Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Мезомерия сознания


Мезомерия сознания

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sg.uploads.ru/Nm6ku.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода


27.12.3001

Вечер 9:00


https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_orig.png
Планета Сиверика | Материк Барта | затерянный замок возле гор Тия
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_orig.png
Инфирмукс | Норвед Астеллар
https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_orig.png
Четыре дня назад доктор психомагических наук - Норвед Астеллар неизвестно какого бога разгневал, ибо ему не посчастливилось встретить одного из сильнейших климбатов мертвой планеты – Инфирмукса, правителя десятой зоны. Будучи хорошим психологом Норвед смог остаться в живых «заболтав» монстра и даже проведя небольшой психоаналитический сеанс, выяснив для себя очень много интересного. Не сумев перебороть свое любопытство, саэтэрус соглашается на сделку с Инфирмуксом, в ходе которой собирается изучить сложности подсознания климбата – это в идеале, а в общем, хотя бы выжить, утолив любопытство. Они условились о встрече через четыре дня, в девять вечера – время пришло.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_orig.pngБой предпочитаю по официальной боевой системе, будут использоваться кубики 100d, возможно, но не факт, нужен будет профиль Мастера игры, но мастеринг беру на себя!

+1

2

- Сладкий, ты что-то говорил о некой недавней встречи… - Фтэльмена сидела возле огромного гротескного валуна, обтачивая свою косу, дух климбаха в отличие от Шантрисс не могла похвастаться цельностью, однако, если бы была цельной, то, несомненно, способна оказалась потягаться с темнокожей бестией в красоте. Наполовину человек наполовину скелет – так ее можно было охарактеризовать, а отношения между этими двумя… нет, не половинками ее тела, а ею и мальчишкой, что лежал на камне и прогревал крылья, разглядывая окровавленную голову у себя в руках. Голову какого-то очередного разведчика, с какой-то очередной зоны, Эфир уже даже не допрашивал их. Ему было плевать на другие зоны и климбатов – как опрометчиво!
- Да… вечером у меня встреча с психологом. – спокойно молвил детский голос, ткнув пальцем в глаз мертвого врага, подцепляя когтем мягкое веко, сильнее надавливая и вскрывая глазное яблоко, играясь… сбоку послышался нервный кашель Фтэльмены, именно она прошла с ним весь этот жизненный отрезок и знала его… может, правда, все дело в отведенной роли? Роли матери. Когда Инфирмукс спас ей жизнь, ее материнская роль пришлась как нельзя кстати, ибо боле никто кроме Инфирмукса не стал для нее сыном. А может… Фтэльмена в психологии была даже покруче просвещенного умными книжками и глубинными теориями Норведа? Звучит, конечно, как бред, но мысль имеет право на существование…
- Погоди, Инфи, ты серьезно… - она взглянула не его выпачканное кровью лицо с легким недоумением, плавно поднявшись с земли и оторвав кусочек ткани из энергетической материи от своего подола, - ты не убил кого-то в той резне? – приблизившись, забрала голову, брезгливо кинув ее куда-то в кучу… к остальным, и принялась заботливо стирать куском тряпья кровь с лица ребенка… эта сцена могла показаться милой, не будь она такой дикой.
- Он… странный, - пожал плечами мальчик, - я заинтересован в том, чтобы продолжить общение, а сдохнуть… он всегда успеет. – прозвучало даже излишне беззаботно.
- Да-да, я знаю, как ты решаешь проблемы, но мне кажется… пару дней назад ты хотел у меня что-то спросить, так спрашивай..? Я уже голову сломала над этой мыслью…
Инфир дрогнул, отталкивая от себя руку девушки и вскакивая с камня, его крылья распахнулись, закрывая собой солнце и бросая тень на фамильяра, послышался смех.
- Скажи, я, правда, изменился с нашей первой встречи..? Стал… хуже?
Фтэльмена удивленно оцепенела, но не спешила с ответом, кажется ее мозг судорожно соображал, что можно сказать в данной ситуации, - они один на один, а значит, надо проявлять осторожность в таких темах.
- Сладкий, все меняются, но с чего ты взял, что стал хуже? Ты стал сильнее, ты сильнейший климбат. Никто из нынеживущих климбатов не способен противостоять тебе. Ты правитель самой обширной территории… ты…
- Замолчи… как будто я не знаю о чем ты думаешь на самом деле! - глухо тронул немного нелепые серенады Фтэльмены вскрик Инфирмукса и чисто на автомате та сорвалась с места, стремительно отлетая от него на несколько десятков метров. Инфир сам же не двинулся, смотря на нее немного растерянным и неосмысленным взглядом.
- Думаю, этот саэтэрус посчитал меня слабым и есть за что… я  погряз в этом! Я сказал то, что боялся признать!
Фтэльмена выпрямилась, чуть удивленно смотря на мальчика, - что ты ему сказал? Если хочешь, я найду эту тварь и оторву ему голову…
- Нет… это мое решение… Я… не ребенок, Фтэльмена, и ты и я понимаем… нет у меня этой силы, мое сознание – моя слабая брешь, тогда… я хотел бы ее закрыть, но не знаю как…
- Давай не будем торопить события…
Неизвестно, чем закончился этот разговор, но Фтэльмена пообещала присоединиться к веселью чуть позже, а Инфирмуксу оставалось лишь раскрыть крылья, подняться в небеса и отправиться на поиски нейтрального места, где не пришлось бы потрошить слабые тела.
Место нашлось почти сразу: заброшенный замок где-то возле гор Тиа, да и призвать портал для Норведа труда не составило…
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/10001848/1621283/%D0%9A%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%B1%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0_-_%D0%AD%D0%B3%D0%BE.mp3|Для фона песенка[/mymp3]

+2

3

День выдался загруженным и на редкость сумбурным. Сначала сорвалась лекция из-за неудавшегося применения ментальной магии у одного из адептов, потом коллега долго нудел Норведу по поводу научной конференции, на которой он прям кровь с носу должен был присутствовать, а после профессор Астеллар со всей присущей ему змеиной дипломатией, всячески изворачиваясь и ускользая от щекотливых вопросов, пытался заставить руководство университета выдать специальное разрешение на один образчик научной литературы из архивов центральной библиотеки Вистера – из теоретического любопытства, естественно. А ведь сегодня его еще ждала встреча с климбатом… Что-то подсказывало Норведу, что в ближайшее время покой ему будет только сниться.
Покончив со всеми своими делами, в библиотеку Астеллар прибыл уже поздним вечером – к счастью, учреждение еще работало. Библиотекарша посмотрела на название книги в разрешении, смерила Норведа взглядом и приподняла брови, но спрашивать ничего не стала – она давно знала мага в лицо и привыкла к тому, что он берет специфическую научную литературу. Она лишь бросила короткое «ждите» и ушла в архивы. Вернулась она через некоторое время с небольшой книжицей в твердом бордово-красном переплете.
- Распишитесь здесь, - скучающим голосом сказала библиотекарша, придвигая к Норведу бланк. – Книгу не задерживайте, это единственный экземпляр. На руки мы обычно ее не выдаем, но раз у вас специальное разрешение…
Астеллар послушно расписался, заверил подпись магической печатью и, кивнув библиотекарше, удалился в читальный зал. Немного времени у него еще было, он мог изучить рецепт повнимательней. Однако только он устроился за столом и раскрыл книгу на нужной странице, за его спиной раздался дробный стук каблучков. Он бы не обратил внимания, но каблуки процокали совсем рядом, обогнули стол и остановились прямо перед ним – их обладательница недвусмысленно намекала, что кое-кто мог бы и отвлечься от чтения.
Вздохнув, Норвед поднял взгляд. Рыжеволосая женщина в темно-зеленом платье прожигала мага сверкающими изумрудными глазами, скрестив тонкие руки на груди и с недовольным видом поджимая полные алые губы. Она была очень хорошо знакома Астеллару, если не сказать больше – как-никак, это была его нынешняя пассия собственной персоной.
- Здравствуй, Розали, - улыбнулся он, как ни в чем не бывало. – Рад тебя видеть.
– Я не сомневаюсь, что ты рад, - ядовито хмыкнула она. - Дорогой, ты ни о чем не забыл?
- Например?
- Например, о том, что ты хотел заглянуть сегодня ко мне после работы, - она топнула ногой. – А сам засел тут. От меня прячешься?
- Отнюдь, - отозвался маг, снова уткнувшись в книгу и мельком пробегаясь взглядом по строкам рецепта. Сценарий этой сцены он уже знал наизусть, все разыгрывалось, как по нотам. – Прости, я в последнее время очень занят. К тому же у меня сегодня еще важная встреча…
- Так и знала. Кто она?
Вопрос на мгновение поставил Норведа в тупик, заставил в очередной раз отвлечься от книги.
- Она?
- Та, с которой у тебя встреча!
Астеллар глубоко вдохнул и выдохнул, медленно поднялся из-за стола. Седьмое пекло, только не сейчас… Неужели она собралась устроить скандал прямо в библиотеке? Благо что в вечерний час читальный зал пустовал и кроме него с Розали здесь больше никого не было.
- Ну, кто на этот раз? – гневно вопрошала Розали. – Чего молчишь? Обошел еще не всех вистерских шлюх?!
- Розали, ты все неправильно поняла… - осторожно начал Норвед.
Мысленно он уже десяток раз обозвал себя ослом. Ну что ему мешало солгать, сказать, что он будет проверять работы студентов или что-то вроде этого, почему из всех вариантов он ляпнул именно правду? В обращении с подобным типом женщин всегда следовало подбирать выражения, поскольку они могли обратить против тебя любое сказанное тобой слово.
- О нет, я все прекрасно поняла… Ты избегаешь меня! – распалялась она, словно накручивая саму себя. – Последние несколько дней даже обнять меня не хочешь!
- Почему не хочу? Хочу, - Норвед шагнул к женщине. – Хоть прямо сейчас.
Маг попытался привлечь к себе разъяренную фурию… и тут же схлопотал звонкую пощечину маленькой ладошкой.
- Не прикасайся ко мне своими грязными руками! – взвизгнула Розали. – У тебя встреча – так иди на нее! Хоть к дьяволу убирайся, а я тебя больше видеть не хочу!
Астеллар терпеливо вздохнул. Он прекрасно понимал – она провоцировала его на то, чтоб он отменил встречу. Это был завуалированный вызов, который гласил: если ты любишь меня, останься этим вечером со мной. Но на эту встречу он не мог не прийти. Конечно, у него всегда была возможность загипнотизировать женщину, внушить ей, что у него нет никакой встречи, а сама она хочет провести вечер дома за вышиванием. Однако прибегать к гипнозу на том уровне, которым владел Норвед, ради повседневной разборки, это было почти как палить из пушки по воробьям.
- Убирайся, рептилия, - сдавленно и уже тише повторила Розали, заметив, что мужчина никак не реагирует на ее выпады.  – Теперь я вижу – ты действительно холоднокровный...
Норвед взглянул на часы. Без двадцати девять. Что ж, на разговоры времени у него уже точно нет – и, боже, это было явно к счастью. Больше, чем истеричные женщины, его напрягали только ревнивые женщины, так что в свете текущих событий встреча с климбатом воспринималась как избавление. Однако Розали была очень красива, полна жгучей прелести, и Норвед еще не чувствовал себя пресыщенным ею – хотя бы ради этого стоило удержать ее еще на некоторое время.
- Розалинда, ты несправедливо обвиняешь меня, - мягко заговорил Астеллар. – Это действительно важная научная встреча, от которой зависит очень многое, если не все. Если ты пожелаешь продолжить наш разговор – жду тебя завтра в восемь вечера в «Дюссо». Увидимся.
Оставив всхлипывающую Розали наедине с ее эмоциями, Норвед прихватил с собой книгу и вышел из помещения, сопровождаемый крайне осуждающим взглядом библиотекарши. Место было назначено с расчетом: от беседы Розали еще могла отказаться, от ужина в дорогом ресторане – вряд ли. А там уже Норвед приложит все свои дипломатические умения, чтоб заставить ее сменить гнев на милость. Хотя, конечно, он не предполагал, что это будет просто… Даже общение с Инфирмуксом удавалось ему легче, чем разговоры с некоторыми женщинами.
Астеллар шагал по улицам города, с удовольствием вдыхая пьянящий прохладный воздух. Щека все еще слегка горела, но благодаря природной регенерации красный след быстро сходил с кожи, заменяясь привычной бледностью, и уже вскоре никто не смог бы обнаружить, что один незадачливый маг десять минут назад огреб от разозленной любовницы. Впрочем, его голову уже снова занимали мысли о предстоящей работе с климбатом. Рецепт он детально прочесть так и не успел, но в целом состав запомнил. Кажется, ничего сверхсложного… Но прежде чем готовить это зелье, следовало обсудить это с испытуемым – этого требовала медицинская этика, а также чувство благоразумия и инстинкт самосохранения. Если первым обстоятельством Норвед временами пренебрегал, то к последним двум зачастую прислушивался.
Что ж, теперь, вероятно, ему следовало телепортироваться в местечко поукромней, а Инфирмукс сам найдет его. Или… Астеллар сощурился, заметив, что в паре метров от него материализовался портал, темно-фиолетовая воронка, грозящая затянуть в себя все, что движется. Однако это только казалось – портал не затягивал в себя ничего, кроме самого Норведа, которого как раз притягивало к воронке, как магнитом, причем в буквальном смысле. Поскольку от перехода так и разило магической энергией Инфирмукса, долго гадать не пришлось, и маг без колебаний шагнул в портал.
По ту сторону портала оказалось просторное мрачное помещение причудливой архитектуры, продуваемое всеми ветрами. Да уж, кто-то умеет выбирать места… Подавив желание потеплей закутаться в кафтан, Норвед заложил руки за спину и сделал несколько шагов вперед, оглядываясь вокруг, пока его взгляд не остановился на уже знакомом детском силуэте. Ну вот и гвоздь программы…
- Добрый вечер, Инфирмукс, - поприветствовал климбата Астеллар, подходя ближе. – Как прошли эти четыре дня? Я, кстати, кое-что наметил по поводу нашей с тобой дальнейшей работы… Но для начала нам нужно это всесторонне обсудить.
Ненадолго Норвед приумолк, раздумывая, как бы сообщить Инфирмуксу об этой идее – почему-то в данный момент она показалась далеко не такой радужной, как представлялась ему ранее. Ведь климбат вполне мог не согласиться… По здравому рассуждению мало кто согласился бы на такой опыт. Однако маг был готов попробовать уговорить его, возлагая ожидания на то, что здравое рассуждение явно не было стилем Инфирмукса. Тем не менее не стоило вываливать на него все сразу – для начала стоило отдаленно дать понять, о чем пойдет речь, а заодно и выяснить необходимые нюансы.
- Скажи мне… У тебя есть опыт употребления психотропных веществ?

+2

4

Восседая на покосившейся ветхой древесной балке, что мертвенным трупом перекрывала две несущих армокаминных колонны, Инфирмукс казался погруженным в свои собственные мысли. Исполинские угольные крылья пускали багряные отблески на песок и уродливую статую полуголого оккультного бога, давно забытого в веках. Норвед еще не имел возможности видеть своего нового знакомого без истинных элементов сущности: хвоста, рогов и крыльев. Последние, к слову, излучали аномально раскаленную энергию, пушащую инфернальным жаром совершенно безобидно при их первой встречи, а может лишь очередной обман мироощущения?
Распахнув крылья и поднявшись на ноги, ребенок взглянул сверху вниз на миниатюрную фигурку вошедшего; без прелюдий и церемоний сиганул с насиженного места, приземляясь  тяжелом массивным «ядром» на остывший песок. Гравитационная воронка не заставила себя ждать – она будто постоянно твердила Инфирмуксу о его отталкивающем излучении и непринятии себя. Острые частицы песка уже несколько тысяч лет не обжигали босые стопы: климбат всегда ходил без обуви. Вот и сейчас, походкой немного пошатывающейся и выдержанной, направился в сторону Норведа.
«Посмотри! Это существо спросило, как прошли твои четыре дня, но даже не удосужилось дождаться ответа... ответ и не нужен, он желает лишь сделать тебя слабым, ты ничтожен! Убей его! Пусть он сдохнет! Разорви!» - голос скорбилуса, будем называть его так, от безмолвного шепота перешел к раскатистому грому в сознании; опять и опять оглушая, выбивая дух и заставляя зажмуриться, лишь на секунду прерывая свой ход, чтобы выкрикнуть — Заткнись! - и оказаться за считанные секунды предельно близко. Настолько близко, что кончики рогов маленького чудовища болезненно впились в кожу на лбу архомэйра, оставляя две отметины. Разумеется, мальчишка воспользовался магией, дабы оказаться на несколько сантиметров выше... он не сразу услышал последний вопрос: звучный, ошеломительный и, бесспорно, юродивый.
- Я не помню. - с нотами угрозы прозвучал детский голос, но это был лишь ответ на вопрос «как прошли эти четыре дня?», осознать сей факт можно было отнюдь не сразу, а лишь через несколько мгновений, после того, как Инфирмукс добавил, - но, как видишь, еще живой, значит эти девяносто шесть часов моей жизни были довольно продуктивными.
Норвед должен был открыть в Инфирмуксе новую черту, совершенно неоднозначную, а именно, специфический вид амнезии, когда разум просто вычеркивает выборочно воспоминания жизненных событий, интересно, сколько таких событий было вычеркнуто, раз Темный Эфир даже не помнит что делал последние дни?
А далее, вопрос Норведа не остался без ответа, как только смысл его дошел до сознания ребенка, тот отпрянул на пол метра, а мощный костяной хвост скрутил саэтэруса по рукам и ногам, обвиваясь вокруг и приставляя к кодыку свой острый конец. Удушающая, шальная хватка, закручивающихся колец. Явно несколько минут собственная регенерирующая магия, если Норвед освободится, примется заботливо избавлять плоть отлегких кровоподтеков и отметин.
- Ты за кого меня держишь, котеночек!? - знаете, похоже все уменьшительно-ласкательные выражения Инфирмукса являлись синонимом для фразы «аккуратнее, сейчас ты можешь сдохнуть, тварь», забавно, правда? - пусть я не самый стабильный климбат, но травить себя наркотической дрянью... не позволю! - отчего-то первая мысль в голове ребенка оказалась связана с райдзирем и знаете почему!? Потому, что Инфирмукс думал об этом; в свое время... хоть сие воспоминание выветрилось из его больной головы, мальчик даже раздобыл дозу райдзиря, но... остановился, пусть находясь на грани. Это пугало, ибо не всегда находились моральные силы, чтобы выдержать абсолютный натиск всей той чудовищной и раздирающей сознание агонии, что сокрыта в нем. Опьяняющее, предположительно избавляющее действие радзиря или хотя бы дезомарфина... но нет, его кроме Фтэльмены некому было вытащить из очередного Ада: ни друзей, ни климбатской свиты... так что заранее бессмысленный вариант. Хвост сжался сильнее, кажется... сейчас все закончится... погибель.
- Я вспомнил... - вдруг взгляд мальчишки стал бессмысленным, хватка ослабла, полностью отпуская Норведа и теперь тот мог выдохнуть и даже прийти в себя. Климбат взглянул на него совершенно другими глазами, словно секунду назад и не хотел убить или просто забыл об этом.
- Снился сон. Там я боялся тебя... - сжал кулак, словно заставляя собственный разум вспомнить что-то травмирующее, - Ты сказал, что спасти меня может лишь бог, но все боги нашего мира фальшивка и есть лишь один истинный, имя ему... его имя... - ребенок зажмурился, словно это воспоминание травмировало его сильнее прочих, - Уро-борос... да, его имя Уроборос — похоже, разум не очень пышал оригинальностью, - и я должен поглотить себя... ты сказал, чтобы я себя поглотил. Мол, этого жаждет Уроборос. Бог станет моей частью, как когда-то он стал твоей... я должен сожрать себя и начать с хвоста... - шевельнув костяным кончиком внезапно мальчишка рассмеялся, - и знаешь! Почему-то начал с плоти! Я же климбат! Я пожирал себя в этом сне, а ты смотрел с той маниакальностью, с какой смотрят лишь истинные твари! Это было жутчайше больно, но мясо... я никогда не ел такого вкусного мяса и, в конце-концов от меня остался лишь скелет... скелет, что и был проросшим скорбилусом. Я исчез... а ты молвил: Уроборос теперь моя часть и я больше не должен ему противиться, так же как и ты никогда не перечил ему... вот...
На миг наступила звенящая мягкая тишина, климбат взглянул на Норведа немного туманным взором, - О каком психотропном веществе идет речь?

+1

5

Норвед даже почти не удивился тому, что первым делом Инфирмукс предложил ему заткнуться. Или не ему?.. Как всегда, нестабилен. Маг не двинулся с места, когда климбат оказался в опасной близости, не шелохнулся он и в тот момент, когда рога болезненно уперлись в его лоб, что ощущалось даже через ткань берета. Что-то подсказывало Астеллару, что лучше выстоять, чем отстраняться. Будь на месте Инфирмукса кто-то из его знакомых или коллег, Норвед бы иронично поинтересовался про плохой день, но дразнить климбата – себе дороже.
Ответ климбата на вопрос о прошлых днях был довольно уклончив. Хм, Инфирмукс действительно не помнил, как он провел это время, или просто не хотел распространяться? Скорее, первое… Значит, он вычеркивает из памяти большинство воспоминаний. Очень любопытно. И Норвед предпочел бы, чтоб климбат вычеркнул из памяти его последний вопрос, потому что реакция на него была далеко не самой восторженной – хвост климбата моментально скрутил его, грозя задушить ко всем чертям.
Астеллар нервно сглотнул, стиснув зубы от болезненной хватки и не шевелясь, дабы не напороться на приставленный к его шее кончик хвоста – он не сомневался, что тот остер, как лезвие. Что ж, он должен был этого ожидать… А еще он должен был ожидать, что из-под ворота кафтана поблескивающей черной лентой с шипением взовьется разбуженная змея, но почему-то этого не предусмотрел заранее. Сегодня он не оставил Шанти дома, хотя стоило бы. И судя по всему, сейчас она собиралась напасть на противника, который схватил ее хозяина.
- Нельзя! – твердым и повелительным тоном остановил змею Норвед, несмотря на то, что голос его звучал несколько сдавленно. – Шантрисс, нельзя. Я запрещаю.
Нага зашипела гневно, но послушалась, осталась на месте, неприязненно глядя на Инфирмукса черными бусинками глаз. Астеллар прекрасно понимал, что если Шантрисс бросится на климбата, тут-то ей и придет конец. Он не хотел подвергать фамильяра такой опасности, даже несмотря на то что смертельный захват сжимался вокруг него все сильнее, практически лишая дыхания. Возможно, он еще успеет перевести внимание климбата на что-нибудь другое, что-нибудь придумать, как-нибудь заговорить зубы… Однако он не мог издать ни звука, в то время как его собственные кости чуть ли не трещали под давлением костяного хвоста. Что за невыгодная ситуация…
Избавление пришло неожиданно, климбат вдруг просто выпустил его, словно передумал убивать. Норвед едва удержался на ногах, с жадностью вдыхая сырой воздух замка. Кто бы знал, что дышать так приятно… Но о чем же вспомнил Инфирмукс? Астеллар выпрямился и взглянул на климбата, не обращая внимания на то, что тело еще слегка болело после хватки, чуть не убившей его. Неважно, все равно зарегенерирует быстро.
Ах, вот оно что. Значит, этот ребенок видел дурной сон.
Норвед молча слушал Инфирмукса, не вмешиваясь в его повествование. Во все времена уроборос был больше символом, чем божеством, хотя в некоторых религиях присутствовали боги, принимающие форму уробороса. Но то, что в представлении климбата Астеллар оказался связан с символом кусающей себя за хвост змеи… иронично. Его образ в подсознании Инфирмукса настолько искажен… Хотя неудивительно, что он воспринимает столь враждебно существо, которому поведал о собственной слабости. Боится на бессознательном уровне?.. Тем хуже для Норведа. Нет ничего более естественного, чем инстинктивное желание убить то, что вызывает страх.
- Это был ужасный сон, - заговорил маг успокаивающим тоном. – Но, полагаю, мы не будем использовать в нашей с тобой работе столь радикальные методы. Попробуем обойтись без божественного вмешательства и справиться посредством науки.
«Хотя, возможно, ты увидишь и не такое» - добавил мысленно Астеллар, но, естественно, промолчал. Он не хотел загадывать наперед – для начала ему следовало хотя бы уговорить климбата принять участие в эксперименте.
- Я имею в виду эфродерум – возможно, ты слышал о нем. Травить тебя никто не собирается. Это вещество не вызывает привыкания и если правильно рассчитать дозу, особых последствий быть не должно. Но его воздействие… скажем так, ты испытаешь то, чего точно не испытывал ранее.
Шантрисс зашипела над ухом, и Норвед машинальным движением опустил пальцы на чешуйчатую треугольную голову, погладил мягко, и змея снова обвилась вокруг его шеи, скользнув под кафтан. Однако успокоилась Шанти не полностью, ее голова еще слегка выглядывала из-за ворота, змея пристально следила за климбатом, будто в случае чего могла оказать ему противодействие.
- Тебя интересует, почему я это предлагаю? Сам понимаешь, что в клинику я тебя не приведу для полного обследования. Но я все еще могу исследовать тебя ментально. Не так уж и сложно, верно? - усмехнувшись, Норвед поднял вверх указательный палец. – Неверно! Ты – климбат, в этом сложность, в этом камень преткновения! Изучив всю доступную информацию, я выяснил, что у вас, климбатов, есть защита от психического воздействия, и столкнувшиеся с вашей братией маги сходили с ума, пытаясь противостоять вам ментально. И что же нам делать, Инфирмукс? Как нам провести это обследование?
В глазах Норведа сверкнул какой-то странный огонек, который был хорошо знаком студентам его университета. При объяснении материала он эмоционально вовлекался сам, поэтому его лекции среди адептов считались довольно интересными – по крайней мере он никогда не бубнил себе под нос скучным тоном. Хотя некоторые неофиты с непривычки считали его чокнутым – порой профессор Астеллар настолько увлекался, что казался немного пугающим.
- Твои мысли рассеяны, запутаны, безумны, поэтому их невозможно исследовать – я запутаюсь сам, причем фатально. Но что, если привести все эти запутанные нити к единому знаменателю? Позволь провести тебе краткий экскурс в теорию, - Астеллар быстро зашагал взад-вперед, оживленно жестикулируя. – Сравнительно недавно, несколько сотен лет назад, некий доктор Крус в целях исследования подвергал чужие сознания влиянию психотропных веществ. И он выявил одну интересную закономерность: даже если испытуемый был абсолютно безумен и не поддавался никакой коррекции, под действием психоделика появлялась возможность проникнуть в самую глубь бессознательного, пока сознательное было сконцентрировано на интенсивных галлюцинациях, вызванных психотропом. Более того, - остановившись, Норвед повернулся к климбату и заложил руки за спину, застыв высокой тенью с выделяющейся широкой усмешкой, - в исследовании принимали участие несколько коллег доктора Круса, выдающиеся менталисты, надо заметить. И он выяснил, что если на сознании подопытного стоит перманентный ментальный блок, эту защиту довольно легко обойти, когда субъект находится во власти галлюцинаций.
Конечно, существовало множество нюансов, о которых Норвед умолчал, но они были очевидны и без его объяснений. Психотропные вещества никогда не испытывались на климбатах, к тому же ментальный блок и иммунитет климбатов к ментализму – это совершенно разные вещи. Но почему-то эта идея казалась Астеллару не такой уж и плохой – было ли это интуицией или просто естественным любопытством?
- Райдзирь, прилив… Это развлечение для широких масс, игрушки для дилетантов. Нам же нужно нечто особенное… нечто безумное. Эфродерум – это взрыв сверхновой в твоей голове, Инфирмукс, это опыт, который ты никогда не испытывал ранее. Разве не интригует? У тебя есть возможность попробовать нечто уникальное, и не в кустарных условиях, а под присмотром опытного лекаря. К тому же я предлагаю это не просто так, а в целях обследования – мы сможем разобраться, в чем проблема твоей душевной боли.
На этом, пожалуй, и стоило остановиться. По-хорошему, все это даже не стоило начинать. Однако Астеллара уже понесло. Забыв про опасения, про инстинкт самосохранения и силу климбата, превосходящую его собственную во множество раз, Норвед подался к Инфирмуксу – и от ученого буквально на физическом уровне исходило ощущение сумасшедшего энтузиазма.
- Никто и никогда не делал такого раньше. Не факт, что это защитит меня, когда я попытаюсь проникнуть в твою голову. Очень возможно, что я сам сойду с ума, - склонившись к климбату, маг широко ухмыльнулся, сверкнув стеклами очков в полумраке. – Но пока не попробуешь, не узнаешь, верно?

+1

6

Климбат, конечно, заприметил Шантрисс, но по отношению к ней не предпринял никаких действий. Похоже, змея в его сознании была личной территорией Норведа, а Инфирмукс уважал личную территорию – да, уважал по своему! Не так, как привыкли это делать в обществе. Но уважал.
- Не сказал бы, - парировал спокойным тоном, пожав плечами, - довольно занятый сон, если не брать в расчет определенные нюансы… - а ведь в его рассказе и правда не промелькнуло заявления, что сон показался ему ужасным. Говорил так, будто это был лишь привычное сновидение, лишь очередная картинка в сознании, а может просто пытается скрыть? В данном случае, настоящий ответ мы пока так и не узнаем.
- Эфродерум? – глаза мальчишки даже округлились от удивления. Если отбросить весь этот социальный мусор и психологические проблемы, то правитель десятой зоны являлся очень даже начитанным. Я серьезно! Пусть у него и не было постоянной цитадели; пусть он не ходил, как прочие климбаты, со свитой; пусть на своей зоне его частенько принимали за какого-то очередного сошедшего с ума монстра, но Темный Эфир, как и все остальные правители зон, уважал знания, уважал их источники, включая даже всемирную паутину. Помнится, несколько месяцев назад – в пик «просветления» сей ребенок на корабле с Малакараном покинул Климбах и, если не изменяет память, на одной из планет даже порылся в электронной библиотеке. Его интересовало все: зелья, медицина, неизученные магические сферы, такие как временная магия, бессмертие, воскрешение, создание планет и многое другое. Главный камень преткновения был лишь в том, что Инфирмукс забывал процесс познания. Довольно юмористическая ситуация, как показывает практика: он знавал о многих вещах – тысячи-тысяч, но не мог вспомнить откуда. Более занятно происходило с собственными способностями, Инфирмукс неоспоримо силен – разумеется, не уступал в силе другим правителям зон, но не мог уже вспомнить, как именно стал настолько могущественным.
Слушал сосредоточенно, выжидающим и прожигающим взглядом смотря на своего собеседника, тот обладал поистине исполинским… даже ошеломительным талантом некого гипноза! Инфирмукса в образе Норведа гипнотизировало все: этот странный огонек, блеск очков, немного нелепый, по мнению самого ребенка, внешний вид, фанатичный голос… - а больше всего завораживал именно голос и что самое странное, мальчик до сих пор не мог отвести Норведу какую-либо определенную роль, да… наметки были, что-то вроде «игрушки-психотерпевта», но на самом деле получался какой-то сумбурный бред. Ситуация бесила, ведь мальчишка не способен даже ответить на вопрос, вызывает ли Норвед у него хотя бы обычную «человеческую» симпатию или наоборот – отвращение, злость; скорее два этих противоположных ощущения сплелись воедино как Инь и Ян, а к чему приведет их настолько дикое соитие пока предсказать невозможно.
Когда Норвед закончил свою первую недлинную информационную справку на словосочетании «испытывал ранее», мальчишка облизнул губы, довольно тихо проговорил, - Эфродерум – запрещенное мощнейшее психоактивное вещество, класса «психоделик». Обладает эффектом, так называемого, расширения сознания. Очень сложен в производстве, имеет рецептуру высшего класса, проще говоря, приготовить его зельевар или химик средней руки не способен хотя бы потому, что добыть ингредиенты, входящие в состав, очень сложно. – немного поежился, похоже, его правда напрягал факт знания и одновременно раздражал факт неизвестности получения этого самого знания. Действительно, от куда он это знал? Вообще, общая рецептура имелась, во всемирной сети и в книгах общего доступа, по той информации Эфродерум не изготовить, но в целях общеобразовательного доклада для школьного кружка хватит.
А далее становилось все интереснее и интереснее! Климбат не перебивал квалифицированного менталиста. Замечу, что по факту, скорее всего, Инфирмукс более силен в практической ментальной магии нежели Норвед чисто из-за разницы в возрасте. Хотя бы из-за нее! Однако явно уступал тому в теоретической подковке! Он и сам знал, что атаковать климбата ментально захочет лишь самоубийца, но даже не думал, что Норвед изберет такой способ лечения и еще попытается решить эту фундаментальную проблему.
«Ты поистине пугающий монстр… фанатик…» - усмехнулся снова мальчишка, ощущая как в глубине собственной души поднимается какой-то гул… неестественный и ранее им не испытываемый – даже не страх! Нет, это точно не страх! Деймос! Чума! Инфернальный трепет!
«Заткни его! Заткни эту тварь!» - разразился голос полный злобы, отчаянья и душевного краха внутри головы, - «Пусть он заткнется! Ты позволяешь ему так близко подойти к себе!? Ты пожалеешь! Ты пожалеешь об этом! Он не может нарушить наше соитие! Он падаль, он не существует! Он лишь отражение твоих страхов! Сдохнет, пусть он сдохнет!» - мальчик уже даже не дернулся, слушая одновременно и конец речи Норведа, показавшейся ему чем-то за гранью фантастики, столь упоительной и желанной – стремление попробовать новое, Норвед без труда разбудил его в Инфирмуксе, а еще слушал уже привычный раскатистый голос внутри… и даже ведь не понять свой это голос или голос чужака.
Саэтэрус давно должен был осознать, что на данном этапе их отношений, имеет над климбатом определенную власть, пока небольшую, крайне рискованную, не исключающую собственной гибели, но все же власть. Власть над тем, кого в мировом масштабе величают как оружие для убийства не только по причине сущности, но и по уровню сил. К чему приведет эта власть? Я уже задумывался над ответом, надеюсь и верю, что Инфирмукс попросту забудет Норведа, когда все закончится и забудет не потому, что архофин упокоится в земле сырой.
- А ты хорош, - признал ребенок, распахнув крылья посильнее и обдавая жарким потоком воздуха мужчину, он сам не отпрянул, когда собеседник подался ему на встречу, а скорее лукаво улыбнулся, заворожено следя за блеском очков, - знаешь, мне действительно ко всем моим проблемам не хватает взрыва сверхновой! Блеск! –  крутанулся вокруг своей оси на пятках, чуть не задевая острыми перьями саэтэруса и захлопал в ладоши, - я серьезно, не подумай, что глумлюсь!
Остановился резко, сощурившись и прожигая взглядом багровых глаз лицо напротив, - Но ведь ты понимаешь, что играешь с огнем! Я серьезно! Все эти теории… уверен, ты слышал и про опыт Шауэра, и про исследование Сангаффа… Первый потерял команду из десятка отменных менталистов, пытаясь заменталить климбата по имени Сунбэрэ с помощью транквилизатора-предахронителя. К слову, я знавал сего климбата, был той еще мразью, конечно, но никогда не переходил мне дорогу, поэтому издохнуть от размозжения своей черепной коробки в механизме сумасшедшего ученого явно не заслужил! Наверное. А второй просто сделал гениальный в кавычках вывод, мол все индивидуально! – Инфир засмеялся, - ну, прикинь, я тоже такой вывод могу сделать… так что… ты не просто играешь с огнем, Норвед, ты играешь с извергающимся вулканом, аккуратнее, а то твоя милая змейка останется без покровителя.
Мальчишка повернулся спиной, расставляя руки в стороны и как бы потягиваясь, - что нужно для приготовления этой дряни, которой будем меня травить, говори – я сегодня добрый, ради такого дела готов на все! – снова резко повернулся, да… егозил Инфир сегодня по крупному, очень уж ему не сиделось, - кого надо убить? Только не говори, что деоса, а то у меня на примете только один деос – Синистер, а где искать эту дрянь ума не приложу, хотя… если дашь координаты, я его без проблем найду и покажу в чем разница между «сдохнуть быстро и безболезненно» и «сдохнуть медленно и мучительно», он, конечно, все равно не умрет навсегда, но… так давай, не томи, котеночек!

Отредактировано Инфирмукс (11.03.2017 09:06:04)

+1

7

Нельзя отрицать, что познания климбата приятно удивили Норведа. Значит, испытуемый осведомлен об эфродеруме… Прекрасно, значит он представляет, с чем будет иметь дело. А еще более приятной неожиданностью оказалось то, что Инфирмукс – о, чудо – согласился на его сумасшедшую затею. Впрочем… В этом деле только безумные идеи и имели право на существование. Если бы Астеллар рассуждал, как большинство его коллег, с учетом всех моральных норм и техники безопасности, он бы не стоял тут сейчас с климбатом, который, судя по всему, и сам загорелся энтузиазмом.
Предупреждения Инфирмукса вызвали легкую улыбку у мага. Норвед сам прекрасно знал, что тончайшие невидимые нити, которые он зацеплял и натягивал в ходе своего исследования, пылают дьявольским пламенем, и если этот огонь доберется до Астеллара, то не просто обожжет пальцы – он сам тут же полностью сгорит. Ему оставалось лишь манипулировать этими нитями очень осторожно, подобно искусному фокуснику, но проблема состояла в том, что их приходилось тянуть наугад… и стоило ли надеяться, что его извечный холод сможет спасти от огня?
Неважно. Норвед знал, на какой риск идет. И он видел, что климбат тоже был готов рискнуть – сам Астеллар бы ни за что не позволил добровольно кому-то забираться в собственное сознание, хоть с психоделиком, хоть без. Ну что ж, если Инфирмукс не прочь, то стоило переходить к делу – хотя мага слегка удивила готовность положить даже деоса ради такого дела. Однако при этом его не удивлял тот факт, что климбат знаком с деосом убийств – а с кем еще ему быть знакомым, в самом-то деле? Помнится, в свое время Астеллар сам пересекался с деосом, хоть и намного более мирным.
- Координат Синистера я не знаю и, думается мне, не хочу знать, - хмыкнул Норвед. – С эфродерумом по сути не все так сложно…
Маг полез в книгу, которую до этого удерживал подмышкой, и принялся перелистывать страницы в поисках рецепта.
- Там присутствуют довольно редкие ингредиенты, но при желании можно достать их все…  Настаивать годами эфродерум тоже не нужно, что радует. А, вот, - остановившись на нужной странице, Норвед провел пальцем по строкам, бормоча под нос. – Семена хищерукса, концентрат сока венефиц-аруна, яд хоаксиновой жабы… он-то еще зачем? Это же не галлюциноген... Впрочем, ладно, потом посмотрим. Еще нужны лепестки лиулы, кристаллическая пыль и яд трансдента вида инсект. Ничего невыполнимого на самом деле, ингредиенты можно найти или приобрести у алхимиков…
И тут Норвед осекся, заметив, что строка про яд инсекта имела сноску на следующую страницу. Нахмурившись, он перелистнул страницу и на мгновение изумленно распахнул глаза. Примечание в сноске гласило, что требовался не обычный яд, а исключительно свежий, концентрированный, который обычно вырабатывается у инсектов только во время передачи зерна. Значит, через пару дней он уже теряет свои свойства… ах, вот зачем нужен яд жабы. Это было даже интересным, Норвед хотел бы повнимательней изучить химическую реакцию при смеси этих двух ингредиентов и выяснить, что именно в жабьем яде блокирует распад наркотического компонента в яде инсекта.
Однако, секундочку, не это было главным сейчас. Итак, если ингредиент описан в этой книге, то в теории его добыть можно. Но как они себе это представляют? Это же смертельно опасно… Теперь становилось понятно, почему эфродерум настолько редок. Норвед мельком бросил короткий взгляд на климбата. Здравый смысл подсказывал, что если он сейчас скажет пышущему энтузиазмом Инфирмуксу, что достать ингредиенты не представляется возможным… скорей всего, завтра он уже не будет ужинать с Розали. Значит, оставался второй вариант – добыть чертов яд инсекта. Что ж климбат сам изъявил готовность помочь ему в этом… спрашивается, почему бы и нет? Ничто не мешает направить разрушительную энергию Инфирмукса в полезное русло. Астеллар уже успел заметить, что в моменты особого расположения климбат становился на удивление покладист.
- Но кое-что нам все же придется добывать на месте, - вздохнул Норвед и захлопнул книгу. – Инфирмукс, понадобится твоя помощь. Если бы нам требовался просто яд трансдента-инсекта, это было бы несложно… Но нам нужен именно тот яд, который вырабатывается при передаче зерна. Понимаешь, к чему я клоню?
Мысленно Норвед уже пришел к выводу, кто именно подвергнется риску передачи зерна. Климбата трансдент заражать точно не станет, следовательно… Проклятье! Маг бы разразился нервным хохотом, но он хорошо умел контролировать собственные чувства. Внешне он оставался с невозмутимой усмешкой на губах, выглядел готовым ко всему, будто все так и запланировал заранее, но кто бы знал, насколько ему не хотелось в это лезть. Впрочем, в этом деле он мог в какой-то мере рассчитывать на Инфирмукса – не потому что доверял климбату, а потому что тот был замотивирован собственной выгодой. Интуиция подсказывала Астеллару, что если они пойдут на этот риск, у него будет больше шансов остаться в сохранности, а вот если он скажет сейчас, что передумал… вполне вероятно, что его исследование закончится, так и не начавшись.

Отредактировано Норвед Астеллар (18.03.2017 02:43:49)

+1

8

Безмерность в своих беспорядочных желаниях и спорадически возникающая потребность в их хроническом удовлетворении — вот те незыблемые элементы, что тоже являлись частью сущности именно этого климбата; а уже что или Кто именно превратил желание в необходимость и даже потребность — совершенно другой вопрос, уходящий на второй план. У Норведа пока, действительно, получалось виртуозно управлять раскаленными вольфрамовыми струнами, пронзающими всецело разум Темного Эфира: его мироощущение, психику, душу, магию и, что самое страшное, в конце-концов, впаянные в естество внутреннего звериного Эго. К слову, вольфрам один из самых тугоплавких металлов. Саэтэрус не просто играл с огнем, он пытался управлять сердцем Тартара! Но давайте уменьшим долю пафоса, в Энтеросе слишком много тех, кто не менее, а то и более опасен, чем Инфирмукс, вот только половина из них более рациональны, сдержаны и разумны... более предсказуемы, в отличии от подростка, что нерушимо ходит по грани между яростным исступлением, внутренним безумием и, как бы парадоксально это не звучало, потребностью в понимании, соучастии и даже любви.
Если честно, Инфирмукс был готов положить ради осуществления целей, которые действительно по-настоящему возжелал — а это происходило настолько редко, что уже и не вспомнить когда последний раз... готов и Энтропиусу бросить вызов! Зная, что скорее всего, это будет последнее, что он сделает. Ведь Десятый действительно очень умен и всегда прекрасно понимал разницы в силах, но напрочь являлся лишенным инстинкта самосохранения; не подконтролен нормальному животному процессу сохранить себя и свое тело, поэтому... бывало, в даже в простых боях он, время от времени, сильно получал. Это уже не проблема Новрведа, это проблема исключительно Инфирмукса, если он не научится контролировать себя во время битвы, не сможет остудить свой разум в критический момент удара или защиты... наступит время и появится враг, сумеющий воспользоваться ситуацией. Таковы правила жизни.
Мальчишка с удивлением отметил, что каждый из названных элементов ему знаком и, в принципе, если Норвед не сможет что-либо достать из лаборатории, то он — Инфирмукс за пару-тройку дней все это раздобудет. Так в чем загвоздка? О! Вот и она родимая! От Инфирмукса не ускользнул тот мимолетный миг, когда его собеседник вдруг изменился, совсем немного... этот кроткий взгляд... архомэйр о чем-то думал, что-то его волновало, а климбат ощутил себя на удивление игривым что ли. Мягко улыбнулся, облизнув губы и стал петлять широкие круги вокруг стоящего, смотря на него, слушая продолжения речи о яде, немного маревным взглядом из под ресниц. На песке вокруг мужчины даже образовался аккуратный круг от кончика костяного хвоста, сейчас ситуация отдавала чем-то одновременно угрожающем и комичным. Взгляд мальчишки и его поведение можно было сравнить с диким хищником, что обхаживает своего укротителя и лишь вопрос времени когда бросится на него, чтобы перегрызть глотку... но пока, смотрит преданно и даже с какой-то животной нежностью...
- Передача зерна, говоришь... сложно, это будет сложно, Норвед. - странно, интонация парня не соответствовала смыслу фразы, а скорее предавала оттенок абсолютно противоположный, - Неэволюционировавшие трансденты простые хищники, лишенные разума, они подчиняются природе и своим первозданным инстинктам, так что... ты прав, оставь это мне, лишь подобный сможет предугадать действия подобного. Итак... - продолжил петлять вокруг, уже чуть ли не образовав небольшую круглую дорожку, - если я буду находиться слишком близко, то наша особь даже не станет приближаться к потенциальной жертве, как не станет нападать бета на сильного альфу,  поэтому мне нужно держаться далеко. Понимаешь? Очень далеко и построить временной график, дабы я смог достичь особь именно в тот момент, когда она уже начала процесс, но зерно еще не вошло в тело. Есть риск, что я могу не успеть... - на миг замер, расправив крылья и задумавшись, - чтобы этого не произошло нам нужно постоянно держать связь... что ж, оно того стоит... попытайся сейчас расслабиться и думать о хорошем...
Инфирмукс не сказал, что именно хочет предпринять, но после своего заявления оказался предельно близко — лицом к лицу и сжал голову Норведа ладонями, предварительно сняв тому очки и кинув в его карман, далее... взгляд глаза в глаза: светящиеся багровыми всполохами на детском личике и совершенно синие проницательные глаза психомага.
«Слышишь... Ты слышишь... Слышишь меня?» - голову саэтэроуса должна была пронзить в первую секунду жуткая боль, далее головокружение... и... все исчезло. В смысле, все неприятные ощущения исчезли. Просто для создания постоянной мысленной связи с представителем климбасткой братии, что работает почти на любом расстоянии (при условии отсутствия магических блоков), нужно было сделать что-то вроде пробойника, по крайней мере так было у Инфира.
«Теперь ты можешь по этому каналу всегда связаться со мной, где бы не был... как и я с тобой...» - определенно, голос в голове Норведа принадлежал правителю Десятой зоны, и еще хорошо, что все болезненная симптоматика закончилась. Далее, он отпустил голову мужчины, юркнув к нему за спину и прижимаясь к спине грудью, запахнул их двоих в умеренно-жаркие крылья... это было похоже на то, как ластится лев к дрессировщику, но опять же... где гарантия что при очередной неосторожной кормежке зверь не разорвет своего укротителя в кровавые ошметки бесполезной плоти?
- Но знаешь, я хотел бы устроить еще одну игру... - произнес немного со свойственной усмешкой куда-то в затылок, - ты слишком ценен... пока что... хочешь, я найду жертву специально для этого дела? Жертву, которая займет твою роль в охоте и тебе не придется рисковать...
Для Инфирмукса ведь были стерты многие границы морали и законов, Норвед должен был это понять, но что он решит? Через несколько секунд герой отпрянул, отходя в сторону статуи нелепого бога и ожидающе глядя на своего собеседника.

Отредактировано Инфирмукс (15.03.2017 15:40:40)

+1

9

Норвед с внешним спокойствием провожал глазами климбата, который тем временем увлеченно наворачивал вокруг него круги. Этот странный затуманенный взгляд… он настораживал Астеллара, но выбирать не приходилось. В любом случае пока что он не ощущал жажды убийства от Инфирмукса, и это уже было хорошо. Но все же на интуитивном уровне маг чувствовал опасность – впрочем, когда он ее не чувствовал рядом с климбатом?
С каждым своим словом Инфирмукс будто вбивал очередной гвоздь в крышку гроба. Да, все верно. Это было очень рискованно и климбат вполне мог не успеть, Норвед все это прекрасно понимал. Но все же… к чему эта речь? Астеллар даже не успел уточнить, как именно они будут «держать связь», как вдруг очертания окружающих предметов потеряли четкость из-за стянутых очков, а перед его глазами в опасной близости возникли пылающие безумием глаза климбата. От голоса Инфирмукса, пробившегося в голову мага, мозг словно пронзило раскаленной иглой, Норвед стиснул зубы и судорожно сглотнул, подавляя легкий приступ тошноты, вызванный острой болью. Еще несколько мгновений ему понадобилось, чтоб окончательно прийти в себя.
Значит, климбат решил установить канал связи. Без сомнения, это полезно. Но предупредить о своих действиях он, как обычно, не потрудился – а чего еще следовало ожидать? Что ж, теперь у Норведа была ментальная связь с Инфирмуксом… а к лучшему ли это? Впрочем, неважно. Что сделано, то сделано, результат он уже все равно не отменит.
«Вот как, - аналогично мысленно отозвался Норвед, тестируя связь со своей стороны. - Хорошо. Это действительно удобно»
Похоже, климбат сегодня и впрямь разошелся не на шутку. Астеллар слегка напрягся, когда пространство вокруг него оказалось ограниченным крыльями, так и источающими жар. Клаустрофобией он не страдал, но одно дело находиться просто в замкнутом пространстве, а другое – в импровизированном коконе из крыльев климбата. Сложно было понять, выказывал ли Инфирмукс свое расположение таким образом или просто забавлялся. Впрочем, на этот случай тактика у Норведа была одна, как при взаимодействии с расшалившимся ребенком. Просто стой. Не дергайся. Совсем скоро ему надоест.
Расчет оказался верен – даже минуты не прошло, как климбат выпустил его и отскочил в сторону. Тут же ночная прохлада пробрала мага до костей, после жара крыльев это чувствовалось более чем отчетливо. Норвед скрестил руки на груди в рефлекторном стремлении согреться и задумался над словами Инфирмукса, слегка нахмурившись. Для климбата подобное предложение было проще простого, но для Норведа это означало, что ради его безопасности придется пожертвовать кем-то другим, чья-то смерть будет на его совести… Хотя маг не являлся невинным агнцем в этом плане. Был в его жизни момент, когда в ходе одного ментального эксперимента он слишком увлекся и фактически разорвал сознание жертвы – он до сих пор не мог понять, как это у него получилось и что он сделал не так. Физически подопытный не пострадал, однако по сути он стал абсолютным овощем без какой-либо возможности восстановить разум – и это было сравнимо со смертью. Конечно, об этом инциденте никто не узнал, Астеллар аккуратно избавился и от жертвы, и от следов, но не это было основным обстоятельством.
Как и любое нормальное существо, Норвед тогда испытывал чувство вины. Не слишком сильное, но все же в подкорке его мозга было заложено с детства убеждение, что причинение такого вреда разумному существу достойно порицания. Однако вместе с этим он ощущал острейшее желание повторить опыт и разобраться, как именно он смог довести испытуемого до такого состояния. Снова и снова, неважно сколько подопытных придется принести в жертву науке… В те времена Астеллар не поддался этой страсти, сумел подавить ее усилием воли и прекратить эксперимент. Но сколько лет с того времени прошло… Сейчас его решение могло быть совсем иным.
Если бы дело было только в вопросе морали, он бы, возможно, даже согласился. Но интуиция подсказывала Норведу, что с этой дилеммой все не так просто. Стоило мыслить аналитически – если бы Инфирмукс действительно хотел поставить кого-то на его место, стал бы он налаживать ментальную связь с ним прямо сейчас? Хотел бы этот ребенок впутывать в их маленькую игру кого-то постороннего? Нет… Маг еще не успел детально изучить климбата, но мог предположить, что это несвойственно Инфирмуксу. Если принимать во внимание все эти обстоятельства, то вариант с предлагаемой жертвой с большой вероятностью мог оказаться ловушкой. Слишком опасно… Следовало идти до конца и заверить климбата в своем полном содействии – хотя бы на время исследования.
- Заманчивое предложение, но у меня есть причины отказаться, - Норвед сощурился. – Это наше с тобой дело, Инфирмукс. Оно касается только тебя и меня – пусть так и остается дальше. Никто больше не нужен… – маг достал очки, вернул их на переносицу и поправил привычным движением, слегка склонив голову и растянув губы в змеиной усмешке. – Я попробую рискнуть.
Невозмутимая улыбка скрывала чувства Астеллара, но не гасила их. Подсознательное чувство тревоги мешало ему рассуждать ясно. Его мысли были сумбурными, путались, наползали друг на друга, и маг сделал глубокий вдох, пытаясь абстрагироваться. Конечно, подобная реакция на предстоящий риск была вполне естественной, не каждый день добровольно приманиваешь на себя трансдента, особенно такую мерзкую тварь, как неэволюционировавший инсект. Но все же нельзя было забывать о контроле над чувствами и холодном разуме – сначала дело, эмоции потом.
- Что ж, не будем затягивать, - подытожил Норвед, подавляя панически вопящий инстинкт самосохранения и делая несколько шагов к выходу из замка. – Давай огласим общие положения плана. Значит, мы находим трансдента, ты остаешься на расстоянии, я же приближаюсь к нему, позволяю ему напасть на меня и в определенный момент даю тебе ментальный сигнал к атаке. Так?

+1

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/4/47529448.d4/0_cbae9_8b7a76fa_orig.pnghttp://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/87162.png- В точку, котеночек! - усмехнулся климбат, задорно крутанувшись на пятках и ударяя костяным хвостом оказавшийся хрупким камень статуи нелепого бога, по тому пошли трещины, легкая дрожь от потери равновесия изваянием... все же удержался. Если быть точным, Инфирмукс, сам того не замечая, часто имел в себе какие-то отдаленные черты дикого создания: неразумного, необузданного. Норвед прав — климбат выражал пока таким образом свое расположение, хотя саэтэрусу, на мой скромный взгляд, следовало выбрать не тактику «взаимодействую с расшалившимся ребенком», а скорее «тактику взаимодействия с расшалившимся чудовищным монстром», кто знает, когда в не очень стабильной психике мальчика случится очередной бзик и он таки решит, что опустошить Норведу глазницы просто необходимо!? А пока... пока он смотрел на него завороженно, со свойственной  диковатой нежностью, и лишь пунцовый отсверк на кайме бардовой радужки все еще напоминал о его истинной сущности, что ожидает... ожидает промаха архомэйра; затаенно ждет, когда тот вскроет едва покрывшуюся грануляциями рану; ждет, когда, наконец, можно спустить все те цепи, сковывающие его безумие и оставить от психомага лишь окровавленные ошметки — дробя даже кости!
«Он должен сдохнуть, Инфирм-у-укс, почему тварь все еще жива? Посмотри на него... посмотри... кто Ты и кто он? Думаешь, он понимает Тебя, думаешь, что в нем сможешь найти что-то ценное? Это скодоумие! Ты не существуешь! Ты неразумен! Все, что у тебя есть — Я, Я - твоя сила, все остальные — отбросы! Ты не можешь вот так взять и подпустить его... позволить проникнуть в свой разум, Инфи-и-и-рмукс... сила... лишь сила нужна Тебе, ты так мечтал о ней... я помню каждое из твоих желаний...» - Норвед мог наблюдать, как мальчишка внезапно застыл, абсолютно невидящим взглядом уставившись куда-то сквозь него; лицо ребенка не выражало эмоций, «пламя» алых глаз заволокло беловатой поволокой.
«Мне нечего терять... у меня ничего нет, никогда не было и не будет; чтобы я не сделал, чтобы не решил, это не имеет значения... ведь по твоим же словам, мразь, я не существую... тогда какой толк вообще что-либо...»
«Заткнись! И просто знай... знай Инфирмукс, выпив эфродерум ты столкнешься именно со мной... и я убью... Его... слышишь... убью Его... если он до этого, конечно, не сдохнет...»
Осмысленность во взгляде вернулась столь же быстро, как и прошла, однако что-то в Темном Эфире изменилось, появилось некое беспокойство, которого не было раньше, однако... он не скажет, Правитель Десятой Зоны ничего не скажет Норведу Астеллару. Почему? Потому, что он климбат; абсолютный эгоист и еще потому, что утопающий часто топит, в попытке выплыть, и своего спасителя. Именно по этому, в некоторых случаях полезно, взять и попросту чутка придушить беднягу, дабы выплыть из адской затягивающей пучины самому и вытащить его!
- Итак, запомни, как только зерно будет извлечено из тела инсекта, но еще не коснется поверхности твоего тела, именно в этот момент ты даешь мне сигнал. Запомни, Норвед, зерно должно полностью покинуть трансдента, иначе тому понадобятся считанные доли секунды, чтобы затянуть его обратно и исчезнуть! От этого будет зависеть итог нашей небольшой миссии. - спокойно и даже немного задумчиво объяснил климбат, он, похоже, уже составил тот самый временной цикл, о котором вел речь.
После этих слов Инфирмукс открыл портал на Либертэйм, - идем, я начну магическую разведу на предмет наличия подходящей особи!
Вначале они переместились куда-то в горы и Инфир, расправив крылья, вытянул руку вперед и прикрыл глаза, глубоко вдохнув; быстро выдохнул... а дальше... усмехнулся, облизав губы и кивнул архомэйру, - есть! - еще одно резкое перемещение и Норвед оказался один... без Инфирмукса на узеньком «природном мосте» между двумя рельефными зелеными островками. Практически сразу услышал в голове голос климбата - «он близко... ожидай... и постарайся не сдохнуть!».

+1

11

Климбат не мог ошибаться, сие было бы совершенно странно с его опытом и уровнем могущества, поэтому наш уважаемый психомаг, который вместо того, чтобы нежиться в объятиях роскошной женщины, бродил невесть где один одинешенек. Хотя одному оставалось быть не долго.
Вначале появился аромат! Дивный, чудесный аромат чего-то свежего, душистого, умеренно сладковатого и совершенно не приторного, дурманящего, успокаивающего и дарящего наслаждение. Определенно, это не запах в его обычной состоящей. Не молекулы пахучего вещества. Нет. Перед нами просто напросто остаточный элемент наркотика, что вырабатывал дисектум, именно он интерпретировался мозгом как дивный фимиам.
[float=right]http://sd.uploads.ru/thb89.png[/float]А далее объявилась и сама особь, «выплыв» из под рельефных почв странного «моста». Воспарила перед Норведом. Бабочка! Ах, какая это была бабочка! Восхитительная. В длину около семи метров, размах крыльев больше двадцати метров, люминесцентного сапфирового цвета со светящимся напылением, мистической коймкой рун и печатей на крыльях, столь завораживающих, что оторваться глаз первые несколько минут от разглядывая сего творения было даже как-то леностно и нежелательно. Сильная тварь, определенно, невероятно сильная тварь. Богатый опыт исследователя и широкий кругозор подсказывали Норведу, что если дисектум удачно передаст ему зерно, то сможет эволюционировать в Высшего трансдента, определенно. Наблюдается два жизненных исхода: эволюционировать или погибнуть от руки более страшного монстра – климбата.
Первые несколько тянущихся жидким медом мгновений, особь просто напросто выжидала, будто анализируя Норведа, смотря на него с особым интересом, стараясь запомнить черты его внешности: эту белую фарфоровую кожу; синие блестящие глаза из под очков, цвет которых вторил цвету крыльев твари напротив; казалось, что бабочка вот-вот потеряет к нему интерес, ощутив странноватую генетику - «хладность вен» внутренний лед, это естество не скрыть! Не скрыть его некую фриковатость. Однако… пути Господа неисповедимы, и лишь он знает, какими критериями руководствуются дикие монстры, а в нашем случае, дисектум, движимый лишь животными инстинктами. Не имеющий даже самосознания и разума. Бабочка решила, что Норвед прекрасное вместилище для ее зерна и его гены создадут что-то поистине прекрасное! Это стало неоспоримым знаете когда?
Когда тварь резко взмахнула огромными крыльями, направляя в Норведа поток воздуха вперемешку с чистое энергией, принявшей вид тончайших нитей – паутины, золотых ювелирных цепочек, раскаляющейся при приближении к цели.
Архомэйр парализован… жутко… тело безвольно падает навзничь, и лишь из-за возникшей гравитационной аномалии плавно и мягко опускается на спину. К слову, а можно назвать аномалией физическое явление, что создано намеренно кем-то? Думаю, нет.
Бабочка опускается сверху, загромождая собой чистой и ясное небо, тварь не давит, она почти не касается Норведа, лишь чуть-чуть длинная шелковистая шерстка на брюхе чуть касается обнаженной коже на задравшемся рукаве… миг одновременно и упоителен, и пугающ. Пугающ лишь со стороны, сам же герой не испытывал страха из-за воздействия наркотика, мозг реагировал так, как ему следовало: спокойствие, умиротворение, не хочется сопротивляться, хочется вот так лежать под бабочкой и от едва уловимого удовольствия прикрыть глаза. Но это не сильно мешало цели, если Норвед чуть-чуть сосредоточится, он без проблем сможет связаться с Инфирмуксом…
Первая секунда… бабочка создает легкие завихрения вокруг… вторая секунда… третья… около минуты она «пыжится» над формированием энергетического канала между своим телом, где-то ближе к брюшку и грудью Норведа… местечком под сердцем. Сперва появилось зерно, довольно крупное: 15-17 сантиметров в диаметре, яркого золотого цвета, обжигающее своей внутренней энергией, Норвед мог бы понять – брать ЭТО голыми руками, равносильно тому, чтобы взять взрывающееся оружие высшей категории (+3). Одним словом: не смертельно для сильных существ, но приятного будет мало. Прошло около трех минут, Астеллару же показалось, что гораздо меньше и вот зерно покинуло материнское тело полностью, направляясь к вместилищу… приятное чувство от связующей энергии. Похоже, все это время бабочка подготавливала энергетическую паутину Норведа для принятия нового источника энергии и чужеродного... враждебного ДНК… становилось тепло… энергия бушующим скопом забурлила по венам, саэтэрусу показалось, что сейчас он сам взорвется от переполняющей его силы. Она накатила волной… но ведь это не проблема? Думаю, нет. Он сможет призвать Инфирмукса… вот только… почему зерно продолжает плыть к нему, раскаляясь все сильнее… почему оно уже касается... обжигая своей мощью… почему начинает входить в плоть под сердцем даря одновременно и боль и нотки сюрреалистического удовольствия? Почему оно уже вошло больше чем наполовину… и сознание начинает отключаться? Почему после всего, что он перенес, судьба решила погубить его под гигантской трансдентной бабочкой? Настолько дико, что хочется разразиться очередным бешеным смехом. Инфирмукс не отвечал на зов.

+1

12

Норвед выслушал план и согласно кивнул – все же в тактике Инфирмукс был явно опытней его, поэтому имело смысл прислушаться. Пока они перемещались между порталами, Астеллар размышлял. Снова это бессмысленное лицо… Почему-то оно беспокоило мага даже больше, чем гримаса безумия или ярости на лице климбата. Норвед не мог понять, чем оно вызвано и что за ним было скрыто. Вероятно, это состояние опасней всех его остальных. И если оно предшествует их операции с трансдентом… Не значит ли это, что дело на грани срыва? Впрочем, не то чтобы Норвед уже мог отказаться. Выбора у него не было – куда ни кинь, всюду клин.
Впрочем, сейчас ему больше стоило задуматься о том, в каком он положении. Один, на узком мосту, да еще и в качестве наживки для трансдента… Одним словом, положение было незавидное. От «дружеского» напутствия климбата Астеллар лишь покачал головой с усмешкой. Сдохнет он или нет, это как раз будет зависеть от того, успеет ли кое-кто подоспеть вовремя. Он-то свою часть плана разыграет, как по нотам.
А как насчет плана Б? Как он будет выкручиваться, если Инфирмукс все же не успеет или по какой-то иррациональной причине не захочет успеть? В теории Шантрисс могла бы задержать трансдента хоть ненадолго, но тогда тот атакует ее – стоило ли подвергать нагу такому риску? На атакующие и защитные заклинания тоже рассчитывать не стоило – во-первых, Норвед не мог быть уверен, что они сработают со стопроцентной точностью, а во-вторых… будет ли он вообще в состоянии колдовать?
Маг тряхнул головой, обнаружив, что в задумчивости почти выпал из реальности – нечего сказать, нашел время. Шантрисс, Шантрисс… Да, ее как раз надо было убрать подальше, иначе она могла сорвать всю операцию. Норвед аккуратно снял недовольно зашипевшую змею с шеи и опустил ее на землю, провел пальцами по гладким черным чешуйкам, практически незаметным в темноте.
- Отползи на расстояние и не двигайся с места, что бы ни произошло, - шепнул он ей. – Так надо.
Сверкнувшие в ночи золотыми отблесками глаза змеи так и выражали желание цапнуть мужчину за нос, чтоб тот одумался. Но Шантрисс всегда подчинялась Норведу во всем, поэтому она лишь молча развернулась и скользнула по мосту в направлении одного из островков. Астеллар облегченно выдохнул, выпрямился и оглянулся вокруг. Ну и где носит этого инсекта?.. Хотя что-то внутри Норведа выражало малодушное желание, чтоб трансдента носило где-нибудь подальше и как можно дольше.
Маг не мог с точностью сказать, в какой именно момент его обоняния коснулся запах и откуда именно он шел. Однако более приятного аромата он в жизни не ощущал. Норвед с любопытством повел носом по ветру, принюхиваясь… и так и застыл на месте, когда перед ним выпорхнула огромная бабочка с сияющими глубоким синим цветом крыльями, невероятно прекрасная и на интуитивном уровне пугающая своей колоссальностью. Вот и искомый трансдент… а получится ли справиться с настолько сильной тварью?
Норвед ощутил прилив какого-то странного эмоционального возбуждения, не отрывая глаз от бабочки. Желание оказаться подальше – да, оно было, но он не мог двинуться с места, словно прирос. А вместе с этим мага буквально затрясло от желания взглянуть получше. Норвед сам не видел со стороны, каким безумным азартом сверкали его глаза. Ну же. Подлети ближе… Еще. Охваченный этим странным чувством, маг не оказал ни малейшего сопротивления, когда золотистая паутина парализовала его. Он лишь смотрел вперед себя широко распахнутыми немигающими глазами, падая с легкой улыбкой на губах, совершенно отличающейся от его привычной ухмылки.
Только когда его голова коснулась земли, Астеллар ошеломленно моргнул, не понимая, что за дьявольское чувство на него нашло. Но двинуться он уже не мог, а бабочка нависала над ним, раскинув огромные сапфировые крылья, практически закрывающие ночное небо – завораживающее зрелище.
«Стало быть, сейчас она попытается меня убить…»
Обычно при мысли о собственной гибели Норведа охватывал трепет экзистенциального ужаса, но сейчас, под этой огромной бабочкой, он ничего подобного не ощущал. Странно… Наверно, когда сталкиваешься с безысходностью лицом к лицу, она перестает казаться страшной. Хотя, вероятней всего, это воздействие трансдента… Верно. Он читал, что трансденты-инсекты вводят жертву в наркотический транс перед тем, как передать зерно. Норвед сосредоточился на этой рациональной мысли, ухватившись за нее, как за соломинку среди захлестывающих его волн… таких теплых, нежных, расслабляющих волн. Он не должен поддаваться… Ему надо продержаться совсем немного.
Пока Норвед старался удержать свой рассудок на плаву, он практически не следил за тем, чем занята бабочка. А зря, зря… Дисектум занимался тем, чем и должен был – заботливо и тщательно готовил вместилище для собственного зерна. Впрочем, даже если бы Астеллар наблюдал за действиями трансдента, вряд ли бы он испытал хоть какую-то тревогу от этого. Наркотик действовал исправно, усыпляя любое беспокойство в душе мага.
Ах, вот и зерно. Этого Норвед не мог не заметить – и оно было поистине прекрасно. Дьявольски опасное и столь же привлекающее взгляд. Сияющая золотом сфера полностью покинула тело инсекта и потянулась к магу. Что ж, пора… А что пора? Что он должен был сделать?.. Да, точно. Позвать климбата. Соберись, Астеллар.
«Инфирмукс, давай!»
Время словно сжалось до единой точки, тянулось бесконечно медленно и вместе с этим летело с ужасающей скоростью. Именно сейчас климбат должен был напасть на инсекта, атаковать его, прекратить этот неотвратимый процесс, однако… Ничего не изменилось? Как странно. Впрочем, быть может, его что-то отвлекло?.. Инфирмуксу стоило поторопиться, потому что энергия разливалась по венам Астеллара, наполняла тело столь редким для него теплом, заставляя задыхаться от ощущения невероятной силы – и ему становилось все сложнее контролировать собственный рассудок. Цунами ощущений беспощадно сметало дамбу разума, и маг предпринял еще одну попытку дозваться до климбата, пока не стало слишком поздно.
«Инфирмукс!»
Тем временем зерно неумолимо погружалось под сердце. Норведу казалось, что по его телу разливается болезненно-сладкий яд, так похожий на тот, которым он пронизывал собственные речи. Как было бы гармонично слиться с ним, как это было бы правильно – быть может, это и есть то, что уготовано ему судьбой? Маг даже не заметил, как он сам подсознательно начал желать, чтоб это зерно стало его частью. Объять его полностью, сплести цепочки ДНК в одно, стать вместилищем для чего-то грандиозного. Осталось еще совсем чуть-чуть…
Но что-то внутри еще боролось, из последних сил хваталось за остатки рассудка. Холодное рацио вспарывало блаженную вуаль наркотического дурмана острыми льдинами мыслей, имеющих один-единственный посыл – бороться, не сдаваться, собрать все силы. Он всегда был силен духом, он профессиональный менталист, он не может позволить неразумной твари завладеть его сознанием. Не может… Мысли словно тонули в вязком киселе, попытки собрать их воедино отзывались болезненным давлением в висках, но Астеллар смог вырвать из себя волевым усилием еще один отчаянный ментальный зов.
«Инфирмукс!..»
Бессмысленно. Несмотря на очередной мысленный призыв, климбат по-прежнему не реагировал. Сквозь расслабленную затуманенность сознания Норвед испытал едва ощутимый отголосок досады – не на Инфирмукса, на себя. Как же он мог так нелепо сглупить?.. Сейчас маг ощущал себя как никогда близко к образу змеи, укусившей себя за хвост. Он слишком долго хитрил и изворачивался, считал, что сможет выскальзывать из неприятностей вечно, но в итоге пал жертвой собственной затеи.
Впрочем… не послать ли все это к черту? Астеллара переполняла неестественная энергия, но вместе с этим он почему-то чувствовал себя донельзя уставшим. Когда сознание вот так соскальзывает в манящую бездну небытия, не хочется даже цепляться, остается лишь сомкнуть веки, погасить холодное синее пламя и падать, падать, бесконечно падать…
«Что ж, если это конец, то могло быть и хуже...»

+1

13

«Это противоестественно…» - все не унимался скорбилус, и Инфирмукс понимал… он понимал, что сейчас происходит – для внутреннего Эго нынешняя ситуация являлась ничем иным, как полем боя, ожесточенной битвой – холодной войной, ведь только во время подобных событий голос в голове становился настолько безупречным, чистым, яростным, он заставлял в такие минуты его – Правителя Десятой зоны безоговорочно себе подчиняться. Инфирмукс мог понять, но принять лишь от части, потому как в битве это становилось полезно... действительно полезно, если учесть все нюансы собственной психики. Но сейчас? Сейчас нет цели рвать глотки, крушить в пыль кости и, до болезненного сердечного гула, высвобождать невероятные скопления разрушительной энергии. Тогда почему Скорбилус ведет себя столь непохоже?
«Уходи, оставь его тут, это бессмысленно… ты создан мною, и бог твоего разума лишь я, что за жалкие попытки предать мою власть тотальному истреблению? Ты лишь очередная подопытная крыса для ученого! Думаешь, он это делает из-за огромного желания помочь климбату!? Не удивлюсь, если твой новый знакомый считает тебя неразумной тварью; не удивлюсь, если он рассчитывает получить научную премию, при успешном завершении исследования… Не удивлюсь, если по его вине ты сдохнешь в объятиях Эреба!» - пронзительный баритон недурно так отвлекал, хотя ощутимой преградой для плана не был, лишь заставлял мысли конвульсивно вздрагивать, путаться и хаотично бродить по витиеватым строфам сознания, в вечном поиске чего-то ирреального.
«Это все не имеет значения, дорогуша, все это бред… заткнись, наконец, и дай мне сосредоточиться, ты же знаешь, я не сойду с пути, чтобы ты не сказал…» - парировал уверенно Инфирмукс, усмехнувшись своему неплохому боевому настроению, в такие минуты он действительно ощущал себя живым и, как бы это верно выразиться, сопричастным к жизни.
«Хорошо… тогда давай поиграем… Инфи-и-и-ирмукс, ты ведь так любишь игры!» - парень не сразу понял, к чему было это сказано, но голос боле не тревожил, собственно, ребенок без проблем услышал зов Норведа. Пора. Наконец пора это сделать, труда не составит справиться с гигантским дисектумом, нужно лишь достигнуть его. Времени достаточно. Срывается на бег и расправляет крылья, чтобы в следующую секунду вместо мгновенного перемещения… кубарем упасть на землю из-за застывших камнем костей. Тело налилось свинцом, и теперь уже не только легкие! Хвост скрутил ватные неподвижные ноги, по телу прошла нервная дрожь…
Норвед наверняка знал о существовании двух противоположных фундаментальных нео-теорий о климбатах, отличных от основной. Первая группа ученых считала, что скорбилус в голове Климбата «мертв», мол, все психические проблемы детей связаны лишь с физиологией – слишком разительное воздействие оказывает заражение. Проще говоря – климбаты обычные шизофреники; другая группа доказывала, что скорбилус жив и сознания эволюционировавшего скорбилуса и климбата спаяны, но скорбилус может даже иногда владеть какими-то частями тела… или захватывать сознание. Какой теории интересно, придерживался сам Норвед?
«Так бы на моем месте поступил любой…» - усмехнулся голос, явно забавляясь комичностью этой фразы, видимо ее дикость являлась частью игры… мол… любой скорбилус в голове любого климбата повел себя также? Инфирмуксу доводилось сталкивался с таким, но лишь во время битвы… сейчас что-либо кричать было бесполезно. Нужно лишь разорвать этот удушающий контроль…
Ребенок зажмурился, глубоко выдыхая… вдох… выдох… - «Не сопротивляйся, я отпущу тебя через несколько минут…» - попытаться представить свое сознание одной пульсирующей точкой… - «Не нужно этого делать, ты сейчас слабее, позволь мне защитить нас… защитить нас от этой опасной твари, он опасен, Инфирмукс, ты не справишься с ним. Пока ты слабее, позволь мне убить его… я огражу от угрозы нашу общую жизнь…» - сознание сжимается в сверх-тяжёлую атомарную частицу, нужно завершить… нужно… вдох – выдох – вдох – выдох… расслабиться, позволить этой точке разместиться где-то в центре собственного «Я», того самого «Я», что отделено от жестокого Эго тончайшей девственной пленкой. И взорвать ее на миллиарды разрастающихся осколков! Опасных! Озаряющих!
Буквально звериный рык вырвался из груди климбата, с чем можно сравнить сей бой? Вы когда-нибудь испытывали сонный паралич? Когда не двинуть ни рукой ни ногой, когда собственно тело тебя заковывает в тиски? Похожее чувство сейчас являлось виной того, что климбат не поспел к Норведу. Лишь во сто крат сильнее было сие чувство. Он вскакивает на ноги, яростно оглядываясь, в голове лишь глухой гул… никаких голосов…
- Тварь! – выкрикивает мальчишка и мгновенно срывается с места, входя в крутой вираж и перемещаясь к архофину…
Жуткая картина раскинулась перед ним… он опоздал! Черт подери, он – Властитель Десятой Зоны Климбаха, один из сильнейших – опоздал! Не смог выполнить свою часть плана. Простого плана. Но Инфирмукс был бы не Инфирмукс… если бы сейчас послушал голос скорбилуса и сдался, не то… чтобы упрям – просто очень уж целеустремлен, если загорится идеей, а, как я уже говорил, идеей он пока был одержим.
Решение пришло почти мгновенно. Сорвавшись с места, покрепче перехватил возникшую в руке косу и со свистом рассек бабочку от головы до конечной точки туловища… все произошло за считанные секунды. Трансдент распался на две ровные половинки, которые как бы «раскрылись» изнутри, тем самым туша гигантской твари не придавила архомэйра. Впереди самое сложное…
- Норвед! – Крикнул ребенок, пикируя вниз и взгромождаясь сверху, - Прости меня Норвед, прости! – неясно зачем кричал в исступлении мальчишка, осматривая тело, практически потерявшее сознание, - «выбора нет!» - отбросив Авазитонес, ребенок все столь же бесовски схватил голой рукой полыхающее золотом энергетическое зерно дисектума и, что есть мочи, потянул его на себя… будь вместо Инфирмукса кто-либо другой… слабее и неопытнее, то мог даже погибнуть. Зерно – в таком виде, очень мощная вещь на самом деле, ведь это невероятный резервуар силы… и его приходилось брать без какой-либо защиты, иначе был риск энергетического коллапса и взрыва прямо в груди Астелла... к чему это могло привести, полагаю, ясно и без объяснений! Уже знакомая обжигающая боль… энергия зерна за несколько пар секунд разрушила кожу, потом мышцы… превращая руку климбата в какие-то рваные ошметки. Трудно сказать, что чувствовал Норвед, когда некая сила потащила зерно... в обратном направлении, но тело, разум и все его естество кричало – этого быть не может! Это неестественно! Руны на рогах климбата заполыхали огнем, стараясь как-то подавить столь сильную боль и дать больше силы… - потерпи еще… еще немного! – от чего-то в рот стекло что-то мокрое и соленое… слезы? Не мудрено, Инфирмукс на самом деле даже излишне бывает плаксив. С жутким звуком сфера в руке завибрировала и лишь удача помогла откинуть ее, телепортировав на несколько сотен метров, чтобы она взорвалась разрушающей пространство детонацией.
Мальчик повалился набок, слезая с саэтэруса и рядом падая на спину… - я задержался слегка… - усмехнулся он с оттенком горечи в голосе, пытаясь активировать целебную пентаграмму Салос… но, куда там, с его-то уровнем умения в исцелении и без косы?
В любом случае, Норвед быстро пришел в себя, зерно не успело проникнуть в его тело полностью, и мужчине понадобились считанные десятки секунд, дабы собственная энергетическая паутина оправилась и восстановила все процессы.

+1

14

Сквозь наркотический дурман Норвед ощущал что-то странное. Он уже почти сроднился с этим зерном, почти признал его своей частью, но оно вдруг потянулось обратно из его тела, и от этого маг в первый момент испытал чувство невероятной внутренней пустоты, будто у него отняли что-то важное. Так не должно быть… Нет! Где-то в отдалении послышался взрыв, и вместе с ним сознание мага наконец-то освободилось от пут, на краткое время наконец-то погрузившись в темноту, накрывшую все чувства прохладным покрывалом долгожданного покоя.
Уже совсем скоро Астеллар пришел в себя, но еще некоторое время он просто лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь вернувшейся к нему ледяной ясностью разума. Теперь все хорошо… Теперь все правильно. Однако разлеживаться не стоило, черт знает какие еще твари могли тут обитать. С этой мыслью Норвед приоткрыл глаза и сел на земле, приложил руку к голове, нахмурившись озадаченно. Невероятно, но он жив… Он не чувствовал ни боли, ни особой слабости, разве что от перенесенного напряжения кровь пульсировала в висках да в ушах слегка звенело. Маг оглянулся кругом и заметил лежащего рядом климбата. Странно… Норвед был почти уверен в том, что Инфирмукс не придет. Откровенно говоря, он не совсем понимал, что сейчас произошло.
Астеллар попытался восстановить картину произошедшего. Итак, на него напал трансдент и попытался поместить в него свое зерно. И почти поместил… но что-то пошло не так. Зерно точно не попало в него, тогда маг явственно ощущал, как оно покидает его тело – интересно, такое вообще возможно или это была очередная галлюцинация? Судя по всему, Инфирмукс успел в самый последний момент. Хотелось бы Норведу знать, что его так задержало… Но в такой ситуации вопрос будет звучать как претензия, а предъявлять претензии столь нестабильному субъекту как минимум чревато.
Что ж, давайте посмотрим на это с хорошей стороны. Он жив, ему в очередной раз повезло. Хотя назвать это везением было сложно – если б он был действительно везуч, он бы в это даже не вляпался. Тем временем что-то скользнуло под его рукой, Норвед опустил взгляд и заметил поблескивающие в темноте глаза змеи. Шантрисс раскрыла пасть и зашипела – громко, гневно, недовольно. Если б она умела разговаривать, точно закатила бы ему истерику.
- Ну, ну… - маг опустил пальцы на голову фамильяра. – Не драматизируй, я в порядке.
И тут его внимание переключилось со змеи на искалеченную руку климбата. Астеллар изумленно распахнул глаза, невольно сглотнув – обугленная до кости конечность Инфирмукса выглядела без преувеличений ужасно. Неужели это трансдент так его?.. Нет, это не походило на правду. Норвед никак не мог представить, каким образом обычный трансдент мог так навредить столь могущественному климбату. Такое ощущение, что Инфирмукс имел дело с огромной концентрированной силой… примерно такой, которая наполняла его тело несколько минут назад.
Норвед едва заметно нахмурился от посетившей его голову догадки. Могло ли быть так, что это ощущение изымаемого из тела зерна… дело рук Инфирмукса? С фактической точки зрения все сходилось один к одному, но с точки зрения мотивации это было невероятным, почти безумием. Почему климбат стал бы делать подобное, что его могло заставить? Хотя зная, насколько он иррационален… такое вполне можно было предполагать. Норвед уже убедился, что ошибочно судить климбата по привычным для него меркам логической целесообразности.
- Инфирмукс, неужели ты… достал зерно? – осторожно поинтересовался маг и мягко сощурился. – Как отчаянно…
Это можно было бы принять за укоризну, но в голосе Астеллара явственно чувствовалась смесь легкого беспокойства и благодарности, что напрочь нейтрализовало укоризненный оттенок и придавало словам положительную окраску. Да, с одной стороны климбат сам не успел вовремя, но с другой – ему было бы гораздо проще оставить мага с зерном внутри и не подвергать себя такому риску. Хотя, скорей всего, это было очередное импульсивное решение на эмоциях. Но тем не менее… Сам Норвед, привыкший мыслить с позиции рациональной уместности, ни за что не полез бы к зерну, даже обладай он силой Инфирмукса – средство не оправдывало цель.
- Позволь мне взглянуть, - Астеллар склонился над изуродованной рукой климбата и сощурился, разглядывая повреждения.
Чудовищно… Норвед даже предположить не мог, какую боль способна причинить настолько сильная травма. Сможет ли он исцелить это? Было бы нелишним. В конце концов, дипломированный лекарь он или где? Но что из его арсенала способно быстро залечить такие серьезные повреждения? Разве что… Астеллар вспомнил, что не так уж давно он изучил мощную исцеляющую руну. Однако полноценно испытать ее в деле ему так и не приходилось – пока еще никто из его окружения настолько сильно не калечился. Ну что ж, вот и повод подвернулся – валяйте, док.
Для верности Норвед призвал Книгу Древних. Сияющий бирюзовой аурой увесистый фолиант материализовался в воздухе, раскрылся и завис под рукой Астеллара, слегка трепеща страницами, будто бы от порывов слабого ветра. Другую руку маг поднес к изуродованной конечности климбата, остановившись всего в нескольких сантиметрах, и под его пальцами образовалась руна Санитэйтум, пурпурным отблеском вспыхнувшая на руке Инфирмукса. Если все сработало верно и он нигде не ошибся, восстановление должно было начаться немедленно. Норвед сам наблюдал с любопытством, не отводя взгляда – он еще ни разу не использовал это заклинание в полевых условиях, так что ему было более чем интересно.
Параллельно с наблюдением его голову занимали мысли о том, что не стоит забывать об изначальной цели. Еще следовало изъять железы у трансдента и добыть из них яд – иначе зачем затевалась вся эта катавасия? Но это позже, позже… Астеллар был уверен, что никуда от них дисектум не денется – вот он бы лично никуда не смог улететь в располовиненном состоянии.

Использованные способности

Санитэйтум [Хилерство] - девятая руна рунического круга, возникает на теле хозяина или другого существа, исключительно для залечивания ран, причем серьезных ран, вылечивает организм на 91%, прекрасно подходит для лечения во время боя, можно использовать три раза, но с каждым разом лечение уменьшается 2 раз – 51%, 3 раз – 21%.

+1

15

- Ха! – встрепенулся климбат, все еще кривясь от боли. Конечно, для Норведа такие раны были далеко не привычным делом – поистине ужасны, но Инфирмукс уже давно привык к подобному, он, в первую очередь, воин-агрессор, коих в «умных книжках» именуют оружием массового поражения, не побоюсь этого слова. То, что Норвед не был его противником  - лишь удачное стечение обстоятельств, - Разве я не говорил, котеночек, только я решаю, когда ты сдохнешь, и это случится лишь от моей руки, запомни! – не лишенная легкого игриво-кровожадного оттенка фраза: монстр, лукаво поглядывающий на жертву, облизываясь и присматривая местечко возле яремной вены, чтобы вцепиться мертвой хваткой. Нет. Это уже не тот взгляд, скорее что-то вроде попытки успокоиться и предать себе больший оттенок безучастности, мол, ему все равно – жизнь саэтэруса не ценна. Неплохо сыграно для дешевого театра.
А правда, почему он поступил столь иррационально и теперь рука больше походила на какое-то месиво из костей, клоков кожи и порванных мышц, что заставило правителя Десятой зоны так рискнуть? Пожалуй, ответ был прост, и лежал на поверхности, Инфирмукс заинтересован в Норведе, в окончательной цели их операции – эфродеруме, он хотел дойти до конца, ведь терять мальчику и, правда, по его же мнению, нечего; а тут такая ситуация, позволяющая разнообразить скучную и мучительную жизнь, уж очень часто Инфирмукс действительно задыхался от всего этого, находя лишь упоение в общении с Фтэльменой и уходом за спящими мегаструмами. Пусть они не отвечали, спали, но были той отдушиной, без которой Эфир точно окончательно сошел бы сума и мог бы даже попросту уподобиться лишенному рассудка, тому, кто устраивает беспорядочную резню даже среди климбатов, а ведь с подобными там – Климбахе, разбирались быстро.
- Я мог бы и сам это сделать. - капризно отозвался детский голос, однако противиться помощи не стал, знаете, Инфирмукс был плох в хилерстве, а действия Норведа вызвали в нем двойственный восторг, с одной стороны легкий червячок зависти, который сразу был перерублен лопатой воодушевления, хотя… даже завистью это чувство не назвать, Инфирмукс не умел завидовать в привычном нам смысле слова.
- Спасибо, Норвед. – кивнул, немного отведя взгляд… и только сейчас Астеллар мог заметить, что волосы ребенка увеличились в длине неестественно, уже были почти по пояса, хотя менее чем пол часа назад едва прикрывали шею… кажется же будто парень этого вовсе не замечал. Еще было занимательно наблюдать, как вспыхнула магическим пламенем руна, обличая конечность в свои лепестки энергии, как принялась восстанавливать подробленные кости, взращивать волокна мяса и, в конце - концов, укрывать это все нежной кожей буквально по слоям. Сколько заняло времени на стопроцентное восстановление? Где-то полминуты и все это время, взглядом багряных глаз завороженным, Инфирмукс наблюдал за процессом, облизывая губы, словно Нарвед делал что-то совершенно дикое и неестественное. На самом деле, магия, которой он не владел, всегда вызывала какое-то чувство сакрального и аскетичного. Лишь из-за этого чувства хотелось как можно дольше оставаться неофитом в хилерской магии.
- Если бы я не достал зерно, то пришлось бы прекратить нашу маленькую миссию, и твоя змейка лишилась бы хозяина, - пожал плечами, объясняя свои действия, - это было не сложно, всего-то… делов, пустяки! У тебя очень занимательный артефакт, никогда такого не видел, блин, ты даже колдуешь не как все, вот от куда ты такой только взялся! – посмеиваясь, поднялся на ноги, отряхнув коленки, взяв Авазитонес. На самом деле Норвед был классическим не-воином, таким как он ведь не нужен меч, а Инфир чаще сталкивался именно с бойцами. Либо с будущими трупами. Да и те, были, как правило, вооружены.
- Я пойду вырежу железы, а ты пока доставай контейнер, - у Норведа был с собой магический одноразовый артефакт-контейнер, который позволил бы сохранить железы свежими и автоматически добыть из них яд. Собственно, перехватив косу покрепче, парень сотворил то, что сказал. Вопросительно взглянув на психомага, - что теперь нужно делать? Как мы приготовим эту дрянь? Нам нужна лаборатория или еще чего?

+1

16

Покончив с лечением, Норвед немного устало, но удовлетворенно выдохнул, отметив, что ранения климбата затянулись полностью. Хорошее заклинание, стоит иметь его под рукой. Вместе с этим маг не мог не заметить, с какой жадностью подросток наблюдал за его действиями. Не очень хорош в исцелении, надо полагать… Впрочем, Норвед почему-то так и думал, что Инфирмукс вкладывал все свои резервы в развитие собственной силы, при этом пренебрегая поддерживающей магией.
- Змейка лишилась бы хозяина, говоришь, - хохотнул Норвед, протягивая руку к наге. – Ты слышишь, Шантрисс, как Инфирмукс о тебе заботится? Тебе стоило бы ценить это.
Змея лишь зашипела с заметным оттенком раздражения и обвилась вокруг руки мага, заскользила вверх и скрылась под воротом кафтана. Поднявшись на ноги, Норвед достал контейнер и подошел к Инфирмуксу, вырезающему железы из трансдента. Пожалуй, сам бы он так ловко не справился… Усилием воли маг отогнал от себя мысль о том, что у климбата неслабый опыт в потрошении, наверняка охватывающий сотни, а может и тысячи лет. Он не хотел представлять, насколько широкий кровавый след тянется за Инфирмуксом.
Взяв железы затянутыми в перчатку пальцами, Норвед аккуратно поместил ингредиент в контейнер. Было странно смотреть на разрезанного дисектума и думать о том, что еще десять минут назад эта громадная бабочка могла оборвать его жизнь. Астеллар отвел взгляд от инсекта и взглянул на климбата, который выглядел весьма заинтересованным в дальнейшем развитии событий.
- Лаборатория бы не помешала, но нам хватит алхимического аппарата, - заметил Норвед. – И я даже знаю, где мы можем им воспользоваться. Пойдем, Инфирмукс.
С этими словами маг очертил пальцами в воздухе что-то похожее на арку, и вслед за его действиями возник портал, зияющая дыра в пространстве, излучающая сияние цвета электро. Не собираясь терять времени, Норвед шагнул в телепорт, будучи уверенным, что Инфирмукс последует за ним.
Портал привел их на Либертэйм, к небольшому домику у озера, сокрытого в глубине леса. Норвед уже на автомате рассчитывал координаты для телепортации к этому месту, настолько часто он тут бывал. Несмотря на всю свою социабельность, иногда профессор Астеллар испытывал критическую потребность в покое и уединении. Конечно, постоянно жить отшельником Норвед бы не смог – он бы просто зачах без общества, захлебнулся собственным ядом и умер бы от скуки. Но устроить себе отдых на недельку-другую, когда это позволяла работа, он мог вполне, хотя бы для того, чтоб отдохнуть душой и очистить разум от всякого хлама.
Наткнулся на этот пустующий домик Норвед совершенно случайно – и не преминул найти своей находке рациональное применение. Кому и когда он принадлежал до этого, это уже было не столь важно. К слову сказать, дом был хорошо спрятан от лишних глаз. За все это время здесь Норведа нашли лишь однажды, и это был его студент с животрепещущим насущным вопросом: «Профессор, так можно пентаграммы пересдать?». Коротко усмехнувшись воспоминанию, Норвед взошел на крыльцо, разблокировал магический замок и распахнул дверь, вместе с этим взглянув на климбата.
- Ну что ж, милости прошу. Располагайся, чувствуй себя, как дома, - Норвед обвел темное помещение широким жестом и щелкнул пальцами, активируя этим магические светильники.
Теплый свет озарил небольшую гостиную, чем-то похожую на библиотеку. Стен практически не было видно из-за стеллажей, заставленных книгами, в центре комнаты стоял столик, за которым располагался диван, сбоку стола находилось кресло. За диваном был камин, на котором стояли статуэтки по всей видимости религиозного толка, тускло отблескивающие не то медью, не то каким-то другим похожим металлом. Помимо входной двери в гостиной были еще две, ведущие на кухню и в подвал, а также лестница на чердак, оборудованный под спальню.
Изнутри дом выглядел уютным, но было заметно, что тут давно не хозяйствовали. Пыль повсюду и паутина в углах, все это свидетельствовало о некоторой запущенности. Это заставило Норведа тяжело вздохнуть – все же он не любил беспорядка и грязи. Впрочем, каждый раз, возвращаясь сюда после долгого отсутствия, он заново приводил дом в порядок – это уже было чем-то вроде традиции.
- Вообще, здесь не мешало бы прибраться, - маг слегка оттянул ворот кафтана. – Шантрисс, займись этим, будь добра.
Без лишних пререканий змея выбралась из-за ворота и тонкой черной лентой соскользнула на пол. Золотая вспышка – и вместо змеи возникла девушка экзотической внешности, с человеческим телом выше пояса и со змеиным хвостом ниже оного. Едва приняв свой гуманоидный вид, нага, однако, не стала сразу выполнять просьбу Норведа. Вместо этого она метнулась к нему и гневно зашипела, глядя снизу вверх. Пусть она не могла говорить, как это делали другие разумные существа, но ее тон, активная жестикуляция и пылающие взгляды в сторону Инфирмукса говорили сами за себя. Даже без слов Норведу было понятно, что Шантрисс в самых резких выражениях отчитывала его за выходку с дисектумом и бездумное рискование собственной жизнью.
- Но я ведь жив-здоров, - улыбнулся Норвед, глядя в глаза наги, горящие золотым огнем. – Как видишь, все обошлось. Успокойся, пожалуйста…
Выдохшись, Шантрисс стукнула мага маленьким, но крепким кулачком в грудь – несильно, просто для выражения собственных чувств. Норвед лишь рассмеялся и опустил ладонь на ее голову, встрепав гладкие волосы под золотой короной. Нага с деланной злобностью оскалила острые клычки, но она улыбалась – обиды были если не забыты, то по крайней мере отложены до более подходящего момента.
После разбора полетов Шантрисс отстранилась от Норведа и скользнула наверх по лестнице. Оттуда она вернулась в белом кружевном фартучке, повязанным на практически обнаженное, словно литое из черной стали тело. Вместе с этим она была вооружена метлой и кистью для смахивания пыли – по всей видимости, нага решила окончательно вжиться в роль горничной. Зная любовь Шантрисс ко всяческим играм, Норвед лишь усмехнулся и в свою очередь направился в подвал, откуда вернулся через некоторое время с большим перегонным кубом, полным колб и реторт, изогнутых стеклянных трубок и прочей алхимической аппаратуры.
- Вот и то, что нам нужно, - довольно хмыкнул он. – Подходящий день для алхимии, как говаривал профессор Илейя, мир его праху. Кстати, какой у нас сегодня день недели, Инфирмукс?
Впрочем, Норвед и без того прекрасно знал ответ на свой вопрос. Нынешняя встреча с Инфирмуксом произошла пятничным вечером, а уже шел третий час субботы. Однако магу вдруг стало интересно – помнит ли вообще Инфирмукс, какой сегодня день или хотя бы месяц, имеет ли это для него хоть какое-то значение?
Усевшись на диван, маг поставил котел перед собой, принявшись аккуратно доставать из него составляющие и раскладывать их на столе. Нага легко порхала по дому, занятая уборкой комнат, Норвед тем временем занимался чисткой и сборкой алхимического аппарата. Он действовал уверенно – с подобными штуками профессор Астеллар сталкивался далеко не в первый раз и прекрасно знал, что к чему подсоединяется и как это должно функционировать. К тому времени, как аппарат был собран, в гостиной царил идеальный порядок, а Шантрисс гремела посудой на кухне, наводя чистоту уже там.
- Должно работать, - задумчиво пробормотал Норвед, оглядывая собранный аппарат. – Но нам нужны и другие ингредиенты, не находишь? Давай так – ты пока останешься здесь, а я пройдусь по лавкам, поскребу по сусекам, в общем, найду остальные компоненты для эфродерума. Согласен?
Поднявшись на ноги, Норвед вопросительно взглянул на Инфирмукса. Выглянувшая из кухни нага скользнула к хозяину, отирая мокрые ладони о фартук, и обняла мага за руку, прижавшись щекой к плечу. Норвед кивнул ей, и Шантрисс снова трансформировалась в змею, тут же скользнув по руке мужчины на свое привычное место. Конечно, Инфирмукс и без того должен был понимать, что без других ингредиентов зелье не приготовить, но профессор Астеллар предпочитал предупредить и уточнить – в таком деле осторожность излишней не бывает.

+1

17

Исцеление. Недостаток умений. Зависть – чувство незнакомое Инфирмуксу, да и один бог абсурда знает, почему именно зависть была закрыта для мальчишки вместе с небольшой вереничкой прочих эмоций, но именно она – стрекочущая не хуже крапивы зависть нет-нет да и пыталась проскрести свой маленький путь в сознание климбата.
Смотря в морозно-мягкое лицо мужчины, подросток ощутил неприятную холодную дрожь по телу и ее присутствие несколько обескуражило. Да, такие лица у чистых сердцем не бывают, а глаза, внезапно почудились маслянистыми, цепкими под стеклами этих Эребовых очков. Норвед Астеллар логичен, Инфирирмукс вполне мог обосновать для себя каждое из его действий, начиная от сумасшедшей тяге к знаниям и заканчивая банальной, древней как мир, алчностью. Подобное климбата вполне устраивало, а значит потенциальная тщедушная ублюдочность встреченного доктора того стоила. Да, он до сих пор изучал магнетизм не обычной жертвы, а потенциального хищника, с которым было бы интересно сыграть. Дети любят игры.
Мысли перепархивали в раскаленном и развороченным мозгу климбата столь быстро, что тень отраженной в зеркале завести, разодетой, к слову, под иную эмоцию, померкла, лишь оставив после себя странное послевкусие. Гнильцо на языке.
«Я говорил, что мне всегда нравилось, как быстро твой мозг поддается гормональному влиянию? Последние три недели тобой играл треклятый серотонин, ох, один Демиург знает, как я ненавижу тебя в этот период. Но вот – кортизол и адреналин снова в деле и ты хоть на климбата похож, а не на деточку, кою поманили сахарным леденцом! И что же? Хочешь поиграть? Эта игра опаснее, чем ты можешь представить… даже я не стал бы так рисковать и играть в во взрослые игрушки с твоим разумом, уж поверь, эта дрянь может такой танец на костях устроить, что ты еще на тысячу лет засядешь в желудке мегаструма...» – наконец, голос в голове очистился, приобретя даже приятные кристальные нотки, пропала осточертевшая, вязнущая на зубах патока, холодные мурашки уморшеровали куда-то за пределы тушки.
«Разве не ты пел про вечных на Климбахе, не думаю, что эта игра будет опаснее прочих. А что может быть веселее, чем разрушить скуку…»
Пойдем, Инфирмукс.
Ну, веди, Сусанин! – осклабенился в широкой ухмылке мальчишка, шагая без малейшей задержку и раздумий в след за архомэйром. В неизвестность. В увиденность. В известность.
Инфирмуксу определенно нравилось то, что предстало его алоокому взору: книги – книги – книги, стеллажи, пыль, просто уединение для разума. Плюс, слишком широкий кругозор повалял разбираться во многих вещах, даже не помня самого факта наличия знаний, сами знания не исчезали.
Трансцендентальная функция в применении к психической аномалии Ю. Альгосса. – прочитал Климбат на корешке ближайшей темно-серой книги, но примечательным было не название, а скорее тот факт, что написано оно было на довольно древнем языке одной из изолированных этнических групп даденгеров, проживающих на заснеженной территории. Впрочем, взгляд быстро сфокусировался вновь на Норведе, и мальчишка удовлетворенно присвистнул, когда откровенного вида самка предстала перед его краснооким взором, – «Однако… какая мясистая девка, куда аппетитнее сухощавого недо-архонта…» – сразу же прозвучал язвительный, но все еще чистый голос, – «Такая целой титаниды стоит, ты подумай… подумай внимательно. Пользы от вашего действа вряд ли будет, а вот вред очень даже возможен, а тут… настоящий деликатес, Инфи-и-и-рмукс, в очередной раз раскроить свой разум на куски ты всегда успеешь, а вот вонзить зубы в глотку хорошенькой мясистой тушки дело святое...» – да-а-а, то, что Норвед видел со стороны, могло сбить с толку кого угодно. На Шантрис взирали два огромных искрометных глаза, а в ярких кольцах радужек разве что магматические фонтаны не плескались. Пожалуй, именно так голод завладевает разумом детей-монстров… пришлось мотнуть головой, да и оцепенение спало лишь потому, что речь Эреба под конец вновь превратилась… в отвратительную. Аппетит почти за считанные секунды эволюционировал в тошноту.
– «Заткнись уже… тварь…» – Ты серьезно спрашиваешь день недели? – звонкий смех и тот час потерянные думы и про женщину змею, и собственный неутолимый аппетит, – у меня? Ты бы еще спросил, какой траглодит ведет по международному каналу вести недели! Я похож на имбецила, носящего с собой календарь? – «Двадцать восьмое число, Инфи-и-и-рмукс, суббота, три часа и еще примерно четверть… не благодари…» – мальчишка фыркнул, отвернулся, но едва ли Норвед мог верно интерпретировать поведения, не зная о комментариях в черепной коробке, – но если что, – все же добавил он – мне всегда есть у кого спросить. Давай, скреби по сусекам, дедуля, а я буду ждать здесь, но не очень долго... не люблю скуку. Я пока книжки твои умные почитаю.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Мезомерия сознания