Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Из политических соображений


Из политических соображений

Сообщений 1 страница 20 из 20

1


Дата

Время суток на момент начала эпизода


15.10.2621

День/ 11.45


https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Схаласдерон | г.Лангесун | Резиденция рода Эльвантас

https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Габриэль Эльвантас | Шейр Силвер Локхони | НПС по необходимости

https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Корпорациям Велсадии всегда стремились и стремятся  расширить сферы своего влияния. Им мало безграничной власти в рамках собственной планеты.  Энергетические кристаллы, лекарства, генные разработки, технологии  и оружие всегда были и будут востребованы во множестве миров Энтероса, а потому сотрудничество с другими планетами не только реально, но и возможно.
В этот раз корпорация «Кристальный Барс» обратила свой взор в сторону планеты Схаласдерон, заинтересовавшись предложением  правящего рода клана  Дансефей – Эльвантас.  Корпорация снаряжает делегацию на планету  трансдентов, дабы первой заключить выгодные договора о сотрудничестве.
Среди представителей  корпорации находится некий Шейр Силвер Локхони, держащий в своих руках треть пакета акций  данной организации. Формально господин Локхони уполномочен вести переговоры от имени «Кристального Барса», но вся соль в том, что означенный господин является держателем акций так же и корпорации «Сингулярис», которая так же  заинтересована в сотрудничестве с  Схоласдероном.
К чему могут привести переговоры между правящим родом и могущественной корпорацией «Кристальный Барс»? Станет ли  Локхони следовать  наказам руководства или же попробует устроить собственный бизнес? И что ответит граф Эльфвантас на предложение  организаций Вэлсадии и господина Локхони.

https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.png
Без участия Мастра. Бой скорее всего не предвидится. Но если такое произойдет, он будет проходить по взаимной договоренности.

Отредактировано Шейр Локхони (01.05.2017 00:07:27)

+2

2

— Неважно, что что-то идет неправильно. Возможно это хорошо выглядит…
Первый закон Скотта

- Я же запретил.  Вы плохо слышите или это расценивать как акт вредительства? Возможно, немножко побыв жертвой пяти молодых дентов, и благополучно пережив их «заигрывания», Вы станете умнее? Или, может быть, мне Вас убить  не взирая на заслуги, родственные связи,  достоинства и прочие ценные регалии?
Голос звучал размеренно и создавал ощущение пытки водой. Очень холодной, с примесью чего-то  кислотного. Эльвантас умел быть разным, но кем бы он не притворялся по необходимости или из прихоти, он все равно оставался деспотом, единолично управляющимся с довольно несговорчивыми Дансенфэями. Разнос он теперь устраивал по вполне понятной причине:  Иллинг, старший из троюродных братьев, рыжий и кареглазый, как и вся его ветвь,  по какой-то причине не уследил за пятью очень сильными и подающими большие надежды дентами, которые, разумеется, воспользовались случаем, чтобы  улизнуть и (Габриэль был готов спорить на свой любимый кристалл) поближе познакомиться с представителями «Кристального Барса». Никто не поручится, что  пять оболтусов  не строили далеко идущие планы, но разбираться или оставить все как есть, а потом смотреть, что получится, тоже не получалось. Не те господа, да и ситуация, мягко говоря, обоюдоинтересная. В любом случае молодых авантюристов требовалось отловить и вернуть на место, что, в общем-то, тоже не являлось чем-то из ряда вон для главы клана,  но Габриэль сейчас бушевал потому что акция ментального обуздания   требовала времени, а его, как раз, оставалось в обрез.
С другой стороны, сколько не отчитывай упустившего, ловить все равно самому, потому глава клана уселся в кресло, сосредоточился, и просидел так минут десять, нащупывая вредителей. Потом поднял брови с оттенком одобрения и изумления:
- Какие талантливые детки. Иллинг, они тут, в Башне, на двадцатом уровне, как раз у Круглой залы. Я их контролирую, а Вы обеспечьте встречу, и препроводите куда положено. Об остальном – Эльвантас Старшей ветви наградил презрительным взглядом полукровку, - поговорим позже, господин Эльвантас. Я Вас более не задерживаю.
Представитель младшей ветви закрыл за собой дверь, а Габриэль взял в руки папку с приготовленными аналитиками клана бумагами,  и направился, было, к выходу, но задержался у ростового зеркала, примеряя пару соответствующих случаю  улыбок.
«Проклятье!» - Время просыпалось последними крупинками, а дел было так много! Габриэль перед зеркалом поправил свои родовые белые одеяния, критически оглядел себя, смахнул не существующую пылинку. «Нам нужны технологии, а что хотят они? Что ж, посмотрим. В идеале было бы не плохо..» Он развернул папку.
Дверь открылась. В ее проеме стоял беловолосый высокий мужчина с такими же глазами, как у самого Габриэля. Ну, разве что немного коричневого было в зелени правого. Эльвантас захлопнул папку и слегка нахмурился. Визит именно этого родственника не предвещал ничего хорошего. «Бездна! Что там опять?»
- Ваше Сиятельство, делегация «Барса» ждет в Круглой зале.
- Да, иду. – Глава клана покосился на дядю, нарочито подчеркнувшего его титул. «Что случилось?» - После переговоров буду счастлив выслушать тебя. Приходи к полуночи, думаю, до тех пор я успею освободиться.«Следует показать, что я не принимаю его отстраненности. Или снова всплыло дело о ядах? Что ж. не бывает такого, чтобы все шло гладко. Все пакости, как показывает практика, происходят одновременно". – Возражения не принимаются, а теперь я занят. Сопровождай.  –  Итан кивнул и первм вышел в распахнутую дверь кабинета.
Вскоре он распахивал  двери Круглой залы, в которой главу клана Дансенфэй ожидали представители «Кристального Барса». Габриэль стремительно вошел в помещение в своих летящих одеждах, остановился, не спеша оглядел всех присутствующих, буквально ощупав их взглядами, потом слегка поклонился всем сразу:
- Господа, рад приветствовать Вас в резиденции клана Дансенфэй. – Немного хриплый голос носил отчетливые теплые нотки. – Прошу вас присаживаться. – Он гостеприимно повел рукой, изящно указывая на удобные кресла, стоящие у стола с напитками и легкими закусками.
«Интересные гости. Кто же из них?»

Отредактировано Габриэль (29.04.2017 09:29:11)

+2

3

Глайдер лег на крыло, делая разворот, и взору сидевшего у иллюминатора Локхони  открылся  вид на резиденцию правящего рода клана Дансефей. Величественный замок, темный и одновременно невероятно изящный, казалось,  стремился пропороть  острым шпилем небеса. Сооружение имело порядка двадцати уровней и заканчивалось  башней.  Стрельчатые окна, расположенные по периметру башни, отражали  яркие потоки света, отчего  создавалось впечатление, что башня светится, напоминая  причудливый фонарь.
Замок приближался,  постепенно разрастаясь не только в высоту, но и в ширь. Вскоре уже можно было разглядеть не только кладку, но и  замысловатый узор на стенах. Все это создавало  впечатление монументальности и незыблемости.
«Габриэль Эльвантас. Действующий глава  клана Дансефей.»
Мысли Первородного сделали новый виток,  вычленив из памяти крошечный фрагмент, который именно сейчас интересовал  того, кто сидел в одном из кресел маленького челнока. О господине Эльвантасе ходило множество противоречивых слухов и сплетен. Но все они сходились в одном – нынешний глава Дансефеев правил своим обширным кланом железной рукой. Тиран и деспот. Именно на этом строилось правление графа. И надо сказать такая политика приносила весьма неплохие результаты.
«Ну что же… будем посмотреть, что ты за птица, сиятельный граф… Мне уже любопытно.»
Едва заметная улыбка скользнула по точеным губам  антикверума, но  она тотчас же исчезла,  стоило ему перевести взгляд на сидевшего в соседнем кресле молодого рыжеволосого лигрума. Полночные глаза Первородного потемнели, хотя… Разве может темная бездна, быть еще темнее, чем она есть.  Как оказалось, может.
Господин Аарон Сайлент… Сын Генерального директора и держателя основного пакета акций  корпорации «Кристальный Барс». Юный оболтус мнит себя великим дипломатом и чрезвычайно горд тем, что дражайший папенька доверил ему столь важную миссию.
Ворон поморщился. Де-юре Шейр Силвер Локхони был уполномочен вести  деловые переговоры с графом  Эльвантас. Но де-факто… именно этот мальчишка являлся главой делегации корпорации, и от его слова будет зависеть исход переговоров. Ворону же предстояло тщательнейшим образом следить за тем, чтобы венценосный щенок не наделал глупостей и не отправил все затраченные усилия кучи аналитиков и юристов Демиургу под хвост.
Первородный поправил складки  широкого рукава, расправляя тяжелый шелк, и, мазнув равнодушным взглядом по лицу Сайлента, продолжил рассматривать выраставшую перед ними башню Эльвантасов.
«Надеюсь, он не  напортачит и переговоры пройдут успешно. Впрочем… я всегда могу извлечь пользу для себя самого.»
Полет подходил к концу. Челнок сбросил скорость и мягко опустился на посадочную площадку. Их уже ждали. Несколько высокопоставленных Дансефей стояли на взлетной площадке, готовые оказать надлежащий прием столь же высокопоставленным гостям, прибывшим в резиденцию правящего рода. Они стоили друг друга. Инсекты и представители корпорации «Кристальный Барс». В какой-то степени. В другой раз Локхони с удовольствием понаблюдал за   взаимной пикировкой «барсов» и графа Эльвантас и его советников.  В другой раз, тогда, когда на плечи не будет давить груз ответственности, возложенный на него  Генеральным директором, господином Майроном Сайлентом.  Сейчас же ему придется приложить все усилия, чтобы договор был подписан при этом все следовало сделать так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что  это заслуга рыжего засранца.
Первыми на брусчатку ступили  собственно  юный господин Сайлентс, секретарь и юристы. Ворон ступил на землю последним в шорохе  тяжелого изумрудного, черного и серебряного шелка.
- Господа… Счастлив приветствовать вас в резиденции клана Дансефей. – Высокий, рыжеволосый мужчина чуть склонил голову, обозначая поклон. Когда он выпрямился,  Шейр успел уловить  промелькнувшее потрясение во  взгляде. - Мое имя Корин Эльвантас.
«Понимаю… Контраст шокирующий, не так ли?» - пронеслась в сознании Первородного насмешливая фраза.
Конечно, он знал как выглядит в своем архаичном длиннополом, многослойном одеянии из плотного шелка рядом с затянутыми в однотипные и безликие деловые костюмы «барсами».
- Да-да, давайте поспешим, сударь. -  вместо приветствия произнес  Сайлент,  кивнув в ответ. – Мне бы хотелось начать как можно скорее.
Весь его вид говорил о том, что лигрум не собирается находиться на Схоласдероне дольше необходимого.
Ворон недовольно поджал губы, однако не проронил ни звука, предоставив мальчишке самому  выпутываться из создавшейся ситуации.
- Господин Сайлент…  Милорд Локхони, -  Дансефей сделал приглашающий жест. – Прошу… Я провожу вас в Круглую залу, где должны будут состояться переговоры.
Вскоре перед ними распахнулись двери  залы. Еще один приглашающий жест и вот уже  делегация ступила в просторный круглый зал. Сопровождавший их инсект учтиво поклонился и  оставил  гостей одних, дабы дать им время освоиться.
Когда двери за Дансефеем закрылись, Локхони окинул взглядом просторную залу, отделанную в светлых тонах. На несколько мгновений его взгляд приковал гобелен с гербом Эльвантас. Бездонные чернильные колодцы глаз Первородного  неспешно скользили по сложному рисунку  родового герба, отмечая, насколько четко и детально был прорисован узор на гобелене.
- Надеюсь, насекомые не  заставят себя долго ждать, и переговоры начнутся вовремя. - Аарон с любопытством осматривал  помещение. Его взгляд перескакивал с мягких кресел на столь же изящные светлые драпировки, которыми были отделаны стены. – Мне бы не хотелось застрять здесь надолго.
Шейр,  поморщившись, провернулся к юному оболтусу. Вспыхнувшее над головой мужчины снежно-белое пламя осыпалось  серебряными искрами по заплетенным во множество косичек иссиня-черным волосам. Точеные губы изогнулись в улыбке, но глаз она не коснулась.
- Вам следует вести себя сдержанней, мистер Сайлент. -   в глубоком,  с бархатными переливами голосе  антиквэрума проскользнуло недовольство. – Не следует оскорблять наших хозяев. – Ворон, спрятав руки в широких  рукавах, шагнул к окну и замер, вглядываясь в расстилавшийся перед его взором вид. – Эти переговоры чрезвычайно важны для корпорации «Кристальный Барс». Если по вашей вине они будут провалены, ваш батюшка будет  сильно недоволен.
- Да как ты смеешь… - задохнулся  рыжий. – Да я…
- Тсшшш… мистер Сайлент… – уронил Ворон,  вслушиваясь во что-то слышимое лишь ему одному. – Мы не одни… Не стоит давать нашим хозяевам дополнительные карты.
За дверью кто-то был. Шейр на ментальном уровне слышал возню и шуршание за дверью, словно бы кто-то примеривался,  стоит или не стоит войти внутрь. Шорох раздражал, мешая сосредоточиться и отвлекая. Возможно, хозяин башни таки образом хотел их прощупать, дабы получить дополнительную информацию.  Или же это было всего лишь случайностью.  Но как бы там ни было, сам Локхони предпочел бы иметь полную картину происходящего.
- Постарайтесь не совершить  серьезных ошибок, когда начнутся переговоры, мистер Сайлент. -  продолжил  Первородный, когда ментальная возня стихла. – И помните, что мы должны получить  одобрение сотрудничества, и как  результат заключить соглашение.
Мальчишка кипел и булькал, едва не взрываясь от негодования, захлестнувшего его.  Ворона это не беспокоило. Куда больше его  волновали сами переговоры и их возможный результат. Генеральный дал ясно понять, что провала не потерпит.  И если таковой произойдет, головы полетят незамедлительно.
Двери распахнулись, пропуская в залу высокого  беловолосого мужчину в светлых летящих одеждах.
«Граф Эльвантас… Наконец-то… А я уж думал, что нам придется ждать до следующего утра.»
- Взаимно, Ваше Сиятельство. – в этот раз голос  Аарона был безупречно вежлив, а  поклон столь же учтив. Мальчишке все же удалось взять под контроль свою злобу. -  Рад встрече с вами, граф. - Молодой лигрум, следуя приглашающему жесту, прошел к ближайшему креслу и опустился на мягкое сидение. – Позвольте представить вам моих спутников. -  Лорд Шейр Силвер Локхони, член совета директоров и мой помощник на этих переговорах.
- Ваше Сиятельсво, мое почтение, – Первородный  склонил голову, обозначая поклон.
Прошуршав шелками,  Ворон устроился в кресле справа от рыжего, привычным жестом сложив ладони  перед собой  домиком. пламя над его головой рассыпало новую порцию серебристых искр.
- Блейз Закарис,  старший юрист Корпорации «Кристальный Барс» - Сайлент  жестом указал на  приземистого кругленького  лигрума в очках пенсне.
Когда представление было окончено и все расселись за столом, Аарон пвыжидающе замер в своем кресле, вглядываясь в мужчину сидевшего напротив.
- Итак… пожалуй, начнем.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (05.07.2017 14:59:36)

+2

4

Инсект безупречно владел своим лицом, и теперь оно выражало доброжелательное внимание, хоть  рыжий ребенок позволил себе неподобающее, а именно – осмелился взять инициативу в свои руки. Габриэль по своему обыкновению, выработавшемуся за последние сотню лет, успел из маленькой заминки перед дверями подчерпнуть из обрывков разговоров  кусочки мыслеформ, и теперь, сидя за одним столом с представителями корпорации, оценивал услышанное и воспринятое в применении  к визитерам. Глава клана держал лицо, хотя некоторые моменты его слегка повеселили. Мальчик, к примеру. Еда, почему-то решившая, что деньги – надежная гарантия от несчастного случая.  «Было бы забавно поглядеть на него  самого, его защиту, прыть и на пятерых юнцов, отловленных пару минут назад. Один на один. Не думаю, что заметил бы что-нибудь кроме ужаса на этой смазливой мордашке».
Эльвантас бесстрастно смотрел на мальчишку разноцветными глазами и слегка улыбался.   «Насекомые, значит». Чем не повод для веселья?  Трансденты никогда не отказывались ни от чего, в том числе от собственной природы, используя преимущества по максимуму, и уж никак не слабым червям, полагающимся только на технологии, лезть со своими комментариями,  и уж точно никак не зародышу высказывать свое мнение о том, о чем он понятия не имеет и в своей заносчивости иметь не хочет. Впрочем, задача главы клана Дансефэй не включала в себя дрессировку невоспитанных лигрумов, пусть они хоть трижды представители могущественной корпорации. Трансдентам, созданиям богов, равным по силам своим создателям, нужны были не магические технологии пигмеев, и, желательно, даром, именно по этой причине Эльвантас сейчас улыбался, как радушный хозяин. Улыбался. Но мог и вырезать всех гостей лично, если вдруг понадобится. Вряд ли это понимали лигрумы, а вот господин в архаичных многослойных богатых одеждах с горящей диадемой над головой вполне понимал. И чувствовал. Габриэль прикоснулся к нему на ментальном уровне и обнаружил щит, достойный уважения. Щит спружинил, и Габриэль оставил его в покое. Трогать искусственно имплантированную защиту не магов он не стал. Во-первых, уже встречался с такой, а во вторых, у него после техники болела голова, и вообще, для порчи электроники, механики и прочей не магической дребедени  существовали артефакты и хорошо оплачиваемые вредители-кибертехники, которых на Схаласдероне было предостаточно, так как трансденты импортировали такого рода оборудование.
Представления были закончены. Над столом повисло молчание. Габриэль  выждал некоторое время, держа превосходную театральную паузу после слов  «итак, пожалуй, начнем», намекая, что никак не гостям распоряжаться в его доме,  правила этикета писаны для всех, гость должен уважать хозяина и все такое. Вряд ли мера воздействия произведет впечатление, и не стоит прямо с порога начинать избиение младенцев, в конце концов, парень мог и перевозбудиться от важности своей миссии. «Главное, чтоб он не пыжился так, а то перенапряжется,  и думай, что с ним делать. Ссориться с барсами из-за мальчишки? Можно,  и не страшно, но задача-то другая». Экономисты и юристы чинно зашуршали бумагами, разбавляя тягостное молчание рабочим шумом, ненавязчиво призывая заняться делом, но глава клана Дансенфэй  не торопился. Зачем? Его взгляд снова прошелся по всем присутствующим и снова остановился на госте в серебряном с зеленью шелке, выхватил серьгу кафф, косички, изящество пальцев и общее раздражение. Губы тронула улыбка. «Иногда проще откупиться от чести, чем ее нести, не так ли, милорд?»
Разбивая всеобщее молчание, Габриэль Эльвантас, наконец, подсказал:
- Что же Вы замолчали, господин Аарон Сайлент? Мы все внимательнейшим образом слушаем предложения Вашей компании, вне всяких сомнений, разработанные специально для клана Дансенфэй. Нет, - уже более жестко перебил он открывшего было рот представителя компании, -  сначала я желаю послушать представителей «Барса», и только потом озвучу намерения клана. Ита-ак? – Чуть переиначил малчишкино обращение, добавив в голос бархата, впрочем, бархат накрывал металлический стол.  - Я слушаю вас, господа. Что интересного на сегодняшний день может предложить моему клану корпорация «Кристальный Барс» и что она желает получить взамен.
Взгляд притягивало искрящееся пятно, играющее над головой черноволосого. «Его зовут.. Шейр? Шейр Локхони. Гм..»

Отредактировано Габриэль (04.05.2017 21:57:49)

+2

5

Пауза, долгая и тягучая повисла в конференц-зале.  С каждым прошедшем мгновением она становилась все тягостнее и ощутимее. Пройдет еще несколько минут и ее можно будет не только почувствовать, но и потрогать руками.
Граф Эльвантас не торопился начинать переговоры, предпочитая молчаливо изучать  гостей, сидевших перед ним. Овальный стол позволял  увидеть их всех: совсем еще юного сына Генерального директора и  основного держателя акций корпорации «Кристальный Барс», ведущих юриста и финансиста фирмы, а так же экономистов, которые сейчас  шелестели бумагами, просматривая  пакет документов, подготовленных для данной встречи и проверяя правильность и полноту всей информации, содержащихся в них. 
Пламя над головой антиквэрума качнулось,  осыпавшись снопом ярчайших искр. Ментальные щиты дрогнули, спружинив от прикосновения, длинные густые ресницы чуть приподнялись, открывая бездонный колодец  чернильно-черного взгляда, в котором на долю мгновения  вспыхнули алые угли, тлеющие на самом донышке его глаз. Уголки точеных губ приподнялись, складываясь в понимающую улыбку, когда Первородный скользнул равнодушным взглядом по светловолосому мужчине в  светлых  одеждах,  старшего рода Дансефей.
«Изучаешь? Имеешь право, да… Мы всего лишь гости на твоей земле, трансдент, которых ты, при случае, вполне можешь уничтожить одним движением пальца.»
А потом  инсект заговорил. Неспешно и тягуче-вежливо, разбавляя фразы  каплей едкого сарказма. Он балансировал на тонкой грани между  изысканной вежливостью и  открытым оскорблением.  Каждая фраза была  точно выверена что и придраться было не к чему.  Губы Локхони снова изогнулись, обозначая тень улыбки, но и только. Эта мимолетная тень не затронула холодных, бездонных глаз, надежно скрытых  густым веером ресниц и полуопущенных век.
Аарон перевел настороженный взгляд на  антика, сидевшего справа от него, словно бы ожидая поддержки, потом снова поднял глаза на графа Эльвантас, смутился и опустил взгляд.
«Насекомое! Да как ты смеешь так говорить со мной?! Сидит тут, строит из себя  венценосного умника, а сам… всего лишь стрекоза-переросток. Тонны напалма  хватит, чтобы превратить в пепел и тебя, и твою резиденцию. Мерзкое насекомое…»
Рыжий Сайлент аккуратно сложил сброшурованные документы на столе. Все, что могло так или иначе заинтересовать потенциального партера, было собрано. «Если он захочет посмотреть что-то еще, документы будут представлены в ближайшие несколько дней».
- Да, давайте начнем. – кивнул Аарон. Парень все же нашел в себе силы, собраться и начать совещание. - Думаю, для начала я должен обозначить те вопросы, которые, безусловно, будет интересно узнать вам, Ваше Сиятельство. Думаю, нет смысла рассказывать историю основания фирмы, уверен, вам уже многое известно.
Лигрум тронул кончиками пальцев стоявшую  на середине стола  небольшую пирамидку.  Перед всеми присутствующими развернулась экран-голограмма.
- Как вам известно, милорд. Корпорация «Кристальный Барс» занимается  разработкой, настройкой  и  экспортом   технологий планетарных энергетических систем, способных не только защищать планету, но и  корректировать ее климат.  Эта деятельность считается основной. Прошу вас посмотреть сюда. На данном графике вы можете увидеть динамику роста экспорта данной технологии за текущий год, - Мальчишка снова коснулся пальцем пирамидки, меняя картинки - на экране отразились графики и небольшие диаграммы в процентах под ними.  – как видите, общие темпы развития  по всему спектру  возросли вдвое. Мы вполне успешно экспортируем  технологию в другие миры.  Всем хочется иметь как стабильные климатические условия для комфортного проживания на планете, так и  надежную защиту своего дома.  Наши щиты  могут обеспечить и то, и другое. Энергетические планетарные системы всего лишь часть того, что мы можем предложить…
Мальчишка продолжал говорить, знакомя Дансефея с предложениями корпорации.
Ворон не вмешивался, предпочитая наблюдать со стороны, лишь изредка недовольно хмурился, когда  Сайлент «забывал» упомянуть о той или иной технологии, которые могли заинтересовать  Эльвантаса. Он все так же сидел,  удобно откинувшись в большом кресле,  утопая в ворохе многослойных шелков. Острые когти соприкасались друг с другом, с того момента, когда Локхони привычным жестом сложил ладони перед собой домиком, а полночные глаза  были скрыты за  полуопущенными  веками и густыми ресницами. Со стороны могло показаться, что Первородный уснул. На самом же деле, Шейр не пропускал ни единой фразы, произнесенной в зале, ни единого жеста и или же мимического движения каждого, кто находился за накрытым тяжелым бархатом столом.
Он наблюдал и анализировал,  раскладывая каждую фразу, каждую деталь или жест по полочкам своей обширной памяти. Но это не мешало ему грезить с открытыми глазами, уносясь в далекие и опасные миры.
***
«Мальчишка бежал. Тяжело и устало, с трудом  лавируя между деревьями и уворачиваясь от свисающих вниз ветвей. Каблуки покрытых грязью сапог взрывали мягкую землю, разбрасывая в стороны комья земли с пучками травы. Корявые ветви цеплялись за рыжие волосы, вырывая тонкие прядки, что оставались на них причудливым украшением. Он не замечал этого, лишь прибавлял скорость, подгоняемый  паническим ужасом. Ужасом настолько чудовищным, что юноша не замечая ничего вокруг, мог только бежать вперед и вперед, не замечая, как   темнеет лес, а чаща становится  непролазной.
Несколько раз парень оступился, когда нога вдруг подворачивалась. Тогда он останавливался, замирая на несколько мгновений, и прислушивался,  и потом снова бросался  бежать, продираясь сквозь густые заросли. В отдалении послышался пронзительный вой, и юноша, остановился, настороженно прислушиваясь. Вой повторился, и мальчишка, сорвавшись на бег, вломился в густые заросли, чтобы почти сразу уткнуться носом в шершавый камень.
Теплокровное…
Пища, которая утолит голод и утолит терзавшую его жажду. Она даст новые силы. Силы жить и мыслить, и вернуть разум, мерцающий под толстым черепом, увенчанным тремя парами рогов, две из которых были бесполезны. Слишком малы, чтобы их можно было использовать по назначению.
Биение сердца…
Пульсация крови, разгоняемой по жилам…
Первородный замер, потянул носом воздух, принюхиваясь. Изящные крылья носа, затрепетали, втягивая одуряющий аромат живого тела, теплой крови, струящейся по жилам. Оскалился, обнажая длинные изогнутые клыки, с которых уже начала капать густая слюна. Голод, пробудившийся в глубине его существа, скрутил в тугой узел внутренности. Голод переплетался со злобой, недовольно ворочаясь, колыхался, поднимая вокруг себя множество волн, опаляя оголенные нервы. Антиквэрум  зарычал, роняя на землю капли вязкой слюны.
Бледные губы приподнялись в удовлетворенной усмешке, когда ноздрей коснулся знакомый запах, отозвавшись покалыванием множества невидимых взору игл. Рогатая голова медленно повернулась, четко фиксируя направление. Гибкой плетью хлестнул длинный, тонкий хвост, разрывая клубящийся туман, и древнейший сорвался с места в стремительном беге, постепенно наращивая скорость, и постепенно нагоняя добычу.»

***
- Корпорация «Кристальный Барс» занимается добычей и производству энергетических кристаллов разных мощностей. Обычно их используют в планетарном управлении погодой, планетарных защитных системах, медицине… - продолжал вещать Аарон Сайлент.
«Что?!...  Он не упомянул о защитных куполах… а так же об использовании энергетических кристаллов как оружие Он  забыл об этом или же сделал это нарочно?»
Тонкие ноздри Шейра затрепетали, улавливая и пропуская через себя сотни оттенков запахов, что кружились в зале. Аромат типографской краски на бумажных страницах, специфический запах пластика, изысканный, утонченный запах главы клана Дансефэй, отливающий морозной свежестью и прохладой.  Тяжелые веки Локхони дрогнули, приоткрывая  полночные глаза, губы изогнулись, отразив в мимолетной улыбке  промелькнувшее во взгляде раздражение.
«Щенок!  Избалованный щенок!  Ты хоть понимаешь, что сейчас разрушил кропотливую работу аналитиков корпорации?! Идиот! Чтоб тебя скорбилус сожрал, самонадеянный кретин!!»

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (10.05.2017 13:53:14)

+3

6

Габриэль не отказал себе в удовольствии расслабленно поставить локоть на стол, положить подбородок на кисть и слушать, полуприкрыв глаза.   Попутно он мысленно дополнял  рассказ уполномоченного корпорации сведениями из донесений своих кибершпионов, а так же,  не являющихся тайной сведений, подчерпнутых из общей базы данных о Кристальных Барсах по состоянию на сегодняшний день. Сам  доклад  о них  своих аналитиков он просмотрел мельком, пока поднимался на двадцатый уровень. Время, отпущенное на изучение бумаг,  было бездарно потрачено на отлов дентов, так что теперь глава клана наверстывал упущенное в свойственной Эльвантасам непринужденно-холодной манере. Открыть папку и перечитать сейчас не представлялось возможным, может быть, чуть позже и можно освежить свои знания, но не теперь, так что глава клана изображал из себя заинтересованного слушателя, а сам между делом все-таки аккуратно слушал мыслеобразы, нет-нет, да и выскакивавшие наружу из дорогих гостей. В частности паренек его очень забавлял.  Только Эльвантас не позволял себе резвиться, хоть ему  и хотелось нащелкать спесивого юнца по носу для профилактики, в чисто педагогических целях, так сказать.  Тем не менее, он выслушал и внимательно просмотрел все предложенное к рассмотрению, чуть подался вперед, сложив руки перед собой на столе, на той самой серой папке, которую принес с собой.
- Я правильно понял Ваш доклад, господин Сайлент? – Глава клана еще немного подался вперед. Теперь его лицо носило несколько хищный оттенок, собственно, трансдент позволил проявиться на нем частичке истинной сущности.  – И Корпорация занята исключительно мирной формой разработок? Поправьте меня, возможно,   я что-то упустил в нитях Ваших рассуждений? – «Нет, он нас точно за дураков держит» - Трансдент откровенно веселился, хотя его собственное раздражение тоже начало ползти вверх. Он косо глянул на Локхони и его диадему, хмыкнул, признавая источники нервозности. Трансдент задумался на мгновение, опустил глаза на папку, хотя тут же поднял взгляд. Он удивился, отчего такую серьезную миссию доверили сопляку и не является ли подобное положение дел завуалированным оскорблением? Все-таки, Схаласдерон и  Дансенфэи не какие-то там затрапезный забытый Демиургом мирок, тогда почему щенок, а не достойный доверия (может быть) компетентный (обязательно!) господин? И что это за фильтрация? Стоит ли рассматривать подобную подачу информации как намеренную дезинформацию с какой-то своей, тайной, целью?
Габриэль  небрежным жестом откинул корочку папки, порылся белыми пальцами в подшивке  документов, достал один лист,  пробежал его глазами и аккуратно положил на стол, как раз посередине. – Насколько я помню,  в предварительных переговорах было упомянуто слово «оружие» и слово «защитные технологии», чем и заинтересовался мой клан. Не магические цивилизации набирают мощь и мы, маги, хотим быть в курсе текущих событий. К тому же, живем мы долго, - голубой и зеленый глаза смотрели на Аарона с затаенной насмешкой, - очень долго, и нам очень интересно сопоставлять скорости развития технологий и достижений в магических разработках.  Дансенфэй разносторонни, у нас достаточно и оборудования и прекрасно обученного персонала, обладающего, кстати, кроме технического еще и магическим потенциалом, и мне всегда было забавно наблюдать, как другие расы - глава клана понизил голос и буквально журчал, не отпуская с крючьев взгляда Барсика, - недооценивают… наши.. умственные… способности. – Он откинулся на спинку кресла, уже не тая несколько двусмысленной улыбки:
- Им, видимо, кажется, что у нас тут первобытный улей, и мы – дикари необразованные, бегающие на шести ногах. Забавно, не так ли? Особенно если принять во внимание, что информации  в свободном доступе вполне достаточно. И не только по Схаласдерону, его политическому строю, магическим возможностям прочим занимательным вещам, но и по ЛЮБОМУ миру и ЛЮБОЙ корпорации, в нем существующей, если Вы, конечно, понимаете, о чем я.
Намек был прозрачней некуда. В переводе с дипломатического на обычный язык фраза трансдента выглядела примерно так: «Если ты не прекратишь вешать мне лапшу на уши и не дашь то, для чего тебя пригласили,  я прямо сейчас выбью из тебя все дерьмо». Тем не менее, он улыбался. Почти нежно, да.
Над столом повисла тишина, потому что в намеках главы клана звучала завуалированная угроза. Впрочем, сам Габриэль был с виду вполне благодушен и явно настроен на диалог. Другое дело, что диалог с малышом ему был скучен. Зато было очень интересно посмотреть, как парень будет выворачиваться из сконструированной им самим задницы. Не зря Габриэль намекнул на общую доступность информации особенно с помощью отлично обученных кадров.
- Что ж, - глава клана постучал пальцем по бумаге. – Я несколько старомоден и предпочитаю бумагу Вашим электронным штучкам. И в моей бумаге есть ссылка на некий ресурс, на котором выложен подробный список продукции Корпорации. – Он снова помолчал, изучая каждого из присутствующих. – Так вот, я хотел бы уточнить у господ гостей: мои аналитики при сборе информации поторопились приписать Кристальному Барсу несуществующие достоинства или, по неизвестной мне причине, Вами что-то еще не озвучено? Хотелось бы конкретики, господа.

+3

7

Дансефэй заговорил, и Ворон едва не подавился воздухом, ощутив, сколько насмешки и яда было в каждом слове инсекта.  Серебристое пламя диадемы взметнулось ввысь, осыпав иссиня черные волосы Первородного снопом  мерцающих искр, и с тихим хлопком  исчезло, словно его и не было. Раздражение самого антиквэрума достигло  критической точки, однако на бледном, аристократичном лице мужчины не дрогнул ни единый мускул.  Локхони  все также сидел, вальяжно развалившись в кресле и  удерживая сведенные в домик ладони перед собой.
Единственным признаком того, насколько рассержен и шокирован  Первородный было исчезновение диадемы над его головой, которая скрылась в глубинах его тела. И если внешне  мужчина выглядел расслабленным и отрешенным, то вот в мыслях его спокойствия не было.
«Кретин!!! Самодовольный болван!!! Я же четко все  разложил ему еще на корабле. Вся информация, необходимая для успешного ведения переговоров была предоставлена.  Так, какого деоса ты, мелкий пакостник, «забыл»  рассказать о самом главном?! Ты хоть понимаешь, что сейчас натворил?!
Ты только что отправил в задницу  труд кучи аналитиков,  юристов и финансистов Корпорации, которые потратили более двух лет на то, чтобы согласовать с инсектами все детали предстоящей сделки. Идиот!!!»
Вдох. Густые ресницы взметнулись, открывая непроницаемые чернильные озера глаз антика, в которых плясали алые сполохи.  Едва заметное движение головы, тихий шорох косиц по скользкому шелку роскошного одеяния. Ресницы опустились, погасив алое пламя. Ворон снова был невозмутим и расслаблен.
«Итак, что можно сделать сейчас, чтобы сгладить ситуацию и все же  получить возможность продолжить переговоры и добиться подписания контракта?...  Мальчишка наговорил достаточно, чтобы оскорбить  инсекта.  А он оскорблен, это чувствуется в каждом его слове и жесте. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы это понять.
Можно ли списать забывчивость Аарона на то, что у парня  это первая сделка такого масштаба?.. Пожалуй, можно. Хотя не факт, что  граф снизойдет до того, чтобы быть снисходительным к чужим ошибкам. Он может послать нас ко всем деосам. И будет прав… Но все же крошечный шанс, что он все же  решит продолжить переговоры  имеется.
Далее.. По всей видимости, мне стоит вмешаться и так сказать всю вину за столь вопиющий недогляд на себя. Пусть уж весь гнев будет обращен на меня, чем на этого щенка, который даже не понимает, с кем имеет дело и чем все может кончиться. В отличие от меня. Уж я-то знаю, что господину Эльвантасу стоит  лишь пошевелить пальцем, как  сотни низших Дансефеев разорвут нас в клочья…»
Аарон Сайлент перевел беспомощный взгляд на сидевшего рядом Локхони, потом на главу клана Дансефей. До рыжего только сейчас начал доходить весь ужас создавшейся ситуации, при этом осознание содеянного настолько  шокировало юного  Барса, что тот был не в состоянии  соответственно реагировать на обвинения и претензии Эльвантаса, как не мог самостоятельно выправить создавшуюся ситуацию.
Мальчишка раскрыл рот, собираясь заговорить, но властный жест Локхони заставил его замолчать. Первородный неспешно выпрямился, чуть подался вперед и, потянув к себе раскрытую папку с документами, небрежно заскользил когтем по строчкам, пробегая взглядом текст. Лишь только сверив написанное с тем, о чем говорил оскорбленный граф, Шейр заговорил.
- Прошу простить моего молодого коллегу, Ваше Сиятельство. – тихий размеренный голос Первородного был полон бархатных, урчащих интонаций. Сейчас в нем отчетливо слышалось сожаление и искреннее  уважение к  сидевшему напротив инсекту. – Дело в том, что это первая столь важная и ответственная сделка в его практике. Неудивительно, что он переволновался. – антик вдавил острый каблук туфли в ногу  мальчишки, давая понять, что тот не раскрывал рта. К счастью, Аарон все понял правильно и не стал возражать. – От имени Корпорации «Кристальный Барс» я приношу вам наши самые искренние извинения. В наши намерения не входило оскорбить вас и  вашем лице всех Дансефеев.
Острый  кончик когтя снова заскользил по четким, отпечатанным на принтере строчкам документа. Каждое слово уже давно  отпечаталось в сознании антиквэрума, который знал практически все о деятельности Корпорации и ее продукции.
- Ваши аналитики не ошиблись, сиятельный граф. «Кристальный Барс» действительно занимается  разработками, дающими возможность использовать энергетические кристаллы как оружие, равно как  и защитными технологиями. Помимо планетарных энергетических сетей,  мы разрабатываем защитные купола меньшего размера, которые можно использовать в повседневном быту и жизни. – Локхони  улыбнулся, однако  эта улыбка не затронула   черных, затягивающих, словно бездна глаз, на само донышке которых едва тлели алые угли. – Возможно стоит  дать возможность нашим специалистам обсудить нюансы предстоящей сделки, а чуть позже встретиться вновь, чтобы вопросы, которые они вынесут на рассмотрение. Как вы смотрите на это, Ваше Сиятельство?
Шейр откинулся на стуле, продолжая  вежливо улыбаться. Когтистые пальцы вновь были сложены в подобие домика, а  локти водружены на подлокотники.
«Ну же, соглашайся… На данный момент это наиболее оптимальный варианта. Он даст возможность остыть обоим сторонам, а нашим юристом, экономистам и финансистам подготовить окончательный проект сделки, который уже можно будет обсуждать и корректировать»

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (22.05.2017 10:16:51)

+2

8

Эльвантас расположился в кресле поудобнее, наблюдая за эволюциями глав делегации Барсов.  Персонал, сопровождающий их,  и сидевший напротив своих коллег-дансенфэев, не проронил ни звука, как и инсекты, ожидая реакции  графа на извинения господина Локхони,  как подозревал Габриэль, антикворума, о чем довольно явственно намекала диадема над его головой, манера поведения и.. когти.  Конечно, сделка не должна сорваться, она ведь взаимовыгодна, а персонал Дансефэев знал своего главу уже достаточно долго, чтобы понимать: этот ударит в спину, отплатит за оскорбление, но сначала все-таки заключит договор, ибо благо клана превыше всего. Хотя.. конечно, на Кристальном Барсе свет клином не сошелся, просто с их помощью все гораздо проще организовать, а к чему лишний раз утруждаться, изыскивая известное?
Тем не менее, персоналу Барса никто прописные истины сообщать не собирался, предоставив им самим выбирать: нервничать или спокойно подождать решения вопроса.  Но, разумеется, графа не интересовали мелкие сошки, он следил за накалом страстей, отлакированных предписанным этикетом, и на его губах играла неопределенная улыбка. Он заметил и пропажу диадемы над черноглазым господином в шелках, и сильное смущение господина Аарона, ни капли не позабавившее его. Уж меньше всего глава клана был расположен учить хорошим манерам пришельцев, но. Ситуация требовала, и Габриэль сделал требуемое  без удовольствия, как рутинную ежедневную работу. Он не мог допустить, чтобы какой-то человечишко, не успевающий вылезти из собственных перепачканных пеленок и тут же укладывающийся в домовину (или их сжигают?) безнаказанно выпендривался, унижая в его лице клан магов. Впрочем, Эльвантас готов был подождать извинений,  и склонен был продолжить переговоры при условии отсутствия мальчика. Его мысли настраивали инсекта на игривый лад, а серьезные переговоры – не обмен шпильками на светском рауте, как ни крути.
Выступление Локхони сгладило первое неприятное впечатление. Инсект сдержанно кивнул черноглазому брюнету, принимая и понимая его волнение. В конце концов, он тоже являлся членом Корпорации, и  далеко не последним, судя по досье, и уж ему, одному из совладельцев, совершенно не хотелось упускать хороший куш из-за странных мальчиковых закидонов. Трансдент прищурился, оценивая антикворума. «Было бы идеально отодвинуть мальчишку на второй план и вести дела с Локхони. Почему нет? К тому же, он маг, и не допускает фатальных ошибок, стоящих многим человечкам собственной шкуры, ибо человеческая шкура  сущности большой ценности не имеет».
- Я склонен отложить совещание, господа. – Габриэль  единым слитным движением поднялся с кресла, встал очень ровно, будто копна волос оттягивала его голову назад, заставляя слегка поднимать подбородок. Руками  Эльвантас оперся на стол, но без напряжения, без агрессии, очень спокойно и как бы само собой разумеющееся.  Не слишком высокий инсект напоминал собой так любимый им самим хлыст:  протяжно-прочный, верткий и гибкий. В нем не было массивности, излишней рельефности или широкоплечести. Он был суховат, из породы даже на первый взгляд очень выносливых существ.  Граф  поочередно глянул на антика,  и на мальчишку.
- Рад, что наши интересы все-таки чудесным образом совпали, джентльмены.  Полагаю,  недоразумение можно считать  исчерпанным. – Холодная улыбка предназначалась Аарону. – Я понимаю, господин  Сайлент,  на Вас повлияла новая обстановка и груз ответственности, возложенной   корпорацией, а потому  предложу вашей делегации  отдохнуть, перевести дух, так сказать. Мне кажется, Вам, господин Аарон, совершенно не лишне будет прогуляться по городу, осмотреть наши достопримечательности, возможно, найти для себя что-то интересное. – Скажем, попробовать посмотреть на культуру и быт нашего мира с точки зрения местного жителя, так сказать. Посетить художественную галерею, театр,  или выбрать что-то по своему вкусу. Посмотреть на культуру мира изнутри. Возможно, у Вас появятся новые идеи, и у нас с Вами будет еще один повод навести мосты. «Заодно смахнешь пыль с ушей и лишишься парочки стереотипов»
Глава клана перевел взгляд на дядю, стоявшего в дверях, и поманил его к себе. –  Господин Раэн Эльвантас позаботится о досуге и безопасности главы Кристальных Барсов на Схаласдероне. – Тон Габриэля не терпел возражений. Раэн поклонился, а Габриэль мысленно сказал: «Отведешь его к девкам, или кого он там любит?  И смотри, чтоб они его уделали в тряпку. Короче. Стандартный набор злачных мест для юнцов. И не забудь все зафиксировать». Раэн не ответил, лишь прикрыл глаза, подтверждая приказ. Он двинулся к дверям и застыл, ожидая, когда закончится первое и такое неудачное совещание.
Эльвантас снова обвел взглядом своих гостей, и остановился на Локхони.
«Я был бы крайне признателен Вам, милорд, если бы Вы задержались на пару минут, когда остальные покинут залу»
- Жду всех сегодня вечером, господа. Тут же.

Барсы неуверенно начали вставать со своих мест. Открылись двери, зала наполнилась хорошенькими молодыми девушками, в чьи обязанности входило позаботиться и сопроводить.
Габриэль отошел к окну, скрестил руки на груди.
Он ждал.

Отредактировано Габриэль (26.05.2017 10:00:57)

+3

9

Локхони более не проронил ни слова, продолжая расслабленно сидеть в кресле и следить за Дансефеями сквозь веер полуопущенных ресниц. Острые когти с безупречной точностью  соединялись кончиками друг с другом. Образуя безупречный домик перед лицом Первородного. Холодно-вежливая улыбка змеилась по точеным губам, совершенно не затрагивая бездонных чернильных озер с тлеющими в живой затягивающей бездне алыми искрами.
Он ждал решения главы Дансефеев. 
Мысленно же Шейр уже не только освежевал строптивого мальчишку, медленно  сдирая с подвешенного на цепях и балансировавшего на пальцах щенка тонкую, нежную кожу, но и успел отведать его мяса, срезая когтями  самые вкусные кусочки.  Он слышал хриплый, надсадный хрип, вырывавшийся из сведенной судорогой глотки. Изящные ноздри втягивали одуряющий аромат горячей, отдающий металлом крови, хлеставшей и открытых ран.
Первородный ждал, продолжая в собственных мыслях пожирать юного Сайлента, умело поддерживая жизнь в извивающемся от боли и ужаса истерзанном теле. Ворон не давал жертве умереть, наслаждаясь ее хриплыми воплями, пока кромсал ее острыми когтями, выбирая самые нежные и сочные куски.
«Наконец-то... Мудрое решение, граф... И своевременное...» -   столь приятные сердцу Локхони мысли были решительно отодвинуты в темные ячейки его обширного разума, где они будут храниться до того момента, пока вновь не понадобятся своему создателю. - «Нам всем необходимо  остыть. И пересмотреть создавшуюся ситуацию».
Ворон выпрямился, со стелющейся кошачьей грацией поднимаясь из кресла. Тяжелый шелк холодно прошуршал, опадая к ногам антика изысканными складками.
- Благодарю вас за понимание, Ваше Сиятельство. -  безупречно выстроенная, наполненная вежливой благодарностью фраза слетела с бледных губ Локхони.  Едва заметный наклон головы сопроводил его слова, обозначил согласие с решением  инсекта. - Мы с радостью воспользуемся вашим столь щедрым предложением, дабы провести свободное время с пользой. Моему юному коллеге безусловно будет интересно посетить город и культурные заведения вашей столицы.
Аарон шумно втянул воздух сквозь стиснутые зубы, однако не посмели перечить  своему помощнику, который сейчас пытался исправить ситуацию,  направляя ее  приемлемое для обоих сторон русло.
- Для меня честь находиться в вашем городе,  Ваше Сиятельство. - прошептал Сайлент, покраснев до кромки своих огненных волос.
На мгновение  Шейр остановил немигающий взгляд на лице Эльвантаса, темная бровь чуть изогнулась, а на точеных губах промелькнула понимающая улыбка.
«Хочешь убрать его.  Понимаю. Мальчишка доставляет слишком много хлопот, а тебе позарез нужны технологи «Барса». Но мне так же известно, кто ты есть на самом деле, граф Эльвантас. Я наслышан о твоих талантах...  Вернее об одном из них: умении  выждать подходящий момент, а потом ударить в спину, карая за коробление.  Ты похож на меня.  Столь же мстителен и беспощаден. И зная это, я не могу допустить, чтобы с рыжим олухом что-то случилось. Хотя бы потому, что это моя награда, сиятельный граф.»
Эльвантас закончил говорить, и Локхони снова склонил черноволосую голову, безмолвно благодаря инсекта за оказанную честь и внимание.
Черные очи скользнули по подошедшему Дансефею, оценивая и запоминая. И делая выводы. Четкая иерархия, единоличное правление.   Каждый член клана безоговорочно следовал указаниям своего главы, исполняя любой приказ с безупречной точностью и  старанием. Вот и сейчас едва заметное колебание ресниц, которые на мгновение прикрыли глаза Раэна лишь подтвердили выкладки антиквэрума.
- Мы будем вовремя, граф. -  Ворон поклонился, подтверждая сказанное и шагнул следом за направившимися к дверям  сотрудниками Корпорации.
Уже у самых дверей,  он задержал Аарона, который радостно заулыбавшись, рванул к ближайшей девчонке, жестом велев ему остановиться. Юноша недовольно поджал губы, однако не посмел  нарушить  безмолвный приказ Локхони.
- Смею надеяться, что при посещении города вы будете вести себя соответствующим образом, мистер Сайлент. - тихо проговорил Первородный, в голосе которого отчетливо слышался металл. - я настоятельно рекомендую ограничиться посещением театра и художественных галерей или же  прогулкой по улицам города. - он вздохнул, качнув головой. - И помните, это не Велсадия. Обычаи здешних жителей коренным образом отличаются от того, что вы привыкли видеть дома. 
- Хорошо, милорд Локхони. - рыжий кивнул, подтверждая, что понял все сказанное.
Мыслефраза  инсекта настигла  антиквэрума в тот самый момент, когда он направлялся к одному из сопровождавших их секретарей. На мгновение замерев, Ворон тихо хмыкнул, вопросительно выгнув бровь, однако своего движения не прервал приблизившись к высокому поджарому лигруму.
«Одну минуту, Ваше Сиятельство. Я должен отдать распоряжения своим людям.»
- Проследите, чтобы с господином Сайлентом ничего не случилось во время прогулки по городу, мистер  Нойринг. - металлические интонации в голосе антика не давали  секретарю усомниться в том, что означенный лорд сделает с ним самим, если не дай деос, что-то случится с беспутным мальчишкой.
- Да, милорд. -  Нойринг учтиво поклонился Первородному и последовал за остальными представителями делегации, коих уже уводили весело щебетавшие девицы.
Зал опустел, стихли звуки шагов и  голоса.  Тишина повисла между двумя оставшимися в круглой комнате мужчинами. Шейр, приблизился к столу и замер, тронув острым когтем  лежащую на бархатной скатерти папку.
- Итак, граф... Я весь внимание...

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+2

10

Мыслефраза антика не заставила себя ждать, потому инсект продолжил так же спокойно наблюдать, как девушки разбирают себе «работу», и как Раэн Эльвантас потихоньку оттирает молодого  Сайлента от Локхони. Габриэль позволил себе намек на кривую улыбку, воспользовавшись моментом, когда на него никто не смотрит. Разноцветный взгляд переместился с чирикающей девичьими голосками толпы в окно. Глава клана теперь был изрядно раздражен, хоть иду не подавал. Шум, тонкие девичьи голоса, запахи людей и, самое главное, их пренебрежительное ханжество, уверенность в своих защитных технологиях – все это было вызовом Эльвантасу. Конечно, сам он ученым не был, нельзя сочетать в себе все достоинства, только гении и монстры могут сочетать несочетаемое, но у него под рукой был целый клан талантов, и уж прошибить защиту кристаллов они бы смогли, стоило поставить цель. И назвать ЦЕНУ вопроса. Да. По краю сознания немого раньше, в момент извинений мальчишки, прогулялась чья-то кровожадно-сладкая мысль, включающая в себя когти, мясо и рыжие пряди,  мысль, заставившая прикрыть глаза от возбуждения. «Хорошая мысль. Только я бы сначала предпочел его загнать, чтобы он умирал от страха. Почему-то от переживаемого ужаса люди становиться… слаще?» Трансдент задумался. Пытаясь определить качество напуганного человечьего мяса, и вспомнил заодно, как давно он не охотился на людей. «А ведь нет ничего интересней. Люди такие выдумщики, и так трепетно относятся к своей жизни, будто не являются звеном пищевой цепи (весьма низким, между прочим), а сами властители миров. «Забавные».
Глаза снова нашли в небольшой редеющей в дверях группе существ белую гриву дяди. Раэн слегка улыбнулся. Габриэль улыбнулся в ответ.  Теперь можно будет заниматься делами всерьез. Как бы не оберегали этого Аарона, на своих ногах до Башни он не дойдет.
- Ну-с, господин Локхони, прошу присаживаться и, пожалуй, начнем все заново. – Габриэль даже оживился, приглашая антика обратно за стол.  – Прошу не чиниться, наливайте себе напитки, если угодно, и продолжим с того, на чем остановились. – На пару минут инсект замолчал, прикидывая, с чего б начать в первую очередь. «По идее не мешало бы прощупать ситуацию с самим антикворумом, и, возможно, перевести общение с Барсами в его плоскость. Во-первых, такой расклад отсечет ненужных посредников, утяжеляющих любые переговоры и особенно казну  своими непомерными аппетитами, а во вторых, зачем договариваться опять же с посредником, если можно разом решить все вопросы и с хозяином шахт и с изобретателем технологии? Хороший щелчок по носу главы корпорации? Безусловно. Подстава Локхони? Отчасти. Но он зубастый, выберется, тем ценнее  для клана приобретение подобных гм.. друзей».
- Предлагаю Вам, милорд, несколько м.. отойти от интересов корпорации, - мягко начал инсект, - и подумать о собственных, потому что, как Вы понимаете, в свете свершившихся событий мне, как главе клана Дансенфэев, магов, оскорбительно вест диалог с, мягко говоря, плохо подкованным в предмете сделки человеком. Между нами говоря, я вообще не слишком жалую людей, они излишне суетливы, на мой взгляд. В половине случаев слишком сильно спешат, во второй половине слишком много путают между собой факты,  собственные желания и свои представления о чем-либо.  – Он снова помолчал, давая собеседнику время на раздумья. В конце концов, намек тоже прозрачен, все, случившееся сегодня, конечно, не критично, но подобные ляпы ни одна, уважающая себя компания допускать не должна. Особенно, если ведет дела с мстительными и «обидчивыми» трансдентами. – Возможно, я несколько прямолинеен, но мне думается, прямолинейность оправдана, особенно если вы, как и я, можете читать и посылать мыслеформы, а наши возможности мы только что проверили, не правда ли?  Так вот. – Габриэль сел в кресло, положил ногу на ногу, оперся локтем о подлокотник, потер подбородок.  – Я предлагаю нам с Вами исключить мистера Аарона из диалога. – Он помолчал пару минут, чтобы Локхони проникся грандиозностью предлагаемой аферы. – Насколько мне известно, не упомянутые  в докладе мистера Сайлента кристаллы добываются именно у Вас, и именно Вам Корпорация обязана разработкой связанных с ними технологий, не так ли, господин Шейр? – Инсект приятно улыбнулся, будто предлагая гостю оценить его владение информацией. -  Тогда зачем нам с вами Корпорация, которая не в состоянии признать заслуги и вознаградить по достоинству? «Для чего кормить лишние рты, если их долю мы в состоянии спокойно поделить между собой?»  Ведь эту делегацию должны были бы возглавить Вы, а не заносчивый паренек, только оторвавшийся от материнской груди. – Холеная рука легла на стол, укрытый винным бархатом. Очень белые пальцы на кровавом фоне - сильнейший контраст.
- Как Вы смотрите на мое предложение, мистер Локхони? – Инсект спокойно и холодно смотрел на антика. Предложение было недвусмысленным и вероломным. Оно обоим им несло немалые прибыли. Правда, оставалась Корпорация и оставалась она за бортом, но она – второй или даже третий пункт переговоров. Если Локхони пойдет на сделку с кланом Дансенфэев, магов, могущественных как сами, создавшие их боги, то почему бы Локхони не рискнуть и не прибрать Барсов к своим рукам? «Один маг может много, но  двое магов – уже почти Ковен, особенно если за вторым стоит целый клан»

Отредактировано Габриэль (01.06.2017 11:42:14)

+2

11

Шум в круглой зале стих .погрузив ее в тягучую, немного вязкую тишину. Все советники, финансисты и юристы, представляющие обе стороны покинули  переговорную, сопровождаемые прекрасными представительницами клана Джансефеев. Юные особы свое дело знали и  весьма ловко взяли гостей в оборот.
Локхони лишь криво усмехнулся, когда  рыжего обалдуя взяли под белы рученьки  очаровательная  необычайно юная красавица с волосами цвета горького шоколада и  белогривый господин Раэн Эльвантас. Аарон даже не сопротивлялся, осчастливив обоих глупой улыбкой и жадным предвкушением  великолепного приключения в подернувшихся поволокой похоти  карих глазах. Все наставления милорда Шейра Силвера Локхони благополучно вылетели из огненной головки, сменившись картинами  жарких объятий с прекрасной  Дансефей, доверчиво прижимавшейся к  мальчишке.
«Кретин!  Как есть кретин...» - устало вздохнул Первородный, проводив взглядом  Сайлента и  озабоченно хмурившегося Нойриса. - «Увидел смазливую мордашку и тут же все мозги растерял. Ишь как слюной капает. Скоро всю Башню зальет.»
Антик понимал озабоченность  Нойриса, которого он приставил к щенку. Очень хорошо понимал. Лигрум давно работал с Локхони и отлично знал, на что тот способен в гневе.
«Ну что же… Если Нойрис не убережет мальчишку… Он будет наказан…» - мысленно пожал плечами  мужчина, прикрывая глаза. – «Надо же мне на ком-нибудь выместить свое недовольство. А Нойрис… ничем не отличается от других… А значит, я  отведаю не одного, а двоих человечков…»
Перед мысленным взором Первородного пронеслась  завораживающая картина, в которой  он сосредоточенно потрошил сначала одну жертву, а потом захлебывающуюся ужасом другую. Ему даже пришлось прикрыть глаза, чтобы погасить  вспыхнувшее в них алое зарево пробуждающегося голода и предвкушения предстоящей охоты. Тонкие ноздри затрепетали, выискивая сладкий, отдающий металлическим привкусом аромат горячей крови.
Сладкие картины охоты осыпались шорохом колючих осколков стекла, разбитые  холодным голосом инсекта, который, наконец, нарушил затянувшуюся паузу, выжидая, когда Башня опустеет. Ворон вздрогнул, возвращаясь в реальность, суть которой заключалась в том, что переговоры придется начинать заново.
- Да-да, конечно… - кивнул Локхони, опускаясь в одно из свободных кресел под шелест тяжелых шелков, которые разлеглись на полу вокруг него  изысканными складками. Возвращаться из столь  будоражащих картин  совершенно не хотелось, но контракт давил на плечи, а потому нужно было  довести все к логическому завершению. – Простите, Сиятельный граф… Я несколько задумался… кхм… о реалиях  жизни.
Первородный задумчиво окинул взглядом ассортимент  расставленных на столе яств и напитков и качнул головой.  Щелчок когтистых пальцев прозвучал в окутывающей мужчин тишине неожиданно громко, уподобившись сухому треску энергетических разрядов. Мгновением позже перед  антиквэрумом появилась окутанная  пылью бутылка коньяка
- Прошу вас, сиятельный граф, - Ворон указал Эльвантасу на  бутыль, - отведать старого доброго коньяка из моих личных погребов. Вы же знаете, те .кто живет бесконечно долго могут позволить себе  выдерживать сей благородный напиток  столетиями.  Каждый новый десяток лет лишь добавляет изысканности в букет.
Сам же  Шейр откинулся в кресле, привычно сложив ладони перед собой домиком и вытянув скрещенные в лодыжках ноги вперед. Сейчас, когда круглая зала была пуста, он мог позволить себе немного расслабиться. Но только немного ибо граф Дансефей был горазд на сюрпризы. Причем весьма неприятные сюрпризы. Собранная на  инсекта информация была столь обширна, сколь красноречива. И это досье о многом рассказало  Первородному, который не упускал ни единой, даже самой незначительной детали, пусть даже о ней было сказано  всего лишь пара слов, ибо знал, что часто, казалось бы второстепенный нюанс мог привести к чудовищному краху.
И именно поэтому  Локхони не пытался заговорить первым, спеша продолжить уже начатое или же сгладить сказанное  Сайлентом. Он ждал. Ждал предложения трансдента, из которого  сразу станет ясно, на что готов пойти глава Дансефеев, дабы все же заключить контракт и получить свои вожделенные технологии.
И дождался.
Граф Эльвантас заговорил. Да еще как заговорил. Грандиозность предлагаемой им аферы  поражала своей наглостью, простотой и грандиозным размахом.
«И почему я не удивлен,  сиятельный граф?... Ваше предложение было… ожидаемо. И все же… вы так восхитительно наглы, монсерьер… что ваша наглость не может не завораживать…»
На периферии сознания вновь промелькнули дождевые чащобы с их влажным туманом, стелющимся по  вывернутым из  земли древним корням,  столь же древних деревьев, насквозь пропитавшихся влагой. Хриплое дыхание бегущего человека,  мокрые рыжие пряди, прилипшие к  потному лбу, ужас, застывший в широко распахнутых глазах. И запах крови из открытых ран, нанесенных  кривыми когтями.
- Вот как… Исключить мистера Аарона Сайлента из диалога… - Локхони огладил когтистыми пальцами подбородок.  Хмыкнув, он задумчиво посмотрел на трансдента, прикидывая, насколько вероятна возможность договориться  между собой, без посредников и лишних ушей, а так же о том, каковы шансы обойти корпорацию, удовлетворив собственные интересы и амбиции. – Полагаю, что да. Ваша прямолинейность вполне оправдана,  Сиятельный граф. – осторожно произнес Первородный, подавшись вперед и сложив руки на кровавом бархате. Многослойные шелка с прохладным шорохом  расстелились  на столешнице вокруг рук   мужчины – губы Ворона сложились в ответную улыбку, вежливую и одновременно хищную, показавшую лишь самые кончики острейших клыков. – Я понимаю ваше желание,  милорд Эльвантас, ибо господин  Аарон удручающе бездарен и непроходимо глуп. – «А я ведь предупреждал… Но кто станет слушать умудренного опытом мага… Только людиш-ш-шки…» - антик сокрушенно покачал головой, показывая сколь сильно он удручен случившимся и как сожалеет о том, что не успел вовремя предотвратить инцидент. – Вы хорошо осведомлены, монсеньер. Все именно так, как вы  сказали. Магические кристаллы имеют свою специфику и особенности, которые порой не так просто подогнать по те технологии, что имеются в распоряжении Корпорации.
Шейр тонко улыбнулся, прикрывая глаза веером пушистых ресниц и пряча под ними  алое пламя,  заплясавшее в бездонных черных глубинах. Дансефей был прав, слишком прав, чтобы можно было пропустить его слова мимо ушей. Ведь изначально именно Шейр Силвер Локхони должен был возглавлять делегацию, и именно в его обязанности вменялось вести переговоры. Но… в последний момент все изменилось, и главой делегации назначили Ааорона Сайлента, оттеснив  Первородного на место обычного помощника. Люди никогда не любили тех, чья жизнь в о многом превосходила их собственную.
- Ваше предложение… -  бархатный, урчащий шепот наполнил  башню. Ворон никогда не повышал голос, но каждое его слов всегда было  отчетливо слышно всем, до кого он желал донести свои слова. – Весьма заманчиво, Сиятельный граф.  Весьма… - когтистые пальцы побарабанили по укрытому кровавым бархатом столу. – Перед ним совершенно невозможно устоять, монсеньер, ибо результат его превзойдет все ожидания.  В том числе и мои собственные.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+2

12

Нужно было сделать паузу, помолчать, не давить и не подталкивать дорогого гостя, тем более, гость умен и может сложить пару цифр с девятью нолями самостоятельно.  Потому Габриэль перенес все сое внимание на подарок, стараясь не проявлять излишней заинтересованности в своем в высшей степени непристойном предложении, осторожно, чтобы не испачкаться, взял бутылку в обе руки, поднес к глазам, одобрительно покачал головой:
- Что сказать, господин Локхони, это королевский подарок, достойный истинного ценителя. – Одарив Шейра мимолетной улыбкой, инсект поднял зеленое пыльное стекло на свет и попытался рассмотреть содержимое, маслянисто переливающееся за толстыми, слегка волнистыми стенками.
Бутылка и сама по себе представляла произведение искусства, да еще от времени на ней образовались потеки и кое-где стекло начало оплывать, истончая форму сверху, у горлышка, и утяжеляя ее на том боку, на котором несколько столетий лежал драгоценный напиток.
- Пожалуй, его время пришло.. – Пробормотал Эльвантас, примериваясь к горлышку. Щелчок пальцев – и пробка самостоятельно выбралась из уже чистой бутылки, улеглась на кровавый бархат  стола рядом с гордостью и шуткой клана – живым стеклом.  Габриэль,  не торопясь и подобрав один рукав широких одежд, налил коньяк на донышко в два широких пузатых бокала,  словно вздохнувших, когда в них попала янтарная тягучая жидкость. Стекло еле заметно нагрелось, по круглой зале поплыл великолепный аромат.
Граф, закрыв глаза,  понюхал напиток, сначала аромат, разлитый в воздухе, а потом и более концентрированный, из  самого бокала, услужливо  вытянувшегося в хозяйских руках в «тюльпан».  Граф с неудовольствием глянул на бокал и тот скоренько принял обычный вид, переливаясь цветами побежалости. Габриэль хмыкнул. Эти бокалы, да и вся посуда из кристалина, выращивалась и отличалась не только красотой, прочностью и экзотичностью, но еще и имела признаки характера, чем и принесла роду Эльвантасов, по сути, не слишком многочисленному, деньги и вес в обществе.  Мысли графа, как и его взгляд, вернулись к гостю.
- Господин Локхони. – Впечатлённо сказал Габриэль, покачивая бокал в руке, чтобы тяжелая жидкость омывала стенки. – Я восхищен. –  Снова пригубив напиток, он отставил его в сторону, и присел на стол боком, лицом к гостю, как бы намекая, что,  в сущности, договор вот он, витает в воздухе, нужно отложить приятные глупости и сделать ответственный шаг - ухватить  его пальцами и воплотить в жизнь. – Я понимаю, господин Шейр, - неторопливо, даже как-то бархатно шелестел граф, - положение м.. щекотливое. Тем не менее, мы в своих маневрах можем руководствоваться взаимной выгодой и опираться друг на друга в вопросах, прежде всего  деловых. Тем более, мы оба – маги, а маги и кроме деловой сферы найдут точки соприкосновения. Мой клан изобилует талантливейшими господами, да и остальные 12 не обижены самородками, как мне докладывает разведка. Так что, - он понизил голос почти до шепота, - точек соприкосновения действительно может быть достаточно.  Если.. – Коротенькая пауза перед ударом, почти невидимая, но Шейр, умница Шейр все ловит на лету, это невооруженным глазом видно, и по его ауре то вспыхивают, то гаснут плотоядные всполохи жажды убийства. Инсект их ощущает как запах хорошего обеда, как запах чудесного коньяка, сейчас налитого в кристалиновый бокал, подбирающийся к руке хозяина.  Он, занятый своими вычислениями, оттолкнул от себя соблазнительные мысли, проросшие кровавыми нитями и оттенками рыжего, встал, желая разогнать кровь и отвлечься от второстепенного. Удовольствия – потом, а пока есть дела поважнее, есть клан и его защита от не магических воздействий, и у Локхони имеется технология. «А Корпорация?» «А Корпорацию – в задницу» - очень хладнокровный внутренний голос снова все расставил по местам. «Или еще лучше. Корпорацию – Шейру. Нынешние держатели основного пакета могут ведь и не захотеть больше вести дела, верно? Возможно», - тут инсект чуть не облизнулся, - «они будут так сильно скорбеть, что умрут от огорчения.. В жизни всякое бывает. Сначала мать мальчика умрет от горя в лихорадке» - граф глянул на живое стекло, и чуть ухмыльнулся, - «за ней, не перенеся двойной потери..»
Он обошел стол, остановился за спиной Локхони, чуть наклонился к нему:
- Так соглашайтесь, Шейр. Мой клан, как Вам известно,  не делает таких заманчивых предложений всем подряд, всегда держит данное слово и защищает своих союзников.  – Он снова выпрямился, неторопливо вернулся на свое место, снова сел в кресло, все это молча. «Время, оно нужно для всего, особенно для вызревания решения, способного перевернуть всю жизнь». – Перемены пойдут на пользу «Барсам», или как Вы захотите их назвать. Мне кажется, теперь подходящий момент для э.. внесения корректив. Мистер Аарон еще слишком молод, а мистер Сайлент старший слишком м… доверяет Вам, «тому, кого так унизил своим выбором», чтобы не воспользоваться случаем. «Глупо упускать такой шанс. А малыша я бы загнал и съел. Возможно даже, накачав чем-нибудь предварительно. Для остроты восприятия».

Отредактировано Габриэль (08.06.2017 10:14:56)

+2

13

Пауза, медленная и тягучая повисал в Круглой зале, окутывая двух мужчин в  шелковых одеждах. Молчание тяжелой, упругой каплей скатилось вниз, растекаясь маслянистой лужицей в пропитанном  ароматом старого коньяка воздухе.
Чуть склонив голову к плечу, Локхони с наблюдал за  инсектом, изучавшим подарок. Антик не поскупился,  предложив   Эльвантасу один из  лучших коньяков  своей обширной коллекции. «Медовые слезы» славились изысканностью букета, терпким, медовым ароматом, переходившим в столь же благородный вкус. Коньяк оправдывал свое название., одновременно напоминая хрустальные слезы и  сладкий мед, который собирают дикие горные пчелы, славящие своей  лютой злобой.
Первородный знал, что венценосный инсект по достоинству оценит поношение. И лишь понимающе улыбнулся, когда граф подтвердил его предположения.
- Значит, я поступил верно, преподнеся его вам, Сиятельный граф.  Вы по достоинству оцените всю прелесть букета  и аромата этого коньяка. - бархатно-мурлыкающий голос  антиквэрума  сплетался в  растекавшемся по залу ароматом  древнейшего напитка. - он прекрасен, не правда ли,  монсеньор?
Мягкий, сочный шорох льющегося в бокалы напитка. Тихий вздох, промчавшийся над столом. Шелест шелков, расстелившихся на  кровавом бархате стола.
Едва заметная улыбка тронула губы Локхони, когда он перевел свой непроницаемый взгляд на два пузатых бокала, один из которых так и остался на столе, а второй услужливо изогнулся в  аристократичных пальцах Габриэля. Живое стекло. Гордость клана Эльвантас. Посуда из кристалина была редкой, стоила непристойно дорого, и выставлялась на стол только в исключительных случаях.
Первородный оценил жест  Дансефея,  предложившего ему бокал из живого стекла. Не мог не оценить. Уважение, выказанное беловолосым графом таким образом подкупало.
Шейр медленно поднес руку к бокалу, чуть коснувшись теплого стекла кончиками пальцев, лаская. Едва слышный вздох прошуршал над столом. Фужер деловито изогнулся, откровенно подставляясь под  ласкающие пальцы антика.
- Изумительно... - тонкая, идеальной формы бровь удивленно выгнулась, когда бокал растекся в ладони Локхони, наполняя его пальцы теплом  маслянисто-медового  коньяка, перекатывавшегося по прозрачным стенкам. - Они всегда такие? - Ворон все же пригубил коньяк, удовлетворенно вздохнув, когда терпкая медовая жидкость омыла нёбо,  явив весь богатый букет. Он откинулся на спинку кресла,  неспешно покачивая бокал в пальцах и чуть запрокинул голову, глядя на Габриэля,  удобно расположившегося на столе. Мягкий голос графа расставил все точки на свои места, озвучив то, что витало в воздухе:  контракт, суливший огромные прибыли им обоим. Именно им, а не Корпорации, которую представлял юный щенок, прихотью отца поставленный во главе делегации. Но да, ситуация была щекотливой и одновременно весьма и весьма заманчивой. Афера, предложенная графом, завораживала. Своей простотой и размахом. А главное тем, что дело могло выгореть и принести вполне себе реальные доходы. Внушительные доходы. И ради этого стоило рискнуть. – Конечно, граф… Мы можем руководствоваться всем, что может принести нам выгоду… И точки соприкосновения… да, найдутся.  – кивнул Локхони, улыбнувшись.
«Например совместная охота… И мальчик с рыжими патлами в роли жертвы… О да, это великолепная точка соприкосновения, милорд…» - картины  дрожащего, загнанного мальчишки, продирающегося сквозь густые заросли дождевой чащобы вновь наполнили сознание  Первородного. Слишком соблазнительными они были, чтобы антик мог так легко отказаться от них. Шейр разочарованно вздохнул, отгоняя их прочь, задвигая в самые дальние уголки своего разума, где они, томясь в нетерпении будут ждать своего часа.
Ворон поставил бокал на стол и откинулся в кресле, прикрывая глаза.  Он словно бы погрузился в транс, вслушиваясь в размеренный голос  инсекта,  нашептывающий ему о союзе. Союзе выгодном и плодотворном. Но он не спешил, тщательнейшим образом взвешивая все возможные последствия. И все же… оскорбление было нанесено и оно требовало того, чтобы обидчик был наказан. Так или иначе.
«Корпорация… могущественная и безжалостная, перемалывающая чужие жизни в пыль и разрушающая судьбы тех, кто был слишком слаб, чтобы устоять или оказать сопротивление. Барсы шли по костям, разбивая их в пыль, которая оседала на изысканной, безумно дорогой обуви. И какая разница, если новыми костями, которые размозжит  чудовищный каблук, окажутся кости ее же владельцев.»
Бесшумная поступь, сопровождаемая шорохом свободных, летящих одежд, тихий голос, раздавшийся за спиной. Мягкий, вкрадчивый и соблазняющий.  Ворон  выдохнул, чуть подавшись вперед, когда инсект вернулся на свое место, расслабленно опустившись в кресло. Когтистые пальцы коснулись пузатого бокала, который тотчас же с готовностью подставил бок, окрашенный янтарным светом, плескавшейся в нем коньяка, услужливо вытягиваясь и подстраиваясь под ладонь Первородного, охватившую живое стекло.
Отголоски мыслей Эльвантаса коснулись сознания Локхони, и Шейр улыбнулся. Понимающе и удовлетворенно. На долю мгновения черты лица антикверума заострились, в них проступило нечто жестокое, хищное и чуждое. Столь чуждое всему, что любому, кто видел эти изменения, охватывала волна леденящего ужаса.
- Вы правы, монсеньор. – осторожно проговорил Локхони,  делая маленький глоток. – Перемены пойдут «Барсу» на пользу. Это очевидно.  Как и коррективы. – усмешка скривила точеные губы Первородного. – Господин Аарон бездарен и глуп… И это определенно вредит корпорации… - влажно блеснули кончики острых клыков. – И случай идеальный…
Дрожь предвкушения скользнула по спине, лаская позвонки и поднимая волосы на загривке дыбом. Аромат страха, вязкий и приторный, будоражил обоняние, заставляя изящные ноздри  нервно трепетать,  отфильтровывая сотни кружащихся в зале запахов.
«Не дразните меня, граф… Жертва слишком вкусна, чтобы от не можно было отказаться…»
Ворон задрожал. Чувствуя, как рот наполняется  густой слюной, стоило ему поймать мыслефразу Дансефея.  Предложение было заманчивым. Очень заманчивым и  предрекало не менее восхитительную охоту. И устоять было невозможно. Ни в коей мере.
- Коррективы… - лениво протянул Локхони, поднимая тяжелый, подернутый алой поволокой голода и жажды убийства, взгляд. – Давайте посмотрим, какие коррективы мы с вами сможем внести, Сиятельный граф. 

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+2

14

Глядя, как к гостю ластится бокал, Габриэль улыбался. Он некоторое время не вмешивался, наблюдал, рассчитывая очередной ход.  О  посуде или о чем-то ином, кроме дела он говорить не собирался,   пусть даже кристалиновые безделицы были действительно драгоценной редкостью, и даже  имели собственные имена,  а так же откликались на них.  Прозрачная  вредина, нежащаяся в руках Локхони, носила имя Эа и отличалась переборчивостью, и теперь Эльвантас, наблюдая за эволюциями живого стекла,  тихо хмыкнул, решая, не будет ли лишним подарить ее так полюбившемуся ею  существу. В конце концов, кристалины обладают легким налетом разума, и до них можно донести свои пожелания,  а что из него будут пить не важно. «А важно то, что качество напитка она изменить сможет. Одна почти незаметная нотка, обертон вкуса – и.. и нужно искать нового хозяина. Хотя проще вернуться к старому».
- Эа, прекрати. – Голос  графа звучал рассеяно, что в складывающейся ситуации выглядело странно и могло намекать лишь об одном: его унесло в хитросплетения интриг, особенно если учесть, как его подхлестывали обрывки мысленных картин, проплывающих как кучевые облака по краю сознания антика, и которые инсект чуял подобно тому, как юный дент чует свежую поживу. Дав себе секунду подумать,  он даже нашел место, подходящее для предстоящего развлечения. Трансдент как-то даже не сомневался: предложи он Локхони такую охоту, тот с удовольствием согласится. НО! Ведь Аарон его шурин… С другой стороны, Локхони Древнейший, одному Демиургу ведомо, сколько по его судьбе прошло дорогих и дешевых существ, да и какая разница графу клана Дансенфэй до подобных мелочей? Тут главное хорошо позабавиться. «Надо прощупать почву» Он склонил голову к плечу, не торопясь начинать говорить.   «Парящий остров над Эвилариумом  подойдет исключительно. Клан владеет одним из самых крупных островов, так называемой «зоной охоты», куда очень удобно спрятаться, если кто-то что-то заподозрит. Остров оформлен на имя местного жителя,  и отличается отвратительным для эвилариумцев климатом, потому и не был занят ранее, и приобретен   по  весьма сходной цене. Триста километров непроходимых, насквозь  пропитанных бесконечным дождем  джунглей, кишащих исключительно неприятными насекомыми.. Отличное место, чтобы отвести душу и порадовать хм.. коллегу. Предположим». – Мне кажется, господин Шейр,  после заключения сделки нам  э.. всем – в этом месте инсект сделал многозначительную паузу, - будет необходим отдых, передышка. – Бокал дополз до руки своего господина, и Дансенфэй рассеянно его погладил по выпуклому боку, вызвав целый сноп переливчатых всполохов. Донце, куда был налит коньяк, вспыхнуло красным, сделав напиток в бокале визуально кровавым. Габриэль не без удовольствия пригубил. -  Я позволил себе сказать «после заключения сделки», именно так, утвердительно, потому что уверен в Вашем трезвомыслии, и мне кажется, мы поднимем друг друга. Поправьте меня, если я ошибаюсь, господин Локхони. - Учтивые речи Эльвантаса лишь тонкая сверкающая  амальгама на его вероломстве,  призванная прикрыть  от постороннего взгляда бездны притязаний, гордыни и жадности. Прекрасный сосуд и черная душа. Эльвантас был истинным украшением своей расы, и сейчас, в обществе Локхони, не особо прятался. Магия все равно взаимодействовала на тонких уровнях, паутина «дышала», впитывая информацию и ею же обмениваясь на доступном без жесткого  взаимодействия плане. 
Габриэль задумчиво крутил в руках Кориса, любовался сменой цветов на его боках, и продолжал думать.
«Сломать шею Барсам с помощью антика – милое дело, остались сущие пустяки – перетянуть его на свою сторону. Впрочем, Барсы оказались недальновидны и слишком жадны, чтобы не подвергнуться (хмм!) коррекции. Уж господин Сайлент, прожжённая сволочь,  должен был бы получше изучить своего зятя, прежде чем ставить в угоду семейной гордыне во главу угла сына, пренебрегши  более разумным членом своей э.. семьи.  А теперь поздно, тем более, паренек показал себя с не слишком хорошей стороны». Косая усмешка, как тень прошла по  холодному красивому лицу Эльвантаса. «Так дешево купиться на девок и даже не потрудиться скрыть свои эмоции! А ведь это еще не красавицы, так, сопровождение, эскорт.  Неужели глупыш действительно считает,  что счастье в количестве и размерах грудей? Или  он сможет забраться к каждой между ног? К счастью, в сиськах нет мозгов, пусть они хоть с ведро величиной. Иногда мне кажется, глядя некоторых умных женщин, что их плоскогрудость как раз компенсация хорошей толковой головы. Ни одна дама в формах, на моей памяти не обладала нужным балансом, а если и обладала, то пользовалась с умом, не выставляла свои прелести на показ, подобно дешевым певичкам.  Впрочем, если судить по настроению моего гостя..»
- Коррективы.. – Не менее лениво подхватил граф через паузу, слишком наполненную эмоциями и подтекстом. – Хм.. Я бы, пожалуй, начал с наших собственных интересов, господин Локхони, то есть, с самого начала, с кристаллов. Видите ли, если Вы принимаете мое предложение, а, согласитесь, оно в высшей степени м.. скажем.. многообещающее, то результат будет один, а если.. – он снова сделал коротенькую многозначительную паузу, - ну там все понятно. Принимая во внимание Вашу реакцию, я склонен услышать Ваше «да», но в таком случае я хотел бы его действительно услышать, милорд. Пусть это станет э.. – граф подыскал нейтральное слово, - скажем первым шагом доброй воли к обоюдной выгоде и, а почему бы и нет,  весьма плодотворной дружбе? – Инсект чуть наклонился над столом. На белое легли красные рефлексы от бархата, дневной свет обливал графа, играя на драгоценных безделушках, переливаясь в белых волосах, наливая  коньяк в живом бокале жидким огнем. – Я услышу Ваше «да» милорд? – Обаяние и манера Эльвантаса вести дела не могла сбить с толку Локхони. Судя по всему, он неплохо подготовился, и, не смотря на все представляющиеся возможности, не спешил. «Хорошо» - Думал Габриэль, цепко отслеживая изменения в ауре и в выражении лица. – «Скучно вести дела, если даже поторговаться не с кем. Проще – да. Но скучно. Надо полагать, мой новый партнер по бизнесу горазд на выдумки и сюрпризы. Но я тоже не лыком шит».

Отредактировано Габриэль (16.06.2017 12:47:17)

+2

15

Ворон сглотнул вязкую тягучую слюну и прикрыл глаза, гася веером пушистых ресниц полыхающее в них алое зарево голода и жажды убийства. Сейчас было не время для  сладких мечтаний, в которых  снежно белые, необыкновенно острые клыки Первородного вспарывают горло еще живой жертве, открывая ток горячей крови. И снова на периферии сознания Древнейшего промелькнули широко распахнутые, полные животного ужаса глаза и  мокрые от пота рыжие пряди, прилипшие ко лбу.
Локхони не стремился первым нарушить затянувшуюся паузу, продолжая неспешно поглаживать кончиками пальцев  прозрачный бок, ласкавшегося к его руке, словно кошка, бокала. Грани фужера вспыхивали  золотистым  светом, придавая медовому напитку еще большую насыщенность и янтарный блеск. Антик улыбнулся, приподнимая уголки губ, когда бокал в ответ на слова Дансефея сначала отпрянул прочь, недовольно тренькнув, а потом снова прильнул к когтистым пальцам, определенно не собираясь покидать рук Локхони.
Так же как и граф, Шейр тасовал в сознании всевозможные варианты, просчитывая дальнейшие ходы и прикидывая возможные последствия того или иного из возможных решений. Он думал и выбирал. Холодно. Расчетливо. И жестоко. И в этом выборе не было места ни любви, ни привязанности, ни жалости.  Лишь выгода и  собственный комфорт.
«Кристальный Барс» и  клан Сайлент - одно из древнейших и могущественных семейств Велсадии. Вернее Сайленты и Корпорация, ибо по сути  сложившихся обстоятельств именно  им принадлежала идея создания «Барса», и именно они издавна владели контрольным пакетом акций организации, причем акциями дающими право наложения вето на  решения совета директоров, что обеспечивало семейству практически абсолютный контроль над Корпорацией, позволяя вести ту политику, которая  им была удобна. На протяжении десятков лет им удавалось ладить друг с другом.  Господам Сайлентам и  Древнейшему хищнику, цепко державшему в своих когтистых пальцах  отнюдь не маленькую долю акций. Взаимная вежливость, уважение друг к другу и общая выгода позволили сделать Корпорацию тем, чем «Кристальный Барс» являлся на сегодняшний день.
Локхони вздохнул,  поднес бокал к губам и сделал маленький глоток янтарно-медового коньяка, вкус которого несомненно стал богаче и насыщеннее, чем предполагалось вначале. И несомненно новые нотки только улучшили напиток. Ворон даже одобрительно мурлыкнул, огладив  подушечкой пальца прозрачный бочок в знак благодарности за  эту своеобразную заботу живой посуды.
По краю сознания проскользнуло видение парящего острова, укрытого дождевыми чащобами и влажными туманами. Мысленно перенеся  будоражащие его мысли картины охоты, Первородный невольно улыбнулся, благосклонно кивнув.
«О да… Именно то, что нужно.  Непроходимые  заросли тропических лесов и невозможность сбежать от неотвратимой смерти. Восхитительно.»
Аура мужчины снова окрасилась алыми сполохами голода и предвкушения, веер ресниц приподнялся, открывая мерцающее  зарево багровых угольков, пляшущих во тьме бездонных колодцев глаз антикверума. он жаждал этой охоты всем своим существом.
Хищник, до этого  дремавший в глубине естества Первородного глухо рявкнул поднимая рогатую голову, выражая свое нетерпение, и даря мягкое прикосновение бархатных бесплотных перепончатых крыльев, обернувшихся вокруг антикверума.
Шейр усмехнулся, ощутив, как истинная сущность прокатилась по его телу, мягкими прикосновениями густой шерсти лаская бледную кожу. Всего лишь миг. В котором могла уместиться целая вселенная, миг, за который проживаешь целую жизнь. Такой короткий и такой бесконечный. А потом все схлынуло под напором железной воли Локхони, оставив лишь горькое сожаление несбывшегося желания. И тягу. Мучительную, жестокую тягу убийства, сродни равнодушному голоду, что завязывает внутренности в тугие узлы, заставляя корчиться от нестерпимой боли.
- Вы совершенно правы, монсеньор Габриэль, - выдохнул  Шейр, черты лица которого заострились чуть сильнее.  Теперь сквозь тонкий налет цивилизованности и изыска хищник проглядывал гораздо отчетливей, выказывая свое недовольство едва заметным подрагиванием бледных губ,  меж которых проглядывали кончики длинных клыков и нервным трепетом изящных ноздрей, когда антик начинал принюхиваться. – Передышка будет весьма кстати… и для вас, граф, и меня… - когтистая ладонь коснулась сложной заколки, удерживающей его  волосы. Тихо щелкнул крохотных замочек и вот уже поток  тончайших иссиня-черных с вкраплением снежно-белых косичек обрушился на плечи  Локхони. – Вы не ошибаетесь, Сиятельный граф.  Сделка будет заключена.
Они понимали друг друга. Два хищника, сидевших за покрытым кровавым бархатом столом и обсуждавшими детали  предстоящей сделки.  Расчетливо. Цинично. И безжалостно отодвигая в сторону тех, кто мешал  скреплению договора. И сейчас этим кем-то, стоявшем на пути антикверума и инсекта был Аарон Сайлент и его близкие.
«Корделия… Тоненькая... хрупкая и болезненная…  Мне следует поторопиться со свадьбой, чтобы упрочить свое положение и получить неоспоримые права на девочку и ее приданое».
Судьба Аарона уже была предрешена, и антик более не желал к этому возвращаться. Они поняли друг друга без слов. Два хищника, что сейчас решали судьбу не только «Кристального Барса», но всего рода, издавна управлявшего этой неповоротливой махиной. Магия окутывала обоих, вплетая в сознание будоражащие картины предстоящей расправы над теми, кто посмел оскорбить и унизить,  паутина дрожала и переливалась алыми сполохами, добавляя  связующие детали и недостающие звенья в беззвучный договор. Майрон Сайлент совершил ошибку, и прощать сей просчет Шейр Силвер Локхони не собирался.   
- Вы жаждете услышать мое «да», милорд граф. – в бархатно-урчащем шепоте Локхони  скользило обещание, легкое, словно утренняя дымка тумана, стелющегося над прохладной водой лесного озера. – Вы хотите заполучить кристаллы… кристаллы, создающие фиксирующие поля, способные удержать предмет ли, живое существо ли там, где это требуется владельцу. Сплав магии и технологий Велсадии. Безупречное исполнение и простота использования. – Шейр подался навстречу  инсекту, рассыпая по багровому бархату дымное серебро своих шелков. Солнечный свет пробивающийся сквозь витражи сделал синеву в волосах Первородного  насыщеннее и ярче, заставив белоснежные косички вспыхнуть колючими осколками льда. – Но что я получу взамен, когда вы услышите мое «да», Сиятельный граф? Я пока не услышал ваших предложений, монсеньор Эльвантас.

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (19.06.2017 14:29:30)

+2

16

Граф удержал косую улыбку, не выпустил ее вовне, на мгновение спрятал взгляд, прикрывая глаза, пряча вспышку удовлетворения, которое впрочем, сменилось деловитостью. Разноцветный взгляд снова вернулся к Локхони, спокойный, как пруд со спящими в нем чудовищами.
- Я рад достигнутому взаимопониманию, милорд. – Прохладное удовлетворение в голосе инсекта, нейтральное, пока никак не окрашенное. Не стоит давать новому э.. коллеге? Нет, пожалуй. А вот м.. скорее.. да, пожалуй, партнеру по бизнесу.  Собственно, радоваться рано. Если получено формальное согласие – это не значит, что все пойдет гладко, в конце концов, у каждого из них собственные конечные цели, а теперешняя сделка лишь ступень, политических ход, призванный служить ступенькой к следующему шагу.  – Именно эти кристаллы, и еще кое какие, - граф небрежно тронул лежащие на столе бумаги, еще носящие тонкий сухой запах печати. – Я бы хотел как можно полнее взаимодействовать с э.. Барсами по этим направлениям, а так же в сфере маго подавляющих артефактов, как Вы понимаете, это очень важно. Не стоит упоминания факт возможности, даже не так, необходимости самозащиты, следовательно, они должны стать достоянием клана, даже если и не пригодятся некоторое время. Эти новые технологии и новые подходы гораздо проще, если судить по сопроводительной документации, предварительно присланной Вашими экспертами. Я успел ознакомится, хотя, конечно, - он склонил голову на бок, к плечу, и стал похож на внимательную хищную птицу,  цепко и холодно изучающую добычу, - был бы гораздо счастливее, если бы у меня было гм.. больше времени  на общие выводы. Надеюсь, - уже улыбка тронула губы, оставляя глаза холодными, - нам удастся избежать таких м.. – в голову упорно лезло «ляпов», н Габриэль дипломатично и обтекаемо заменил его – неувязок.  Оружия много не бывает, - скучающе добавил Эльвантас, снова пригубив коньяк и снова отставляя от себя то и дело атакующий его бокал. Даже шикнуть на него пришлось, чтоб он обиженно замер, утратив прозрачность и приобретя цвет хромированной стали.
- Вы интересуетесь, что клан может предложить взамен новых технологий?  Скажем.. – снова небольшая пауза, легкая, предвкушающая скорее. – Что Вы скажете на счет яда инсектов? Того самого, бесценного, подходящего и для  приготовления  редких ценных напитков и для изготовления лекарств и, - он многозначительно улыбнулся, глаза потеплели, в них даже зажглась безумная искорка, - пригодных для посещения некого города, из которого часто не возвращаются.. в своем уме.. или не возвращаются… совсем. – Голос становился все тише, «спадал, превращаясь в шепот.  Яд инсектов – поистине царское предложение, действительно бешено дорогой и крайне редкий, его не добыть контрабандой, потому что «охотников» вырезают, стоит лишь протянуть  к веществу загребущие ручонки. И наркоту из него делают такую, что действительно, город Кайфын гостеприимно распахивает ворота перед новоиспеченным адептом, чтобы поглотить его навсегда. Нет рецепта, чтоб «спрыгнуть» с зелья. Зато есть Дансенфэи,  которых придется очень долго уламывать, сулить все сокровища мира, и, само собой,  дорого платить. Сам по себе этот факт говорит о состоятельности «клиентов» клана, и, что не маловажно, об их тайном влиянии и имеющихся в наличии рычагах давления на власти. Разумеется не только на  Схаласдероне.
- Как Вы понимаете, вещество столь редкое и ценное не все, что может предложить клан. К тому же, много его не будет, потому как, повторюсь еще раз, оно – самое ценное, что мы имеем.  О магическом оружии Вы тоже наслышаны, «умные» ткани и стекло, разного рода редкости, которыми располагаем только мы, Дансенфэи. – Откинувшись на спинку кресла, Габриэль перечислял «бусы на обмен», а сам думал о только что описанных им кристаллах. поместить между ними кого-то для «педагогического воздействия» - для внутренних дел, а.. «От мощности зависит. Надо не забыть про  атакующие» - Предметы роскоши… - голос Эльвантаса снова тек, заполняя собой залу, делая тягучим даже свет, проникающий в окна. – Я бы сказал, мне есть чем оплатить Ваши услуги, господин Локхони.
Снова повисла тишина. Слова витали в воздухе, кружились, плавали, вились лентами, они были почти видимы. Все, что перечислил Габриэль, и в его словах не было ни капли лжи. По крайней мере, в той их части, которая касалась возможностей клана. – Итак?

+2

17

Локхони склонил голову, привычно прикрывая глаза, алые угли в которых  продолжали медленно тлеть, грозя разгореться жадным алым пламенем. Шорох перетекавших на грудь  косичек, рассыпавшихся по плечам и спине, когда  сложная, усыпанная  россыпью  сверкающих драгоценных камней заколка легла на кровавый бархат стола. Шелест прохладного шелка, окутавший Первородного, откинувшегося на спинку кресла, привычным жестом сложившего ладони домиком.  Он слушал, кривя губы в едва заметной вежливо-безразлисной улыбке.
Граф был щедр. Невероятно щедр. Предложить в оплату столь редкое вещество, каким, без сомнения, являлся яд инсектов.  Шейр был наслышан о нем. И знал о его свойствах и эффекте. Тот кто владел этим сокровищем, держал в своих руках целый мир.
«Браво, монсеньор. Браво… Это достойное предложение. Весьма достойное…»
Первородный приподнял ресницы,  скользнул внимательным взглядом по гибкой фигуре инсекта, усмехнулся, вслушиваясь в  журчащий голос Эльвантаса. Тихий, размеренный и ничего не выражающий, шепот лишь констатировал факты, перечисляя антикверуму   ассортимент могущества, коим владел клан. И список был внушительным. И столь же любопытным.
- Конечно, милорд граф. – голос Древнейшего, столь же тихий, сколь лишенный внутренней окраски, вторил речи  графа. – Фиксирующие кристаллы.  Лучшее, что может предложить на сегодняшний день «Кристальный Барс». Технология постоянно совершенствуется, и с каждым новым поколением кристаллов становится все эффективнее. Мы готовы предложить вам кристаллы последнего поколения, серийное производство которых только начинается. – он тронул брошюру, открывая каталог на нужной странице. Усмехнулся, пробежав взглядом сухой ознакомительный текст. – Корпорация работает не только в этом направлении, как вам известно, Сиятельный. Мы создаем и защитные кристаллы, а так же  кристаллы, блокирующие магию. Иногда такой поглотитель бывает гораздо эффективнее сложнейшего защитного заклинания. – Локхони криво усмехнулся. – Управление ими не требует  от владельца особых усилий.  – снова шорох перелистываемых страниц, и перед  графом открыта новая глава каталога. – Я понимаю, монсеньор ваше стремление к сотрудничеству.  Могу вас заверить, что я так же заинтересован в плотном и  плодотворном сотрудничестве. Нам есть, что предложить клану Дансефей. Наши технологии постоянно совершенствуются, а ассортимент расширяется. – Первородный огладил  прозрачный бок своего фужера .который продолжал доверчиво льнуть к его пальцам. Усмехнулся, подняв, радостно тренькнувший бокал, чтобы сделать маленький глоток коньяка. – Конечно. Оружия никогда не бывает много. И в этом направлении  нам так же есть что вам предложить.
Шейр умолк, вновь откинувшись в кресле, замер, покачивая бокал в когтистых пальцах и глядя на игру  золотистых  теней, делавших цвет напитка еще  насыщеннее. Он слушал Габриэля, чуть склонив голову к плечу и задумчиво прикрыв глаза. Окутанный многослойными шелками, антик напоминал статуэтку, хрупкую, изящную и смертоносную.
«Яд инсектов…» - веки дрогнули, приподнимаясь. В полночных глазах промелькнули удивление и интерес. Предложение Эльвантаса было поистине щедрым. – «Сокровище, стоившее баснословных денег. Сокровище редкое и, следовательно, бесценное.  Оно способно изменить многое. Имеющий в своем распоряжении этот яд – владеет миром. Одна капля этого вещества способна привести к необратимым последствиям. Она может как спасит от неминуемой смерти,  но так же может и разрушить все, швырнув существо на самое дно бездонной пропасти,  откуда подняться будет невозможно.»
- Понимаю. – кивнул  Первородный, отставляя бокал на стол и  подаваясь вперед. Когтистые руки легли на алый бархат. Пристальный, цепкий взгляд  чернильно-черных глаз  замер на лице Дансефея, поймав разноцветные глаза графа. – Вы сделали щедрое предложение, Сиятельный Габриэль. Весьма щедрое. – точеные губы дрогнули, складываясь в   удовлетворенно-вежливую улыбку и открывая самые кончики смертоносных клыков. – Я осведомлен,  милорд граф. И наслышан о ваших возможностях. – пальцы любовно огладили бокал, который с готовностью подставил бок, напрашиваясь на ласку. – Фужеры из кристалина… Я восхищен, монсеньор.  Слухи не идут ни в какое сравнение с реальностью.
Он  склонил голову к плечу, продолжая поглаживать прозрачный бок бокала, который едва не мурлыкал,  настойчиво прижимаясь к ладони  антикверума. 
«Ты прав… клану есть чем оплатить мои услуги. Предложение более чем удовлетворительное. Сделка… будет заключена. Немедленно»
Магия окутывала обоих, вливаясь в сознание мысленными образами, прохладой бесплотного шепота, переливаясь кровавым багрянцем голода и жажды убийства.  Они понимали друг друга. Более чем.
- Полагаю, мы можем приступить к заключению контракта.  -  мягко проговорил Локхони, тепло улыбнувшись инсекту. – Ваши предложения весьма достойны и равноценны. -  антик допил коньяк и поставил  фужер перед собой. – Мой ответ «да»,  Сиятельный граф. 

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой серебристо-белое пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 
Активируется при надевании, дезактивируется при снятии.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+2

18

- Я рад достигнутому соглашению, милорд. – Удовлетворенный глава клана встал с кресла, снова выпрямляясь в горделивой позе с высоко поднятой головой. Все-таки грива была густой и тяжелой, волей-неволей заставляя нести голову высоко, даже если бы у Эльвантаса и не хлестала бы через край гордыня. – Прекрасно. В таком случае предлагаю передать  детали в э.. руки специалистов и экономистов. Пусть займутся делом, проработают договорные статьи, а уж потом мы их разберем еще раз и подпишем, если, - граф поднял бумагу – перечень, - не возникнет препятствий со стороны нашего юного друга. Согласитесь, милорд, молодежь так ветрена, так подвержена моде и падка на страсти.. Сложно добиться внимания молодого человека, занимаясь только делами, и мы сегодня, к моему прискорбию, стали тому свидетелями. Однако, - лист вернулся на стол,  и поверх него легла ухоженная мужская ладонь, - это лишь вершина проблемы, господин Шейр. Заключая контракт я хотел бы гарантий, а у меня возникли некоторые сомнения, которые я хотел бы разрешить до окончательно подписания бумаг. Поймите меня правильно, я откровенен с Вами, у нас есть общие интересы, и проблема мне видится общей.  Мальчик. – Инсект отпил из бокала, снова ставшего прозрачным как радужный мыльный пузырь. – Не думаю, что мы можем оставлять в тылу сделки недосказанность, она всегда ведет к двойственным выводам, которые в свою очередь порождают веер вероятностей событий, а в политических маневрах их и без того достаточно. Головная боль из разряда «а если они договорятся с моими конкурентами у меня за спиной» мной пока  не рассматривается, но, согласитесь, симптомы весьма настораживают.

«Я могу войти, господин?» - Мыслеформа одного из доверенных слуг коснулась разума Габриэля. «Что у тебя?» «Важные новости по «Барсам», господин. Дилайле удалось кое-что выловить из потока информации, мы сравнили полученные данные с очевидно представленными,  и намечается интересная игра». «Бумага или цифра?» «Бумага». Инсект запнулся на полуслове. «Входи».
- Приношу свои извинения, мессир. – Голова Эльвантаса повернулась навстречу входящему. - Одну минутку.
Рыжеволосый и зеленоглазый парень из СБ в серо-белой форме Дома положил перед главой лист бумаги, поклонился и вышел, тихо притворив двери. Эльвантас потянулся за свежеотпечатанным листом, пробежал по строчкам глазами, минуту подумал,  потирая подбородок, перечитывая и перечитывая строчки документа.
- Мессир Локхони, я бы хотел кое - что уточнить. – Габриэль смотрел серьезно и внимательно прямо в мерцающие глаза своего теперь уже делового партнера, руки спокойно лежали на столе пред ним. – Вопрос весьма деликатный, потому прошу понять правильно мое м.. беспокойство по этому вопросу.  Насколько мне известно, Вы претендуете на руку и сердце единственной дочери господина Сайлента,  не правда ли? – Граф снова сел в свое кресло, снова кинул взгляд на бумагу, и, подавшись вперед, положил ее перед Шейром. – тогда Вам стоит ознакомиться. Не думаю что это утка. Моя СБ  дело свое знает, в ней достаточно программистов и вообще разных специалистов, так что.. я склонен воспринимать информацию как истинную. – Он немного помолчал и добавил:
- Я сожалею о сложившейся ситуации, Шейр, но, на мой взгляд,  для первоначального замысла это как раз плюс. Поступок главы Кристальных Барсов дает Вам обширное поле для маневров в любую из сторон, это как раз тот самый «веер», о котором я только что говорил. – Габриэль вздохнул, допил коньяк и велел бокалу убираться. -  Думаю,  сложившаяся ситуация не вызовет сколько-нибудь значимых изменений в наших планах, но я все же склонен слегка  повременить, отложить подписание важной для моего клана сделки до полного выяснения обстоятельств. Либо, - он наклонился над столом, понизив голос до почти шепота, - если угодно…. гхэм.. короткоживущие удивительно беспечны, и внезапно смертны, милорд. Подчас даже древний не может позволить себе подобной беспечности, а они – ничего, позволяют. Порой мне кажется, что они даже не задумываются, просто тратят свою жизнь на разные пустяки.
Граф замолчал.  Остальное не трудно было прочитать в повисшей тишине, в льющихся из окон потоках света, в искрах, играющих на драгоценных безделушках обоих мужчин. Бриллиантовые искры брызгами блестели везде, куда отскакивали лучики света, на лицах, руках, бумагах, на залитом кровью столе. На секунду Габриэлю так и показалось. «Не стоит торопиться и путать желаемое с действительным. Пусть Шейр сам разбирается со своими проблемами, клан не будет влезать. И я не буду влезать. Пока не попросит. Если попросит.

+2

19

Локхони откинулся в кресле, привычно сложив ладони  перед собой домиком. многослойные шелка тихо прошуршали, обнажив тонкие и хрупкие  виду запястья древнейшего, и окутали собой подлокотники кресла, изящными складками упав вниз. Первородный, чуть приподняв кончики губ в вежливо-удовлетворенной улыбке, наблюдал за перемещениями инсекта, мысленно восхищаясь его роскошной гривой,  ниспадавшей на плечи и спину. Волосы были густы  и имели тот чистый, платиновый оттенок, которым  всегда славились чистокровные представители Дома Эльвантас. Пожалуй, Габриэль был истинным его представителем, собрав в себе лучшие черты  рода Дансефей. Безупречное, чистейшее существо без примесей  чужих линий.
- Взаимно, Сиятельный граф. – мурлыкнул  Шейр, удовлетворенно склонив черноволосую голову в знак подтверждения уже сказанного. – Я безмерно рад тому, что нам удалось  прийти к решению, которое устроило обе стороны. -  Антик бросил взгляд на разложенные на столе бумаги. Задумчиво хмыкнул,  что-то прикидывая в голове, потом  кивнул. – Да, думаю, теперь, когда мы достигли предварительной договоренности, можно поручить дальнейшую проработку статей контракта нашим специалистам.
Габриэль продолжал говорить. И чем больше он говорил. Тем сильнее хмурился Локхони. в его сознании вновь  закружились  сцены кровавой охоты, а аура наполнилась багрово-алыми оттенками.  Жажда убийства, смешалась с раздражением, отразившись в  бездонных глазах антикверума  медленно разгорающимися  алыми углями. Мальчишка, которого папенька поставил во главу делегации, опрометчиво потеснив с этого места того, кто вот уже не одно поколение  семьи Сайлент был рядом, неустанно совершенствуя и развивая  Корпорацию и приумножая ее доход к обоюдной выгоде обоих. Так было. До сегодняшнего дня.
Первородный не перебивал Дансефея, лишь хмуро постукивал кончиками когтей по подлокотнику кресла. Проблема имела место быть. Аарон неожиданно для себя оказавшийся во главе  посольства, не был готов к этому.  Ворон понимал это как никто. И его  несказанно удивила сделанная Майроном, отцом юноши, перестановка, ибо изначально предполагалось, что рыжий  повеса будет сидеть, слушать и учиться. 
- Я понимаю ваши сомнения, милорд граф. -  тихий голос  антика ни на йоту не повысился, однако при желании в нем можно было различить нотки раздражения и недовольства. – Господин Аарон Сайлент показал себя не с лучшей стороны, едва не  сорвав на корню всю проделанную предварительную работу и ваших, и моих специалистов. Однако, как вы верно заметили, проблема имеет место быть, ибо мальчик облечен определенной долей власти. И этой власти  вполне хватит, чтобы  наложить вето на уже достигнутые договоренности. – Локхони поморщился, потянувшись к уже изрядно опустевшему бокалу, который  буквально прыгнул ему в ладонь,  засияв всеми оттенками янтарного и медового. Маленький глоток, и  многовековой выдержки коньяк коснулся нёба, рассыпавшись  роскошным изяществом букета. – Я дам свои личные гарантии,  монсеньор Эльвантас. Никаких  сюрпризов не будет. А мальчик… Что ж, я найду способ сделать так, чтобы его амбиции не помешали  заключению контракта, который выгоден обеим сторонам.
Мысли, до этого бывшие лишь обрывками  желания и не успевшие  оформиться во что-то четкое, теперь обрели  ясность, а желание ощутить на зубах  хруст ломающихся костей, увидеть полные ужаса  глаза, в которых постепенно проступает осознание того, что тебя  сейчас попросту съедят, причем съедят заживо, побежало багровыми сполохами о ауре антикверума.  Дремавшие до этого инстинкты пробудились, наполнив  мир Первородного новыми красками, сделали запахи  резкими, а шорохи и звуки – кристально чистыми.
- Конечно, Сиятельный граф. – кивнул локхони. поставив пустой бокал на стол и откинувшись на спинку большого кресла, в котором сидел.
Появление инсекта в униформе Дома Эльвантас и определенно принадлежавшего к службе безопасности клана заставило Шейра нахмуриться.  Тревога  вспыхнула в полночном взгляде горячими углями и тотчас же  погасла, скрытая опустившимся веером густых ресниц. Локхони небрежно поправил складки своего сложного одеяния, расправляя шелка, растелившиеся у его ног. Тонкие ноздри нервно подрагивали, когда древнейший принюхивался,  привычно вычленяя новый запах из уже присутствующих в Круглой зале.
- Да, конечно,  монсеньор. – кивнул Шейр, склонив черноволосую голову. – Если это будет в моих силах я дам все необходимые пояснения. – мягко произнес  Первородный, в голосе которого слышалось некоторое удивление. – Да, вы совершенно правы. Помолвка между мной и Корделией Сайлент состоялась шесть лет назад, когда девочке было  двенадцать лет. – перед антиком легла только свежеотпечатанный документ, который принес сбшник несколько минут назад.  Машинально придвинув к себе бумагу. Он бегло проглядел текст.  – Что?...
Теперь Локхони читал  документ  внимательно. Строчку за строчкой. И с каждой прочитанной фразой становился раздраженнее и злее. В бездонных, напоминающих два темных колодца глазах  заклубилось  алое пламя, а  над головой, разбрасывая снопы колючих искр, разгоралась диадема.
«Мерзавец! Как он посмел?!  Что заставило его изменить слову? Что я упустил?... Где просчитался?... В какой момент Майрон  изменил свое решение?»
Он слушал и не слышал того, о чем ему говорил Габриэль. Погрузившись  в себя, и перетряхивая в памяти события  последних шести лет, Шейр пытался понять, когда и где ошибся, когда пропустил самый важный момент, который привел к тем событиям, которые имели место здесь и сейчас, и не находил их. Четкому и холодному анализу мешали нахлынувшие эмоции, готовые погрести древнейшего  под собой.
- Да, конечно, милорд… – рассеянно кивнул антик, поднимая на главу Дансефеев холодный взгляд. внешне Первородный остался спокоен и все так же безупречно вежлив. О его недовольстве и потрясении свидетельствовала лишь полыхающая над головой диадема. – Пожалуй, я соглашусь с вами, монсеньор. Новые сведения требует тщательной проверки, прежде чем мы  скрепим контракт своими подписями. – Локхони прервался, мысленно формулируя необходимые  сейчас фразы. – Думаю, что на данном этапе нам следует прерваться, чтобы я мог уточнить и обдумать переданные вами сведения, прежде чем приму решение. Так же полагаю, что нашим специалистам потребуется два-три дня, чтобы окончательно все подготовить и согласовать новые пункты контракта.
«За это время я успею разобраться в ситуации, которую создал господин Майрон Сайлент… И успею решить, как поступить с ним и его вылупками…» 
Локхони побарабанил когтями по столу, рассеянно следя за блеском алмазных капель, отражавшихся в драгоценностях.
- Кстати, вы можете гарантировать мне безопасность на территориях, подконтрольных клану Дансефей, в случае, если я мне потребуется покинуть резиденцию  рода Эльвантас, монсеньор Габриэль?

http://forumfiles.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тяжелого изумрудного и серебряного шелка сложное одеяние, несколькими уровнями спускающееся до самого пола. Длинным шлейфом спускается с плеч верхняя накидка, глубокого черного цвета,  расшитая изумудной и серебряной нитью. Искусный узор перетекает со спины на рукава, на грудь и поражает изысканностью и сложностью. Широкий пояс несколькими слоями обвивает талию мужчины, удерживая платье.
Грива длинных полночно-черных волос заплетена во множество тонких косичек, и собрана в высокий хвост. Челка обрамляет лицо и спадает до ключиц. Над головой пламя диадемы, напоминающее костер.
В левом ухе каффа, состоящая из серьги-гвоздика и кольца, которые соединены между собой несколькими цепочками белого золота и платины разной длины.

 

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+2

20

Габриэль наблюдал,   как глайдер с делегацией Кристальных Барсов на борту взлетает в темное небо Схаласдерона. В качестве особого расположения и в доказательство достигнутых договоренностей глава клана провожал их лично,  с видимым удовольствием проигнорировав этикет и тихое шипение спецов СБ, по обыкновению отыскивающих несуществующие опасности. Эльвантас  контролировал ситуацию, впрочем, как обычно, что позволяло проявлять  толику внешней беспечности, и даже показной лояльности к чужакам.
Разноцветные глаза немного лукаво щурились, наблюдая за ясно ощущаемым облегчением присутствующих, хотя никто эмоций явно не проявлял. Граф чуть кивнул сам себе. «Что ж. Мы любим гостей принимать, но еще больше любим их провожать, особенно, если они, как в этот раз, полезные и необходимо  пренебречь их питательными свойствами. Теперь можно немного расслабиться, убрать парадные улыбки и снова заняться повседневной работой, слишком напряженной, чтобы оставалось время на что-то еще». Дансенфэй огляделся. «Что-то еще…»
- Раэн! Я жду объяснений. – Негромко и властно потребовал  Габриэль, направляясь к арке портала. – Ты идешь со мной. Оболтусов вернуть на место. – Это уже было сказано  через плечо рыжеволосому, и двое беловолосых исчезли.
http://sg.uploads.ru/6ajRx.png
- Конечно, милорд, я, как глава клана Дансенфэев, гарантирую Вам безопасность, в чем даю свое слово. Можете не волноваться на эту тему. У Вас будут лучшие телохранители, если угодно, но, право, это лишне. Думаю, хватит одной милой мелочи. – Габриэль небрежно выдернул из ворота камзола и показал гостю длинную игру с прихотливой головкой, украшенной мелким цирконием. – Если вдруг понадобится действительно  покинуть резиденцию, я выдам Вам защиту лично, господин Локхони.  – Тонкий намек на определённую взаимную осведомленность о передвижениях. Этикет, дипломатическая неприкосновенность и личная свобода  - вещи, безусловно, замечательные, но риск вне резиденции слишком велик. По идее  личная ментальная метка главы клана отпугнет нежелательных любопытствующих, но мало ли что может случиться? Жизнь полна нелепостей, выстраивающихся цепочкой одна за другой,  и может подбросить внезапный сюрприз. «Впрочем, не в этом случае».
Блестящие глаза исподволь следили за Локхони.
- Я понимаю – Инсект остановился у окна и говорил мягко, даже не выразительно, успокаивающе. Его силуэт почти растворялся в свете.. – У всех нас порой случаются моменты, в которые принимаются жизненно важные решения. Для себя, клана, вида или направления деятельности. – Эльвантас отвернулся, глядя в окно. – Я бы даже сказал, основополагающие. – Он помолчал. – Конечно, господин Локхони. Не смею более задерживать Вас. – Он перевел взгляд на двери, отдавая стоящим за ней мысленный приказ. Двери начали бесшумно открываться, за ней стояла стайка девушек в нарядной одежде цветов дома Эльвантас. – Вас проводят в отведенные Вам апартаменты и предоставят все, что потребуется. Когда Вы будете готовы продолжать   – дайте мне знать. - «Остается еще мальчик. Очень надеюсь, что Раэн все-таки удержится от искушения».
Габриэль был намерен ждать решения Локхони, просто ждать, незаметно склоняя его на свою сторону исключительно из соображений обоюдной выгоды. Политические соображения вели и его нового партнера по бизнесу Шейра Сильвера Локхони, и исключительно потому Аарон Сайлент провел дни в клане Дансенфэй весело и безопасно. И даже получил завуалированное предложение повеселиться не на Схаласдероне, а на одном из парящих островов Эвилариума, в отдаленной резиденции инсектов, разумеется, при условии, что он умеет хранить тайны и не проболтается ненароком кому-нибудь. Все-таки, развлечения предстояли опасные, совсем не для юных лигрумов.
Многозначительные улыбки и осторожные намеки сделали свое дело.
Бумаги подписали через четыре дня к вящему удовольствию и удовлетворению сторон. В качестве особого расположения Аарон Сайлент получил в подарок бокал из кристалина.
Бокал почему-то имел имя.
Эа.

Отредактировано Габриэль (08.07.2017 00:07:30)

+2


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Из политических соображений