момент нападения чувствовали странную мощную энергетику, не принадлежащую живому существу, и видели какого-то парня поблизости. Разумеется, ублюдок удрал. Шерер прищуривает глаза, на дне которых пляшут опасные искры. Как удрал, так и попадется. Гоняться за кем-то из подозреваемых людям фантазма не впервой, ну а если цель совсем обнаглеет, то будет ей и рандеву с Каро. Монстр соизволит вылезти из преисподней пороков, чтобы удовлетворить своё аморальное естество ещё раз. Мысли вызывают усмешку – хладнокровную ухмылку на проколотых губах. Вызывают азарт, пусть и в самом его зародыше.
Мысли об убитых перевозчиках тянут за собой другие. Пропажа крупной суммы налички, утечка информации, но более всего – нападающие знали пути, по которым чёртовы деньги вывозили. Кто-то сдал? Подставил? В системе завелась крыса? К сожалению, не новость, но неприятностей доставит, заставив провозиться с извлечением паразита.
Помимо прочего: крупное мероприятие, специально рассчитанное на привлечение как можно большего количества игроков. Больше игроков – больше денег, больше денег – больше махинаций. Все механизмы давно разработанной системы должны быть успешно приведены в действие, но особый масштаб криминала привлекает лишние взгляды. От этого никуда не деться. Наводка, крысы, купленные с потрохами лица – они всегда существовали и будут существовать, мешая вести настоящий бизнес по-крупному. Подобно кровопийцам эти твари пытаются нажиться. Что ж, пусть только попадутся, а это дело времени. Сегодня масштабы отмытых денег побудут прекрасной приманкой.
Парой глубоких затягов трансдент докуривает сигарету и отправляет бычок на землю. Окурок ещё тлеет, когда на него опускается тяжелая подошва сапога. Шерер с особым удовольствием вминает бычок в асфальт и медленно выдыхает оставшийся в легких дым. В руках оказывается пачка сигарет, из которой он щелчком выбивает очередную сигарету и закусывает в зубах. Прикуривает не сразу, механически вращая в ловких пальцах извлеченную из кармана брюк зажигалку. Думает. Жертвы нападения говорили о каком-то парне. Пара щелчков – огонек полыхает в дымке сумерок и касается конца сигареты. Кажется, по их описанию парень был рыжим и, кажется, у него не было глаза. Или всё-таки блондин? Глубокая затяжка вместе с подожженной сигаретой выпускает изо рта фантазма клубящийся дым. Чёрт поймёт эти общие определения цвета волос, да и факты не скрывали сильного магического воздействия на инкассаторов. Может, этот тип им вовсе причудился? Бывало и такое. Каро недовольно морщится, словно от приступа резкой боли. Стечение обстоятельств, пожалуй, вызывает непозволительный диссонанс.
Лично от себя Шерер не скрывал того факта, что своим людям он не верит. Ни на слово, ни на йоту, несмотря на возможность проверить их по всем параметрам. Уровень магической силы позволял выбить дурь из любого придурка, вот только сложно найти ту грань, когда этот самый придурок всё расскажет, но при этом не сдохнет через пару минут. Фантазм не был жесток, жестокость имеет границы, а у него их никогда не значилось. Скорее, тотальное отсутствие моральных ориентиров. Сейчас оно подсказывало поймать зачинщика и как следует выбить из него всё то дерьмо, за которое он боролся, ввязываясь в опасную игру со столь же опасной тварью. Оно подсказывало показать никчемность и жалкость существования по сравнению с такой фигурой, коей являлся Шерер. Но на волков следует идти с волками, и это было главной загвоздкой во всем предприятии. Наблюдение, объективный взгляд и подетальный анализ – вот три постулата, способные вывести на чистую воду почти любую цель. Но так ли идеальны доводы, рожденные в мозгу вместе с никотином, если их применить к жизни? Покажет время, а пока снова затяжка. Выдох. Затяжка, чередующаяся с отлаженным механизмом мыслей.

Отредактировано Шерер Каро (10.03.2017 12:31:17)

+2

3

— Дрянной, полностью дрянной день! Чёрт! Даже сигареты закончились! — И факт отсутствия сигарет и денег на их покупку, надо сказать, больше всего выводил рыжего информатора из себя. Ему всё казалось настолько ужасным, что даже обещанная внушительная награда за выполнение не слишком трудного заказа, нисколько не радовала. Ему ж надо сначала выполнить это чёртово задание! И ещё выполнить отлично, а не просто хорошо, а ещё остаться незамеченным, и, как итог, с полностью сохраненной целостностью собственной шкуры! Всё это раздражало. Нет, не так. Это бесило до скрежета зубов, а уменьшение концентрации никотина в крови этому только способствовало, и казалось, даже увеличивало диапазон внешних раздражителей, которые влияли на состояние психики Лорена. Ему сейчас было мерзко смотреть на существ, окружающих его, спешащих по своим делам и не обращающих на него никакого внимания, а несколько отказов в ответ на его просьбу одолжить сигарету вовсе испортили положительное отношение к окружающим. Лорену, по правде говоря, было не совсем все равно до тех, кто существовал в Энтеросе, он старался каждому дать шанс показать себя, и только потом делал выводы, но сегодня он такого шанса не давал абсолютно никому и греб всех под одну гребёнку, считая жадным и алчным созданием любого, а ведь только несколько их них по-настоящему таковыми себя выставили. Нет, ну, а, если честно, то кто станет связываться с рыжим одноглазым, который, как бешеный, умоляет дать ему сигарету, а после отказа кроет матом на всю улицу Вильи так, что прохожие начинают невольно оборачиваться? Конечно, с таким лучше не связываться: себе дороже. А вот Лорен отчаялся, расстроился, и настроение его стремительно приближалось к отметке крайней опасного состояния, когда он будет готов пойти на крайние меры. Конечно, ему не хотелось каких-то разборок, возможно, даже ареста за неадекватное поведение, поэтому приходилось вести себя прилично. А в его понятии прилично — это подбирать не самые грубые матерные слова из своего лексикона, и ругаться на пол тона тише, то есть не орать, как потерпевший, а всего лишь громко возмущаться. По прошествии часа, проведенного в неудачных поисках сердобольного прохожего, который мог бы сжалиться над несчастным саэтэрусом и в конце-концов дать ему никотиновую дрянь, а не шарахаться от него, как от сумасшедшего, Лорен вымотался в конец. Настроение ни к черту, время, выделенное на выполнение заказа, истекает, а у него нихрена не сделано, да ещё и пошёл проливной дождь, поэтому информатор быстро вымок до нитки. Он даже не приступил к выполнению миссии, даже забыл, куда ему надо, и оказался в неизвестной ему части города. Ругаясь, символически сплевывая на землю, посылая коротким путем по вполне известному направлению всех, кто сегодня так с ним поступил, Лорен продолжал идти вперед, тщетно кутаясь в бирюзовый плащ, который был надет поверх майки и который ничуть не спасал от заливающихся за шиворот потоков воды. Он шёл, пока не оказался на наиболее оживленной улице города. Это было сродни тому, как, плывя по тихому притоку, попасть в дикое и бурное течение мощной реки. Складывалось именно такое ощущение, а город кишмя кишел разными существами, а тут вообще шагу ступить было негде. Информатор точно помнил, что прибыл на Вэлсадию в город под названием Вилья с точной и совершенно определенной целью: он должен был поймать за игрой в казино одного влиятельного муженька не менее влиятельной особы, которая подозревала в подобном проведении досуга своего избранника, но сама не могла поймать с поличным. Лорену нужно было искать эту тварь в казино "Роял-флэш," расположенного на одной из главных улиц Вильи. Это была, так сказать, основная цель прибытия информатора на эту планету. Вторая цель [о ней он сейчас не думал, да и не стал бы, так как она была сложнее и требовала подготовки] — это раздобыть информацию о тёмных делишках, проводимых казино "Роял-флэш," информацию, которая, по имевшимся у Лорена данным, была собрана в виде документов, на данный момент хранимых в кабинете директора казино. Эта информация могла с легкостью поставить "Роял-флэш" вместе с его владельцем на колени, и кто знает, каким образом ему потом придётся зарабатывать свободу. Его проблемы, его грехи, его чёртовы дела. Лорену было плевать. Свой кусок хлеба он научился зарабатывать, а деньги, полученные за эту деятельность, он не считал грязными или теми, которыми лучше не пользоваться. В этом мире надо уметь выживать, а того, кто не умеет или не учиться этому, ломает на счёт раз, выбрасывает прочь из механизма машины, идущей только вперед под аккомпанемент тиканья неустанной секундной стрелки. Такие остаются на обочине жизни, и мало, кто может вернуться и догнать этот механизм, топливом которому служат слезы, боль и жертвы, принесенные на алтарь его бездонного чрева.
У Лорена была информация о владельце казино: некий трансдент клана Аквоэр, мразина, которую Лорен уже ненавидел, тварь, из-за которой он должен снова проводить кучу времени за подготовкой, необходимой для того, чтобы остаться в живых и не быть пойманным какими-нибудь крепкими парнями, которые, наверняка, охраняют покой своего господина и выбьют дурь из любого, посягнувшего на его неприкосновенность. И всё это Лорен должен делать ради того, чтобы хоть раз нормально поесть и выкурить пару-тройку сигарет, ну ещё и закупиться их пачками на оставшуюся сумму. Платят за эту работёнку немного, даже несправедливо мало, но Лорену всё равно, главное, что не придется зарабатывать несколько другим образом.
— Грёбаные, алчные твари. Где хоть капля сочувствия к подыхающему от никотиновой ломки созданию? — Привалившись спиной к шершавой стене дома, расположенного на оживленной улице, Лорен смотрел на снующих туда сюда существ и не мог смириться с величайшей несправедливостью на свете. Как можно быть такими жестокими? На тот факт, что сам не отличался от них, когда за деньги ломал другим жизнь, он не обращал никакого внимания. Ни сейчас, ни вообще. Ему было плевать на подобное. Его работа была грязной и требовала стойкости и отсутствия каких-либо эмоций. На работе он отключал любые проявления чувств. Никакого сочувствия, никаких личных симпатий, никаких вторых шансов. Все эти твари одинаковы в своих пороках, в своем разврате, в своей никчемности в конце-концов. Где индивидуальность, высокие чувства и личность? Забудьте. Этого никогда не было, только в книжках в красивых обложках, в детских сказках, в каких-то мечтах. Лорен мечтать не умел, и не собирался убивать на это своё время. Он видел только серую грязь и нещадно выставлял её на всеобщее обозрение. Когда он работал наёмником, то никогда не испытывал угрызений совести, когда убивал заказанных ему лиц. Его рука ни разу не дрогнула, когда он пулей вышибал чужие мозги или резал ножом крепкие кольца трахеи. Его бесстрастность, необходимая в деле информатора, пригодилась в деятельности киллера. Работая на Синдикат, он перестал быть наёмником. Тогда он допустил ошибку, взяв с собой нескольких человек, и его кто-то обыграл. Когда он стал целью, то сам не смог уйти из-под чужого прицела. Теперь он в Синдикате, но работу в качестве информатора не забросил. Она и являлась тем, что осталось у него из прошлой главы его бредовой жизни.
Если прикрыть единственный глаз и не фокусировать зрение на чем-то конкретном, то толпа начинает сливаться воедино и превращается в целостный, беспрестанно шевелящийся организм. Мозг перестает фиксировать детали, и поэтому дополняет видимое собственными представлениями об окружающем и возможном, из-за этого в какой-то момент Лорену начинает казаться, что сейчас эта шевелящаяся масса, словно какой-то монстр, не имеющий постоянной формы, сорвется с места и прыгнет прямо в сторону саэтэруса, желая разорвать его на куски за все его прегрешения и не только за них. Мозг и зрение играют с Лореном злую шутку, поэтому он непроизвольно вздрагивает, когда картинка, нарисованная разумом, становиться настолько реальной, что начинает вызвать головную боль и непроизвольную дрожь из-за подсознательного страха перед неизведанным, страха, который вплавлен в подкорку на уровне древних инстинктов, от которых не избавиться даже при желании. Можно привыкнуть к боли, можно привыкнуть к ножу, приставленному к горлу или к дулу пистолета, направленного в лоб, но унять внутреннюю дрожь от того, что неизвестно и недвусмысленно угрожает, невозможно.
Информатор поддается страху и распахивает единственный глаз, на зелёной радужке которого тут же отражаются проходящие мимо фигуры, а яркие вывески слепят, поэтому Лорен непроизвольно на какие-то доли секунды прикрывает глаз снова. Мозг отчётливо требует ощущения между пальцев сигареты, а во рту — привкуса горького, обжигающего дыма, вкуса, который вводит в состояние эйфории. Штейлесу это настолько нужно, что мысли сходятся только на этом, а в теле чувствуется нарастающая ломка.   
— Ч-ч-чёрт! — Зло рычит и уже собирается снова отправиться на поиски того, кто может дать сигарету, как вдруг его взгляд наталкивается на вывеску на противоположной стороне улицы — "Роял-флэш" — на вывеску, которая, как будто даже затмевает близлежащие. "Вот он ты где, Роял," — мстительно думает информатор, будто обращаясь к давнему врагу, с которым наконец-то может расправиться. Ему даже кажется, что желание курить отступает на второй план, ибо его цель прибытия сюда прямо перед ним, а там и тот, кого он должен вывести на чистую воду. Информация о том, что эта тварь сегодня играет здесь, не может быть ложной, а, значит, всё складывается не так хреново, и даже удача улыбается Лорену уголками своих капризных губ.
Для того, чтобы оказаться рядом с казино, Лорену надо перейти улицу, которая также наводнена представителями разный рас. Стараясь никого не задеть, не сбить с ног и не попасть под колеса транспорта, информатор перебегает улицу, иногда приостанавливаясь только для того, чтобы пропустить того, чей путь собирается пересечь. И вот в конце концов казино совсем рядом, но трансквэрум не подходит слишком близко. У него остается лишь одна проблема: внутрь надо как-то пробраться. Лорен окидывает взглядом личностей, находящихся рядом с помещением, которые, по его мнению, могут иметь отношение к этому казино. От информатора не укрывается наличие нескольких охранников, парочка гостей, только что прибывших сюда и вылезающих из своего транспортного средства и явно собирающихся сегодня вечером и ночью как следует развлечься. Для Лорена такие люди были только средством заработать. Он уже думает о том, как будет фотографировать их, как до него долетает запах дорогих сигарет. Таких дорогих, какие только известны Лорену, а их благородный запах моментально сводит с ума. Вдохнув воздух и зависнув на пару секунд, информатор начинает судорожно искать взглядом того, кто может позволить себе эту роскошь. И вот он находит его. Взгляд зацепляется за стоящую немного в отдалении от общей толкучки мрачную, несколько гротескную фигуру. Даже на расстоянии от этого типа веет уверенностью и харизмой. Цилиндр, длинный плащ, пронзительный взгляд и сигарета, небрежно зажатая между пальцев, украшенных тяжелыми перстнями. Лорен стоит на таком расстоянии от него, что эти все детали ему отлично видны, но сам незнакомец вряд ли увидит информатора. Ещё несколько секунд Штейлес борется с желанием подойти, но это заведомо неравный бой между здравомыслием и желанием хоть раз покурить такие дорогие сигареты. Эту возможность не стоит упускать, и Лорен уверенным шагом направляется прямо к своей цели.
"Как к нему обратиться? Эй, мужик? Хах, его иначе, как шикарным мужчиной, язык не поворачивается назвать," — Странные мысли для Лорена, пусть даже и мучимого долгим отсутствием никотина. Он никогда не думает о том, как с кем-то говорить. Он просто говорит, как придется. Ну, а тут, получается, что-то пошло не так. Смешно даже.
— Слышь, есть закурить? — шпарит слова прямо так, с ходу, ещё толком не приблизившись, и смотря на фантазма наглым взглядом. А Лорену просто некуда отступать. Либо сейчас, либо никогда. И он, сокращая расстояние, почти сразу чувствует всю мощь чужой энергетики, и от этого даже перехватывает дыхание. Адреналин вдруг резко выбрасывается в кровь, а в единственном глазу информатора остается только одержимость вперемежку с долей восхищения. Он не встречал настолько сильных, таких, чтобы их харизма сметала, как ураган, а ему становится страшно от осознания того, что с ним станет, когда через мгновение фантазм заговорит с ним. Ведь пока он не сказал ни слова, а Лорену уже кажется, что даже время замедлило свой бег, и он отчаянно пытается спихнуть это состояние на то, что просто долго не курил, и его свёл с ума запах сигарет, а совсем не этот мужчина.

Отредактировано Лорен Штейлес (27.03.2017 15:53:20)

+2

4

От мыслей Шерер оказался оторван грубо и небрежно. Густо подведённые глаза прищурились, выхватывая из толпы приближающегося прямо к трансденту парня. Дерзкий, злобный и наглый, – первое произведенное впечатление. Островатое сочетание, чтобы идти в лобовое столкновение со столь статусной личностью, коей являлся Каро. Ленивая усмешка змеей скользнула на самом дне карих глаз. Безбашенность и резкость незнакомца заставили трансдента заострить на нём чуть больше внимания, но налаживать продолжительный визуальный контакт фантазм не торопится.
Вместе с никотиновым дымом очередного затяга Шерер вдыхает чужую энергетику. Её магический привкус щекочет горло, вызывая по нервам ощущение глухого удовольствия. Это всё равно что притянуть собеседника к себе и вдохнуть его запах, проведя переносицей по открытой, подставленной шее. Почувствовать биение артерии и угловатость хрящей трахеи. Собственные мысли Каро совершенно не смущают. Он привык. Он может продолжить, и богатая фантазия в этом поможет.
Закурить? Трансдент вскидывает бровь, переведя на парня несколько ленивый и внешне безучастный взгляд. Закурить у Каро найдётся, сам ведь стоит глотает дым, как какой-то чёртов дракон.
Да, курево найдется, – небрежно бросает, держа сигарету в зубах и выпуская изо рта дым вместе со словами. Пачку он уже убрал, поэтому приходится повторно лезть в карман брюк. – Ты чего здесь шляешься? Это же вроде как зона по пропускам.
Говоря, не бросает взгляда на незнакомца, а щурится от выдыхаемого никотина и смотрит куда-то поверх собеседника. Плевать, что сказанное частично ложь. К чёрту здешние пропуска, ведущие за порог казино, – об этом фантазм в курсе не по наслышке, но что об этом знает этот одноглазый? То, что у парня отсутствовал правый глаз, а на его месте красовалась черная повязка – слишком очевидная вещь. Чтобы заметить достаточно одного беглого взгляда, и уже не забудешь. Среди магических рас, а собеседник именно к таковым принадлежал, лишиться части тела без права на регенерацию – это нужно умудриться. Это нужно капитально попасть: под удар, под обстоятельства, под неизбежность. У Шерера имелось несколько шрамов, он не считал, что они уродовали его тело, они болели, но что такое фантомная боль на пол головы при отсутствии глаза – он мог только догадываться. Он бы спросил: «Это больно?». Он бы задал этот вопрос, притянув к себе за ткань воротника и выдохнув на ухо. Но собственные рваные росчерки на теле саднят слишком отчетливо, чтобы выпускать на волю кровожадный сарказм. А дождь как назло не унимается.
Каро лишь вскидывает бровь, когда его взгляд задерживается на перечеркивающей чужое лицо повязке. Вместо вопросов молчит. В руках оказывается пачка сигарет, из которой Шерер щелчком выбивает парочку дорогих штук. Протягивает пачку одноглазому. Рыжему одноглазому. Цвет волос у него тоже, пожалуй, примечательный. Как и карминовая энергетика, пляшущая на самом дне зеленого глаза, с чёрным проколом расширенного зрачка. Бесы так и скачут в прямоте этого наглого взгляда.
Визуальный контакт. О, Каро не по наслышке знал его подчиняющую власть. Его непререкаемую силу. Его остроту, бьющую прямо в цель, стоит лишь заиграться. Шерер медленно закусывает фильтр, небрежно затягивается и выпускает из горла фигурные кольца сизого дыма. Словно собирается что-то сказать. Вместо слов ядовитая тень сарказма скользит по проколотым губам. Трансдент усмехается. Он собирается поиграть.
В его голове уже давно сопоставилось два и два. Ему нужен этот рыжий тип, им определенно есть, о чём поговорить в свете недавних событий. Шерер даже знает, какие вопросы будет задавать этому сучёнышу, так удачно попавшемуся в этом переулке. Остается только незаметно разговором нацепить ошейник, а после утащить с собой в преисподнюю нижних этажей и подвалов. Можно, конечно, надавить ментально, но в этом ли интерес истинного хищника?
Безошибочное чутьё подсказывало, что просто так здесь абы какие личности не встречаются. Даже если просто проходят, даже если спрашивают прикурить. Случайностей не бывает. Неважно, намеренно или чисто психологически, но одноглазый парень оказался здесь, перед вратами в обитель порока, лицемерия и алчности. Значит, у рыжего имеются свои причины попадать за порог заведения.
Короткий щелчок колеса зажигалки, и она выплёвывает капризный, слабый огонёк. Шерер дает прикурить.
В курсе, что сегодня в этом казино, – кивает в сторону здания игорного дома, – особо крупное мероприятие? Игроки как с цепи сорвались.
Усмешка не покидает изгиба губ, змеёй скользит в темноте внимательных, колких глаз. Каро сам игрок. Он сам болен этой неизлечимой болезнью, лекарство против которой находится только в стенах игорных домов. И сегодня он собирается сыграть ради привлечения клиентов. Выпустить на всеобщее обозрение собственный профессионализм. Нервы щекочет от предвкушения, от возбуждения, сворачивающегося в теле тугими горячими кольцами. От острой жажды адреналина, но нервы натягивает вовсе не это. Сегодняшней ночью на кон поставлено слишком многое. Каро не собирается отступать, даже когда из механизма легализации оказались выдернуты важные шестерёнки и кто-то угрожает всей операции клинком у горла. Он выведет эти чёртовы нелегальные деньги из чёрного оборота и эти масштабы налички придётся отмыть во что бы то ни стало. Чтобы оправдать затраты, придётся рискнуть, и все средства будут хороши. Поэтому рыжий одноглазый незнакомец прямо по курсу представляет серьезные, если не сказать кровожадный интерес для трансдента. Шерер не отпустит незнакомца. Шутки закончились, теперь началась игра.

+2

5

Ощущение чужой энергетики становится ещё сильнее, когда Лорен сокращает расстояние, разделяющее его и фантазма. Тот стоит под крышей дома, так что может спокойно курить, не заботясь о том, чтобы сигарета не была залита дождем. В том, что этот мужчина является представителем расы трансдентов, сомневаться не приходиться, ведь он и не собирается скрывать данный факт, а осознание того, что перед Лореном гротескный монстр, режет как бритвой прямо по нервам, вплетаясь в мысли маниакальным влечением. Опытному наблюдателю, коим Штейлес является, хватает быстрого взгляда, чтобы оценить положение мужчины в обществе. Дорогая одежда, вычурный стиль и харизма в каждом жесте. Важная шишка, не иначе, играет среди себе подобных не последнюю роль, поэтому и находится тут, где много таких же, алчно желающих быть вечными любимцами фортуны. Да, он игрок, и карты, вставленные в шляпу, об этом ясно говорят. Все эти типы — игроки, кто хуже, кто лучше, но в этом есть то, что заставляет задерживать на нём взгляд дольше, чем позволяют правила приличия. Чем-то он не такой как все, кто регулярно собирается ночами в подобных заведениях, где нет счета количеству денег, где законы молчат, а пороки считаются смыслом и целью. Что-то в его образе категорически не сочетается, и в первые секунды Штейлес отчаянно пытается ухватиться за это мимолетно проскользнувшее ощущение, словно оно сможет ответить на вопросы, которые он сам толком ещё и не осознал. Лужи под ногами отражают свет бесконечного количества вывесок, заполняющих собой стены домов. Небрежность чужих движений притягивает взгляд. Водная поверхность разбивается каплями, падающими с неба, и ломается под остроносыми сапогами информатора, когда он уверенными шагами направляется прямо к фантазму.
Отстраненный взгляд слегка прищуренных карих глаз останавливается на полукровке. Такой равнодушный и одновременно изучающий. Почему-то Лорену кажется, что раньше эти глаза такими не были. От взгляда по позвоночнику ползёт холод, ледяными тисками сжимается под затылком, застывает где-то глубоко под рёбрами. Мгновение, когда Лорен подходит, замедляется почти до полной остановки. Мгновение, пока они оба смотрят друг другу в глаза. Оно длится бесконечно долго. Расстояние между ними сокращается до метра, и информатор уже собирается сделать ещё один шаг, чтобы бессовестно нарушить границы личного пространства трансдента, как вдруг шум дождя моментально исчезает, будто его никогда и не было, а ощущение холодной воды, заливающейся за шиворот насквозь промокшего плаща, отходит на второй план, и потом тоже пропадает, а перед глазами в одно мгновение возникает темнота.

Мелкие отблески света, пытающегося задержаться на огромном множестве подогнанных друг к другу частей. Сухой звук шуршания бесконечного количества хитиновых ног, когда пластины наползают одна на другую, ввинчивается в мозг и вызывает внутреннюю дрожь. Разум пронзает самая жуткая догадка, которая подтверждается. Свет на пластинах, покрывающих длинные тела шевелящихся членистоногих. Привкус чужой энергетики будто бы кто-то находится на расстоянии пары сантиметров, но тепло чужого тела слишком очевидно, чтобы думать, что это те же самые насекомые, которых Лорен почти не видит. Запах свежей крови и горячего дыма пережимает трахею и не дает нормально вздохнуть. Воздуха нет, а паника методично охватывает разум. Судорожное движение, как попытка вырваться из кошмара или уйти от него. Стрекот становится громче и отчетливее, и в конце-концов переходит в тонкий, разрывающий сознание визг, который затихает, когда в мгновение ока всё пропадает.

Лорен осознает себя стоящим в метре от трансдента. Ничего не было. Ему всё привиделось. В голове ещё отдается тот стрекот, и информатор несколько растерянно смотрит на фантазма, будто тот может что-то знать об этом жутком видении. Нет, это был не отрывок из собственных воспоминаний Лорена, и не образ, созданный ощущениями, мыслями или терзаниями души. Он никогда в своей жизни не видел что-то подобное, да и не мог увидеть. Это видение словно вырвано из контекста какого-то кошмара, чьего-то ночного ужаса, несдержанных и совершенно диких эмоций. Оно возникло без чужого ментального воздействия, но чем было вызвано, вопрос. Поддавшись ему, Лорен потерял счет времени, но на самом деле прошло не больше нескольких мгновений. Штейлес оглядывается по сторонам, будто хочет удостовериться в том, что все-таки стоит на улице, а не находится там, в темноте, но почему-то у него создается стойкое впечатление, что вокруг будто бы стало несколько темнее. Словно приглушили свет, однако вывески все так же переливаются цветными огнями.
Штейлес обратился к этому мужчине и даже не потрудился поздороваться, на что фантазм отвечает точно таким же отсутствием приветствия, однако в просьбе не отказывает. И ещё говорит о каких-то пропусках, однако Лорен, слушая его, лишь недоверчиво нахмуривается и смотрит, как трансдент достает из кармана брюк заветную пачку сигарет. Дорогих сигарет. Такие Штейлес видел только один раз в каком-то особо крутом магазине, и они ему самому точно не по карману. Даже мечтать не стоит. Да, если честно, то желание курить у него уже не такое сильное, словно с восприятием окружающего мира что-то случилось, словно он попал в какую-то параллельную реальность, где всё совсем немного отличается от той действительности, которая знакома Лорену.
"О каких пропусках он говорит?" — проносится в голове, но Штейлес молчит, достает одну сигарету из протянутой ему пачки и наклоняется к огню предложенной зажигалки, раскуривает сигарету и бросает что-то типа слов благодарности. Сырой воздух в сочетании с холодным дождём заставляют информатора скрестить руки и прижать их к себе в безуспешной попытке согреться. Никотин заставляет немного расслабиться, прийти в себя, но Лорен не теряет бдительности. Ему кажется, будто он очень сильно устал, что не удивительно: он потратил много времени впустую в безуспешных поисках своей цели, а теперь, когда он находится совсем близко, вдруг оказывается, что ему могут помешать какие-то пропуски.
— Я ж не в здании казино, куда по этим пропускам попадают, — хмыкает в ответ на слова фантазма. Он желает узнать, правда ли этот факт, или трансдент просто его проверяет. Во всяком случае у самого Лорена не было информации о том, что это закрытая территория. Да, так просто его вряд ли пропустят, но надежда на то, что туда все-таки можно пробраться, была. Теперь все несколько усложнялось, и стоило прояснить ситуацию, — Или здесь даже рядом находиться нельзя?
Пара затяжек. От курева начинает кружиться голова: Штейлес не привык к такому. Благородный запах чужих сигарет заставляет терять ощущение реальности, но Лорен старается не поддаваться этому влиянию. Сжимает между пальцев сигарету, убирает ото рта и выдыхает дым в сторону. Теперь он на пару с этим странным типом курит под крышей здания "Роял-Флэша." В перерыве между фразами только начатого разговора взгляд фантазма останавливается на лице полукровки. Смотрит на повязку. Лорен привык к тому, что факт отсутствия у него правого глаза не остаётся незамеченным. Обычно это привлекает внимание, и при просьбе описать информатора первое, что приходит в голову тем, кто видел его, — одноглазый. Нет, рыжий и зеленоглазый, с фотокамерой в руках и сигаретой, неизменной зажатой между пальцев или в зубах, — это всё потом. Сначала он характеризуется именно таким определением — одноглазый. И этот факт не упускает никто. Наверное, потому что повязка слишком отчетливо перечеркивает его лицо. Наверное, потому что Лорен не скрывает того, что он смесь двух по-настоящему сильных магический рас, а из-за этого возникает вполне логичный вопрос: как он потерял глаз? С кем тогда его столкнули обстоятельства, раз он лишился его? И как смог остаться в живых? Эти вопросы, остающиеся лишь на подсознательном уровне, ни разу не были произнесены вслух. Эта тема под запретом. О чужой боли не говорят и тем более о ней не спрашивают. А внимание к его повязке на глазу Лорену не в новинку, но почему-то именно от взгляда трансдента ему становиться как-то не по себе. Хочется уйти от него, скрыться, сделать так, чтобы не было заметно того, что это выбивает его из колеи. Лорен смотрит в сторону, чуть щурясь, стараясь не поддаваться влиянию собственных ощущений. Наверное, ему лучше уйти, а не связываться с фантазмом, но что-то не дает этого сделать. В его голове непроизвольно всплывает тот жуткий момент, когда он потерял своего брата и когда пытался скрыться от тех, кто это сделал. Он отчетливо помнит, как нож пробивал глазницу. Помнит то ощущение клинка внутри кости. А сейчас в груди неприятно щемит от воспоминаний, но, даже будучи вусмерть пьяным, он никогда не расскажет о том, что с ним было. Никогда и никому. И, в очередной раз затягиваясь, подсознательно пытается сделать это так, чтобы не было видно поперечного шрама, идущего через кисть. Жалеет, что не надел перчатки. Молчание затягивается, и его первым нарушает собеседник. Да, Лорен в курсе, что сегодня там сборище важных шишек, он для этого и прибыл сюда, вот только фантазму об этом знать совсем не обязательно. Здесь нужен другой подход и немного хитрости.
— Слушай, — лениво и несколько томно тянет, смотря прямо в карие глаза собеседника, — А ты неплохой мужчина. Спас меня, можно сказать, — Лорен бросает короткий взгляд на сигарету, зажатую между пальцев, давая понять, о чём говорит, — Но неужели я похож на того, кто особо интересуется подобными заведениями? — По губам скользит едва уловимая усмешка, и она вторит настрою фантазма.
Информатор коротким и ловким движением убирает мокрые волосы со своего лба и чуть откидывает голову назад, не отводя от мужчины взгляда.
— Даже не скажешь мне своё имя? — наигранно приподнимает одну бровь и оценивающе смотрит на собеседника, словно прикидывая, поведется ли тот на такую наглую провокацию со стороны малознакомого существа. Лорен умел вести себя так, как того требовали обстоятельства, а сейчас прекрасно осознавал, что чем-то заинтересовал этого фантазма. Какие у того были причины, сложно сказать, но Лорен мало верил в то, что мужчину могли чем-то зацепить его либо внешность, либо поведение, ведь цвет волос ничего не гарантируют, и к тому же что-то подсказывало информатору, что этот тип, стоящий напротив и лениво глотающий дым, видел в своей жизни слишком много существ, чтобы оказаться под впечатлением от какого-то рыжего.

+1

6

Трансдент смотрел на собеседника сверху вниз с высоты своего роста. Едва заметный прищур тёмных глаз выдавал лёгкую степень заинтересованности, но вразрез шли расслабленная поза спиной к стене и небрежность движений. Он скучал. От происходящей в жизни хрени, от мерзких обстоятельств, загнавших в тупик, от окружающих личностей, что сменяли друг друга со скоростью света, но не цепляли. Безликие и пустые, стоит лишь щёлкнуть пальцами и их лживый мирок рассыпется в пыль. Бессмысленные, как обесцененные чеки и разорванные бумажки, что несёт ветер по дороге. Конечно, сильный и независимый по жизни, Шерер сам выбирал, какими личностями себя окружать, но что если выбирать не из кого, а к харизме тянутся все, кому не лень? Приходится уступать, в конце концов, фундамент лидеров зиждется на бессмысленной и серой массе окружающего общества, которому необходим вожак. Отсюда следовала очевидная слабость трансдента к интересным и необычным личностям, в которых он, несомненно, видел своё отражение. Именно поэтому Шерер любил случайные, спонтанные знакомства, дающие ощущение чего-то нового: новые лица, ситуации, места. Пока распознаешь в них обыденную серость, уже успеешь распрощаться. Никаких разочарований, обещаний и пустых обязательств. Идеально. Вот посмотреть на нынешнюю ситуацию со стороны: случайный рыжий тип, случайный разговор, случайное пересечение взглядов и мнений. Вырванная из контекста сцена, которая, как и любое новое знакомство, предоставляет ложное ощущение значимости. Как будто в этот раз всё будет по-другому, а не скатится в пропасть обыденности. Трансдент не обманывал себя ложными надеждами, он просто любил это мимолетное ощущение чего-то важного, разбавляющее окружающую банальность, временами становящуюся невыносимой. Даже сейчас Шерер не просто так вышел в дождь на улицу и, стоя под козырьком подъезда, курил сигарету за сигаретой. Затягиваясь никотиновым дымом и наблюдая за прохожими, он отдыхал от зацикленной действительности, что ждала там – за дверьми казино. Всем от Шерера было что-то нужно, но никто не вспоминал про отдачу. «Роял-Флэш» в представлении фантазма сейчас больше напоминал разбуженный улей, который своим шумом и вычурной пестротой привлекал слишком много внимания. Впрочем, дочерняя компания именно поэтому более всего подходила для тёмных делишек по отмыву денег: много шума, много славы, много посетителей и, как следствие, много денег. Оставив всё это позади и на время абстрагировавшись, трансдент обратил своё внимание на рыжего собеседника. Предвкушение чего-то нового уже щекотало нервы, а никотиновый дым служил приятным дополнением. В очередной раз закусывая фильтр сигареты и затягиваясь, Шерер с прищуром смотрел на трансквэрума. Первую наживку, брошенную в разговоре, рыжий проглотил, позволяя стальному крючку вцепиться в горло. Осталось лишь загнать тонкое лезвие глубже: подыграть, принять правила, но не изменить себе. Пряча демонов во взгляде, фантазм продолжает начатый разговор:
Находиться рядом со зданием вполне можно, – пожимает плечами, мол, имел в виду совсем не то, куда клонит саэтэрус. – Вот только я грешным делом тебя за участника принял, посчитал, что тебе за порог заведения нужно, но раз нет, то нет.
Вскидывает проколотую бровь, намекая, что сейчас самое время передумать или же определить свои цели. Трансдент рассчитывает, что собеседник сам согласиться на визит за порог казино. Если нет, то Шереру придётся прибегнуть к более жестким методам, для которых не нужна хитрость и изворотливость, лишь грубая сила, но давить на парня без явных причин он не собирается. У них ещё будет время прибегнуть к насилию. Внутренние демоны скалятся во все свои сотни зубов, но внешне фантазм пусть и небрежен, но чистосердечен и откровенен. Непроницаемая маска харизматичного пирсингованного неформала уже который раз с успехом скрывает кровожадный оскал дикого, невоздержанного в своих желаниях монстра.
Почему не похож? – Выдыхая сизый дым углом рта, парирует Шерер в ответ и окидывает рыжего беглым взглядом, словно прикидывая, на кого-таки тянет этот тип. Да на соучастника преступной группировки он тянет, вот на кого, однако Каро не подаёт виду, что собеседник интересен ему более, чем просто случайный прохожий, которого он рассчитывает протащить в казино. Своего намерения трансдент не скрывает, как раз наоборот, с удовольствием являет собой одинокого игрока, которому необходима компания и желательно не из числа зажравшихся шишек. Они наскучили, а вот одноглазый – это живая, свежая кровь, вкус которой парень очень скоро освежит в своей памяти. Он ведь знаком с её тёплым, тошнотворным запахом? Да наверняка. Шерер мог поклясться, что промокшая до последней нитки одежда одноглазого скрывает от любопытных взглядов много шрамов.
Здесь собираются игроки всех мастей и любого финансового достатка, – небрежно затягивается пару раз, выкуривая сигарету до фильтра. – Казино плевать, кто ты: важная шишка из самых сливок общества или вшивый работяга, главное чтоб был удачником. Удаче, впрочем, тоже всё равно до статуса молящегося ей.
Усмехается, являя ряд ровных белых зубов. Докуренную сигарету щелчком отправляет на землю и прижимает сверху сапогом, рифленая подошва которого тушит едва тлеющий огонёк.
Имя мне – Шерер Каро. Можно просто – Шер, – приподнимает шляпу за край полей в знак приветствия. Бесовский взгляд, направленный на рыжего, так и намекает о невоздержанно-жгучей натуре обладателя. Но фантазму плевать, насколько очевидна его природа, пусть собеседник сопоставит, с кем имеет дело. Ну, а если решит идти на попятную или вообще сбежать? Тогда ближайшее будущее ему сильно не понравится, зато запомнит надолго, если выживет. – Прогуляемся до карточных столов «Роял-Флэша»? Испытаешь свою удачу. Новичкам, играющим здесь в первый раз, везет всегда.
Фантазм не врёт. Каким бы плохим игроком не был новичок, он всегда выигрывает. Своеобразный, негласный закон игорных заведений: если хочешь завлечь клиента, дай ему почувствовать вкус выигрыша. По сути Шерер предоставляет собеседнику возможность хорошо заработать. В темноте карих глаз трансдента в тон словам пляшет огонёк интереса, хищной одержимости и искушения. Древние бесы начали свою безумную пляску в мрачном сознании порочного монстра. Согласен ли одноглазый составить ему компанию по дороге в ад пороков? Рискнет ли? Впрочем, утвердительный ответ – лишь формальная деталь, красивая, но не обязательная. Шерер всё равно получит то, чего хочет и количество возможных затрат его не интересует.
Ну, а ты, – взгляд трансдента возвращается к потоку прохожих, безразлично проходящих мимо. – назовёшься?
В голове лениво проскальзывают мысли о том, что собеседник вряд ли скажет своё настоящее имя. Скорее какое-нибудь фальшивое, или псевдоним, а может, и кличку. Но проверять на правдивость Шерер не хочет; его ребята-мордовороты проверят. Или выбьют. Это уже как получится, и зависит только от сговорчивости клиента.
Тусующиеся поблизости охранники в строгих костюмах начинают возвращаться в заведение. Проходят мимо, что можно слышать обрывки их разговоров, многие фразы которых говорят об аншлаге и особо крупномасштабном мероприятии за дверьми игорного дома. Фантазм, от которого не укрывается ни одно слово, внутренне лишь усмехается. Ему нужно разобраться в произошедшей накануне хрени, взять ситуацию за глотку, и получить желаемое. Не такая уж и сложная задача, когда важная деталь уже почти попалась ему в руки.

Отредактировано Шерер Каро (30.04.2017 19:39:24)

+2


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Психоделика сломанного шифра