Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » На праздник пойдешь - приключения найдешь!


На праздник пойдешь - приключения найдешь!

Сообщений 1 страница 86 из 86

1


Дата

Время суток на момент начала эпизода


02.05.3001

После полудня, Вечер


https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_orig.png
Эридий/Потэстэм/Где-то в центре города
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_orig.png
Нирон Таон ди Ревель, Экронлион
https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_orig.png
Ежегодный межрасовый фестиваль-ярмарка, проводится каждый год на Эридии, с 1 по 10 эксалоса. На эту ярмарку съезжаются все крупные и мелкие предприниматели, которые производят продукцию и впоследствии отправляют на рынок сбыта. В эти дни на Эридии можно найти и приобрести по сниженным ценам все что душе угодного, от продуктов питания, до транспорта. И конечно такая большая ярмарка привлекает не мало туристов в эти дни. Ярмарки проходят во всех крупных городах планеты, но самая большая из них размещается в столице на центральной площади и крупных улицах города. Здесь можно не только что-то приобрести, но и не плохо провести время, танцы, гулянья, аттракционы, выступления, город гудит в эти дни от рассвета и до рассвета.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_orig.pngБоя не предвидеться, хотя кто его знает, поэтому я буду отыгрывать по смешанной системе.
https://img-fotki.yandex.ru/get/176508/53886497.a/0_174a03_f6196ed3_L.png

Отредактировано Принц Нирон (17.04.2017 23:16:52)

0

2

Главную площадь столицы была залита лучами солнца. Ежегодный межрасовый фестиваль-ярмарка, который проводился ближе к концу весны, был в самом разгаре. Свежий, наполненный ароматами распускавшихся весенних цветов ветер раскачивал разноцветные фигурки, украсившие деревья, и те шаловливо покачивались играя с шелестящей листвой. Горожане веселились и веселили, обступив кругами, глазели на скоморохов, танцоров и акробатов, вышедших потешить народ по случаю праздника. Шумная ватага ребятни со смехом пронеслась по залитой солнцем мостовой, лавируя между встречными и ловко уходя от столкновений.
Ярмарка, не затихавшая ни днем, ни ночью, полнилась привычным суетливым гулом, в котором смешались резкие выкрики торговцев, нахваливающих свой товар с гомоном многолюдной толпы, неспешным потоком омывающей лавки.  Здесь можно было приобрести все, что угодно душе, начиная от необходимых в хозяйстве мелочей и заканчивая роскошными тканями и украшениями, мелких лоточников, снующих в людских потоках, загоны для скота, где предлагали как неказистых лошадок, так и роскошных породистых скакунов, стоящих огромных денег. И над всем этим витали ароматы заморских специй, причудливых сладостей, мягкий дух свежего хлеба и нежного крема для сладких булочек и выпечки.
Появилась стража, и толпа как-то сама собой расступилась, плавно обтекая  патруль, словно перед ним катилась волна невидимой силы, расчищавшей проход. Возможно, так оно и было, а, может, и нет, но никому не хотелось проверять это на собственной шкуре. Оборванец, до этого вполне успешно изображавший слепца, вдруг неожиданно прозрел и поспешил раствориться в толпе, счастливо избегнув неприятной встречи с блюстителями закона. Стоило же патрулю скрыться из вида, как попрошайка вновь устроился на прежнем месте, затянув заунывную песню.
Локхони неспешно шел по заполненной народом площади. Он впервые был на таком празднике. Часто находясь по делам на Эридии, Первородный, что удивительно, ни разу не смог побывать на ежегодном фестивале-ярмарке, который проводился в столице. Однако в этот раз его очаровательная дочь Марсилиена  решила все взять в свои очаровательные ручки. Ради того, чтобы посетить ярмарку девушка даже взяла короткий отпуск на работе, а потом начала обхаживать  Шейра, уговаривая его поехать вместе с ней. Впрочем, долго просить  ей не пришлось. Безумно обожающий свою дочь Ворон согласился без особого сопротивления. Он улыбнулся, вспомнив, какой радостью осветились огромные синие глаза дадерума, и, пожалуй, этот момент стоил всех тревог и переживаний, которые охватывали  Локхони всякий раз, когда девушка  предпринимала очередное путешествие. Правда, хоть в этот раз они отправились в путь вместе.
Чарующая мелодия в сопровождении рокочущих барабанов заставила Первородного оторваться от своих мыслей и резко притормозить. Взметнулась в воздух  густые иссиня-черные пряди волос, в полночно-черных глазах  антиквэрума вспыхнули заинтересованные алые огоньки. Локхони на несколько мгновений застыл в сомнении, глядя то вслед удалявшейся дочери и ее друзьям, то на круг покачивавшихся в такт музыки горожан, отделявший его от музыкантов. Новый взлет зовущей мелодии, и Ворон, не устоявший перед ее очарованием, свернул к помосту возле которого собралась толпа зрителей. Чувственный  рокот барабанов будоражил кровь.
Осторожно протолкавшись  сквозь плотную шеренгу любопытных,  Шейр оказался у самого помоста и завороженно замер,  окунувшись в изысканную красоту танца.

… Он был не здесь…
Он танцевал…
Музыка, рокотавшая где-то на краю сознания, обрушивалась боем тамтамов, переливами флейты, смехом зрителей, проносилась легким шепотом восхищения. Голова откинулась назад, руки взмыли, распуская хрупкие, словно крылья бабочки, полотнища ярких вееров.
Он танцевал.
Его ноги вели свою собственную мелодию - жесткую, ритмичную, словно рокот барабанов. Движения танцора были какие-то резкие, хлесткие, сопровождавшиеся струящимся потоком летящих черных волос, которые, жили своей собственной жизнью, а тело изгибалось, казалось, в самый неподходящий момент.
Он танцевал, забыв обо всем, погрузившись в звонкую, призывную, уводящую в чарующий мир совершенных движений мелодию.
Взмах веером, будто бы отгоняя прочь навязчивую мелодию. Рывок вперед и вверх. Он приземлился на полусогнутые ноги, застыл на мгновение в надломленной неподвижности. А потом…
Яркие полотна вееров, тяжелый водопад волос, летящий за резкими, стремительными, удивительно плавными и грациозными движениями танцовщика, открывали безупречные линии, создавая впечатление потрясающей чувственности.
Он танцевал…
Руки мужчины вывернуло назад в горько-болезненном скольжении, ноги его плели и плели замедленно-точеные узоры, следуя линиям изысканного, сложного танца, все тело стонало и изгибалось, точно лишенное суставов. И движения эти были удивительно плавными, наполненными изысканной чувственностью.
Танцовщик был прекрасен. Он дарил себя, свое искусство зачарованным зрителям, что восторженно вскрикивали, когда танцор замирал на самом краю помоста, сплетая двумя большими веерами замысловатые линии только ему известного узора, рассказывая древнюю сказку, вызывая бурую эмоций, что сейчас выплескивались на танцора.
Изысканное восхищение, смешанное с обожанием, желание и похоть, восторг и зависть сливались, образовывая непередаваемый по вкусу микст, в котором сейчас купался танцор, с каждой последующим мгновением двигаясь все быстрее,  все резче.

Первородный  окунулся в полный невероятной чувственности и грациозности действо, завороженно следя за каждым отточенным движением танцора. Он восхищался его потрясающим мастерством, умением заворожить и подчинить своим искусством зрителей. Танцовщик восхищал и сейчас для антика не существовало ничего ,кроме  деревянного помоста и скользящего по гладким доскам гибкого мужчины с двумя яркими веерами.
Антик был не здесь…
Он танцевал…
Танцевал вместе с этим удивительным существом, сумевшим затронуть струны его темной, древнейшей души.
Шейр танцевал…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (18.04.2017 21:16:27)

+4

3

На подобных праздниках я бывал не часто. У себя в родном Торисе мне доводилось побывать на различных массовых гуляньях, но на другой планете, такое было впервые. Вообще подобные мероприятия меня не особо интересовали, наверное кто-то подумает, что это довольно странно, для молодого парня. Но причина была довольно проста, мне не с кем было ходить на праздники. Конечно можно повеселится и одному, но когда вокруг тебя все ходят компаниями или парочками, становится как-то одиноко что ли и печально. Но этот весенний праздник отличался от большинства остальных, тем что тут была куча разных новинок и именно они возбудили мой интерес настолько, что я отправился на Эридий.
И едва стоило мне заселится в гостинице, а после отправится к центральной улице, как я тут же проникся всей этой шумихой и весельем. Глаза разбегались от разнообразия товаров и увеселительных мероприятий, казалось что просто невозможно охватить тут все, столь масштабно было празднество. Тут любой желающий, мог выбрать что-то на свой вкус. Меня заинтересовала одна из арен, что была расположена не так далеко от той гостиницы, где я заселился. Там на открытой площадке, огрожденной магическом барьером проходило сражение, за главный приз. Любой мог принять участие, призом я правда не интересовался, но на сражение с удовольствием посмотрел.
Затем по мере того как я продвигался к центру и бегал от прилавка к прилавку, юрко пролезая сквозь толпу, мое внимание привлекла выставка-продажа картин одного из современных художников Эридии. Разумеется, мимо этого я пройти не мог и где-то около часа залипал на картины, рассматривая их с мельчайшими подробностями и сравнивая их со своими картинами. Кто знает, сколько бы я так проторчал здесь, если бы заскучавший Ронин не окликнул меня. Еще один плюс альтер-эго, по сути я на празднике был не один, теперь даже если я захочу побыть в одиночестве подобное мне не светит. Жаль было что я не могу использовать способность, призвать Ронина, вместе бы погуляли. К сожалению в такой толпе он долго не протянет, слишком не стабильна еще его материализация.
Но вернемся к празднику. Когда альтер-эго окликнул меня, первое что я почувствовал это голод. И тут была очередная проблема, поскольку столько разных лакомств продавали, что я не знал, какую лучше выбрать. В конечном счете остановился на интересной закуске, что-то вроде тонкого лаваша, свернутого на подобие полуконверта, и в него заложен салат с морепродуктами. На вкус было потрясающим, а главное можно есть на ходу.
Итак продвигаясь дальше сквозь толпу людей, через шум и веселые крики детишек, которые бегали словно стайка озорных птичек, я услышал звуки музыки. По началу не обратил внимания, музыка тут была по всюду, но эта несколько отличалась, была более завораживающей что ли. И ноги сами понесли меня к толпе людей. Прошлось немного попотеть, чтобы протиснутся вперед, так как ростом я был невелик, то полностью разглядеть картину происходящего не мог и пришлось пролезать.
И понял что не зря свернул сюда. На помосте выступал танцор. Я не сразу проникся его танцем, но постепенно он меня увлек, не столько своими заволакивающими движениями, сколько мастерством. Конечно меня как сына Императора обучали танцам, но увы, это было не мое. Как говорил мой учитель, нет таланта, зато у меня были неплохие вокальные данные, но я все таки предпочел художественное искусство. Поэтому меня всегда восхищали подобные личности, кто умел так легко и грациозно танцевать, что не скажешь про меня. Порой моя неуклюжесть проявлялась в самый неподходящий момент. И подобное случилось сейчас.
Я захотел протиснутся еще немного поближе, но завороженный танцем, совсем не смотрел под ноги, зацепился за чей-то ботинок и плюхнулся прямо в спину высокого длиноволосого парня. Радовало одно, свою закуску на тот момент я уже съел и одежду незнакомца не запачкал. Но по инерции уцепился за его рубашку, чтобы не свалится.
Несколько испуганно и смущенно вытаращив глаза, я отшатнулся назад, было крайне стыдно за свою неловкость.
- Простите, я не хотел! - выставив руки вперед уставился на незнакомца, в которого так удачно врезался.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.png
Одет в обычные светло-голубые джинсы, тонкие и мягкие, с крупной символикой на левом бедре. Черный ремень с серебряными вставками. Сверху темно-бардовая рубашка в серебристую мелку полоску с коротким рукавом и полустоячим воротником. На ногах, такие же темно-бардовые кроссовки.
Из акссесуаров, только кольцо-печатка с гербом дома ди Ревель.
Из артефактов: магические наручи, которые связывают Ниро с его антиквэрумом. Носит их постоянно, снимает только когда ложится спать или принимает ванну.
Из отметин на теле, печать связывающая его с антиквэрумом, темно-красного цвета на левом плече со стороны спины. И еще одна отметина, почти не заметная металлического оттенка, на правом бедре, знак принадлежности к ордену Энтропиуса.

+2

4

Номер  удался на славу. Зрители были довольны выступлением танцора и щедро платили за каждый танец, не спеша отпускать танцовщика со сцены. Мужчина улыбался, раскланиваясь, а потом, уступив просьбам  горожан закружился в новом, не менее завораживающем танце. И снова  магия движений, подвластная  гибкому танцовщику окутала  зрителей, которые забыв обо всем, зачарованно следили за каждым жестом танцора.
И Ворон ничем не отличался от них, столь же внимательно следя как гибкая фигура плавно перетекает из одного танцевального па в другое.  Бездонные глаза вспыхивали алыми сполохами искреннего восхищения, а точеные губы изгибались в улыбке.

Гортанные вскрики танцовщика, аритмично-стройные, оплетающие структуру сложного танца, как вьюн оплетает дерево, разносились по площади. Клочья магического тумана, вились вокруг собравшихся у помоста зрителей, но те, опутанные колдовскими сетями чарующих звуков флейты и рокотом барабанов, ничего не замечали.
Он танцевал…
Танец сошел с ума. Тело не танцевало, потому что тела не было. Был лишь сгусток снов и видений, порождение страхов и желаний, тайных и темных стремлений, порхание ярких вееров в умелых руках танцора, шелк летящих по ветру темных волос и мелькание золотистой кожи сквозь полупрозрачную ткань шаровар, блеск золотых колечек в сосках и сияние изумрудов в ушах.
Музыка взлетела вверх протяжной, тягучей нотой и… Оборвалась… Мужчина застыл в центре импровизированной сцены: черные волосы, изумрудные глаза  и золотистая кожа, сквозь которую для всякого умеющего видеть просвечивает невероятная, небывалая сущность.
Мгновения тишины, а потом площадь взорвалась рукоплесканиями. На деревянный настил посыпались монеты, медные, серебряные, золотые. Они барабанили по струганным доскам, падая к ногам артиста. Танцовщик белозубо улыбнулся, наслаждаясь очередным триумфом.

«Праздник определенно удался. Да и я славно повеселился… Эмоции были… Ммм… восхитительны. Все же хорошо, то я согласился приехать сюда, уступив  Марси. Моя крошка умеет уговаривать…»
Выступление завершилось, и Локхони полез  в кошель, собираясь щедро расплатиться с танцором, который сумел доставить ему несколько минут удовольствия. Антик все еще раздумывал, неспешно перебирая монеты и решая, сколько же следует отсыпать артисту, когда вдруг ощутил резкий толчок в спину, заставивший его непроизвольно сделать пару шагов вперед. Серебро проскользнув сквозь когтистые пальцы, со звоном  посыпалось на мостовую, запрыгав по брусчатке. Вслед за толчком Первородный почувствовал, как  изящная платиновая брошка, сделанная в виде змейки впилась ему в горло, шелк рубашки резко натянулся под пальцами чужих рук. Со стороны могло показаться, что кому-то взбрело в голову  стянуть полупрозрачную ткань с плеч черноволосого мужчины. Но в следующий момент хватка на одежде исчезла, а  Первородный услышал испуганный вскрик и скорее ощутил по всколыхнувшемуся воздуху движение незнакомца, который в ужасе отпрянул в сторону.
- Что за… - в бархатном урчащем голосе отчетливо слышалось раздражение, когда  Локхони не менее стремительно обернулся, желая придушить нахала. И замер, удивленно глядя на  хрупкого парнишку в светлых джинсах и темно-бордовой рубашке, едва достигавшему ему до груди.  Весь его вид говорил об искреннем раскаянии.
Шейр вопросительно выгнул черную бровь, полыхнув полночно-алым взглядом, пристально изучая  мальчишку.
«Дриммейр. Еще совсем молоденький… Кхм… Надо же… Имеется связь с моим собратом… Мне даже жаль тебя, мальчик… Когда-нибудь  мой брат или сестра убьет тебя, чтобы вернуть свою силу… Так будет, ибо все мы чудовища, как бы ни скрывались на маской цивилизованности и учтивости»
- Итак, юный невежа,  – лениво промурлыкал Первородный, продолжая сверлить дримма пристальным взглядом, - полагаю, вы осознаете весь масштаб вашей оплошности и ее печальные последствия.
Ворон жестом  когтистой руки указал на ребятню, бросившуюся собирать рассыпавшееся  серебро. Нет,  антику не было жаль утерянных монет, просто… ему хотелось надрать задницу  этому неуклюжему щенку, который умудрился испортить ему настроение. 

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+3

5

Ох, и надо же было оказаться таким неуклюжим и в такой момент, когда все зрители были увлечены танцем, собственно как и я, потому и вышел такой вот казус. Но это мало меня оправдывает и я это понимал. Особенно в тот момент, когда по каменной мостовой посыпались монеты и я рефлекторно глянул на них. Сам-то я предпочитал бумажный вид денег, но на всех планетах разные расценки, приходилось возится и с монетами, особенно вот в такие праздники. Где нельзя использовать банковские карты и приходится платить наличными. В моем кармане так же лежали монеты, но джинсы плотно облегали ягодицы и бедра, надежно прижимая монеты, чтобы они не упали. Кошельки я не любил, деньги всегда просто таскал в кармане. Так мелким воришкам сложнее вытащить их, проще утянуть кошелек целиком, чем выуживать деньги из кармана.
Взгляд ярких синих глаз, оторвался от звонких монет на мостовой и устремился к их владельцу, в которого я так удачно вмочился. Пришлось задрать голову, чтобы увидеть его лицо и в очередной раз, я возненавидел свой рост. Самое удивительное, что мой брат, отец и мать все высокие, а вот я пошел в бабку и унаследовал от нее не только печать антиквэрума, но и маленький рост. Впрочем как и всю остальную внешность, кроме цвета глаз, что достались мне от матери.
Лицо владельца звонких монет показалось мне до боли знакомым, где-то я его уже видел. Фотографическая память художника никогда меня не подводила и если я обращал внимание на какие-то личности, то запоминал их. В память врезались события произошедшие на Эвилариуме, всплыл образ одного из советников отца и лишь только потом, словно выдвинувшись из его тени показалось это лицо, что было сейчас передо мной.
- Это вы? - страх быстро сменился удивлением, причем не малым. Хотя удивляться было не чему, на таком крупном празднике можно кого угодно встретить. Удивительно было то, что из всех гостей ярмарки, я врезался именно в него.
- Вы меня не помните? Я Ниро, Нирон Таон ди Ревель, принц Ториса. Мы с вами встречались на приеме на Эвилариуме, помните, когда было день рождение правителя империи Лайнадар? Вы тогда были в числе гостей, а я прибыл с братом и советником отца по внешней политики. Вы с ним еще разговаривали, как я понял он ваш знакомый. - ох, судя по его недовольному взгляду и речи, похоже он меня не помнит. Как странно, я запомнил его, но вот к какой расе принадлежит так и не знаю. По ощущениям вроде эльф или помесь, но я никогда не встречал кого-то похожего на него.
- Ой, простите, я не хотел вам навредить! - тут же вскинул руки, наблюдая как мальчишки утаскивают рассыпавшиеся монеты - Я могу возместить вам ущерб, только скажите сколько. Просто я так сильно увлекся танцем, что не смотрел под ноги и случайно споткнулся. Знаете, меня всегда восхищали подобные личности, которые умеют то, что не доступно мне. - улыбнулся от всей души, желая замять этот инцидент. вот только разборок мне хватает. Великий Демиург, да мне походу за порог дома выходить нельзя, везде найду приключения на свою задницу вертлявую. Или карма у меня такая или в меня влюбился деос неприятностей. Ах, нет, верно же, я ведь фэдэлес деоса хаоса, неудивительно, что и моя жизнь перестает поддаваться всем законам мироздания. Ну Энтропиус, ну паразит сиреневоволосый!
- Слушайте, я понимаю, что испортил вам момент наслаждения танцем, что если я угощу вас чем-нибудь в качестве извинения? Знаете, я тут как раз проходил мимо миленького кафе, кажется там новинками сладостей угощают, если вы конечно любите сладкое. - сам я сладкое не ел, не любил, но думаю смогу там заказать себе сэндвич или что-нибудь еще. В любом случае, раз уж я виноват, то надо загладить свою вину.

Отредактировано Принц Нирон (20.04.2017 17:03:58)

+2

6

Мальчишка заговорил, и Ворон,  все так же продолжавший пристально изучать его, задумчиво хмыкнул. Память, кристально чистая и невероятно цепкая, которую не удавалось затуманить ни магическим заклинаниям, ни  разной степени силы наркотикам, почти сразу вычленила нужные воспоминания, развернув перед мысленным взором Первородного объемную картинку.
«Вы меня не помните? Я Ниро, Нирон Таон ди Ревель, принц Ториса. Мы с вами встречались на приеме на Эвилариуме, помните, когда был день рождения правителя империи Лайнадар? Вы тогда были в числе гостей, а я прибыл с братом и советником отца по внешней политике. Вы с ним еще разговаривали, как я понял, он - ваш знакомый». – голос юного дриммейра был расцвечен  интонациями надежды, но все так же был полон раскаяния и сожаления.
Стоило фаразм слететь с губ  юноши, как воспоминание Локхони начало обретать форму и краски. Да, это было зимой, почти сразу после наступления нового года. Он прибыл на Эвилариум в составе делегации велсалдийской корпорации «Кристальный барс», руководство которой собиралось наладить сотрудничество с дриммейрами.  Переговоры прошли весьма удачно, и необходимый главам Барса контракт был заключен. Бонусом же оказалось приглашение на праздничное торжество, посвященное рождению императора Лайндара. Первородный отправился на праздник скорее, чтобы развеять скуку, нежели по необходимости. Тогда же он и был представлен  принцу соседнего государства, прибывшего  поздравить правителя от имени соседнего государства. Принц, а так же его имя, был зафиксирован в памяти антиквэрума и тотчас же отложен на дальнюю полочку про запас, где образ и будет храниться до того момента, когда понадобится. Советник же,  сопровождавший юношу оказался куда как интереснее. Беседа с прожженным интриганом доставила  Шейру огромное удовольствие.
И вот сейчас  нужная информация была заботливо развернута перед антиком, который, хмыкнув, тихо проговорил.
- Ваше высочество. – бархатный, мурлыкающий голос Локхони обволакивал,  лаская. – Как же.. как же… помню. – алые сполохи в непроницаемых колодцах глаз потухли, превратившись в едва тлеющие угли, а губы  тронула  едва заметная улыбка. – Нирон Таон ли Ревель… Ненаследный принц империи Торис. Я был представлен вам на том празднике.  – мужчина отвесил дриммейру церемонный поклон – Зовите меня Шейр…  Поскольку мы не на официальном торжестве,  думаю, можно обойтись без надлежащего соблюдения протокола.
Первородный покачал головой, глядя как стайка оборвышей бросилась подбирать рассыпавшиеся монеты.  Голодранцы торопились прибрать серебро к своим липким лапкам, пока хозяин монет не пришел в себя и не стал звать патруль. Усмехнувшись, Ворон резко щелкнул пальцами. Те монеты, которые еще были на брусчатке, подхваченные изменением гравитации, медленно поднялись в воздух и скользнули ему в ладонь.
- Не стоит, Ваше высочество. Сумма не столь уж велика, чтобы о ней беспокоиться. -  Локхони бросил  серебряные кругляши на помост, где еще совсем недавно  порхал танцор. – Я понимаю. Танец был поистине завораживающим. Не удивительно, что вы позабыли о том, что следует смотреть, куда идешь. -  густой, вибрирующий смех Шейра  повис в воздухе. – Я слышал отзывы об этом заведении. Весьма, надо сказать, приятные.  -  Первородный на мгновение задумался, потом качнул головой. –  Слишком шумное заведение нам ни к чему. После восторженных воплей горожан и грома аплодисментов, я хотел бы оказаться в тихом месте, где можно спокойно посидеть и вкусно перекусить.  – полночный взгляд затуманился. – Булочки и кофе сейчас будут, как нельзя, кстати…
Перекинув волосы на грудь, Локхони последовал за дриммейром, который уверенно лавировал среди разношерстой толпы горожан, держа направление на нужное заведение. Приблизившись к аккуратному домику, украшенному горшками с цветущими растениями антик замер.
- Закрыто… - разочаровано вздохнул Шейр. При этом на его лице застыла поистине вселенская обида…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

7

Да ладно! Да же если я и не наследниц принц, неужели меня так сложно запомнить, что пришлось так долго вспоминать? или мне это лишь показалось, но по ощущениям прошла целая вечность, прежде чем я получил ответ от мужчины. Его голос был приятен, как и внешность, однако, после встречи с Деладором, я теперь насторожено относился к красавчикам. Знаю я их, внешность очень обманчива и за таким вот красавцем, который наверняка не мало женских сердец покорил, может прятаться личность настоящего тирана. Разумеется не со всеми такое, судить всех по одному случаю было бы не справедливо, поэтому я и не строил предположений на счет Шейра, но все равно оставался настороже.
И вот снова, его голос завораживал слух, но почему-то в душе кольнуло обидой, то как он назвал меня ненаследным принцем, словно я не принадлежу семье императора, а так, будто какой-то подкидыш. Раньше меня подобное не задевало, но сейчас отчего задело. Однако я утешил себя тем, что многие эту фразу воспринимают не правильно, от трона я не отказывался, просто у меня старший брат есть, потому он-то и является наследником. По сути я тоже наследник, но вперед брата не полезу.
Суета со стороны, отвлекла меня и я вздрогнув, перевел взгляд на детишек, которые собирали монеты. И так быстро у них получалось, что только позавидовать можно. Но когда монеты внезапно поднялись в воздух, я удивленно расширил глаза наблюдая как они переместились в ладонь мужчины. Это явно не Телекинез, я ощутил другую силу, она походила на ту, что использовал Мазур, кажется, при нашей первой встречи, когда меня и Ливэтту похитили. Гравитация? Нет, возможно я ошибаюсь, но если прав, то кто тогда этот парень? Не так много рас обладают подобными навыками.
И снова мои мысли были прерваны, ударом звонких монет о помост. Поняв, что я уже слишком долго молчу, и это может вызвать вопросы, я поспешно улыбнулся. И когда я только стал таким подозрительным? Ах, верно, после встречи с одним не в меру наглым трансдентом.
- Разумеется, тогда зовите меня Ниро. Я вообще не люблю, когда меня называют официально. Обычно свой титул я использую в общении, только с теми, кто мне неприятен или раздражает. - Шейр согласился на мое предложение и я не стал медлить, повернувшись отправился к месту где видел ту кафешку. Собравшийся в толпе народ стал тоже расходится, видимо выступление танцора закончилось, так что не пришлось продираться сквозь толпу, как я это делал до этого.
- Ну, танцоры меня всегда удивляли. Порой я завидую гибкости их тела и изяществу движений. - озадаченно почесал затылок и несколько рассеяно улыбнулся - Не сказать, что я такой уж неповоротливый, но когда сравниваешь себя с другими, всегда кажется, что ты хуже чем они. Я учился танцам, но мне они пригодились в другом деле. - повернув голову, посмотрел на мужчину. Какой он все таки высокий, я едва доставал ему до плеча. Еще один мой недостаток, это рост. Если подумать, то недостатков у меня было много, или просто я был слишком критичен к себе.
Подойдя к кафе, о котором я упоминал, выяснилось что они закрыты. Странно, вроде бы еще много народу и праздник в самом разгаре, но они уже закрылись. Какая досада все таки и видимо не только для меня, судя по выражению лица Шейра, но я был бы не я, если бы так легко сдавался.
- Ну, ничего страшно. Уверен тут и другие места есть. Как же жаль, что тут нельзя где-нибудь арендовать кухню, я бы сам вам что-нибудь приготовил. - улыбнулся, поворачиваясь к мужчине. Уж что-что, а кулинария как раз таки была одной из моих талантов. Блюда я готовил простые, но зато по вкусу потрясающие.
- Может быть прогуляемся вдоль мостовой, скорее всего там есть летние кафе, можем там перекусить. - указав направление, я двинулся туда, надеясь что мужчина последует за мной. Хотя мы и едва знакомы, но это куда лучше, чем гулять тут в одиночестве, когда другие веселятся.

0

8

Ворон слушал болтовню дриммейра, изредка кивая головой и улыбаясь. Он не перебивал юношу, продолжая раздумывать о том ,куда можно пойти, раз  выбранная  принцем кафешка оказалась закрытой. Собственно, оно и понятно. Владельцам заведения тоже ведь хочется развлечься.
- Да, конечно, - мурлыкнул Локхони, чарующе улыбнувшись Нирону. - Танцы всегда завораживают, особенно ,когда их исполняет настоящий Мастер. Я никогда не упускаю возможности насладиться искусством танцоров, какими бы они ни были, если дела позволяют мне это сделать.
«Ну вот… Попробовал сладких булочек… Вот же дерьмо!»
Шейр вздохнул. Но вот не удалось. Как говорится, Демиург горазд на шутки. И если это была очередная, то она определенно удалась, так как и антик, и дриммейр выглядели крайне разочарованными, стоя перед запертой кофейней и пялясь на внушительный замок.
Первородный ненадолго задумался, притопывая носком сапога по мостовой и прикидывая, куда еще можно податься, но к его досаде все казалось не самым лучшим вариантом.
- Знаете что, мой принц. Нам придется пройтись до перекрестка и еще немного по улице. Нас интересует небольшой трактир “Веселый мухомор”. - Ворон криво усмехнулся,  вспомнив давние времена. - Я частенько захаживаю туда, особенно после того, как заведение выкупил эльф. Он не стал менять название. Говорят потому, что боялся отпугнуть удачу, ведь дело было прибыльное. Но все равно, многим выпивохам ограничительные нововведения не по нутру пришлись. Так что, если доверитесь моему выбору, Ваше высочество, придется немного прогуляться.
Развернувшись на каблуках, Локхони начал ловко проталкиваться сквозь шумную толпу гуляющих, косяком прущих на главную площадь, где вот-вот должен был начаться карнавал. При этом он расчищал путь не только для себя, но и для принца, который следовал за ним. Антик даже сбавил скорость, чтобы юноша мог успевать за ним.
Вынырнув из толпы, мужчина свернул в небольшой переулок, и, миновав его, вывел Нирона на маленькую, тихую улочку. Гуляющих здесь было немного, и разноголосый шум не долетал сюда с площади. Облегченно вздохнув, Ворон повернул голову к своему спутнику, который теперь шел рядом с ним.
- «Веселый мухомор»... Прекрасное заведение... И в прошлом  и нынче. – Шейр посмотрел на юношу, глаза  цвета мрака мягко замерцали, выдавая любопытство их обладателя. – Я хорошо знаю это заведение, Ниро. И помню все, что там происходило ранее. – мужчина тихо рассмеялся, показав кончики белоснежных клыков и чуть откидывая голову. –  Когда-то был знатный притон. И отрава там тоже была знатная, пробирала до самых печенок. А как выворачивала наизнанку… Славное было время… - Первородный фыркнул, с трудом сдерживая смех. И сейчас он совсем не выглядел таким важным и неприступным, каким казался ранее. В глазах вспыхнули озорные огоньки, а по губам расползалась хитрая усмешка. – А разборки… Ух, какие там происходили разборки! Не чета нынешним… Возможно, позже, я расскажу тебе о них. Если ты захочешь.
«Да, это хороший выбор. Заведение всегда было уютным, даже когда, там был бандитский притон.»
- Будем надеяться, что там будет тихо, а закуски и выпечка свежими и вкусными. - принял окончательное решение Локхони, хитро подмигивая дриммейру –  Идем. Нам осталось пройти совсем немного.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (25.04.2017 21:00:38)

+1

9

Чего-чего? В трактир? Он это серьезно? А чем ему не нравятся уличные кафе, тут же не одно на всю округу, в конце концов, можно на прилавках что-нибудь съестное купить, что можно есть на ходу. Но в такой праздник, когда все веселятся и в трактир идти? Я по началу подумал, что Шейр пошутил, но когда он развернулся и выбрал направление, то понял, что это не шутка. Меня как-то эта перспектива не очень воодушевляла, особенно название. Уж лучше бы тогда в ресторан гостиницы пошли бы. Эх, надеюсь там будет что-нибудь приличное. Признаться я даже и не знал, что подобные заведения существуют в нашем-то современном мире. Но ничего не поделаешь, раз уж я виноват, придется уступить.
Пока мы шли через толпу, я снова начал смотреть по сторонам. Народу как-то прибавилось, видимо сейчас праздник будет в самом разгаре, а я так ничего и не успел купить. Хотелось мне посмотреть новинки мечей, но среди множества разнообразного товара, я так и не нашел этот товар. Зато в толпе у одного из прилавков признал своих сородичей, кажется они представляли какие-то медицинские новинки. Засмотревшись на них, я едва не упустил из виду своего нового знакомого. Да уж, в такой толпе лучше не терять внимания.
Но вот Шейр свернул в какой-то переулок и я последовал за ним, народу тут почти не было, а шум праздника становился все тише. Ну может я зря расстраивался и мы еще вернемся на праздник. От созерцания домов, меня отвлек голос мужчины и я повернул голову к нему. Выслушав его рассказ, я несколько озадаченно хлопнул глазами.
- Знаете, мне еще только восемнадцать лет, по законам Эвилариума, я еще несовершеннолетний, так что крепкие алкогольные напитки мне вроде как не продают. Хотя я не знаю, как с законами тут. - улыбнулся - Хотя думаю лучше не рисковать. По правде я этого никогда понимал. Разве так приятно пить подобные напитки, от которых тебе будет так плохо, что помереть хочется, да еще и драки устраивать? - приложил палец к губам задумавшись - Ну то есть, если бы я знал заранее что мне будет очень плохо, то я не стал бы пить. И потом подобный алкоголь показывает тебя не с лучшей стороны. Не то, чтобы я был противником этого, просто не понимаю. Зачем некоторые так гуляют? То есть я понимаю что им весело и все такое, но можно ведь и по другому веселится. Хотя наверное каждому свое. - вздохнул и отвел взгляд в сторону. Для меня веселье это приключения, хотя там и полно опасностей и можешь погибнуть, но это потрясающее чувство азарта, особенно если приключения связаны с чем-то из прошлого. Это чувство не сравнится ни с чем. Ну, а в обычное время,  для меня веселье любое занятие. В саду за цветами поухаживать, помочь на кухне, о или запускать фейерверки, вот это я больше всего люблю, еще с детства. я вообще люблю все что связано с огнем.
- Да, кстати, та магия что вы использовали недавно, она как-то связана с гравитацией? - очнувшись от своих мыслей, задал давно интересующий вопрос - Это не похоже было на телекинез, поскольку я сам им владею и ощущения совсем иные. Хотя если не хотите, можете не отвечать, мне просто нравится все что связанно с магией. Я хочу постигнуть все, что только может быть доступно дриммэйру. - улыбнулся с азартным блеском в глазах - Вы наверняка многое умеете, раз по вашим словам вы живете давно. Это круто! Однажды, я стану самым сильным дриммэйром из всех и тогда смогу стать защитником моего народа. - кивнул с уверенностью в своих словах. Уж если я что-то решил для себя, то никакие трудности меня не остановят. В том плане можно было не сомневаться.

0

10

Похоже, юношу не вдохновил поход в трактир.  Ворон лишь хмыкнул на его слова, приподняв губы в едва заметной усмешке.
- Не переживайте, Ваше высочество. Теперь это приличное место, где подают великолепные блюда, свежую выпечку и столь же восхитительный чай с кофе. - мурлыкнул Локхони,  неспешно идя по улице. Чем дальше они уходили от площади, тем тише становилось в торговых кварталах.  Сейчас это как нельзя  устраивало Первородного ,который хотел провести немного времени в тишине, прежде чем снова вернуться на гулянья.  - Думаю вам понравится в «Мухоморе»  Когда я бываю в столице Доминиона, то всегда стараюсь выкроить время, чтобы посидеть в этом заведении за чашечкой свежесваренного кофе и булочками с корицей.
Антик  неспешно скользил сквозь немногочисленную толпу горожан, ловко укорачиваясь от острых локтей и углов лотков. Иногда мужчина небрежно задевал лоток, сбрасывая с него пучок зелени или же какую-то безделушку, и тогда вслед Первородному неслись отборные ругательства, но останавливать Шейра не решались.
-  Да, связано. - улыбнулся мужчина, остановившись и повернувшись к дриммейру. - Я, как и мои соплеменники, умею управлять гравитацией. Иногда это бывает полезно. - на последних фразах Нирона тонкая иисиня-черная бровь  Первородного взлетела вверх, удивленно изогнувшись. - Вот как... Значит, вы хотите силы, мой принц? Забавно...  Надеюсь, что вам известно, что чем больше могущество, тем  выше ответственность. - он  помолчал. Прислушиваясь к своим ощущениям.  Печать связи с атикверумом ощущалась Локхони отчетливо и фонила так, что не заметить ее было невозможно. - Впрочем... В вашем случае, боюсь это будет невозможно.  Вы носите в себе часть силы  антиквэрума. Когда-нибудь владелец придет и востребует ее назад. И когда это произойдет, ваша голова со стуком покатится по  мостовой, мой принц. - черноволосая голова  качнулась, и   шелковая прядка волос тотчас же упала на лоб мужчины,    - А пока этого не произошло... радуйтесь жизни, мой юный друг.
Ворон отвернулся, заскользив взглядом по вывескам  расположенных на улочке заведений и выискивая нужный ориентир. Он уже собирался продолжить путь ,когда   цепкий взгляд  зацепился за выцветшую вывеску. «Лавка секретов»
Эта лавка выглядела так же, как и большинство ее собратьев. Дверь, светлые окна, самая обыкновенная вывеска. Что заставило его направиться к ее дверям, Локхони сказать не мог. Возможно, яркий солнечный свет, льющийся в чисто вымытые окна, или же узор на деревянной двери. А быть может вывеска, на которой было написано название. 
Но что бы ни привлекло Ворона, он, поманив за собой принца, толкнул дверь, улыбнувшись мелодичному звону маленького колокольчика, и шагнул в внутрь, замер на пороге, оглядывая заставленный самыми разнообразными вещами зал.
Пока Первородный стоял столбом, пытаясь понять, за каким деосом ему приспичило зайти в эту странную лавку, из-за прилавка вылетел… фейри. Крылатое, белокурое создание выпорхнуло навстречу, что-то радостно щебеча и улыбаясь. Антик склонил  голову к плечу и полночно-черный шелк длинных волос растекся по плечам, лишь несколько непослушных прядок упали ему на лоб.
- Здравствуйте, господа. - защебетало крылатое создание. - Я рад, что вы решили  заглянуть в мою лавку. Вы непременно найдете здесь свой секрет. Непременно.
«И что я здесь делаю?» - в который раз сам себе задал вопрос Шейр: «Чего я тут не видел?»
- И вам доброго дня, сударь, - промурлыкал антик, озираясь по сторонам. Тем более посмотреть все же было на что. В мерцающих алым глазах вспыхнули теплые огоньки, словно улыбка фейри послужила маленьким ключиком. – Вы полагаете, что я смогу найти тайну по душе?
В бархатном, с раскатистыми урчащими переливами голосе Первородного проскальзывало искреннее любопытство. Даже по прошествии шестисот лет, он не утратил способности удивляться и совать нос не в свои дела, особенно если тайна того стоила. Хотя чем старше становился Ворон, тем сложнее было пробудить в нем интерес, который бы заставил антика пуститься в новое приключение.
- Конечно, уважаемый… - просиял фейри.
Шейр, не спеша двинулся вдоль стеллажей, внимательно рассматривая выставленные на продажу вещи. Вот на одной из полок он заметил связку разноцветных перьев, которые обычно используются для письма. Правда обычными они выглядели только на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что воздушное оперение с завидным постоянством меняет цвет, причем невозможно было предугадать, каким оно станет в следующую минуту. А дальше лежала внушительный фолиант в кожаном переплете, перевязанный цепью, на которой висел внушительного вида замок.
«Забавное место. Все же хорошо, что я сюда зашел…»
Серьги, бусы, резные шкатулки, ажурные мячики, поющие цветы… Лавка поражала своим многообразием, и в каждой вещи чувствовалось если не присутствие магии, то определенная доля загадки. Тайна витала здесь повсюду, кружа голову и маня за собой.
- Удивительное место, не так ли, мой принц? - тихо проговорил Ворон, обращаясь к   Нирону и прекрасно зная, что крылатое создание его услышит. – Буду признателен, если вы сами подберете нам тайну…
«Посмотрим, как это у тебя получится, маленький шкодник… Меня не так-то легко заинтересовать…»

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

11

О, ну если слова мужчины правда относительно этого заведения, тогда можно было успокоится. Потому как я не любил третьесортную еду и вовсе не потому что был избалован изысками, а потому что умел готовить сам и еду которая будет приготовлена хуже моей. я не потреблял. К тому же в подобных заведениях вряд ли еду готовят из высококачественных продуктов. Хотя в последнее время мне приходилось жить на одних бутербродах, так как я частенько пропадал где-то выискивая очередную опасность на свою непоседливую задницу.
Когда раздалось очередное ругательство в след Шейру, я обернулся и посмотрел на торгаша, а после на мужчину. Похоже ему все равно. Но его слова про антиквэрума заставали меня нахмурится и настроение немного упало. Я уже слышал подобное и это невольно задевало. Конечно я понимал, что я еще очень юн и не развил достаточно сил, но сколько раз я сталкивался с опасностью уже, и выходил живым. Кто-то посчитает что мне просто везло, возможно и так, но везение это тоже сила. К тому же я далеко не слабак и от того крайне неприятно когда тебе говорят подобные слова, да еще и с такой уверенностью. В другое время я начал бы злится и неприменно доказал бы, что мужчина ошибается на мой счет, но сейчас мне не хотелось ссорится на пустом месте и потому я глубоко вздохнул, успокаиваясь.
- Не знаю почему вы так говорите, но все антиквэрумы так поступают. Семнадцать лет я прожил в страхе, опасаясь что антиквэрум однажды ворвется во дворец и из-за меня погибнет много стражников, защищающих меня. Семнадцать лет я прожил безымянным принцем, о котором даже во дворце знало лишь пара слуг, да пара учителей. Но однажды мне надоело все это и я решил столкнутся со своими страхами. К счастью брат меня поддержал в этом. В тот день когда я впервые покинул дворец, произошла та самая встреча. По чистой случайности или иронии судьбы. но вечером я столкнулся с моим антиквэрумом. Не знаю почему и по каким причинам, но он не стал меня убивать. Мы с ним подружились. Наверное это странно, но он стал моим первым другом. К тому же сейчас по силе мы равны, так что убить меня не так то и просто. И еще теперь мы оба фэдэлесы Энтропиуса и вроде как неправильно устраивать убийства внутри Ордена. Но все это не важно, потому что я доверяю Дейлару.  Он особенный, не похож на других антиквэрумов, которых я встречал. О и да, он работает следователем в полиции Ториса.
Может быть другим дриммэйра так не повезло, как мне. Но опять же везение это тоже сила. По очередной иронии судьбы, я сталкивался и с другими антиквэрумами и как ни странно по дружился с ними. Иногда я задумывался почему так? может быть от того, что я не представляю угрозы для них. В любом случае мне нравились антиквэрумы, все таки они древние существа. Если это будет возможно, то я отдам силу Дейлару, только мне кажется он ее не примет. В какой-то мере меня это восхищало, распечатать полностью свои силы, обычным убийством дриммэйра и обрести мощь, или же своими силами, старанием и упорством достигнуть того же, понятное дело что больше вызывало уважение.
- А на счет ответственности, вы правы. Я никогда не забываю об этом, как и о том, куда и на что направлена моя сила. Жаль только, что не все поступают так же, - вздохнул и едва не врезался в мужчину, когда тот неожиданно остановился. За разговором я не заметил ту лавку, которая заинтересовала Шейра, но теперь увидев название, мне и самому стало интересно, что там внутри.
А внутри оказался магазинчик, который принадлежал фейри. Вот тебе раз! Таких существ я встречал впервые, но в Энтеросе много причудливых созданий, так что не удивительно, что даже фейри встречаются.
Магазинчик оказался просторным внутри, а ведь с виду и не скажешь, домик мне показался небольшим. На прилавках и витринах многообразие диковенных товаров. Некоторые настолько причудливые, что я даже не взялся бы сказать для чего они нужны. Пока мужчина говорил с фейри, я ходил от прилавка к прилавку рассматривая товар. Глаза прям разбегались, даже не знал что и выбрать, но выбрать что-то надо, хоть что-нибудь. Раз уж я ничего не приобрел на ярмарке, то здесь прикуплю сувенир и для брата тоже.
От созерцания какой-то чудной статуэтки, меня отвлек голос Шейра, подняв голову, я посмотрел на него.
- Глаза разбегаются, не знаю что и выбрать. Я падок на такие вещи, - признался, улыбнувшись, для меня этот магазинчик, все равно что для сладкоежки кондитерская, скупил бы все что есть.

0

12

Фей задумчиво посмотрел на  антиквэрума, потом перевел столь же задумчивый взгляд на  дриммейра. Конечно он мог подобрать секрет для каждого из них и один для обоих. Но разве так будет интересно.  Конечно же нет. Именно поэтому хозяин лавки не торопился исполнять просьбу своих гостей, решая для себя весьма и весьма сложную задачку.
Сам же Ворон так же не торопил  крылатое создание, давая тому время на осмысление задачи. Сейчас Первородный сосредоточил все свое внимание на  юноше, глаза которого буквально  разбегались, скользя по обилию   всевозможных безделушек, вещей и вещичек, лежавших на многочисленных стеллажах.
И несомненно, Локхони  помнил рассуждения принц об антиках. Вернее об одном конкретном антикверуме, с которым у него была связь и чью силу он носил в себе.
«Глупый мальчишка. Ты не понимаешь. Каждый из моих собратьев чудовище. Каждый.  Не стоит обманываться  приятной внешностью и сладким голосом.  Рано или поздно  твой  антик покажет свое истинное лицо, и тогда…  Тогда ты лишишься  своей головы, а  сила, которую ты хранишь, напитает энергетическую паутину Первородного сливаясь с уже имеющейся частью. Каждый из нас стремится  обрести целостность. Каждый. Так было, Так есть и так будет всегда.»
Он не стал озвучивать  Нирону свои мысли, предоставив тому в будущем на собственном опыте убедиться в своих ошибках. Только вот… именно на этой ошибке  юный принц не сможет ничему научиться, ибо она будет фатальной.
- Понимаю, Ваше высочество. – улыбнулся Шейр, переходя от одного стеллажа к другому. – Здесь много  интересных вещей. И над каждой витает своя тайна.
Он перевел взгляд на  порхавшего между полками фея.
- Говорят. Что для каждого посетителя этой лавки имеется свой секрет. – промурлыкал  Локхони  глядя, как связка перьев меняет цвет сначала с голубого на фиолетовый, а потом вдруг окрашиваясь в ярко-алый. – И подбирая тайну, хозяин этого заведения никогда не перепутает ее и не передаст  конкретному гостью чужого секрета.
- Да-да,  ваш спутник совершенно прав. – пропищало крылатое создание, устраиваясь на одной из полок. – Я никогда не путаю секреты. А еще… ни один гость не возьмет не свою тайну. – он лукаво поглядел на Нирона. – Хотите проверить, милорд принц?  Попробуйте выбрать себе секрет сами.
Первородный застыл у одного из стеллажей, прислонившись плечом к  стойке и сложив руки на груди, не сводя полночных глаз с дриммейра.
«Мне любопытно, воспользуешься ли ты предложением гостеприимного хозяина или нет…»
- Насколько я знаю, владелец этой лавки очень редко делает такие предложения.  Вы удостоились невероятной чести, мой принц.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

13

Тайна? Они это серьезно? Но я не видел никаких тайн здесь, конечно вещички необычные, такое не в каждой лавке найдешь, но как по мне это развод для детишек. Я с сомнением посмотрел сначала на Шейра, потом на владельца магазина, чей пол я так и не смог определить. Может они просто решили разыграть меня. Ну как в таких коробочках с секретом, открываешь его, а оттуда выпрыгивает хохочущий клоун. Не люблю клоунов, с детства не любил. По правде говоря я их всегда боялся. За размалеванной маской скрываться может кто угодно и эта широкая нарисованная улыбка всегда казалась мне хищным оскалом. Вдруг и сейчас будет что-то похожее, выберу я какую-нибудь коробочку, а от туда что-нибудь выскочит. Ну и пусть! Все равно я не покажу что испугался.
Упрямо блеснув непокорным, дерзким огоньком в необычно ярких, синих глазах, настолько ярких, что не будь я дриммэйром, можно было подумать, что я ношу контактные линзы, обернулся обратно к стеллажам. По началу я хотел отказаться от предложения фэйри, но это может обидеть хозяина заведения, а обижать других я не любил. Конечно я могу это сделать, случайно, но нарочно никогда.
Несколько растерянно закусив губу, я снова прошелся вдоль прилавков. Сложно выбрать что-то одно из многообразия тех вещичек, что тут были. Интересно где хозяин лавки их достает или делает сам? Но тогда чувствовалось бы что вещички новые, а этого не было. Надо было выбрать что-то, но что?
Проходя мимо очередного прилавка, взгляд зацепился за странный кулон. Вернее в самом кулоне не было ничего странно, он висел на крючке, обычный кулон с небольшим красным кристаллом в центре, и словно бы лапа дракона держала его. Кажется нечто похожее я видел у Дейлара, может быть немного иной формы, но стиль похож. В общем самый обычный кулон, странность заключалась в том, что смотрелся как-то не естественно, среди всех этих необычных вещичек, которых я бы даже описать не смог. Я уже собрался пройти мимо, но внезапно мне словно показалось, что из камня на меня кто-то посмотрел, а до слуха долетел чей-то шепот, почти неуловимый. Вздрогнув, я остановился и посмотрел обратно на кулон, он висел все так же, как и секунду назад и выглядел как-то безлико, среди разнообразия пестреющих товаров. Может мне действительно лишь показалось, разыгралось воображение, после слов фэйри. Все таки я художник и воображение у меня всегда было богатым. В детстве, когда я сидел под замком, не имея возможности видеть мир вокруг, весь мой мир сужался до нескольких комнат в старом крыле дворца, да небольшого сада, где я тренировался, я часто рисовал картины воображая мир вокруг себя. Потом рисовал картины уже по рассказам брата, когда он возвращался с очередного приема с какой-нибудь планеты. А потом, когда я наконец смог сам увидеть мир, то он оказался гораздо красочнее моих детских рисунков и намного опаснее.
Так что возможно и правда мое воображение и фантазия снова взяли вверх, вот только чем дольше я смотрел на кристалл, тем сильнее он гипнотизировал, не давал отвести взгляда от него  и будто бы там, в бездне рубиновой, действительно есть что-то живое. Оно пугало, но в тоже время притягивало, как в детстве пугал и манил меня мир за высокими стенами дворца.
Голос Ронина прозвучал в голове так громко и неожиданно, что я невольно вздрогнул и показалось что сердце замерло на миг. Хлопнув глазами, я дотронулся до своего виска пальцами. Чертов альтер-эго напугал меня до чертиков, но помог вернутся в реальность из которой я похоже выпал. Странно, значит на него не оказывало гипнотическое действие этого кулона.
Сглотнув, я решил повернутся к ожидавшим меня мужчине и фэйри, показал на кулон.
- Это! Я могу купить это? - может быть не стоило мне так торопится, тут есть и другие вещи, которые не так пугали, как этот кулон, но юношеский азарт и природной упрямство взяли вверх. Если мне кто-то бросал вызов, то я всегда на него отвечал, даже если в итоге это могло стоить мне жизни. И если уж я решил докопаться до чего-нибудь, ставя перед собой цель, то горы сверну, но добьюсь своего. Каким бы не было дело, я всегда доводил его до конца.
- А что будет если я возьму не свой секрет? - обратился сразу к обоим - И что если моего секрета тут нет? - было бы немного обидно, окажись это так, но наверное не для всех есть свои секреты. И почему кстати Шейр, не выбирает свой секрет, а лишь наблюдает за мной?

0

14

Фейри благосклонно кивнул. Когда дриммейр все же решил последовать его совету и выбрать  себе секрет. Обычно маленький крылатый шкодник подбирал для своих посетителей тайну, но сейчас малышу было любопытно, что выберет принц. Он знал, что никто и никогда не сможет взять чужую тайну, и что гость  при любом раскладе возьмет именно то, что предназначено именно ему, а не кому-то другому.
- Вы не сможете взять не свою тайну, молодой господин. – улыбнулся фей, подлетев к юноше. – Если это не ваш секрет, то он просто не дастся вам в руки. Вы узнаете, какая вещь из всего многообразия представленного здесь именно ваша. -  он опустился на  один из стеллажей и сложил тоненькие полупрозрачные крылышки. – Выбирайте.
Маленький засранец перевел взгляд на Первородного, который по-прежнему стоял  одного из стеллажей, привалившись плечом к стойке. В блестящих глазках хитрого создания  мерцал лукавый огонек, и понимающая ухмылка не сходила с губ. Казалось, фей знал все, о чем думает  этот красивый древнейший мужчина.
- Милорд, вы не хотите выбрать для себя тайну? – продолжая  улыбаться, вопросил хозяин лавки. – Уверен, здесь найдется то, что придется вам по сердцу.
- В прошлый раз ты говорил тоже самое, мой маленький друг. – в тон ему ответил Локхони. – Но ты же знаешь, что в твоей лавке  для каждого припасен один единственный секрет. Даже тебе не удалось  обойти это условие, крылатый проходимец.
Маленькое существо раздулось от гордости, но почти сразу же сникло, стоило ему увидеть, как полыхнули алым пламенем глаза Первородного.
- Но… вам же понравилось, милорд. Не так ли? – осторожно спросил фей. – Иначе вы бы не взяли ту вещь.
Ворон задумчиво хмыкнул.  Безделушка, которую купил  антик несколько лет назад, доставила ему кучу хлопот, но одновременно с этим..
- Понравилось. -  растягивая гласные, промурлыкал Локхони. – Если бы было иначе, ни тебя, ни твоей лавки уже не было бы.
От разговора их отвлек возглас дриммейра. Ворон  повернул голову, почти сразу же выхватив из множества  вещиц кулон, который приглянулся юноше.
«Достойный выбор, мой принц. Очень достойный. От  побрякушки так и веет тайной. Полагаю, тебя ждет множество приятных минут. Когда ты примешься за разгадку сего секрета.»
- Конечно. – фей подлетел к крючку на котором висел кулон и ловко сдернул цепочку,  чтобы спустя мгновение покачать подвеской перед  принцем. – Вы можете купить его.  Как я понимаю, вы нашли свою тайну, юный господин. -  кулон покачивался над ладонью Нирона, готовый упасть в его руку сразу же, как деньги перекочуют в загребущие лавки фейри. – Один золотой и кулон ваш.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (04.05.2017 10:03:39)

0

15

Удивленно хлопнув ресницами, посмотрел как ловко сдернул с крючка кулон этот маленький хозяин лавки, хотя по началу мне показалось, что для такого хрупкого создания, кулон будет тяжеловат. Интересно, где же все таки он берет эти свои тайны? Я решил потом спросить у Шейра об этом. К их разговору я не прислушивался, поскольку на тот момент выпал из реальности завороженный кристаллом в кулоне.
Опустив взгляд на загадочную  вещичку, я снова едва не поддался гипнозу и снова услышал шепот, тихий, словно шелест листвы высоко в кронах деревьев, и снова не разобрал слов. Кулон манил, но одновременно пугал, странное противоречивое чувство, которое я раньше никогда не испытывал.
Закусив губу, я помотал головой и сунул руку в карман джинс, вынул монетку и протянул ее фэйри. Хорошо что я снял со счета наличные, иначе пришлось бы просить денег у своего нового знакомого, вряд ли тут можно расплатится карточкой.
Вручив деньги, я как-то немного боязливо протянул руку к кулону, словно ожидая, что от прикосновения к нему, меня шарахнет током. Вообще меня учили с осторожностью относится ко всяким магическим артефактам, но как и любой мальчишка в моем возрасте, я редко прислушивался к словам наставников. Тем более тогда, когда любопытство брало вверх над страхом и осторожностью. сейчас был именно такой случай и я даже отмахнулся от настойчивого голоса Ронина, быть аккуратнее с этим кулоном. Уж больно интересно было, что же за тайну он скрывает. Может быть что-то связанное с драконами? Я бы хотел этого, очень хотел бы, поскольку драконами восхищался с самого детства.
- А вы, разве не будите выбирать свой секрет? - поинтересовался у Шейра. переведя на него взгляд. На короткий миг совершения покупки, я чуть не забыл, о том, что здесь не один - Знаете, я раньше такие лавки не видел. Даже в Экстрейме их нет, хотя дриммэйры подкованы в магии как никто другой. - покусав губу, я посмотрел на свою покупку, ну хоть теперь не уйду с пустыми руками с этой ярмарки, про которую я кстати тоже позабыл, едва оказавшись в этой странной лавке.

0

16

Антиквэрум, склонив голову к плесу, так что тяжелые, отливающие полночной синевой пряди челки упали ему на лоб, частично скрыв глаза, с интересом наблюдал за  дриммейром, который, словно завороженный, продолжал смотреть в сияющую глобину кристалла,   размеренно покачивавшегося на цепочке, которую держал  фейри. Сам же крылатый засранец вперился в золотую монетку,  которую  вынул Нирон, замерев в нетерпеливом ожидании. Маленькое создание не шевелилось, лишь тихо стрекотали прозрачные крылышки ,взбивающие воздух и удерживающие фея  в воздухе перед юношей.
Тихий, шелестящий  шепот заполнил  пространство, накрыв не только дримма, но и самого Локхони, который раздраженно тряхнул головой, силясь прогнать наваждение.  Тщетно. Шепот,   едва различимый чутким ухом Первородного навязчиво вклинивался в его мысли, вытесняя все прочие звуки и  шорохи. И во туже  Ворон не мог различить ничего, кроме  сухого,  шелеста древних слов,  проникающих в его сознание, окутывавшее его вытесняя все прочие мысли,  усыпляя инстинкты и заставляя забыть об осторожности.
- Ч-ч-что? - Ворон с трудом проталкивал слова сквозь застрявший в горле сухой ком. Сейчас голос Первородного напоминал  карканье болотной гарпии, а не привычный большинству знавших его мягко вибрирующее мурлыканье. - Свой... секрет?.. Я...
золотой перекочевал в  когтистые пальчики фейри, а кулон с  торжествующим звоном упал в ладонь принца.
«И почему.. мне мерещится... злорадный... хохот?...»
Тревога захлестнула Локхони.  Собрав все силы, он рванулся к юноше, собираясь выбить из его ладони злополучный кулон.
Поздно.
Едва цепкие пальцы мужчины сомкнулись на запястье принца, как...
...Яркая вспышка озарила зал маленькой лавки, четко отпечатываясь в сознании Первородного, рассекая  шелестящий шепот заставляя его убраться в темные углы сознания, осыпаться мелкой крошкой на доски пола.
Сияние ширилось, поглощая все, что находилось в зале, и вдруг, взорвавшись…
Погасло, оставив после себя изысканный шлейф свежести…
Ни молодого дриммейра… Ни древнейшего антиквэрума, сжимавшего хрупкое запястье юноши…
Ничего…
Лишь пустой зал… да загадочная улыбка крошечного фейри, сжимавшего в маленьких ручках золотой кругляш.
- Будь осторожен в своих желаниях, юный принц… И ты, древнейший... - прошелестел фей, щелкнув пальцами. – Они могут исполниться…

***
Болото спало, окутанное покрывалом стелящегося тумана
Но это только казалось, что древняя топь замерла, погрузившись в тягучую дрему. Она продолжала жить своей жизнью, затаившись и поджидая новую жертву. Болото могло ждать бесконечно долго, то погружаясь в сладкое подобие сна, то просыпаясь, чтобы поймать в свои сети неосторожного зверя, вздумавшего пересечь его топи. Трясина крепко держала свои жертвы, не давая ни малейшего шанса на спасение. И свидетельством тому были многочисленные кости, торчавшие из пропитанной серными газами воды, у поверхности которой всегда клубился ядовитый туман.
Болотные огоньки плясали на немногочисленных кочках, торчащих из темной, уже начавшей покрываться толстым слоем ряски воды. Дождь,  хлынувший с затянутого низкими тучами неба, ложился на искореженные деревья, торчавшие из вонючей жижи, тонул в булькающей воде.
Болото стонало, вздыхало и булькало, наполняя пропитанный мерзкими испарениями воздух зыбким эхом, которое плотно вязло в пелене дождя, который с каждой минутой становился все сильнее. Огонек перескочил с кочки на выбеленные временем кости, торчащие из воды, озарил их призрачным светом и утонул в темной воде, которая с громким чпоканьем поглотила его. Оно ждало…
Бесконечно долго и безнадежно.
Но оно было терпеливо… Ведь жертва сама придет в его цепкие лапы, надежно скрытые под свежим покровом снега и кочек.
Магический импульс, озарив укутанные туманом кости ослепительным светом, уронил  живую посылку прямёхонько  в холодную густую жижу, из которой там и сям торчали пушистые моховые кочки.
Болото удовлетворенно вздохнуло…
Его ожидание подошло к концу…
...Тысячи острых осколков впились в  ноги. Их тут же свело судорогой и Локхони, не открывая глаз, рухнул прямо лицом в вонючую воду. Его мозг словно вздулся изнутри и взорвался, лопнул, осветив глухую ночь перед глазами тучей серебряных искр.
Несколько долгих секунд Первородный не предпринимал ничего.  Шейр почувствовал, как у него в легких замерз весь воздух, зубы свело и ругаться стало нечем. За эти несколько секунд вода показалась ему обжигающе горячей. Ощущения были такими ,словно тело Первородного сковало  горящей вулканической лавой, выжигавшей все на своем пути. Мужчина, наконец, собрался и вылез из воды на кочку, совершенно не соображая, где находится. Антик, встряхнулся, оглядываясь по сторонам и почти сразу же обнаружил барахтавшегося рядом Нирона.
- Чтоб тебя светом  дотла выжгло, мелкий пакостник!... - начал он и сам удивился тому, какой у него хриплый голос.  Рванувшись  к принцу он, протянув руку. Рявкнул. - Держись! Крепче, нужно выбраться на твердую землю как можно быстрей, пока болото не проснулось.  Ну же, шевелись. Мой принц!

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободная  расширяющаяся к низу глубокого изумрудного цвета прозрачная рубашка с широкими рукавами с узкими манжетами, обрамляющими сияющие белизной кисти, до середины бедра; платиновая брошь-змея, которой сколот ворот рубашки, не дает полам расходиться при движении; узкие черные штаны, такие узкие, что кажутся скорее второй кожей; пояс в тон брюк; мягкие сапоги.
Грива длинных иссиня-черных волос спадает на плечи и спину, завязана узлом примерно на уровне талии. Челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+3

17

Что произошло в следующею секунду, когда мне на ладонь упал кулон, а Шейр почему-то схватил меня за руку, я так и не смог понять. Яркий свет ослепил настолько сильно, что даже глаза заболели, хотя я и успел зажмурится. Что-то спросить я не успел, стиснув зубы, потому что в ушах зашумело или это был чей-то настойчивый шепот, настолько настойчивый, что я даже не слышал крика Ронина. Вернее слышал, но не разобрал что он мне кричал. И в следующий миг перед глазами все потемнело, кажется я потерял сознание, но всего на пару секунд.
Большой плюх и обжигающая холодная вода, липкая и вязкая привели меня в чувство и я подскочил, как ошпаренный, но одну ногу что-то сильно держало и тянуло вниз. Еще до конца не понимая где я, что происходит, я пытался вырваться из цепкой хватки. Страх заставил сердце колотится о грудную клетку. Очередная попытка вырваться, привела к тому, что я снова оказался в ледяной водой. Стая мурашек пробежали по телу и я едва не наглотался  вонючей жижи.
Ноги начинали неметь от холода, это еще больше подгоняло, но толку было чуть. Где-то совсем рядом, раздался голос Шейра и я повернул голову к нему, пытаясь дотянутся рукой. "Крылья! Крылья!" - кричал настойчивый голос в голове, от которого я по началу отмахнулся, но потом понял, что это был Ронин.
- Гхх! - упрямство, как всегда пришло мне на помощь, если у меня что-то не получалось, то я все равно старался сделать это, так было всегда. Вот и сейчас, вместе с упрямством пришел и гнев, выпустив свои яркие крылья, я резко взмахнул ими и буквально свалился в руки Шейра, тут же убрал крылья. Тело дрожало от холода и пережитого страха, который так до конца и не прошел. Я был в легкой, летней одежде, а тут снег лежит и льет как из ведра. Дриммэйры плохо переносят холод и я не был исключением, поэтому поневоле прижался к такому горячему сейчас телу мужчины. И только сейчас заметил, что я все еще держу в руке тот самый кулон, который судя по всему и стал виновником, что мы оказалась здесь. Видимо какой-то телепорт, вроде того камня, что я впервые купил на рынке в Экстрейме и который по ошибке занес меня на планету архонтов. Помнится тогда для меня все закончилось не очень хорошо. Где мы оказались на этот раз я не знал и даже представления не имел, почему нас занесло именно сюда.
- Где мы? Почему нас сюда занесло? Разве телепорты так работают? - спросил стуча зубами от холода. От мокрого тела воняло гнилью, мои белоснежные волосы, оказались серо-зелеными из-за грязи и болотной тины. Лицо было перепачкано, так что я сейчас больше походил на чумазого чертенка, а не принца. Впрочем Шейр выглядел не лучше. Отчего то мне стало очень жаль его густые черные волосы, нестерпимо хотелось прикоснутся к ним и смахнуть всю эту грязь, но я удержал себя. Мужчина был прав, сначала надо выбраться из болота. В принципе я мог использовать крылья, но мне не поднять Шейра, он больше меня намного. Так что я решил доверится ему в поиске твердой земли.

+1

18

Дриммейр барахтался в болотной жиже, тщетно пытаясь ухватить  сведенными от холода пальцами его руку. Болото оказалось сильнее и теперь с жадностью затягивало юношу в свое бездонное брюхо,  не желая выпускать такую редкую добычу.
Локхони, осторожно опустился на колени и, упершись одной рукой в  моховую кочку, подался вперед, свободной рукой стараясь схватить юношу. Однако едва он наклонился,  переместив вес тела на руку, как кочка,  смачно чавкнув, предательски ушла под воду, и Первородный, не удержав равновесия, ткнулся лицом в холодную воду.
- Вот же зараза! – пробурчал Шейр,  выпрямляясь и обтирая ладонью грязь и ряску с лица. – Чтоб тебя кристаллойды сожрали, маленькая крылатая  дрянь! – последняя фраза была адресована  фею, устроившему обоим столь подлую шутку. – Держись!
Он снова потянулся к принцу, но тот уже, то ли разозлившись, то ли собрав в кулак волю, сумел материализовать огненные крылья, которые и помогли ему выбраться из густой жижи. Правда держали они его недолго и мальчишка,  сделав пару взмахов, свалился прямо в руки  антику, едва не опрокинув того в болото.
Однако Локхони все же удержался, рефлекторно обнимая прижавшегося в поисках тепла Нирона. Мокрая одежда облепила  тело Превородного словно вторая кожа, обрисовав четкий рельеф мышц.
- Не имею понятия, мой принц. – тихий шепот бархатного голоса прозвучал неожиданно громко в серой пелене усиливающегося дождя. – Знаю только, что мы находимся где-то посреди болота, которое определенно ждет когда мы ошибемся, чтобы утянуть нас в свое вонючее  нутро. – он крепче прижал юношу к себе, согревая теплом своего тела. – Определенно, телепорт так не должен работать… - Шейр перевел взгляд на покачивающийся на  цепочке, охватывавшей запястье юноше кулон.  Камень излучал мягкое мерцание и, казалось,  насмешливо скалился, насмехаясь над  ними.  – Почему нас сюда занесло… Полагаю, всему виной этот кристалл, что болтается  на вашей руке.  А вот почему мы оказались именно здесь… Нам еще предстоит выяснить.
Ворон  осторожно поднялся, продолжая обнимать  Нирона и стараясь не  оступиться на  столь ненадежной почве. Он оглядывал расстилавшееся перед ним болото,  стараясь отыскать  хоть какие-то ориентиры. Но тщетно. Всюду, куда бы ни устремился взгляд антикврума  стелилась плотная пелена тумана, укрывающая искореженные  чахлые деревца, да выбеленные кости давних жертв  зловещей топи, терявшихся в густой пелене  дождя.
- Надо двигаться… - пробормотал  Шейр, бережно отстраняя от себя  дриммейра. – Погоди, малыш… Сейчас…
Он  сделал пару осторожных шагов в сторону, освобождая себе место. А через мгновение его тело начало изменяться.
Зыбкая пелена дождя пошла рябью, недовольно расступаясь и выпуская из своих призрачных объятий нечто. Это нечто было словно соткано из снежной пурги, медленно выпрямлялось во весь свой немаленький рост. Туманная дымка рваными клочьями стекала по длинным снежно-белым волосам, цеплялась за покрытые причудливым узором рога, влажной моросью оседала на густой  молочно-белой шерсти, укутывающей гибкую поджарую фигуру и  тяжелыми складками стекавшую к мощным лапам.
Первородный потянулся, разминая затекшие мышцы и чувствуя, как они перекатываются под бледной кожей. С тихим шорохом развернулись огромные крылья, натягивая  белесую, кажущуюся  тонкой и прозрачной перепонку. Сделав пару взмахов, Шейр сложил их и повернулся к принцу.
- Нирон… - древнейший резко вскинул голову, разрывая рогами дрожащую туманную муть дождя, – Нам пора двигаться… Я попробую вынести нас отсюда…
Локхони замер, чутко прислушиваясь к чему-то неизвестному, находящемуся неизмеримо далеко. Кончики остроконечных ушей напряженно подрагивали, пока антик сканировал пространство, силясь вычленить звуки, которые могло издавать живое существо.
Что-то ухнуло, тяжелым стоном  разнесшись над гиблой топью, и рогатая голова медленно повернулась, четко фиксируя направление. Гибкой плетью хлестнул длинный, тонкий хвост, разрывая клубящийся туман, и Первородный,  бережно подхватив дримма на руки,  сорвался с места в стремительном прыжке вперед и вверх. Перепончатые крылья развернулись,  ловя восходящие потоки воздуха, и вот уже антикверум, сделав плавный разворот и крепко удерживая беловолосого  юношу, устремился на звук.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: находится в истинном облике
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

19

Лицо Ранель покрывают глубокие морщины, косматые седые волосы создают у непосвященного несколько неряшливое и отталкивающее  впечатление. Добавьте к этому скрипучий, ворчливый голос, скрюченную старостью спину и шаркающую походку, и перед вами предстанет мерзкая старая карга, склочная и неуживчивая. Однако на самом деле расторопность, с какой она распоряжается в своем доме и на кухне, странно противоречит ее виду древней старухи. Ее сиплый, скрипучий голос перекрывает звон посуды, когда она начинает в очередной раз сетовать на свою горькую жизнь.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Ранель взвалила на спину вязанку хвороста, который она с таким трудом собрала нынче и заковыляла по одной ей ведомой тропинке через гиблую топь. Она,  кряхтя и вздыхая, осторожно ступала на моховые кочки, старательно выверяя каждый свой шаг, зная сколь коварна подлая трясина, утащившая в свое ненасытное нутро не одну жертву. И хоть тропка был ей хорошо знакома, она не спешила. Рядом вспух водяной пузырь и с резким чавкающим звуком лопнул, оставив после себя мерзкий запах серы.  Топь жила, вздыхала и охала, вспучиваясь такими вот пузырями, оставлявшими после себя столь мерзкий запах, который мог убить живое существо, имевшее неосторожность вдохнуть едкий газ. Старуха закашлялась, едва не уронив хворост, и, поминая топь недобрым словом, шагнула на торчавшую впереди кочку, спеша покинуть место скопления ядовитого газа.
Моросящий поначалу дождь превратился в сплошную стену воды, сводившими видимость к нулю и вынуждая женщину часто останавливаться, чтобы нашарить корявой палкой очередную кочку или же чтобы разглядеть одной ей ведомую метку,  указывающую на  тропинку через трясину, пестревшую множеством костей, которые она не гнушалась использовать в своем ремесле.
Хлопанье крыльев и голоса раздались неожиданно. Ранель даже не сразу поняла, что это живое существо, а не очередной вздох голодной бездны, жаждущей заполучить новую жертву. Дождь искажал звуки, так что ей вполне могло показаться, что это болото подшутило над ней, создав звуки столь похожие на вопли разумного.
Она замерла, настороженно прислушиваясь. Ответом ей была тишина.
Мертвенная, зловещая тишина.
- Снова болото чудит… - прокаркала старуха, продолжив путь.
Но нет…
Хлопанье и крик раздались снова. Теперь уже ближе и гораздо отчетливей.
Кричал определенно буланим. Или не буланим. Кто их там разберет…
Поправив вязанку на спине, Ранель резво запрыгала с кочки на кочку, идя навстречу заинтересовавшему ее звуку.

0

20

Украв немного тепла у Шейра, но все равно продолжая дрожать от холода, я все же постарался взять себя в руки. Да, ситуация из мало приятных. особенно учитывая холод, но мне не хотелось показать перед мужчиной слабаком и трусливым котенком. В конце концов, если уж не гордость воина, но гордость представителя королевской фамилии во мне присутствовала. И меня с детства учили давить в себе страх, даже если он и сковывал сердце, подобно этому болоту, которое едва не утащила меня в свои вечные, ледяные и вонючие объятья.
В конечном счете. нельзя просто взять и свалить всю сложность ситуации на Шейра. Мы оба оказались здесь и я чувствовал вину перед ним, за то, что выбрал этот кулон, а не что-то миленькое и безобидное. Теперь и мой новый знакомый оказался втянут в неприятности. Отчего я невольно тяжко вздохнул. Что же за напасть то такая, действительно как проклятье, мало того что я сам то и дело влипаю в неприятности, так еще и других втягиваю.
Я немного отстранился от мужчины, ровно настолько, чтобы было удобно рассмотреть пространство вокруг. Надо просто потерпеть холод, можно попробовать использовать энергию, чтобы согреться изнутри. Я знаю, те, кто владеет магией могут применять ее как угодно, но мне почему-то до жути хотелось прямо сейчас окружить себя пламенем. Мне оно не навредит, но поможет согреться и обсохнуть. Однако я не стал это делать. Во первых, мы понятия не имели где находимся и что за твари тут могут обитать. во вторых. не известно как тут магия работает, возможно что мы оказались в аномальной зоне. Мысли об этом были столь мучительны, что я едва сдержал стон досады. Надо взять себя в руки и не доставлять Шейру лишних проблем.
Я посмотрел на кулон на своей руке. в первый миг, после слов мужчины, мне захотелось выбросить его, но что-то удержало меня от подобного. Какое-то странное чувство, будто этот кулон еще сыграет свою роль. В любом случае, свое дело он уже сделал и смысла выбрасывать его все равно нет. Поэтому я лишь пихнул кулон в карман своих штанов и поднялся вместе с мужчиной.
Как только он отошел, холод навалился с прежней силой. Дождь потоками обрушивался на тело. радовало одно, он смывал с тела вонючею грязь. По степенно я привыкал к низкой температуре, все еще дрожал, но чувствовал, что смогу перетерпеть холод некоторое время.
Шейр отошел в сторону и я уже было рванулся за ним, с криком, "это опасно", но крик так и замер в горле не слетев с посиневших от холода губ. На миг трансформации мужчины, я даже забыл о холоде, ошарашенно распахнув глаза и с изумлением наблюдая за его преобразованием.
Он был кем угодно, но только не эльфом, как мне показалось сначала. Эльфы не преображаются подобным образом. Не так много в мире существ, которые имели бы второй облик, помимо берсерка. К тому же я ощутил мощь, когда трансформация закончилась и это была не мощь берсерка. Кто же он такой?
На первый взгляд его другой облик резко отталкивал, вернее вызывал страх, не столько своим внешним видом, сколько размерами, но вопреки ожиданиям я не отшатнулся. Почему-то меня этот облик не напугал, хотя я был уверен в том, что Шейру не составит большого труда, своей громадной лапой свернуть мне шею, как новорожденному котенку. Я словно завороженный смотрел в его черные глаза, которые гипнотизировали, заставляя тонуть в омуте  черноты. Они засасывали подобно черной дыре. Потому когда раздался голос, я невольно вздрогнул и еще не совсем придя в себя, заторможено посмотрел на протянутую мне лапу.
- Д-да! - кивнул и закусив губу схватился за руку Шейра, снова оказавшись в его объятьях. сейчас рядом с ним, я выглядел совсем крошечным. Стало как-то неловко, ведь я и сам мог лететь. Но все таки я не возражал и ухватился руками за плечи мужчины. Сначала надо выбраться, а потом уже можно и спросить, кто же он такой на самом деле.
- Простите, я не знал, что кулон окажется с подвохом. Мне не следовало его выбирать, - все же решил извинится - Почему-то я все время влипаю в неприятности и с некоторых пор, рядом со мной становится опасно, - я попытался пошутить. но вышло как-то подавлено и я отвел взгляд в сторону.

+1

21

Полет… Дикий, завораживающий… Неистовый…
Что может ползающий по земле человечишка знать о полете? Ничего… Как можно поведать тому, кто никогда не поднимался в воздух о том, как ветер поет под крыльями, лаская гибкое тело? Никак.
Людишки… слишком приземленные, ограниченные. Они все боятся высоты, хоть и утверждают обратное. Они смелые, когда ноги твердо стоят на земле, а стоит лишить их привычной опоры, как они начинают жалобно скулить и трястись от ужаса, готовые исполнить любой приказ, только бы их вернули на землю.
Он летел, рассекая крыльями струи холодного дождя и оставляя за собой шлейф из хрустальных капель, слетавших с молочно-белого меха. Даже сейчас, когда  потоки льющейся с неба воды хлестали  по тонкой перепонке, Первородный  наслаждался полетом, сжимая маленькую фигурку дриммейра в своих объятиях.
Холодный воздух обжигал  горло, опаляя легкие.  С каждым последующим мгновением лететь становилось все труднее. Локхони чувствовал, как стремительно уходят силы, будто что-то неведомее вытягивало их из него каплю за каплей. Возможно, так оно и было. А может, ему  всего лишь казалось это. Но как бы там ни было,  его полет становился все более медленным, а крылья словно наливались свинцом. Теперь, чтобы сделать очередной взмах ему приходилось заставлять себя. Шерсть давно уже пропиталась водой и тоже тянула вниз, добавляя тяжести гибкому телу.
«Что-то здесь не так…» - мысль вяло трепыхнулась под черепной коробкой и растаяла, затянутая  вязкой пеленой общей усталости и безразличия. – «Да что же происходит? Что за…»
Мысли оборвались, так и не  сформировавшись, ибо  далеко впереди показалась одинокая сгорбленная фигурка, которая весьма резво перескакивала с кочки на кочку, приближаясь.
Шейр лег на крыло, закладывая новый вираж. Неожиданно налетевший ветер, злобно взвыв, рванулся навстречу  белому чудовищу, ударил в туго натянутую перепонку огромных крыльев, и Первородный пронзительно вскрикнул, захлебнувшись болью.
Антик падал, крепко сжимая в объятиях принца…
Стремительно и неотвратимо. Воздух, который всегда был его союзником, баюкая его на своих невидимых руках, вывернул крылья, сминая хрупкую белоснежную полупрозрачную перепонку в рваные ошметки, которые едва ли могли теперь выдержать его.
Ветер трепал взлохмаченные волосы, цвета зимней пурги, отдавался пронзительным звоном в ушах, торжествуя. Антикверум стремительно мчался к земле, окутанный дождевыми каплями. Судорожно бились крылья в тщетной попытке затормозить падение и погасить скорость.
Топь, жаждущая и голодная, приближалась. Отчаянным усилием Локхони все же распахнул крылья, гася скорость, и в следующий миг рухнул  ледяную воду, подняв тучи брызг и закрывая своим телом дриммейра,  прямо под ноги старухи. Перед глазами полыхнул огненный фейерверк, голова взорвалась чудовищной болью, и мир померк, сменившись густой, обволакивающей темнотой.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: находится в истинном облике
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

22

-Так, так соколик… - проскрипела старуха, останавливаясь и глядя на рухнувшего ей под ноги белесого монстра. – Посмотрим .что нам принесло болото… Столько шуму…
Ранель склонила голову, пристально оглядывая распростертого  на  земле монстра. Молочный мех существа был покрыт слоем болотной тины и грязи, и пропитался водой. Одно крыло неловко подвернулось под тело, другое же, больше напоминавшее рваную тряпку,  распростерлось во всю ширь, перекрывая тропку.
- Ишь как потрепало тебя, милай? – продолжала ворчать Ранель, поглядывая на антикверума из-под всклокоченных седых волос. Маленькие глазки цепко оглядывали нежданный «подарок», заброшенный в гиблые топи по капризу деосов, очевидно решивших развлечься. Или же наказать несносных, осмелившихся прогневать божественных. Кто их поймет, деосов-то этих
«А тварь-то не простая. Ох, не простая… Вон силищей так и прет от него… Только уж больно странно как-то прет… Но ничего… нам все пригодится…»
Что-то зашевелилось  под белесой тварью и старуха, присмотревшись, обнаружила хрупкого мальчишку,  тщетно пытавшегося выбраться из-под тяжелой крылатой туши.
- Замерз… ишь как посинел-то… А страху в глазах, страху… Боишься? Правильно делаешь… Места тут гиблые… Коварные… - она опустила хворост на землю, устроив его у своих ног, так, чтобы вязанке не сползла в густую жижу, и теперь с интересом наблюдала за тем ,как юноша пытается выбраться на  твердую кочку. – Что же мне с тобой делать, соколик… И с тварью, что принесла тебя… Али помочь вам, сердешные?… Или же скормить трясине?… Она, знаешь ли, благодарна будет за такой обед.
Она, кряхтя и вздыхая,  поправила вязанку, медленно съезжавшую в холодную воду, и вновь вернулась к изучению болотных гостей.

0

23

Сначала все было хорошо, правда очень холодно. Тут на высоте холодные потоки воздуха были еще морознее, а проклятый дождь впивался в кожу ледяными иглами. Но мне еще повезло, огромная фигура Шейра закрывала меня от дождя словно навес и лишь капли дождя, что стекали по его телу и попадали на кожу, вызывали рой мурашек. Я лишь впивался в плечи мужчины, когда холодный ветер обрушивал воду на лицо. Пришлось ткнутся лбом в грудь Шейра, чтобы закрыться от потоков воды. Высоты я не боялся, поскольку сам имел крылья и только получив их, и поднявшись в небо познал настоящие чувства свободы. Мне нравилось это чувство, словно я приобрел нечто, что было утрачено при рождении. И с тех пор, как трансдент подсадил мне зерно, с помощью которого я и обрел крылья, ни разу об этом не пожалел.
Внезапно я почувствовал под пальцами, как мышцы Шейра стали напрягаться сильнее. Подняв голову, посмотрел на его лицо, потом на крылья, только теперь заметив, что мы сбавили скорость. Что происходит я спросить не успел, поскольку мужчина стал снижаться. Повернув голову и гибко вывернувшись, я глянул вниз, увидев среди болотной жижи живое существо. Удивительно что здесь еще кто-то живет. И в следующий миг вздрогнул от крика мужчины. испуганно повернув голову, заметил что одно крыло порвал ветер. Крылья Шейра были похожи на крылья Мазура, перепончатые, не такие как у меня с мягкими перьями, которые защищали крылья от сильных потоков ветра. Впрочем тому, кто может управлять ветром он и не особо страшен. Поэтому я в туже секунду вскинул вперед руку, через плечо Шейра, пытаясь урезонить бурные потоки воздуха. Но то ли я слишком сильно замерз, что не мог сконцентрироватся толком, то ли было слишком поздно и ветер продолжал трепать крыло мужчины. Болото приближалось с чудовищной быстротой, одна радость не расшибемся, впрочем что-то мне подсказывало, что Шейр и так бы не расшибся, а вот я переломал бы себе позвоночник. Конечно благодаря зерну трансдента, мои кости стали более прочные, но никогда сравнятся с физиологией настоящих трансдентов. К тому же меня придавил бы Шейр, всей своей массой огромного тела.
Так оно и вышло. Мы плюхнулись в воду, резкая пронзительная боль, словно что-то обожгло лопатку, ближе к плечу. Может быть упал на какую-то корягу или чью-то кость, которая впиявилась в плечо. сейчас мне было не до этого. Оказавшись под тяжелым телом, я быстро погружался в болотную трясину. В рот попала вонючая, прогнившая жижа. Каких только усилий мне стоило, чтобы вывернутся под телом мужчины и оказаться на животе. слава Демиургу, что тело у меня гибкое. В такие моменты я был бесконечно благодарен учителю танцев, нудные уроки которого, придали моему телу гибкости.
Кто-то там бормотал над ухом, чей-то старческий скрипучий голос, словно издеваясь над нами, угодившими в болото. Я отмахнулся от него, в любом случае ответить не мог, иначе снова наглотался бы болотной жижи. Я пытался дотянутся до ближайшей кочки и ухватится за нее, но топь тянула меня вниз. Страх снова сжал сердце, но лишь на несколько секунд, уступая место упрямству.
- Я не сдамся, черт подери! - крикнул яростно и упрямо, вскидывая руку к кочке, с упрямым рычанием - Не собираюсь помирать здесь! - как же плохо, что я не владею магией воды или хотя бы земли, чтобы создать под собой твердую почву. Неимоверных усилий мне стоило, чтобы дотянутся до кочки и схватится за нее пальцами. Кажется я даже руку растянул, потому что теперь ныло и второе плечо. Но адреналин притуплял боль.
Второй рукой я ухватил Шейра, понимая что все равно не смогу его долго удержать, он слишком тяжелый для меня и крылья не выпустить. Повернув голову я посмотрел на того, кто все это время бубнил под ухом. Какая-то старуха, интересно, что она сможет сделать, если даже мне не под силам вытянуть громадное тело Шейра? Хотя может она не та кем кажется, расу я определить не смог.
- Эта не тварь! - сильнее прижал к себе тело мужчины - Он из-за меня сюда попал и не должен погибнуть. Помоги ему! - выдавил из себя, отцепляясь от кочки и снова с рычанием протаскивая Шейра к кочке, а сам ушел с головой под воду.

+1

24

Когтистые пальцы дернулись, заскребли, сминая хрупкую шелуху побелевших от времени костей, прятавшихся под слоем  болотной воды и ряски. Руки напряглись, под бледной, почти прозрачной кожей перекатывались литые мышцы. Антик глухо рыкнул, отрывая рогатую голову от хрустящего костяного покрывала, приподнялось, опираясь на руки и вонзая кривые когти в глубоко в илистое дно. Тонкие ноздри затрепетали, втягивая напоенный  гнилостными ароматами и серными газами воздух, остроконечные уши задрожали, вычленяя  голос принца и  отвечавший ему  скрипучую старческую речь.
Как оказалось, Первородный со своей ношей умудрился свалиться прямо к ногам древней старухи, тащившей  внушительную вязанку хвороста. Это в какой-то степени обнадеживало, но и одновременно  прибавляло хлопот
Тяжелая серебристо-белая капля ударилась о кость, разлетевшись мелкими брызгами. Потом еще одна. И еще. Кровь сбегала по щеке, капая с подбородка. Тонкие пальцы пробежались влажной дорожки, поднимаясь вверх, пока не коснулись глубокой на виске, к которой прилипла прядка белоснежных волос.
- Тсс, друг мой. – шепнул  Шейр, подивившись тому,  насколько  его голос походил на пронзительное  воронье карканье. – Со мной все в порядке… Ну, более-менее в порядке.
Ухватив ушедшего под воду Нирона за шиворот, Локхони  поднялся во весь свой огромный рост, таща за собой дриммейра. Кости брызнули из-под когтистых лап, когда Ворон переступил с ноги на ногу, выбираясь на  относительно сухую и прочную кочку,  хвост хлестнул по оскалившимся ребрам, что торчали над поверхностью затянутой  зеленой ряской воды.
Он аккуратно поставил юношу на соседнюю кочку и  осторожно сложил крылья, которые сейчас напоминали скорее рваную тряпку. Белесая кожа  полосами свисала с «пальцев, едва колтыхаясь под порывами ветра, орошая болото   столь же белыми каплями крови.
«Похоже, о полетах на некоторое время придется забыть.»
Шейр склонил голову к плечу. Пристально рассматривая старуху.  Полночные глаза прищурились, скользя по согбенной временем фигуре женщины, по старенькой, но  опрятной одежде,  седым, всклокоченным волосам и огромной вязанке хвороста.
- Он прав, бабушка. – тихий голос Первородного от давал морозным холодом и металлом. – Не стоит оскорблять тех, кто вам не знаком. Как знать, уважаемая, вдруг они обидятся и предпочтут  переломить  вам хребет, а не  разговоры разговаривать. – он помолчал, - вы можете нам помочь?

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: находится в истинном облике
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

25

- Переломать мои старческие кости…  – передразнила старая карга, в точности передавая интонацию антикверума. Даже интонации вышли очень похоже. – Трясине все равно кого жрать. Она даже белесой твари будет рада, касатики. – костлявые пальцы крепок сжали подбородок дриммейра, впившись кривыми когтями в нежную кожу. - Помочь вам, сердешныя… Может и помогу… А может и нет…
Хриплый, скрипучий смех разнесся над стелющимся по болоту рваным туманом. Где-то впереди застонало, зачавкало, оборвавшись протяжным вздохом. Сквозь пелену дождя мелькнули желтые глазищи, в которых плясали голодные огоньки.  Рядом вспух пузырь и с резким чавкающим чпоком лопнул, оставив после себя волну серного газа.
- Что ж вы сунулись в топи, не озаботившись прознать, что за твари вас здесь поджидают. – хмыкнула старая ведьма, перебросив к ногам антика и принца хворост, уже успевший пропитаться влагой. – Ваше счастье, что вы упали под ноги мне, а не какому-нибудь болотному чудищу. Вот развлечение было бы… – она мерзко захихикала, представив, как голодный монстр расшвыривает еще дымящиеся внутренности мальчишки и крылатого на чахлые деревца. – Берите вязанку да пошли, касатики. Донесете хворост до дома, быть может помогу вам. И одежкой сухой и чистой обеспечу. Ваши шмотки вон уже, только выбросить и остается. А про тебя, крылатый я уже молчу… - кряхтя, она развернулась, оглядывая подернутое клубящейся дымкой болото и ловок перепрыгнула на видневшуюся впереди кочку. – Шевелитесь, сердешныя! Да поживее, пока не околели от холода. Мертвые-то вы мне ни к чему.
И старуха резко запрыгала с кочки на кочку, не дожидаясь, когда белобрысая тварь с драными крыльями и дриммейр соизволят последовать за ней.

0

26

Когда трясина утянула меня под воду я зажмурился и собрался было активировать берсерк, поскольку помирать тут мне не хотелось. Вот еще, даже ведь никто и не узнает где я умер и похоронить по человечески не смогут. К тому же я дал себе слово, в тот миг, когда познакомился с Дейларом, что свою жизнь я отдам только ему, чтобы он смог высвободить свою силу. Да и Энтропиус разочаруется во мне, если я так глупо и просто умру.
В общем помирать я не собирался, а собирался призвать берсерк, а потом может использовать Триплих, чтобы защитить себя, но этого не понадобилось. Крепкая, большая лапа выдернула меня из трясины, словно котенка из лужи. Открыв глаза, я увидел Шейра, он вроде в себя пришел, только какая-то странная субстанция текла по его голове, это кровь у него такая? Моя собственная кровь стекала по спине тонким ручейком от лопаток, куда впилась то ли коряга, то ли кость и разорвала нежную кожу и эластичные мышцы. Но поскольку ранение не магическое, то рана затянется, ей можно и пренебречь, лишь бы заразу какую не подхватить в этой грязи. А то такое чувство, что тут вся инфекция собрана, известная науке. Вот этого я опасался, но не особо сильно обращал внимания сейчас. В любом случае большинство инфекций успешно лечится, а те что нельзя вылечить, вряд ли можно подхватить так просто. В конце концов, я не первый раз пачкаю в грязи рану.
Шейр меня все равно что котенка допер до ближайшей кочки. Я сейчас и правда походил на мокрого, грязного, замерзшего котенка, особенно в этой большой лапе.
Оказавшись на кочке, я буквально шлепнулся на задницу, ноги не держали, видимо из-за пережитого стресса. Сглотнув, посмотрел на мужчину.
- Ты в порядке? Твое крыло, оно порвалось! - протянул с таким сожалением в голосе, словно это было мое собственное ранение. Но мне и правда было жаль. После того, как я сам обрел крылья, я понял насколько они бесценны. Сейчас если бы я их потерял, то чувствовал бы себя неполноценным. Хотя конечно меня больше волновали раны Шейра. Поскольку кровь у него оказалась необычного цвета, па сам он перепачкан так же как и я, то мне сложно было увидеть картину ранений целиком, но я чувствовал, что ему не мало досталось.
Тем временем, холодные пальцы коснулись моего подбородка и я едва ли не передернулся от омерзения, настолько было это неприятно. Пальцы жесткие, сухие, холодные, все равно что сама Смерть касается тебя. И только сейчас, меня словно молнией ударило, что в таком гиблом месте делает старуха? Причем я до сих пор не понял какой она расы, то ли у нее есть артефакт скрывающий это, то ли она сама не та, кем прикидывается. Знаю я, что некоторые деосы любят поиграть в такие игры, от скуки. И самое противное, что выбора нет, придется за ней шлепать. Хотя она может оказаться кем-то пострашнее монстров. Монстры хотя бы не маскируются, в смысле нападают сразу, а тут не знаешь чего ждать.
- А может мы за монстрами сюда и сунулись? - ответил с вызовом и упрямым огоньком в глазах, на ладони вспыхнуло пламя, но я почти сразу потушил его - И вообще бабушкам не полагается быть такими сердитыми. - буркнул себе под нос, поднимаясь. Поднял вязанку хвороста и закинул к себе на плечо, поморщился от боли, которая дала о себе знать, но стерпел. Шейр и так сильно пострадал, так что я решил сам хворост донести. И поплелся следом за мерзкой старухой, то и дело посматривая в сторону мужчины и спрашивая, как он себя чувствует. Пару раз  едва снова не угодив в трясину, пришлось сосредоточится на дороге, вернее  тропинки, по которой вела старуха.
- Эй, бабушка, это что хоть за место? До города тут далеко или поселка какого? на какой мы вообще планете? - решил поинтересоваться спустя минут пять семь. Зубы снова стучали от холода, а ноги дрожали, и я прилагал все усилия, чтобы в голосе не слышалась дрожь от холода. Только с мокрых, посиневших губ, при каждом выдохе, слетал клубочек пара. Скорей бы уже добраться до теплого места.

+1

27

Локхони покачал рогатой головой, мягко улыбнувшись.
- Да, в относительном порядке.  Если падение можно так назвать.  – проворчал Первородный, продолжая наблюдать за старухой. – Не тревожься. Крыло в скором времени восстановится, и я снова смогу летать.
Бабка ему не нравилась. Было в ней что-то неправильное. Однако сколько бы ни пытался антик понять, что его тревожит в старой карге, ничего не получалось. Картина, вырисовывающаяся в его сознании, была туманной. Чего-то не хватало, чтобы все паззлы сложились в единое полотно. Только общее чувство тревоги  заставляло Первородного настороженно прислушиваться, от чего кончики остроконечных ушей нервно подрагивали.
Дождь и не думал прекращаться, продолжая заливать болото потоками холодной воды.  Жесткая шерсть и грива  напитались  влагой и отяжелели, сковывая движения  древнейшего. Ворон поморщился, отбрасывая с глаз длинные пряди волос и счищая комья налипшей тины и ряски с лица и груди.
Снова вскинул голову, теперь уже принюхиваясь к  влажным запахам.
Гиблое болото дышало спокойствием. Казалось, ничего не могло потревожить его глубокого сна, навеянного размеренно льщимся с небес дождем. Сизый туман стелился по земле, обвивая старые, полузатонувшие деревья, рухнувшие под собственной тяжестью. Вывороченные из зыбкой земли корни напоминали изувеченные, корявые руки, тянущиеся к небу в немой, бесполезной  мольбе древней богине. Богиня молчала, словно позабыв о них, а корни обрастали мхом и тонкими болотными лианами, медленно разъедавшими их, превращая в мелкую, пропитанную едкими испарениями труху. Болото не знало жалости, поглощая все, что попадало в его топкие сети.
Где-то пронзительно заверещал зверь, разрезав вязкую тишину тонким воплем. Болото недовольно вздохнуло, приподнимая мягкую грудь, окутанную клубами вязкого тумана, и снова все стихло. Рваные клочья перетекали из одной формы в другую, создавая порою невероятных, поистине фантастических зверей. Пелена расступалась, когда очередной серный пузырь вспухал на бескрайнем теле, с громким, чавканьем лопаясь, словно перезрелый гнойник, испуская вонючее дыхание.
Болото дремало…
Антик  перевел взгляд на дриммейра и старуху. Нависшая над  древними топями тишина не нравилась Первородному. Тревога не покидала его, постепенно наполняя собой все его существо. А еще шорохи, которые становились  все отчетливей и  четче. Они стелились над зыбкой пеленой тумана,  завораживая и раздражая своей настырностью. Совсем как тогда, в лавке фея, они окутывали  принца, так теперь кружились вокруг антиквэрума.
Что-то было не так. Неправильно. И это заставляло древнейшее существо нервничать и переступать с лапы на лапу, тревожно озираясь по сторонам.
- А нас как-то не спрашивали, бабушка… - буркнул Шейр, усмехнувшись, когда  принц забросил на спину вязанку хвороста. – Просто взяли и вышвырнули в это деосом забытое место. Случайно…
Принц запрыгал по кочкам вслед за бабкой. И  Локхони двинулся следом проваливаясь в  вязкую жижу по скакалки.
- Мы будем благодарны за любую помощь, уважаемая.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: находится в истинном облике
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

28

- Случайно… Ну-ну… - буркнула старая карга, шагнув на новую кочку. Для своего весьма почтенного возраста она двигалась на удивление легко и непринужденно, и еще ни разу не оступилась, прыгая с одной зыбкой кочки на другую. – И в болото рухнули тоже случайно?.. А до города далече… Очень далече, сердешнай… Не дойти, не долететь до него… Даже не пытайтесь…  Болото сожрет вас… и не подавится…
В противном, скрипучем голосе старухи слышалась откровенная издевка. Мальчишка-дриммейр ее забавлял, маленький, жалкий, продрогший до костей, он еще пытался что-то там вякать, заговаривая ей зубы. В эти гиблые топи никто случайно не попадал. И уж тем более по своей воле. Слишком много жутких сказок ходило об этом месте, чтобы хоть кто-то в здравом уме и твердой памяти решился навестить эти топи.
А вот белесая тварь настораживала.  Рогатый выродок дышал силой, причем силой древней и опасной. Старуха опасливо покосилась на Первородного, который  сейчас был занят тем, что в очередной раз вытягивал оступившегося мальчишку на твердую кочку, и в глазах старой ведьмы  проскользнуло предвкушающее удовлетворение.
Дождь   продолжал шелестеть потоком  воды, оседая на чахлых деревцах и многочисленных кочках, торчащих из густой жижи, то и дело выплевывавшей вонючие пузыри. Громкое «чпок», с которым лопались пузыри, выбрасывая в пропитанный влагой воздух серные газы, разносилось далеко окрест. Иногда доносились тяжкие вздохи, будто некое невидимое существо сетовало на тяжкую жизнь в гиблых болотах.
- Ты там как, касатик?  – Ранель остановилась на большой кочке, которая оказалась на удивление устойчивой и даже не проваливалась в воду под ее весом. – Не устал, сердешный? Ты уж прости старую… Но тяжко мне тащить такой груз. – морщинистые губы растянулись в щербатой ухмылке. – А ты молодой… Сильный… Тебе не составит труда дотащить вязанку до моего домика.  Или попросить  своего спутника… Вон он какой большой.  Что ему какая-то там вязанка… – она смотрела, как принц волочет на своем горбу хворост и даже не пыталась ему помочь. И ведь могла же, могла. Но не хотела. Помощь и теплый очаг еще надо заработать. Вот пусть  мальчишка и рогатый отрабатывают будущие дармовые харчи. – Давайте пошевеливайтесь…
И она заковыляла дальше.
Дорога домой заняла некоторое время. ибо  сколь резво не прыгала Ранель по кочкам, но  ее спутники вымотались и едва поспевали за ней.
Когда они добрались до дому, старуха отперла двери и, проскользнув внутрь, поманила гостей за собой.
- Ну вот… добрались, сердешныя…  – проскрипела она,  жестом указав дриммейру, куда следует положить хворост.
Она быстро растопила печь и поставила греть воду. Большая лохань была вскоре наполнена исходящей паром водой. Ранель всегда любил воду, в любом ее проявлении. Она снимала усталость, приятно ласкала  и восстанавливала. Вот и сейчас щедро сдобренная целебными настойками и отварами, вода несомненно сделает свое дело и вернет гостям силы.
- Ванна готова, одежда находится в этом сундуке. Будьте благоразумны, касатики, и не сердите бабушку.
И старуха выскользнула из дома, оставив незваных гостей одних.

+1

29

Чтобы хоть как-то отвлечься от жуткого холода, я пытался понять на какой же планете может находится такое болото? Судя по всему оно довольно большое, обычно все опасные места помечаются на картах. Я был почти уверен на сто процентов, что это не мой родной мир. вряд ли это мир людей, у них прогресс все болота использовал в качестве топлива для различных технологий. Такое большое болото, в первую очередь бы пошло в расход. Вряд ли это планета архонтов, так как там жара, возможно не везде, но я сомневался что мы Биорторусе. Исключением является и планета эделиров, так как у них нет своего светила, а тут вроде бы есть. Итак, что же в итоге, мы можем оказаться на нескольких планетах: все на том же Эридии, но в другой ее части, на Либертейме, Дизариасе, или же на планете трансдентов. Вот последнее меня не радовало никак. чертова старуха так и не ответила на мой вопрос, только сказала, что до города далеко. Да плевать сколько там до города, можно же телепортироваться. Или нельзя? От этой мысли у меня даже сердце екнуло, и кожа покрылась неприятными мурашками. Ни я, ни Шейр не пробовали телепортироваться. И почему-то нам это даже в голову не пришло.
Обернувшись я посмотрел на мужчину, который сейчас больше походил на дикого, громадного зверя. Интересно почему он снова не станет прежнем?
Засмотревшись на него, я не заметил очередную кочку, вернее неудачно ступил на нее и под весом хвороста, плюхнулся обратно в воду. Шейр снова вытащил меня, я же отплевывал противную, вонючею жижу. Ох, теперь я в буквальном смысле знаю значение "ударить в грязь лицом".
От холода ноги плохо слушались и вообще двигаться не хотелось. Было огромное желание сесть на корточки и сжаться в комочек. Я чувствовал что с каждым облачком пара слетающего с моих дрожащих губ, уходит частичка драгоценного тепла тела. Конечно, я был терпелив, и меня сложно назвать изнеженным баловнем, какими чаще всего представляют обыватели, аристократов, но холод, вернее даже не холод, а именно вот такую сырость я переносил хуже всего. Я в мороз не так сильно мерзну, как в дождь, а тут еще и болото. Возможно от того, что моя родная стихия огонь, не совместима с водой. Зато жару я переносил легче, только вот кожа быстро обгорала под палящими лучами, но это не так страшно.
- И что же нам теперь делать, раз до города не добраться? Не тут же оставаться, - недовольно буркнул, посмотрев на спину старухи. Она начинала раздражать. Вообще я с уважением и почтением относился к пожилым людям, но эта старуха какая-то странная. Словно злая колдунья из детских сказок, правда я их мало читал, больше любил те, в которых есть драконы, но парочку все таки читал. И образ этой старухи, прямо попадал под описание в сказке.
- Не устал! - опять буркнул, но уже упрямо и в глазах блеснул такой же упрямый огонек. Даже если и устану, не признаюсь в этом и уж точно не стану нагружать Шейра, он и так ранен. Не хватало еще измотать его в конец. В этом забытом Демиургом месте, он единственный мой союзник. Впрочем, может старуха этого и добивается? Я по ее мнению угрозы не представляю, досадно, что меня снова недооценивают, но я с некоторых пор начал считать это своим плюсом. Пусть недооценивают, так больше шансов на победу. А вот Шейр внушал страх одним своим видом. Да он эту старушку коленом придавит и все, одно мокрое место останется.
Я хотел было спросить, как старуха вообще оказалась в таком месте, но мы уже оказались дома. Обернувшись на мужчину, я шагнул за порог и свалил хворост куда сказали. В доме было тепло, и пар от горячей воды так и манил в свои объятья теплом и запахом трав. и все же, я закусил губу, удерживая себя и только когда старуха скрылась, повернулся к Шейру.
- Давай ты первый ванну примешь, тебе надо раны обработать! Я подожду, ничего страшного, - с тревогой в глазах и голосе, я подошел к своему знакомому, незаметно так и с легкой руки, перешел на более близкое общение. Сейчас не до церемоний  и прочего этикета, выжить бы и отсюда убраться.

Отредактировано Принц Нирон (16.05.2017 18:43:53)

+1

30

Итак, старуха  вышла из дома, оставив их одних. Это радовало и давало возможность поговорить и обсуить создавшееся положение.
Ворон не спешил приближаться к большой лохани, заполненной водой ,продолжая принюхиваться. Чувство тревоги по-прежнему не хотело отпускать.  Только вот видимых причин для нее Шейр не находил.
В доме было тепло и сухо, пахло  сухими травами и свежей выпечкой. Тонкие струйки пара поднимались над лоханью, вплетаясь в уже ставшие привычными ароматы болотной жижи и мокрой шерсти.
«Не понимаю. Вроде бы нет никакой опасности…  В доме нет   ни злющих тварей, ни капканов. Да и бабка вроде как нормальная. Тогда почему все мои инстинкты буквально вопят о том, что отсюда надо уносить ноги. И как можно скорее. И этот холод… На Эридии сейчас весна и уже достаточно тепло. Откуда же здесь такая холодрыга?»
- Не нравится мне все это… – пробормотал Локхони, поднимая на принца   настороженный взгляд. – Что-то здесь неладное творится…
Ворон расправил крыло, собираясь осмотреть перепонку, прежде чем перейти в гуманоидную форму. Обычно он предпочитал залечивать раны, находясь в истинном облике. Это было удобнее и менее затратно энергетически. Но сейчас… сейчас гораздо правильнее будет вернуться к привычному всем виду. Надо сказать,  перепонка восстанавливалась довольно быстро, и  этот процесс не должен был помешать перевоплощению.
- Хорошо, пусть будет так, мой принц. – улыбнулся  Первородный,   изменяясь. Уже спустя пару мгновений перед  дриммейром стоял высокий черноволосый мужчина в драной одежке. От былого франта не осталось и следа. – Нам придется переночевать здесь, Нирон.  Не стоит рисковать  и выходить на болото ночью. Слишком опасно.
Шейр направился к большой лохани. Мужчина брезгливо поморщился, когда почувствовал на своих руках влажную грязь, что набилась в его волосы. Сбросив одежду и оставив ее небрежной кучкой валяться на деревянном полу, Ворон скользнул в лохань, погружаясь в пахнущую травами воду и откидывая голову на бортик. Антик, прикрыв глаза, довольно вздохнул, позволяя щедро сдобренной лекарственными травами воде омывать свое тело. Приподняв голову, он  внимательно посмотрел на юношу, который был перемазан  грязью ничуть не меньше его самого.
- Иди сюда, Ниро. –  Первородный поманил принца к себе, мягко улыбнувшись. – Места здесь с лихвой хватит на двоих. К тому же  больше теплой воды нет. – он поднял ладони перед собой и мурлыкнул. – Обещаю держать руки при себе.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

31

Может быть я тоже что-то чувствовал бы, но измученное холодом и падением тело отвлекало от подобных мыслей. Больше всего хотелось сейчас вымыться и лечь спать. Хотя конечно спать в доме незнакомой старухи страшновато, в голову так и лезли детские сказки, но выбора как обычно нет. Вздохнув я пытался отогреться. Губы постепенно приобретали розоватый цвет, а тело покалывать, но я все еще не чувствовал ног. Мои белоснежные кроссовки промокли насквозь и теперь представляли собой жалкое зрелище.
Пока Шейр раздевался, я смотрел по сторонам. Вроде приличное жилище, ничего такого жуткого, но как-то странно, что старуха живет тут одна на болоте.
- Шейр, а ты смог понять какой она расы? - обернулся к нему и меня невольно бросило в жар, а щеки тут же вспыхнули, поскольку я застал момент, когда мужчина забирался в воду. И даже грязь не смогла испортить привлекательности его фигуры. Наверное сейчас был не очень подходящий момент для подобной реакции, учитывая всю ситуацию в целом, но юному организму было на это наплевать.
Поспешно отведя взгляд в сторону, я попытался сосредоточится на чем-то другом, потому собрал одежду мужчины, сложив ее в стороне у стены. Все равно она теперь только на выброс годилась. Тщетно пытаясь справится с собственным телом, которое совсем не вовремя проснулось, я попытался пустить мысли в другое русло, но Шейр резко оборвал все попытки, предложив и мне забраться в ванную.
Я так густо покраснел, что наверное даже грязь не смогла это замаскировать и отчетливо ощутил, что в штанах мне становится как-то тесно. Сглотнув, почему-то ставшей вязкой, слюну, закусил губу, не зная что мне делать. Если я разденусь, то реакция моего тела будет очень хорошо видна. От этого стало стыдно и появилось желание снова выскочить наружу, чтобы остудить свой пыл.
К  сожалению я еще не очень хорошо мог справляться с подобными порывами тела и прямо сейчас во мне боролись два желания стыд и желание смыть с себя грязь. После минуты колебания, я все таки решил будь что будет и снял грязную одежду, бросив ее туда же в угол. Глубоко вздохнув и стараясь не смотреть в глаза мужчине, быстро юркнул в воду. Лишь бы только он не заметил мою реакцию.
Глубоко выдохнув, уселся в уголке ванной, поджав колени к груди и зачерпнув ладонями воду стал оттирать лицо. Запах трав немного расслаблял, но не мог справится с возбуждением окончательно. В конце концов, я попытался снова пустить мысли в другое русло.
- А твои раны как? Почему ты вдруг упал тогда? - приятно было смыть с себя грязь и всю эту вонючею жижу. Осмотревшись, я заметил мыло на полочке и еще какое-то моющее средство, взяв флакончик, понюхал его, пахнет травами. Может это что-то вроде шампуни собственного приготовления. Поставив флакончик неподалеку, я рискнул податься немного вперед.
- Эмм, у тебя волосы длинные, может помочь помыть их? - мне-то с моими было проще, пару раз окунувшись с головой в воду, я вынырнул и вода ручейками потекла по спине с волос.

0

32

Ворон выпрямился, отодвигаясь к краю лохани, и покачал головой. Только сейчас, услышав вопрос дриммейра, он  понял, что так и не сумел определить расу старухи. На ней не было артефактов или  еще чего-то подобного, но  понять, к какому народу она принадлежала не представлялось возможным, даже имея тот уровень сил, которым обладал антик. И это было  странно. Очень странно. А еще это вызывало тревогу. Только вот  понять ее причины так же было невозможно.
Ибо с одной стороны на первый взгляд все было в порядке: теплый дом, горячая вода,  отсутствие других магических созданий. Бабка хоть и была вредной, но выглядела вполне пристойно и видимой опасности не представляла.
Но с другой стороны были непонятный холод, окутывавший топкое болото, странная бабка и шепот. А еще чье-то незримое присутствие, которое  ощущалось  порою Первородным.
- Нет, я не смог определить ее принадлежность к какой бы то ни было расе. – покачал головой Шейр. – И это странно, потому как я не почувствовал на ней  никаких артефактов и других магических безделушек.  Она чиста, словно хрустальная слеза.
В ответ на предложение  вымыться вместе, юноша залился краской, на что  Локхони  лишь тихо хмыкнул, сползая глубже в воду. Пар, поднимавшийся от благоухающей травами воды окутывал  его, въедаясь в волосы и кожу, делая ее  нежнее и чувствительней. Хотелось погрузиться в дрему и ни о чем не думать.
Снова устроив голову на бортике лохани, Первородный с затаенным любопытством наблюдал за метаниями принца. С одной стороны он вполне готов был принять предложение, но с другой  невероятно стеснялся реакций своего юного тела.
- Ну же, идите сюда, Ваше высочество. – мурлыкнул антик, шлепнув по поверхности воды  ладонью. – Вам нечего стесняться… И вообще, что в вас имеется такого, чего я не видел?
Шейр покачал головой, когда Нирон, быстро избавившись от  грязных тряпок, скользнул в лохань, при этом постаравшись отползти от антика как можно дальше.
«Ну, и куда это годится, твое высочество… Так и будешь сидеть в уголке,  краснея, словно, девица?»
Вздохнув, Локхони покачал головой. Подавшись вперед, он сомкнул пальцы на запястье дриммейра и потянул его к себе, помогая юноше развернуться и устроиться  меж своих согнутых в коленях ног. Мокрые волосы мужчины темным облаком плыли вокруг них в хлопьях ароматной пены, облепляя мокрые тела, путаясь в пальцах.
- Помыть  мои волосы… Потом… все потом… Сейчас… просто расслабься, мой принц.  – мурлыкнул Ворон, откидываясь на бортик лохани и притягивая принца ближе к себе так, что теперь тот полулежал, опираясь спиной  на его грудь. – Позволь воде смыть усталость и грязь. У нас не так много времени до прихода старухи.
Он обнял юношу, плотнее прижав его к своему поджарому телу. Замер, устроив подбородок на плече принца.
- Мои раны… - тихо переспросил он, прикрывая глаза. – Затягиваются. Они не столь  глубоки, чтобы о них беспокоиться.  К утру от них уже не останется и следа. – Первородный издал раздраженное шипение. – Почему упал?... Из меня словно высасывали силы, столь стремительно они уходили. Такое ощущение, что кому-то очень хотелось, чтобы мы задержались  здесь. Причем этот кто-то гораздо могущественней меня, раз сумел провернуть свой фокус и заставить меня упасть.
В следующее мгновение пальцы Шейра спустились вниз, уверенно обхватили член юноши, и заскользили по нежной коже с весьма циничной откровенностью. Но все эти ласки лишь ощущались, скрытые водой и высокой пеной, а потому и были предельно откровенными, увлекая Шеодари в сферу самых острых ощущений, которые способны подарить чуткие пальцы, искусно играющие с пробудившейся плотью. Но лишь раздразнив принца, доведя почти до грани, пальцы вероломно скользнули прочь, игриво пробежались по низу живота, затем обе ладони прошлись по бедрам дриммейра, словно усмиряли волну желания.
- Позволь мне подарить тебе удовольствие, мой принц…  – жаркий шепот Первородного опалил ушко юноши. – Не сопротивляйся своим желаниям…  расслабься…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

33

Разгоряченный пыл вроде бы стал понемногу утихать, когда тема вернулась к старухе и я отвлекся раздумывая над сказанными словами. Значит Шейр тоже ничего не почувствовал. Это странно, так не бывает. Даже если старуха принадлежит к какой-то неизвестной расе, все равно что-то было бы, в смысле хоть что-то. Атут вообще ничего, словно она не из нашего мира или не принадлежит нашему миру. Я бы подумал, что она призрак, но призраки в Энтеросе не существуют. Может только она дух какой, но Шейр тогда бы определил. И на деоса она не похожа. Конечно эти полубоги те еще выдумщики на подобное, но что деосу делать в этом болоте? И потом, она даже никак не отреагировала на то, что я фэдэлес. Странно все это и не нравится мне. С другой стороны смысл себя накручивать и дергаться, если что-то плохое должно случится, то оно произойдет по любому.
Мои размышления прервал внезапный рывок и я ошарашенно распахнув глаза очухаться не успел, как оказался между ног мужчины. Открыл было рот, чтобы возмутится, но так ничего и не сказал. Попытка отодвинутся не увенчалась успехом и я спиной почувствовал, крепкую, влажную грудь Шейра. Куда-то в район копчика уперлась плоть и я снова вспыхнул залившись краской. Немного утихшее возбуждение снова разгорелось прежним огнем, рискуя перейти в бушующее пламя. Закусив губу, я весь напрягся, не зная что делать и куда себя девать. С одной стороны раздражала собственная реакция, с другой стороны давило смущение и оба чувства вихрем кружились в душе.
Ага, как же, расслабишься тут, когда он всем телом прижимается, а собственное тело перестает слушаться. Пальцы вцепились в края ванны, словно за спасательный круг. Ох, и почему все так не вовремя?
Я в полуха слушал, что там говорил Шейр, поскольку его жаркое дыхание, коснувшееся моих волос на виске и уха, вызвали еще больше возбуждения и странную приятную щекотку. Закусив губу, я все же попытался отодвинутся немного, под видом того, что мне несколько неудобно. Но тут чужие руки оказались под водой и одна из них коснулась возбужденной плоти. Широк распахнув глаза, я схватился за запястье мужчины, твердо намереваясь остановить все это, но тело отозвалось на ласку сладким томлением и я сам не заметил как откинул голову назад. Мысли путались в голове и я не знал, правильно ли все это или нет. Чей-то навязчивый голос твердил, что все нормально, кажется это был Ронин, но я его не слушал. Юное тело словно послушная марионетка отзывалось на умелые движение чужой руки. Пару раз я даже сам толкнулся бедрами в руку Шейра, непроизвольно конечно. И точно так же не произвольно с губ слетел тихий, сладкий стон удовольствия.
В голове разливался туман, такой же вязкий и настойчивый, как там на болоте, но в отличии от него он был жарким. Я все еще изредка сжимал  руку Шейра, кусая губы. Томление внизу живота отдавались пульсирующей болью. И вдруг рука исчезла. С губ снова слетел стон, но на этот раз недовольства и разочарования.
Тело отзывалось болью и требовало разрядки, эта боль не была сравнима с болью от ран или ушибов. Тягучая словно патока, сладкая боль, словно пытка, которую было тяжело терпеть. Синие глаза потемнели от возбуждения и стали напоминать ночное небо, с легкой дымкой завесы. Губы пересоли, в горле тоже было сухо. Сердце стучало так, словно готово было вырваться из грудной клетки. Столь сильные ощущения я еще не испытывал и уж конечно никто раньше не трогал меня там внизу.
Снова жаркий шепот, который вызывал рой мурашек вдоль позвоночника. Расслабится? Может и правда стоит доверится Шейру, все таки он опытный и зрелый мужчина, лучше знает, как справится с подобными неожиданностями.
- Х-хорошо, - собственный голос мне показался слабым, в нем отчетливо слышались немного хриплые возбужденные нотки. Сейчас я был согласен на что угодно, лишь бы избавится от этой пытки, пусть и сладкой, но в тоже время болезненной.

+1

34

Тихий плеск воды, когда Нирон, расслабился, откинув голову ему на плечо, подчиняясь бушующим в крови страсти и желанию. Его хриплый, едва слышный голос вызвал улыбку. Быстрой тенью проскользнувшей по красивым губам Локхони.
- Ваше желание  закон для меня, твое высочество… - низкое, вибрирующее урчание окутала дриммейра, когда Локхони крепче прижал его к своему поджарому телу.
Мир, с его проблемами и неприятностями, сузился до стройного, гибкого светловолосого юноши, что сейчас доверчиво прижимался спиной к его груди, отдавшись на волю бесстыдных и откровенных ласк и удовольствия, что дарил Первородный каждым своим прикосновением к жаждущему  разрядке телу.
Подвижные пальцы Локхони вновь скользнули под воду, оглаживая живот, вынырнули, пробежавшись по груди юноши, выглаживая каждую мышцу. Ворон скользил ладонями по гладкой, такой горячей,  коже, то невесомо касаясь ее, то плотно прижимая их, чувствуя под пальцами упругие тренированные мышцы. Горячие губы прошлись по шее, плавно перетекая на плечо. Поцелуй, легкий укус, снова поцелуй.
Горящий алым племенем полночный взгляд из-под полуопущенных ресниц, хищная улыбка на губах, приоткрывшая кончики острых клыков, когда Шейр провел ногой вдоль ноги принца - вверх и обратно.
Руки по-хозяйски прошлись по юношесткому телу: по поднимающейся от частого дыхания груди, по плоскому животу. Когтистые пальцы сомкнулись на жаждущей плоти, ритмично задвигавшись, обжмимая член по всей длине. Ритм нарастал, приближая дриммейра тому мигу, к которому тот стремился, когда наслаждение столь остро, что эмоции сходят с ума, обрушиваясь приливной волной приближающейся разрядки.
Ворон вдруг резко подался вперед, садясь в ванне и обнимая выгнувшегося в его руках Нирона, прижимая стройное, худощавое тело к себе, приникая губами к основанию шеи в болезненном поцелуе-укусе, теплым дыханием опалившем атлас теплой кожи блондина. А мгновение спустя принц забился в руках Первородного, подхваченный волной оргазма, сотрясшей все его тело.
- Все хорошо, мой принц? - шепнул Ворон, продолжая удерживать юношу в своих объятиях.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (19.05.2017 13:29:33)

0

35

Странно, это было странно и дико. Я не понимал почему вдруг позволяю делать такое с собой практически незнакомому мужчины? Но сейчас я ни о чем думать не мог. Те мысли. что словно вихрь кружились в голове, разом исчезли, когда уверенные руки Шейра заскользили по телу. Казалось они были везде, вроде бы он только ласкал тело руками. но видимо находил нужные точки, потому что сладкие волны возбуждения то и дело прокатывались по телу. И я к своему стыду заметил, что по неволе развел бедра шире. Огонь в теле поднимался все сильнее, горел где-то там внизу живота. пульсировал, так ноюще сладко и в тоже время болезненно.
Дыхание сбилось став шумным и я то и дело выгибал шею, когда жгучие поцелуи касались шеи. От внезапного укуса охнул, но как ни странно эта легкая боль, принесла удовольствие. Откинув голову в сторону, я пытался схватить губами воздух, которого почему-то не хватало. Я забыл о том где мы находимся, о том, что в дом в любой миг может войти старуха, о том, что над нами все еще висит опасность. Все вылетело из головы.
Юное тело, ерзало и извивалось в руках Шейра, едва он коснулся возбужденной, налившейся кровью плоти, где болезненно пульсировали венки, протяжный стон сорвался с губ.
Мужчина действовал казалось резко. но в месте с тем аккуратно. Против воли я двигал бедрами, ерзая ягодицами по днищу ванны и толкался в руку Шейра. С губ слетали стоны, одной рукой я так и цеплялся за бортик ванны, а другой за руку мужчины. И вдруг все закончилось. По телу прокатилась сладкая, томная волна, заставила чуть поморщится, словно от боли. Я замер и протяжным стоном кончил. Тяжело дыша, я несколько удивленно смотрел на белесые капельки, которые не успели растворится в воде. Навалилась приятная слабость, но в месте с ней я чувствовал себя так, словно меня обновили. Напряжение исчезло, причем не только физическое, но и психологическое. Такое ощущение, словно не только грязь с тела смысли, но и с души и мозги прополоскали. Шея немного побаливали после укуса, совсем чуть-чуть, и я отмахнулся от этого. Даже если следы на моем теле и остались, они исчезнут через пару часов. Даже рана уже успела зажить.
Откинувшись обратно на плечо Шейра, я немного смущенно кивнул. На самом деле даже не знал как реагировать на произошедшее и от этого в большей степени был растерян.
- Я... у меняя... - начал было, чувствуя что краска снова заливает лицо. Сжав руками бортик ванны, заставил взять себя в руки - Я первый раз. - наконец выдавил из себя, облизав пересохшие губы - Не знаю как реагировать. - признался и отвел взгляд в сторону  - Меня ведь не будут считать распутным из-за этого? - вдруг встревожился и полуобернулся, посмотрев на Шейра - Хотя наверное в обществе аристократии, подобным не удивишь, - покусал губу теперь уже озадаченно и опустил взгляд.
Затем встрепенувшись, повернулся и уселся на колени, между ног мужчин, потянувшись вперед, обхватил его шею руками. Пока еще не уверенно в правильности своих действий, но я все же решил рискнуть. Юркий язычок скользнул по раковине ушка Шейра, опустившись немного ниже, поймал мочку мягкими губами и потер ее, лизнув языков.
- Могу ли я тоже самое сделать для тебя? - оторвавшись, ухватился за плечи мужчины и посмотрел ему в глаза - будет неправильно, что только я, ну что ты мне подарил удовольствие, а я тебе ничего. Или я тебе не нравлюсь? - отвел взгляд в сторону, едва заметно закусив губу.

Отредактировано Принц Нирон (19.05.2017 17:33:09)

+1

36

Шейр улыбнулся,  вновь откидываясь на бортик огромной лохани и увлекая за собой принца, который столь же доверчиво прижался к нему, устроив голову на плече. Первородный чувствовал его смущение, а потому не торопил с ответом. Тихое мурлыканье наполнило комнату, обволакивая  дриммейра и одновременно успокаивая его.
Быстрая улыбка скользнула по губам мужчины, когда Нирон снова заговорил.
- Первый раз... -  бархатные интонации в голосе антикверума ласкали слух и успокаивали. - Все когда нибудь бывает в первый раз, мой принц. Надеюсь, что  ваш первый сексуальный опыт оставил у вас лишь  радостные ощущения. - кончики пальцев скользнули по щеке Ниро, очерчивая ее контур и убирая с глаз влажные светлые прядки. - Не тревожься, твое высочество. Ты научишься... А сейчас, просто доверься  инстинкту и следуй за удовольствием. - басовитое мурлыканье стало громче, и теперь в нем слышались новые  нотки. Бархатно-теплые, они ласкали и гладили,  окутывая принца невидимым покрывалом. - Называть вас распутным?.. Откуда такие мысли, мой принц?!.. - черные брови  вопросительно выгнулись, а полночно-черных глазах промелькнуло искреннее  непонимание. -   Ваши реакции совершенно нормальны. И вам нечего стыдиться того, что только что произошло. Твое тело только начало просыпаться и познавать мир чувственных удовольствий, который такая же неотъемлемая часть нашей жизни, как сон или пища.
Нирон пошевелился, и Локхони разомкнул объятия, позволив юноше изменить позу.  Теперь он с интересом смотрел на смущенного юношу, ожидая дальнейших действий. И надо сказать они последовали.
Мгновение, и вот уже руки дриммейра обвили его шею, а юркий влажно-горячий язычок заскользил по раковинке остроконечного уха, лаская.  Ворон задушено охнул,  ощутив, как жаркая волна прокатилась по его поджарому телу. Ухо непроизвольно дернулось, прижимаясь к черепу. Мальчишка, сам того не желая, тронул одну из самых чувств тельных точек Первородного. Последний раз так к нему прикасался лишь Кесрит, прекрасно знавший об этой особенности: почесывание и ласка ушей всегда успокаивали  антикверума, гася его гнев и злобу. Робкие ласки юного дриммейра радовали антика гораздо больше, чем прикосновения крылатого полукровки, знавшего, как можно утихомирить  любовника и доставить ему удовольствие.
- Ты красивый, Ниро, и не можешь не нравиться, - мурлыкнул Шейр, глядя в  подернутые поволокой пополам с растерянностью глаза принца. - Удовольствие должно быть обоюдно, мой принц, иначе зачем дарить ласки. - усмехнулся   Первородный. -  Хочешь подарить мне наслаждение...  - подушечки когтистых пальцев невесом скользнули по щеке дриммейра, лаская, и вот уже Ворон расслабленно откинулся в лохани,  прислонившись к деревянной стенке спиной и затылком. - Я весь твой, вьюноша...

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (21.05.2017 17:56:24)

0

37

Честно говоря я не ожидал, что Шейр мне разрешит, все таки опыта в подобном деле у меня нет. Конечно я имел представления о подобных ласках, все таки не пещерный человек, да и в ранней юности, когда только-только начинало наступать половое созревания, я тайком читал книжки эротического характера. Поскольку спрашивать об этом мне было не у кого, у учителей не станешь, это старики чопорные педанты, от одного взгляда на них пропадет желание о чем либо спрашивать. У слуг тоже, потом разнесут по всему дворцу, а то и Империи. У брата спросить я не решался, да и в его короткие визиты мы говорили совсем о другом. Оставались только книги, которые я тайком разыскивал в старой части библиотеки. Так что общее представление о подобном я имел. Но одно дело иметь образные знания и совсем другое использовать их на деле.
Когда Шейр коснулся моей щеки, на мгновение я решил капитулировать и отступить от своей задумки, но потом в глазах блеснуло упрямство. В конце концов, надеюсь Ронин мне подскажет, как правильно действовать. Правда я сомневался, что этот хитрожопый будет помогать, скорее посмеется надо мной. интересно, а когда я получаю удовольствие, альтер-эго тоже его испытывает? А то, что-то уж больно тихий он стал.
Сглотнув и облизав вновь пересохшие губы, я подался вперед. Помня что мужчине вроде бы понравилось, когда я коснулся его ушка. В любом случае, его тихий стон, не походил, на стон боли. Надо только вспомнить, где проходят основные болевые точки, как правило там нервные окончания ближе всего к коже, конечно не у всех они одинаковые, но я твердо решил, подарить Шейру тоже удовольствие, что и он мне. А уж если я что-то решал для себя, то добивался этого. Лишь бы вредная старуха не вернулась и не обломала момент.
- Ты тоже красивый, - прошептал ему на ушко, обдав его горячим дыханием - Даже в том, втором облике. Необычный, но красивый, только очень большой.
Губы мягко сомкнулись на остром кончике ушка, скользнули по нему языком, словно очерчивая край, ласково потер нежную кожу губами. Затем переместился за его ушко и кончиком языка лизнул, чувствуя привкус воды с целебными травами. А руки тем временем изучали тело мужчины, скользи по нему, сначала по груди, потом ниже к животу, но не опускаясь в воду. Как-то интуитивно я чувствовал, что нельзя сразу переходить к главному, сначала надо возбудить, приласкать и только потом уже опустится туда,  вниз.
Я старался действовать осторожно, но вместе с тем торопливо, как обычно бывает в юности, мое собственное тело, тоже начало реагировать на близкий контакт и я боялся, что снова возбужусь так сильно, что не смогу довести до конца начатое.
Губы оставив в покое ушко, переместились на шею, осыпая кожу горячими поцелуями. озорной и дерзкий язычок, описал круг вокруг кадыка, пощекотал ямку между ключиц. затем скользнул влажной дорожкой по выступающей косточки в бок, туда, где должна была биться толстая венка. Я не знал строение организма Шейра, поэтому мне приходилось лишь догадываться насколько схожи наши тела.
Пальцы руки между тем снова вернулись к груди мужчины и осторожно задели один из сосков. почти невесомо, словно прикосновения пера или крыльев бабочки.

0

38

Локхони  замер, ожидая, когда дриммейр решится начнет свою игру. Но тот не спешил, то ли набираясь храбрости, решив растянуть удовольствие. Мягкое сияние глаз с расширившимися черными зрачками, почти заполнившими всю радужку, в которых плещутся любопытство и смущение. Точеные губы Первородного изогнулись в дразнящей усмешке. Призывной. Порочной. Он ждал, откинувшись на бортик огромной лохани и чуть склонив голову, смотрел из-под завесы черных волос на Нирона, подавшегося к нему.
- Ты видел истинного меня, мой принц. -  низкое, вибрирующее урчание наполнило  пропитанный  ароматом лечебных трав и мускуса воздух, окутывавший обоих мужчин. – Такой облик был дан мне при рождении.
Горячее дыхание, легкое, словно пух, слетело с губ принца, коснувшись нежного остроконечного ушка. Прикосновение губ  острому кончику раковины уха обжигало, жаля множеством невидимых игл, которые безжалостно впились в каждый нерв, разнося по телу болезненный жар, что питал лениво пробуждавшееся желание. Оно взревело, вскинулось стеной обжигающего пламени, окутав гибкую фигуру антика, потоком лавы промчавшись по его жилам.
Шейр прикрыл глаза, пряча под густыми ресницами бушующий в них темный огонь, и замер под робкими прикосновениями горячее-влажного язычка, лизнувшего кожу за ухом, и это движение отозвалось сладкой музыкой в теле Локхони. Слишком болезненной, слишком прекрасной, что хочется выгнуться, откидывая голову, протяжно выстанывая свое наслаждение.
- Такой… осторожный… робкий…
Прикосновение губ к шее, легкие, неуловимые, на грани чувствительности. Но их хватило, чтобы огонь желания, полыхающий раскаленной лавой в крови Шейра, взревел жарким пламенем, грозя спалить  дотла. Ворон рефлекторно выгнулся, следуя за ласкающей рукой, откинуть голову, глухо, протяжно застонав. Первородный чувствовал, как желание, поначалу приятное и теплое, мучительной болью скапливается внизу живота.
- Смелее,  малыш… - выдохнул  Локхони, улыбнувшись.  Призывно. Распутно. Ободряюще. – Твои ласки… приятны…
Пальцы, обжигающе горячие, скользили по груди, животу, но не погружались в исходящую паром воду. Но вот пальцы дриммейра  задели  бусинку соска, и Ворон содрогается всем телом от нахлынувшей волны удовольствия. 
Первородный не ожидал, что робкие и нерешительные прикосновения юного принца, только начавшего постигать науку плотских удовольствий окажутся столь желанными, что его тело так стремительно отреагирует на  неумелые ласки.
- Что ты делаешь со мной… - красиво изогнутые губы, что сейчас кривились в улыбке, пересохли. Хотелось облизать их языком, смачивая вязкой слюной, но антик не шевелился, лишь чуть повернув голову, смотрел на принца из-под тяжелых, упавших на лицо и грудь иссиня-черных прядей влажных волос. – Ниро…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (24.05.2017 15:12:39)

0

39

Немного отстранившись, я посмотрел на Шейра, ему похоже нравится, так же сильно, как нравилось мне. Все это было необычно, но оказалось не менее приятным, чем когда мужчина ласкал меня, даже в какой-то степени более приятным. Тогда было лишь физическое удовольствие, но в тоже время я чувствовал скованно и растерянно, а здесь, когда ласкаешь сам, когда в твоих руках чье-то горячее тело, чувствуешь себя более расковано и смелее. Некоторые движения все еще были осторожными, но лишь потому, что я не хотел случайно надавить на точку, которая вызывала бы обратный эффект. У всех есть такие точки. Например мне не нравилось, когда трогали мой пупок или колени, это вызывало неприятные ощущения.
Так что я старался не наткнутся на такие точки. Я снова прильнул губами к ушку мужчины. теперь губами теребил мочку, играя с ней языком. Оставив сосок, рука снова погладила тело Шейра, но теперь все же решилась и опустилась в воду. Его налившийся кровью. твердый и горячий орган, я нащупал сразу. Он казалось сам прыгнул мне в руку и я сконфуженно отметил, что у него намного больше чем у меня.
Ранее мне казалось что подобные ласки неприятны, то есть неприятно вот так ласкать чье-то интимное место, но сейчас я отметил, что наоборот это возбуждает, так же сильно. как если бы ласкали меня.
- Не подгоняйте меня господин Шейр, я же в первый раз, - ответил так же сконфужено - Я хочу чтобы тебе тоже понравилось, так же как и мне, но у меня нет такого опыта как у тебя.
Горячий поцелуй коснулся кожи на ее Шейра, под самым ушком. горячий и пылкий, страстный, можно даже сказать огненно странный и немного болезненный. После этого крепкого поцелуя осталось небольшое пятнышко, но я был уверен, оно исчезнет уже через пару минут. Рукой я продолжал исследовать твердую плоть. Скользнув по всему "стволу" подушечками пальцев, повторил узор венок, нежно погладил небольшую впадинку на "головке" уретру. Словно водил кистью повторяя узор налившегося органа. И только потом сжал его в руке, плотно, но не с силой, я помнил как это делал мужчина со мной и стал медленно водить по нему рукой вверх-вниз, с каждой минутой ускоряя ритм движения. Иногда задевая пальцами нежную тонкую кожу на яичках.
Я даже не заметил, как оседлал одно бедро мужчины и прильнул к нему всем телом, уже не стесняясь. Так что моя собственная плоть оказалась зажата где-то с боку живота Шейра и опять же по неволе, но я едва заметно терся им, о горячее тело своего нового знакомого.

0

40

Теплое дыхание, легкое, словно пух, слетело с губ юноши, коснулось мочки уха Первородного. Прикосновения обжигали, жаля множеством невидимых игл, которые безжалостно впились в каждую нить энергетической паутины, разнося по телу болезненный жар, что питал лениво пробуждавшееся желание. Оно взревело, вскинулось стеной обжигающего пламени, окутав поджарую фигуру Локхони, потоком лавы промчавшись по его жилам.
Древнейший прикрыл глаза, пряча под густыми ресницами бушующий в них темный огонь, замер под прикосновениями осторожных пальцев, скользивших по его груди, и каждое прикосновение отзывалось сладкой музыкой в теле Первородного. Слишком болезненной, слишком прекрасной, что хочется выгнуться, откидывая голову, протяжным стоном извещая о своем удовольствии.
- Конечно, Нирон… - в низком мурлыкающем голосе антиквэрума хрипотца слышалась теперь гораздо отчетливей. – Мне нравится... - протяжный стон слетел с его губ, едва пальцы юноши сомкнулись на  жаждущей ласки плоти. - Разве ты этого не видишь?...
Игра, наполненная чувственностью и недосказанностью,  всегда привлекала его. Прикосновения много значили для Ворона, и он никогда не упускал возможности насладиться столь необычным удовольствием. Хотя сейчас, в силу собственной занятости, он давно уже отказал себе в таком удовольствии. Локхони просто не мог более позволить себе удовлетворять подобное желание слишком часто.
Он провел кончиками пальцев по груди юного дриммейра, скользнул по потянутому животу, слегка царапая влажную кожу своими острыми когтями. Аромат трав, исходивший от горячей воды, смешивался с изысканным, свойственном только этому юноше, запахом, от которого буквально сносило крышу.
С губ сорвался стон… Он просто не выдерживает ощущения безумия, вспыхнувшего на коже от простого прикосновения кончиков пальцев к налившемуся желанием члену, ничто не могло охладить пылающий в его теле жар.
Рука антиквэрума обхватывает ладонь  Нирона, сжимаясь  и тем самым заставляя юношу плотнее обхватить бархатный стоявший колом стволом, а губы… Губы касаются шеи принца, обжигая ее своим дыханием, и скользят по коже, слизывая капли воды, сбегающие вниз, юркий язык стремится все выше, пока не достигает мочки уха. Мягкое и осторожное касание… 
Ворон направляет движение руки  блондина, понуждая его двигаться резко, почти грубо, сильно обжимая член по всей длине.
- Сильнее… Ниро… Резче...

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (28.05.2017 22:36:16)

0

41

Да, я видел что Шейру это нравится, мои неопытные прикосновения, но которые с каждой секундой становились более уверенными. И я чувствовал, что ему нравится. От этого, я и сам невольно снова возбудился, много ли нужно юному телу, чтобы жар страсти, жар пламени вспыхнул снова. Тело мужчины было горячим, мое же пылало, словно раскаленная печка, возможно от того, что моя стихия огонь, страсть бушевала во мне потоком, требуя либо выхода, либо, чтобы это пламя потушили. Разум был затуманен, сейчас мне не хотелось думать ни о чем, выкинуть все из головы, включая собственные моральные принципы. В конце, концов, я не бессмертен, как антиквэрумы и моя юность уже скоро пройдет, а я так еще ни с кем и не пробовал. И пусть я почти не знаю Шейра, может быть так даже лучше, он ведь тоже меня не знает хорошо, а знал бы. может и не согласился предоставить свое тело, дерзкому, упрямому мальчишке, который любит творить глупости. И лишь где-то в глубине души кололо иголочкой тоскливой боли, от того, что происходящие сейчас, всего лишь на один раз. А потом, юношеская страсть снова будет заперта в теле, снова будут смотреть на меня, как на ребенка, лишь дразнить, но не любить.
Но эти мысли, вспыхнув молнией в голове унеслись прочь, когда губы Шейра, коснулись мочки уха. По телу пробежала приятная дрожь, я тихо выдохнул с полустоном. Нет, нельзя отвлекаться, надо доделать то, что начал. Внизу живота уже снова все стянуло тугим узлом и ныло от налившейся тяжести. Но я продолжал ласкать плоть мужчины, следуя его указаниям и руке. сильнее сжал горячий, твердый орган. Движения стали более размашистыми и резкими, я чувствовал под пальцами, как пульсирует кровь в венках и мне показалось, что с тем же ритмом бьется и мое собственное сердце.
Облизав пересохшие губы, я снова прильнул к пульсирующей жилке на шее мужчины, осторожно покусывая ее, впрочем клыков у меня нет, и вряд ли я смогу прокусить ее, даже если бы захотел. После каждого укуса, словно зализывал языком кожу, играя с жилкой, кончиком языка, как шаловливый котенок. Второй рукой, для удобства, я схватился за плечо мужчины.
Оторвавшись на несколько секунд, от шее, я глянул вниз, вода колыхалась, под движением моей руки, я буквально интуитивно чувствовал, что еще несколько резких и сильных движений и Шейр достигнет финала и я вместе с ним.

0

42

Плеск воды, нарастающий ритм движений, резких, почти грубых, направляемых  уверенной рукой  черноглазого антиквэрума, подчинялся бушующим в крови страсти и желанию. Мир, некогда такой огромный и красочный, сузился до стройного, гибкого беловолосого юноши, чьи руки сейчас обжимали напряженную плоть, бесстыдно и откровенно лаская, даря удовольствия каждым своим прикосновением, каждым поцелуем-укусом, которым дриммейр  прикасался к его шее.
Но  вот Локхони вдруг резко подался вперед, садясь в лохани и обнимая принца, прижимая стройное, худощавое тело Нирона к себе, приникая губами к основанию шеи в болезненном поцелуе, смешанном с хриплым стоном, теплым дыханием опалившем атлас мраморной кожи блондина. А мгновение спустя Шейр изогнулся, издав низкий протяжный стон, подхваченный волной оргазма, сотрясшей все его тело, подчиняясь нахлынувшим эмоциям, столь ярким и острым, что казалось,  мир вокруг них рухнет. Юноша, подхваченный жаркой волной,  последовал за ним мгновение спустя.
…Теплое дыхание Первородного чуть тронуло прядку волос, чуть приподнимая серебристо-белые волоски.
- Спасибо… - шепнул Шейр, оставляя невесомый поцелуй на плече юноши.
Он не шевелился, все так же прижимая к  себе принца, ощущая, как постепенно его сердце перестает бухать о ребра, как замедляется дыхание, приходя к своему обычному ритму. Выпускать это гибкое создание из объятий не хотелось совершенно, наоборот отчаянно хотелось продолжить, слиться с ним, танцуя на гребне бушующей волны удовольствия, что непременно накроет их обоих. Слишком велико было желание продолжить начатое, изучить это красивое тело, узнать о каждом чувствительном местечке, прикосновение к которым будет дарить наслаждение партнеру.
Ворон не жалел о случившемся. Ни капли. И все же постепенно в его сознании росло осознание того, что произошло и сложности, которые могут возникнуть.
Первородный разомкнул объятия, позволяя  Нирону отодвинуться, а сам поднялся, перешагивая через бортик лохани, беря лежащее на лавке полотенце.
- Пора заканчивать, Ниро, - антик начал промокать мягкой тканью свои волосы, синимая с них влагу. – старуха возвращается…

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

43

Закусив губу, почти до крови, я все же не смог сдержать пылкий стон, когда всего секунду спустя, после того, как Шейр достиг финала, по ему телу пробежала дрожь и я кончил, пачкая бок мужчины. Но вода тут же смыла белесые капли, словно скрывая их недавние маленькие шалости.
Тяжело дыша, я ткнулся лбом в мокрое плечо Шейра, некоторое время еще ласково поглаживал пальцами его плоть, которая теперь была гораздо мягче. После отпустил и запястьем смахнул мокрую челку на бок. Туман в голове развеивался, а мысли неохотно и лениво возвращались на место. Хотелось чего-то большего, попробовать запретный плод до конца, но я не решался. Возможно окажись мы в моей спальни, я был бы куда более смелым и упертым, но здесь в этом доме, когда в любой момент могла открыться дверь, не слишком хотелось наспех продолжать, то, что было начато. Я чувствовал удовлетворение, но оно было каким-то не полным, все равно что меня накормили, но не до сыта, а лишь дали заморить "червячка". Однако и этого пока хватило, чтобы немного остудить мой пыл.
Шейр разомкнул объятия и я с неохотой отодвинулся от его тела,сразу же почувствовав спиной легкий холод. Проследив за мужчиной, я закусил губу и отвел взгляд в сторону, не зная как теперь на все это реагировать. Как вообще в таких ситуациях поступают? Одеваются с видом, как будто ничего не было? Но я так не мог. И как мне теперь вообще относится к этому незнакомцу? Рой мыслей создавал очередную неловкость и терзал грудь разными чувствами. Однако стоило Шейру упомянуть о старухе, как я тут же подскочил, выбираясь из ванной, так поспешно, что едва не кувырнулся на пол, через бортик. Верно, сейчас не до мыслей и терзаний о том, как поступать после случившегося, в конце концов, можно отнестись к этому, вполне спокойно. Мы просто помогли снять друг другу напряжение. Я мог бы сделать тоже самое себе, только в одиночестве. Хмм, хотя нет, теперь в одиночестве явно не выйдет, учитывая что мое тело, теперь принадлежит не мне одному. Слава Демиургу, что сейчас Ронин проявил тактичность и молчал.
Схватив полотенце, я принялся быстро вытираться, прыгая на одной ноге, чтобы вытерить ступни, все же шлепнулся на пол. Пробурчав ругательства, поднялся, всклоченный, так как мокрые волосы ежиком торчали во все стороны.
- Не собираюсь перед ней голой задницей мелькать, - пробурчал подползая к сундуку заглянул внутрь, вроде тут одежда была. Интересно где она ее вообще взяла. Надеюсь не с трупов снимала. Хотя сейчас не важно, можно и перетерпеть, пока не выберемся.
Вытащив рубашку и штаны, быстро нацепил и то и другое. Длинноваты конечно, но это не страшно, штаны я подогнул, а рубашка вообще до бедер вышла, хотя не важно, главное что чистые. Рукава тоже можно подогнуть. Ну что я сделаю, если ростом не вышел, это вон Шейру тут одежда в пору будет.
- Ведьма какая-то, вот точно. Иначе зачем ей жить на болоте? - подтянув штаны, я подошел к своим вещам и вытащил злосчастный кулон, повесил его на шею, чтобы не потерять. И плевать, что от него могут быть неприятности, в конце концов, я деньги заплатил. Кстати если выберусь из всего этого живым, я тому фею крылышки повырываю. Чтобы к своим сувенирчикам, прикреплял таблички, с мерами предосторожности.
затем я попробовал материализовать меч, так на всякий случай, чтобы хоть знать блокируется тут магия или нет, судя по всему телепортация блокируется, возможно мы в аномальной зоне или возле нее, тогда с магией могут быть проблемы. И это объясняет, почему Шейр вдруг упал. Вспомнив об этом, я резко повернулся и упер кончик меча в грудь мужчины, прищурившись.
- А теперь, скажи мне правду, кто ты такой. потому что как не посмотри, но на эльфа ты не похож. Ты сказал, что тот облик, твой настоящий вид. А еще я ощутил огромную мощь, такая не каждой расе доступна, как и не каждая раса имеет несколько обличий. Ты не даденгер, не дриммйэйр и не эльф, на дракона тоже не похож, как и на стихийного духа. И ты явно не деос, иначе не нервничал бы так из-за этой старухи, так кто же ты? Антиквэрум, верно? - синие глаза блеснули упрямо и дерзко, слишком уж знакомая энергетика была, когда Шейр был в том облике. Я достаточно наобщался с Дейларом, да и с Ливеттой, чтобы  заметить между ними нечто схожее.

+1

44

Продолжая вытирать  свою роскошную гриву. Шейр с мягкой усмешкой наблюдал за дриммейром,  скачущим по комнате на одной ноге и пытавшемся вытереть ступни.
- Будь осторожней, Ниро, - предупреждение запоздало, ибо юноша, не удержав равновесие все же плюхнулся на дощатый пол, тихо ругаясь. – Не стоит так неистово скакать.
Покачав головой, Первородный закончил возиться с шевелюрой и принялся вытирать плечи и спину. В избе было тепло, и вода, мелкими ручейками сбегавшая с бледной кожи, быстро высыхала. А вот о волосах этого сказать было нельзя. Густые, тяжелые и длинные, они сохли слишком медленно, чтобы можно было пускать этот процесс на самотек. А потому Ворон просто щелкнул пальцами,  активируя одно из простейших бытовых заклинаний, призванное позаботиться об его роскошной шевелюре. Магия пришла в действие, и уже через пару минут  грива Первородного стала значительно легче, а главное – она теперь была сухой.
- На болотах  живут не только ведьмы, Ниро. -  проворчал Локхони, приблизившись к сундуку, из которого  принц уже извлек для себя одежду. - Ты очень удивишься, узнав, сколько существ предпочитают уединенный образ жизни, подальше от шумной  и суетливой цивилизации. При этом  все они совершенно не являются  не только ведьмами, но вообще не представляют для кого-либо угрозы. – он выхватил первую же рубашку и штаны, лежавшие сверху и принялся одеваться. – Так что вполне может случиться так, что старуха просто желает тишины и покоя и является  всего лишь самой обычной травницей. Или ведуньей. – он улыбнулся, заправляя рубашку в штаны и затягивая шнуровку. – внешность, знаешь ли, бывает обманчива.
Поправив ворот рубашки, Шейр обернулся и замер, удивленно вздернув  черную бровь, когда в его грудь уперлось острие меча, рукоять которого сжимал принц. Антик, чуть склонив голову к плечу, выслушал пространную тираду юноши. Надо сказать, голова у  Нирона работала исправно, и выводы он сделал правильные.
- Браво, твое высочество. Браво! – Первородный ловко, переместившись в сторону и уйдя от нацеленного на него меча, отвесил дриммейру шутовской поклон. Волосы, свободно падавшие на плечи, мягко зашелестев, мазнули по  доскам пола, когда он согнулся в поклоне. – Тебе не откажешь в сообразительности. И умении делать  нужные выводы. – он сложил руки на груди, продолжая  наблюдать за мальчишкой. – Ты прав, я не даденгер, хоть у меня имеются перепончатые крылья я и рога как и у представителей этой расы. Правда у крылатых не бывает хвостов. Точно так же я не похож, как ты правильно заметил, ни на эльфа, ни на стихийных духов. – Ворон тронул перстень, снимая его с когтистого пальца и на  Нирона тотчас же обрушилась скрываемая до этого мощь ауры силы, окутывающая Первородного. – Да, ты угадал, Нирон. Я принадлежу к древнейшей расе антиквэрумов. – он криво усмехнулся. – И предвосхищая твой вопрос, принц… Да, я убил своего дриммейра и сейчас владею полным объемом своих сил.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: темные штаны из оленьей кожи на шнуровке и свободного кроя темная рубашка с широкими рукавами; ворот рубашки распахнут; босиком
Грива длинных иссиня-черных волос свободно рассыпалась по плечам и спине, челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

45

Лицо Ранель покрывают глубокие морщины, косматые седые волосы создают у непосвященного несколько неряшливое и отталкивающее  впечатление. Добавьте к этому скрипучий, ворчливый голос, скрюченную старостью спину и шаркающую походку, и перед вами предстанет мерзкая старая карга, склочная и неуживчивая. Однако на самом деле расторопность, с какой она распоряжается в своем доме и на кухне, странно противоречит ее виду древней старухи. Ее сиплый, скрипучий голос перекрывает звон посуды, когда она начинает в очередной раз сетовать на свою горькую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------
- Ну что, касатики, - раздался скрипучий голос старой карги, - вижу вы закончили с водными процедурами. И пообщаться успели. Вон как глазищи-то сверкают у обоих. И чего, спрашивается не поделили…
Старуха захлопнула дверь, преграждая доступ холодному, пропитанному влагой воздуху внутрь дома.  Маленькие цепкие глазки перескочили с одной фигуры на другую, подмечая  все:  меч в руках белобрысого дриммейра,  цепочку с кулоном, прятавшуюся в складках слишком просторной рубахи юноши,  ауру могущества, окутывающую высокого черноволосого антиквэрума,  - да-да, старая ведьма прекрасно слышала последнюю фразу Первородного, и сделала соответствующие выводы, - напряжение, повисшее между незваными гостями, так же не ускользнуло от внимания Ранели. На долю мгновения в ее  выцветших глазах промелькнул огонек удовлетворения, но слишком увлеченные друг другом мужчины не заметили этого.
- Так, так… Всю воду расплескали, окаянные.. – пробурчала старуха,  приблизившись к лохани. – И чего вы тут устроили, а?  Мало вам было воды на болотах, так вы решили и здесь потоп устроить… - ворчала она скорее для виду, нежели из-за того, что была зла  на своих гостей. – Нагадить нагадили, а убирать кто  будет?..  Чай не у себя дома находитесь… Теперь вот мне старой больной женщины весь дом чистить придется.
Ранель еще раз оглядела лохань с  уже грязной водой, лужи от ног, видневшиеся то здесь, то там на полу, и кряхтя, сделал сложный жест скрюченными  от времени пальцами. Вода, повинуясь магическому приказу, собралась в огромный пузырь, который ведьма и выплеснула за окно в болотную топь. Лохань же сама отправилась в сени, заняв свое привычное место.
- Ну, чего стоите столбом?! -  проскрипела она, указывая на стоявший у окна щербатый стол и лавку. – Раз уж попали в мой дом,  будьте моими гостями.  Садитесь, сейчас ужинать будем.
Она начала выставлять на стол нехитрую снедь:  несколько кусков домашнего хлеба,  ломоть козьего сыру, чугунок с горячей кашей, в которой плавали кусочки мяса.
- Конечно, я не могу предложить тебе оленьей туши, древнейший, -  усмехнулась  Ранель, покосившись на чернявого антиквэрума. – Но, думаю, каша и наливка из болотных ягод все же сгодятся и для тебя, и для твоего спутника. – она поставила запотевшую бутыль,  глиняные тарелки и ложки. – В ногах правды нет, гости дорогие… Прошу разделите со мной нехитрый ужин.

0

46

Рука с мечом напряглась, едва Шейр сделал шаг в сторону. Я не спешил убирать оружие, тем более что мои подозрения оказались правдой. Дурак! Мне стоило догадаться. По какой-то неведомой причине, я сближался с расой, которая по сути охотилась за моими сородичами. Шейр уже убил своего дриммэйра, хотя я не об этом хотел спросить. Однако то, как он это произнес, заставило вспыхнуть гневу, такой силы, что я готов был вонзить свой меч в его грудь. Бесит, бесит то, что он этим руками, которыми убил моего сородича, ласкал мое тело. И эта его чертова самоуверенность бесила.
На появление старухи, я лишь вздрогнул, от ее неприятного голоса, который резал слуха, но сейчас Шейр был для меня куда опаснее, чем какая-то старуха, пусть и неизвестной расы. Я не знаю как бы поступил, может быть просто выскочил из этого дома, лишь бы не оставаться с антиквэрумом под одной крышей, или же я действительно завязал бы бой, хотя и без шанса на победу. Но внезапно я представил на его месте Дейлара, если бы он забрал мою жизнь, а кто-то другой дриммэйр вот так же ему угрожал и рука с оружием дрогнула. Медленно опустилась и меч исчез в легкой серебристой вспышке энергии. Опустив голову, я уставился в пол. Мне бы не хотелось, что бы кто-то другой забрал жизнь Дейлара, только потому, что он антиквэрум. Сжав кулаки, я резко поднял голову, в один прыжок оказался возле Шейра и схватил его за грудки. Синие глаза пылали дерзким и упрямым огоньком.
- И даже не думай, что напугал меня этой своей силищей! - выдохнул ему почти касаясь своими губами, его - Просто не надо было скрывать, я не не переношу ложь и обман.
Последнее я уже произнес, отведя взгляд в сторону и отпустив рубашку мужчины. До чего же эти Первородные циники, но я не стал бы его убивать, даже если бы была возможность. Что толку? Это не вернет к жизни моего сородича, к тому же, пусть и со скрипом, но я все таки признался себе в том, что Шейр мне понравился. И почему меня всегда тянет именно на таких личностей, которые превосходят меня в силе во много раз. Деладор, Энтропиус, теперь вот Шейр.  Наверно от того, что приятно осознавать, когда подобное существо с таким могуществом, оказывается в твоей власти, а еще от того, что не так то и просто заполучить этих горделивых самцов. И вкус победы от этого приятнее. Что ж, я никогда не выбирал легких путей для себя.
- Ладно, прости, что наставил на тебя свой меч. У меня были подозрения, что ты не тот, за кого себя выдаешь. - буркнул опустив голову - Я наверное ужасный принц, раз не могу злится на тех, кто убивает моих сородичей.
Вздохнув отвернулся к ворчащей старухе, собираясь уже предложить ей убрать, то что мы тут наплескали, но старуха сама справилась. Я лишь нахмурился смотря за тем, как ванна выплеснулась в окно и вернулась на место. Эта бабка владеет магией воды и видимо нечто вроде телекинезом? Хмм, если так, тогда по идеи ей должен противостоять огонь, вдруг защищаться придется. Но пока старуха не показывала признаков агрессии и лишь за стол пригласила.
Проследовав за ней, шлепая босыми ногами по дощатому полу, я уселся на скамью и посмотрел на еду, пахнет вроде вполне сносно, но кто знает из чего все это сделано. Ладно, хлеб и сыр я поем, а вот к мясу даже не притронусь, пока не буду знать его происхождение и к наливки тоже. Нет, уж спасибо, мне не хочется потом бродить по дому и ловить глюки.
- Эмм, а мне еще рано пить эээ спиртное, можно мне лучше воды или чаю? - улыбнулся, лучше конечно чаю, или молока теплого, самое то. Подняв голову посмотрел на Шейра, я поймал себя на мысли, что мне хочется схватить эти длинные волосы, отдернуть их назад и впиться в поцелуем в его губы. Чувствуя что от этих мыслей вспыхнуло лицо, я поспешно отвернулся и коротко помотал головой. Надо выкинуть все эти мысли из головы, не хватало снова возбудится.

+1

47

Меч исчез в вспышке серебристой энергии, а дриммейр, подскочив, почти повис на  Первородном, уцепившись за ворот рубашки и силясь подтянуть к себе  антика. Светловолосая голова юноши запрокинулась, и теперь его жаркое дыхание касалось губ  мужчины.  В другой раз это могло бы вызвать ответную дрожь удовольствия и волну будоражащих мурашек, прокатывавшихся по позвоночнику и  поднимавших дыбом волосы на загривке.  В другой раз. Но не сейчас. Сейчас это вызывало лишь раздражение, к которому примешивалась толика сожаления.
- Разве, твое высочество? – тонкая, аккуратная иссиня-черная бровь  взлетела вверх, когда губы  Шейра растянулись в едкой усмешке,  обнажив кончики влажно блеснувших клыков. – Ты действительно считаешь, что я должен отчитываться перед тобой в своих действиях и желаниях? Если это так, то ты глубоко заблуждаешься, мальчик мой. – мужчина привычным жестом надел на палец кольцо, которое тотчас же скрыло ауру, окружавшую Ворона и ее мощь. – Я убивал и за меньшее…
Он криво усмехнулся, качнув головой, и привычным жестом отбросил с глаз длинную челку. В какой-то степени он понимал гнев юноши, но одновременно с этим  Ворон вполне справедливо полагал, что  Нирону не следует лезть туда, чего он не понимает.
- Что же касается убийств  твоих сородичей… - низкий, вибрирующий рык сорвался с губ Первородного, а в полночных глазах полыхнуло алое зарево бешенства. – Наши силы были вероломно украдены,  твое высочество. И не моя вина в том, что для того, чтобы их вернуть нам приходится убивать дриммейров-носителей печатей. – он умолк, постепенно успокаиваясь. – И если ты думаешь, что я сожалею о сделанном… - он покачал головой. – Нет, я не сожалею.  Если бы прошлое можно было отмотать назад, я поступил бы точно так же, только разыскал своего дримма гораздо раньше.
Локхони отвернулся и, сделав шаг в сторону, дабы обойти  Нирона, приблизился к столу, на который старуха уже выставила нехитрую снедь. 
За окном по-прежнему лил дождь, да и ночь уже начала вступать в свои права, укрывая болота  темной кисеей. Как бы ни хотелось  антику покинуть  эти места, ему пришлось смириться с тем, что придется провести ночь в избе старой карги. Идти в ночь было опрометчиво, особенно учитывая странности, происходившие на болотах.
- Благодарю, бабушка, за тепло и ужин, – улыбнулся Шейр, устраиваясь на  лавке и опираясь спиной о бревенчатую стену избы. – Того, что ты предлагаешь,  вполне достаточно. Подождав, пока старуха наполнит его тарелку кашей с кусочками мяса, антик, взяв ломоть хлеба, приступил к ужину.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: темные штаны из оленьей кожи на шнуровке и свободного кроя темная рубашка с широкими рукавами; ворот рубашки распахнут; босиком
Грива длинных иссиня-черных волос свободно рассыпалась по плечам и спине, челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

48

Лицо Ранель покрывают глубокие морщины, косматые седые волосы создают у непосвященного несколько неряшливое и отталкивающее  впечатление. Добавьте к этому скрипучий, ворчливый голос, скрюченную старостью спину и шаркающую походку, и перед вами предстанет мерзкая старая карга, склочная и неуживчивая. Однако на самом деле расторопность, с какой она распоряжается в своем доме и на кухне, странно противоречит ее виду древней старухи. Ее сиплый, скрипучий голос перекрывает звон посуды, когда она начинает в очередной раз сетовать на свою горькую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------
Конечно, старая ведьма слышала все от первого до последнего слова, произнесенного принцем и Первородным. Продолжая суетиться возле печи, Ранель  не подавала виду, насколько все сказанное ее интересует. А оно ее интересовало. И даже очень. Впервые на ее болото забрело столь могущественное существо, да еще в компании дриммейра, у которого сейчас на  шее болтался кулон с весьма необычным камнем, от которого фонило магией за целую милю. 
Но она не спрашивала. Лишь наблюдала и слушала, продолжая возиться у печи, водружая на огонь  пузатый чайник с ключевой водой. Еще было не время… Да и гости были очень непростыми…
- Кушайте, кушайте… – проскрипела  Ранель, опустившись на лавку напротив мужчин. – Еда хоть и простая, но  сытная. Она поможет вам  восстановить  потраченные силы.
Старуха  наполнила тарелку дриммейра и свою собственную плошку.   Некоторое время царила тишина, нарушаемая только стуком ложек да шорохом дождя за окном.
На просьбу принца   карга лишь усмехнулась, покачав седой головой.
- Вот как… - проскрипела она. – Ну хорошо, будет тебе чай.  Вон чайник как раз вскипел.
Она  поставила  на стол заварничек и  блюдо с мягкими домашними булочками.
- Кстати, как же вас все же угораздило оказаться на моих болотах,   красавчеги?  -   в цепких, удивительно ясных глазах  бабки светилось любопытство. – Обычно сюда никто не заглядывает по собственной воле. Дурная слава ходит об этих местах. Очень дурная…
Старуха выжидательно смотрела на своих гостей, не выказывая при этом совершенно никакого недовольства.
Ее время еще не пришло. Все должно развиваться своим чередом. Но…
Уже скоро…
Очень скоро ее ожидание завершится…

0

49

Я лишь сжал кулаки на слова Шейра, чтобы удержать себя от порывистых действий. Да больно он понимает како нам, всю жизнь жить в страхе и не за себя, а за тех, кто окажется под рукой у антиквэрума пришедшего убивать. Ему не понять какого это, когда хочешь защитить других, но у тебя совсем нет сил. Сколько раз мне снились кошмары. Сколько времени я жил взаперти не имея возможности увидеть мир, даже просто поиграть с другими детьми. Можно подумать мы всю их силу забрали, всего-то четвертую часть, к тому же вернуть свои силы можно и без убийства. Но ведь убить проще всего, верно?
- Я ничью силу не забирал! - вдруг выпалил горячо и гневно - И тот дриммэйр которого ты убил, тоже! Да вы хоть раз ставили себя на наше место? Вам только сила важна, а на жизни плевать! И вообще где бы сейчас были, если бы не дриммэйры? По прежнему оставались бы запечатанными. - прищурившись резко повернулся к мужчине - И знаешь что, если бы я был носителем твоей силы, то не дал бы тебе так просто меня убить, понятно! А если бы я был антиквэрумом, то я бы смог развить и те силы, что у меня имеются, ведь просто убить кого-то, намного легче, чем обрести мощь более долгим и трудоемким путем. Но мне такой способ нравится больше. И вот увидишь, однажды я стану самым могущественным дриммэйром и еще надеру не мало задниц вашей братии.
Упрямо блеснув взглядом отвернулся и насупился. Ладно, убил он дриммэйра, мне не в первой такое слышать, но можно было это сказать как-то иначе, а не с таким цинизмом и обыденностью, словно он комара шлепнул на коже. Должно же быть хоть какое-то уважение к чужим жизням. Обидно, вдвойне обидно, потому что Шейр мне понравилось и глупо было это отрицать. Впрочем, тот кто не ограничен во времени тиканьем биологических часов, вряд ли способен понять насколько ценна жизнь. Я это понимал и ценил жизнь превыше всего остального, поэтому и не согу отнять чужую.
Вздохнув, посмотрел на тарелку с кашей, но к ней я так и не притронулся, только хлеба поел и сыру немного. Есть конечно хотелось, но эту кашу есть точно не буду. Не известно из чего она приготовлена. К тому же я каши еще с детства не любил. Хлеба с сыром вполне хватит чтобы немного утолить голод и сил набраться.
- Что значит на ваших болотах? - тут же переключился на старуху, с подозрением - А вы лучше расскажите, как вы тут оказались и почему живете здесь, раз это гиблое место. Хотя кругом болото, а я смотрю вы где-то достаете муку на хлеб и булочки и другие припасы. И кстати мы не смогли определить какой вы расы.
Вот так, все вопросы задал прямо в лоб. а чего ходить вокруг да около, подбирая какие-то слова, не светском рауте все таки. К тому же про нас то она уже по ходу все поняла, а вот мы про нее так ничего и не узнали. У меня неприятные ощущения были, когда она смотрела в мою сторону, словно удав на кролика. Если она захочет из меня следующею партию кашки сварганить, то теперь вряд ли я получу помощь от Шейра, придется самому отбиваться. Эх, а так все хорошо начиналось.
Закусив губу, сжал кулаки, может стоило извинится? Я конечно с горяча могу набросится, но он тоже хорош, мог бы и сразу раскрыть карты, до того, как мы оказались в ванной.  Хотя это вряд ли бы что-то изменило, дело то было не в том что он антиквэрум, я просто цинизм и холодность не любил.

+1

50

Шейр насмешливо фыркнул. Принц вел себя как… самонадеянный мальчишка. Впрочем, он и был мальчишкой. Едва переступившим порог совершеннолетия юнцом, который о многих вещах имел весьма смутное понятие. Конечно в какой-то степени  дриммейр был прав. Но с другой стороны именно благодаря его соплеменникам часть силы Первородных была высвобождена и  запечатана в телах этих… кхм… существ.
- Возможно, что так. – кивнул Локхони,  разламывая кусок душистого хлеба и собирая им остатки каши и мяса с краев тарелки. – А может, проснулись бы без вашего участия. Сейчас уже поздно строить предположения, Нирон. Все случилось так, как случилось. И не стоит оправдывать своих соплеменников. К тому же… ваше любопытство еще  никогда до добра не доводило. – он отправил хлеб в рот и запил его  кислым квасом. Отодвинув пустую тарелку антик продолжил. – Что же касается сил… Я никогда не чувствовал себя целым, твое высочество. Ты не представляешь, каково это просыпаться и понимать, что никогда не сможешь обрести  целостности. – он вздохнул, прислонившись спиной к деревянной стене.  Прикрыл глаза, гася вспыхнувшее в них раздражение. – Не стоит угрожать мне,  мой принц. Ты еще не стал самым могущественным. А мои соплеменники… все еще продолжают спать в своих «коконах». Нас слишком мало, чтобы мы могли представлять угрозу для твоего народа, Ниро.
Первородный не стал говорить о том, что часть из этих спящих давно уже погибла, не  сумев совладать с гнетом  печати и превратились в изнывающие от боли и ненависти остаточные сущности.
- Не всем  моим собратьям дано пробудиться. – прошептал он, наполняя чашку дымящимся чаем.
Тонкие ноздри затрепетали, втягивая аромат трав, которые были добавлены в напиток.  Отщипнув кусочек булочки, антик, бросил его в рот и запил маленьким глотком чая.
Он бросил взгляд за окно. За которым все так же  шелестел дождь, и слышались тяжелые вздохи угрюмого болота, которое словно замерло в ожидании. Ночь опустилась на  голодную топь, окутав все темным покрывалом. О том ,чтобы идти дальше не могло быть и речи.
Он не собирался спорить с мальчишкой, который мало что понимал в сложившейся ситуации. К тому же он слишком вымотался и, хотя старая карга и происходящее на болотах ему не  нравились, Первородному хотелось  поскорее добраться до постели и уснуть, наплевав на все опасности. Каша с мясом была сытная и Шейра неизменно потянуло в сон. Внимание его притупилось, а разум  окутала дрема, которая вскоре грозила перейти в глубокий сон, да и слвоа старухи теперь доносились до него словно сквозь толстый слой ваты.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: темные штаны из оленьей кожи на шнуровке и свободного кроя темная рубашка с широкими рукавами; ворот рубашки распахнут; босиком
Грива длинных иссиня-черных волос свободно рассыпалась по плечам и спине, челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

51

Лицо Ранель покрывают глубокие морщины, косматые седые волосы создают у непосвященного несколько неряшливое и отталкивающее  впечатление. Добавьте к этому скрипучий, ворчливый голос, скрюченную старостью спину и шаркающую походку, и перед вами предстанет мерзкая старая карга, склочная и неуживчивая. Однако на самом деле расторопность, с какой она распоряжается в своем доме и на кухне, странно противоречит ее виду древней старухи. Ее сиплый, скрипучий голос перекрывает звон посуды, когда она начинает в очередной раз сетовать на свою горькую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------
- А то и значит…  вьюноша, - проворчала старуха,   неспешно поглощая сытную кашу. – Я слишком давно живу здесь,  чтобы считать иначе. – она насмешливо фыркнула на слова принца. – Видишь ли, принц, я люблю уединение. И тишину.  А болота… они как раз и дают мне все это. Людишки слишком опасаются этих мест, чтобы совать сюда свой любопытный нос. – она последний раз промокнула  тарелку кусочком хлеба, собирая остатки мяса. – Это с виду болото кажется   мертвым и пустым. На само же деле оно  бывает весьма щедро к тем .кто живет  в его топях.
Вопрос о расе Ранель предпочла пропустить мимо ушей.  Незачем незваным гостям знать об этом. Кряхтя. Старуха поднялась и стала собирать пустые тарелки, отправляя их в лохань с горячей водой. Мельком брошенный взгляд на  задремавшего антикверума вызвал  удовлетворенную усмешку на тонких, сухих губах старухи.
- иногда я выбираюсь в ближайший городишко, чтобы обменять травы на крупу, муку и мясо.  – пожала она плечами. – Мне много не нужно,  касатик, так что тех продуктов что я  вымениваю, вполне хватает на мои нужды. Да и болото поддерживает.
Убрав со стола старуха пошаркала в соседнюю комнату, она поманила гостей.
- Спать будет здесь. – она указала на деревянную кровать, застеленную простым, но чистым бельем. – кровать одна, так что вам придется спать вместе. Как вы на ней расположитесь,  дело ваше. – она прошла к дверям, - спокойной ночи, красавчики.
Захлопнув за собой дверь, старуха оставила антикверума и дриммейра одних.

0

52

Вредная старушенция, на мой вопрос о расе она так и не ответила. Подозрительно все это. Она точно не человек и ни кто-то из слабомагических рас, Шейр тогда бы смог определить это. И она выглядит как старуха. Ох, у меня уже голова начинала болеть от всего этого, поэтому я не стал продолжать спор с Шейром. Все равно останусь при своем мнении. Да, может дриммэйры и делали ужасные вещи, в результате чего страдали другие существа, но покажите хоть одну расы без греха. Везде есть и плохие и хорошие. А то, что там ученые творят, так из-за этого винить всю расы не правильно. В этом плане нам не понять друг друга. Так что лучше было остановится, чтобы не поссорится окончательно.
Допив свой чай, я отодвинул чашку и хмуро проследил за старухой. Странно что я даже не могу уловить ее магический потенциал.
Когда мы оказались в комнате, я посмотрел на кровать, то что спать на ней будем вдвоем я уже догадался, но мне совсем не хотелось спать в этом странном доме. Что если мы уснем, а она нас прирежет. Нет, может быть Шейр так просто и не умрет, он все таки антиквэрум, а вот я точно к праотцам отправлюсь. Такое чувство, что она только и ждет, когда Шейр свалится, а тот как на зло выглядел сонным. Но учитывая что он не мало сил потратил, оно неудивительно.
- Ты ложись спать, а я посторожу, - обернулся к антиквэруму, прислонившись ухом к двери и прислушиваясь - Не хочу засыпать в доме этой страной старухи. Что если она на утро кашу из меня сварит? - шмыгнул носом, но тут же сжал кулак - Хрен ей, а не кашка из королевской тушки.
В принципе мне можно было не особо бояться, если будет угроза, то Ронин защитит меня или разбудит. А ведь это идея! Так я и отдохнуть смогу и стражник у нас будет. Я не в курсе есть ли у Шейра альтер-эго, а так бы в пару поставить. Ронин конечно сражаться вряд ли сможет, но успеет разбудить в случае опасности.
- "Эксплуататор!" - недовольно проворчал Ронин, без труда зная, о чем я думаю.
- "Да ладно тебе, я устал и спать хочу, нет гарантий, что не усну. Вдруг эта старая карга в еду что подсыпала."
- Шейр, я кажется нашел нам стражника, - повернувшись, улыбнулся, весело блестя огоньком в глазах. В следующею минуту я использовал способность Материализация альтер-эго, перед этим призвав свое оружие, правда пришлось использовать меч Нобле, так как Дефонсорис отойдет Ронину. Получилось правда со второго раза. Но поскольку эту способность я изучил недавно, то были еще лаги с ней. и тем не менее, со второй попытки, рядом со мной появился парень, на полголовы выше меня и значительно шире в плечах, но тоже с белоснежными волосами, правда длинными и с мечом в руках.
Выдохнув, я обтер лоб и посмотрел на Ронина, потом на Шейра.
- Шейр, это Ронин, мой альтер-эго, только ты с ним не разговаривай, он еще язвительнее меня, - приподнял руки, направляясь к кровати, альтер-эго лишь фыркнул на мое замечание - А, да и лучше его не трогать. Я только не давно изучил эту способность, поэтому Ронин еще не стабилен и может исчезнуть.

Способности.

Материализация альтер-эго – [Фундаментально] - при частом взаимодействии Альтер-эго и хозяина, и при более-менее стабильном существовании, Альтер-эго может материализоваться рядом с хозяином. В качестве оружия у Альтер-эго будет меч, данный деосом, а также он может использовать исключительно способности данного реестра. В свою очередь, хозяин использует способности фэдэлесов, но он вполне может использовать другие силы, которые у него остались после обращения. Обычно данная способность появляется довольно быстро, но на первых этапах Альтер-эго очень нестабильно и не выдерживает атак, быстро исчезает т.е. до него нельзя дотрагиваться кому-то, кроме хозяина. За эпизод вызывать материализацию можно один раз.
Броски кубика - Бросить кубики
Вид Ронина, одет в туже одежду, что на арте - Нирон Таон ди Ревель

0

53

Старуха захлопнула дверь, оставив их одних. Антик некоторое время стоял, настороженно прислушиваясь. Тонкие ноздри трепетали, отфильтровывая сотни запахов кружащихся вокруг них. Он вслушивался в шелест дождя за маленьким, закрытым тусклым  стеклом окошком, в шорохи  и шарканье старушечьих ног за дверью. Но так  и не сумел обнаружить ничего тревожного.  Ранель, кряхтя, по всей видимости, забралась на печь, так же собираясь отдохнуть от трудов праведных.
- Если бы она хотела приготовить из тебя кашу, твое высочество, она давно бы это сделала. Ей ничего не мешало прикончить нас на болотах, когда я рухнул к ее ногам, а ты  беспомощно барахтался в  вонючей жиже. – проворчал Шейр ловко заплетая свои длинные волосы в свободную косу и перевязывая ее шнурком. Несколько цветных прядей челки упали ему на лоб и глаза, но антик этого словно не заметил. – Ты полагаешь, у нас есть иной выбор. – он  перевел взгляд на окно, за которым продолжал шелестеть дождь. – Хочешь ночевать на болотах под проливным дождем? – Ворон тихо фыркнул, стягивая рубашку через голову и небрежно бросая ее на стоявший в углу сундук. – Мне не нравится это место, и изба это все же лучше, нежели  качающаяся кочка, норовящая  каждую секунду уйти под воду вместе с тобой.
Шейр чувствовал себя разбитым. Усталость навалилась на плечи, грозя погрести Первородного под собой.  Многочисленные царапины, полученные при падении, саднили, хоть и начали постепенно затягиваться. Как обстояло дело с крыльями, антик не знал, ибо на смену облика у него попросту не было сил.
- Стражника? – сонно переспросил Локхони, сев на кровать и стаскивая штаны, которые через минуту очутились там же, где и рубаха. – Хорошо. Значит, нам не придется  сторожить сон друг друга. -  антик зевнул, тщетно пытаясь побороть подступающий сон.
И все же в полночных глазах промелькнула искра интереса, когда Нирон материализовал свое альтер-эго, которое оказалось практически точной копией самого принца, разве что было чуть  выше и крепче.
«Забавный…» - пронеслась в голове мысль столь же сонная, как и сам Первородный.
- Ронин… Вот как… – хмыкнул мужчина, поднимаясь во весь свой немаленький рост и  резким движением отбрасывая  сшитое из шкур покрывало. – Хорошо, не буду… Да и спать я сейчас хочу гораздо больше нежели чесать языком. – он вытянулся на  простынях  и, откатившись к стене, поманил  дриммейра. – Ложись, Ниро. Вдвоем будет теплее. – Локхони криво усмехнулся. – Я не буду распускать руки… Обещаю…
«Будем надеяться ,что твой страж не исчезнет, пока мы будем спать.»

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен. Одежда лежит на сундуке.
Грива длинных иссиня-черных волос свободно рассыпалась по плечам и спине, челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

0

54

А голышом то зачем опять? Я и сам не заметил, как на лице снова вспыхнул румянец и знакомое тепло стало подниматься в теле. Того раза в ванной мне явно было мало, но я постарался отогнать все эти мысли. Благо что слова Шейра, отрезвляли.  И совсем не обязательно быть таким.
Насупившись я посмотрел на Ронина, тот так и стоял, где появился, а он лишь со скучающим видом изучал пространство комнаты, благо что молчал.
- Да-да, только вот с болота нас бы тащить пришлось, а учитывая вид в котором ты был, это не реально, а тут мы сами пришли, - развел руками подходя к кровати, прикинув, я все же не стал снимать штаны, а только рубашку стащил. А иначе мне точно не до сна будет, если мы оба голышом уляжемся.
- И я не говорил, что ночевать на болоте лучше, чего ты сразу вредничаешь? - буркнул, забираясь на кровать - Просто эта старуха странная, меня напрягает, что нельзя определить ее расу. Эй! Шейр! - потряс антиквэрума за плечо, стоя на четвереньках, на кровати - А может она планетарный дух или кто-то вроде того? Планетарные духи, они же ведь сильные, да? А внешность менять могут? - усевшись на колени, задумался, приложив палец к губам. Ну если эта старуха так ловко может скрывать свою расу, значит она довольно сильная, ну не деос же в конце концов. Не так много в мире существ, которые способны меня свой облик.
- Чего? - возмутился и снова покраснел, от последней реплике Шейра - Можно подумать, я бы позволил! И вообще, смотри, как бы я руки распускать не стал! - возмущенный до предела, резко плюхнулся на кровать, отвернувшись от антиквэрума и накрывшись пледом с головой, но скорее для того, чтобы скрыть смущение - Спокойной ночи! - буркнул обижено из под пледа. Подумаешь! Деловой какой, думает если понравился мне, так теперь все можно что ли? вот уж фигу, не на того напал.
Обида моя правда не продлилась и дольше двух минут. Тихо выдохнув, я приоткрыл плед и высунув нос, полуобернулся глянув на антиквэрума. Все равно было как-то тревожно. Повернувшись обратно. я закрыл глаза, думал не смогу заснуть, но как ни странно, сон сморил меня уже через пять минут.

0

55

- Я не вредничаю… - проворчал Шейр, зевая. – Просто констатирую факт.
Дрема  уже окутывала Первородного, туманя сознание и закрывая  полночные глаза  сонной мутью. Мысли вяло текли в его голове, напоминая тяжелые беременные дождем и грозами тучи. Все тело налилось словно свинцом, Локхони шумно вздохнул, опуская голову на подушку и прикрывая глаза. Он засыпал,  позабыв о недавних тревогах и странном чувстве опасности, которое не давало ему покоя весь день. Это было странно, но сил бороться с подступающим сном у антикверума не было, равно как и желания.
- Что?... Старуха?... – встрепенулся   антик, приподнимая голову и приоткрывая  сонные глаза. -  Какая разница, какой она расы... твое высочество. – буркнул он, вновь уронив голову на подушку. – Ложись. Хватит языком чесать. Утром разберемся…
Принц еще что-то бухтел, но Шейр уже не слушал,  погружаясь в пелену тягучего сна. Краем уха он слышал возню, когда юноша устраивался на постели, накрываясь большим пледом. Альтер-эго молчал невозмутимо рассматривая  комнатушку и прислушиваясь к шорохам и звукам за дверью.
Когда Нирон затих,  Первородный придвинулся ближе, обнимая принца и вытягиваясь вдоль его тела. Локхони прижался к юноше плотнее, уткнулся носом в его макушку и погрузился, наконец, в глубокий сон.

0

56

В спальне царил полумрак, который вскоре сменился тьмой, когда ночь  полностью вступила в свои права. Лучина догорела и с тихим шипением погасла, лишь тонкая струйка ароматного дымка поднималась к деревянному потолку. В спальне царила тишина, нарушаемая лишь ровным дыханием спящих мужчин и шорохом пледа, когда кто-нибудь из них начинал ворочаться, устраиваясь удобнее.
Ночь близилась к середине, когда по деревянному полу комнаты вдруг заклубился сизый туман. Он свивался в причудливые фигуры, постепенно заполняя собой все пространство. Неожиданно тишину нарушил жалобный плач. Можно было подумать, он всего лишь примерещился, и это всего лишь очередная проказа уснувшего болота. Но спустя некоторое время звук повторился. Теперь уже гораздо ближе. Безутешные рыдания, смешанные с шорохом торопливых шагов приближались. С каждым мгновением они становились все громче и отчетливей. А вскоре послышался шелест просторного одеяния.
Плач плыл над туманом, проникая в спальню, то затихая, то раздаваясь вновь.
Жалобный.
Безнадежный.
Отчаянный.
Он приближался, сопровождаемый тихим шелестом ткани. Словно кто-то невидимый приближаясь к окну комнаты ,в которой находились антик и дриммейр, безутешно стеная.
Казалось вокруг избы повисла тишина, нарушаемая лишь редкими всхлипываниями. Вот в клубах стелющегося тумана мелькнула размытый силуэт, укутанный в летящую ткань, шелестевшую от каждого движения.
А через мгновение тот же силуэт возник правее и ближе, скользнув мимо Ронина, неподвижно стоявшего у стены. Но тот даже не заметил незнакомку, продолжая неподвижно стоять у стены.
Потом чуть левее.
Сейчас уже можно было рассмотреть стройную женскую фигурку. Просторное одеяние колыхалась при каждом шаге. Длинные волосы укрывали плечи, падая на лицо и скрывая глаза. Она плакала.
Ронин пошевелился, и девичья фигура замерла, оглядываясь по сторонам. Постояв так пару минут, она скользнула вперед, пока не остановилась перед кроватью, на которой спали антик и принц.
- Ты мне поможешь? – всхлипнула девушка, коснувшись тонкой  рукой плеча Нирона. – Пожалуйста, помоги мне! Пожалуйста… Они убьют меня… - худенькие плечи вздрогнули, когда новые рыдания сотрясли незнакомку. – Убьют… Как убили моих брата и маленькую сестричку… И меня убьют…  - она вскинула голову, всматриваясь сквозь завесу из волос в лежащего на постели дриммейра. – Ты же поможешь мне? Поможешь?

+1

57

Так не привычно было спать в постели с кем-то еще, я с самого рождения всегда спал один, а тут вдруг с кем-то. Непривычно, но в тоже время как-то уютно, когда Шейр зажал меня в своих объятиях. И совсем не хотелось ворочаться или шевелится, так и хотелось спать. Эти объятия давали странное, приятное чувства покоя и защиты, раньше я такого никогда не чувствовал. Конечно брат тоже обнимал меня и дарил свое тепло, но это было другое. Возможно от того, что сила и могущество Шейра были куда выше, а возможно причина была и в чем-то еще. Разбираться в этом не хотелось. Я просто мирно спал и кажется мне снилось что-то приятное, настолько приятное и пикантное, что я и сам не заметил, как возбудился во сне. Да и как ту может не приснится что-то еще, когда в зад кое-что упирается, причем далеко не маленько размера. Пусть разум и спал, но тело продолжал реагировать, а моем возрасте, когда сверстники только этим и занимаются, мне много не надо было, чтобы возбудится. Вот и выходили мои фантазии в жарких, пылких снах.
Но внезапно, сквозь сон, на самом интересно месте я услышал плач, по началу он мне показался и я просто отмахнулся от него, разум и тело думали о другом. Но плач был настойчив, а после я ощутил стойкое чувство чьего-то присутствия. Резко распахнув глаза, я приподнял голову, увидев рядом с собой то ли призрак, то ли что-то еще. К счастью или нет, но я привык спать чутко, когда носишь на себе печать антиквэрума и каждый день живешь в ожидании, то привыкаешь и не к такому. Правда после встречи с Дейларом, я стал спать спокойнее, но тело уже было натренировано к такому.
В общем проснулся я как раз от прикосновения и шарахнулся бы назад, но сзади лежал Шейр. В первую секунду я хотел по привычке призвать свой меч, но не вышло, я совсем забыл, что меч сейчас был у Ронина. Странно почему он не разбудил меня. Но не похоже, что эта девушка хочет навредить мне. Она просит помочь ей, но как? Я ровным счетом ничего не понимал и только осоловело хлопал ресницами. Убьют? Они? Кто они? И кто она сама такая?
- Кто ты? - выдохнул я тщетно пытаясь рассмотреть хоть что-то за завесой длинных волос - Как тебе помочь?
Может все это был всего лишь сон или видение? ведь призраков не существует, хотя если вспомнить я тоже самое думал про зомби, а потом трижды с ними столкнулся. Но призраков точно не может существовать, возможно это некий дух? Жительница этого места?
Облизав пересохшие губы, я приподнялся на локте, жуткое ведение вызывало мурашки по коже, а еще этот туман. хотя туман меня не так сильно пугал, пугало это существо, не своим видом, а тем что я не понимал, что вообще происходит. Ох, ну почему снова загадки, почему нельзя сказать точнее? Вот всегда так.
- Не надо плакать, я попробую помочь, только я не знаю как, - растерянно уставился на странную незнакомку, разве могла она получить иной ответ? Конечно нет, не могу же я просто взять и бросить девушку в беде, тем более когда ей угрожает опасность, пусть я и не знаю какая. я же для того и силу ищу, чтобы помогать другим.

0

58

Девушка всхлипнула, поднимая на дриммейра заплаканные глаза. робкая улыбка тронула ее губы. Когда  юноша, проснувшись. Шарахнулся  назад, тотчас же упершись спиной в грудь антикверума. она даже вытерла ладошкой заплаканные глаза, из которых продолжали капать слезки.
- Ты же поможешь мне, правда? – прошептала она, глядя на принца умоляющим взглядом. – Поможешь спасти их?  - она  всхлипнула, не удержавшись. – моих родных… сестренку маленькую… маму… и братика…
Незнакомка покосилась на дриммейра, потом на стоявшего у стены альтер-эго. Этот парень пугал ее, она даже сделала пару шагов, увеличивая расстояние между  собой и этим странным неподвижным юношей. В глазах на мгновение отразился страх.
Девчонка шагнула назад, поманив за собой жестом тоненькой ручки. В огромных прозрачных от не пролитых слез глазах  застыла мольба.
- Пойдем со мной… пожалуйста… – прошептала она, переводя взгляд с застывшего у стены Ронина на спящего антика. – Только ты… прошу тебя… -  гостья сделала  еще один шаг к двери, всколыхнув клочья тумана, ползущего по полу. – Только ты можешь помочь мне…
Где то за окном ухнула ночная птица и девушка испуганно пискнула, подскочив на месте и обернувшись на звук. Успокоившись, она снова повернулась к дриммейру.
- Ты же пойдешь со мной? Правда? – слезы закапали из ее глаз. – Я не справлюсь одна… пожалуйста… пойдем…
Девушка умоляюще смотрела на принца,  медленно перемещаясь к двери.

0

59

А? Ее Ронин пугает? Я только сейчас заметил, как она смотрит в его сторону. Я мысленно попросил его вернутся, все равно он пока не мог долгое время прибывать в этой форме, наверняка тяжело ему. Альтер-эго перечить не стал и тихо исчез, так же, как и появился. заодно и меч снова был мне доступен.
Как то все страннее и страннее это было. Но я не мог отказать девушки, тем более она была так напугана. Может быть это и ловушка, но даже если и так, все равно пойду, зато может смогу узнать немного больше. И про эту вредную старуху тоже.
- Ладно, ладно, только не плачь больше, хорошо? - я постарался говорить успокаивающе, ну не мог я видеть чьи то слезы. Эх, если эта подстава, то меня знали на чем поймать.
Спустив босые ноги на пол, я неприятно передернулся, когда они коснулись тумана. Поднявшись, обернулся на спящего антиквэрума. Тревожное чувство возникло, а вдруг нас просто хотят разлучить, чтобы прикончить по одиночке? Но тогда зачем вообще надо было ложить нас спать в одной комнате. Да, и Шейр прав, если бы старуха хотела нас убить, то убила бы раньше. А что если главный злодей тут вовсе не старуха? Иногда в сказках старухи были вредными и казались злыми, но на деле помогали герою.
Вздохнув, я быстро надел рубашку и повернулся к странной девушке. Интересно, а как она вообще сюда попала? И что за туман? Она сказала спасти родных, но от кого? Может к монстрам попали? Но тогда почему говорит, что помочь могу только я? в этом плане Шейр намного сильнее. Ох, сплошные вопросы и ответов я на них точно не дождусь.
- Хорошо, пойдем. Только ты мне так и не сказала, кто ты? И от чего надо спасти твоих родных? - я все же двинулся следом за девушкой к двери, не хорошие предчувствия терзали меня, но что если ей и правда нужна помощь? по правде я был по своей натуре доверчивым, потому как доверять проще, чем сомневаться и постоянно жить с сомнениями.

0

60

Девушка вытерла рукавом слезы, продолжавшие течь по щекам и робко улыбнулась. Склонив голову к плечу она наблюдала за тем как дриммейр сначала сел,  осторожно спустив ноги на пол,  которые сразу же окутали  завихрения прохладного тумана, а потом встал. Потом перевела встревоженно-испуганный взгляд на застывшего у стены альтер-эго. На мгновение в  огромных глазищах незнакомки отразился страх ,но  она  тотчас же успокоилась, едва  Ронин исчез.
- Хорошо... - прошептала она, - Я постараюсь.  Но моим родным все еще нужна помощь... - она шмыгнула носом, готовая снова разреветься. - Поторопись, прошу тебя...
Она отвернулась, сделав еще пару шагов к двери. Потом замерла в нетерпеливом ожидании. На лице ее отразилось беспокойство, смешанное со страхом.
- Кто я? -   прошептала она. - Эссенция. Но я слишком слаба,чтобы спасти моих родных... Идем...
незнакомка метнулась к двери, распахивая ее настежь и выбежала сначала в большую комнату, а потом распахнув входную двери, оказалась на улице.
Пронзительно вскрикнула ночная птица ,и эссенция, тихо ойкнув, шарахнулась в сторону. Заплаканное личико повернулось к принцу, а ручки сложились в умоляющий жест.
- Пожалуйста... идем со мной... Там.. - она махнула рукой в сторону болот. - Там мои родные... мой братик... сестренка...  они не справятся... не смогут спастись... если ты не поможешь.
Девчонка легко запрыгала по мшистым кочкам, направляясь в глубь болот. Сделав несколько шагов, останавилась, оглядываясь, чтобы проверить, идет ли за ней  дриммейр.

0

61

Эссенция? Хмм, странно, впрочем их столько видов, так что может это и правда. Интересно почему ее Ронин так пугает? Вот уже несколько раз, она смотрела в его сторону и в ее глазах был испуг. Хотя она могла бы понять, что он ей не соперник. Ронин еще слишком слаб в физическом облике. И на вид он не такой уж и страшный, на меня похож, только постарше лет на пять выглядит.
Но не важно, я прошагал следом за девушкой в большую комнату и когда та метнулась к двери, обреченно выдохнул. Только не болото. Эх, делать не чего, может ее родные угодили в трясину, вот им и нужна помощь? Но опять же почему именно моя? Я все больше начинал чувствовать что ни чем хорошим это не закончится, и попой чую Шейр отшлепает меня за то, что его не разбудил и пошел один. Но я не хотел снова втягивать его в неприятности, он и так из-за меня влип. Я лишь надеялся что с ним ничего не случится, пока меня нет.
Снова вздохнув, я закатал штанины до колен и вышел на улицу. холодно, земля холодная, но кроссовки одевать тут бесполезно в раз вымокнут. Поежившись я ступил на одну кочку, затем на другую. Следуя за девушкой.
- Слушай, мне это все не нравится. От чего нужно спасти твоих близких? Ты мне так и не сказала, что с ними случилось, - покачнувшись на очередной кочке я едва не упал. Черт, безопаснее всего было бы выпустить крылья и взлететь, того и гляди снова провалюсь в трясину. Нет уж, снова искупаться в ледяной вонючей жижи мне совсем не хотелось. И так чувствую, что после этого приключения свалюсь с простудой. хотя мы дриммэйры и переносим не благоприятную среду некоторое время, но все же не привычны к таким погодным условиям. я проще переносил жару, чем холод.
- Эй, эй, не так быстро, я же не успеваю. Куда ты меня вообще ведешь? И почему именно я могу помочь, а не Шейр, он ведь сильнее меня во всех смыслах, - буркнул перепрыгивая на очередную кочку - Да-да, это я уже слышал, не могут спастись, но хотелось бы по подробнее узнать.
Остановившись, я выдохнул горячее облачко пара и осмотрелся. Жуткое местечко, ночью так тем более, еще и не видно ничего дальше вытянутой руки, не хочется тратить энергию и создавать огонь. Наверняка тут полно разных чудищ, бабка еще эта странная. Интересно, почему же она не отреагировала на то, что в его дом кто-то зашел?

+1

62

Девчонка перескакивала с кочки на кочку, уводя принца все дальше от избушки, в которой остался антикверум и старуха. Она не торопилась отвечать на его вопросы, сосредоточившись на том, чтобы не  соскользнуть с мокрой кочки и  ледяную болотную жижу. Лишь иногда оборачивалась, чтобы проверить, следует ли за ней дриммейр.
После очередной порции вопросов, она все же остановилась и повернулась к юноше. Девушка покачивалась на шаткой кочке стараясь удержать равновесие и не упасть в болото.
По миловидному личику снова катились слезы, а в огромных глазах застыл испуг.
- Я не могу...  не могу сказать.. - всхлипнула она. - Он... он запретил мне....  запретил....
Он  сложила ладошки  перед собой в умоляющем жесте.
- Пожалуйста... - девчонка покачала головой. - Нет... твой друг не сможет помочь... Только ты... Именно ты сможешь...   Не спрашивай почему... я не могу объяснить...
незнакомка развернулась и ловко перепрыгнула на соседнюю кочку.  А потом на следующую. Избушка осталась далеко позади, и теперь перед принцем расстилалось лишь болото, над которым клубился сизый туман. Он обвивал немногочисленные хилые стволики крохотных деревьев,  росших на  редких островках и упорно тянувшихся вверх в тщетной надежде выбраться из плотной завесы тумана.  Болото вздыхал о ухало, злорадно посмеиваться над замершими на  шатких кочках принцем и девчонкой. Оно ждало, тревожно застилая  все вокруг плотной пеленой тумана,  свивавшегося в причудливые фигуры.
Где-то тревожно вскрикнула птица, но тут же умолкла,  подавившись липкой тишиной, накрывшей болото. Она давила на уши,  заставляя тревожно озираться по сторонам, заползала под одежду, пробегая по спине  сотнями холодных мурашек. Она тревожила и заставляла нервно озираться по сторонам.
- Куда веду? - переспросила девчонка, в голосе которой сквозило торжество. От былого страха и слез не осталось и следа. - Скоро узнаешь. - она  последний раз оглянулась на принца и  проговорила. - Я сделала как вы велели, господин. Я привела мальчишку.  Теперь вы отпустит  моих родных?
Она говорила в никуда и обращалась ни к кому. Но ответ пришел.
Мгновенно.
Жуткий, торжествующий хохот разорвал тревожную тишину, сминая  плотный покров тумана ,стелющегося над болотами. Он шел ни откуда и слышался ото всюду одновременно.
- Отпущу, крошка!!! Отпущу!!!
Тяжелый, удушающий покров тьмы окутал принца и девчонку, подхватил их, закружив в воздухе. Резкий хлопок открывшегося портала и через мгновение уже ничто не напоминало о том, что еще совсем недавно на двух шатких кочках стояли дриммейр и перепуганная девушка в  свободных одеждах.

***
Принц находился в роскошном зале, окутанном полупрозрачной снежной завесой, которая постоянно двигалась, то открывая, то пряча остовы древних статуй, что замерзли в ее ледяных объятиях и теперь являли собой печальные памятники людскому безрассудству.  Тяжелые сосульки свисали с потолка и  сложной лепнины, которой был некогда украшен зал. Обледенелые гобелены на стенах, слишком хрупкие, чтобы выдержать вес существа, любого, которое бы вздумало коснуться их.
Хрустальный трон, созданный из первозданного льда, окутанного мириадами колючих снежинок, что взметались ввысь по первому жесту, чтобы сожрать очередную жертву. Высокий мужчина, закутанный в черную мантию, наблюдал за озиравшимся по сторонам принцем.

+1

63

Итак, последнее, что помнил  Локхони, это небольшую спальню в деревянной избушке, затерянной на болотах, постель и доверчиво прильнувшего к нему Нирона, когда он обнял его со спины, притянув ближе к спине. А еще помнил грызущую где-то на задворках сознания тревогу, которая так и не дала ему полностью расслабиться.
И все же не смотря на это состояние,  Первородный не только спокойно лег в постель, но и сразу же отрубился, погрузившись в тяжелый, наполненный кошмарами сон. Ощущения были такими, словно его кто-то выключил, велев спать и не рыпаться.
Шейр пропусти появление девчонки, равно как не услышал того, что принц соскользнул с кровати и последовал за гостьей.  Не ощутил он и  открытие портала, который словно бы заглотнул  антикверума и тотчас же схлопнулся под торжествующий хохот, разлившийся в воздухе.
...Когда древнейший пришел в себя, то ему показалось, что он все еще  висит в замке Корвинуса Ре’Аркариса. Болели вывернутые руки, по лицу текла кровь, склеивая волосы, а магия...  магия была надежно заблокирована кристаллами.   Локхони с трудом поднял голову, но вместо дриммейра увидел перед собой распятую на  круглой раме, выточенной из цельного магического кристалла  хрупкую девчонку, испуганную, жалкую и дрожащую.
Ворон рванулся вперед, в тщетной попытке освободиться, и понял что его запястья и лодыжки оплетены ремнями, закрепленными на такой же раме, на которой висела заплаканная девушка. Волна одуряющей боли стянула руки, волной прокатившись по его сильному телу.
Реальность была ничуть не лучше давнего кошмара. Далекое прошлое, сошедший с ума дриммейр — его дриммейр — решивший заполучить всю силу  древнего хищника. Ему показалось, что оно вернулось, окутав его вязкой гнилостной пеленой, предвещавшей скорую и мучительную смерть. На подернутом колючей изморозью полу была начертана сложная вязь символов. Они то светились мертвенно-белым светом, то гасли, превращаясь в тусклые пепельные полосы. Они предвещали начало ритуала. Сложного, болезненного и смертельного.
Подле девчонки стояло существо, чью расу невозможно было определить. У него было бледное лицо с тонкой вязью татуировки по правой половине, сложнейшее, завораживающее переплетение линий. Черный, длинный балахон покрывал причудливая белая вязь магических символов.
Мужчина смотрел на Локхони с торжествующим интересом, чуть склонив голову на бок, словно никогда не видел ничего забавнее — древнейший хищник, истекающий кровью, подвешенный на ремнях на исчерченной руническими символами раме. Первородный на миг прикрыл глаза, а когда вновь распахнул их, увидел, что  тот стоит рядом с всхлипывающей девчонкой,  вздернув ее голову и удерживая ее поднятой  за прихваченные пряди мокрых волос. Его бледные, словно выцветшие глаза внимательно рассматривали стоявшего перед ним Нирона.
- Тебе предстоит сделать выбор, принц... - низкий, хриплый голос был полон неприкрытой издевки. - Между ней... - острые когти скользнули по нежной коже лица, очерчивая контур высоких скул и оставляя на них длинные, тотчас же набухшие кровью порезы. - И им...  -  кончик когтя указал на  дернувшегося в путах Локхони. - Выбрать можно только одного, принц. Одного... Выберешь ее...
Он подошел к  дернувшемуся в путах  Первородному. Шейр почувствовал его запах, жаркое дыхание коснулось уха вместе с шепотом, в котором сплелись  обещание, предвкушение и смерть. 
- И он умрет... - Рука тюремщика коснулся затылка антикверума. Острые когти впились в кожу. По голове побежали тонкие обжигающие струйки. Они  потекли на лицо одна за другой, переплетаясь, путаясь, расходясь в стороны. Когда горячий поток коснулся глаз, Локхони словно ослеп. - Если твоим выбором будет он.. -  Мужчина  восхищенно смотрел на бьющегося в агонии боли антика, на лице которого, там, где кожи коснулись горячие струйки, медленно проступает тончайшая вязь сложной татуировки. -  Умрет девчонка! Выбирай, принц!  Выбирай  вдумчиво, ибо выбрать ты можешь только одного. - он хрипло расхохотался, коснувшись кончиком когтя свободной руки линий узора на лице  древнейшего. - У тебя пять минут. Время пошло!

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: обнажен.
Грива длинных иссиня-черных волос свободно рассыпалась по плечам и спине, челка волнами спадает до ключиц.
В ухе серьга-подвеска с черным бриллиантом, ограненном в виде капли.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Дезактивирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (17.07.2017 14:51:43)

+2

64

Ну все, мне все это начинает надоедать. Одни сплошные загадки и больше ничего. Я хмурился все больше, раздражало и то, что девчонка на вопросы не отвечает, и это чавкающее болото, и эта сырость и холод. Не надо было идти, я все больше чувствовал что совершаю очередную глупую ошибку. И вот когда я решительно встал на кочке, собираясь сказать что дальше и шагу не сделаю, пока мне все не объяснят, как девушка к кому-то обратилась. Я тут же призвал свой меч, сжав его в руке и готовый атаковать, на всякий случай материализовал крылья, так как драться если что придется в воздухе. Кочки не надежные, да и не возможно так проводить полноценную атаку балансируя на кочках, чтобы не свалится. Но я и рта открыть не успел, чтобы спросить, что все это значит, как раздался хохот. Сложно было определить откуда он идет, я завертел головой, подняв меч, чтобы узнать откуда пойдет атака. Но ее не было, меня просто окружила тьма. Я понятия не имел что произошло, только ощутил прыжок в портале, а когда тьма развеялась, то оказался уже совсем в другом месте. Словно бы попал в ледяное царства. Поверить сложно, что такое место существует в нашем мире. Как будто запихнули в гигантский холодильник, и я как на зло в одной тонкой рубашке. Эх, ну почему так? Я же холод переношу плохо. Что еще за место такое? И этот противный хохот снова.
- Аа, все, меня достало! Поджарю до хрустящей корочки! - я сжал рукоять меча, начиная злится по настоящему, но по ходу им мало было по издеваться надо мной. Они еще и заложников взяли, или он. Я только теперь заметил странного чувака в балахоне. А рядом с ним в странных сооружениях висели та самая девчонка и Шейр. Он то откуда здесь взялся? Вообще ничего не понимаю.
Последней каплей моего и без того не безграничного терпения, стало это самое "выбирай". Я опустил голову, потом глубоко вздохнул мысленно успокаивая себя, иначе точно спалю тут все к чертям собачьим. Потом резко снял злосчастный кулон и показал его мужику в балахоне.
- Твоих рук дело? Забирай! - я бросил кулон под ноги странного типа - Слышь ты отмороженный на всю голову, какого хрена я тут должен выбирать? Ты меня по ходу вообще не знаешь, иначе таким вопросом не задавался бы. Я не собираюсь играть по твоим правилам, но если тебе так нужно, то выбор очевиден, я выбираю Шейра. И не смей лапать его! - тыкнул в сторону типа мечом - Он мой антиквэрум ясно тебе, так что руки убрал от него! А эту девчонку я знать не знаю и уговор у нас был лишь на спасение ее семьи. Так что давай отпускай х, или я твое снежное царство в огненное превращу! Может я и принц, но далеко не сказочный, чтобы девиц спасать, тем более тех, кто заманивают меня, а главное моего друга в ловушку. Я далеко не такой благородный, как ты думаешь. Иногда могу быть и жестоким. Шейру я умереть не дам, он по моей вине попал во все это, а значит я защищу его любой ценой! - на этих словах я перехватил меч и кинулся в атаку на этого чокнутого типа. Такое было редко, но когда меня доводили настолько, что пересекалась черта, я действительно становился жестоким. По мне может быть и не скажешь такого, но Ронин научил меня много и показал мне многое. В том числе я часто думал и подобной картине, чтобы было если бы на одной стороне весов была бы моя семья, а на другой все дриммэйры и мне пришлось бы выбрать. В этом случае я бы выбрал дриммэйром, потому что я принц и мой долг защищать моих подданных. Здесь же случай был иной, но все так как я и сказал, Шейр попал в эту историю по моей вине и я не позволю ему погибнуть. К тому же он мне понравился, пусть и был антиквэрумом. И потом, я все же надеялся спасти и девушку тоже, надо только победить этого чертового маньяка, или хотя бы вырубить его. Уверен что это будет не просто, но я же тот еще упрямец, а потому не сдамся.

Отредактировано Принц Нирон (17.07.2017 18:34:12)

0

65

- Мой дом, мои правила, принц. – хриплый голос незнакомца был полон осколков льда. – Тебе остается  лишь следовать или  игнорировать их. – он вытянул руку и кулон послушно скользнул ему в ладонь.   Тонкие, изящные звенья цепочки  блеснули   холодным золотом. – Но ты должен знать, что  любой выбор несет  за собой определенные последствия.
Мужчина покачал головой, раздраженно поморщившись.  Юный дриммейр  разочаровал его. Слишком горяч. Слишком поспешен в своих суждениях. Им было так легко управлять. Нужно было всего лишь сказать правильные слова, и результат  заранее обеспечен.
Он перевел взгляд на плененного антикверума, по лицу которого все так же стекали тонкие струйки крови. Они капали с подбородка на грудь пленника и, потом легко скользя по атласной коже, сбегали вниз, собираясь на каменном полу в густые лужицы.
- Твой антикверум?! – зловещий хохот сорвался с  искривленных в злорадной усмешке губ. – Не смеши меня, принц!  Твоя печать все еще цела, а этот хищник давно уже обрел  все свое могущество! Он не может быть твоим, равно как и ты не принадлежишь ему.  Но вы вместе, значит, я могу диктовать тебе свои условия. – он любовно огладил  грани кристалла. – Этот кулон… Он принадлежит тебе, юноша. Ты выбрал его, а значит, именно ты и будешь нести ответ. – он хмыкнул. – Ведь каждый выбор имеет свои последствия, принц… Каждый.
Мальчишка не слушал и определенно собирался  лезть в драку. Одна его высокопарная речь чего стоила.
Но стоило дриммейру сорваться с места, как мужчина легко переместился  в сторону, только черный балахон прошуршал в такт движению. Теперь вместо него на пути оружия принца возникла рама с распятым на ней антикверумом.
Локхони выгнулся, захрипев, когда меч Нирона с чавкающим звуком вонзился в его грудь. Кровь запузырилась на его губах, стекая по подбородку. Когтистые пальцы сжались в кулаки, низкий, кашляющий стон слетел с губ Первородного.
- Ты убил его, принц,  – рассмеялся колдун, приблизившись к хрипящему в путах антикверуму.  Тонкие пальцы схватили  в пригоршню шелковые пряди, резко вздергивая голову Локхони.  мучитель смотрел в подернутые болью полночные глаза, на искривленный в безмолвном крике рот. Вслушивался в затрудненное, булькающее дыхание пленника. – Хотел спасти, но убил… Он умирает… И что ты будешь делать теперь, когда своими руками убил того. кого так жаждал спасти? Попытаешься убить меня? Глупо, юноша. Очень глупо. -  красивые губы искривила злорадная усмешка. – Или начнешь, наконец, думать, чтобы исправить то, что ты только что совершил?  Решать тебе, принц. – холодный взгляд впился в лицо Нирона. - Перед тобой снова выбор. И какой он будет, решать тебе. – мужчина хохотнул ,покачав головой. – Выбирай, принц, но помни, у каждого выбора имеются последствия.

+1

66

Чертов чокнутый псих ускользнул и мой меч почему то врезался в грудь Шейра. Я даже отступил на шаг изумленно захлопав глазами, как так могло получится? Даже если он был рядом, у меня хорошая реакция, я бы успел затормозить, в конце концов я же не новичок с мечом. Но клинок все равно почему-то столкнулся с грудью антиквэрума. Изумление сменил испуг, по инерции выдернув меч, я отшатнулся и шлепнулся на пол. Меч выпал из рук и тут же исчез. Словно зачарованный я смотрел на рану в груди и как с нее капает кровь. Убил? Нет, я не мог убить, просто не мог. Сознание не хотело воспринимать сей факт, Но алая кровь была тому подтверждение. Убил! Убил! Убил! Поражал не сам факт того, что я убил Шейра, а именно факт об убийстве. Во взгляде застыл шок. Что там говорил этот псих я не слышал, просто уставившись в одну точку, на кровавые пятна на полу. Разве могу я убить антиквэрума со всей его мощью? Бред! Это невозможно же!
Хотелось встать и просто уйти, не важно куда, просто идти и идти пока силы совсем не покинут, но я не шелохнулся по прежнему сидел на полу. Было как-то странно пусто в душе, словно все чувства разом исчезли. Я с силой зажмурился, сцепив зубы, потом снова призвал свой меч, открыв глаза зажал лезвие в одной руке и резко резанул ладонь. Обожгло болью, и я посмотрел на теплые ручейки крови, которые стекали по руке. Боль, как доказательство жизнь.  Если я ее чувствую, значит еще живой. Впрочем я это сделал, чтобы привести себя чувства, в момент сильного потрясения, я терял контроль и тогда Ронин овладевал моим телом. Возможно оно и было бы к лучшему, но я не хотел вешать свои проблемы на альтер-эго.
- Чего ты хочешь? - голос прозвучал тихо и глухо, а я по прежнему смотрел на свою рассеченную ладонь - Я не понимаю что я должен выбирать и зачем я вообще здесь. Я даже не понимаю где это здесь? - собственный голос казался каким-то далеким - Я всех хочу спасти, но я не понимаю что мне надо делать. Как можно сделать какой-то выбор и думать головой, когда не понимаешь что происходит вообще? - сжав пораненную руку в кулак, я поднялся, не обращая внимания на капельки крови капающие на пол.
Как исправить? Если бы я знал, я бы сделал этот, но я же ведь не целитель, чтобы исцелять. Магия исцеления мне не дается, но можно попробовать снова.
Я подошел к Шейру и приложил свою окровавленную руку к его груди, почти рядом с раной, затем закрыл глаза и сосредоточился призывая пентаграмму Эктара. Удивительно, но в этот раз она сработала с первого раза, но я не знал насколько она может помочь.

Способности

Эктара – лечебная пентаграмма, довольно простая и не требует много времени. Создается под персонажем, которого следует излечить, за раз можно излечить только одного персонажа. Использовать Эктару более четырех раз за эпизод нельзя. Первым делом залечиваются смертельные раны, после самые легкие, потом уже более сложные. Лечащийся испытывает довольно сильное кожное жжение, в некоторых случаях от поверхности кожи идет пар, а боль становится нестерпимой, но лечит Эктара быстро, хотя все, разумеется, зависит от серьезности проблемы. Пожалуй, если говорить о временных отрезках, на лечение одной легкой раны пентаграмме нужно около сорока секунд, одна средняя рана займет две-три минуты, ну, а серьезная, если подобную сможет вылечить персонаж, имя высокой уровень (от 6), около 10-20 минут. Чем сильнее персонаж, тем меньше ему требуется времени, если у персонажа все нужные скиллы прокачены на максимум и он имеет уровень сил выше или равный девяти, то пентаграмма лечит любые раны за 2-5 секунд.

Броски - Бросить кубики

+2

67

Улмарр, а незнакомца звали именно так, хрипло рассмеялся, когда мальчишка с ужасом отшатнулся от растянутого на ремнях антикверума, болтавшегося на  раме. Холодный взгляд мужчины  пристально следил, как багрово-алые капли, собираются у края раны, чтобы спустя мгновение сорваться вниз и разбиться о каменную плиту пола, образуя маленькую лужицу.  С каждым мгновением  промежуток  между ними становился все короче, и вот уже  поток кровяных капель превратился в тонкую струйку, собиравшуюся у ног плененного Первородного в аккуратную лужицу.
- Ты  решил убить меня, принц. – усмехнулся  Улмарр, чуть повернув голову и глядя на судорожно дергавшегося в путах Локхони. Ведь меч был истинным оружием, а значит, боль, когда  зачарованный металл вошел в плоть древнейшего, была чудовищной.  Мучитель понимал, что такая рана будет заживать очень долго, если вообще затянется до конца,  ибо намерения дриммейра были очевидны, а значит, оружие было пронизано магией, мешающей заживлению ран.  – Это тоже выбор, юноша. Выбор, который имеет свои последствия. Сейчас ты можешь их наблюдать.
Когтистая рука ткнула в дрожащего антиквекрума. Кончики пальцев  мага скользнули по влажной от пота атласной коже, словно хотели подарить узнику ласку. Тронув края раны, острый коготь проник внутрь, разрезая мышцы и жилы. Густая кровь потекла по ладони Улмарра, когда хриплый, мучительный полустон-полувскрик сорвался с губ Шейра, тело которого напряглось в болезненной судороге, выгнулось, когда антик попытался уйти от контакта.  Напрасно. Ремни, удерживающие его на раме, не позволяли этого.   
Маг не вмешивался, продолжая наблюдать за  Нироном, который, едва отойдя от шока, приблизившись, призвал целебную  пентаграмму. Эктара сформировалась под Первородным, прекрасная в своей сложности и одновременно простоте.  Она искрилась на каменном полу, напоминая  некий экзотический цветок.  И почти сразу же Локхони забился, выгибаясь от боли. Ремни, опутывающие его руки и ноги,  натянулись врезаясь в  нежную кожу и сдирая е в кровь. Пронзительный, жуткий крик вырвался из сведенного судорогой горла, взлетая к высокому покрытому прозрачной изморозью потолку.
- Похвально, вьюноша, - усмехнулся Улмарр, когда пентаграмма погасла, а Первородный обвис в  путах, потеряв сознание от боли. – Похвально. Хорошая попытка. Жаль только, что бесполезная.
Антик не шевелился, безвольно повиснув на ремнях. Казалось, что он мертв, но тяжело поднимавшаяся грудная клетка говорила о том, что  он все еще жив.
- Теперь, пожалуй стоит перейти к главному вопросу, ваше высочество. – Улмарр вновь приблизился к пленнику. Пальцы зарылись в густые черные волосы, сейчас влажные и слипшиеся от крови.  Сжав тяжелые пряди, он  резким движением вздернул голову древнейшего. Улыбнувшись, свободной рукой тронул линию скул, очерчивая подушечками пальцев  изящно-жуткую вязь сложной татуировки, проступившей на лице Локхони. Казалось, что некий  резчик, обладая извращенным вкусом, решил украсить  точеные черты мужчины тончайшим рисунком из царапин и порезов. – Это прекрасно, не правда ли, мой юный друг? – маг, проскользил кончиком когтя по извилистой линии алой линии, пересекавшей щеку антика. – Узор на его лице завораживает своей жуткой  изысканностью. – он отстранился, повернувшись к дриммейру. – Ах да, совсем  забыл…  Твой вопрос.
Он разжал пальцы, позволив голове Локхони  упасть на грудь. Развернувшись к Нирону, он некоторое время задумчиво смотрел на него, небрежно покачивая в пальцах злополучный кулон.
- Чего же я хочу? Сложный вопрос. Впрочем… – он усмехнулся. – Ты принесешь мне кристалл. Старшего брата камешка, из которого был сделан твой кулон.
Перед  принцем  появилась  четкая и хорошо проработанная иллюзия – некая пещера в глубине горы. Своды пещеры, пронизанные трещинами, по которым вниз стекала  жидкая лава. Она собиралась в глубоких трещинах на полу пещеры, образуя потоки  дымящейся  жидкости. Лава омывала узкие тропки, по которым можно было передвигаться , дабы попасть в центр пещеры, где на маленькой площадке и  находился  кристалл.
- Принесешь кристалл и тогда сможешь забрать своего антикверума. – усмехнулся Улмарр, покачивая в пальцах кулон. – А чтобы ты поторопился и не забыл, зачем пошел… - Он наклонился, и подвеска-кристалл погрузилась в лужу крови, натекшую из раны  на груди Первородного. Когда же маг  выпрямился, в глубине кристалла бился едва заметный алый огонек. – Когда огонь заполнит весь камень – антик умрет. – он швырнул кулон под ноги принцу. – И еще. Девчонка пойдет с тобой. – щелчок пальцев, и путы удерживающие девушку исчезли, и она с тихим стоном упала на пол. – У вас не так много времени, как может показаться на первый взгляд. Мой портал доставит вас обоих к входу в пещеру.
Сказано – сделано.
Спустя пару мгновений в зале сформировался портал, готовый принять принца и его спутницу.
- Торопись, принц. Иначе твой антик умрет.

Отредактировано Шейр Локхони (25.07.2017 18:20:05)

+3

68

Я зажмурился от крика и отшатнулся. Пентаграмма хоть и сработала, но пользы от нее не было никакой. Отступив еще на пару шагов, я медленно осел на пол, на колени уперевшись рукой в пол. Почему ничего не получается? Почему я не способен никого спасти? Потому что огонь не может никого защитить. Он способен лишь разрушать, сжигать, уничтожать, но не спасать. Не поддающийся контролю, неукротимый, огонь внушает страх, неприязнь. Таким же был и я. Моя сила служит лишь разрушению. Но, я сам выбрал этот путь и пройду его до конца, как бы тяжело не было, не отступлю. Даже если это означает всегда быть одному.
Мотнув головой, я сжал руку в кулак и посмотрел на этого чертового маньяка. Почему я не могу просто убить его? Я бы даже не чувствовал сожаления, хотя и не хотел убивать в принципе. Вытерев рукавом слезы и размазав по лицу чужую кровь, я поднялся на ноги и сжал в руке меч.
- Прекрати это! - крикнул, снова зажмурившись - Прекрати его мучить! Не трогай его! Я и так в твоей власти, чего ты еще хочешь? И я вовсе не хотел тебя убивать, когда кинулся с мечом. Я хотел лишь вырубить тебя, чтобы освободить Шейра. - добавил уже тише. Голова шла кругом от всего этого, то болото, то эта странная старуха, а теперь еще и не понятный тип, который издевается не понятно за что? Я уже оставил попытки понять что тут вообще происходит. Меня злила эта безнаказанность с которой он творил что хотел, но я угомонил свой пыл, чтобы не повторить свою ошибку.
Кристалл? Зачем ему нужен этот кристалл? А вдруг он обладает могуществом и в последствии этот маньяк натворить не мало бед? И в виноват в этом буду я. Ну почему нет никакой альтернативы?
Закусив губу, почти до крови, я посмотрел на кулон у своих ног. Если бы я только не стал тогда соглашаться на предложение фейри, отказался бы, ничего этого не было бы. мы и дальше с Шейром гуляли на праздники и не вляпались во все это. Нет, уж, я один во всем этом виноват, Шейр тут не причем, он попал сюда из-за меня, так что и расплачиваться я должен один. Я обязательно спасу его, чего бы это не стоило.
Наклонившись, я поднял кулон и одел его обратно на шею.
- Хорошо, я достану тебе этот кристаллы и ты освободишь Шейра, но вернешь его в целости и сохранности, таким, какой он и был, до того, как ты притащил его сюда, - я перевел взгляд на портал. не понятно зачем мне в компанию эту девицу дали, не похоже что от нее будет прок. Может быть она должна следить за мной, чтобы я не сбежал? Ну так я и не собираюсь этого делать, я слово дал, а значит сдержу его.
- Как мы потом вернется обратно? - обернулся к незнакомцу, уже стоя возле портала, не хотелось бы тратить время на путь обратно. Надо поспешить и управится как можно скорее. На первый взгляд вроде бы ничего сложно, просто пойти и забрать кристалл, но я был уверен в том, что  на самом деле все будет гораздо сложнее.
Вздохнув, я вступил в портал, мельком глянув в сторону Шейра и мысленно передав ему, чтобы он меня ждал, я обязательно вернусь.

+2

69

- Хорошо. - кивнул Улмарр, довольно усмехнувшись. - Я рад, что мы поняли друг друга, и мне не придется вдалбливать в твою венценосную головенку  очередные прописные истины, принц.  К тому же, -  изящные пальцы скользнули по груди Первородного, лаская и выглаживая бархатную кожу. Локхони дернулся, захрипел,  забившись в путах, стараясь уйти от контакта.  Тяжелые, упругие капли крови снова закапали на пол, разбиваясь на сотни мелких брызг: - мне бы очень не хотелось и дальше калечить столь великолепное существо. Ведь он нужен мне живым. И относительно  целым. -  в глазах полыхнуло торжество. - Но... если ты не будешь слушаться, я заставлю его страдать.
Воронка перехода раскручивалась все быстрее, разрастаясь, пока не достигла нужного размера. Теперь принц и  девчонка могли войти туда, не опасаясь, что им снесет голову или же отрежет руку.
- Итак... Портал готов, вам остается только шагнуть в него, и он перенесет вас на место. - снова заговорил колдун, продолжая сверить юного дриммейра пристальным взглядом. - когда вы окажетесь в пещере,  внимательно слушай то, что будет говорить Ранель.  Она — проводник. Без нее ты не сможешь достичь пещеры с кристаллом. Она проведет тебя к камню, но взять его сможешь только ты. - он усмехнулся. - У вас ровно сутки, чтобы забрать камень и вернуться. По истечении этого времени, портал закроется и вы навсегда останетесь  там.
Улмарр указала на открытый переход.
- Ступайте. Время пошло.
Девчонка осторожно приблизилась, и взяв Нирона за руку ,потянула в сторону портала.
- Идем, принц.  У нас  действительно мало времени ,а путь предстоит сложный.
Через  несколько мгновений оба шагнули в воронку и, она  с тихим хлопком  закрылась.

***
Портал выплюнул Нирона и Ранель у подножия неприступной скалы, вершину которой невозможно было рассмотреть. Первой на черный песок ступила Ранель, за ней Нирон.
Девушка замерла, прислушиваясь к чему-то, потом начала медленно озираться, выискивая нечто известное только одной ей.
- Вон лестница. -  наконец сказала она, указывая куда-то вперед. - Нам нужно  добраться до нее.
Лестница была вырезана прямо в скале. На нижней ее ступени сидела, опустив хвост в лаву  сидела ящерица. Заметив приближавшихся путников, она подняла голову и зашипела, легко соскользнув в обжигающий поток лавы, омывавший подножие скал.
Приблизившись к первой ступеньке, девчонка начала взбираться по лестнице. Ступень за ступенью, она быстро и уверенно, не оглядываясь назад, поднималась вверх. Но с каждым шагом идти становилось  труднее. Тяжелый,  пропитанный жаром, исходящим от плещущейся вокруг скал лавы, воздух обжигал, затрудняя дыхание.

0

70

Терпеть не могу когда меня заставляют делать что-то против моей воли. Внутри меня все тут же начинало противится этому, желание бороться возрастало в разы, безграничное упрямство тут же вспыхивало со всей своей чудовищной силой. И только Демиург знает как тяжело мне было сейчас справляться с ним. И не потому что я такой строптивый и непокорный, просто подчинятся такому типу, как этот не хотел. Но приходилось мирится от чего я еще больше злился. А еще бесило непонимание всего происходящего. Но сейчас лучше об этом было не думать, надо спасти Шейра, чего бы это не стоило. Наверное кто-то посчитал бы это странным, что я так стараюсь чтобы спасти антиквэрума, который убил одного из моих сородичей, но об этом я не думал, мне просто хотелось его спасти, вот и все. Мне не нравилось втягивать других в свои проблемы, но по неволе все кто оказывается рядом со мной ввязываются в них. Как будто на мне проклятье висит. Если бы я был достаточно сильным и имел возможность защитить тех, кто попал в неприятности оказавшись рядом со мной, то было бы не страшно, но я пока не достиг такой силы, хотя для моего возраста я развиваюсь очень быстро. Многие из моих сородичей достигают того же уровня, что и я лишь к зрелым годам. Конечно в моем случае это еще благодаря тому, что я подавил в себе зерно трансдента и стал фэделесом, но и это было не легко. Энтропиус вполне мог отказать мне, но не стал этого делать, интересно почему? Хотя мысли этого хаотичного деоса все равно ведь не поймешь.
Обернувшись перед порталом, я посмотрел на Шейра, закусив губу, потом в каком-то не ясном пока порыве, я подбежал к нему и приподнявшись на носки, тепло коснулся мягкими губами его окровавленной щеке. Плевать мне что там скажет этот маньяк и на его насмешки тоже плевать. Развернувшись, я прошел к портал и глубоко вздохнув скрылся в нем.
Оказавшись по ту сторону, я сразу же выдернул свою руку из руки девушки. Мне было плевать, что она заманила меня в ловушку, но я не мог простить ей того, что Шейр тоже оказался в это втянут. Конечно я тоже виноват, что пошел за ней, толком ничего не узнав, но я же ведь от чистого сердца хотел помочь ей, а она просто подставила меня.
Осмотревшись я глянул вверх, потом на лестницу и молча проследовал к ней.  И почему нужно лезть по ним, мне было бы проще долететь, на что мне крылья, как не для таких случаев? Но пришлось подниматься седом за девчонкой, правда пришлось убрать меч, чтобы держатся за выступы. Жар от лавы меня не пугал, в конце концов моя стихия огонь, так что жару я переносил стойко и почти без напряга. Единственное что было сложно, так это дышать, но дриммэйры могут некоторое время выдерживать не благоприятную атмосферную среду, так что терпеть можно. В конце концов, если станет станет совсем нестерпимо, то я попробую очистить воздух вокруг нас, чтобы легче было дышать, впрочем это только в крайнем случае. Так что я продолжал лезть вперед, хорошо что одежда была простой и достаточно широкой, не стесняло движений. Думаю жара и тяжелый воздух это наименьшее из препятствий, с чем придется столкнутся. Хотелось поскорее добыть этот кристалл и вернутся, поэтому я едва удерживал себя, чтобы не подгонять девчонку. А вдруг ее специально послали, чтобы она меня тормозила иначе зачем мы используем лестницу, когда этот пусть можно было преодолеть намного проще. У меня не было причин доверять ей и уж тем более тому типу. И все о чем я мог сейчас думать, это как спасти Шейра. Плевать на эту девушку и на ее хозяина, главное это спасти того, кто сейчас страдал из-за меня.

0

71

Ранель остановилась на ступеньке и оглянулась, поджидая принца.  Девчонка чувствовала исходившие от него волны недоверия и тревоги.  Мальчишка хотел закончить все как можно быстрее, чтобы вернуться обратно, в ледяные объятия пещеры, где обитал Улмарр и  находился пленный антикверум. Он хотел поторопиться .но сейчас.. сейчас нельзя было этого делать, ибо тогда у них не будет возможности заполучить кристалл.
- Я знаю что ты думаешь обо мне. - прошептала она. - Ты злишься, что я заманила тебя и твоего друга в болота и помогла  моему господину схватить антика. - она беспомощно посмотрела на юношу. - но я не могла иначе. Я принадлежу Улмарру. И не могу противиться его приказам.
Она отвернулась, и вновь полезла  по ступенькам наверх. Уже оказавшись на самом верху, она снова остановилась.
- Извини, что пришлось подниматься. Здесь нельзя лететь. Даже если бы ты вызвал свои крылья, то не смог бы взлететь.  Таково это место, ваше высочество.
Теперь девушка стояла на площадке, вырубленной прямо в скале. Небольшая, идеально ровная, она была слишком мала, чтобы на ней можно был о приземлиться с воздуха, но  ее размеров хватало, чтобы на ней могли уместиться два существа. 
Ранель повернулась. Теперь перед нею колыхалась завеса. Мгла шевелилась, свиваясь в причудливые формы. Она звала и манила, притягивая к себе.
- Мы должны пройти сквозь нее, принц. -  шепнула девушка, осторожно взяв юношу за руку и потянув за собой. -  врата перенесут  нас к камню. Мы должны это сделать вместе и  касаясь друг друга.
Потянув Нирона за собой, она шагнула в плотную пелену живой тьмы.

***
Переход был мгновенным.  Вот они стояли на площадке и ветер трепал их волосы, а через мгновений уже находились по другую сторону врат.  И снова площадка, и снова лестница, только теперь  ступени вели вниз, к подножию арки, вырубленной из шероховатого темного с  красными прожилками камня. По бокам нее стояли массивные статуи. Они были белыми, матовыми, точно вырезанными изо льда, сквозь их тела смутно просматривался темный обрыв, за которым расстилалась бездна.
- Нам туда... - шепнула Ранель. - Но  прежде чем мы пройдем, ты должен знать, что просто так ты не сможешь пройти дальше. Стражи не  пустят, пока ты не пройдешь испытания, принц. Не многие прошли мимо них...

0

72

Пока я поднимался по лестнице, то хмурился с каждым разом все больше и больше, поглядывая на спину девушки. Мне не понятны были ее мотивы поступков. Если она действительно хотела спасти своих родственников, то могла бы сразу все рассказать. Я бы понял и придумал бы что-нибудь. Мне все равно что она втянула в эту историю меня, я бы простил бы это и не вспомнил, но я не прощу ее за то, что она втянула и Шейра. Если бы он просто оказался в плену, это еще куда не шло, но то, что с ним делал тот чокнутый маньяк было ужасно. Если бы я только мог, я бы забрал его боль и раны себе. Но я этого не могу сделать и все что мне остается это снова следовать в неизвестность. На мне словно проклятье висит и все кто окажутся рядом оказываются втянуты в неприятности, и вынуждены страдать. До тех пор, пока я не обрету силу способную защитить тех кто мне дорог, мне лучше быть одному.
- Что? - слова девушки заставили отвлечься от мрачных мыслей и я округлил глаза - Заманила на болото? Постой-постой! Хочешь сказать, что ты та самая старуха? Фигеть! - я аж остановился ошарашенный, мне как-то не досуг было думать откуда взялась эта девчонка, а оказывается она та самая старуха. Вот же черт! Чувствовал подвох, чувствовал, что зря мы пошли за ней. Тогда понятно, почему Шейра так быстро вырубило, наверняка что-то подмешала в еду или напитки, а может и чары какие применила.
- У меня есть один вопрос, который мучает меня с тех пор, как я оказался здесь. Почему кулон который я выбрал в антикварной лавке, перенес нас сюда? Это тоже твоих рук дело или твоего хозяина? И еще один вопрос, кто ты на самом деле такая и твой хозяин? Теперь уже полагаю нет смысла скрывать. Ни я, ни Шейр не смогли определить твою расу, да и с твоим хозяином так же.
Поднявшись на узкую площадку я осмотрелся и выдохнул горячий воздух из легких. От жара тело покрылось капельками пота и теперь рубашка не приятно липла к телу, я бы и вовсе ее снял, но если будет битва, сражаться полуголым, как-то не хочется. Волосы тоже намокли и липли к затылку и лбу. Впрочем для меня лучше жар раскаленной лавы, чем холод и слякоть болота.
Я невольно поморщился, когда девчонка коснулась моей руки, но я не выдернул ее, хотя желание было велико. Я не люблю ложь, потому что вырос во дворце, а там постоянно лгут. Так что ложь я терпеть не мог больше всего, поэтому сам старался не врать, впрочем у меня и выходило не очень. Так как я был эмоциональным, то у меня все чувства тут же отражались на лице. В очередной раз я убедился, что женщины самые искусные лгуньи, никто с ними не сравнится в этом и потому верить им опасно. Но хотя я это и понимаю, все равно каждый раз попадаюсь на уловки и хитро расставленные сети. Не даром мой учитель говорил, что если мужчину и может кто сгубить с легкостью, так это женщина.
Снова вздохнув, я прошел следом через портал. Оказавшись по ту сторону, глянул вниз. Ох, чудненько очередная лестница, сплошная физическая нагрузка, а ведь я так толком и не поел. Но делать нечего, пришлось спускаться.
- Стражи? Это те, которые статуи что ли? - я остановился и замер на первой ступеньке ведущей вниз - Испытание? Вся моя жизнь с момента рождения, с этой печатью антиквэрума это испытание, - выдохнул тихо и печально, но тут же упрямо блеснул огоньком в глазах и сжал руку в кулак  - Ну раз оно есть, значит я его пройду. Я спасу Шейра, ясно?! Даже если мне свою жизнь отдать придется, но я его спасу. Я не дам ему умереть.
Испытание или нет, все равно не было выбора, мне надо получить этот кристалл, а значит надо идти вперед. Я не могу повернуть назад. Пусть я и не принц из сказок, а Шейр не принцесса, и я далеко не великий герой, а просто упрямый мальчишка, но все таки я сын Императора. И если я не смогу спасть одну единственную жизнь, то какой из меня принц. Так что я продолжил спускаться, очень надеясь, что испытание которое предстоит пройти, это не очередная головоломка и не загадки, в них я не особо силен.

+1

73

Ранель пожала плечами. Грустно улыбнувшись.
- Мое имя Ранель. - произнесла она, качнув головой. - И я  принадлежу господину Улмарру. Старуха? - переспросила она, потрясенно. - Не знаю.  Мне было велено встретить вас и привести в избу. Таков был приказ хозяина. - Она отвернулась и начала осторожно спускаться по ступеням. Тихий шелест ткани сопровождал каждый ее  шаг. - Я не старуха. И никогда ею не была. - она уже собиралась сделать очередной шаг, но   вдруг замерла, так и не занеся ногу. - Ты хочешь сказать, что ты и твой друг видели перед собой старуху? Именно старуху? - она всплеснула руками. - Невероятно! Хозяин ничего мне не сказал.  Просто  велел привести вас в избу.
Покачав головой, девчонка снова запрыгала вниз по ступенькам. Она никогда не обсуждала действия своего хозяина и исправно исполняла его приказы. Но  теперь слова  принца заставили ее задуматься. По его словам выходило ,что он и его антик видели древнюю бабку, а не юную девушку.
Следующий вопрос принца снова заставил ее остановиться.  Повернувшись. Ранель внимательность посмотрела на юношу.
- Кулон? - переспросила она, рассматривая болтавшуюся на шее дриммейра подвеску, внутри которой  мерцал алый огонек. Он постепенно подрастал, занимая все большую площадь кристалла. - Нет. Я даже не понимаю о чем ты говоришь, принц.  Полагаю, ты должен адресовать их хозяину лавки, где ты приобрел свое украшение. - он жестом поманила ее за собой. - Я всегда была эссенцией. Я не обманула тебя. А мой хозяин... не знаю. Он никогда не говорил мне, к какой расе принадлежит, а я не спрашивала.
Лестница оказалась столь же длинной, как и предыдущая. Только передвигаться по ней было легче, ибо вела она все же вниз.  С каждым шагом, воздух становился горячее,  он обжигал грудь, опалял  лицо и кожу  горячим, сухим ветром.   Шершавые  скалы тихо потрескивали от поднимающегося вверх жара.
Статуи стражей выросли неожиданно. Вот они едва виднелись внизу ,а в следующий миг уже стояли перед путешественниками, вздымаясь над ними  нерушимыми глыбами. Прозрачные глаза пристально наблюдали за  пришельцами. А позади них колыхалась тончайшая завеса  жаркого марева,  сквозь которую можно было рассмотреть  просторную пещеру, залитую жидкой лавой и мерцающий в ее центре  алый огонек кристалла.
Последняя преграда.
- Кто вы и зачем потревожили наш покой? - голос шел ото всюду и ниоткуда. Холодный и равнодушный он внушал страх. - Что нужно вам в  огненных чертогах?

0

74

Мм, так значит это тот маньяк так все устроил, что мы видели старуху. Какой же силой он обладает, что смог так правдоподобно нас обмануть. Ладно меня, но Шейра. Это говорит о том, что он достаточно силен, такое влияние на других может оказывать только деос. Неужели этот странный тип деос? Нет, не может быть. Плохо верится, хотя если подумать, я ведь других не встречал, кроме Энтропиуса. Странно все это, но может подождать. Даже если я и разгадаю эту загадку, то она мне ни чем не поможет.
Вздохнув, я продолжил спускаться с лестнице, снова этот жаркий воздух, который едва ли не обжигает легкие. Может он поэтому меня и послал, что сам не может выносить жар. Пока что терпимо, так что можно пренебречь.
- Хозяину лавки, я и так претензии предъявлю, мне просто интересно откуда твой хозяин узнал о нашем появлении, что послал тебя. Все это выглядит очень подозрительно.
Ладно, надо оставить все посторонние мысли и сосредоточится на другом, тем более что мы уже достигли подножья. Но шагу не успел ступить, как тут же возникли стражи.
Я опустился на колено и склонил голову, но не из-за страха, а в знак почтения. Возможно они бы и испугали меня, но страх за Шейра превышал все остальные и ни о чем другом я просто не мог думать.
- Простите нас доблестные стражи, за то, что мы нарушили ваш покой. Меня зовут Нирон Таон ди Ревель, принц Империи Торис, на Эвилариуме, я прибыл сюда, чтобы получить кристалл, который лежит в пещере. Я и мой спутники оказали на болотах по моей вине и теперь ему грозит смертельная опасность. И чтобы спасти его, мне нужен кристалл. Прошу вас, доблестные стражи, позвольте мне забрать его. Если для этого нужно что-то сделать, я сделаю, только скажите что.
Договорив свою речь, я поднял голову в ожидании ответа. Стараясь унять волнение от того, что уходит время. Я едва ли не реально слышал тиканье часов. Нет, я должен успеть, обязательно, по другому не может быть.

0

75

- Вас не услышал бы только глухой. - пожала плечами девчонка. - Когда вы появились, магический фон словно взбесился. Не заметить это было сложно. - фыркнула она, останавливаясь следом за  дриммейром. - И вообще.. Хозяин мне не докладывает о своих планах.
Голос, раздавшийся словно ниоткуда вызывал трепет. Казалось, он проникал в самое  сердце, затрагивая потаенные уголки существа. Ранель вздрогнула, вскинув испуганный взгляд на величественные фигуры. Что сказать  древним существам, которые оберегали неприкосновенность  столь же древнего артефакта она не знала. Да и если бы знала, то не осмелилась бы произнести в слух.
- Мы приветствуем тебя, принц Нирон. - зарокотал раскатистый баритон. - Твое желание спасти друга похвально. Но не в наших силах позволить тебе пройти сквозь завесу к заветному артефакту. Лишь тот, кто пройдет испытание сможет взять в руки камень. Таково  условие. И не нам его нарушать. Мы всего лишь  оберегаем его покой.
Голос умолк, но почти сразу же сменился другим, нежным  женским, полным  сочувствия и сожаления.
- Если ты пройдешь испытание, то твоей спутнице откроется тайна кристалла.  Она узнает, как создан был сей артефакт,  его могущество коснется ее, а так же... ей будет ведомо .как уничтожить его.
Вязкая тишина окутала пришельцев. Тяжелый, обжигающий воздух  коснулся тела принца, тронул его  белые волосы, обвился жаркой змейкой вокруг тела Ранель.
Ни звука. Лишь затрудненное дыхание гостей и шорох полупрозрачной завесы.
- Убей ее! - грянуло ото всюду.. Прозрачная ладонь указала на сжавшуюся девушку. - Убей ее и пройдешь  за порог! Ее кровь должна оросить полог врат. Убей, ее принц!!

0

76

Испытание, про это я уже знал, но какое именно испытание будет, этого я не предполагал, а когда услышал, то лучше бы я загадки разгадывал. Ошарашенно распахнув глаза, я уставился на стражников. Внутренне я готов был ко многому, но не к такому. Убить? Поэтому ее и послали со мной? А еще ее слова, что никто не прошел это испытание, и она как доказательство того.
Поднявшись с колен, я призвал свой меч и сжал его в руке, затем медленно повернулся и посмотрел на девушку. Она испуганно жалась у подножья. Странное какое-то испытание, почему я должен ее убивать? Потому что она будет знать какие-то там тайны кристалла? Что за бред? Поэтому тот ублюдок и говорил, что я должен выбрать между ней и Шейром. И мне не спасти обоих, как ни старался бы.
Сильнее стиснув в руке меч, я опустил голову и зажмурился. Я не могу, просто не могу. Черт! Руки дрожат и словно свинцом налились. Я только что едва не убил Шейра, а теперь ее? Я думал, что лишь тот, кто достоин, может получить кристалл, так получается любой убийца этого достоин. а я нет?
Мне надо спасти Шейра, но и убивать я не хочу. Если бы она была воином и это произошло бы в равном бою, тогда другое дело, но я не хочу становится убийцей. А Шейр? Если он узнает какой ценой был спасен, он будет с презрением на меня смотреть и возненавидит. Но даже не в этом дело, я бы все вынес и презрение с ненавистью и проклятье убийцы, но я не понимаю, почему испытание такое легкое? то есть не так много на свете людей, которые так бояться убить другого, как я. Почему же другие не смогли, ведь эта девушка жива.
Мотнув головой, я подошел к девушке и схватил ее за руку, дернул к себе, сильно, но не грубо, а после обнял, так крепко и в тоже время нежно, словно хотел защитить.
- Мой меч, никогда не станет убийцей. Он служит защите, а не убийству. К тому же, если всего лишь нужна ее кровь, чтобы открыть завесу, то убивать не обязательно. - с этими словами, я поднял свой меч и резанул по ладони девушки, а после обернулся к стражам - Если этого не достаточно, я отдам свою кровь. Если вам так нужна чья-то смерть, то заберите мою жизнь, я отдам ее, как только спасу своего друга. Я не стану жертвовать жизнью беззащитной девушки, чтобы исправить свои ошибки, это не правильно. - опустив голову, я закусил губу и сжал кулон на шее. Если я не могу пройти это испытание и получить кристалл, нужно найти другой способ, чтобы спасти Шейра. Только я не знаю какой, зато точно знаю, что другие не должны расплачиваться за мои провалы и ошибки.

+1

77

- Испытание пройдено! - в голосе слышалась торжество, в котором мешалось сочувствие и понимание.  - Ты прав, принц. Чтобы пройти вовсе не обязательно убивать. Невинная жизнь не сделает тебе чести. И не откроет полога.
Завеса, дрогнув, начала приподниматься открывая проход. Лениво колыхаясь она уходила  в скалу, постепенно  расширяя щель прохода, за которой  в сиял кристалл.
- Вы можете пройти. - мягкий женский голос вторил мужскому. - Вы должны мудро распорядиться кристаллом.  Ступайте!
Ранель, опомнившись, схватила принца за руку, потащив к образовавшейся щели. Она торопилась проскользнуть мимо  исполинских фигур, которые грустно улыбаясь провожали их задумчивыми взглядами.
- Идем, принц! Нам надо торопиться! Твой кулон уже наполовину залит алым светом. И с каждым  мгновением он разгорается все сильнее. Время твоего друга уходит.
Она шагнула в проход. И...
Мир вокруг был огненным. Но не желтым, как дрожащий огонек свечи, и не оранжево-красным, как текущая у подножия скал лава. Белый горячий свет заливал пещеру, сливаясь в причудливые силуэты и узоры. Белое на белом. Огненный свет. И двое — дриммейр и  девушка-эссенция -  посреди этого ослепительного сияния.
Кристалл висел в белой пустоте, являя собой бесформенный алый комок огня, размеренно пульсирующий и постоянно меняющий свои очертания. От него веяло леденящим, мертвым холодом. И в такт ему вспыхивал огонек внутри кулона. Висевшего на груди Нирона.
- Ты должен коснуться его своим кулоном, принц. - прошептала Ранель, завороженно глядя на  пульсирующий комок. - коснись его, и когда камни соприкоснутся, ты сможешь взять в руки кристалл. - она подняла заплаканные глаза на юношу. - Будь осторожен, не торопись ,но поспешай, ибо время, отведенное твоему другу уходит.

0

78

Что? Пройдено? Я не поверил сначала и думал, что мне послышалось, поэтому так и замер в ступоре. Я уже было собрался придумать что-то другое, чтобы спасти Шейра, правда не знал  пока что именно. Но я не собирался убивать, потому что это было не правильно. Менять одну жизнь на другую, я не Демиург, чтобы иметь право на это. Я на многое был способен, но убийцей я не стану. Не для того я меч в руки брал и изнуряю себя тренировками и боями.
Наверное я бы так и стоял в ступоре, если бы девушка не коснулась моей руки. Очнувшись, я поклонился стражам и прошел через врата, обернувшись на них. Но если другие не прошли испытание, почему же тогда эта девушка до сих пор жива? Мне хотелось спросить об этом, но времени и правда не было. Странно, вроде бы на путь ушло не больше двух часов, а у меня в запасе сутки, так почему же огонек в кулоне становится ярче? Или тут время течет по другому?
Мотнув головой, я поспешил за девушкой, не время сейчас думать об этом. Тот стражник сказал чтобы я мудро распорядился кристаллом и мне совсем не хотелось отдавать его в руки такому, как тот чокнутый псих. Я думал об этом с тех пор как шагнул в портал. Что если кристалл будут использовать во зло, тогда он принесет много бед. Если бы только был шанс как-то иначе спасти Шейра.
Вздохнув, я отозвал свой меч и шагнул в пещеру. Едва мы пересекли черту, как ослепительное пламя окутало пространство. Я не вольно зажмурился, так как этот странный огонь резал глаза. Он не походил на тот огонь, который я использовал, да и вообще на огонь не походил. Понадобилось почти минута, прежде чем я смог привыкнуть к этому ослепительному сиянию.
Впереди был тот самый кристалл, только почему-то совсем не походил на него. Выслушав наставления, я снял с шеи свой кулон и подошел к камню, больше напоминающей сгусток огня. Только вот жара или тепла я от него не чувствовал. Скорее наоборот, что-то пугающе холодное и неприятное. Очередная не понятная магическая хрень. Наверное так бы приблизительно выразился бы Симбер.
Покусав губу, я поколебался несколько секунд, все еще сомневаясь, что нужно ли отдавать этот кристалл. Чувствую, что потом я буду сожалеть об этом, но если не спасу Шейра, то отчаянье будет гораздо сильнее сожаления. Так что выдохнув, я поднял кулон и аккуратно поднес его к странному сгустку пламени, так чтобы они коснулись друг друга. Если даже я и совершаю очередную ошибку, то она будет лишь моей и Шейр тут не причем. Я сам расплачусь за то, что совершаю сейчас. Пусть это и будет трудно и даже невыполнимо, Шейра это не должно коснутся. Сейчас нужно спасти его, а о будущем, я подумаю когда оно наступит.
"Пожалуйста, Демиург, помоги мне спасти его. Я не так часто тебя прошу о чем-то. Мне большего не надо, только помоги его спасти, а с остальным, я справлюсь сам." - мысленно обратился к Богу, хотя и не особо рассчитывал, что он меня услышит.

+1

79

Едва принц поднес кулон к пульсирующему в ореоле белого  света огню, как тот ослепительно вспыхнул соприкасаясь с камнем. И  тут же бесформенное пламя стало застывать, твердеть, приобретая очертания вытянутого кристалла. Он походил на большую каплю. Кристалл переливался всеми оттенками алого, бросая вокруг причудливые блики.
Некоторое время камень висел в белом нечто, а потом упал в ладони дримейра последний раз ослепительно вспыхнув. И сразу белый свет исчез. Растворился, словно его и не было.  Нирон и девчонка стояли в большой пещере, на крохотной площадке, а перед ними расстилалась узенькая каменная тропка,  вокруг которой плескалась жидкая лава.  Она пузырилась,  вспучиваясь огромными пузырями, которые тотчас же лопались, выпуская пары горячего газа.
Ранель, дрожа от страха прижалась к принцу.  Хрупкая дорожка, соединяющая  площадку с подножием лестницы медленно таяла, пожираемая жадным жидким пламенем.
- Нам надо уходить,  принц! - выкрикнула она, хватая юношу за руку и таща за собой. - Мостик скоро исчезнет! Лава пожрет его и мы погибнем. Торопись. Время  уходит!
Разжав пальцы, она бросилась бежать, но почти сразу же остановилась и обернулась к юноше.
- Прежде чем мы уйдем... - она   дрожала от охватившего ее ужаса, глядя, как очередной сегмент тропки тонет под огненной волной. - Кристалл должен быть разрушен до того, как последняя капля кров антикверума коснется его. Камень не должен напитаться кровью твоего друга! Слышишь! Не должен! Торопи...
Волна жидкого пламени обрушилась на  каменную дорожку, сметая все на своем пути. Оно подхватило хрупкую фигурку, сжигая ее, превращая в горстку праха. И лишь протяжный, звенящий крик все еще  слышался в потоках горячего воздуха.
- Не дай кристаллу напиться крови антикверума! Не дай! Не....
Голос затих, оставив  Нирона одного  на узкой тропке посреди бушующего огненной бездны.

***
Мгновения тянулись бесконечно долго. Очень долго. Казалось, что бушующее вокруг дриммейра огненное безумие пожрет его, не задумываясь.  Лава кипела и булькала. Смывая  сегмент за сегментом каменной тропки и постепенно отрезая принцу пути отхода.
Еще мгновение, и он уже не сможет вернуться. Не сможет выйти из пещеры, пожранный лавой и пламенем. Кажется, что уже не уйти, не спастись.
А ведь подножие лестницы, за которой колышется  бесформенная  воронка портала, так близко. Нужен всего один рывок,  чтобы влететь в крутящуюся воронку перехода. Всего лишь один взмах крыльев.
Торопись, принц. Ибо твое время вышло.

0

80

Я снова зажмурился, когда кристалл ослепительно вспыхнул. Но вспышка была мгновенной и я почти сразу открыл глаза. Повесив кулон обратно на шею, я смотрел как преобразовывается камень. Когда же он упал мне в руки, то я невольно дернулся под его тяжестью. Ослепительное сияние исчезло, зато появилась лава и откуда только взялась? Может этот кристалл удерживал бурлящею лаву, а теперь та рвалась наружу? Тогда скорее всего произойдет извержение. Огненный поток съедал тропинку и надо было торопится. Прижав кристалл к себе, я побежал следом за девушкой, но она внезапно остановилась.
- Что? - я не совсем понял ее слова. Что же мне тогда делать, если я кристалл не отдам, то тот маньяк не освободит Шейра, а если отдам, то случится что-то плохое? Черт! Снова выбор и очередная головоломка. Кроме того, я понятия не имею как разрушить магический кристалл. Вряд ли мой меч сможет разбить его. Даже обычный кристалл разрушить сложно, потому чаще всего его и используют на различном производстве, а уж магический и подавно. Пока я об этом думал, то не успел схватить девушку, которую поглотила лава. Я лишь вытянул руку, чтобы схватить ее, но не смог, зато брызги лавы обожгли руку. Прошипев от боли, я закусил губу, вроде не очень большие ожоги, но сильные. Жар от огненной реки становился сильнее и уже опалил мне кончики волос. Дорожка исчезла прямо на глазах. Но боль от ожогов, принесла злость.
- Черт! Вот уж в огне я никогда не погибну! - крикнул, и материализовал берсерк, огненные крылья распахнулись за спиной. Я использовал берсерк, как раз для того, чтобы лава не опалила мои крылья, ведь при взмахе, я по любому задену бурлящий поток. А так, огонь не может причинить вред огню. Так что я не стал ждать и взмахнув крыльями поднялся в воздух, рванул стрелой к выходу. Благо что мой не большой рост, позволял маневрировать даже в узком входе в пещеру. Я пока не знал что мне делать с кристаллом и понятия не имел как его разрушать, но больше я конечно волновался за Шейра. Его спасти надо, а остальное все потом. Жалко было конечно девушку и бесило то, что я не успел ее спасти. Неужели я вообще не способен спасти кого-то, неужели мой удел только разрушать и сжигать, но не спасать? Почему так?

0

81

Портал возник перед принцем неожиданно. Вот юноша  летел над  потоком раскаленной лавы, которая плевалась    обжигающе горячими брызгами,  а в следующий момент его накрыла спасительная тьма перехода, отрезавшая его от жаркого пламени. Принц лишь услышал, как с глухим чавком последние сегменты тропинки скрылись в лаве, навсегда отрезав центр пещеры от ступеней лестницы.
Переход выплюнул  Нирона уже в знакомой ему пещере и сразу схлопнулся, едва  принц ступил на каменный пол, оставив его один на один с сумасшедшим  магом.
- Надо же,  ты вернулся... - лениво протянул Улмарр, глаза которого  радостно вспыхнули, стоило ему увидеть в руках юного дриммейра  кристалл. - И даже сумел заполучить  камень. Какая неожиданность.  А где же девчонка? Что-т оя не вижу ее рядом с тобой.
Мужчина, шелестя балахоном приблизился к  юноше, продолжая сверлить его жадным взглядом.
- Неужели малышку поглотила лава? - он задумчиво поскреб подбородок острым когтем. -  Какая жалость...  Но так даже лучше.  Теперь никто не сможет помешать мне.
Где-то за спиной  Улмарра  застонал  антик, который все так же был пришпилен к раме. Рана, нанесенная мечом принца, и не думала затягиваться, продолжая кровоточить. При этом тяжелые алые капли  одна за другой  падали в широкую чашу, которая уже была наполнена наполовину и продолжала наполняться с каждой каплей, срывающейся вниз.
- Давай его сюда, принц! - проскрипел  колдун, приблизившись и протянув к кристаллу когтистую руку. - Время пришло. Ну, же! Чего ты медлишь, щенок!? Камень! Живо!
Едва   мужчина протянул загребущие руки  к кристаллу, как в сознании  Нирона всплыли предсмертные слова Ранель: «Разбей кристалл! Не дай ему напитаться кровью  Первородного! Иначе не миновать беды!»
уничтожить камень, но как это сделать, когда враг столь могуществен и помощи ждать не откуда?  Сейчас от  расторопности принца зависит судьба  антикверума.
Решать нужно быстро. И часто самый простой способ, оказывается самым верным.
- Кристалл! Дай его мне!

0

82

Фуух, успел, в самый последний миг успел! Все же я видимо везучий, или упрямство помогло в очередной раз. Жаль только, что я не смог спасти девушку, действительно жаль, но видимо у нее судьба такая и от нее не убежишь.
Портал вывел меня обратно в ледяной замок, слишком резко выкинув, так что я не удержавшись упал на пол. Но кристалл я крепко прижимал груди.  Едва услышал знакомый противный голос, как тут же подскочил и крепче стиснул кристалл в руке. Я помнил последние слова девушки, но так и не смог решить эту загадку. Там, у стражей мне повезло выбрать верный ответ, а тут, я не знал какой путь верный.  Вернее я знал, что кристалл надо уничтожить, но как мне тогда Шейра спасти?
Чертов злодей приближался и потому я резко отскочил назад, решение надо принять сейчас или будет поздно.
- С какой стати я тебе должен его отдавать, у нас был уговор, ты получишь камень, только тогда, когда вернешь мне Шейра живым и здоровым. А я этого не вижу! Так что я не отдам его тебе!
Зачем ему кристалл, что ему даст, если он получит его и пропитает его кровью Шейра? А главное что мне делать? Та девушка сказала уничтожить кристалл, но я не знаю как.
Короткий взгляд на камень в руке и затем я резко размахнулся и ударил кристалл об пол. Поскольку я не был уверен подействует ли на него моя магия, то решил попробовать разбить его самым примитивным способом, хотя и не был уверен, что это тоже поможет. Но так быстрее всего.
Проклятье, не знаю что правильно, а что нет, я же не специалист по кристаллам и понятия не имею как их уничтожить. Что если не выйдет, кристалл отскочит и этот злодей схватит его. Что ж тогда, лучше подстраховаться, пусть я и не уверен что поможет, поскольку не знаю сил этого чокнутого маньяка, но это то немногое что я могу.
- Триплих! - я призвал защитный барьер фэделесов, но создал его не на кристалле и себе, а на Шейре. Даже если этот злодей силен, все же понадобится несколько секунд, чтобы разрушить барьер. Я стал намного сильнее, а значит и барьер тоже. Но я очень надеялся, что кристалл все же разобьется.

Способности

Триплих – комплекс барьерных пентаграмм, состоит изначально из стены мелких пентаграмм, которые покрыты одной большой. В Триплих входят тысячи рун. Может быть как стеной, так и фигурой (сферой, кубом и тд), выдерживает атаки, которые выше уровня сил фэдэлеса не более чем на два уровня, так как энергия черпается не только от самого существа, но и общего резерва, но когда персонаж находится за этой пентаграммой, он не может атаковать противника. Также, когда фэдэлес находится внутри фигуры, он может подлетать над землей. Созданная пентаграммой фигура полая и имеет внутри нужную среду для выживания. За бой пентаграмму можно использовать не более двух раз. Призывается обычно мысленно.

+2

83

Едва Улмарр протянул  свои руки к заветному камню ,как мальчишка, - да падет гнев деосов на его дурную голову! - грохнул кристалл об пол.
- Нет!!! - взвыл колдун, рванувшись вперед, дабы перехватить падавший вниз  пульсирующий алым  булыжник.
Поздно. Слишком поздно. Даже его скорости оказалось недостаточно, чтобы предотвратить неизбежное. Кристалл со смачных звоном грохнулся об пол и... разлетелся на множество сияющих осколков, брызнувших  по каменным, подернутым   ледяной коркой полу.
Хрипло вскрикнул  Локхони, когда черная воронка перехода закружила его, выворачивая суставы и  срывая тугие ремни. Он выгнулся в чудовищной болезненной судороге, заходясь в беззвучном  крике. Портал раскручивался все быстрее, разрастаясь и сметая все на своем пути. Вот взвизгнул колдун, когда тонкие нити опутали его, затягивая в водоворот и сдирая плоть с костей. Алые брызги крови  оросили ледяные стены.
Вихрь ширился, захватывая новое пространство. Пришел  момент, когда воронка подхватила  Нирона, затягивая его внутрь. Пронзительный вой взлетел к потолку, и резко оборвался ,когда портал схлопнулся, оставив после себя пустую раму и  выбеленный скелет Улмарра.

***
- Ваше высочество! - фей похлопал Нирона по щекам. - Просыпайтесь. Ну же, приходите в себя.
Маленькое крылатое создание испуганно посмотрело на Первородного . Который  сидел тут же на полу,  растерянно тряся головой и пытаясь прийти в себя. Все тело болело. Дышать было тяжело, а запястья дергало от боли так, словно  антикверума кто-то растянул на веревках, не заботясь о том, что суставы могут быть повреждены.
- Что это было? - проскрипел Локхони, силясь вдохнуть, но тут же скривился, когда грудь сдавило болью. -  Мы что уснули? Сколько прошло времени, маленький шкодник?
Фей еще раз хлопнул юношу по щекам и  проблеял едва слышно.
- Не более пяти минут, милорд. - он вскинул на древнейшего хитрый взгляд. - Прошу меня простить, милорд, за то, что пришлось втянуть и вас в это приключение. Боюсь, что без этого ничего бы не получилось. Артефакт сам решает, кого  использовать...

+1

84

Сердце колотилось в груди с бешеным ритмом, настолько сильным, что это отдавалось болью. Время, с того момента. как я замахнулся кристаллом чтобы разбить его, понеслось с тем же ритмом что и сердце. Я не успевал воспринимать события, либо мой мозг просто тормозил из-за сильных переживаний и в связи с этим вызванного стресса, либо время действительно ускорилось. Вот закричал злодей, так громко, что даже заложило уши, я испуганно шарахнулся назад, не зная то ли хвататься за меч, то ли плюнуть на все и кинутся к Шейру. Вокруг него возникла темная воронка, затягивая в себя. Я не понимал что происходит. Впрочем это чувство было с самого начала. как мы попали на болото.
Воронка набирала обороты затягивая в себя антиквэрума и подбираясь к злодею. Понимая что и мне не укрыться от этого странного портала, я зажмурился и весь напрягся. А дальше короткая карусель и темнота, которая меня поглотила.
Очнулся я от того, что слышал чей-то пищащий голосок и кто-то хлопал меня по щекам. Под веки забирался солнечный свет и я невольно поморщился. Все тело ныло и налилось свинцовой тяжестью, голова гудела, а еще немного подташнивало. Открыв глаза. первым что я увидел знакомый потолок магазинчика и солнечные зайчики от окон прыгали по потолку.
Услышав другой голос, я повернул голову посмотрев на Шейра и тут же очнулся подскочив. Едва не сшиб фэйри, когда рванулся к антиквэруму и шлепнувшись на колени рядом с ним крепко обнял. Крепко, но осторожно, помня. что ему сильно досталось.
- Прости! Прости, я не хотел! Правда не хотел! - тело трясло, голос дрожал, но я сдерживал слезы, правда пришлось с силой зажмурится - Я не хотел чтобы кто-то пострадал. Если бы я знал что тебе так сильно достанется и тебя в путают во все это, я бы не пошел за той девчонкой. Прости! Я... если нужно забери мою энергию, чтобы восстановится. Или я отведу тебя в отель, тебе нужно отдохнуть. Моя магия исцеления не сработала и Триплих, он тоже не защитил. Прости! Это я во всем виноват, дурацкий кулон, мне не следовало его брать. я ничего не смог в итоге сделать, ни тебя защитить, ни этого злодея победить! Меня бесит собственная слабость и не способность принимать правильные решения!
Отпустив Шейра я уселся на полу, закрыв глаза запястьем и вытирая все же проступившие слезы. Негоже принцу показывать слезы на людях, но переживания и нервное потрясение было слишком сильно.
- Прости, тебе было так больно, а я ничего не смог сделать! Гхх! - сжав кулак, ударил им об пол и стиснул зубы, чтобы успокоится, но меня словно прорвало. Очень больно и обидно, когда ты стараешься сделать что-то, защитить кого-то, но у тебя не хватает на это сил. сколько бы я не старался, сколько бы не тренировался, во скольких боях бы не побывал, результат не меняется. Но даже имея такой результат, я никогда не думал о том, чтобы все бросить.
- Прости, я сейчас успокоюсь. Просто я сильно испугался за тебя и переволновался, - это я произнес уже поспокойнее, по крайней мере дрожи в голосе уже не было, однако тело все еще трясло.

0

85

Некоторое время   Шейр неподвижно сидел, пытаясь прийти в себя и наблюдая за тем, как фей приводит в чувство Нирона. Вот  юноша открыл глаза, вздохнул и, подскочив со своего места, кинулся прямиком в объятия Первородного. Причем так резво это было проделано, что антик едва не опрокинулся на спину, успев однако обнять мальчишку, который начал сбивчиво лепетать извинения.
- Тише, тише,... Все хорошо... - прошептал Локхони, потрепав дриммейра по волосам. - Все закончилось и мы целы. - Не помогло. Принц продолжал  бормотать извинения и винить во всем себя. - Ты не виноват, Нирон. Так сложились звезды. Да и не смог бы ты ничего сделать или изменить. С той минуты ,когда твои пальцы коснулись кристалла, от тебя ничего уже не зависело.
Антик, продолжая обнимать блондина, осторожно поднялся на ноги. Полночный взгляд  замер на маленьком крылатом создании. Ток взмахнул крылышками и виновато улыбнулся.
- Вы же знаете правила, милорд. - развело ручками маленькое создание. - Я не имею права вмешиваться в магию артефакта. Если он  прихватил и вас, значит, так было необходимо. - фей перевел взгляд на принца. - Надеюсь, что вы извлечете из увиденного урок, ваше высочество. Теперь этот кулон просто украшение. Магия покинула его.
Чуть отстранив  Нирона от себя, Ворон ласково произнес.
-  Все в порядке, Высочество. - мягкая  улыбка тронула его губы. - Все закончилось. И вообще, если верить словам хозяина лавки — это был сон. Однако ситуация, смоделированная кулоном,  должна была  чему-то научить тебя. Надеюсь, что так и произошло. -  быстрый взгляд на  крылатого. - У тебя будет время, чтобы проанализировать все случившееся. А пока... давай покинем лавку.
Придерживая юношу, Ворон   прошел к дверям и распахнув  створку, вывел дриммейра на улицу. Некоторое время они шли по узкой улице, пока не вышли к  оживленному перекрестку.
-  Полагаю, здесь мы должны расстаться,  высочество. Тебе пора возвращаться во дворец.  - когтистые пальцы растрепали светлые волосы, создавая на голове  принца живописный беспорядок. - Меня так же давно уже ждут в моей резиденции. - он склонил голову, обозначая поклон. -   Всего наилучшего, мой принц. Надеюсь, что нам еще доведется встретиться в более благоприятной обстановке.
Скользнув кончиками пальцев по щеке юноши в прощальной ласке,  Локхони  шагнул в сторону, и спустя мгновение исчез в открывшемся портале.

Отредактировано Шейр Локхони (25.08.2017 00:18:34)

0

86

Что? Урок? Какой еще урок? Какой урок я должен был вынести из всего этого? А главное зачем? Можно подумать я просил об этом. Какой урок? что мне ни с кем нельзя сближаться или привязываться к кому-то, чтобы в крайнем случае  не было тяжело принимать правильные решения? Я и так это прекрасно знал.
Поднявшись на ноги, я гневно обернулся к фэйри, уже готовый испепелить его и всю его лавку, но сдержался. Лишь сорвал с шеи кулон и показал его продавцу.
- Я не на такой рассчитывал. Ты меня обманул. Ты сказал, что каждый артефакт содержит какую-то тайну, секрет, предназначенный для одного. Я не видел никакого секрета, а то что кулон показал мне, такое уже было. Когда я стал фэдэлесом Энтропиуса, он создал иллюзию, походившую на то, что было сейчас, - опустив кулон я отвернулся - Не было никакого секрета, кулон показал мне лишь то, что я и сам знал.
Замолчав, я вышел из лавки и молча пошел следом за Шейром. И вовсе это был не сон, запах крови и боль от пореза меча была настоящей. Как и те чувства, что я испытывал тогда в ванной. Пожалуй это было единственное хорошее из всего этого приключения. Но я не смог там что-то обрести. Только боль, чувства разочарование в себе и понимание того, что я обречен на одиночество, а еще желание кому-нибудь врезать. Наверное только тогда я смогу успокоится. Не хотелось мне ничего анализировать, да и нечего было. Я и так прекрасно понимал к чему все это было. К тому что за свои ошибки приходится расплачиваться. Но ошибки совершают все, даже деосы, когда-то породившие трансдентов, почему же за них расплачиваются не они, а другие жители Энтероса? К тому, что ради чего-то большого, приходится жертвовать чем-то дорогим? Это я и так знал. Как и о не справедливости этого мира. Ну и ладно, ну и пусть, все равно я не сдамся и от своих целей не отступлю, пока они у меня есть, цели к которым я стремлюсь, ничто в этом мире и никто не сможет меня сломать. Я никогда не сдамся!
Вздрогнув от прикосновения, я поднял голову и посмотрел на Шейра. Домой мне возвращаться не хотелось. Потому когда он ушел, я еще некоторое время стоял, опустив голову. А потом развернулся и пошел в обратном направлении, еще точно не зная куда мне идти теперь.

0


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » На праздник пойдешь - приключения найдешь!