Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Прелюдия сонета


Прелюдия сонета

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s9.uploads.ru/LDpm6.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Климбах/Четвертая зона/Крепость Крандат
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.png
Мазуридана/Ревери/НПС
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png
Действие сюжета разворачивается сразу после того, как правитель четвертой зоны решает присвоить себе чужого фамильяра и переносит его к себе в крепость. С этого момента начинается их совместный, тернистый путь к пониманию друг друга и принятию. Кватро будет учиться осознавать, что он теперь совсем не один со своими эмоциями. А Рен будет просто учиться - учиться выживать на дикой земле Климбаха. Впрочем, по началу у нее это будет получаться плохо и потому она познакомиться со своим новым телохранителем.
https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_S.pngДа, бой будет. Скорее всего с НПС. Поэтому, по базовой системе.

+3

2

За окном было пасмурно. Тяжелые, угрюмые облака лениво ползли по затянутому до самого горизонта небу. Прозрачное стекло окна, заключенное в тонкие линии квадратов рам, служило единственной преградой, воздвигнутой между туманной завесой и климбатом, облаченным в белоснежные одежды, что стоял напротив окна. Его руки покоились в карманах брюк, а спокойный взгляд устремился вдаль - на бесконечные просторы за пределами окон Крандата. Кратер, где располагалась гигансткая крепость, клубился непроницаемым туманом, на линии горизонта составляющим с тяжелыми облаками единое целое. Величественный пейзаж, раскинувшийся перед взглядом правителя, захватывал дух своим спокойствием, масштабностью и атмосферностью, от которой, казалось, дрожал и звенел прозрачный воздух. Туман, расстилающийся у подножия крепости, поднимался серой дымкой, захватывая собой весь комплекс зданий, так что видимые из окон соседние башни с величественными арками переходов тонули в его мгле. Лишь темнеющие силуэты, словно плывущие на волнах тумана, вырисовывались из молочно-белой завесы. Кватро смотрел на внушительные своды зданий Крандата со свойственной ему сдержанностью и некой отстраненностью. Его мысли, такие же неспешные, как облака на небе, занимали почти весь разум правителя. Он вспоминал.
В самую первую встречу с Ревери, когда о ней доложила подчиненная климбатка, Кватро точно также созерцал вид из окна, правда в тот раз собиралась гроза, словно предвестник перемен. Суровых перемен, перевернувших восприятие Мазуриданы с привычного на нечто совершенно иное. Нет, сам он не изменился, но того, что было прежде, уже не будет. Он мысленно прислушался к себе. Сознание тончайшими нитями опутывала чужая, робкая энергетика. Словно боялась обжечься об извечный холод восприятия древнего климбата. Эта энергия, если закрыть глаза и погрузиться в ощущения, будто дышала вместе с Кватро, и рядом с биением собственного сердца звучало другое: тихое, едва ощутимое, но настойчивое. Как пульсирующий призрачный шар, готовый вот-вот исчезнуть и раствориться, навсегда затерявшись в пустынных заснеженных просторах сознания Мазуриданы. Но он не исчезал, а дрожа и замирая, продолжал настойчиво бороться за своё существование, делая маленькие шаги к становлению магической взаимосвязи - невероятно сильной и прочной, какая может быть между перийцем и его хозяином.
Это приятное ощущение, как будто кто-то был рядом, несмотря на то, что Ревери сейчас находилась этажом ниже, на значительном расстоянии от него. Для Кватро это ощущение было непривычно, он всегда был одинок, он привык к этому, но одиночество, как бы он ни отрицал, всегда дарило ему лишь одно - боль. Но теперь это отступало, рассеиваясь, как ночь перед спокойным светом восходящей луны. Он не знал, какие взаимоотношения будут связывать его и его фамильяра, но ответственность его не пугала. Как раз наоборот - воодушевляла, позволяя смотреть на случившееся с философской точки зрения. Одно Мазуридана знал точно: Ревери для него не вещь, и никогда ею не будет. Она не будет дополнением интерьера, каким была до этого, она не будет просто диковинной зверушкой, которую перепродают и теряют, находят и снова бросают на произвол судьбы. Он не позволит этому случиться. Её поиск хозяина закончен. Всё. Точка. Больше хозяев у неё не будет, и даже если Кватро придётся умереть, он не оставит девушку в живых. Бесспорно, это было кровожадным и жестоким решением, но Мазуридана понимал: если она ответит ему преданностью, он ответит ей тем же. Он сделает всё, что в его силах. Кватро отличался взаимностью, проницательностью и, разумеется, неизменным собственничеством. Взаимность могла позволить построить фундамент их отношений, проницательность - понять Рен, а собственничество - не чувствовать к ней равнодушия. Мазуридана осознавал: заполучив перийку и привязав её к себе, на достигнутом он не остановится. Он понимал: она слаба, потеряна, она запуталась и на жизненном пути, и в самой себе, но климбата это не останавливало. Им владело то редкое чувство, коим страдает одержимый охотник за драгоценностями, нашедший редчайший драгоценный камень. Остаётся только огранить его, и свет, что камень будет ловить на множестве своих граней, завершит этот завораживающий образ. Ревери была такой же, с невероятным потенциалом, который, увы, никто до сих пор не заметил. Осознание этого вызывало на тонкой линии губ подростка саркастическую, язвительную усмешку. Значит, попадающиеся ей личности её не стоили, раз упускали фамильяра из своих рук, грубых и неотесанных, не способных ощутить эту завораживающую личностную ауру. Кватро же, впервые встретив перийку, впечатлился её личностью. И забыть уже не мог. Как будто что-то перещёлкнуло в мозгу. Его непреодолимо тянуло к ней - к этой изящной и хрупкой девушке, окутанной магической дымкой ауры перийцев. Когда он думал о ней, его почти лихорадило от осознания масштабов её драгоценности, что попала ему в когтистые лапы. От осознания того, кем он может её сделать, реализовав её потенциал. И упустить данный богами шанс он не мог.
Поток его мыслей оказался прерван появившимся в помещении новым лицом. Обманчиво-печальные глаза едва заметно прищурились, фокусируя взгляд на отражении в стекле. Пришедшим был климбат, приставленный к Рен. Он сдержанно поклонился:
- Позвольте доложить, что Ревери Фортиуан пришла в себя.
- Хорошо, - Кватро склонил голову в знак признательности. - Я сейчас приду.
Слуга скрылся, притворив за собой дверь, а Мазуридана ещё с пару мгновений наблюдал, как тяжелые облака обреченно продолжают свой бесконечный путь по небу. Невесёлые мысли так и просились в голову. "Ненавидишь ли ты меня? Или смиришься? Насколько сильно твоё стремление стать полноценным фамильяром или собственные желания превыше этого?" Кватро слишком отчетливо помнил последний разговор с Рен. Ненависть и гнев сжигали её ослабевшее тело и истерзанную душу, и острыми лезвиями слов засели в памяти Четвёрки. В последнее время он слишком часто возвращался к этим воспоминаниям. Отмахнувшись от навязчивых мыслей, он развернулся к двери и покинул комнату.
Коридоры встретили привычными сумерками, а по ступеням лестницы одиноко звучали шаги правителя, держащего путь к своей пленнице. В том, что первое время Ревери будет именно так себя чувствовать, он не сомневался. Климбах слишком отличается от других планет, чтобы к нему сразу привыкнуть, и привыкнуть ли? Об этом Мазуридана предпочитал не задумываться. Теперь Рен будет жить здесь, а там, где её хозяин, там и её дом, ведь так?
http://s8.uploads.ru/G2qfo.jpg
Комната, в которой находится Рен. Вид с её кровати. [ориг. арта]

Изящная рука климбата опустилась на дверную ручку, надавливая на неё и впуская правителя внутрь помещения. Спальная комната. Просторная и уютная, лишенная помпезности и нелепости обстановки. Высокие потолки, арками уходящие наверх, создавали ощущение простора и свободы. Прозрачный воздух таил в себе сумерки, надвигающиеся вместе с туманом за окнами. Спокойствие, тишина, размеренность бытия и легкость - вот что ощущалось в этих комнатах. Мазуридана надеялся, что Рен понравится такая обстановка.
Его взгляд, скользнув по предметам интерьера, остановился на кровати. Не слишком большая, но уютная и скрытая под пологом собранного балдахина, она представляла собой самую настоящую обитель сна. Правитель подошел ближе и, отведя рукой ткань балдахина, нашёл глазами Ревери.
- Доброго времени, - спокойный и ровный голос, лишенный эмоциональной окраски, но в то же время вежливый и сдержанный. Ничего лишнего ни в одном слове. - Прошу прощения за мою неучтивость, - намёк на то, что вторгся в личные владения Рен, именуемые на данный момент кроватью. - Я всего лишь хотел поинтересоваться, как Ваше самочувствие.
Изумрудные глаза смотрели на перийку внимательно и спокойно. Взгляд оставался закованным в лед, но был лишен отстраненности, равнодушия и снисходительности. Ясно было одно: Кватро до девушки не всё равно, и оставлять её одну по крайней мере сейчас он не намерен. Он знал, она может отреагировать так, как того требует ситуация и её уязвленная гордость вместе с уничтоженной прежней жизнью.  Мазуридана не удивился бы, если она попросит его уйти, или вообще - убраться с глаз долой. Если скажет, что он может ни на что не рассчитывать, но даже продумывая в голове подобные сценарии, климбат был уверен: что бы она ни сказала и как бы себя не повела, он останется непреклонен. Он уже давно всё решил.

+3

3

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/499767/3027142/Dirk+Ehlert_-_Excelsior.mp3|водоворот в бездне[/mymp3]
Ей снилась бездна. Та самая, в которой она побывала, когда умерла. Черная, непроглядная, пустая. В ней не было ни низа, ни верха. Ни края, ни рельефа. Лишь темное, обволакивающее ничто.
Сейчас, находясь в ней, Рен не чувствовала дискомфорта. Она вообще ничего не чувствовала. Ее обессиленное сознание погрузилось в глубокий сон, пытаясь восстановиться и прийти в себя. Осознать себя вновь. Свыкнуться с новой жизнью. Принять изменения, произошедшие с ней.
Ее тело перестраивалось под нового хозяина, вплетаясь в его энергетику. Каждая клеточка ее тела мутировала, отравляя следующую и так, пока весь организм полностью не примет новый облик. Внешне это никак не было заметно. Все происходило внутри, на молекулярном уровне. Там, где энергетическая паутина берет свое начало и черпает силу извне. Этот процесс занимал весьма долгое время, ведь Рен пропитывалась энергетикой другого хозяина, причем довольно долго, и сейчас его присутствие полностью вытеснялось.
Судорога, словно молния, пронзила тело пери и разум вновь вернулся к привычной работе. Но сознание все еще пребывало в сонной апатии. Дернувшись и открыв наконец глаза, Рен огляделась. Слева и справа чернота. Под ногами тоже ничего. Ты как будто паришь в невесомости. Но вот, она задирает голову. А там, наверху, будто бы оборотная сторона поверхности воды. Вода спокойна и еле движется. Лишь видны небольшие отблески. Белые. Изумрудные…
Попытавшись сделать вдох, Рен поняла, что это невозможно. Словно бы, она действительно оказалась под водой.
Паника.
Когда ты тонешь, единственное, о чем ты начинаешь думать – воздух. А где он? Там – наверху.
Попытавшись двинуться, Рен направилась в сторону поверхности. Но это, словно бы стоило ей неимоверных сил. А результат… Поверхность не приближалась. Она наоборот отдалялась от пери и та, все глубже падала в темноту.
Последний выдох, словно беззвучный стон вырывается из горла Рен и пузырьки воздуха устремляются наверх. Лишенный кислорода мозг снова впадает в бессильное бездействие. И пери замирает. Ее глаза открыты и она продолжает падать. Удаляться. Нет сил на сопротивленье.
- Прими!
Словно приказ, громкий голос разносится по этому странному месту, заполняя собой все. Рен чувствует его силу. Звук будто бы проходит сквозь нее, через каждую клеточку ее тела и вибрирует энергией. В голосе нет злобы. Нет эмоций вообще. Чистая воля.
Нет сил сопротивляться. Нет сил подчиниться.
Медленно, пери поднимает руку. Это выбор? Это желание? Это действие?
И словно в ответ на ее жест, поверхность приходит в движение. Измерение словно сотрясает огромной силой извне и вот, вода начинает формироваться в воронку.
Цвета начинают мелькать. Мельтешить и сливаться. Черное. Зеленое. Белое. Фиолетовое. Водоворот становится все больше и шире. Он тянется своим щупальцем до безвольного застывшего в пучине маленького фамильяра и засасывает его в себя.
Давление.
Словно поток быстрой реки, с подземными ключами. Он давит на тебя. Бросает. Уносит. Это страшно.
Рен видела это все. Лишенная сил сопротивляться, она, словно пищика в водовороте чуждой ей энергии, неслась прочь.
«Когда?» - пронеслась мысль в ее голове, полная усталости и страха. «Когда же конец?»
Она ожидала удара. С такой скоростью ее швыряло то в одну сторону, то в другую. То сдавливало. То пыталось разорвать. Когда же конец? Когда же предел наступит этому бездонному месту?
Сон оборвался неожиданно. Вновь сделав вдох, словно легкие были налиты свинцом, пери резко дернулась на кровати и активно работая ногами, отползла прямо к спинке кровати. Села. Впечаталась в спинку головой, лопатками, поясницей, руками. Лишь бы остановиться. Лишь бы перестать чувствовать это давление. Это бессилие.
Учащенно дыша, осмотрелась. Кровать. Рядом послышался шум захлопнувшейся двери. Не важно.
Незнакомое место. Не важно.
Страх.
Он до онемения пальцев сжимал обессиленное тело перийки.
Воздух.
Закрыв глаза, Рен начала пытаться глубоко дышать. Она чувствовала холодное прикосновение деревянной спинки кровати к спине. Она чувствовала незнакомые запахи комнаты. Она видела свет, даже через закрытые веки. Это реальность. Она не двигается.
Сделав последний глубокий вдох, девушка открыла глаза. Сердце постепенно успокаивалось. Страх отходил, уступая место холодному рассудку. В тот же момент, в комнате послышался звук отворяющейся двери и шаги. А затем, шурша тяжелой тканью ее взору предстал ее новый хозяин.
Она помнила его. Помнила их первую встречу. И последнюю помнила. Но сейчас, в этом, казалось бы, уютном обрамлении балдахина, Мазуридана показался ей лишь хрупким ребенком, что с грустью взирает на нее сейчас. Почему он грустит?
Словно дикий, испуганный, загнанный зверь, она смотрела на него, ожидая своей участи. Она помнила его законы. И как теперь, простите, ей жить рядом с ним? Снова отправит на арену? Для развлечения подданных? Но тогда она могла хотя бы дать отпор. Сейчас же она не чувствовала в себе сил совсем. Она снова пуста. И не только. Тот страх, что она испытала во сне, подкосил ее.
Да, она храбрилась. Попыталась взять себя в руки. Но она отчетливо ощущала – проблема не решена. Это произойдет снова. Лишь только она заснет - бездна поглотит ее. И это вызывало в девушке дрожь.
«Просто… нельзя спать» - приняла решение она.
Нужно сосредоточиться. Отвлечься. Хотя это было не трудно. Сейчас новое испытание ждало ее.
Аура климбата. Этого грустного подростка. Его сила, его мощь окутывала ее, подчиняла себе, неумело сдерживаясь и раня. Языки черного пламени жалили ее разодранную в клочья ауру, но фамильяр молча терпел. Словно идя по дороге из раскаленных углей. Стиснув зубы.
Она ведь не должна бояться. Но она боялась. Кого? Его? Он ее хозяин. Невозможно бояться. Но страх есть.
Он убил ее. Она не помнила, как это произошло. Хотя отчетливо осознавала это. Но и не это заставляло ее бояться. То место. Она не хотела туда возвращаться. Агрессивная реальность встретила ее тут. Агрессивное небытие ждало ее во сне.
- Я в порядке, - спокойный ответ не отводя взгляда.
Она не раскажет. Он ей все равно не поможет. Это ее битва. Битва со своей природой. Она сталкивалась с подобным впервые. Но она была уверена – никто ей не поможет. Этот путь ей придется пройти одной. Но выдержит ли она? Сколько она выдержит без сна? И что потребует от нее климбат? Ведь он был способен на все что угодно – Рен уже познакомилась с его кровожадной натурой.
Все что сейчас ей было нужно – силы. Силы бороться. И выстоять. Выжить.
- Если возможно, - позволила она себе обратиться к своему хозяину, хотя это далось ей через силу. Ей не хотелось его о чем-то просить. – Могу ли я попросить чем-нибудь подкрепиться?
«Иначе, боюсь, что снова потеряю сознание» - закончила она фразу про себя.
А терять сознание, она совершенно не хотела. Теперь. Определенно.
Настороженно рассматривая бледного юношу, она ожидала ответа.
Сейчас в ней не было ненависти к нему. Да, он забрал у нее ту, другую жизнь. Притащил сюда. Это все было не важно. Сейчас стоял вопрос ее выживания. Ее сознание было на грани нервного срыва, а силы, что нужно были для восстановления, сейчас тратились на защиту от его подавляющей силы, что насильно вплеталась в потоки ее энергии. А выжить она определенно хотела.

+2

4

Созидание и разрушение. Первое - добро, второе - зло. Как белое и чёрное. Контраст, противоречие. Личность Мазуриданы в равных пропорциях содержала и то, и другое. Хаос был в нём столь же силен, сколь и в остальных климбатах, разве что прятался под непроницаемым куполом спокойствия и самоконтроля. Уничтожать и разрушать, убивать и топить в крови, ненавидеть и разбивать на осколки - всего этого природа правителя жаждала с той же дикой и необузданной силой, как и природа других собратьев. Разрушая, Кватро получал удовольствие, удовлетворяя свои инстинкты. Но на другой чаше весов всегда находилось созидание. Разум, самоконтроль, сдержанность, спокойствие. Расчетливость. Все они держали на коротком поводке внутренний хаос, который тем не менее был ничуть не слабее, чем у других диких подростков. Просто Кватро умел его применить, знал, когда нужно спустить с цепи, чтоб получить желаемое. Он умел наблюдать, умел и выжидать. Последний раз именно внутренний хаос, принявший вид неконтролируемого, дикого монстра, ударил точно и в цель. Нарушив правила и запреты, Кватро поступил, как поступил бы любой подросток: забрал то, что нельзя, но что он хотел. Наплевав на возможности, на причины и следствия, наплевав даже на возможное наказание, которое могло последовать после. Он просто увидел и украл. Однако мимолетного анализа сложившихся на тот момент обстоятельств было достаточно, чтобы понять: за смерть перийки правитель отвечать не будет. Он не будет отвечать и за то, что украл чужого фамильяра, вероломно забрав девушку себе. Никакая кара его не постигнет, просто потому что до Рен не было дела никому из тех, кто её окружал. Там, где она жила, всем она была безразлична. Обитая среди трансдентов, она жила среди пустоты. Её прежняя жизнь - бессмысленная и угнетающая, наполненная разочарованиями, болью и томительным ожиданием, когда же про перийку наконец-то вспомнят - вряд ли была для Ревери желаемой и необходимой. Скорее привычка, обязанность. И Мазуридана теперь с особым удовольствием вспоминал, как в одно мгновение вся прошлая жизнь перийки пошла прахом. Он вспоминал, как опрокинул этот лживый карточный домик, в котором жила Рен, разнеся его в прах. Он вспоминал, как собственными руками, вооруженными острыми когтями, в одно мгновение уничтожил прежний мир перийки. Этот лицемерный, ограниченный и глупый мирок, где никому до девушки не было дела. Он забрал её оттуда. Вырвал из затхлого, прогнившего болота однообразной действительности, среди монотонных кадров которой Рен погибала, как погибает цветок, лишенный света. И осознание содеянного приносило удовлетворение. Это было разрушение.
Кватро возвращался к этому снова и снова. Раз за разом проматывал в голове случившееся, как пазл сопоставлял обстоятельства, причины и мотивы. По детально разбирал возможности и изначальные константы, по кривой дорожке которых он пришёл туда, где находился сейчас. Ныне он делал шаг в вперед, в неизведанное будущее, сжимая в тонких пальцах изящную ладонь перийки, идущей рядом рука об руку. И правитель понимал: вместе им предстоит через многое пройти. Но оборачиваясь назад, на те самые изначальные константы, на прошлое девушки, на причины, подтолкнувшие его к столь опрометчивому поступку, как присвоение чужого фамильяра, Мазуридана хотел смеяться. Откинув голову и раскинув руки, смеяться над всем этим гребанным миром. Над всей этой чёртовой, бесконечной и вездесущей серостью, среди бесконечного ливня которой он смог найти ту личность, которую так долго искал. Вызывая в памяти образ девушки снова и снова, он понимал - она именно та, которая ему нужна. И плевать, через что им придётся пройти. Плевать, что она ненавидит его, плевать, что их связывают очень сложные взаимоотношения, а между ними раскинулся необъятный океан недопониманий. Он пройдет через все сложности, он сделает так, как должен сделать.
Да, порой он испытывал злость, осознавая, что Ревери пришлось преодолеть. Его выворачивало наизнанку от ревности, когда он чувствовал все сплетения чужих энергетик, которые когда-либо пытались составить с фамильяром единую связь. Перед глазами темнело от того факта, что Рен кому-то когда-либо принадлежала. Пусть на мгновение, пусть на одну ночь. Ею обладали, её мучили и бесконечно удовлетворяли свои потребности: жажду власти, жажду денег, жажду преимуществ и признания. Хотелось вернуться в прошлое и воздать глупцам за их ошибки. Хотелось уничтожить их всех, не обязательно физически, достаточно морально. Кватро был зол. Это было разрушение.
И вот теперь он стоял перед Ревери, робко прячущейся за тканью тяжелого одеяла и нашедшей укрытие в углу кровати, у самой спинки, к которой девушка прижималась. Вертикальные зрачки изумрудных глаз слегка расширились, столкнувшись взглядом с тёмными глазами перийки. Климбат чувствовал её страх, мелкими искрами жалящий прям по нервам. Он чувствовал её смятение и напряжение. Воздух между ними в мгновения стал электрическим, и в тишине, казалось, щёлкали искры, как кнуты резвящихся вокруг бесов. Щёлк-щёлк-щёлк. Словно высекая искру пламени, словно отсчитывая мгновения до бури, до шторма, до бесконтрольной истерики. Она же ненавидит его. Кватро ожидал всего, но только не спокойствия. Размеренный ответ Ревери вкупе с не дрогнувшим взглядом окатил климбата, словно ледяная вода. Так не должно быть. У неё не может быть всё в порядке. Он это чувствует, его сознание изнывает от ощущения безысходности, волнами идущее от девушки. Если Ревери собралась справляться с трудностями одна, то не к тому хозяину она попала. Отныне и впредь всё между ними едино. Эмоции, ощущения, переживания, сложности. Всё. У Кватро никогда не было фамильяра, но с высоты своего многотысячного опыта он знал, именно так должно быть. Он не даст ей снова погибать в пучинах безразличия и наплевательского отношения. Наверное, это была жажда созидания.
Обманчиво-печальные глаза с чёрной подводкой век прищурились. Мазуридана понимал, он не имеет права давить. Девушка должна разобраться в себе, ей нужно оправиться от случившегося, но что если момент окажется упущен? Кватро склонил голову, показывая, что слушает её.
- Конечно, я распоряжусь, чтобы тебе принесли еды, - легкий кивок в подтверждение сказанному. Климбат почти физически ощущал, что Рен не хочет у него что-либо просить. Гордая. Независимая. Даже в таком положении. От этого скребёт, как ножом по стеклу, заставляя стиснуть зубы. Кватро отворачивается, бросая взгляд на замеревшего у дверей слугу. Неизменно спокойным тоном приказывает принести новой обитательнице Крандата поесть. По сути - просто отсылает, чтобы ненавязчиво на несколько минут остаться с Рен наедине. Он не хочет тянуть время до важного разговора с ней. Чем раньше прояснить ситуацию, тем лучше.
- Что ты чувствуешь? - Достаточно пространный, но очень важный для Кватро вопрос. Точнее - ответ на него. И если эмоциональную составляющую Рен климбат ощущал, то моральная и психическая основа девушки была для него недосягаема. И он жаждал её узнать, жаждал заглянуть за непроницаемые зеркала глубоких карих глаз с ярко-красным отливом. Он чувствовал - ей очень тяжело, даже тяжелее, чем было раньше. И он хотел помочь. Как умел. Несомненно, Кватро мало отличался от других климбатов: такой же кровожадный, неуправляемый в своих капризах, хаотичный и необузданный, но он осознавал себя, как личность. Взрослую и самостоятельную, наделенную огромным опытом, и эта самая личность внутри него призывала помочь Ревери. Пройти трудности вместе с ней, каких бы сил это не потребовало. У него никогда не было того, кто был связан с ним настолько сильно, и Мазуридана терялся среди миллионов вопросов. И на самое незначительное их число он знал ответы. Осознавая своё положение и степень возложенной ответственности, Кватро понимал, что должен научиться понимать своего фамильяра, должен научиться доверять, должен подпустить к себе и не сломать. Должен заново научиться жить, но не как одиночка, а как важная для кого-то личность.
Вернувшись взглядом к Ревери, подросток продолжил разговор:
- Я хочу, чтобы ты знала: я не желаю тебе зла, и отныне ты полноправная жительница Климбаха, - неизменный, ровный, как гладь бездонного омута, тон. Наверное, Кватро хотел сгладить тот инцидент, когда заставил девушку сражаться на арене, когда поставил её существование под удар, а личность - под сомнение. Да, он пошёл на поводу у законов Климбаха и обитающего там общества, но теперь всё изменилось, и Мазуридана хотел, чтобы Ревери это поняла. Теперь всё будет по-другому.
Созидание - вот к чему отныне стремился климбат. Изначально разрушив, перечеркнув жизнь Рен чёрной мазутной краской, теперь он тянулся к созданию чего-то совсем нового и незнакомого. Он жаждал этого. Им предстоит возвести фундамент прочной связи и взаимоотношений, ведь пери хочет этого не менее самого Кватро, ведь так? Подросток смотрел на Ревери, и снова и снова приходил к одной-единственной мысли, зацикленной в мозгу: он поступил правильно. Смерть девушки - это чёрная полоса в её жизни, но что если и чёрная полоса может быть взлетной? К созиданию он тяготел более прежнего, но исключительно ради Ревери Фортиуан.

+2

5

Знаете, бывает такое состояние – ты можешь быть бесконечно несчастен, у тебя может быть куча проблем и вообще жизнь может разваливаться на части, но помимо всего этого, там на самом верху, есть такое очень тяжкое слово ОБЯЗАННОСТЬ. Когда ты принимаешь решение и взваливаешь на себя ОБЯЗАННОСТИ, ты целиком посвящаешь им себя. И уже не важно, грустно ли тебе или ты злишься… Ты ОБЯЗАН сделать то, за что несешь ответственность.
Принимала ли Рен решение? Принимала, конечно. Она же обособленная личность, как никак. Пускай, хоть и повязана магическим контрактом. И потому, сейчас перед правителем был постепенно успокаивающий фамильяр, ставящий перед собой дела насущные в первостепенную важность. А ее проблемы… Она как-нибудь сама с ними разберется… Потом…
Она смотрела на него не отрываясь и ожидая, что он выкинет на сей раз. Он был слишком близко. Она боялась. Боялась насилия. Боялась его агрессивной натуры, что сейчас, кажется, под его контролем, но в любой момент может быть спущена с поводка и снова обращена против нее. Она видела, каким он может быть. А снова проходить через все это… Она не хотела… И потому, Рен совершенно не знала как себя сейчас вести. Кротко? Заинтересованно? Или лучше уползти в какой-нибудь темный угол и не отсвечивать? Но ведь он сам пришел сюда. К ней. Значит, его что-то волнует.
Вопрос заставил ее нахмуриться. Сейчас она искренне не понимала его смысла. Что он хочет знать? Настороженно пошевелив ушами и бросив пару непонятливых взглядов за пределы кровати, перийка снова вернула взгляд климбату.
- Э-эм… - протянула она, все еще пытаясь угадать его настрой и не попасть под его немилость. Мало ли как его ответ может разозлить. – Чувствую… Чувствую…
Как странно… Рен могла поклясться, этот могущественный климбат сейчас стоял перед ней, словно настоящий ребенок, пытаясь сдержать свое нетерпеливое желание. Она чувствовала его. Желание знать. Понять. Но по-доброму. Словно не зная, как подступиться. Что это такое? Нет, не то что чувствовал он… Почему она это чувствует? Искорка недоумения проскользнула в темных глазах перийки, но она все равно не могла подобрать слов, что же на самом деле она чувствовала. Или он спрашивает ее мнение о том, что произошло? Вся ситуация, все ее ощущения… Все было странное… Непривычное… Рен чувствовала смятение… Но продолжала храбриться.
- Ну, меня, конечно, часто забирали у хозяев, но таким способом впервые, - вдруг сказала она, нервно хихикнув, в несвойственной ей, слишком фривольной манере, как будто сейчас не со своим хозяином разговаривала, с тем же Рионом – как с равным. Затем, сама же, испугавшись того, как она начала разговор и снова дернув ушами, испуганно уставилась на Мазуридану.
Его внешность шла врознь с его аурой. Столь мощной. Он же на много старше ее. И все же… Столь хрупок внешне… Рен смотрела на него и не понимала как к нему относиться… Как обращаться… Полный хаос в голове… Ее спокойствие трещало по швам. Физическое состояние тоже желало лучшего. Черт… Не так надо было разговор строить… Она пошла по дороге примирения… Контракт что ли подействовал? Черт! Черт! Черт! Хотелось спрятаться… Подумать… Успокоиться…
Но одновременно… Их взгляды неотрывно смотрели друг на друга. Рен чувствовала напряжение, образовавшееся вокруг них. Но не могла понять, что это… Ей казалось, что Кватро отталкивает ее… Или же притягивает…
Ей хотелось задать вопрос… Очень хотелось спросить… Но она боялась ответа…
Почему он забрал ее себе? Потому что она диковинная вещь? Судя по обстановке в комнате, он любил окружать себя красивыми и практичными вещами. Кстати, чья это комната? Его?
Слова о полноправном жителе, еще больше внесли смятение в душу фамильяра. О быте климбатов она ничего не знала… Но что значат эти слова? Что он себе пополнил копилку еще одним жителем на своей территории? А черт… Еще ж эта радиация…
Рен поморщилась… Ей же теперь придется постоянно сидеть на нижних этажах его крепости, да? Ай, ладно… Только бы на арену не отправлял… Зла он не желает… Это смотря как посмотреть…
Поерзав, девушка решила сползти с кровати, так как теперь чувствовала в ней себя неуютно и, пока ей не принесли поесть, хотя бы встать. И осмотреться. Хоть пейзаж за окном посмотреть. Всяко лучше, чем тебя взглядом сверлят и не пойми чего хотят.
Спустив на пол босые ступни, пери прислушалась к самой себе. Да, состоянице не радостное. Но изображать больную совсем не хотелось. Гордость не позволяла. Помимо этого, остроухая заметила, что ее переодели. Нечто похожее на ее шмотки, но все-таки не те. Определенно. Снова поморщилась. Он приказал? Ну не сам же он это делал, в самом деле…
Подобная мысль, закравшаяся в голову совершенно случайно, почему-то заставила ее задуматься. Вновь пара темно-кровавых глаз взметнулась к рядом стоящему подростку. А он ведь красив. Стройный. Достаточно высокий, для климбата. С гордой осанкой… Правитель…
Рен отвела взгляд и скептически скривила мордашку. Ей точно не жить… Здешние климбаточки ее в порошок сотрут… Наверняка тут за ним стада бегают, визжащих, капризных особей, пубертатного периода застывшей юности. А тут вдруг их правитель какую-то мадам бездыханную притащил к себе в комнату. О, они там себе уже нарисовали картинки… Ревери уже это предвкушала… Нет, определенно, от него пока отходить никуда не стоит… … Да, вроде бы он намекал ей когда-то, что семьи у него нет… Если она его правильно поняла… Значит холост… У климбатов практикуется вообще подобное? У-уй, а если у него дама сердца есть?! Эт че, сейчас еще разборки начнутся?!
Не стоит ли отходить?...
[float=right]http://s0.uploads.ru/t/sZHBG.jpg[/float]
Тяжело вздохнув, будто морально подготовившись, перийка встала на ноги. Нет, морально она не готова… Не готова она стойко выдержать издевательства. Не готова стать яблоком раздора. Нет, она попробует конечно… Куда деваться?... Да уж…
Никогда Рен не думала, что ей придется жить среди климбатов. Да, она им симпатизировала. С Рионом жила под одной крышей. Но то Цитадель… А тут – гнездо климбатов!
Прошествовав до окна – надо же! даже не споткнулась! хотя в глазах рябило, пери заглянула за прозрачную преграду, отделяющую ее от сурового климата Климбаха. Или какой он тут? В прошлый раз тут вообще буря бушевала… Интересно, они отремонтировали с того времени крепость? На сколько помнила Рен, здание конкретно покромсали…
А еще, ее интересовало, где Рион… О, еще Клинкар! Она бы не отказалась с ним повидаться… Но обо всем об этом она не смела спрашивать… Вдруг разозлится… Ее хозяин…
Хозяин.
Это слово приятно ласкало сознание. Да, ей придется начать заново. Развитие. Знакомство с ним… Ну, если он захочет, конечно… И в то же время…
«Капеееец, у меня хозяин – климбат! Он же меня убил… определенно убил же! Как он меня воскресил то? А что, если ему подвластна такая магия? Эт что, мне предстоит умирать по тысяче раз тут?!» - закрались в голову пери такие вот не веселые мысли, рассматривая пейзаж за окном без особого энтузиазма. Пейзаж – самое малое, о чем сейчас можно было думать…
- Итак, - решилась она заговорить и снова повернулась к нему. – Приказывайте, хозяин.
Она повернулась к нему с совершенно спокойным выражением лица. Она поборола эмоции. Нужно было понять ситуацию, понять свое место и свыкнуться с ним. Рен – приспособленец, повидавший подобную ситуацию не раз. Просто обстоятельства были всегда иными. Рен должна была справиться. Обязана. Иначе умрет. А умирать она не хотела. И пока что, справлялась вполне сносно.

+1

6

Как несмелые шаги по тонкому мостику над пропастью, такими же несмелыми были попытки Мазуриданы почувствовать своего фамильяра. Ощутить. Понять. Чтобы не сделать больно, чтобы не уничтожить собой, своими принципами и своей древней мощью. Созерцая девушку спокойным взглядом, он осознавал: перийка его не понимает, они словно говорят на разных языках. И ещё этот знакомый привкус страха, но на этот раз не приносящий удовольствия. Осознавать, что Ревери боится его - древнего климбата - хоть и привычно, но отчего-то категорически не нравится климбату. Как будто противоречит его природе, и от этого Кватро в замешательстве. Конечно, он сразу понял, что прежним его существование не будет: изменив жизнь Ревери, он изменил и свою, - но что изменения проявятся так скоро, подросток не предполагал.
Кватро сдержанно кивнул в ответ на слова Рен, даже короткий смешок девушки не смутил его. Слишком необъятная пропасть между ними. Значит, придётся сближаться через силу, переступая через возможности своего сознания и распутывая хитросплетения причин и следствий.
- Часто забирали? - Встречный вопрос, снова как несмелый шаг. Но Мазуридана действовал, как умел. Нужно говорить, нужно идти навстречу, двигаться вперед, иначе связь между ними умрет, так и не зародившись. А контакт можно наладить, только узнавая ближе: находя границы и стирая их острые углы. В конце концов, и Рен, и Кватро - устоявшиеся, взрослые личности, со своими внутренними проблемами и скелетами в шкафу.
И снова это ощущение. Страх. Его не избежать - девушка боится климбата. А на что ещё рассчитывал Мазуридана, убивая её, а потом снова возвращая к жизни, как капризный, ветреный в своих желаниях ребёнок? Мысли, в который раз касаясь этой темы, снова зацикливаются в мозгу. Кватро едва заметно нахмуривается, продолжая смотреть на испуганную девушку перед собой. Он не хотел насилия, на его зоне это было не принято. Строгость, сохранение порядка, суровость законов - да, но не деспотизм и показное насилие. Четвёрке вполне хватало личностных качеств, чтобы сохранять свой авторитет, поэтому давить на девушку и наказывать за любую провинность он не собирался. Пусть Рен ведет себя так, как у неё получается. Всё равно многому ей предстоит научиться. Попасть на Климбах - это как начать жить с чистого листа. Здесь всё другое: законы, порядки, правила и даже этикет. И соблюдать всё это правитель не требовал, ровно как и четко и ёмко отвечать на поставленные вопросы.
Он видел её смятение, словно Рен шла по тонкому льду. Словно находилась в абсолютной пустоте и пыталась найти верный путь, определиться для себя и найти точки отсчета. Что ж, задача правителя внести ясность. Кто, если не он?
- Хорошо, - Кватро кивает. Размеренные интонации и спокойствие в голосе свидетельствуют о расположении к собеседнице. Он не намерен причинять ей страдания и какую-либо боль. Он не желает ей зла. - Я понимаю, что Вам сейчас сложно, а находиться здесь неуютно, но... постарайтесь чувствовать себя, как дома.
Изящные руки Мазуридана по привычке прячет в карманах белых брюк, а от внимательных глаз не укрывается брошенный на Четвёрку взгляд Рен. Кто он для неё? Капризный ребенок? Один из множества хозяев, деспотичный и страшный? Как она его воспринимает? Видит ли личность, или сосредоточение древних пороков и зла? За свою долгую жизнь Кватро смирился с отношением как к себе, так и к климбатам в целом. Вечных детей сложно понять, но ещё сложнее их принять. Гораздо проще оттолкнуть и навесить ярлыки стереотипов, нежели переступить через них и увидеть личность. Пусть подобную монстру, но личность. Сдержав вздох, Кватро обернулся в сторону открывшейся двери. В помещение с разрешения правителя тихо скользнуло несколько слуг, которые принялись накрывать небольшой столик по середине комнаты. Спокойный взгляд Мазуриданы вернулся к фамильяру, которая уже успела подняться с кровати и теперь стояла около окна. Она же совсем слаба, а уже испытывает возможности своего организма. Скептически нахмурившись, климбат всё же не сдвинулся с места. В его сознании не было места жалости, к тому же жалость убивает, а слабым на Климбахе не выжить. Рен вполне могла причинить себе вред даже столь не продолжительной прогулкой до окна, но на то её решение. Мазуридана не вправе ей препятствовать.
Небольшой стол тем временем уже оказался накрыт, аккуратно сервирован на две персоны и заставлен несколькими видами яств. Климбат кивком отослал слуг и остановился около стола. Достав одну руку из кармана, он приоткрыл крышку горячего блюда, выпуская завихрения пара и ароматного запаха. Повара, как и всегда, постарались на славу. Это было мясо с кровью, запеченное в диковинных пряностях и собственном соку. Мясо разумных существ.
Девушка снова заговорила, и Мазуридана вернулся к ней взглядом.
- Хмм... - несколько неторопливо протянул, не изменяя интонаций. - Не вижу причин приказывать что-либо именно сейчас. Но буду признателен, если Вы, уважаемая Фортиуан, разделите со мной трапезу.
Приглашающий жест к столу, но не наигранно-театральный, а вполне искренний. Кватро не хотел, чтобы Ревери чувствовала себя скованно и неуютно, к тому же еда - это единственное, что поможет ей восстановить силы.
- Садитесь и угощайтесь, - тонкий нож, чиркнув, отрезал кусок наполненного кровью горячего мяса. Ловким движением Кватро поместил его на тарелку, предназначавшуюся Рен. Остальные блюда она могла выбрать сама, а вот напитком, сопровождающим трапезу, значился особый сорт вина, которое делалось только на Четвёртой зоне Климбаха. Высокая бутылка из тонкого стекла оказалась в руках климбата, открыв которую, он разлил напиток по прозрачным, с тонкой вязью узоров бокалам. - Надеюсь, Вы оцените старания здешних поваров.
Мазуридана ожидал, что девушка согласиться, и сядет с ним за один стол. Впрочем, она могла и отказаться, сказав, что хочет поесть в одиночестве. В таком случае Кватро не станет настаивать, в конце концов, он понимает: сидеть с климбатом за одним столом не каждый сможет. Да и не каждый захочет. Впрочем, разговор за трапезой и бокалом дорогого вина - не это ли уютная обстановка, способная приподнять завесу их личностных тайн?

Отредактировано Мазуридана (15.05.2017 11:18:54)

+1

7

Рой вопросов продолжал буравить сознание пери и от этого ей становилось только хуже. Она чувствовала себя отвратительно. Слабость подкашивала колени. Кончики пальцев рук покалывало от холода. Голова наливалась свинцом и накатывающей усталостью. Ее организм был полностью истощен. Но она сопротивлялась.
Ее моральный дух не был сломлен и потому, она держалась. Вот только дело было не в одном лишь отсутствии физических и магических резервов…
Но она не будет трястись от страха. Хотя ей было дико страшно – чего уж тут хорохориться. Она не знала, что ждать от этого климбата… Не знала зачем ему она сдалась… Она не будет просить о пощаде. Не будет просить о милости… Хотя ему достаточно было даже дунуть на нее, чтобы рассыпать на мелкие кусочки, но все же – она не станет лебезить и унижаться.
Она, как дикий зверек, лишенный клыков и загнанный в самый угол в ожидании как большой и сильный хищник переломит ее пополам одним лишь взмахом когтей. Сколько ей еще осталось жить?
И одновременно с этим…
Все ее сопротивляющееся существо тянулось к нему… Туда, где он замер у кровати белоснежным изваянием. Чертова природа пери…
Рен злилась. На себя. Противоречивые эмоции, словно жалящие языки пламени, раздирали ее изнутри. А ей и без того было фигово. Но она смотрела на него не отрываясь. Не пряча взгляда и не смущаясь ответного. Она ожидала. Прощупывала. Словно бы это могло спасти ее, если бы он все-таки решился ее убить…
Ах да, он же уже убил ее… И теперь имел полное право убивать ее сколько захочет. Возрождать и убивать… Не это ли истинное наслаждение для климбата?
Она рассматривала его, скользя по лицу и телу спокойным взглядом. Он был ей интересен.
Почему?
Он агрессивный, пугающий климбат, который убил ее и не факт, что больше это не повторится…
Он был ее хозяином. Сильный и подавляющий. Он восхищал!... Нет… Рен ни за что в этом не признается даже самой себе…
Он ей… враг? Враг ли?
«Как же я не хочу быть ему врагом» - с грустью подумала она.
Маленький фамильяр всегда мечтал о хозяине. О таком, с которым она проведет подле всю свою жизнь… С которым у нее появится дом. Появится место, куда она сможет всегда возвращаться… К кому-то возвращаться… Пери думала, что нашла своего хозяина в лице трансдента… Что клан – ее дом, а Цитадель – место, где ее всегда будут ждать…
Но сейчас Кватро отнял у нее эту реальность. И взамен дает другую? Почему?
Слова о доме режут сознание. Хотелось саркастически засмеяться. Но Рен сдержалась, оставшись спокойной. Хотелось задать кучу вопросов… Но… Что это изменит? Дело уже сделано. Она принадлежит ему. Зачем спрашивать?
Он утащил ее к себе. В свое логово. И наверняка не отпустит. Будет держать подле себя. Не об этом ли мечтал фамильяр все это время?
Напряженно проскользив к накрытому столу немного неуверенной походкой, Рен уселась на пустой стул и стала следить за манипуляциями климбата.
Странное ощущение.
Ситуация казалась ей несколько интимно-домашней. Маленький стол в спальне. Они наедине. Он ухаживает за ней, как за уважаемым гостем. Настороженный взгляд кроваво-карих глаз снова метнулся к бледному лицу юноши.
Он спокоен и расслаблен. Ведет себя как ни в чем не бывало, в неспешно-светской манере. Он воспитан и сдержан. Показывает, что заботлив. Разговаривает в уважительной манере. Его жесты размеренны и изящны… Даже и не скажешь, что перед тобой кровожадный монстр… Почему же тогда он был так зол и агрессивен?
Не став прибегать к своей обычной манере принятия пищи, Рен с благодарностью кивнула, когда перед ней появилась тарелка с благоухающим содержимым и, взяв столовые приборы, лежащие рядом, принялась аккуратно отрезать мясо и отправлять его маленькими кусочками к себе в рот. Там пища тут же расщеплялась и поглощалась – Рен даже не успевала глотать. Ей было непривычно питаться подобным образом, но нужно было уважать желания ее нового хозяина – хочет поесть вместе, она противиться не станет. Как она может отказать своему хозяину в подобной мелочи? Все равно мало кто знает, как питаются перийцы и скорее всего это будет выглядеть дико, если Рен просто возьмет в руку кусок мяса с тарелки, который тут же раствориться у нее на коже.
А судя по тому, как изящно себя ведет климбат перед ней – ему это наверняка не понравится. Хотя пока было рано делать выводы о его личности.
Он эксцентричен? Не постоянен? Каков он, этот климбат, что сейчас сидел перед ней как ни в чем не бывало. Вспоминая, каким он несдержанным был и озлобленным, Рен смотрела сейчас на Кватро очень настороженно и недоверчиво.
Вопрос про хозяев она решила проигнорировать. Скорее всего подобная тема будет неприятна им обоим. Посему, Рен решила поговорить о чем-то еще.
- Скажите, а Риона вы все-таки взяли с собой? Он… - она хотела спросить «жив ли он?», но осеклась, потому что это бы прозвучало не корректно, - Он в порядке?
Рион. Ее маленький подопечный. Частичка прошлого мира. Наверно, единственное существо здесь, которое будет на ее стороне и с которым ей будет более-менее спокойно. Ей очень хотелось, чтобы он был рядом. Но позволит ли Кватро?
Она ела неспешно, все время бросая короткие взгляды на юношу. Но когда их взгляды встречались, она замирала. Цепенела, словно кролик перед удавом, ожидая расправы.
И… это странное чувство…
Очередной встреченный взгляд…
http://s2.uploads.ru/ZiRgx.png
Очередной раз оцепенев, Рен спешно опустила взгляд. Что это было? Что за странные ощущения?
Схватив со стола бокал с красной жидкостью дрожащей рукой, Рен сделала глоток. Алкоголь совершенно не имел власти над перийцами. Все органические вещества расщеплялись в их организме иначе. Но ей нужно было отвлечься. Или же собраться с мыслями. С чувствами.
- Очень вкусно, спасибо, - тихо поблагодарила она, не смея больше взглянуть на него.
Ей было страшно.
Но сейчас она боялась уже не климбата.
Странное ощущение ей напомнило то, что произошло с ней во сне. А это было пострашнее смерти…

+2

8

От вопроса касательно предыдущих хозяев девушка уклонилась. Мазуридана даже бровью не повёл, привычно сохраняя маску вселенского спокойствия и ничем не выказывая своего легкого неудовольствия. Но всё же Кватро не собирался настаивать, ведь у них ещё будет время поговорить об этом, а пока переходить на личности и уж тем более давить он не собирался. Не тот случай, не та ситуация, не те взаимоотношения. Становление хозяином не давало права плевать на чужие интересы и втаптывать их в землю под своими ногами, тем более намеренно причинять вреда Ревери подросток не хотел. Он уважал тех, кем окружал себя, и тех, кого выбрал сам. Ревери тоже была исключительно его выбором: самостоятельным, спровоцированным даже не разумом, а внутренней сущностью, к голосу которой Кватро всегда прислушивался. Впрочем, его природа редко давала о себе знать, предпочитая уступать место сдержанному и холодному рассудку, но всё же иногда она вырывалась наружу, через почти непробиваемый слой внутреннего льда. И тогда Мазуридана не сдерживал её. Инстинкты, сущность, природа - они никогда не врут. Им чужды привязанности, принципы и другие ориентиры, взращенные на протяжении жизни и тщательно вскормленные ситуациями, так или иначе влияющими на психику. Инстинкты же всегда едины. Поэтому их выбор Мазуридана уважал даже более своего - осознанного.
Все эти мысли размеренным потоком посетили разум правителя, в то время как его спокойный взгляд наблюдал за несмелыми шагами Рен по направлению к заставленному яствами столу. Вместе с тем в движениях девушки подросток не мог не заметить некую напряженность, граничащую с замкнутостью. Фамильяр словно напоминала оголенный нерв, и одно неверное действие со стороны правителя могло надорвать его тонкую, искрящуюся импульсами структуру. Болезненность, в действиях перийки, в её взглядах и ощущениях, вот что проскальзывало во всем существе Ревери. Кватро не мог не заметить этого, да и сплетение их энергий проскальзывало по нервам мелкими иголочками. Напряжение. Недоверие. Может, даже упрёк. Да, Мазуридана осознавал, насколько чудовищен его поступок по отношению к девушке. Он не спросил ни её мнения, ни желания: вообще хотела ли она к новому хозяину? Нужно ли ей всё то, что он может и хочет предоставить? Кватро просто взял и сделал так, как захотела его капризная душа. Однако память климбат упорно подкидывала воспоминание того мимолётного ощущения, проскользнувшего в чужих эмоциях: отклик. Признание зверем зверя. Такое показаться климбату не могло. Слишком яркое и очевидное ощущение, чтобы его забыть. К тому же слова девушки, умирающей на руках подростка, лишь подтверждали правдивость произошедшего.
Теперь между ними было столько недосказанностей, что среди их бездонного круговорота можно было запросто потеряться. Но Кватро следовал тем путём, который наметил для себя несколько ранее, когда отошёл от произошедшего и смог вернуться к своему почти привычному состоянию. Спокойствие, размеренность, уверенность в самом себе - неизменные постулаты, которые могли яснее слов доказать, кем теперь являлся Мазуридана для Ревери. Не хищником, не убийцей, не вечно капризным ребёнком, а хозяином, правителем, тем, кому можно и нужно доверять. Но возможно ли достигнуть взаимопонимания, не поговорив и разложив по полочкам все тревожащие моменты? Кватро понимал, что - нет. И когда именно произойдет этот важный разговор, подросток не знал. Конечно, это могло произойти с его подачи, но тогда диалог более всего будет походить на допрос. Вести тончайшие психологические разговоры Мазуридана если и умел, то точно не на профессионально. Если инициатива будет исходить лишь с его стороны, то это будет насилие, а насилия Кватро пока что старался избегать. Насилие не порождает доверие, оно его убивает, а между перийцем и хозяином нужны именно доверительные отношения. И подросток не торопился, предпочитая ненавязчиво наблюдать, ведь порой именно внимательность и наблюдательность могут дать очень много информации. Ревери не стала отказываться от присутствия Кватро, что несколько обрадовало вечно сдержанного правителя. Значит, девушка, пусть и подсознательно, но настроена на контакт, а это не могло не радовать. И пусть в большей степени ими обоими сейчас руководила магическая, тончайшая связь, тем не менее они оба не противились её природе. Для Мазуриданы это было необычным ощущением.
Легким движением отодвинув стул, Кватро занял предназначавшееся ему место, в привычной для себя манере держась за столом прямо и сдержанно. Ни единой лишней эмоции, ни единой интонации. Рядом с ним вполне могло наскучить, но скудность внешних проявлений - действий, эмоций и слов - подросток предпочитал компенсировать возможностями своему ума. Эрудированность, начитанность, холодность и непредвзятость мышления - все эти козырные карты в светской беседе сейчас, тем не менее, не значили ровным счётом ничего. По темпераменту, как Кватро понял с первой встречи, Рен походила на него: ей были чужды излишне яркие эмоции, хаотичные действия, необдуманные решения. Она тоже была сдержана. Флегматик. Такая же как и он, но вместе с тем совсем другая. Её спокойствие не было ледяным, её темперамент не равнялся вечному и неизменному холоду. И магическая связь между ними, искрящаяся эмоциями Рен, пусть и сдерживаемыми, осторожными, напряженными, ясно говорила об этом. Мазуридане же это было чуждо, и новые ощущения проскакивали по нервам мелкими иголочками тока, как в электрической цепи, замкнутой на них двоих: на потерявшемся и обессиленном фамильяре и на тысячелетнем правителе Крудокса.
Трапеза была начата молча, также молча она и продолжилась, но Мазуридана с навязыванием разговоров не спешил. Пусть Ревери не задумывается о том, на что и как ей отвечать. Иногда гораздо важнее просто молчание. Оно понятнее любых слов. К тому же молчанием со своей стороны Кватро позволил девушке выбирать: идти на контакт, или же замкнуться в себе. Рен выбрала первое, и её вопрос застал правителя ровно тогда, когда он отправлял в рот очередной, наполненный ароматной кровью кусок мяса. Прожевав и проглотив пищу, климбат опустил столовые приборы на бортики тарелки, в то время как спокойный взгляд изумрудных глаз устремился на девушку.
- Рион? - Вертикальные зрачки слегка сузились, выдавая некую заинтересованность вопросом. Да, правитель прекрасно помнил того самоуверенного мальчишку, который только недавно стал климбатом. - Да, - Кватро слегка кивает в подтверждение произнесенного слова. - Можете не беспокоиться на его счёт.
Мазуридана не врал, мальчишка и в правду жив и здоров, только пока его передвижения по крепости ограничены четырьмя стенами темницы. До тех пор, пока правитель не решит, что с ним делать. Или не получит исчерпывающую информацию со стороны Рен, кто же всё-таки этот Рион на самом деле?
Понимая, что разговор опять начинает скатываться в сторону молчания, Кватро поспешил с встречным вопросом, который вполне мог оказаться Рен по душе:
- Может быть, Вы хотите увидеть его? - Слова словами, но вдруг Ревери захочет удостовериться лично, что с маленьким климбатом всё в порядке? Такой вероятности Мазуридана не исключал, даже более - он на неё рассчитывал. Не сидеть же им за столом и выдавливать из себя диалог? Более непринужденным разговор мог бы быть во время прогулки, к тому же девушка наверняка оценит, что о её подопечном позаботились, и чтобы не шастал везде, где ни попадя, временно посадили в темницу.
Из мерного потока мыслей Кватро оказался оторван очередными взглядами со стороны Рен. Нет, климбат не чувствовал себя неуютно, он вполне понимал желание девушки не только рассмотреть его, но и предугадать дальнейшие действия, может, мысли или даже темперамент. Но всё было намного сложнее: внешне правитель был непроницаем, не пробиваем и неуязвим. Живым он был только внутри, только изнутри можно было увидеть его настоящую природу и бесконечный лабиринт тёмной и древней сущности. Что ж, теперь, с появлением магической связи, у Рен был ключик к подростку, ровно как и у него - к её душе, сознанию и каждой клетке хрупкого и сотканного из редкой магии тела.
И снова взгляд. Пересечение взглядов. Кватро смотрел спокойно и прямо, не отводя глаз, словно стараясь проникнуть в самую суть, впрочем, так он смотрел всегда. Его спокойствия хватило бы, чтобы усмирить тысячные разъяренные войска. Мимолетное пересечение взглядов, едва ощутимое касание вселенных сознания, но Рен реагирует слишком резко и остро, словно Кватро её ударил. Возросшее напряжение между ними, и едва заметная, но бросившаяся в глаза дрожь точёной руки Ревери, не могли избежать внимания правителя. Тонкие брови, усиливающие и без того грустное выражение лица Мазуриданы, сдвинулись к переносице. Подросток едва заметно нахмурился. Он виноват? Он этому причина? Что он сделал не так?
- С Вами всё в порядке? - Стандартный в похожих ситуациях вопрос, если бы не вложенные в него эмоции. Эмоции? Кватро редко позволял им взять верх, настолько редко, что уже почти забыл, как они выглядят и как ощущаются. Заданный вопрос сквозил тенью беспокойства, настороженности и желанием в любой момент предпринять что-либо необходимое. Ей нужно остаться одной? Тогда он уйдет. Нужна поддержка, нужно поговорить или просто не обратить внимания? Он постарается сделать так, как нужно. Однако эмоции Ревери, в мгновение охватившие её, затронули и Кватро. Остро полоснуло страхом, но не так, если бы этот страх принадлежал кому-то чужому, а словно было страшно самому Мазуридане. Страх. Климбаты его не ощущают, он атрофируется вместе с становлением монстром, но Кватро забыл его ещё раньше. Его становление личности закончилось тогда, когда он ещё был ребёнком, и среди уничтоженных Войной эмоций значился почти весь их список. Поэтому Мазуридана не сомневался, что это ощущение страха принадлежало именно Рен, но что могло настолько напугать девушку? Кватро повидал слишком много оттенков этого самого страха, чтобы понять - случившееся игнорировать нельзя.
- Что случилось, Рен? - Всё также спокойно, но понизив голос, поинтересовался климбат. Он хотел понять её, но сейчас действовал чисто инстинктивно, повинуясь порыву выяснить, что происходит с его фамильяром.

0

9

- Да, если это возможно, - осторожно улыбнулась она, снова подняв на него глаза. Риона она хотела видеть как никогда раньше.
Снова встреченный взгляд.
Пронизывающий. И будто бы бьющий по ней хлыстами. Да, он ничего ей не делал. Он сдерживался и пытался говорить с ней как ни в чем не бывало. Как, собственно, делала и она. Но ей было плохо. Катастрофически плохо. Физическое состояние не приходило в норму. Ее бил озноб.
Казалось бы, ты перийка – само твое существование влечет за собой полную покорность хозяину. Принятие его. Не важно когда. Не важно кто.
Рен не принимала. В глубине души, там на самом дне, плескалась обида и непонимание. Это все слишком сложно. Буквально один взмах ресниц назад она принадлежала совершенно другому хозяину. Да, пускай он не слишком много уделял ей внимания. Пускай она провела с ним очень мало времени. Но это был первый ее хозяин, который действительно отнесся к ней как к личности, а не как к предмету интерьера. Так ей казалось. Возможно, если бы она стала сильнее… Возможно, если бы добилась больших успехов, он бы остался доволен ей. А что теперь?
Теперь перед ней сидит новый хозяин.
На удивление, у него были очень красивые глаза. Гипнотические. От них сложно было отвести взгляд. В них можно было утонуть. Утонуть в пучине ледяной стихии. Ясные, сияющие, хищные. И эти вертикальные зрачки… Как у настоящего зверя. Но сейчас зверь просто сидел за столом и культурно кушал. Какая ирония…
Вопросы климбата заставляют Рен встрепенуться.
Он делает нажим. Он хочет знать. Он задает ей вопрос, который заставляет пери взметнуть на него взгляд полный протеста. Она молчит. Она просто смотрит на него.
«Что тебе нужно от меня? Зачем ты лезешь ко мне? Прекрати… Прекрати смотреть так на меня! Зачем ты убил меня? Зачем заставил пройти через это? Что мне теперь делать?! Я не знаю что мне делать!... Ты хочешь уничтожить меня по кусочкам?!» - рой невысказанных обвинений пронесся в голове девушки, но она не проронила ни слова. Лишь нахмурилась, почувствовав, как подкатывающая истерика сковала сердце в груди и глаза увлажнились. Лишь на мгновение она дала слабину, что страх пережитого во сне снова сковал ее сознание. Лишь на мгновение, она хотела прорвать эту лавину боли, что сдавливал ее изнутри.
Она не посмеет. Это ее проблема. И хотя она действительно не знает, что с этим делать, она не расскажет.
«Это же пройдет? Я справлюсь…» - успокаивала она саму себя. Ей больше ничего не оставалось. Она никому не верила здесь. Она не могла никому довериться.
[float=left]http://sd.uploads.ru/D07Vk.jpg[/float]
Неожиданно, в дверь деликатно постучали, что заставило перийку дернуться и затравленно метнуть испуганный взгляд ко входу. В дверном проеме вдруг нарисовалось две милые мордашки. Девочка и мальчик. Климбаты. Они изучающе уставились на незнакомую им пери.
- Мы вас искали, босс, - подала голос девочка. Мальчик лишь махнул рукой в знак приветствия. – Сказать, что мы вернулись.
Больше она сделала паузу, так как очевидно, что два вернувшихся осведомителя не могут докладывать при ком-то постороннем.
- А это кто? – совершенно спокойно продолжила спрашивать она. Ее голос стал подозрительно угрожающим. Так показалось Рен.
Мысли о том, что здешние климбаты женского пола начнут с ней разборки, тут же заполнили все сознание затравленного фамильяра и без того находящегося на грани нервного срыва. Заинтересованные взгляды детей продолжали раздевать ее. Колоть, словно шипами.
Дети сделали шаг в их сторону. Затем еще.
Рен ничего не оставалось делать, как мгновенно расплавиться в лужу, бесформенной массой шмякнуться со стула на пол и уползти под стул Кватро – такова природа пери, находится в тени своего хозяина. И хотя Рен этого не хотелось, она инстинктивно направилась в безопасную близость к нему.
- Ахренеть! – выдохнула девочка и они тут же, шустро подбежав к столу, наклонились в поисках черной субстанции. – Босс, это кто?! Ру, закрой быстрей дверь! Она же убежит!
- Не думаю, что ее это остановит, - меланхолично заметил мальчик, оказавшись ближе всего к перийке и ткнув в нее пальцем.
- Вытаскивай ее! – продолжала командовать девочка, горя заинтересованно-безумными глазами.
«Чувствуй себя как дома, твою ж мать!» - хотелось истерично засмеяться Рен.
Увернувшись от детских ручонок, лужа шустренько сманеврировала к стоявшему неподалеку комоду, прямо под его ножками, а затем, как и боялась Аи, метнулась к открытой двери и была такова в коридоре.

+1

10

Климбат откинулся на высокую спинку стула. Его тонкие руки, словно высеченные из мрамора, сдержанно легли на подлокотники. Внимательный, но ненавязчивый взгляд проницательных глаз, перечёркнутых чёрной полоской зрачка, остановился на собеседнице. В который раз. Кватро казалось, что их взгляды пересекаются слишком часто, но что за тянущее чувство полосовало каждый раз, когда перийка смотрела на него, климбат понять не мог. Пытаясь разобраться в своих ощущениях, вызываемых чужими эмоциями, он осознавал, что бессилен. Его энергетика была слишком груба для перийки, сам он слишком холоден и безэмоционален для неё. Он уверен, что выбрал правильный путь? Уверен, что груз ответственности окажется ему по плечу? Принимая будущее, Кватро смотрел вперед без содрогания. Пора было двигаться вперёд, но первый шаг, разговор, никак не строился, снова и снова являя бездонную пропасть, распахнувшуюся между Мазуриданой и Ревери. Они были слишком разными, а огромный разрыв в силах увеличивал и без того необъятное расстояние между ними. Другим фактором, ухудшающим общее положение вещей, была энергетика климбата: агрессивная, наполненная радиацией и ядовитая, как древний настой сильнейшей отравы. Мазуридане даже казалось, что он видел, как тёмно-зелёные змеи опутывали хрупкое тело Ревери, вплетались в её потухающую энергию, стискивали и глодали пульсирующую сущность. Ему оставалось только наблюдать спокойными, полными печали глазами. Смотреть, как его фамильяр гибнет, убиваемый его собственной энергетикой, чувствовать, насколько ей тяжело и больно. Ощущать, как содрогается её существо под удушающим натиском враждебно настроенной древности. Наверное, это жутко - осознавать, что ты медленно гибнешь от рук того, кто зовётся хозяином. От рук того, кому ты предназначен. От рук того, кто должен служить защитой, опорой и проводником в тот мир, к которому принадлежит сам. Мир климбатов, к которым относился Мазуридана, был жесток. Правитель Четвёртой зоны ему соответствовал, разве что оставался холоден и сдержан. Спокоен. Его жестокость, грубость и кровожадность были размеренны и направлены точно в цель. И сейчас они дремали, пока в голове Кватро формировалось чёткое осознание: чтобы не потерять Рен сейчас, он должен действовать, и ни в коем случае не оставить её одну, не бросить разбираться с проблемами самостоятельно. Как именно должен действовать, Мазуридана не знал, но рассчитывал на своё чутье.
В своей потерянности Ревери напоминала затравленное животное, напряженно ожидающее удара с любой стороны. Кватро не хотел ей зла, но вряд ли его хладнокровие и неподвижность подтверждали это. Скорее он выглядел безэмоциональной, бесчувственной сволочью, кукловодом, пополнившим коллекцию кукол ещё одной. Обманчиво грустный взгляд оставался непроницаемым, но по нервам уже проскочил эмоциональный импульс. Не знаю, как именно поступить, Кватро хотел протянуть руку к перийке и просто поймать её ладонь в тиски своих бледных, жестких пальцев. Тактильный контакт докажет гораздо более пустых слов, вкладывать эмоции в которые Кватро не умел. Но его прервали. Так и не перейдя в жест, порыв исчез где-то на уровне спинного мозга и отголоском раздражения поселился под ребрами. Кто посмел прервать правителя?
Звук открывающейся двери неприятно резанул по слуху. Мазуридана метнул ледяной взгляд на вошедших. Так опрометчиво нарушившими субординацию оказались осведомители. Правитель уже рассчитывал припечатать их парой жестких слов, как дети подали голос. Как всегда в своей манере: дерзко и своевольно. Как будто разговаривали с равным себе. И если в другой ситуации Кватро бы не обратил на это внимания, разумно полагая, что все климбаты так или иначе являются детьми, то в этом раз это сильно покоробило его.
- Это, - начал отвечать Мазуридана на вопрос Аи. Тон его голоса звенел, как каленая сталь, не предвещая ничего хорошего. - Это мой новый фамильяр - Ревери Фортиуан. Прошу любить и жаловать.
На последних словах Четвёрка сделал акцент, граничащий с откровенно-угрожающим тоном. Нарушать личные границы его фамильяра, приставать к ней, обижать или ещё как-то проявлять неуважение к новому жителю Крудокса Кватро не позволит. Здесь все равны, и пусть дети уяснят это сейчас. Но всё оказалось не так просто. События стали принимать стремительный оборот: Ревери, неожиданно даже для самого Кватро, внезапно превратилась в бесформенную тень и попыталась спрятаться в его тени. Осведомители бросились её ловить. Стоит ли говорить, что на пару мгновений Мазуридана испытал что-то сродни удивлению? Он не верил в то, что видел. Осведомители. Не. Послушались. Его. В любой другой раз он бы это простил, но сейчас. Нет. Ревери в какие-то малые сроки успела стать чем-то очень личным. И погоня за её испуганной тенью для Кватро стала чем-то сродни оскорблению.
- Прекратить, - припечатывающий тон, с утробными нотами зарождающегося рыка. Звучащая в голосе сталь приобрела оттенок арктических льдов. Таким тоном Кватро приказывал не часто, если сказать никогда. - Оставьте её.
Мазуридана видел, как перийка метнулась к двери, видел, как она скрылась в коридоре, и сознание подростка заполнило разочарование. Не в ней, нет, а в том, что попытка наладить хоть какой-то контакт потерпела полный провал, и оказалась втоптана в пол детскими ножками капризных климбатов. Кватро злился нечасто, точнее, так он злился нечасто. Поднявшись из-за стола и даже не посмотрев в сторону осведомителей, он направился следом за Рен. С ними он разберется позже, и не потому, что ставил перийку превыше них, а потому что они, нарушив субординацию, посмели ослушаться приказа. Когда это было необходимо. С такими ситуациями Мазуридана разбирается потом, приводя всё к общему знаменателю, но сначала решает насущные проблемы.
Коридор встретил тишиной. Сделав пару шагов, Кватро остановился. Он чувствовал энергетику своего фамильяра, пусть очень слабую, но ощутимую. Ловить или насильно возвращать в прежнее состояние Мазуридана не хотел.
- Ревери, послушай, - тон, как обычно, спокойный. У Кватро создавалось впечатление, что он говорит сам с собой. Он ненавидел такие не подконтрольные ситуации. - Они тебя не тронут. Тебе нечего бояться.
Он даже не знал, какими именно словами надо объяснять тот факт, что климбаты тоже могут быть неопасными. Во всяком случае для жителей своей зоны и в присутствии намного более сильного представителя. Но для обычного жителя других планет такое положение вещей - полный абсурд. Климбаты - это же монстры. Отчасти ситуация была тупиковой. Наверное, не будь у него спокойствия, он бы давно потерял терпение, и совершил бы какую-нибудь глупость. Но разум оставался холодным, хотя какая-то струна внутри надорвалась.
- Не бойся, - он не хотел обманывать Рен, но не был уверен, что слова прозвучали правильно. Вполне возможно, они звучат, как обманчивое заверение, что всё хорошо. Наверное, давно пора было смириться, что климбатов считают монстрами, поэтому Рен правильно поступит, если не поверит Кватро. Тень отчаяния снова коснулась сознания, на что Мазуридана едва заметно нахмурился, отчего неизменно-печальное выражение его лица стало ещё печальнее. Казалось, он сожалел.

+1

11

Коридор встретил перийку холодом каменной плитки под ногами, да сгущенными тенями, отбрасываемыми от высоких колон посредством магических огней, утыканных то тут то там на стенах в громоздких канделябрах. Пахло немного пылью, наверно в силу отсутствия окон и циркуляции свежего воздуха, а еще чем-то незнакомым – запахом, непривычным для пери. Таким, знаете, когда попадаешь в чужой дом и его запах тебе пока не знаком. Это чужой запах. И вокруг не души. Куда ей идти?
Рен застыла в нерешительности посреди прохода, а затем, услышав позади звук шагов, метнулась к стене. Это был ее хозяин. Идет за ней?
Сгусток черной субстанции, бесформенным месивом застыл в ожидании.
- Не бойся.
Нужные слова.
Колебаться она не стала. Приняв свое истинное обличье, Рен медленно встала в полный рост и затравленно посмотрела на Кватро исподлобья. Она должна была слушаться.
Перед ней стоял климбат. По сути мальчишка. Теперь она принадлежит ему. Странное ощущение.
Что это? Здравый смысл? Инстинкт самосохранения? От чего у нее трясутся коленки, глядя на этого могущественного правителя. Предыдущего своего хозяина она не боялась. Хотя он тоже был весьма сильный. Потому что он климбат? Ну ведь была же у него причина, зачем он присвоил ее себе…
Она стояла перед ним, снова смотря ему прямо в глаза. Его глаза гипнотизировали ее. Глаза монстра. Глаза хищника. Почему они притягивают ее, заставляя замирать и напрягаться, как натянутая струна? Как будто, один резкий жест с его стороны заставит ее сорваться с места в спасительном беге. От него? К нему?
Пери не понимала, что происходит. Купол, что накрывал ее эмоции, содрогался, трещал по швам. Никогда еще она так не нервничала. Всегда спокойная, отчужденная. Но сейчас она была похожа на лань. На пуганную лань в диком лесу.
Но в затянувшуюся паузу вновь влезли маленькие паршивцы, что вышли следом за правителем и уставились на перийку.
- Босс, мы не хотели, - вкрадчиво отозвался мальчонка. Девочка, поняв, что их правитель сейчас начнет буквально кидаться электрическими разрядами от гнева, стояла сзади своего собрата и виновато лупилась на Кватро осознавая всю степень катастрофы, что скоро свалиться на их головы. – А че она такая нервная? И что за фамильяр? Ей радиация не помеха что-ли?
На словах о радиации, Рен нервно дернула ушами и теперь вопросительно посмотрела на Мазуридану. Разве ей не нужно идти в безопасные комнаты в подвалах крепости? Но ей так не хотелось оставаться одной здесь. Она боялась здешних обитателей.
«Не бойся» - повторила она слова правителя. И поежилась. Стоять босыми ногами на холодном камне, было зябко. Хотя это ощущение давало некоторую силу. Уверенность, что ты в реальности. Что не падаешь в черную бездну… Снова эти мысли… Надо отвлечься.
Взяв себя в руки, Рен медленно подошла к правителю и остановившись рядом с ним, опустила взгляд. Приближаясь к нему, аж дух захватывало. Нереально сильная энергетика. Вот, казалось бы, еще только сделай шаг, протяни руку и ты можешь дотронутся до его острого плеча. Или взять его под локоть. Обвить руками тонкую талию. Этот внешне изящный мальчик, припечатывал своей аурой, но куда бы не касался взгляд на его теле, он был юн и хрупок. Какой забавный диссонанс. И Рен пока совершенно не понимала его. Что он хочет? Какие у него планы на нее? Какая он личность?
Они были примерно одного роста, потому пери снова подняла взгляд, встречаясь со взглядом его вертикальных зрачков.
«Я не знаю как мне вести себя с ним» - наконец сформировалась мысль в ее голове, наполненной сомнениями, страхами и изможденностью.

+1

12

Слова климбата подействовали, хотя сам он этого не ожидал. Когда тень, беспомощно вжавшаяся в стену, снова приобрела черты перийки, взгляда Мазуриданы коснулась тень удивления. А потом бледное лицо снова стало непроницаемым. Только вертикальные зрачки сузились, превращаясь в полоску и выдавая напряжение климбата, но на безэмоциональном лице, подобном восковой маске, не отразилось ровным счётом ничего. Кватро снова осознавал свою беспомощность. Он понимал Рен. Для неё взаимодействовать с холодным и сдержанным подростком, всё равно, что вести диалог со стеной или пытаться построить с ней взаимоотношения. Такая же пустая трата времени, несущая лишь разочарования и непонимание. Иногда Мазуридана страдал от собственной ледяной натуры и выверенных до последнего эмоций. Никакой непредсказуемости, никаких порывов, лишь бескрайняя стужа древнего климбатского сознания. Пожалуй, окружающих это выматывало сильнее, нежели самого Кватро, но многие уже привыкли. Однако для личных отношений это была самая настоящая катастрофа. Понимая, что собственная отстраненность и холодность ранят не хуже ножа, Мазуридана предпочитал не строить ни с кем никаких взаимоотношений. Но перийка попала в его жизнь совершенно случайно. Порыв эмоций климбата - вот что сплело их судьбы вместе, и теперь Кватро в привычной для себя сдержанной манере созерцал испуганное существо, замеревшее у стены. Ему не было всё равно до девушки, как раз наоборот, он хотел ей помочь, но непроницаемый взгляд и словно высеченное из алебастра лицо наверняка говорили об обратном.
Они снова смотрели друг другу в глаза, но как будто Кватро мог Рен что-то сказать. "Не бойся, не убегай, просто останься на месте и прислушайся к себе. Не беги от своего предназначения. Я не хочу тебе зла, слышишь?". Но Четвёрка молчал, понимая, что своим присутствием делает перийке только хуже. Он удручает её, он затягивает её в водоворот сомнений, страхов, первозданного ужаса. Все климбаты сотканы из ужаса, из противоестественных деталей, и что если пери это не по плечу? Сейчас точно не по плечу. Чтобы привыкнуть, нужно время, это всё равно, что привыкать к постоянной боли: сначала ломает, крошит сознание на части, а потом организм привыкает и живёт с этим осознанием. Но Кватро никогда не мог подумать, что кому-то может быть настолько плохо рядом с ним и от его удушающей энергетики. Это вызывало недоумение и множество вопросов.
Мазуридана не успел продолжить диалог, тогда как взаимодействие с перийкой ограничилось долгим и эмоциональным с её стороны взглядом. Со стороны климбата - холодным, как отполированная поверхность зеркала. В коридоре снова появились посторонние лица, те самые, которые нарушили спокойное уединение правителя с фамильяром. Кватро не шевельнулся, даже бровью не повел в их сторону, но взгляд от Рен отвёл.
- Прежде чем совершать глупость, стоит подумать, - холодно отозвался на извинение мальчишки. - Во время собеседования вы также будете врываться?
Кватро не мог скрыть своего раздражения, которое хрустело на зубах подобно мелким хрусталикам льда.
- Она не нервная, - взгляд правителя снова вернулся к Ревери, молча сообщая о том, что сейчас он будет говорить за неё. Вежливость у Кватро была в крови, и в любом диалоге он, хотел того или нет, соблюдал правила приличия. - Дело в том, что к непредсказуемой жизни на Климбахе сложно привыкнуть. Надеюсь, вы это и сами понимаете.
Мазуридана слегка склонил голову. Вопрос о радиации ему не понравился, и в большей степени потому, что однозначного ответа у него не было. Конечно, он читал про перийцев и интересовался их расой ещё задолго до встречи с Ревери, но что будет, сплетись воедино энергии пери и климбата - таким вопросом он не задавался. Как отреагирует связь перийки на наличие радиации в энергии климбата, Кватро тоже не знал. Чисто логически, перийцы подстраиваются под своих хозяев, но возможно ли подстроиться под климбата? Мазуридана где-то встречал информацию о том, что перийцы не выживали, становясь фамильярами климбатов. Мысль об этом резанула не хуже вопросительного взгляда Ревери. Кватро едва заметно нахмурился. Давать ей гарантии, что всё будет хорошо, когда он сам в этом не уверен? Обманывать было тяжело.
- Она - пери. Редкая раса фамильяров, которых с хозяевами связывает магическая связь. Она справится с радиацией, - Кватро кивнул, словно подтверждая слова. Как бы он хотел сам в это верить. - А теперь оставьте нас.
Снова приказной тон, искрящийся льдом. С Четвёрки хватит уже этих расспросов. Он сам расскажет о новом жителе Крандата, когда посчитает нужным.
Рен первой сделала шаг навстречу, показав, что расположена к Мазуридане. Климбату это было важно. Пусть через силу, но она хочет узнать его, наверное, понять, какой он. Что ж, он ей покажет и себя, и свою жизнь, и своё государство. Взгляд девушки он игнорировать не мог. Теперь следующий шаг за ним.
- Послушай, - наконец правитель нарушил затягивающееся молчание. Его зелёные глаза смотрели на перийку прямым и спокойный взглядом, даже несколько грустным. Он понимал её. - Я знаю, что я монстр. Ты должна научиться не бояться меня. Я знаю, что я холоден, как памятник, и столь же отчужден.
Грустная правда, которую Мазуридана уже давно осознал. Его голос звучал уверенно, но не громко, наполняя собой пустоту коридора. Эха здесь почти не было, оно лишь отзывалось с высокого потолка.
- Но я не хочу тебе зла. Пойми, - не отводя от Ревери своего взгляда, Кватро достал правую руку из кармана брюк и, протянув её к перийке, стиснул в своих тонких пальцах её ладонь. Тактильный контакт прошёлся по позвоночнику волной мелких иголочек. - Почувствуй.
Сильнее сжав её руку, но не причиняя боли, Мазуридана достаточно резким движением прижал чужую ладонь к своей груди, давая почувствовать своё сердцебиение и сопротивление крепких рёбер. Это всё равно, что перебирать шерсть чудовищного монстра, который сам позволил прикасаться к себе. То же и с климбатами - коснуться этих детей-монстров можно только в двух случаях: если он мертв или если сам позволил это сделать. Сейчас Кватро позволял. Он хотел, чтоб Ревери поняла: он ей доверяет, он позволяет ей почувствовать себя, почувствовать тело монстра, в которое он закован, в конце концов коснуться его белоснежной одежды. Пожалуй, этого он не позволял более никому. Он хотел бы добавить: "Не бойся меня", но разве не тоже самое было отпечатано в его ауре, в его энергетике, которая сейчас оказалась к пери как нельзя ближе? Им обоим главное переступить барьер непонимания, замкнутости, закрытости. Преодолеть свои страхи, увидеть друг в друге не нечто кошмарное, а личностей, готовых идти навстречу. Со своей стороны Мазуридана сделал шаг, позволяя Ревери коснуться того, кто вызывает у неё страх, ужас, недоверие. Готова ли она сделать встречный шаг? Наверное, покажет время.

+1

13

Сейчас эта троица, что стояла перед пери, выглядела как-то по-будничному. Словно бы Рен оказалась свидетелем семейной ссоры. Эти дети выглядели совершенно обычными, если не брать в расчет их климбатскую энергетику. Вот стоит их старший брат, а это две шкодливых двойняшки рядом с ним. И брат у них определенно строгий. Хотелось даже улыбнуться. На секунду расслабиться… Но следом пришло осознание – нет, о чем ты вообще?! Ты в логове монстров! Здесь нельзя расслабляться!
Монстры тем временем внимательно рассматривали перийку. Всеми тремя парами глаз. Двойняшки смотрели с нескрываемым любопытством. После слов их правителя, они будто бы увидели пери в другом свете. Да и действительно. Ведь Климбах не щадит никого! Сколько раз они уже видели, как радиация разъедает чужаков, плавя их кости и внутренности. Как высасывает из них силы. Уродует и превращает в жутких монстров. Или же забирает жизнь. Где-то глубоко в детских сердцах жило понимание – они одиноки. Никому не преодолеть этот барьер. Он – их защита и одновременно проклятье. Но ведь всегда больше хочется того, что недостижимо, верно? Потому, чужак воспринимался климбатами с таким интересом.
«Она справится? Не уверен в этом» - передал Ру своей напарнице.
«Поживем, увидим» - ответила ему Аи. – «Видишь же, сам босс в ней уверен. Пери, да? Никогда не встречала подобной расы. Она кажется очень слабой. Зачем, интересно, она сдалась боссу?... Но в любом случае, лучше сейчас свалить. Пока на орехи не получили, хе-хе… Последим за ней?» - спросила девочка напоследок, когда они уже тактично начали удаляться от разыгравшегося действа в коридоре.
«Конечно. Она мне кажется интересной. Давно у нас ничего интересного не появлялось в крепости.» - согласился Ру, кинув через плечо взгляд на оставленную позади пару. То, что он увидел, заставило его в удивлении округлить глаза. Что это еще за телячьи нежности там у них?!
[float=right]http://sg.uploads.ru/Vrnju.jpg[/float]
Резкий жест климбата заставил пери вздрогнуть и затем задрать в удивлении уши. Что это за неумелое общение? Сейчас правитель выглядел как самый настоящий подросток, не умеющий толком выражать свои мысли. И чувства. Что это значит? Пери совсем растерялась. То, что она видела ранее и то, каким он выглядел сейчас – были будто бы разные личности. Он казался ей очень сдержанным и отстраненным до этого момента. Теперь же… На нее будто бы смотрел очень грустный ребенок. Одинокий… Почему? Ведь он столько прожил! Что с ним не так?
Его энергетика пылала темным заревом. Она подавляла пери полностью. Но сейчас он ей показался настолько уязвимым… Как раненный зверь, что понимает о своей слабости и просит о помощи. Протягивает раненную  лапу в надежде, что тот, к кому он обратился, залечит его неизлечимую рану. Или она ошибается? Она не может знать наверняка. Рен совершенно запуталась. Но дело было не только в этом.
Прикосновение. Он знает? Нет, он же определенно знает. Ведь он так уверенно сказал про ее расу. Знавал других ее сородичей? Или искал информацию? Почему же он решил ее присвоить? Рен разъедало любопытство и раздражение. Он пользуется ее слабостью! И одновременно…
Слишком близко. Ей вдруг стало трудно дышать. Он слишком близко. Он касается ее. Каждый удар сердца, что теперь звучал в ушах, с гулким шумом ставил барьеры на ее запертые эмоции, которые тут же разбивались вдребезги не продержавшись и секунды. Как завороженная, она проскользила взглядом по всему лицу климбата и остановилась на его губах. Клыки зачесались. Очень захотелось впиться в него. Обнять. Сжать. Слиться… Прижаться ухом к его груди и услышать более четко стук его сердца. Монотонный и успокаивающий.
«Чертов контракт!» - начала злиться она.
Он мешал трезво мыслить. Магия договора, что пропитывала каждую клеточку ее тела, заставляла стремиться к ее хозяину. На каком-то животном уровне. Это раздражало. У нее будто не было своего мнения. Все решал за нее контракт. Но она упрямо сопротивлялась. Хотя никогда не делала подобного. Ранее, она всегда смиренно шла за хозяевами, радуясь, что они вообще появлялись у нее. Но у нее не было хозяев климбатов. И они никогда не убивали ее, чтобы потом оживить.
Смущенно опустив взгляд, она, однако ж, осталась недвижимо стоять рядом с ним, не смея протестовать. Бледная кожа ее щек слегка порозовела – это было пока единственное что выдавало ее с потрохами. Под защитой пушистых ресниц, Кватро не мог заметить звериный огонек, проскочивший в ее глазах. Зверь признал его и довольно вертелся внутри, не находя себе места от возбуждения. Но сама перийка упрямо не признавала. Она злилась. На саму себя.
Ей было досадно. Досадно, что ей так легко хочется довериться ему. Досадно, что стоя рядом с ним, ей хотелось, чтобы он не отпускал ее руки. Что хотелось постоянно смотреть на него и никогда не упускать из виду. И ведь наверняка же, она будет чувствовать дикую пустоту, если сейчас он возьмет и уйдет. Оставит ее одну. Это тоже было досадно. И пускай, сейчас ей было очень плохо, она была уверена – ей станет еще хуже, вдали от него. Она боялась. Боялась, что он причинит ей боль и боялась потерять его. Но он так тоскливо смотрел на нее… Что это значит? Почему ей так хочется пожалеть его? Дотронуться до его щеки подушечками пальцев. Погладить по растрепанный волосам – да-да, она успела внимательно разглядеть и это. Хотелось и не только этого… Хотелось более тесного контакта, более интимного… Но это ощущение она панически гнала прочь.
Его рука жгла ее кожу и потому, по телу разливались волны. Волны дискомфорта. Страха. Волнения. Желания. Кватро мог заметить, как запульсировала жилка на лице пери, а на лбу проступили капельки пота, когда как ее рука была как лед.
- Я… чувствую, - тихо произнесла она. Произнесла с придыханием. Расстроилась от звука своего предательского голоса. Поджала уши, будто провинилась.
«Скажи… Зачем?... Почему?... Ты…» - слова шли прямо из души перийки, подкрепленные вновь поднятыми глазами. Слова, которые пери не должны произносить. Они должны лишь слушаться своему предназначению. И потому ей было так сложно задать ему вопрос. Зачем она ему? Задать вопрос прямо она так и не смогла. Умолкла.
А в коридоре, где-то на другом его конце, послышались голоса. Рен дернула ухом и скосила взгляд. Почему-то в этот момент, она испугалась, что у Кватро появятся неотложные дела. И он оставит ее. Одну. Здесь. Среди враждебных климбатов. Потому, она протянула вторую руку и проскользив ей по белоснежной ткани одежды Кватро, завела ее ему за спину, тем самым приобняв его. Рен была очень тактильным существом – климбат сам виноват, что дозволил ей подобное. Она же просто следовала тому, что он дозволял, не зная наверняка, рассердит его это или нет.

+1

14

Хрупкая, женская рука замерла в ладони Мазуриданы, чтобы через мгновение, повинуясь движению климбата, коснуться белоснежной одежды на груди подростка. Через слой ткани, казалось, ужалило ощущение прикосновения. Кватро не дрогнул. Он знал, что в проявлении своих эмоций, тем более не привычных для него, выглядел неловко, совсем, как подросток, который столкнулся с ними впервые и теперь не знает, как правильно себя вести. По сути он и являлся подростком, с тысячелетним опытом, но запертым в своей сугубо личной неопытности. Близкие связи, отношения, чувства - всё это оставалось за бортом его отстраненного восприятия. Ему это было чуждо, и сейчас он созерцал пусть и сдержанную, но пылкую перийку взглядом спокойных глаз, словно наблюдал за пламенем пожара. Он был и оставался наблюдателем, даже если сейчас оказался одним из действующих лиц происходящего.
Он не только видел, но и чувствовал через связь, что Ревери он не безразличен, но что за искра мелькает в её глазах? Она борется сама с собой? Она не хочет этого? Он давит на неё? Когда всё его существо - это монолитный айсберг из льда, становится сложно даже задавать правильные вопросы самому себе, чтоб потом найти правильные ответы. Мазуридана действовал наугад, словно передвигался в полной темноте, негостеприимной и опасной.
Девушка, что стояла перед правителем, разорвала зрительный контакт. Кватро не стал настаивать, лишь тонкие полоски чёрных зрачков дрогнули и расширились, выдавая повысившуюся концентрацию адреналина в крови. Пульс сбился и пошёл вверх. Эмоции и чувства, волнами исходящие от перийки, касались Кватро и словно пульсировали между ними. Молчаливый диалог через связь, в котором подросток почти не принимал участия. Осознание этого факта больно кололо где-то за грудиной. Захотелось отвернуться, отстранить руку Ревери от себя и уйти прочь. Быстрыми шагами, а потом, за парой дверей перейти на бег, но от собственных демонов не убежать. От их общих демонов не убежать. Теперь все невзгоды поделены между ними.
Волнение Рен не могло укрыться даже от такого слепца, как Кватро. Поледеневшие тонкие пальцы, пульсирующая венка и колючее напряжение между ними, всё с головой выдавало девушку. А потом этот тихий голос, полный чувственности и... желания? Но Кватро не смутился, не отвёл глаз, не оттолкнул перийку от себя. И заданный прямо в лоб вопрос тоже не застал его врасплох. Он давал себе отчет в том, с чем ему придётся иметь дело и справляться. Но ответить на вопрос Рен, полностью объяснив сложившуюся ситуацию, не смог бы даже он. Подросток знал, что это сложный разговор, сложный вопрос и сложный ответ. Нужно, чтоб перийка правильно поняла его.
- Я... - мотивов подобного поступка у Кватро было очень много. Так какой же выбрать и рассказать Рен? Что он хотел забрать её из окружающей на тот момент действительности? Что всегда хотел себе перийца? Что он одинок? Что это, в конце концов, его существо пробилось через пресловутую маску спокойствия и безразличия, чтоб решить всё за него? Что он увидел в ней отражение самого себя? Что самонадеянно решил, что он сможет дать ей что-то новое, другое, что-то большее, нежели все до него? Да, правильные в своей логичности вопросы, но среди них нет главного: почему именно она, почему именно Рен? Почему именно на этой девушке Мазуридана остановился своё внимание?
- В моем выборе виноват не рассудок, я не смогу ясно и чётко ответить на вопрос, - смотря на Рен и произнося очередную долгую чушь, Кватро понимал, что не может спроецировать свои чувства, ощущения на слова. Составить из этого полноценную речь, способную удовлетворить любопытство Рен. Или не любопытство?
"Я лишь осколок льда, айсберг, составленный их отсутствия эмоций. Из вакуума. Так зачем же ты спрашиваешь?" Ему было тяжело. Доселе неизвестное, но удручающее чувство навалилось на сердце, чем-то похожее на осознание бессилия. Кватро был бессилен, и его печальные глаза пожалуй, слишком хорошо отражали ту степень беспомощности, в которой он был. Сильный магически, невероятно опасный монстр, прирожденный лидер и вожак, он оказался бессилен перед словами. Как глупо. Как нелепо.
Он не ожидал, что пери обнимет его, по сути сделав ответный шаг навстречу. Это обезоруживало, заставляя окончательно стушеваться перед наплывом эмоций. Слабых, скованных, холодных, но эмоций. Кватро не стал размениваться, не стал ждать и, отпустив тонкую ладонь девушки, обнял Рен в ответ. Его руки скользнули по гибкой талии перийки, очерчивая плавные изгибы её тела, и сомкнулись за спиной девушки. Смертоносные для других, для неё эти объятья могли стать надежными. Сильными, позволяющими почувствовать себя в безопасности, в запретной близости от правителя, в зоне его личного комфорта, там, куда путь другим запрещен. Не желая разрывать тактильный контакт и повинуясь проскочившей искре, климбат запустил пальцы в серую гриву чужих волос на затылке. Знакомое ощущение. Прям как тогда, когда он убил её. То же прикосновение прохладных прядей, густые волны, скользящие по руке, гипнотизирующие, манящие. Чувствуя под ладонью изгиб точёной шеи, Кватро слегка сжал пальцы и привлёк Рен к себе, заставляя устроить голову у нег на плече. Быстротечное мгновение, всего лишь близкий контакт между двумя существами, но растянувшийся в бесконечность. Наверное, Мазуридана желал бы, чтоб оно не заканчивалось. Но увы.
Тишину коридора разорвали чужие шаги. Шаги приближающихся сюда нескольких существ. Уже по ауре Кватро узнал, кто это. Начальник разведки, отвечающий также и за спокойствие границ четвёртой зоны Климбаха. Он направлялся сюда в окружении своих приближенных. Мазуридана сразу понял, что у него какое-то дело и оно не терпит промедления. Легко перехватив руки Рен, он отстранил её от себя. Не как мешающее делам существо, а как равную себе. Вообще, к Ревери у Кватро складывалось определенное отношение, которое он не контролировал.
Начальник разведки показался в коридоре уже после того, как правитель отстранился от Рен, поэтому подозрений по поводу их близкой связи у него не могло возникнуть. Вообще, Кватро сейчас не особо хотел светить взаимоотношениями с Ревери. Он сам с ними не разобрался, а чтоб о чем-то говорить окружающим, нужно хорошо знать ответы на их возможные вопросы.
- Правитель, - завидев Четвёрку, метнулся к нему начальник. Лихорадочное состояние этого климбата Мазуридана не мог не заметить. - Западную границу в районе гор Босх пересекли неизвестные. Был отправлен отряд, но вернулся только один клибат, и то только затем, чтобы доложить обстановку.
- Что с ним?
- Умер. Наши лекари не успели ему помочь.
Мазуридана едва заметно нахмурился, хотя по не изменившемуся выражению его лица могло показаться, что ему всё равно. Однако внутри ледяного монстра закипала такая же ледяная ярость, способная потопить в своих смертоносных потоках любого врага, и тем более того, кто посягнул на спокойствие климбатов.
- Я разберусь с этим. Проследите, чтоб никто из жителей Крудокса не оказался на той территории. Мне не нужны лишние жертвы.
Начальник кивнул. Судя по красноречивому выражению его лица, противник, нарушивший границы, был опасен и силен. Просто так обращаться к правителю разведчик не стал бы, а значит, дело принимает такой оборот, когда необходим контроль со стороны самого могущественного климбата.
"Подойди, Рен, пожалуйста", - обратился Мазуридана к своей перийке. Даже в такой ситуации он не хотел, чтобы она оставалась в стороне.
- Это начальник разведки, - представил ей новое для неё лицо. - Это Ревери Фортиуан, мой фамильяр и новая жительница Крудокса.
Тот кивнул, рассматривая девушку колким взглядом хищных глаз. Такой же монстр, как и Кватро, разве что не такой опасный, опытный и сильный.
- Я должен уладить кое-какие дела на границе, поэтому, прошу, позаботься о ней в моё отсутствие.
Конечно, Кватро понимал, что разведчик не сможет заменить Рен хозяина, но она должна остаться под присмотром, пока не привыкнет к жизни здесь, и пока все климбаты не узнают о её существовании. А ещё Кватро хотел, чтобы перийку осмотрел лекарь, ибо изменения с её энергией его беспокоили и настораживали. Об этом знал начальник разведки, посему отвести Ревери к лекарю, если она согласиться, должен был он. Он кивнул, выражая свою солидарность с приказом правителя.
- Я скоро вернусь. Надеюсь, что к вечеру, - Кватро кивнул Рен. Подростку хотелось, чтобы она верила: ему, его словам и его отчужденной интонации. Увы, вкладывать эмоции в речь он почти не мог. С этими словами он пошёл по коридору, в привычной для себя манере спрятав руки в карманы брюк. За ним направились двое климбатов, посвященных в произошедшее на зоне. Если всё сложиться так, как рассчитывает правитель, то к вечеру он опять окажется в Крандате и сможет посвятить свободное время своему фамильяру. Сомнений в этом у Кватро не возникало. Вряд ли наглые противники смогут оказать по-настоящему серьёзное сопротивление правителю зоны, на что подросток и рассчитывал.

+1

15

прошу прощения, что без оформления - нет возможности=/
Что происходит? Один миг. Одна секунда, на которую пери была прижата носом к плечу белоснежного климбата, заставившая окунуться в его запах, в океан его ауры, в его оголенные эмоции перед ней… Что это за ощущения? Такого Ревери никогда не испытывала. Словно этот ребенок сейчас пытался дотронуться до ее души. Одинокий ребенок. Словно сейчас он распахивал перед ней свою душу. Его слова. Его жесты. Его взгляд, в котором, казалось, можно было разглядеть бескрайнее море. Ледяное море, от которого его самого холод пробирает до костей.
Казалось, ему самому трудно даются слова. Как и Рен, он пытается сказать то, что обычно не произносит. Пери было удивительно это осознавать. До конца она все равно не понимала. Но догадывалась. Интуитивно, перийка почувствовала – он присвоил ее себе не просто потому что захотел, как это обычно делали другие. Здесь было что-то иное.
Обычно, все кто владел ею, проявляли интерес к ее физической оболочке. Ее способностям. Однако, за неимением информации о расе, все останавливалось на одной точке. Последний ее хозяин пытался изучить ее. Но лишь с помощью науки. С помощью опытов. Проб и ошибок. Но все равно, это все было связано с ее физической оболочкой. Все мыслили стандартно и привычно. Их мотивы были понятны и примитивны. Но этот климбат действовал не так. Никто не пытался дотрагиваться до ее души, а этот монстр в теле ребенка именно этим и занимался. Дотрагивался до души, оголяя свою. Или Рен это только показалось?
Она не чувствовала от него обычной похоти. Не чувствовала кровожадной жажды убийства. Как и чувства любопытства перед неизвестной расой. Все было совсем не как обычно. И маленькой несмышлёной перийке было все это незнакомо и непонятно. И ей было страшно. Здесь, на враждебной планете, среди монстров… Рядом с монстром, которому она теперь принадлежала… В его осторожных объятиях, словно бы сулящих защиту… Рен хотелось закрыть глаза и наконец почувствовать себя в безопасности. Но столь хрупкое ощущение, пропало, не успев утвердиться в сознании пери, прежде чем она смогла его осмыслить. Климбат отстранил ее. Она не протестовала. Она сконфуженно отошла на шаг, объятая растерянностью и недомоганием. Однако, оказавшись снова на свободе, Рен вдруг поняла, что ей холодно. А климбат был теплый. И уютный. Поджав уши, она молча слушала разговор появившегося незнакомца с правителем. Так же молча подошла, когда ее представили и кивнула в знак приветствия. Кватро ждали дела. Девушка лишь грустно смотрела вслед удаляющемуся хозяину. Искорка желания обратиться  к нему напоследок, зажглась в ее душе, но тут же потухла. Что она хотела сказать ему? Будь осторожен? Возвращайся, я жду тебя? Хах, вздор какой!
Когда Мазуридана скрылся из виду, пери угрюмо уставилась на оставшегося с ней климбата, ожидая, что он ей скажет. Тот, казалось, тоже ждет, когда правитель уйдет. Наконец, когда белая фигура скрылась во мраке коридора, климбат повернулся к пери.
- Идемте, - указал он рукой в сторону, - Я провожу вас.
Рен скорее машинально двинулась в указанную сторону. Противоположную от той, куда ушел Кватро. Это тут же заставило ее остановится. Повернутся. Ну вот, она уже за него волнуется. Только что сама себя раздирала сомнениями, а теперь хочет бросится за ним следом. Чертов контракт. Какую же он имеет огромную власть над ней.
«Почему ты сопротивляешься?» - вдруг задала она себе вопрос. Вторая она. «Ты же чувствуешь. Он тот, кого ты все время так жаждала встретить. Чего тебе теперь не так?»
Рен молчала. Неспешно зашагала рядом с незнакомцем вновь. Он, кстати, не представился. Но ей, по большому счету, это было безразлично. Ее сейчас больше интересовали личные вопросы. Но вот незнакомый климбат как раз был более любопытен. Он с интересом наблюдал за пери, пока та углубилась в раздумья.
- Где он тебя откопал? – спросил он вдруг.
Рен дернула ушами, но промолчала. Ей не хотелось разговаривать с кем-то из здешних. Во-первых, потому что Кватро ей не сказал, что ей можно говорить, а что нельзя.
- Ты не разговорчива. Наверно, этим ты понравилась нашему правителю… Фамильяр. Ты не с Климбаха. Я чувствую, что твоя аура слабеет. Хоть мы и находимся далеко от кристаллов… Не понимаю, почему Мазуридана не запихнул тебя в безопасное от радиации подземелье… Ты же сдохнешь, думаю, этой ночью, - он злорадно усмехнулся.
От этих слов Рен вздрогнула и остановилась. Посмотрела на климбата. Без страха. Спокойно. Но внимательно. Он примирительно поднял ладони.
- Не мне судить о решениях нашего правителя. Я лишь исполняю его волю, - последнее он сказал без особой радости.
- Климбаты уважают только силу? – вдруг спросила девушка.
Собеседник встрепенулся и как-то странно посмотрел на Рен. С вызовом.
- По больше части, - уклончиво ответил он.
Далее они шли молча, каждый раздумывая о своем. Проведя перийку по длинным коридорам, миновав несколько пролетов лестниц, они наконец оказались перед массивными двустворчатыми дверьми.
- Прошу, - галантно наклонился климбат, скорее с издевкой. – Я довел тебя до нашего светилы в сфере медицины в целостности. Моя миссия выполнена. Скорее всего это наша последняя встреча.
Затем он открыл одну створку и положив руку на спину перийке не сильно, но настойчиво подтолкнул ее внутрь. А затем, когда она вошла, он закрыл дверь и неспешно удалился, насвистывая себе под нос какую-то мелодию.
Девушка оказалась в довольно большом помещении, без окон. Но здесь не было темно. Повсюду светили разного цвета магические светильники. А кое-где стояли разных размеров колбы с непонятным содержимым, так же излучающими свет. Место больше походило на лабораторию, нежели на лазарет.
- Ты пришла?! – услышала девушка из глубины зала. Но за грудами наставленных вещей не было видно кто говорил. – Иди сюда, я тут немного занят.
Рен с опаской, озираясь вокруг, послушно пошла на голос.
- Мазуридана предупредил меня, что пошлет тебя ко мне, - продолжал голос.
Неожиданно, прямо из за груды книг на нее выпрыгнула тень. Пери дернулась и отскочила в сторону, посшибав с рядом оказавшегося стола несколько стоявших там вещей. В том числе какие то банки и пробирки. Все это, со звоном, полетело на пол. Что-то разбилось.
Однако, тень не обратила на это никакого внимания. Это оказался облаченный во все черное мужчина, средних лет на вид. Эссенций. Впервые Рен увидела на Климбахе кого-то кроме климбатов.
- Интересно-интересно, - пробормотал он, схватившись за подбородок, на котором красовалась аккуратная бородка. – И без аналитических пентаграмм видно, что у тебя энергетическая паутина порвана.
- Это можно исправить? – оправившись от неожиданного наскока, спросила пери.
- Ну вот для этого нам уже понадобятся пентаграммы, - воодушевленно ответил медик. – Но что ты сама об этом думаешь? Ты перийка. Никто лучше тебя не расскажет о твоей расе.
Рен лишь покачала головой в ответ. Она действительно не знала.
- Что ж, - даже не расстроился эссенций, - Сейчас попробуем узнать!

+1

16

Мазуридана не хотел оставлять Рен. Ни одну, ни на попечение кому-то. Нет, это не обуславливалось ревностью, Кватро был слишком уверен в себе, чтобы ревновать. Скорее сказывалось чувство ответственности и осознание того, что нельзя оставлять фамильяра без нового хозяина надолго. Вообще, любое живое существо, попавшее в новые обстоятельства, нельзя оставлять надолго. Так гласила логика. Но тут же Мазуридана корил себя за излишне строгое отношение как к себе, так и к окружающим: то должно быть так, это так, и так далее. Иногда происходящее нужно отпустить и позволить развиваться по своим путям. Так и сейчас, пусть Рен хоть на немного окажется вне зоны безопасности, без нового хозяина. Он всё равно не сможет дать ответы на все её вопросы. А общение с узким кругом жителей Крандата, наверное, поможет девушке освоиться, почувствовать, что она может быть предоставлена сама себе и тоже может что-то решать. Но так думал Мазуридана, а о чём думала Рен в тот момент, когда Кватро был вынужден покинуть её, подросток не знал. Но надеялся, что она всё-таки поняла его правильно.
Итак, впереди ждало урегулирование спорных вопросов касательно прав на четвёртую зону Климбаха. Какой-то наглец посчитал, что имеет право решать, какие границы ему можно пересекать и где начинать свою противозаконную деятельность. Это злило Мазуридану. С климбатами никогда не считались. Так пусть пожалеют об этом. Информации о месте локализации противников Кватро получил почти из первых рук, от заместителя начальника разведки. Тот успел поговорить с погибшим климбатом. Поэтому сейчас правитель располагал кое-какой информацией о количестве противников, их вооружении, подготовке и расовой принадлежности. Это был отряд, состоящий из разномастных субъектов, которые, тем не менее, оказались очень хорошо подготовлены. К тому же у них были противорадиационные амулеты, позволяющие находиться на Климбахе некоторое время без вреда для здоровья. Всё это настораживало, и Мазуридана разумно решил не бросаться на врагов в порыве гнева. Гораздо важнее было сначала оценить их со стороны. Определенно, данное предприятие требовало концентрации, внимательности и подготовки, что для Кватро не стоило особого труда, но вопреки самому себе подросток думал вовсе не о предстоящем поединке. Он думал о Рен.
Думал о том, что скажет лекарь, каким будет его прогноз относительно энергетической паутины Ревери и вообще сможет ли она остаться на Климбахе. Конечно, лекарь не мог располагать сто процентной информацией, да и вряд ли насчет перийцев он много знал, но возможно же сделать хоть какие-то выводы? Мысли об этом были тяжелы, как расплавленный свинец, и заполняли собой весь разум правителя. Позже он поймет, что посвящать все мысли Рен для него непозволительная роскошь. Очень скоро эта ошибка запросила свою цену.
К месту нахождения врагов Кватро телепортировался, уже приняв привычный для себя облик монстра. Его угрожающую ауру можно было почувствовать за сотни метров от места появления, но вторгшемуся отряду бежать было уже некуда, да и поздно уже. Только вот хотели ли они этого? Пара взмахов мощных крыльев, и угрожающая тень парит над головами врагов, чтобы через мгновения смертоносной стрелой обрушиться им на головы. Но столь сильного климбата уже ждали. Отряд состоял из пяти сильных существ, и Кватро пришлось противостоять всем им сразу. Завязалось противостояние не на жизнь, а на смерть. Мазуридана, разозленный тем, что незнакомцы убили его подчиненных, дрался, как бешеное животное, которому нечего терять. Очень скоро на землю пролилась кровь, капли которой Кватро превратил в потоки. Но и он не ушёл невредимым: отряд оказался охотниками на климбатов, части которых они потом продают и те используются для создания весьма востребованных артефактов. Поэтому встречу с правителем какой-либо зоны охотники предвидели. И были подготовлены.
Мазуридана оказался ранен, что значительно ослаболи его, но подросток собирался драться до конца. Противостояние затянулось на многие часы: охотники, отбившись от первой атаки и ранив нападающего, пытались сбежать. Устраивали ловушки, пытались загнать климбата в них, пытались поймать на живца, но хладнокровный, опытный правитель оказывался умнее их. Ночью к охотникам прибыло подкрепление, но Кватро не собирался сдаваться. Немного очухавшись от ран, он бросился по следу разбежавшихся врагов. Выслеживая, гнал до тех пор, пока они не выбивались из сил, а потом убивал, долго и страшно. Пожалуй, этой ночью климбатская сущность Кватро вновь вырвалась на волю. Чёрно-белый монстр с мраморно-спокойным лицом бесчинствовал, смертоносной тенью скользил над пригорьями, где прятались охотники и откуда пытались сбежать. И убивал любого, кто выдал себя.
Однако удача была не только на стороне Мазуриданы. Двум последним противникам удалось заманить его в ловушку, когда климбат меньше всего этого ожидал. Смертоносные тиски переломали монстру крылья, лишив возможности летать, перебили правую ногу, но Кватро удалось вырваться. Его пытались пригвоздить копьями, но монстр оказался проворнее. Он передвигался слишком стремительно, чтобы в него, даже раненного попасть. Тогда охотники прибегли к использованию своей магии, и им удалось повторно ранить подростка. Не помнящего себя от боли, ничего не чувствующего и ослепленного яростью, климбата это только разозлило. Он убил и их, и только потом потерял сознание. Ненадолго, но достаточно, чтобы разум пришёл в себя.
Очнулся Кватро среди леса, искореженного магией, уткнувшись в землю, пропахшую яростью, страхом и кровью. Он хотел подняться, чтобы взлететь и отправиться обратно в Крандат, как и обещал Рен, но силы покинули его слишком быстро. Вздохнув, он перевалился на бок, с трудом расправляя изломанные крылья. Боль рвала и ломала тело напополам. Перед глазами висела ослепительно белая пелена. Боль раскаленными тисками сжимала голову, горло, грудную клетку, выдавливая судорожный стон на пару вздохов. Ему могло казаться, что он умирает, но климбаты слишком выносливые твари, чтобы так просто умереть. Кватро знал, что выживет, разве что чужая использованная против него магия оставляла в горле неприятный привкус. К этому привкусу прибавлялся вкус палёной крови, которую подросток сплёвывал на землю.
Потеряв счёт времени, он смотрел перед собой распахнутыми от боли глазами. Бессознательное состояние то накатывало, погребая разум под спокойной пеленой, то вновь отступало, позволяя боли дробить кости в своих тисках. В конце концов выносливый организм сдался, отпуская разум Четвёрки на просторы бредового бессознательного состояния. Ему казалась Рен.
Подросток пришёл в себя только под утро. Прохладный ветер гулял по его распахнутым крыльям, забирался холодными пальцами в длинные растрепавшиеся волосы, и словно боясь, едва касался открытых ран. Пошевелившись, Кватро еле сдержал стон. Из горла вместе с кровью вырвался хрип, больше похожий на всхлип. В голове пульсировала лишь одна мысль - вернуться в Крандат, ведь он обещал. Все сроки обещания давно истекли, но Четвёрка понимал, что не вернувшись, сделает ещё хуже. Он должен вернуться. Если отправятся на его поиски, если принесут обратно в крепость, то грош цена его обещаниям. Он не мог подорвать уверенность подчиненных в нём самом. Правитель, лидер, вожак, всегда должен возвращаться.
Приподнявшись и устроившись на коленях, Кватро призвал телепортацию. Магии и сил должно было хватить. Активированный портал окружил Четвёрку, чтобы в следующее мгновение перенести его в Крандат. Там, в своих комнатах он немного привёл себя в порядок, смыв чудовищное количество уже запекшейся крови, принял человекоподобный облик и не без помощи прислуги был перебинтован и облачился в новые белоснежные одежды. Только потом отправился к Ревери. Сначала он, как и обещал, заберет её от лекаря, а потом уже будет разбираться с остальными проблемами.
Помещение встретило правителя темнотой. Слегка прищурившись от перепада света и деликатно постучав по дверному косяку, Кватро зашёл внутрь. Шаги давались с трудом, но со стороны предположить о состоянии правителя было бы очень сложно. Четвёрка не хотел лишней шумихи среди подчиненных. Гораздо лучше будет потом пригласить к себе лекаря, чтобы он по-тихому разобрался, что к чему. Не за чем будоражить весь Крандат своим ранением. Для подчиненных у Кватро всё в порядке: он разобрался с врагами, отомстил за убитых и теперь вернулся в целости и сохранности.
Лекарь встретил правителя, и Кватро кивком головы призвал его к докладу по волнующим Четвёрку вопросам.
- Кхм, кхе, - откашлялся эссенций перед тем, как начать. - Как Вы и просили, я провёл полную диагностику состояния фамильяра. Детальное исследование аналитическими пентаграммами показало, что её энергетическая паутина сильно повреждена...
На этих словах Кватро едва заметно нахмурился, но лекарь тем временем продолжал свою речь.
- ...Она должна восстановиться. Ей нужно время, хороший отдых и некоторое лечение, которое я смогу назначить после совещания с моими коллегами.
Кватро кивнул, соглашаясь с лекарем. Ему было слишком плохо, чтобы выяснять, почему совещание не было созвано раньше. Ситуация с Ревери, конечно, была не слишком радужной, но Четвёрка хотя бы узнал, что к чему и, возможно, узнает, как Рен можно вылечить. И ещё он понимал, что многое зависит не от лечения и от выводов лекаря, а от их собственных взаимоотношений, от того, будут ли их энергии конфликтовать дальше, будет ли энергия Кватро продолжать уничтожать энергию Рен. Это было хуже всего. Об этом было больно думать, но Кватро никогда не обходил стороной даже такие острые вопросы. Есть проблема и её нужно решать.
- Где Ревери? - Спокойно поинтересовался Кватро, гипнотизируя эссенция взглядом изумрудных глаз, как гипнотизирует удав свою добычу.
- В соседней комнате. Она там ночевала.
Мазуридана кивнул, словно соглашаясь со словами лекаря.
- Через пару часов жду у себя. Мне нужно решить кое-какие вопросы.
Лекарь откланялся и испарился, разумно понимая, что его присутствие более не требуется. Мазуридана же, оставшись один, направился к указанной двери и, постучав, отворил её. Оказавшись в помещении, Кватро нашёл глазами своего фамильяра. Достав одну руку из кармана брюк и приложив её к груди, он слегка поклонился. Он привык обращаться с приближенными не как со слугами, а как с равными себе. Рен он считал равной себе, хотя ему было бы это сложно объяснить.
- Приветствую, Ревери, - голос Четвёрке не изменял. - Хочу извиниться за то, что нарушил обещание и прибыл лишь к утру.
Он склонил голову. Челка упала ему на глаза, частично закрывая взгляд. Кватро показалось, что комната начала раздваиваться, или же пошла кругом. Наверное, раны давали о себе знать, но чтобы об этом узнала Ревери, подросток не хотел. Он не хотел показаться слабым. Наверняка, это был голос упрямства, даже каприза, но слушать свой здравый рассудок Четвёрка сейчас не спешил.

+1

17

Сколько часов она провела в этом странном месте? Рен казалось, что она провела здесь месяц. Бесчисленные вспышки магических кругов. Датчики по всему телу. Ощупывания, куда ж без них… Эссенций заботливо предлагал девушке поспать – ведь ей приходилось терпеть все это долгие часы, лежа на хирургическом столе. Ну или что это за стол был? О том, что здесь могли проводить опыты над живыми существами, пери не думала. Ощущать себя подопытным кроликом ей очень не хотелось. Хотя Рен было не привыкать. Потому, она совершенно спокойно отнеслась к тому, что мужчина сказал ей раздеться. И совершенно спокойно отнеслась к тому, как внимательно он рассмотрел и ощупал ее с ног до головы, не забыв залезть ей в рот и даже промежность. Ее бывший хозяин точно так же себя вел. Но в данном случае, ее новый хозяин отдал ее на изучение своему «лекарю». Потому, действия этого эссенция не казались ей чем-то из ряда вон. Плюс, она до сих пор не понимала свое место здесь, на Климбахе. А вдруг это своего рода обряд? Так правитель здешних мест проверяет своих приближенных на наличие болезней или вирусов? Или он ценитель девственниц? Ну узнает он, что она не невинна, дальше что? Все-таки, ей уже 44 года как-никак. Она досталась ему не с рожденья.
Спать она не могла. Хотела, конечно. Но стоически терпела сонливость, стараясь переключать свое внимание на манипуляции эссенция, что химичил над ней. Он это заметил.
- Не доверяешь мне? – задумчиво спросил он, не отрываясь от своего занятия. Перед этим она очередной раз отказалась от погружения в сон.
- У меня нет причин вам не доверять, - был дан ответ со стола.
- Какой послушный фамильяр. А если мне было поручено разобрать тебя на части ради науки, ты бы так же была послушна?
Рен помедлила с ответом. Она не чувствовала от этого мужчины ничего кроме любопытства.
- Кватро не стал бы отдавать вам такого приказа, - голос фамильяра прозвучал уверенно.
- Хм, - усмехнулся мужчина. – Так так уверена в нем? Однако, ты ошибаешься. Отчасти, - поправил он себя, чтобы не пугать пери. Эссенций оказался словоохотливый. - Наш правитель очень холоден и расчетлив. Он может быть вежлив, но лишь тогда, когда знает, что не понесет потерь. Он делает все для поддержания порядка на своей зоне, а также своего собственного влияния. Не в его привычках показывать свои слабости. И потому, мне не понятно твое место подле него…
- Не тебе судить поступки нашего правителя, Местигор, - услышала Рен женский голос со стороны входа. Однако, ее обладательницу она видеть не могла. Ракурс был не тот.
Эссенций замер и повернулся к гостю. Вид у него был удивленно-недовольный.
- Что ты здесь делаешь, Тулл? – спросил он, не скрывая неприязнь. Он не услышал, как она вошла.
- Хочу проследить, чтобы верный подданный нашего правителя, не отошел от заданной ему задачи ни на йоту, - ответила девушка, подойдя к столу.
Теперь Рен тоже увидела ее. Черноволосая девушка, достаточно высокая, облаченная в минимум черной одежды, подчеркивающей ее стройную фигуру и аппетитную грудь. А из лба торчат два аккуратных рога. Климбат. Достаточно сильный климбат, судя по ауре.
Взгляд цвета разбавленного красного вина встретился с темно-кровавым взглядом. Насмешливый против спокойно-настороженного.
- Смазливенькая, - погладила темноволосая пери по щеке, прежде чем бегло рассмотреть ее с ног до головы.
- Ты мне мешаешь, - продолжил мужчина ворчать.
- Не беспокойся, я постою тут в сторонке. Мне нужно будет ее забрать. Потом. Когда ты закончишь.
- Я не скоро закончу. Да и зачем тебе она? Она больна и ослаблена. Я хочу успеть как можно больше провести обследований…
- Успеть? – удивленно спросила девушка.
У эссенция забегали глаза.
- Ну, ты понимаешь, - виновато улыбнулся он. Он явно не хотел произносить что-то вслух.
Тулл театрально повела бровью.
- Да, я понимаю. Я понимаю, что правитель доверил тебе своего фамильяра, чтобы ты его вылечил. Разве не так звучал приказ? Иначе Кватро будет недоволен, - последнее она произнесла мягко, с нежностью посмотрев на пери и погладив ее по серебристым волосам. Словно осознание того, что правитель будет кем-то недоволен, доставляло ей удовольствие.
- Не доволен?! – рассердился Местигор. – Он притащил ко мне умирающего перийца, о расе которого я ничего не знаю. Она умирает от радиации и непонятного мне недуга, разъедающего ее магическую ауру! А теперь он будет мной недоволен?!
- Тс-с, - осадила его девушка, продолжая поглаживать перийку, - Ты испугаешь нашу маленькую гостью. Разве правитель доверил тебе столь ответственную миссию не потому, что полагается на тебя? Доверяет твоим знаниям и опыту? Неужели ты ничего не можешь сделать?
- Этим. Я. Тут. И. Занимался, - отчеканил гневно эссенций каждое слово, - Пока ты не заявилась!
Затем он грубо оттолкнул девушку от стола и продолжил свою деятельность над телом Рен.
- Ха-ха, - рассмеялась она на грубость, но в сторону отошла. – Осторожно, Местигор. Кто будет тебя оправдывать, если ты потерпишь неудачу?
Мужчина поиграл желваками на лице, но промолчал. Его раздражало присутствие климбата, но он, очевидно, ничего не мог с этим поделать.
- Тебе зовут Ревери, милая? – обратилась девушка к пери. – Тебе не холодно? – вопрос прозвучал будто бы с подвохом. Но Рен не поняла подтекст.
- Ревери Фортиуан, - ответила Рен и помотала головой в знак отрицания.
- Меня зовут Тайлин Тулл. Я тренирую здешних новобранцев. Когда наш любезный Местигор закончит лечение, я хочу проверить на что ты способна в плане боя. Это, - ответила она тут же на немой вопрос эссенция, что он хотел ей только что задать. – Приказал мне наш правитель. И я не привыкла проваливать полученные задания.
Затем девушка развернулась и направилась к выходу.
- Я зайду попозже. Надеюсь, ты к тому времени уже закончишь. Не прощаюсь, - усмехнулась она, посмотрев напоследок на перийку. – И не делай глупостей, Местигор. По-дружески предупреждаю. Ревери, если он будет тебя обижать – скажи мне. Я накажу его.
Когда за климбатом захлопнулась дверь, эссенций злобно метнул свою записную книжку, что лежала на столе прямо в стену.
- Чертова сучка, - процедил он сквозь зубы.
Рен не понимала, почему он так раздражен. Но спрашивать не стала. Еще не хватало, чтобы он начал злиться и на нее.
- Остерегайся ее, - вдруг сказал он более спокойно. – Она только выглядит любезной. Если ты выживешь, она будет рассматривать тебя как соперницу рядом с Кватро.
- Почему вы мне это говорите? – спросила пери.
Он помолчал.
- Климбаты всегда будут оставаться климбатами. Я уважаю нашего правителя. Потому, я и служу ему. Но климбаты, что его окружают, совсем другие. Каждый из них преследует свои цели. Их главный закон – закон силы. Думаю, ты потом это поймешь…
Далее, он поднял брошенный ранее свой бумажный фолиант и некоторое время молча записывал туда что-то, сверяясь с показаниями магических приборов.
- Думаю, на сегодня хватит, - резюмировал наконец он. – Можешь одеваться. В соседней комнате есть кровать, можешь отдохнуть там.
- А что на счет радиации? – спросила пери, свесив ноги со стола, продолжая игнорировать тот факт, что она нагая. А вот разговор эссенция с климбатом ее несколько взволновал.
- А, это, - задумался он, продолжая делать вид, что не замечает наготу пери, - На самом деле, меня это удивило. Обычно, радиация разъедает существ на клеточном уровне. Но я провел анализ сразу как ты пришла – твои клетки не разъедаются. Они будто бы меняются. С этим проблем нет. Наверно. Нужно еще понаблюдать. Остается проблемой лишь твоя паутина. Она будто бы закупорена чем-то. Нет должной циркуляции. Хотя физических повреждений нет.
- Вчера мне проткнули живот. И я умерла. А потом меня оживили и вылечили, - сказала она, взяв свои вещи и начав одеваться.
- Это, - запнулся собеседник от удивления. – Очень интересно… Ты уверена, что умерла?
- Уверена, - спокойно кивнула Рен. Тот кошмар она не забудет никогда. Он ее преследовал до сих пор и создавал стойкое желание больше не засыпать.
- Ты прямо как климбат, - усмехнулся Местигор.
- Я не климбат. Я перийка.
- Для вас нормально умирать и возрождаться?
- Я не знаю.
- А кто воскресил тебя?
- Я не знаю. Может быть Мазуридана?
- Артефактом значит… Я никогда не сталкивался с такой магией. Мне нужно будет почитать об этом. Благо, у нашего правителя очень обширная библиотека. Он любит книги. Значит, отдыхай. А у меня будет пища для раздумий.
Затем он проводил девушку в соседнюю комнату и поспешно вышел. Рен осталась в полном одиночестве.
Ей не хотелось спать. Она убеждала себя в этом. Потому, она не стала ложиться на кровать. Сначала она походила по комнате. Но в ней не было ничего примечательного. Очевидно, это было помещение для отдыха. Минимум мебели. Графин с водой на прикроватном столике. Рен села на край кровати. Просто потому что больше себя было некуда деть.
Первым, о чем она подумала был хозяин.
«Что-то он задерживается. Вроде бы сказал, что скоро вернется? Интересно, так будет всегда?»
Но потом она вспомнила своего предыдущего хозяина. Он тоже вечно был занят. Почти не спал. И постоянно отсутствовал.
«Интересно, он такой же занятой?»
Затем, она подумала про Местигора и Тайлин. На самом деле, Местигор ей тоже не внушал доверия. Хоть он и предупредил о Тулл. Да, пускай, он не сделал с ней ничего плохого. Но у пери было ощущение, что хотел. Просто побоялся. Побоялся гнева Кватро. Он не делал ничего, что могло пробудить сомнение у перийки. Он не делал ей больно. И похотливого взгляда она у него не заметила. Да, он немного настаивал на том, чтобы она уснула. Не хотел, чтобы она заметила, что он с ней делает?... Или пери слишком подозрительна…
А Тайлин… Она не показалась Рен какой-то уж очень злобной. Хотя, лежа на столе, делая выводы лишь по интонации голоса, судить о чем-то сложновато…
Рен чувствовала усталость. Ей все так же было плохо, но она как будто привыкла к этому состоянию. Состоянию беспомощности. С того момента, как она очнулась здесь, это ощущение не покидало ее.
«Тьма полна ужаса» - всплыла мысль в сознании перийки. Это заставило ее съежиться и дернуться в судороге. Она сама чувствовала, что что-то не в порядке. Нет, эссенций ей точно не поможет… Это ей подсказывала интуиция. Что-то было не так… С ней? Может быть дело в климбате? Может они не совместимы? Однако, Местигор сказал, что радиация больше не вредна перийке, ее тело перестраивается под Климбах. Значит, их энергетики сплелись. Да и контракт действовал как обычно – даже прикосновения, казалось бы, незнакомого ей существа, теперь дарили лишь наслаждение. Когда как прикосновения того же Местигора не всколыхнули в девушке ровным счетом ничего. Тогда в чем проблема?
«Ты все еще не приняла его» - подсказало сознание.
«А это проблема?»
«Проблема»
Глупый маленький фамильяр. На кону твоя жизнь, а ты до сих пор меряешь мир добром и злом. Разве климбат не показал свою лояльность?
«Он убил меня»
«И воскресил. Разве ты не почувствовала его одиночество? Он нуждается в тебе… Как и ты в нем»
Все эти мысли и диалоги с больным сознанием заняли всю оставшуюся ночь. Рен упрямо не хотела засыпать. А может быть, ей казалось, что она не заснула? Замерев, словно каменное изваяние, на кровати, она просидела так несколько часов. Все ее внимание было обращено внутрь себя. Она пыталась понять себя. Пыталась почувствовать. Найти выход. Но все, к чему она приходила – осознание того, что ей нужен Кватро. Это злило ее. И расстраивало. Контракт заставлял ее так думать? Тогда почему контракт не дает ей восстановиться?
«Потому что, ты упрямая дура!»
Дверь тихо приоткрылась и Рен как в трансе подняла на нее взгляд. Там стоял ее хозяин. Ей показалось, что в нем что-то изменилось. Вроде бы такой же спокойный… Запах?
У фамильяра непроизвольно дернулись уши. Она чувствовала его. Еле уловимый. Приглушенный. Запах крови Кватро. Откуда она его знала? Но главное… Он ранен?
- Здравствуй, хозяин, - сказала она задумчиво, продолжая внимательно наблюдать за ним. Наблюдать, пытаясь разгадать его. – Все в порядке. Я рада, что ты вернулся.
Затем она сползла с кровати и встала на ноги. И замерла. Нет, она соврала. Ничего не было в порядке. Об этом сказал померкший вдруг свет в ее глазах. Чертова слабость. Рен проморгалась, подождав, когда кровообращение начнет свой нормальный ход и зрение вернется. Движения ее тела даже ей показались ватными. Все тело ломило.
«Ты ранен?» - вдруг спросила она, посмотрев на него. Спросила ментально, чтобы их не могли услышать. Хотя даже ментальные каналы могли прослушиваться.
Но в этот же момент за Кватро в комнату вошла Тайлин.
- Приветствую, владыка. Ты вернулся? Как все прошло? – спросила она в своей мягко-шутливой манере. Как поняла Рен, такой стиль общения для Тулл был нормален.

+1

18

В ответ на слова фамильяра Кватро сдержанно кивнул. Хорошо, что она поняла и не сердится на него. Принципиальный по своей природе, подросток не любил, когда та или иная ситуация выходит из дозволенных рамок, которые он определил, но теперь всё было на своих местах. Ну, почти. Слабость от ранений и пронизывающая всё тело боль никуда не делись. Но Кватро не мог позволить себе такую роскошь, как отдых в кровати, пока раны будут затягиваться. Он правитель, и он не может болеть. Даже если ему попался противник не по зубам, он не может оказаться слабым, он не может страдать от полученных ран. Подчиненным нельзя видеть слабости их правителя.
Подросток взглянул на Рен. Она показалась ему напряженной, даже слабой и потерянной. Ей было плохо без него? Случилось что-то плохое? Её кто-то обидел? Последнее Кватро не допускал, он был уверен в своих подчиненных, они не осмелятся нарушить его приказы и навлечь на себя праведный гнев правителя. Страх держал в узде, но власть Мазуриданы не зиждилась на одном лишь страхе. Он предпочитал понимать своих подданных, говорить с ними на одном языке, и это оказывалось намного эффективнее кровопролитной и жесткой диктатуры, до которой опускались другие правители. Поэтому вариант с тем, что на Рен кто-то покусился, Кватро почти не рассматривал. Однако, если б она сообщила о том, что что-то произошло, он бы разобрался.
Но в его отсутствие ничего не случилось. На заверение, что всё хорошо, подросток повторно кивнул. Собственное состояние не позволяло разбираться в тонкостях сказанных фамильяром слов. Происходящее было словно в тумане.
Ментальный вопрос застал Мазуридану врасплох. Он вскинул на Рен взгляд, среди спокойствия и отстраненности которого читалось легкое удивление. Как она догадалась? Неужели через магическую связь? Если это так, то Кватро нужно быть осторожным в следующий раз. Не зная всех тонкостей связи хозяин-фамильяр, он может навредить Ревери, к тому же она так слаба. Но удивление быстро погасло в его глазах, уставших и холодных. Эмоции долго не существовали в чертогах разума белоснежного правителя.
"Да. Но это не важно", - короткий и сдержанный ответ. Тоже ментально. Кватро не хотел бы говорить об этом вслух. Он вообще не хотел говорить об этом сейчас. Его ранение - это его проблемы, и только его. Ну, и лекарей. Подобное мнение не было продиктовано недоверием к Рен, как раз наоборот, он не хотел впутывать её в лишние проблемы. Она ведь даже сама до конца не пришла в норму, чего уж до правителя, который в разы сильнее? Наверное, своё влияние оказала и гордость Кватро: правитель не должен жаловаться, даже по таким серьёзным вопросам.
Раздавшиеся позади шаги переключили внимание Кватро. Он слегка обернулся, ловя в поле зрения силуэт Тайлин Тулл. Серьёзная и ответственная климбатка, которой он поручил тайную охрану важных личностей, которые по каким-то причинам не могут защищаться сами. Климбах всегда был опасной планетой, поэтому Мазуридана позаботился и об этом.
Не шелохнувшись и продолжая стоять неподвижным изваянием, Кватро лишь слегка склонил голову:
- Приветствую, госпожа Тулл, - правитель продолжал следовать правилам приличия. Он всегда был вежлив, даже тогда, когда подчиненная без его разрешения вторглась в помещение и прервала разговор. Кватро даже бровью не повёл, но лёд в голосе стал отчетливее. - Спасибо, что пришла. Виновники получили по своим заслугам. Предполагаю, именно это тебя волновало?
Кватро привык к насмешливости в манере общения Тайлин, привык к её слегка саркастичному тону, он знал - это всего лишь маска, за которой прячется истинное лицо. Тулл и Мазуридану связывала долгая история, их взаимоотношения развивались по разным путям, но Кватро никогда не подпускал её ближе дозволенного. Тайлин для него была надежным климбатом, верным подданным, которому Кватро может доверить очень многое, но - не более. Он пригласил её сюда не просто так, правда, появилась начальница охраны не совсем вовремя. Мазуридана обратился к Рен.
- Хочу представить тебе начальницу тайной охраны и учителя боевых искусств для новобранцев - Тайлин Тулл, - затем обратил взгляд на климбатку. - Тайлин, это Ревери Фортиуан, новая жительница Крудокса и мой магический фамильяр.
Длинные предложения давались с трудом, но Мазуридана не терял контроля над собой. Он по-прежнему считал, что произошедшее с ним окружающих не касается. Если он посчитает нужным, то сообщит обо всем сам. Закончив приветствие, как того требовали правила, Кватро решил перейти к делам насущным, а именно: фамильяр должна была получить своего личного учителя, который тем не менее не будет пичкать её мозг разными ненужными премудростями, а наоборот - научит выживать на Климбахе. Помимо прочего Мазуридана сам собирался заниматься с Рен, ведь она его фамильяр, и никакое другое существо, кроме него самого, не сможет сполна заменить для пери хозяина. Подросток это прекрасно осознавал.
- Раз уж Тайлин пришла, то я сразу перейду к делу. Ситуация в Крандате, в связи с недавними событиями, требует повышенных мер безопасности, поэтому, пока мой фамильяр находится в новой для неё обстановке, безопасность Ревери я поручаю тебе, Тайлин. Помимо этого прошу стать для неё учителем, детали чего я хочу обсудить позже, - Кватро знал, о чём говорит. Подобный приказ, помимо прочего, являлся лучшим доказательством доверия Мазуриданы. Такие приказы он отдавал не часто и не всем. Удостоиться подобной миссии было тоже самое, что получить от правителя признание. Кватро ценил Тулл, поэтому именно ей доверил своего фамильяра. По его мнению, несмотря на сложный характер, Тайлин могла справиться с поставленной задачей.
- Теперь, прошу Ревери проследовать со мной, - взгляд изумрудных глаз от перийки вернулся к Тайлин. - Тебя, госпожа Тулл, после полудня жду в своем кабинете, мне нужно обсудить кое-какие детали.
Дела, к сожалению, не терпели ожидания, и требовали немедленного решения. Даже будучи сильно раненным, Кватро понимал, что не имеет права отойти от поста правителя, даже на время. Рен он позвал с собой просто потому что хотел поговорить. О чём именно, Мазуридана не знал. Может, она тоже хочет что-то обсудить. Он бы показал ей Крандат изнутри, познакомил с важными жителями, к которым она может обратиться, отвёл бы к Риону, в конце концов. Да и вопрос, что с ним делать, так и оставался открытым. Как именно поступить с подопечным Рен подросток был без понятия.
Отдав все приказания, он развернулся на каблуках и покинул помещение, ожидая, что Рен пойдет за ним. В конце концов, не ослушиваться же ей просьбы правителя? Сказанные Мазуриданой слова были именно просьбой. Обернувшись, он обратился к Рен:
- Что думаешь по поводу Тайлин? Если ты против такого учителя, я могу отменить приказ, - правителю на самом деле было важно мнение Ревери. Заставлять её что-либо делать против её же воли он не хотел. Насилия, по крайней мере сейчас, он не признавал.

+1

19

Сквозь оцепенение, что сковывало ее несколько часов, перийка постепенно возвращала нормальный ход кровообращению во всем теле, переминаясь с ноги на ногу, однако стараясь это делать еле заметно, без резких движений. Сейчас она чувствовала себя вяло и потому не стала дальше развивать разговор с хозяином по поводу ранения. Все-таки, он - взрослое существо и вряд ли сейчас нуждается в ее помощи или жалости. Помочь она ему вряд ли чем-то могла. А жалко он точно не выглядел. Скорее, немного усталым.
Но, среди всей этой усталости и боли, появился тот, кто буквально источал энтузиазм и бодрость. Темноволосая девушка-климбат уверенно вошла в комнату и обратилась к правителю немного в неформальной форме.
Рен было интересно наблюдать за ними – ведь она только знакомилась с обитателями крепости.
- Не то, чтобы волновало, - отмахнулась девушка в ответ на слова правителя. – Я не сомневалась, что ты разберешься там со всеми. Просто удивилась, что ты сам решил разобраться… Но раз проблема решена, то значит, это уже не важно… - последнее она сказала неоднозначно, пристально всматриваясь в Кватро. Очевидно, она ожидала, что тот намекнет ей о чем-то, что не могут слышать другие уши. Но намеков не последовало, и тема с вторжением теперь была точно закрыта. Так она полагала.
Но дальнейшие слова Мазуриданы заставили Тулл нахмуриться и снять себя маску непринужденности.
- Да, мы успели познакомиться пока тебя не было, - задумчиво ответила на его слова начальница.
«С тобой все в порядке?» - ментально уточнила она у кажущегося странным климбата. «Ты же мне вчера уже об этом сказал. И то что буду ее наставником. И то что проверить ее навыки должна после обследования. Забыл? Или повторяешь это, чтобы она слышала?».
Рен послушно последовала за своим правителем, когда тот попросил ее пойти за ним. Она заметила немного озадаченное лицо Тайлин перед уходом, что заставило пери опять вернутся к мыслям о ранении Кватро. Может быть, Тулл тоже заметила?
- Почему я должна быть против твоего выбора, хозяин? – спокойно ответила ему на вопрос Рен. – Я не знаю ее и не мне судить ее. Но за то, что заботишься обо мне – спасибо.
Слова получились мягкими, но немного усталыми. Словно, Рен старалась казаться воспитанной и благодарной. Однако, она все еще не понимала ни своего положения и ситуации в целом. Но и спрашивать не хотела, ожидая, что Мазуридана скажет ей ровно столько, сколько нужно знать согласно ее месту подле него. Остальное ее не касалось.
- Куда мы направляемся, хозяин? – спросила девушка у идущего впереди климбата.

+1

20

Правитель, облаченный в белоснежные одежды, шёл по коридору. Он не оборачивался, но слышал, что Ревери следует за ним. Собственные шаги звучно отдавались в тишине высоких потолков, им вторили шаги фамильяра. Ответ Рен на вопрос, заданный правителем, немного озадачил Кватро, но он разумно полагал, что понимать друг друга с пары слов они начнут ещё не скоро. Сейчас главное было вести себя максимально корректно и обдуманно. Мазуридана слегка обернулся к Ревери:
- Ты можешь быть против моего выбора даже потому что это - мой выбор. Твой выбор может быть другим, - климбат слегка пожал плечами. Он знал, что его слова и действия, снабженные минимумом эмоций и действий, могут быть растолкованы неправильно. Поэтому он не уставал объяснять и разъяснять, если это того требовало. - Если раньше у тебя не было своего выбора и за тебя постоянно кто-то что-то решал, то сейчас всё иначе. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя не слугой, или игрушкой в чужих руках, а свободным жителем. Ты в первую очередь - личность, а личность должна быть самостоятельна. Здесь, на Крудоксе, нет рабов, нет слуг - все, присягнувшие мне и согласные с моей единоличной властью, не насилуются, им не навязываются взгляды, за них не решается каждый шаг. Мы - климбаты, мы - дети, и мы должны быть свободны.
Мазуридана слегка сбавил шаг, чтобы Ревери могла его догнать. Ему почему-то хотелось, чтобы она выслушала его точку зрения и правильно поняла его. В конце концов, у такого безэмоционального существа, каким был Кватро, слова - это единственное, что оставалось. Это то, чем он мог достучаться до окружающих, чем он мог высказывать своё мнение и показывать свой внутренний настрой. Климбаты Крудокса, особенно приближенные к правителю, прекрасно знали, как Кватро говорит, когда доволен, и как, когда не миновать катастрофы.
- Конечно, ты не климбат, но здешние законы распространяются и на тебя тоже, - он слегка кивнул, словно подтверждая сказанные слова. Откровенно говоря, ему не нравилась зажатость Рен, создавалось впечатление, что она считает, что всем от неё что-то нужно, причем не ради благих целей, и она боится. Мазуридана не отрицал, что это могут быть последствия общения с предыдущими хозяевами, поэтому старался не обращать на это внимания, точнее - не зацикливаться на этом. В конце концов, только время и правильные действия могут что-то доказать и изменить. Слова, если он сейчас поговорит с Ревери об этом, вряд ли что-то изменят. Тем более Кватро уже говорил Рен о том, что она может не бояться: ни его, ни здешних жителей, ни здешних мест. Намеренно зла ей вряд ли кто-то пожелает, по крайней мере пока она только начала жить в крепости. Дальнейшее отношение жителей зоны и крепости в частности к приближенной правителя может быть разным: её могут невзлюбить, а могут обожать, как в большинстве своём обожали Мазуридану.
- Я хочу кое-что тебе показать. Пока ты ещё слаба, я не могу предложить тебе покинуть стены крепости и осмотреть примечательные места Крудокса, но пока ты здесь, в крепости, я могу показать тебе примечательные места Крандата - столицы моей зоны. Всё-таки это - твой дом, а ты о нём ещё ничего не знаешь, - Кватро глянул на собеседницу. - Надеюсь, ты не против моей настойчивости.
У Мазуриданы немного создавалось впечатление, что он навязывается: пришёл, когда захотел, попросил Рен идти за ним, теперь вот тащит невесть куда и невесть зачем. А девушка-то хочет этого? Может, ей не интересна эта крепость, не интересно слушать рассказы правителя о важных помещениях и комнатах, может, она хочет чего-то совсем другого? Кватро умом понимал, что Рен вряд ли станет перечить ему, по крайней мере сейчас. Он знал, как это выглядит - он правитель, он хочешь потаскать фамильяра по крепости, это его блажь, поэтому она, как верный и правильный фамильяр, не будет перечить самодурству правителя. Если это так и было на самом деле, то Кватро это удручало. К тому же он чувствовал себя слишком плохо, чтобы таскаться по тем комнатам, которые знал наизусть, но он не хотел, чтобы Ревери, не окажись рядом правителя, запуталась в бесчисленных коридорах, дверях и помещениях. Он хотел, чтобы она знала свой дом, а не отсиживалась в углу своих комнат.
Кватро, выйдя из медицинского отсека, стал спускаться по лестнице. Он слегка прихрамывал, но старался держаться. Плохое самочувствие не заставит его отменить свои планы, иначе - какой из него правитель? Сначал дела, а потом всё остальное. На потом он откладывал и своё ранение.
Длинная лестница, составленная из отполированных кусков причудливого мрамора, убегала всё вниз и вниз. Кватро опустил руку на гладкую поверхность перил, держащихся на балясинах замысловатых форм. У него немного кружилась голова, но внешне он оставался незыблим. Он слегка обернулся к Рен, держась так, чтоб она шла рядом. Он не хотел, чтобы она следовала за ним, как какой-то питомец, как послушная собачка, которая боится потеряться.
- Первым делом, я бы хотел показать тебе библиотеку, - Кватро не зря остановил свой выбор именно на библиотеке и сначала решил показать именно её. Мало того, что она собиралась на протяжении тысячелетий и среди достаточно современной литературы можно было найти по-настоящему удивительные вещи. Если искать внимательно и настойчиво, то на книжных полках можно было найти ответы почти на любые вопросы. Уникальность библиотеки была несомненна, но не только это заставило климбата сделать подобный выбор. Прожив почти четыре тысячи лет, Кватро пришёл к выводу, сделанному на основе опыта и наблюдательности: нет ничего хуже скуки. Она уничтожает изнутри, она разлагает разум и мысли быстрее трупных червей, она способна превратить личность в жалкое подобие. Вечность располагает к скуке, а прожитые тысячелелетия - это почти вечность. Кватро, прожив огромный жизненный срок, никогда не мучился от скуки. Большинство его мыслей, его дум и его времени, когда он не занимался насущными проблемами зоны, было именно здесь - в этой библиотеке, среди тишины и книг которой он находил отражение многих проблем. Он никогда не мучился безумием, как многие его собраться-правители, он не страдал от ерунды и не занимался разрушительным самокопанием. Живя и наблюдая жизнь, он задавал вопросы, а собирая и читая книги, он получал ответы. Он хотел, чтобы Ревери не приняла это, как блажь правителя, он хотел, чтобы она поняла это - если он её единственный хозяин, то она должна быть его единственным фамильяром. Не просто на словах, не просто фактом и не из-за магической связи. Она должна дорасти до него - до его опыта, до его мыслей, до его мудрости, до его логики. И все его мысли были здесь - в этой сокровищнице, составленной из древнейших изданий, из множества томов мыслителей, среди бесчисленного количества работ политических деятелей и других серьёзных писателей. Простой и лёгкой литературы здесь не было.
Библиотека находилась в подземных помещениях, огромным, укрепленных и недостуных извне. Они хорошо охранялись и помимо этого были защищены мощной магией. Раньше, сотни веков назад, на месте привычных грандиозных помещений были пещеры, сообщающиеся между собой узкими переходами. Жители Крудокса, основавшие на месте будущей крепости первый укрепленный город, обнаружили подземные пещеры гораздо позже. Было решено расширить переходы, сами пещеры переделать под более-менее жилые помещения, которые постепенно превратились в отсеки разного назначения. Подземелья оказались намного безопаснее, укреплённее и защищеннее внешней крепости, поэтому сюда помещались наиболее важные и секретные объекты. Одним из таковых стала библиотека, которую до Мазуриданы начал собирать правивший до него климбат. Кватро продолжил его начинание, найдя тайные комнаты с книгами и превратив древнюю, но достаточно скромную коллекцию в настояющую сокровищницу. Именно в книгах этой библиотеки он искал информацию о таинственной расе перийцев, именно древние рассказы о мистических фамильярах заинтересовали его настолько, что перийцы стали значиться одними из его целей. Наверное, он хотел узнать о них немного больше. И теперь у него был такой фамильяр, и он не знал, как себя вести.
- Если тебя что-то интересует, например, куда какой коридор ведёт или что-то ещё, то можешь задавать вопросы, - Мазуридане почему-то казалось, что он пытается заинтересовать Рен. Может, это так и было, но по-другому занять личность, симпатичную и нужную ему, он не очень умел. Точнее, у него было не так много опыта общения с тем, кто привязан к нему магическим контрактом, и с кем он должен установить максимально доверительные отношения.
Лестница тем временем закончилась, спустив по своим ступеням до самой глубокой пещеры, пространство которой давно было переделано в гигантскую библиотеку. Ведущее к библиотеке широкое помещение с высоким потолком заканчивалось такими же высокими дверьми, если не сказать воротами. Они были наглухо заперты, но приблизившийся к ним климбат без труда открыл их мысленным приказом. Двери, тяжело и гулко звякнув многочисленными магическими замками, отворились, впуская путников крепости внутрь. Кватро переступил порог. Знакомый запах книг окружил со всех сторон. Правитель с удовольствием вдохнул воздух, наполненный аурой знаний, мыслей, дум и вечных проблем, у истоков которых толпилось множество авторов многочисленных трудов. Слегка обернулся к Ревери, прерывая затянувшееся молчание:
- Вот мы на месте. Это Великая библиотека, где я провожу большую часть своего времени, если не занят проблемами зоны, - Кватро прошёл вперёд. Высокие стеллажи с бесчисленным количеством книг, казалось, затягивали своей величественной мощью. Мазуридана, окидывая спокойным взглядом сокровищницу, снова обратился к Рен. - Именно здесь я нашёл много информации о твоих сородичах. Если заинтересует, могу предоставить тебе эти книги. Вообще, можешь приходить сюда, когда захочешь. Двери, когда приблизишься к ним, откроются сами. Единственное - это запрещенная секция библиотеки. Туда не нужно заходить и читать литературу, которая представлена там.
Не собираясь быть голословным, Кватро указал в сторону запрещенной секции. Вход в неё ограничивался узорчатыми воротами, а наверху висела предупреждающая таблица "Вход строго воспрещен". Мазуридана обернулся к своему фамильяру, и хотел было сказать что-то ещё, как внезапно раздались торопливые, быстро приближающиеся шаги. Из-за стеллажей показался вычурно одетый эссенций, уже немолодой мужчина лет шестидесяти на вид. Эссенций явно принадлежал к планетарным духам Климбаха - его выдавала агрессивная аура радиации и зловещая атмосфера, которая буквально пропитывала весь Климбах. Цвет кожи эссенция тоже был необычен - насыщенно-сиреневый. На изрядно изрытом морщинами лице отражались мудрость и быстрота ума. Небольшие янтарные глаза, спрятанные за стеклами маленьких круглых очков, казалось, видели насквозь. Взгляд, устремленный на климбата и его спутницу, быстро перебегал с одного на другого. Незнакомец будто что-то соображал.
- Ааа... Мазуридана, - вдруг расплылся мужчина в улыбке, поправляя очки и, словно наконец-то рассмотрев прибывших, направился к Кватро и Рен. - Давно Вас тут не видно было.
- Дела, мистер Тайе, дела, - спокойно ответил Кватро и пожал плечами. - Позвольте представить Вам моего фамильяра - Ревери Фортиуан. Периец по расе и новый житель Крудокса по статусу.
Эссенций быстро перевёл на девушку взгляд, который тут же стал оценивающим, словно рассматривая Рен мужчина хотел найти ответы на все те вопросы, которые вдруг заняли его голову.
- Хмм... Интересно, интересно... - начал было он, но, спохватившись, поспешил откланяться. Кватро, казалось, никак не отреагировал на словесный выпад мужчины в сторону Рен, и продолжил представлять незнакомых друг другу девушку и эссенция.
- Ревери, это библиотекарь - Марайн Тайе, - библиотекарь повторно поклонился, на этот раз более сдержанно, приложив руку к груди, чем выражал новой знакомой своё признание. - К нему, - продолжал тем временем Кватро, - ты можешь обращаться по любым вопросам, связанным с библиотекой.
- Может быть, Вы хотели бы ознакомиться с какой-то конкретной литературой? Может, вам рассказать об этом чудесном месте по подробнее? - Несколько заискивающе начал библиотекарь, обращаясь к Ревери и смотря на неё поверх оправы. Похоже, он знал каждую книгу наперечёт и, гордясь этим, спешил помочь всем желающим ознакомиться с библиотекой. Мазуридана пока не стал вмешиваться в разговор, полагая, что Рен может сама решить, хочет ли она осмотреть библиотеку дальше и ознакомиться  с ней немного ближе, или же нет. Если нет, то Кватро продолжить показывать крепость дальше, если девушка, конечно, тоже не окажется против.

+1

21

Если опустить тот факт, что пери чувствовала себя из ряда вон паршиво, то к этому состоянию добавлялось еще и полное непонимание происходящего. Ее новый хозяин вел себя очень странно. И это все больше зарождало интерес в разуме фамильяра. Зачем она ему? Она не слуга, не игрушка. Полноправный житель. Ему жителей не хватает? Нет, вроде по этому месту не скажешь, что здесь безлюдно. Рен казалось это загадочным.
Ее хозяин сейчас все больше и больше походил на самое обычное существо. И то происшествие в лесу все больше и больше отходило куда-то на край сознания, словно дурной сон. Теперь пери почти не волновало, что с ней будет сейчас – она практически была уверена, что ничего плохого, ее все больше волновало – почему?
Он не смог ответить на ее вопрос тогда. А теперь будто бы ищет ее общества. Пытается неумело подружиться? Рен хотелось тепло улыбнуться – это выглядело весьма мило с его стороны. Она молча шла за ним, внимательно слушая и делая выводы. Она понимала о чем он говорит. Осталось лишь увидеть своими глазами – правда ли это. То что ее никто не тронет, она очень сомневалась.
Климбат вел ее по своему замку и снова напоминал Рен самого настоящего ребенка. «Пойдем, я покажу тебе свои игрушки!» словно бы можно услышать сквозь его слова. Что ж, она пойдет конечно. Знать это место все равно ей нужно. И познакомиться со всеми обитателями, в присутствии Кватро будет гораздо безопасней. Этого она не отрицала… Однако, пери искренне не понимала, почему это нужно делать сейчас, когда ее маленький подопечный томится где-то в подвалах тюрем. Потому, учтиво выслушав правителя и подметив про себя, что в этой библиотеке есть информация о ее расе, она ответила.
- Твоя библиотека впечатляет… - решила похвалить она это место. Ведь, как она поняла, оно было очень важно климбату, раз он первым делом привел ее сюда. - То есть ты интересовался перийцами? Почему? – спросила она вдруг, хотя хотела сейчас поговорить о Рионе. Но слова Мазуриданы несколько насторожили девушку. А вдруг он хочет собрать себе коллекцию перийцев?
Нет, наверно это было бы хорошо, окажись она в обществе себе подобных. Это пролило бы свет на те пробелы, что были в ее знаниях о себе самой. Но если честно… Небольшой укол ревности вдруг проскочил в душе пери. Она не хотела делить своего хозяина ни с кем другим. Хотя Рен тут же осекла себя.
«Ты всего лишь фамильяр. Таких как ты у него может быть множество»
Появление нового персонажа заставило перийку дернуть ушами и насторожиться. Внимательно рассмотрев эссенция, Рен поздоровалась.
- Очень приятно познакомиться, - кивнула она и вежливо добавила. – Спасибо. Я обязательно воспользуюсь вашим предложением и как-нибудь загляну сюда, чтобы послушать рассказы.
Но сейчас все-таки были не совсем подходящее время.
- Можем ли мы навестить Риона, если ты не против? – тихо спросила она, подойдя к своему хозяину вплотную и осторожно ущипнув пальцами левой руки его белоснежный рукав.
Ей все больше нравилось оказываться в личном пространстве этого климбата. Ее климбата, связавшего их контрактом.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Прелюдия сонета