Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Во мне нет ничего святого


Во мне нет ничего святого

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://se.uploads.ru/Jo6my.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода

2905 год

Вечер. Над морем идет сильный дождь


https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Климбах/Между первой и четвертой зонами/Катакомбы под морем Шэндер, которые соединяют эти зоны
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Шабрири | Ревери Фортиуан | возможны НПС
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Этот период остался в памяти многих климбатов Первой зоны как жестокая попытка приближенных Белого Кошмара совершить переворот и свергнуть сумасшедшего правителя. Заговор строился в течение нескольких лет, в него были посвящены самые хитрые, расчетливые и жаждущие власти климбаты; они не хотели упустить своего шанса и потому предпринимали несколько попыток реализации плана, но каждый раз терпели провал. Но в течение последних дней на зоне воцарился хаос — никто из климбатов не знал кому верить — правителю, который снова обезумел, или группе решительно настроенных подростков, которые отказывались подчиняться установленным правилам и вели себя как бунтари. Этой ситуацией и воспользовались заговорщики. В итоге Шабрири был загнан в катакомбы, расположенные на берегу моря Шэндер. В них ему удалось скрыться от преследователей, но это не решало основной проблемы. Рано или поздно он должен будет вернуться на зону и восстановить свои права, снова доказать другим, что он сильнее их, что он, в конце концов, единственный, кому принадлежит Первая зона Климбаха. Но не сейчас, когда в его голове был туман умопомешательства, а магического резерва было катастрофически мало. Здесь, в темных лабиринтах, он мог спрятаться от всего мира, отгородиться от его безумных красок, которые разрывали сознание. Здесь он мог встретиться со своим прошлым. И здесь, во мраке и абсолютной пустоте, он столкнуться с девушкой с серебристыми волосами. Именно с той, которую несколько десятков лет назад хотел убить.
https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.pngОфициальная система боя.Участие других игроков не предусмотрено, так как данный эпизод представляет собой встречу исключительно между указанными личностями и участие других будет нелогичным.

+1

2

Тьма. Черная, отдающая легким оттенком темно-синего цвета. Она пахнет одиночеством и пустой тишиной, которые вымораживают нервы и превращают спокойствие в бесполезную роскошь, обладать которой не обязательно. Тьма со всех сторон. Окутывает, заполняет собой сознание, вытесняет мысли и потому не разрешает нормально думать. Её слишком много. С ней невозможно подружиться. Но она всегда рядом. Следует неотступно, как тень, отбрасываемая от солнца.
Холод. Он прожигает кости и забирается в душу. Холодно. То ли от потери крови, то ли от кошмара, который творится в душе. Мысли снова и снова, как по кругу, возвращаются к одному и тому же — восстанию климбатов. Как они могли усомниться в лидерстве Белого Кошмара? Как они могли ослушаться его и сломать правила? Зачем они вернулись к Системе, от которой он освободил их более двух тысяч лет назад? Неужели она им так нужна, неужели они её любят? И они готовы жить, закованные в рамки? Готовы каждый раз прогибаться под других и чувствовать над собой превосходство? Нет, это может быть где угодно, но только не на Первой зоне Климбаха, где властвует безумие, абсолютная свобода и хаос. Мысль о том, что глупые придурки-климбаты посягнули на свободу, живущую на зоне, заставляет Шабрири сцепить зубы и оскалиться. Сейчас он один в подземных катакомбах, куда он был загнан меньше часа назад. Подлые заговорщики решили напасть на него все сразу и воспользоваться своим численным превосходством. Как и тогда, двенадцать тысяч  лет назад. 
Тьма режет глаза. Но она не абсолютна — иногда здесь, в этом мрачном подземелье, встречаются полупрозрачные кристаллы, наполненные легким голубоватым светом. Они озаряют шероховатые стены каким-то пугающим свечением, но от этого становится только спокойнее. Где-то далеко капает вода. Размеренно и монотонно, впиливаясь в мозг. И это вселяет непонятное чувство уюта. Здесь так тихо, что можно слышать любой шорох, любой вздох. Но боль от ран глушит абсолютно все чувства и заполняет всё существо климбата. Шабрири прислоняется к стене, но сил, чтобы стоять, нет. Перед глазами — яркие сиреневые круги, в голове — звон, зацикленный на одной ноте. Псих соскальзывает на пол, оставляя размазанные полосы темной крови на стене; чувствует, как холодный камень касается щеки. Закрывает глаза. Безразличие и глухое равнодушие уродливыми монстрами выползают с самого дна сознания и обнимают за плечи. Их холодные когтистые пальцы Шабрири чувствует особенно отчетливо. Он не боится открыть глаза и увидеть страшные лица прямо перед собой. Ему не страшно. Безумие уже отпустило его разум, погасший в агонии; теперь осталась только тишина. Пустая тишина.
То, что климбаты решают устроить переворот, не стало для психа неожиданностью. Он знал об этом, но сводить заговор на нет не хотел, так как желание увидеть предателей в лицо было сильнее почти умершего инстинкта самозащиты. Шабрири знал, что общество климбатов не может существовать без постоянных войн за власть и территорию, и то, что произошло сегодня было тому доказательством. Но заговорщики прекрасно подгадали момент, хотя Шабри и предупреждал своего первого советника Андо о том, чтобы тот был внимательнее и не допустил, чтобы восстание пришлось на период обострения его безумия. Потому что тогда он становился слабее. Потому что тогда его магический резерв снижался. Потому что это чертова болезнь, в конце концов, и она никого не может сделать сильнее. И что в итоге? Самые сильные из предателей ворвались к Белому Кошмару, когда он невменяемый валялся на полу, хотели его схватить, но Андо, который в тот момент сидел на подоконнике, успел их остановить. Но лишь на время, которого психу хватило на то, чтобы понять в чем дело и более-менее прийти в себя. Он сцепился в смертельной схватке с несколькими климбатами, желая каждому из них вырвать хребет. Они дрались как разъяренные животные, но преимущество было не на стороне Шабрири. Он понимал, что даже его бесконечной ярости не хватит на то, чтобы их победить. Но желание драться и отстоять свои права было сильнее здравого смысла. Единственное, что играло Шабрири на руку, это то, что его противникам было неудобно драться в помещении. То ли они боялись оказаться под завалами, то ли чувствовали себя скованно. Но это не имело значения. Тогда была важнее победа, а не причины, которые приведут к ней. Хотя по привычке псих замечал все слабости противников, чтобы потом использовать их. Но один из климбатов оказался умнее — он схватил психа за горло и вместе с ним телепортировался на улицу, где их ждали другие климбаты-заговорщики. И тогда Белому Кошмару пришлось драться не на жизнь, а на смерть, постепенно отступая к берегу моря. К катакомбам, в которые (он знал) климбаты не пойдут искать. Потому что про них ходит слишком много страшных легенд. Потому что из них не возвращаются. Потому что они подразумевают под собой смерть. Без вариантов.
В этой битве псих получил очень серьезные раны, которые были с трудом совместимы с жизнью. Но на адреналине ему удалось добраться до лабиринтов и скрыться там. И только когда тишина пропахшего пустотой и сыростью подземелья сомкнулась за спиной, он позволил себе упасть без сил. Усталость, граничащая с потерей сознания, и боль, которая разрывала тело, разом забрали у него все желание противиться судьбе. И теперь он лежит на полу, медленно умирая от потери крови. Он не знает, выжил ли его первый советник, где были остальные его приближенные, что стало с ними. Сейчас это не важно. Сейчас ничего не важно. Даже пустота, которая огромной каменной скалой надвигается на него и душит в страшных объятьях. Дышать с каждым разом становится сложнее и сложнее, а взгляд ярко-желтых глаз блёкнет и замирает на неестественно белых пальцах руки, бессильно лежащей около лица климбата. Вообще всю его позу можно сравнить с кошачьей — мягкий изгиб спины, полусогнутые ноги и расслабленный хвост, плавной линией лежащий на полу. В какой-то степени красивый, но очень страшный и смертельно опасный белый монстр, умирающий в абсолютном одиночестве.
Он теряет сознание — Тьма забирает его с собой. Она обещает показать бархатное небо, усеянное звездами. Она обещает спрятать от боли и ада, который живет в душе и разуме. Она еще много-много о чем говорит, но альбинос видит только её светящиеся неземные глаза, которые оказываются все ближе и ближе. Вот она, Вселенная. И скоро она полностью поглотит его.

+1

3

За окном стоял день. Влажный воздух, что попахивал озоном, намекал на то, что вскоре начнется гроза. Но какая разница, если сидишь в сухом и теплом помещении, да никуда не собираешься?
- Научи меня… - в который раз упрямо повторил Рион, возвышаясь над сидящей в кресле Ревери. Она сидела за письменным столом в своем кабинете и разбирала какие-то бумаги.
Климбата практически трясло. Он сверлил пери неодобрительным взглядом и капризно поджимал губы. Весь его вид сейчас кричал: «Посмотри на меня! Обрати на меня внимание!». Но кажется, Рен не было до него никакого дела. И это его как раз и бесило.
Мальчишка чувствовал - тонкая нить, что соединяла их судьбы, истончалась и сейчас скорее была чем-то призрачным, остаточным воспоминанием, воздвигнутым в привычку.
Он был подле Фортиуан много лет. Десятков лет. Казалось бы, это должно было стать преимуществом. Должно было связать их тесными узами. Общими делами. Бытом.
Этого не было. Рен отдалялась от него. Идя лишь по своему пути, по пути личностного роста. А чем занимался он? Да, он был подле нее. Но их роли слишком различались. Он был предан ей. Он был готов на все ради нее. Но ему всегда чего-то не хватало. Сил. Ума. Везенья.
Он считал, что значим для нее. Что она выделяет его среди остальной серой массы, что вечно окружала ее здесь. Хотя он видел ее отношение ко всем. Некоторую искорку теплоты, проскальзывающую иной раз в ее взгляде при разговоре с другими климбатами. А как же он ненавидел Корвуса. Аж до зуда десен. До боли в груди. До истерики… Рион будто бы постоянно проводил между ним и собой параллель. Словно бы они были похожи. Хотя совершенно были разные. Но Рен…
Он наблюдал за ней. Как преданный пес, ждущий, когда хозяйская рука поманит его за получением долгожданной ласки. Он ревновал ее. Не как мужчина. Он четко осознавал свое место рядом с ней. Он жаждал ее внимания. Малейшего… Мимолетного… Исключительного… Безраздельного! Это желание бередило его душу, разрастаясь отвратительной кляксой отчаянья. Алчности. Озлобленности. Эмоциями – что вели к саморазрушению. К катастрофе. И катастрофа настала.
- Рион, я же сказала тебе, в другой раз, - не отрываясь от документов ответила пери.
- Ты всегда так говоришь… - упрямо настаивал он. – Научи!
В ответ последовал резкий звук отшвырянной бумаги. Взгляд кроваво-карих глаз устало поднялся на мальчишку.
- Зачем тебе это сейчас? В этом нет никакого смысла, - продолжала отнекиваться она. Рен начинала закипать, но пока держалась. Все-таки это был Рион. Ее капризный Рион.
- Почему нет?! – с обидой в голосе вопросил он. Его истерику уже можно было пощупать. Рен это видела. Но у нее слишком много было дел. Черт, как он не вовремя решил закапризничать!
- Потому! – в тон ему ответила она с вызовом. – Тебя это никогда не интересовало! Музыка! Знание нот! Инструменты… Какая шлея тебе попала?! Это надо любить!
- Я… - он осекся, подбирая слова. Горечь обиды и разочарования подступала к горлу. Он кривился и сдерживался, чтобы не разрыдаться. – Я хочу знать! То, что знаешь ты… Я хочу…
Не подобрал. Обида, липкой отравой заполонила душу, затмевая рассудок и лишая способности нормально изъясниться.
«Она не понимает тебя. Ты ей не нужен. И никогда не был нужен. Она только использовала тебя. Все это время. Больше не нужен. Не нужен!» - шептал внутренний противный голос.
Прочь. Прочь отсюда. Здесь все враги. Здесь он не нужен. Его ведь даже искать не будут. Она не будет. Слишком занята…
Всхлипнув, мальчишка сорвался с места и выбежал из кабинета.
Он бежал. Прочь. Скорее.
«Катись все к чертям! Гребаный правитель… Гребаный Корвус… Близнецы…» - сквозь злые слезы рычал про себя климбат, пока несся куда-то. Куда? Куда пойти?
«Может вообще уйти отсюда? Податься на другую территорию?» - вдруг пришла ему в голову бунтарская идея.
Ага, подашься. Они на острове живут… Можно было долететь, но погода не летная… Но тут парня осенило – лабиринт!...
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.png
Близился вечер, когда в массивную дверь ее кабинета тактично постучали. Черт! Она опять просидела здесь весь день… А ведь хотела найти Риона, чтобы поговорить. Рен чувствовала некоторую тревогу в душе, но постоянно отгоняла ее от себя. Такова цена ответственности… Ты черствеешь, начинаешь мыслить прагматично и глобально, совершенно не замечая что творится у тебя под боком.
В помещение вошел незнакомый ей климбат, а за ним Тайлин – начальник личной охраны. Этого мальчишку Рен может и видела пару раз, но лично не общалась. Одет он был в форму патрульного.
- Леди-советник, - несколько сконфуженно обратился он к ней, явно не привыкший разговаривать с более высокими по чину личностями. – Меня попросили передать вам лично – возле входа в запретный лабиринт был замечен ваш подчиненный, Рион. Мы пытались его задержать, но он скрылся…
- В лабиринте? – уточнила пери спокойно, а у самой все внутри похолодело. Мелкий засранец! Вот куда понесло его задницу?!
- Да, - кивнул подросток.
- И почему вы не последовали за ним? – в тоне голоса перийки послышались предостерегающие нотки.
- Простите, леди-советник, - опустил климбат голову. – Нам ведь нельзя туда спускаться. Правитель запретил…
- Как давно это было? – встала она из-за стола.
- Несколько часов назад… Леди! – округлил мальчишка глаза. – Вы же не собираетесь туда пойти?!
- Рен, не глупи, - подала голос Тайлин. – Сколько уже раз было подобное? Он психовал, но возвращался… А сейчас Кватро нет – охрана не пойдет туда без его согласия. Просто подожди…
Тяжело вздохнув, Рен прикрыла глаза, замерев возле стола – она думала. Нет, она не простит себе, если с ним что-то случится, пока она будет тут просто сидеть и ждать. Но Тулл… Ругаться то тоже не хотелось…
- Хорошо, давай подождем возвращения Мазуриданы, - кивнула перийка.
Рогатая брюнетка внимательно посмотрела на спокойное лицо своей ученицы, словно ощущая подвох. Но та без труда выдержал ее взгляд. И даже Честифол не выдал волнение хозяйки, продолжив спокойно курсировать вокруг нее привычным темным сгустком дыма.
- Правильное решение, - сказала она наконец и кивнув патрульному, они вышли из кабинета, оставив пери в одиночестве.
Рен так и продолжила стоять, думая и, одновременно, слушая, как за дверью удаляются шаги.
«Правильное решение!» - передразнила пери начальницу про себя. «Командирша херова…»
Метнувшись к окну, остроухая распахнула ставни. В помещение сразу же ворвался холодный порыв ветра, в перемешку с каплями дождя. Да… погода совсем не летная…
«Рион! Я надеру тебе тощий зад, когда найду!» - злобно подумала она и вскочив на подоконник, тут же сиганула наружу, материализуя свои стального цвета крылья.
http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/80123.png
Подземные тропы встретили перийку тишиной и морским запахом застоявшейся воды. Здесь не слышно было ни буйного ветра, ни грозы, ни шума волн. Словно совсем другой мир. И не стоило ожидать, что он встретит путника радушно – здесь пахло опасностью и… кровью?
Перийка знала этот запах очень хорошо. Может быть другие запахи она бы и не уловила, но запах крови заставлял трепетать крылья ее носа и непроизвольно вытягивать клыки.
Кровь определенно климбата. Риона?! Призвав свою родную стихию ветра, пери ринулась по ее следу, шустро перескакивая через завалы, расщелины и лужи. Постепенно, запах усиливался, что вносило смятение в душу Ревери. Но она продолжала свой путь, ведомая волнением и плохим предчувствием.
Вскоре, Рен остановилась перед невысоким и узким каменным проходом. Посветив призванным огоньком чистой энергии, девушка заметила под ногами капли крови и след вел прямиком в чернеющие недра пещерки, чем-то напоминающей берлогу. Да. Словно умирающий зверь решил спрятаться там в глубине, в полном одиночестве. Жив ли он?
«Это определенно не Рион.» - подумала пери.
Из глубины словно вы пульсировала чужая аура. Сильная. Но одновременно слабая. Опасная и злая. Но одновременно, будто бы отчаявшаяся. С каждым импульсом, все более и более ослабевающая. Так, словно из глубокой раны вытекает жизнь, с каждым биением сердца выталкивая ее наружу. Да и сердца то почти не слышно…
[float=left]http://s9.uploads.ru/I0FzT.jpg[/float]
Рен думала лишь мгновение. Шаг на встречу благородству ее подтолкнул сделать медленно подкравшийся трансдент. Он боялся. Боялся Рен. Уродливый падальщик, что живет лишь во тьме и боится света. Но голод – извечный его спутник, гнал его на столь желанный запах. Запах добычи. Запах смерти.
Хищник был слаб. Но жертва была слаба не меньше. И он чувствовал это.
Он смотрел на пери издалека. Мелкие глазенки, что почти не видели ничего, смотрели жалобно и просяще. Он опоздал на столь знатный пир, что преподнесла ему судьба. Хищник покрупнее, в лице пери, опередил его. Но монстр наблюдал. Ждал своего часа. Авось, хоть кусочек перепадет.
«Нет, уродец, сегодня не твой день» - хмыкнула девушка и шагнула в темноту прохода.
Почему она вмешивается? Порыв жалости вновь захватывает ее естество и ведет вперед. Сколько уже раз было подобное? Эти несчастные дети с искорёженной судьбой поднимали в душе перийки волны заботы о них. Да, они жестокие. Убийцы. Но это не их вина.
Климбаты – маленькая слабость Рен, иной раз ставящая на кон даже ее собственную жизнь. Кватро не одобрял подобное поведение. Но его же здесь не было?
«А вдруг, это кто-то из наших?» - оправдывалась девушка сама перед собой, осторожно ступая по каменистой земле вперед.
Нет. Определенно не свой. Незнакомый белоснежный климбат лежал без сознания в луже собственной крови. Хотя, смутно, он напоминал кого-то.
Присев перед ним, перийка рассмотрела его раны. Глубокие. И явно не он сам себе их нанес. Климбатская регенерация не справляется? Обессилел?
«Чем на этот раз мне это обернется?» - с сарказмом подумала она, прежде чем призвать свою тень и окутав раненного с ног до головы, применить способность живительной мглы. Полностью мгла не излечивала, как и не восстанавливала магические резервы, но она могла спасти от смертельных ран, делясь с обессилевшим организмом энергией и запуская процессы регенерации. Пока это все происходило, перийка сунула палец в лужицу и попробовала ее впитать. Чего добру то пропадать? Кровь, на удивление, была очень питательной.
Закончив, Рен рассеяла тень и осторожно дотронулась до щеки незнакомца. Вроде теплый... Значит не помер еще...
Теперь оставалось решить, что же с ним делать дальше. Оставить здесь? Но тогда по его душу придет тот трансдент… Эх, что же делать, что же делать…

Живительная мгла

Живительная мгла - может быть получена перийцем на III уровне уз. Используется в связке со способностью «Игра теней» или «Призыв тени». Периец погружает другого персонажа в собственную тень и одновременно начинает исцелять его раны, тратя на это собственную магическую энергию. Лечебный эффект приблизительно (может быть больше или меньше) на следующем уровне: I - III > 20%, IV - V > 45%, V - VI > 50%, VII > 60%, VIII > 75%, IX - X > 95%, конечный эффект зависит от конкретной ситуации и противостоящей пери магии. Может быть использована 2 раза за эпизод, с VI у. сил 3 раза или больше, в зависимости от ситуации.

+2

4

Шесть сосчитанных вдохов, после которых Тьма выплюнет раздробленное сознание из своих бескрайних недр.
Падать в черную реку не страшно — намного страшнее знать, что её густая темная вода поглотит все существо и задушит, ломая трахею и медленно ввинчиваясь в легкие острыми шипами с двойной заточкой.
Но еще страшнее смотреть на огненно-рыжее небо, утопающее в закате, и черное-черное солнце, окруженное такими же черными облаками. От них веет тяжелой древней болью. Кажется, что если долго смотреть на них, то можно увидеть темно-красный контур — это кровь. Густая кровь, которой они пропитаны. Это действительно страшно. Страх сдавливает голову, липкими руками пятнает душу, оставляя в ней уродливые грязные следы, которые потом будет трудно смыть, запрятать, превратить в невидимые, будто ничего и не было.
Шабрири дышит ровно через раз.
Тьма уже совсем близко. Свет её глаз выжигает зрачки; если отвернуться и не закрыть лицо руками — можно потерять зрение. Но вкрадчивый голос, сплетенный из тысячи разных тембров, заставляет смотреть до тех пор, пока кровь не начинает течь из глаз, пересекая бледные щеки климбата-альбиноса темно-красными вертикальными полосами.
Покажи мне, как умирают звезды, — просит он, но Тьма только отрицательно качает головой и надевает ему на на глаза черную повязку.
Ты больше ничего не сможешь увидеть.
И она права — он ничего не видит — ни огненное небо, пропитанное кровью, ни облака, окрашенные в черный цвет, ни неестественно круглый диск солнца, поглощающий все цвета. Он ничего не видит — вокруг лишь пустота, сквозь которую можно услышать, как время отсчитывает секунды.
Ты знаешь, что она [Тьма] просила уберечь её от Света?
Она верила тебе.
А что ты?
Знаешь, она верила только тебе одному.
Хочешь спросить о том, какого цвета её глаза?
Ответь, какого цвета они? Какие они?
"У её глаз нет цвета, в них Вселенная".
Голоса сливаются в единых хор — они то кричат, то понижают интонации и шепчут, ласково и обманчиво нежно проникая вглубь души. Они давят на психику, разбивают волю, обвиняют в неудачах, стирают воспоминания и превращают личность в ничтожество. Шабрири не может сопротивляться этому. Ему кажется, что он тонет в бескрайнем черном океане, небо над которым, обложенное невероятно тяжелыми грозовыми тучами, отчего-то ровного темно-пепельного цвета.
Вдох.
И медленный выдох.
Сто двадцать секунд, чтобы вернуться обратно. Всего сто двадцать секунд, чтобы выбраться из самого центра комы, раскрывшей душные объятья. Этого времени может не хватить, но второе Я не даст альбиносу умереть, оно вытащит его из самого центра Ада и найдет в бездонной пучине Тьмы, которая безжалостно разрушает высотные здания в его внутреннем мире; она затапливает этот умирающий мир тяжелым океаном, который, лениво вздыхая, лижет волнами выдуманные берега, за которыми простирается пустыня разрушающегося сознания. Весь мир рассыпается на осколки. Совсем скоро он пойдет ко дну.
Второе Я вырывает психа из липкой черноты, грубо встряхивает за плечи, чтобы тот пришел в себя и осознал, что всё, что было до этого — не более, чем один из тысячи миров, существующих в его безумной душе.
Очнись! Ты хочешь, чтобы тьма полностью уничтожила этот мир? Посмотри, что ты наделал?
Шабрири с трудом открывает глаза, залитые кровью, и не отрываясь смотрит на свое альтер-эго. Сил, чтобы двигаться нет, чтобы что-то ответить — тоже.
Идиот, — цедит сквозь зубы разозленное второе Я, берет психа за предплечье и закидывает его безвольную руку себе на шею, крепче сдавливает когтистыми пальцами хрупкое запястье, а свободной рукой обхватывает поперек тела, почти что прижимая подростка к себе. С силой пружинисто отталкивается от крепкого оконного стекла небоскреба — и, стремительно разорвав расстояние, уносится ввысь, туда, где за густым слоем черных облаков еще светит солнце. Туда, где еще можно дышать и где мир не рассыпается на осколки. В истинную реальность.

Теперь он снова чувствует.
Боль колючим водопадом обрушивается в сознание, давая понять, что другая реальность осталась позади. Голос в голове снова спас его. Вытащил с того света. Но он ли сыграл в этом главную роль или это больной мозг переиначил реальность и показал все под другим углом?
Второе, что ощущает Шабрири — легкое прикосновение к щеке. Рефлексы срабатывают намного быстрее, чем мысль доходит до сознания. Он резко с силой хватает нарушителя спокойствия за запястье. Нечеловеческие глаза вспыхивают злым огнем, который, полыхнув ярким необузданным заревом, быстро затухает и растворяется в бездне расширенных от боли зрачков. Умирает, не в силах разгореться и превратиться в чудовищный пожар. Душа и так выжжена до тла. Там больше нечему гореть — осталась голая пустошь, усыпанная черным легким пеплом, и обломки разрушенных зданий. Поэтому огонь не способен надолго задержаться в безумных хищных глазах, взгляд которых переполнен глухой концентрированной ненавистью и отвращением к этому миру.
Что... ты делаешь?! — зло с шипением произносит подросток, не отпуская чужое хрупкое запястье. Но внезапно темная и до боли знакомая энергетика с силой бьет по нервам, заставляя от неожиданности разжать пальцы и отдернуть руку. Кватро. Чертов Кватро! Он?? Откуда он может быть здесь? Псих остановившимся взглядом смотрит на девушку, которая находится от него на очень близком расстоянии. Стоит протянуть руку — и можно достать когтями до её горла. Он видит её впервые или её пепельные волосы и таинственные темно-вишневые глаза ему знакомы? Но на запрос о поиске совпадений сломанный мозг стабильно выдает ошибку и ответ "не обнаружено".
Уйди! Отойди от меня!!
В глазах альбиноса читается ужас и ненависть. Желая разорвать расстояние между собой и незнакомкой, он опирается на локоть и с трудом садится, прислонившись спиной к холодной каменной стене. Вцепляется злым взглядом загнанного зверя в темно-вишневые глаза.
Зачем ты хочешь меня убить?! Ты... ты, — слова замирают на губах, кровь в легких заставляет его коротко тяжело закашляться и опустить голову, отчего кровь тонкой струйкой стекает от угла рта по подбородку.
Он снова поднимает взгляд на девушку.
Эта внешность... Зачем она тебе?! Отвечай!
В словах отчетливо чувствуется нетерпеливость и крайнее нервное напряжение, которое еще чуть-чуть и перейдет в истерику.
Шабрири кажется, что она это Кватро или часть его — от нее слишком остро веет энергетикой с легким привкусом шафрана. Сейчас его мозг строит уродливые гротескные предположения, заново возводит очередную пропитанную безумием ложную реальность. Он не может правильно оценивать ситуацию и выдает иррациональные ответы. Он поглощен сумасшествием, которое непроницаемой дымкой заволокло разум несчастного подростка. И тот не понимает, что то, что говорит, звучит как бред. В конце концов, это он и есть. Бред шизофреника, переживающего фазу обострения. Но, может быть, его искаженная реальность не является полностью ошибочной?

Отредактировано Шабрири (22.04.2017 19:49:51)

+1

5

Раны зарубцевались и теперь имели не такой ужасный вид. И вместе с тем, как запускались внутренние резервы климбата, чтобы восстановить нормальную работу организма, так Рен отчетливо начинала ощущать – перед ней очень сильный климбат. Его, всего мгновение назад, еле уловимая аура, теперь начинала разгораться и пылать. Сила… Злоба…Ненависть… Безумие. Палитра поистине пугающая. Яркая и мощная. Чернеющая и норовящая поглотить…И если не сейчас, то потом обязательно…
Наверно, если бы перийка не была фамильяром правителя зоны, подобная аура ее бы повергла в благоговейный страх. Но вместо этого, она хладнокровно смотрела в лицо незнакомца. Она наблюдала. Анализировала. Размышляла. Не первый раз она встречает столь сильных существ. И как видите, еще жива осталась.
Она ожидала, что он схватит ее. Все-таки, его можно было понять – он тяжело ранен, а значит все его рефлексы и мысли направлены на то, что кругом враги. Это логично. Он хочет выжить. Он защищается. То, что он пришел в себя – уже хорошо. Ей меньше проблем. Так она подумала.
Она не приняла на личный счет ни его злобный взгляд, ни его слова. Все это казалось ей совершенно нормальным в такой ситуации. Она лишь чуть заметно усмехнулась, внимательно следя за потугами столь сильного существа отползти от нее. Даже такие существа могут выглядеть слабыми.
- Очнулся? Отлично, - проигнорировав все его вопросы, заговорила она весьма бодрым голосом. – Идти сам сможешь?
Она не двигалась с места. Лишь спокойно убрала руку от его лица. Почему-то, она посчитала, что малейшее движение он воспримет как агрессию. Он напуган. Он истерзан физически и морально. Даже такие сильные существа могут попасть в столь трудную ситуацию. У кого самообладание выстоит? Потому, она не хотела травмировать его еще больше. Хотя внутри нее все похолодело. Ее интуиция скалилась, а все органы чувств напрягались, словно готовясь к удару. Он силен. Он нервничает. Она рисковала.
Преданный Честифол, чувствуя напряжение хозяйки, крутился рядом с девушкой, нарезая почти законченные круги орбиты, потому создавалось впечатление, что вокруг нее черный обруч в воздухе. В любой момент, он был готов встать на защиту. Но Рен все же надеялась, что незнакомец драться не станет. Интересно, кто его так отделал? Ну явно не Четверка – она бы почувствовала…
Итак, нужно было решить, что с ним делать. И что делать вообще. Эта встреча могла стать для Рен фатальной. Не только потому, что белобрысый мог накинуться на нее и прибить. Раз его чуть не убили, значит наверняка захотят закончить начатое? И значит, наверняка, придут сюда за ним. А раз идут сюда – пери могла попасть под горячую руку. И еще важнее – Рион мог попасться им на пути…
Раздраженно цыкнув и отвернувшись, перийка все-таки встала во весь рост. Посмотрев на раненного сверху вниз с некоторым пренебрежением, как будто только что осознала в какие проблемы вляпалась, она решила заговорить с ним снова.
- Слушай, ты вроде взрослый мальчик, как ты умудрился очутиться в такой дыре, подыхая в одиночестве? – вопрос скорее был риторическим, показывающим, что собеседница недовольна таким раскладом.
Со стороны прохода послышалась какая-то возня и тихое шипение. Очевидно, трансдент, устав ждать, а также почувствовав неладное, решил попробовать пролезть в проход и достать себе обед. Или ужин. Не столь важно. Важно было лишь то, что он дико голоден.
Вся в сомнениях, Рен тяжело вздохнула. Нужно было спешить.

+1

6

Губы против воли обнажают белые острые клыки, превращая легкий оскал в озлобленный и болезненный. Шабрири не получает на заданные вопросы ни одного ответа, которые могут стать определяющими — девушка решает проигнорировать его безумные слова, переполненные злобой. Что это значит? Она скрывает от него истинные намерения или не считает нужным разговаривать с жутким подростком-монстром? Или... она чего-то боится? Теперь он чувствует её страх — несколько липкий и приятный, захватывающий её существо. Страх — это то, что убивает уверенность в себе? "Да," — мягко шепчут голоса, напевая непонятный мотив, который, кажется, псих слышал когда-то очень давно. Сотни, тысячи, миллионы лет назад — в его глазах отражается вечность, скрытая в темной бездне безумия. Шабрири не отрываясь смотрит на незнакомку. Так, словно в следующую секунду бросится и убьет, разорвет на части острыми когтями и вцепится в горло. Смотрит так, словно чует подвох, так, как смотрит смертельно раненное животное, понимающее, что до опрометчивого шага осталось не так много. И ему абсолютно плевать, что этот шаг может стать последним и в конце концов именно он поставит жирную точку в финале его жизни.
Она спрашивает о том, может ли он сам идти? Конечно, его уверенность в себе не знает границ, он никогда не признает того факта, что ему не обойтись без чьей-то помощи. И даже сейчас, понимая, что даже подняться на ноги для него будет невозможно, он удовлетворительно кивает, все также не произнося ни слова. Хотя на самом деле ему кажется, что он говорит, говорит без остановки, о том, что мир давно сгнил и он не считает её [собеседницу] реальной, что она лишь чья-то фантазия, остается лишь выяснить, чья и убить виновника всего этого кошмара, происходящего с климбатами первой зоны. Какова связь между девушкой и взбунтовавшимися подростками — не понятно, но Шабрири твердо уверен в том, что эта связь существует, мало того, он может всё логично объяснить, и его бред шизофреника не окажется таким уж бредом. Он всего лишь смотрит на все со своей, крайне искаженной стороны, но нельзя утверждать, что она полностью ошибочна.
Ты вообще слушаешь меня?? — нервно произносит альбинос, слегка повышая интонацию на последнем слоге, когда девушка задает странный вопрос. На всю его речь она снова отвечает вопросом. Псих недовольно дергает плечом, отчего его тело в следующее мгновение прошивает острая боль. От этого перед глазами все начинает плыть и идет сиреневыми разводами.
Ч-черт...
Климбат медленно соскальзывает со стены, снова оказываясь на полу, однако холодный камень теперь впивается холодом ему не в щеку, а в затылок, и от этого кажется, что еще немного и колючие иглы холода доберутся до мозга, вскрыв черепную коробку парой кривых ножей. "Может, так и будет лучше," — спокойная мысль скользкой змеей прокрадывается в голову и заглушает собой чудовищный хор полуторы тысячи голосов. "Мне остается только увидеть собственный мозг, когда он растечется по полу. Интересно, из него можно будет достать мои мысли и увидеть их? А воспоминания? Они же более ценные, нежели пустые мысли, проскакивающие сейчас в моей пробитой голове".
И как на зло Голос в голове молчит, словно он оказывается поглощен остальными голосами, которые настойчиво говорят о каком-то страшном мире, умершем несколько тысяч лет назад. "Заткнитесь, чертовы твари!" — мысленно произносит Шабрири раздраженно и зло, его не на шутку начинают бесить эти непонятливые существа, которые живут в его голове и при этом им абсолютно все равно до того, что иногда они ему действительно мешают.
В светлеющем проходе, образованном двумя огромными камнями, кто-то делает неуверенное движение, сделанное, однако, с целью осуществить задуманный план. Шабрири отчетливо слышит каждый шаг, каждый вздох этого существа, которое видимо оказалось привлечено тяжелым запахом крови. И от этого существа веет едва ощутимым запахом опасности. Тонким, почти не заметным, но именно он заставляет климбата снова открыть глаза и перевести взгляд в сторону прохода. Он с этого ракурса никого не видит, но ощущает слабую энергетику, пропитанную чувством голода. Какой же знакомый запах. Псих прикрывает глаза. Будь у него хоть сколько-то сил или небольшая часть энергетического резерва, он бы убил это существо одним ударом сгустка магии, но в данный момент он не может сделать практически ничего. Единственным, что может ему частично помочь в восстановлении сил — это кровь или свежее мясо, но съесть собеседницу он также не в силах — он даже не может поднять руку, не говоря уже о нападении.
Убей его, — вдруг холодно просит он, его слова напрочь лишены даже намека на эмоции. Кажется, что это говорит совершенно не он — слишком разителен резкий переход от слишком эмоциональной речи к абсолютному равнодушию. Сейчас ему надо, чтобы ни одна даже самая слабая тварь не нарушала его спокойствия, потому что хрупкий мир и так с секунды на секунду должен разлететься на миллионы осколков. Только во всю эту картину не вписывается эта девушка с пепельными волосами — её уже привычно хочется убить, но это очень слабое, пока что не выраженное желание целиком перекрывает другое. Псих хочет, чтобы она оказалась не врагом. Но разум твердит одно и то же, повторяя надтреснувшим голосом, что любой — враг, который хочет убить его. И поэтому на самом дне расширенных черных зрачков альбиноса плещется тяжелым мутным океаном недоверие. Но, может, стоит дать шанс тем двум процентам, которые составляют теорию о непричастности девушки к происходящему на зоне? Может быть, стоит довериться второй раз в жизни и... проиграть. "Ты проиграешь!" — кричат инстинкты. "Тебя предадут!" — кричит здравый смысл, но это не может остановить безумца. Его сумасшествие больше не имеет ничего общего с рациональным мышлением.
Шабрири с трудом поднимается на ноги, приваливается спиной к холодной шершавой стене. Его бьет мелкая дрожь от холода, от боли и от потери крови.; слабость накатывает удушающими волнами и впивается в кости мелкими иголочками, от которых неизменно перед глазами идут круги и начинает подташнивать.
Тебе можно доверять?
Металлический двойной голос разбивается хрупким стеклом о каменные своды и, кажется, в нем замирает усмешка.
Произнеся эти слова псих чувствует, как проваливается в красно-черный ад, а голоса после минутной тишины, снова обрушиваются в его сознание. Но море, это море его безумия, настолько страшное, что крик замирает на губах.
"Тебе можно доверять?"
Повторяют тысячи неизвестных личностей и смеются.
"Тебе можно доверять?" — снова спрашивает псих и тоже тихо смеется, понимая, насколько абсурдно звучат эти слова. Смех обрывается, когда болевой порог снова оказывается превышен — усмешка кривит его губы.
Он смеется над собой.
Ты ничтожен.
Ты жалок.

+1

7

Насторожившись, пери снова посмотрела в сторону прохода. Этот глупый трансдент все-таки решил сделать ход? Или же это кто-то другой? Хотя энергетика была единичная. Рен он начинал раздражать. Он мешал. Мешал думать. Сосредоточится… Да даже поговорить мешал… В этой темной пещере, где стены и потолок давили на тебя, пытаясь раздавить. Где каждая тень казалась враждебной. Перийка никогда не бывала в подобном месте. Хотя Климбах вообще в любом месте был опасен.
- Я слушаю тебя… - задумчиво ответила Рен, в то же время пытаясь обдумать дальнейшие свои действия. Соткать из всех фактов стратегию. Но фактов было мало. И предпринять что-то, чтобы быть в выигрыше, Рен не могла. И ее это жутко раздражало. Быть в невыгодном положении перийка очень не любила.
Уродливый падальщик здешних мест не внял голосу самосохранения. Его манил запах крови. Она была слишком близко. Шаг. Еще один. Неужели голод на столько застилал глаза, что он игнорировал присутствие двух, на много более сильных, хищников рядом? Хищников, что питались живой плотью.
- Убей его, - услышала она тихий шелест слов с каменного пола. Он приказывает ей? Проверяет? Или просто просит, так как присутствие существа, что излучает яркое желание сожрать тебя, мало кому понравится.
Рен даже бровью не повела. Она и сама уже собиралась убить. Но слова климбата ее немного разозлили. Она делает не по его указке!
Словно в ответ на эмоции пери, тень, что отбрасывает ее тело, резко увеличилась в размере и яростно устремилась к нарушителю их псевдобезопасной границы укрытия. Уплотнившись и, словно бы, соткавшись из всех теней, что сейчас окружали их, черная субстанция приобрела вид бесформенной массы, что мгновенно налипла на существо, очень быстро поглощая его в себя и оплетая его с ног до головы. Существо завизжало и задергалось. Тень не причиняла боли, но лишала маневренности, да и вообще способности двигаться. Словно ты, постепенно, погружался в болото. Тебя обволакивает. И с каждым движением, затягивает все сильнее. Наконец, когда все тело трансдента оказалось поглощено, Рен оставалось лишь протянуть руку, что единственная была закрыта перчаткой, и сжать ее в кулак. Послышался отвратительный звук ломающихся костей. Зато противный визг прекратился.
- Доверять? – ехидно переспросила в тот же момент перийка и снова присела к истерзанному собеседнику. – Я не питаюсь климбатами. Хотя, замечу, твоя кровь очень питательна. Если бы я хотела тебя сожрать, то сделала бы это, как только нашла. Но вместо этого, если ты заметил, я подлатала тебя. Твои раны больше не кровоточат. Но остается решить, что с тобой делать? Ты не с нашей зоны, я тебя не знаю. Тогда откуда ты? И что с тобой произошло? За тобой гонятся? Если да, то это проблема…
Затем, подтащив поближе теневой мешок, Рен отозвала тень, явив перед климбатом отвратительные останки падальщика. Он и при жизни то был не особо симпатичный. А сейчас являл собой совсем непрезентабельную картину из месива крови и сломанных торчащих костей. Тень просто сдавила ее внутри себя. На запах он, кстати, тоже был отвратительный. Словно уже при жизни протух. Падальщик. Что с него взять?
- Есть будешь? Тебе силы нужны, - предложила девушка, с интересом посмотрев на климбата. – Ток все не съедай. Пускай здесь часть останется. Думаю, этот смрад скроет твой запах… Может, мне тебя в этом обмазать?
Она не шутила. Таким образом она хотела сбить с толка тех, кто преследует этого климбата.
Да, климбаты сами по себе, очень агрессивные и непредсказуемые существа. Любящие решать все споры дракой. Но все равно, пери всегда старалась все конфликты решить посредством переговоров. И в большинстве случаев к ней прислушивались. У них на зоне. Особенно, когда пери стала сильнее. И сопротивляться доводам, с прижатой мордой к полу стройной ногой перийки – в этом было мало приятного.
Сила. Ее можно было применять не только для разрушения. Но и для созидания. И уж лучше худой мир, чем война. Но когда сила не на твоей стороне, нужно было сначала стать сильнее, чтобы дать отпор. В данный момент, пери ощущала – ей одной здесь будет опасно. И Рион в опасности. Ведь по душу раненного климбата рано или поздно кто-то придёт. И они будут агрессивно настроены.
- Идем. Я постараюсь помочь тебе выбраться от сюда. Но мне нужно найти здесь своего друга. Он потерялся здесь.

+1

8

Тень превращается в пугающее нечто, срывается со стен страшным гротескным чудовищем и заключает в себя трансдента-падальщика, который испуганно дергается в сторону, желая уйти от нападения, и истошно кричит, когда все-таки тень настигает его. Крик не поможет. Может спасти только сила, которой эта тварь не обладает и потому ей суждено превратиться в кровавое месиво из костей и мышц. Тень пугает Шабрири. Ему кажется, что она обволакивает его так же как и трансдента, и сдавливает до хруста костей, до проломов в черепе и множественных кровоизлияний в мозг. Даже дышать становится труднее, а запах прогнившей плоти ввинчивается тугими винтами в легкие. Шабрири смотрит затуманенным взглядом, как тень стекает с уродливых останков падальщика и растворяется в темноте, гнездящейся в углах, прячащейся по стенам и линиям шершавого каменного пола. После этой тени образ девушки-незнакомки с пепельными волосами приобретает в голове альбиноса страшные черты. Теперь, несмотря на ее слова, полностью разуверяющие в том, что она враг, климбату начинает казаться, что она как раз и есть тот самый враг, который одной лишь тенью способен убить всех тех, кто встанет у нее на пути. Нет, псих не боится, в его душе это инстинктивное чувство уже давно атрофировалось и стало фантомным, он чувствует панику. Она медленными скользящими шагами подбирается все ближе и ближе к его больному сознанию и кидает чувства в черную пропасть, где они совсем скоро превратятся в хаос. Его будет крайне трудно избежать, так как слишком много факторов, влияют на его возникновение. Психическая травма, отчаяние, боль, острая потеря большого количества крови, которая выглодала мозг и запихнула в него какие-то мутные гротескные мысли; измученный тысячами лет рассудок и расколотая на части душа, километры запутанного лабиринта собственной души и острая потребность не доверять и жестоко убивать, каждый раз лицезрея перед собой выпущенные внутренности, переломанные кости и литры однообразно темно-красной крови, разлитой по полу — всё это легко может в любой момент сорвать спусковой крючок, убить самообладание психа. Хотя этого чертового самообладания у него нет, это всё лишь воля случая и какие-то непонятные механизмы, держащие его который год в относительно уравновешенном состоянии. Почему "относительно уравновешенном"? Потому что уравновешенность — это не про него, а относительность лишь показывает, что абсолютным в его случае это понятие быть не может.
Девушка задает слишком много вопросов, больше половины которых не фиксируются в мозге подростка. Он и так перегружен сотнями, тысячами вопросов, которые задают пустые голоса и искать ответы на них просто не имеет смысла. "Почему ты еще не умер?", "Эта тень действительно опасна?", "Она хочет тебя убить?", "Нет, нет, зачем ты позволяешь ей подойти настолько близко?", "Что будет, если климбаты-предатели найдут тебя?", "Почему ты молчишь? Не отвечаешь на наши вопросы? Тебе скучно? Да?" Они говорят, не переставая, снова сливаясь в какофонию. которая снова и снова отравляет мозг. И из всего этого понять заданные реальной личностью вопросы становится практически невозможно. Псих помнит только последний вопрос и, чуть помолчав, отвечает.
Климбаты. Они хотят убить меня.
На последнем слове интонация падает, словно проваливается куда-то. Перед глазами стоит образ Андо, дерущегося сразу с несколькими озлобленными подростками. Последний раз псих видел его использующим одну из своих самых сильных способностей, после которой вряд ли от второго уровня Масдефалта что-то осталось, кроме руин.
Климбаты никогда не ищут по запаху — они ориентируются по следу, оставляемому  магической энергией, поэтому в ответ на предложение девушки, псих лишь отрицательно мотает головой.
Она предлагает ему поесть? Это то, что сейчас необходимо, это то, о чем еще пару минут назад он думал. Шабрири смотрит сначала на собеседницу, словно ища подвох, а затем на останки трансдента. Чувствует, как желание поесть медленно, но уверенно пересиливает чувство опасности. Подступающая паника медленно угасает, но окончательно не исчезает и тлеет черно-красными углями где-то в подсознании.

Он ест жадно и ненасытно, впиваясь в протухшую плоть крепкими белыми зубами. Отвратительный вкус вызывает чувство тошноты, но кровь, путь и дурно пахнущая, несколько стабилизирует внутреннее противоречие. Псих любит кровь. Мало того, имеет к ней патологическую тягу, которая превращается в зацикленность и болезненную одержимость. И все-таки, каким бы ни был отвратительным на вкус мертвый падальщик, его мясо частично восстанавливает силы сильно ослабленного климбата, он уже чувствует пульсацию собственной тяжелой энергетики в артериях, переполненных кровью. Но это ощущение так же тошнотворно, как и мясо трансдента.
Ты, — сухо и жестко произносит он, а в глазах отражается никуда не девшееся желание убивать, — не должна мне помогать.
Ему кажется странным, что девушка его не боится — хотя обычно более слабые, чем он личности испытывали перед ним какой-то необъяснимый животный страх. Может, она сильнее него? Может, она просто уже слишком хорошо знакома с климбатами? Или она находится под защитой Четвёрки, энергетикой которого от нее так сильно пахнет. Да, Шабрири забыл об этом наблюдении пока ел, но теперь общая картина снова вырисовывается перед ним.
Что ж, у них у обоих нет выбора, кроме как помочь друг другу, и эта мысль тоже оказывается тошнотворной. Псих не хочет быть ни перед кем обязанным, но обстоятельства уже сложились так, что избежать этого становится невозможно.
Хорошо. Но после того, как выберемся (он почему-то уверен в том, что они выберутся, хотя еще десять минут назад умирал в одиночестве) — никаких обязательств друг перед другом?
Он смотрит на девушку янтарно-желтыми глазами, цвет которых густеет от саркастической и несколько злорадной усмешки. Он не хочет проиграть себе и своему безумию, и потому заставит обстоятельства играть по своим правилам. и он уже знает, как их обмануть.
Кто твой друг? Какой он? — спрашивает подросток. Нет, теперь в его словах нет и тени сарказма. Словно это не он, а кто-то другой, удивительно спокойный интересуется чужой проблемой. — Я не знаю... смогу ли я помочь, но постараюсь.
Я так хочу тебя убить.

+1

9

Взгляд кроваво-карих женских глаз внимательно следил за незнакомцем. Значит климбаты… Не здешние монстры… Несколько климбатов охотятся за ним? Что он им сделал? Большинство вопросов незнакомец проигнорировал. Не хочет говорить об этом? Ну, для Рен это не особо важно. Просто знание ситуации дает более обширное поле для разработки стратегии поведения. Но то, что белобрысый не хотел отвечать, тоже своего рода, рисовало в голове пери определенную картину.
Он кажется ей очень нервным. Мимика его лица весьма живая, отражающая его внутреннее состояние. Состояние, словно бы вот-вот подступающей истерики. Его все пугает. Он дергается от любого шороха. От любой дрогнувшей тени. И даже, кажется, того, что ему мерещится.
Да, он ранен и загнан в угол. Он через многое прошел. Но все-таки, он кажется очень сильным. И такое существо так трясется от страха? Его сломали? Рен почему-то подумала в этот момент о Кватро. Способно ли что-либо так же подкосить его? Заставить вздрагивать и забиваться в угол?
Пери усмехнулась, почувствовав гордость за своего правителя. Подобное было невозможно. Учтивый и холодный. Расчетливый и мудрый. Иной раз, Рен даже забывала, что перед ней климбат. Мазуридана являл собой одного из самых ярких и достойных правителей, которых только встречала перийка на своем пути. Да и что греха таить – она была им ослеплена. Потому, все остальные, кто не дотягивал до уровня Кватро, для Рен казались недостойными. Слишком слабые. Слишком жадные. Алчные. Глупые. Ослепленные своим статусом. Правители не должны быть такими. Они должны мыслить масштабно. А не барахтаться в лужах собственных личностных проблем.
Потому, сейчас, пери смотрела на незнакомца с некоторой долей жалости и снисходительности. То, что он – силен, еще ни о чем не говорило. Не каждый ведь может быть правителем. Тем более, таким как Кватро.
- Я и не помогаю тебе, - поморщилась она в ответ на его слова, словно бы он что-то неприятное сказал. – Скорее, я хочу избежать ненужных мне проблем на пути. Если мне бы повстречались твои недоброжелатели – не знаю, чем бы это закончилось. Но обстоятельства сложились так, что в данный момент я буду на твоей стороне.
Она смотрела как жадно климбат вгрызается в пока еще теплую плоть падальщика. Зажав нос, она терпеливо ждала, когда он насытится.
- Только теперь не дыши на меня, ладно? – брезгливо попросила Рен.
Был у нее пунктик на счет грязи и вони, о чем она совершенно не брезговала каждый раз всем напоминать.
Да, пери питалась не так как другие и у нее полностью отсутствовали органы пищеварительного тракта. Она впитывала в себя плоть. Как губка. Мгновенно расщепляя органические вещества в энергию. Но она прекрасно знала, как питаются другие существа. Пища попадает к ним в желудки и затем переваривается. И что, вот эта вонючая, тухлая плоть сейчас будет покоиться на дне желудка этого климбата? Буэээ…
Но Рен промолчала. Она понимала, что ему необходимо съесть хоть что-то, чтобы восстановиться. Ведь на войне все средства хороши? А климбат сейчас был именно на войне. Его ведь хотели убить? И почти это сделали.
Наверно, она могла бы предложить ему что-то другое, порыскав по пещере. Но кто он такой, чтобы пери ради него так старалась? Пускай будет благодарен хотя бы этому.
Впрочем, благодарным он быть совершенно не спешил. Какой гордый климбат ей попался.
- Никаких обязательств, - кивнула в знак согласия она. Больно надо ей очередной гемморой… Ей и Риона на шее хватает…
- Мне просто нужно найти его, отодрать его мелкий зад и вернуть домой, - злобно рыкнула девушка.- Его зовут Рион. Он климбат. Меньше тебя. Слабее. Светлые волосы. И разноцветные глаза.
И повернувшись к раненному климбату спиной, Рен уверенно шагнула в темноту прохода – прочь из этой узкой берлоги, что буквально воняла смертью и гнилью, попутно обнюхав свою одежду в надежде, что она не успела провонять этим насквозь.

Отредактировано Ревери Фортиуан (08.05.2017 23:13:10)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Во мне нет ничего святого