Всем отличного лета и благодушного настроения, пусть оно пройдет весело и позитивно. Не забывайте про перечень квестов, в которых ваши персонажи принимают участие, а в соседней вкладке «квесты» всегда можно узнать об активных играх на нашем форуме. К тому уже помните, что кристаллы всегда можно заработать с помощью рекламы нашего проекта, тем самым привлекая новых игроков!
Небольшие новости из жизни нашего форума! Надеемся, у Вас всё хорошо и первые месяцы 2019 года станут отличным началом для плодотворного игрового периода, а мы кратко пройдемся по последним событиям. Пожалуйста, загляните в раздел Объявлений, ко всему сказанному добавлю, что мы немного изменили мелкие детали дизайна, так что не пугайтесь. На рпг-топе все желающие могут оставлять положительные комментарии к нашему форуму, это, несомненно, поможет в его продвижении. В разделе «акции игроков» содержатся советы, как быстрее отыскать игрока на заявленную роль.
Пусть наступивший год кабанчика наполнит Ваше вечно длящееся настоящее чудесными открытиями, бодростью и желанием совершенствоваться, радуетесь жизни во всех её ипостасях: реальной и игровой! Не забывайте заглядывать в объявления, там отражается довольно много важных (и не очень) событий нашего форума!
Вот и настал тот момент, когда нашему проекту исполнилось три года. Дата для ФРПГ не маленькая, хотя и древним проектом нас пока еще не назвать. За спиной приличный багаж из отыгранного, а впереди маячит множество потенциальных сюжетов. В честь сего знаменательного события был проведен конкурс «Титулование», в котором, по итогам голосования, удостоились титулов за участие в отыгрышах тридцать один персонаж. Всем прекрасного настроения!
Масштабная реконструкция форума завершена. Она включала в себя создание каталога npc, изменения правил бронирования изображений и создания акций, объявлен постоянный набор модераторов, произошла чистка проекта от анкет и эпизодов, полностью переделан перечень персонажей и завершающим этапом стало маленькое добавление в правила стиля игры, а именно – ПвЕ, т.е. «игрок против окружающего мира», что сразу повлекло за собой перераспределение уровней могущества, если у кого-то возникли вопросы, просьба обращаться в связь с АМС.
За последнее время у нас произошло много нового и интересного. Вся информация о хроносах и магии времени была добавлена в игру, а мы все также медленно, но уверенно, двигаемся к окончанию сюжетной арки. Небольшие изменения коснулись правил, раздела «базовые роли проекта», частично были подредактированы локации и FAQ, введен перечень важных NPC.

Подразумевается свободное вступление любых персонажей: выберите эпизод, сообщите о своем вступлении в тему «вызов мастера игры», или в оргтему, или в тему «поиск соигрока».


Божественная комедия
Воронка хроновора
Схаласдеронские каникулы
Неосфера
Гильдия Вен Риер
Добавить свой




Ну, короче, дело было так. Мы от тебя улетели. Летим, летим, значит, над горами и тут от тебя смс-ка приходит. Ну, мы там, на горку присели, её прочитали и отправились искать этого вашего чокнутого дифинета. Летим мы это, кликаем, чтоб...
Отправляйся по следу, Реос, но будь осторожен. А я пока что попробую раздобыть немного информации. Мне почему-то кажется, что ребёнок как-то связан с этим местом. Следовательно, чем больше узнаю о нём, тем лучше. К тому же...
Удар пришелся вне-запно, один из тех, самую малость картин-ных ударов в стиле злобного шаржа, но климбату уж точно не по-казалось произошедшее смеш-ным. Ощущение свободного полета и шелеста собственных...


      
      

Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел...

Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чудными недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы...

– Ну что же, с Астериумом есть возможность найти общие темы для разговора, – кивает Арек еще до прихода деоса. – Ах, Нонтергар. Помню, меня туда не пустили даже на туристический остров. Говорят, подозрительная личность, либо фэдэлесы-эделиры решили надо мной подшутить. Хотя, признаюсь...







Gates of FATEВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластия
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldDragon Age: final accord, Тедас 9:47 ВДFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieПарящие островки и небесные киты!Dark Tale ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Старый враг или новый знакомый?


Старый враг или новый знакомый?

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s009.radikal.ru/i307/1705/a8/e2466eec36be.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода


13.01.3002

Вечер (21:50)


https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Климбах/Десятая зона/Таверна недалеко от моря Фандэр
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Инфирмукс|Джудал
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Встретились как-то правитель десятой зоны и пытавший его в далекие времена планетарный дух. Но анекдотом или забавным происшествием эту встречу язык не повернется назвать, так как помнил бы Инфирмукс о своем прошлом- не сверкал бы Джудал голыми пятками по свету и не грел уши в тавернах. Так что же могло понадобиться давнему подчиненному Уробороса от того, кто может все вспомнить и стереть садиста с лица Климбаха? 
https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.png Будет ли бой или не будет- остается загадкой. Но если что-то пойдет не так, то все, скорее всего, пройдет по официальной системе.

+1

2

В окно старой и накренившейся таверны подул легкий бриз с вечно мрачного моря Фандэр. Скалы, будто выходившие из самих глубин неизведанных вод и стремившиеся своими верхушками прорезать небесные просторы, составляли самый обыденный пейзаж Климбаха, медленно покрывающегося ночной мглой. Из-за сгущающихся сумерек море казалось чернее, чем обычно, а от спокойных вод так и тянуло чем-то пугающим и устрашающим. Наверное, именно поэтому Джудалу нравилось этого место.
Качнувшись на деревянном стуле, что противно заскрипел под тяжестью тела, дух скрестил на груди руки и по-актерски закатил глаза, в следующую секунду обращаясь к хозяину таверны- эссенцию, вечно принимающему облик сгорбившегося старика:
-Когда же эту избушку уже сдует... Все скрипит и разваливается, прямо как ты, аж смотреть жалко.
Небрежно брошенные слова вызвали на лице старика, протирающего поверхность соседнего стола, спокойную улыбку:
-И все-то тебе язвить. Эта таверна крепкая, тысячелетия стояла и еще постоит. Ветра тут нынче спокойные.
Выслушав эссенция, Джудал окинул взглядом пустое помещение. Здесь всегда было мало гостей из-за расположения таверны, но, если что-то и меняется на этой планете, то явно не эта избушка и не её хозяин. Климбат был приятно удивлен, обнаружив спустя два тысячелетия эту ветхую постройку, которая осталась в том виде, в каком он видел её до своего заключения. Что там говорить, даже соскочившую с одной петли вывеску не удосужились прикрепить назад.
Взгляд вернулся на море, что становилось все темнее и темнее. Уже месяц он вел активные поиски, которые не привели ни к какому результату. Спустившись с гор Фордрэн Джудал повстречал не так уж много существ, чтобы судить о достоверности изложенных предложений, но все встречные в один голос говорили, что правитель десятой зоны- личность непредсказуемая и непонятная, к тому же на месте не сидящая и в активные контакты не вступающая. Безусловно, дух не планировал услышать что-то вроде "Да, вон он в Пандемониуме сидит, где ж еще", но его цель приобретала характер "пойди туда, не знаю куда". Это начинало раздражать. Даже Инфирмукс не изменился: что тогда он безрезультатно пытал его 31 день, что сейчас безрезультатно ищет эту личность уже 31-й день. Как будто и не засыпал на два тысячелетия.
Качнувшись еще раз, Джудал встал со стула и молча вышел из пустой таверны, со смешком покосившись на упавшую сзади вывеску- ну теперь-то её точно приделают. Целое одно доброе дело за сегодня, хотя и немного сомнительное.
Старик также ничего не знал. Более того, Инфирмукса он не видел уже где-то тысячелетие.Все это начинало казаться духу бессмысленной затеей, которую пора завершать. Но подобные мысли возникали у нетерпеливого климбата уже не раз, и каждый раз со словами "Надо будет, сам найдет", Джудал день бродил без дела, после чего начинал поиски вновь.
Скатившись по тропинке, что круто уходила к низким скалам, эссенций приземлился на краю одного из утесов, свесив ноги вниз. По открытой коже тут же пробежал прохладный морской ветер. Было очевидно, что правитель десятой зоны его не помнил, так как не в его вкусах было оставлять в живых своих врагов, а Джудал был ему именно врагом, так как во время пыток чай они не пили и добрыми пожеланиями не обменивались. Несколько раз возникали мысли и о том, что при встрече Инфирмукс может все вспомнить, и тут уж, как говорится, учись бегать по воде и телепортироваться за секунду. Но, раз уж задумал, то придется идти до конца. Здесь как в азартных играх- результат может быть любой, и скорее всего он будет таким, каким его даже представить не могут.
Облокотившись руками о холодный камень, Джудал посмотрел вниз на простирающиеся на два метра вперед небольшие глыбы, омываемые спокойными водами Фандэра. После долгого прибывания в горах мутная вода чем-то завораживала и даже успокаивала, хотя необычайно спокойное поведение климбата было обусловлено скорее его полной сосредоточенностью, нежели отсутствием как таковых внешних раздражителей. Что ж, сегодня он переночует в этой таверне и завтра продолжит свои поиски. Оставалось надеяться, что кровать под ним этой ночью не развалится.

+1

3

Странный магический выплеск отозвался где-то под диафрагмой неестественным жжением, будто голод, но голод души, а не тела. Показалось? Инфирмукс уже давно привык ко множеству странностей в своей жизни, хотя бы то, что мальчишка каждый новый день проживал чуть ли не с чистого листа, не могло создавать вопросы буквально из пустоты.
Джудал — это имя было стерто одним из первых. Джудал — тот, кто виляя хвостом, по мнению Эфира, вторил каждому действию Уробороса, к слову, имя «Уроборос» и было стерто первым. Ах как жаль, что нынешний правитель Десятой зоны не видывал той битвы между мастером пыточных дел и, убитым в будущем Десятым в ожесточенном сражении, фанатике.
Джудал действительно хорош в пытках, притом, что часто приходилось ломать именно климбатов, а изобрести хотя бы сопоставимое с болью при прорастании скорбилуса очень сложно, климбаты сами по себе имели низкую болевую чувствительность. Вот лишь, на их горе, в распоряжении алоокого демона имелись и разнообразные жидкости в кристальных шприцах.
Прошло уже слишком много времени, но даже это не спасло сознание Темного Эфира от ощущения... присутствия, словно в затылке кулак, напряжение... он метался несколько суток по Десятой зоне не в состоянии понять, что происходит, а после попросту списал на последние события с меткой и Селеной Ванцвахен, что дерзнула пригласить Инфирмукса и еще нескольких правителей зон в свою обитель. Поставив перед фактом и лишив выбора. Маленькая дрянь и правда думала, что сможет проломать хребет монстру ранга Инфирмукса? Эти мысли перебили возникшее ощущение... непонятное, а еще затуманили разум, заставив и  желание разрушать странную непомерную Цитадель растворится во тьме... как же ее называют? … Нет, точно не вспомнить... Обитель Зла?
Блеск фиолетовой жидкости в колбе... стекающие капли по длинной игле, она с обманчивой осторожностью входит куда-то в сонную артерию, и яд струится по телу... разгоняя кровь в атомарной массе... чистая ртуть... его запах, единственное, что не забыл Инфирмукс, это его запах. Ноздри раздуваются в попытке втянуть, запомнить... что за странные картины?
Сейчас мальчишка лежит раскинувшись на спине в сотнях километров от Джудала, вглядываясь в темные небеса Климбаха устеленные звездами и перед глазами пляшут чьи-то бледные руки... Шаровары? Вы смеетесь? Парень ловит себя на мысли, что не стал бы облачаться в шаровары и обнажать живот. А еще глаза соседней климбатки, он ее знал? Яркие темные очи, тлеющие угли... она предлагала мучителю свое тело в качестве... платы за спасение? Отвращение, жалкая картина.
Сон? Скорее всего это просто плохой сон, что на мгновение вспомнил монстр с лицом ребенка, по крайней мере, так он сам подумал. Демонов ведь не существует? Верно? Но он ходит босиком, как и сам Инфирмукс...
***
- У меня чувство, что мы знакомы, котеночек... - вновь фамильярное обращение, так Инфирмукс общался со всеми, может, защитный рефлекс? Котенок — беззащитное создание, что не сможет противостоять ему, а значит, не выражает угрозы. А еще... уничижительно и насмешливо. Инфирмукс стоит позади Джудала, на лице легкая полуулыбка, волосы спадают чуть ниже плеч, огромные раскаленные крылья за спиной... Джудал помнит, до битвы с Уроборосом они не полыхали огнем, от Инфирмукса не исходил сей жар, будто его поцеловал сам Эреб, заковав во льды Коцита! Холода нет. Лишь Инфернальное пекло! Рога венчают голову, хвост кольцом опоясал вокруг землю.
Удивился непомерно собственным словам, а ведь правда... чувство есть, но, определенно, климбат не помнит. Точно не помнит. Гарантированно. Климбах безмолвен и кажется тишина звенит оглушающем эхом, боясь дрогнуть...
- Ты не правитель зоны... а значит... - в голове вспыхнуло много мыслей, даже слишком много, может кто-то из прошлого? - нет, не предатель... иначе давно бы валялся выпотрошенным в канаве... кто ты такой? Не твою ли энергетику я ощутил с месяц назад? То была необъяснимая вспышка...

Отредактировано Инфирмукс (10.05.2017 14:13:00)

+1

4

Обернувшись в темную вуаль, небо опустило ночную мглу на вконец почерневшее море, выдающее свое присутствие лишь шумом волн, разбивающихся о скалы. Подперев голову согнутой в локте рукой, дух прикрыл глаза, пытаясь под успокаивающие звуки воды нагнать на себя сонливость. Но это являлось еще одним действием, что не давалось Джудалу с момента его пробуждения. Конечно, за два тысячелетия можно вполне неплохо выспаться. Хотя, навряд ли то можно назвать сном, скорее кома. Подобрав под себя правую ногу, эссенций мгновенно отмахнулся от этих мыслей. Сколько он возвращался к вопросу о том, помнил ли он что-либо из такого долгого сна, столько раз натыкался на один и тот же ответ- тьму. Обычная тьма, даже не устрашающая, а обволакивающая и вечно куда-то затягивающая. Воспоминания об этом постоянно вызывали некое раздражение, вызванное собственной неспособностью расставить все по местам, как это положено.
Всего секунда, и легкий бриз прерывается нахлынувшим сзади потоком ветра и внезапным жаром. Аура того, кто оказался за спиной духа, заставила внутри все сжаться, и лишь благодаря многолетней выдержке климбат не вскочил со своего места с неким страхом в глазах. На мгновению Джудалу и вовсе показалось, что скорее всего он мог ошибиться, так как в голове не могла уложиться мысль о том, что спустя месяц правитель десятой зоны сам найдет его, пусть даже по воле случая, к тому же эссенций своей памяти не терял и прекрасно помнил, что крылья Инфирмукса не были объяты сильным пламенем. Все эти пронесшиеся в голове мысли заставили климбата повременить с ответом на прозвучавшие вопросы, а тянуть кота за хвост не любил ни он сам, ни правитель, потому более затягивать не стоило. Не поворачивая головы полностью в сторону того, кого эссенций так жаждал найти, Джудал встретился с полуулыбкой. Не знал бы он, кто стоит перед ним, смог бы воспринять это как дружелюбный жест. Будто неохотно поднявшись с холодного камня, Джудал отряхнул свои шаровары, повернувшись к Инфирмуксу с таким видом, будто встретил давнего приятеля:
-Ну и ну, уж думал и не найду.
Разговаривать с тем, кого запомнил в цепях среди всевозможных инструментов и склянок, было несколько странно. И было бы ложью сказать о том, что сам дух был спокойнее моря, плещущегося позади. Климбату постоянно казалось, что бывший пленник вот-вот все вспомнит, потому все действия были плавными и даже осторожными- обычная защитная реакция, когда не знаешь, чего ожидать от своего собеседника.
Тон Инфирмукса также несколько озадачил Джудала, который немного склонил голову набок, открыто рассматривая "нового" правителя десятой зоны. Нет, не изменился. Хотя... Да нет. Необъяснимый жар, безусловно, выдавал определенные изменения, произошедшие в климбате за два тысячелетия, но внешне Инфирмукс не изменился. Видеть пленника без цепей, не в крови и в не в ослабленном состоянии вновь было странно, хотя выдавать этой заинтересованности на своем лице Джудал не собирался. Перед ним отныне стояла другая цель. Беззаботно закинув руки за голову, климбат ответил правителю широкой улыбкой:
-Я же знаю, по чей территории хожу. Так что валяться в неудобной ямке без внутренностей не хочу.
Дух замолкает буквально на секунду, чтобы сосредоточиться на последнем вопросе. Даже если предположить, что побег из Пандемониума дал о себе знать, говорить об этом явно не стоило. Хотя, возможно, какой-нибудь отъявленный самоубийца и раскрыл бы все свои действия, начинающиеся месяц назад.
-Месяц назад,- задумчиво протянув последнее слово и посмотрев куда-то вверх, будто в раздумьях, климбат развел руки в стороны, неопределенно пожав плечами,- не думаю. Не было мне месяц назад настолько весело, что я бы не помнил произошедшего.
Промелькнувшая мысль о том, что если на него и дальше повалятся вопросы, которые вполне могут вывести духа на чистую воду, несмотря на весь талант заядлого вруна, заставила эссенция несколько изменить ход сего действия и начать продвигаться по тому пути, который он избрал.
-Что-то вопросы все мне да мне. Как-то это нечестно. А я же так хотел поговорить,- вызвав на лице некоторую обиженность, Джудал в следующее мгновение с полным энтузиазмом широко развел в стороны руки,- посмотри! Десятая зона- одна из самых больших, если не самая! Я хочу спросить: ты остановишься на этом? Будешь довольствоваться только этим? Сколько времени десятая зона не расширяла свои границы. Ведь остальные правители могут подумать о том, что раз в десятой зоне затишье, то и опасаться там нечего.
Джудал говорил так, будто и не боялся-то вовсе, будто участвовал в самом обычном разговоре. Дух прекрасно знал, что начал бы он восхвалять силу Инфирмукса, это бы только негативно подействовало на стоящего перед ним. Хотя такое открытое заявление о владениях, могло бы показаться кому-то странным. Но кто же знает, какие цели на самом деле преследует Джудал...

Отредактировано Джудал (10.05.2017 17:19:17)

+1

5

Мускусное амбре из свежей крови, приторного ликера и неразбавленного спирта скопом ударило в нос, проникая глубже в подсознание, сердце пропустило несколько ударов, Инфирмукс не сразу осознал, что стоит как вкопанный перед незнакомцем, не дышит и жадно-жадно, подобно утопающему, втягивает воздух. Последний, к слову, превратился в ледяной едкий кисель, окутавший ноздри и заполнивший доступные пазухи.
Нет… лишь показалось, от красноокого сатаны веяло неизвестностью, корой древнего дерева, коричневым мхом. Мальчик не мог бы припомнить на кого он последний раз реагировал столь остро, к слову, в чем именно выражалась сея острость тоже опередить невозможно. Словно на лезвии ножа, исполняющий предсмертный танец. Кружится. Смеется. Он смеется, а еще ровная осанка. Вызывает щемящее чувство странной опустошенности, но от ясности в уме и тишины Инфирмукс чувствует, как потихоньку дуреет.
«У каждого есть своей предел, надеюсь тебе до него еще далеко…» - издали звучат слова, не то воспоминания, не то голос скорбилуса, не то еще какая дрянь, Эфир чуть было не засмеялся, громко и неестественно. Случается и такое, может действие, каких веществ? Мало ли что он сам употреблял сутки назад, ничего исключать уже нельзя с собственными играми разума.
Алоокий скалится в улыбке. В его руке шприц… нет, не так, ему бы подошел шприц, и не являйся бы Инфирмукс эмоциональным инвалидом, то без труда инторпретировал собственные загнанные эмоции – это, ничто иное, как отголосок страха в купе с желанием уничтожить. Впрочем, он уже не тот мальчишка, эмоциональный и психологический фон похож на мелкие осколки, каждый из которых не более чем иллюзия. Но я могу сказать со всей ответственностью, если встреченные им ранее существа запечатлелись на одном осколке или, максимум на двух, а после терялись в глубинах разума, то по непонятной причине это до отвращения идеальное лицо, выбито киркой на каждом. Вместе с некоторыми другими, пока завеянными белой поволокой…
Моргнул… старясь вернуть себе былое равновесие, как не странно, получилось. Лишь звук шагов и визжащий женский просящий голос. Снова иллюзия…
- Ты искал меня, чтобы это сказать? – негромко, но с легкой ноткой обжигающей угрозы. Инфирмукс пошире распахнул крылья, медленно подходя практически вплотную, приближаясь к лицу незнакомца: глаза в глаза. Багряные, темные в карминовые яркие… две стороны убийцы луны. Он впился взглядом с такой внутренней силой, что казалось вот-вот сорвется и выдерет их с корнем, но лишь обжигающее дыхание и немного бессмысленное выражение. Отпрянул. Двинувшись в сторону и огибая Джудала со стороны по часовой стрелке.
- Житель Десятой зоны… верно? – первый круг замкнулся, черный костяной хвост климбата коснулся голой пятки Джудала, а перо обожгло чуть плечо, едва ли заметно, - какое тебе дело до моих планов? – Подросток уже начал второй круг, сложив крылья за спиной, его напрягала внутренняя звенящая тишина, обычно сумасшедший голос комментировал каждого нового знакомого в одинаковом стремлении – «убей, сожри, уничтожь», а сейчас предательски молчал, пугая лишь сильнее.
Остановился. Наконец остановился напротив, выдыхая с легким надрывом и чуть расслабляясь, задерживая взгляд на руках… эти руки...
- Меня подобное не интересует. – а ведь уже не первый раз глаголет похожие по смыслу фразы. Помнится, правитель Третьей зоны нападал на Инфирмукса, а тот… что? Победил, но выкрикнул, что ненавидит Климбах? Может расширить свои владения не такая уж дурная мысль, но она вызывала у Инфирмукса отторжение, словно то – что за пределами материка – чужое, больное и прокаженное. Взять его – значит пасть, заразится чумой иного рода.
- Планетарный дух, верно..? А еще я ощущаю странную вещь. Ты будто был… запечатан, поэтому сейчас слишком ослаблен магически, я угадал? – для Инфирмукса с его познаниями и опытом вычислить подобное в два счета - Имя, как твое имя? Отвечай! – вдруг воскликнул, взглянув немного исподлобья и пытаясь понять собственные хаотичные ощущения, климбат стоящий напротив был не так прост, это Инфирмукс понимал, но вот смысл… всего… ускользал подобно влажному кусочку мыла. Надеюсь… влажному не от крови?

Отредактировано Инфирмукс (10.05.2017 21:02:58)

+1

6

Однажды на Дизариасе, когда дух беззаботно оставлял свои следы на снегу, прогуливаясь по ледяным землям планеты, кто-то, чье имя стерлось из памяти эссенция, сказал Джудалу слова, отчего-то засевшие в голове на долгое время: "Важно не то, что мы видим. Куда важнее то, что мы чувствуем. Только прочувствованное и пережитое никогда не забывается, это и есть основная составляющая воспоминаний." В то время климбат не воспринял это предложение серьезно, будучи сторонником того, что то, чего нельзя вспомнить, не стоит и вспоминать, но сейчас, глядя на повелителя десятой зоны, что два тысячелетия назад был закован в цепи и отдан на растерзание цепному псу Уробороса, дух осознал истинную значимость тех слов, что вновь прозвучали у него в голове.
Он не помнил его, но отчего-то Джудалу казалось, что и забыть полностью также не мог. Откуда были сделаны подобные выводы? Отнюдь не из-за поведения Инфирмукса, так как понять, о чем думает повелитель, было просто невозможно. Подобное заключение было сделано сугубо на личном опыте. Джудал помнил каждого, кто продержался целую неделю. Помнил их лица, помнил их поведение, помнил их крики и мольбы, он помнил все- с момента вешания еще крепких тел на крепкие цепи Пандемониума до падения сломленных туш на холодный пол. Эти воспоминания настолько прочно вошли в сознание Джудала, что нередко всплывали во снах или даже во время обыкновенной задумчивости.
Вот и сейчас, когда Инфирмукс, распахнув крылья, подошел к "незнакомцу", открыто заглянув последнему в глаза, перед Джудалом невольно всплыл тот тридцать первый день, когда мастер пыточных дел отказался проводить дальнейшие эксперименты. Гулкие шаги, он вновь спускается в "лабораторию", ступая босиком по вечно холодному камню Пандемониума. Он зажигает несколько свечей и с нескрываемым интересом смотрит на висящего в цепях пленника с поникшей головой. Отбрасывая никому не нужную папку с наблюдениями, он быстро подходит к будущему повелителю, поднимая его голову так, чтобы прямо заглянуть в безумные глаза и... Встречается лишь с тем взглядом, что видел тридцать первый день назад. Первое "поражение" запомнилось Джудалу на всю жизнь, первый раз он уступил и первый раз заглушил непонятное чувство, которому и название дать не смог. Скорее это была злость от бессилия, ненависть к несломленному духу климбата и вместе с тем признание и доля некоторого уважения.
Жар, обдавший плечо эссенция, вывел Джудала из внутренних раздумий. На какое-то мгновение дух и вовсе почувствовал себя неким товаром на витрине, который то привлекает покупателя своим видом, то отпугивает большой ценой. Довольно ироничное сравнение, если учесть прошлое и происходящее сейчас.
И если к первым предложениям Инфирмукса эссенций был готов, то последний вопрос, что был задан довольно эмоционально, Джудала несколько озадачил. Это вызвало некоторое раздражение, в виду которого очень захотелось наступить на хвост повелителю, но дух не был бы сам собой, если бы не умел в такие моменты включать ту самую каплю рациональности.
-Ну запечатывали меня, планетарного духа,ну и что дальше?- эссенций протянул все предложение с такой интонацией, будто это спрашивали уже не раз, и являлось сие запечатывание настолько обычным делом, будто это случалось чуть ли не ежедневно, то по пьяни, то по проигрышу в споре. -А на счет территории, ты настоящий врун. Не может правителя зоны не интересовать его территория. Была бы у меня воля сделать близлежащие земли своими- сразу бы сделал. Разве просиживать свою жизнь в крепостях или симпотичных домишках это весело? Ха, конечно, нет.
Он вновь перевел тему на территорию. Ход скорее психологический, и направлен он, как ни странно, на свою защиту. Почему защиту? Потому, что следующим ответом должно было быть имя, а выставлять себя кем-то другим было бы слишком глупо и чревато последствиями. Хождение "вокруг да около" несколько отвлекало, поэтому, как только последнее слово было сказано, дух спокойно сделал шаг вперед из "порочного" круга, круто развернувшись лицом к правителю и скрестив руки на груди. Наверное, сейчас и была та самая кульминация всей встречи:
-Моё имя- Джудал. Рад встрече.

Отредактировано Джудал (10.05.2017 23:49:45)

+1

7

- Ты говоришь так, будто целую вечность потратил на поиски доказательства своим словам, - немного вызывающий оскал блеснул на лице, а взгляд, все еще лихорадочный, не мог удержаться на какой-то конкретной детали, дух буквально «расплывался», то и дело его образ рушился на квадриллионы песчинок, собирался из них вновь, метаболировал в стекло под инфернальным жаром Десятого, а после разбивался на крупицы вновь.
Джудал — имя отозвалось легкой холодной дрожью между лопаток. Джудал — или это лишь стая мурашек путешествующих по телу. Он не вызывал страха то ли потому, что Инфирмукс разучился бояться, то ли попросту никогда не боялся его в привычном понимании.
- Д-жу-дал... - даже попробовал на вкус, точно разорвал острыми клыками и проглотил, жадно смакуя до последней капли. Левый рог внезапно обдало болью, тот самый... что принадлежал Уроборосу, о котором, климбат, конечно же, не помнил. Непонятные ярчайшие до дикости картинки: нахальный взгляд гранатовых глаз, его вызывающий голос. Сон? Снилось, как босой сатана вот так же развел руки, но вместо столь подходящей ему иглы, в них вспыхнули языки мощной разрушающей энергии, а внутри себя... а может не себя вовсе, породилось жуткое ощущение ярости. То была холодная ярость, поэтому магматический разум Инфирмукса, полностью разрушенный и восставший в своем фантасмагорическом безумии, не был был способен как-либо перевести эту ярость. Как не может прочитать компьютер файл определенного формата, не имея нужной программы. Это лишь воспоминания Уробороса, что всплывали очень-очень редко из-за рога... но, шаткое ощущение реальности Инфирмукса старалось их хоть как-то интерпретировать, ставя блок. Сон...
«Это очень странно, я будто его знаю, но, вместе с тем, вижу впервые. Такое вообще бывает? Надеюсь, сие чувство не регрессия моего рассудка. Нужно разобраться, последовательно... долго... я разберусь, обязательно разберусь. Кто ты... таков? Имя... как твое... имя... Эреб тебя побери! Я забыл его имя, а он мне только что его сказал!» - мальчика выглядел напряженным и расслабленным одновременно, он ощущал то, чему не мог найти объяснение. Лишь вкус на языке: приятный кисло-горьковатый, крепкий кофе с цитрусами, нотки металла и несомненно кровь. Много-много крови.
- Просиживать жизнь, значит... - многообещающий оскал обнажил белоснежную кромку зубов - а ты меня совсем не знаешь, верно? - Секунда. Две. Три. Четыре. Резкий, стремительный рывок, доля мгновения и климбат оказывается прямо перед Джудалом, болезненно втыкаясь ему в лоб своими рогами, почти на таран! Магнетический удар сковывает тело духа и он чувствует как сильные горячие руки хватают его за локоть в мертвецкой хватке — не отодрать и... земля уходит из под ног!
Инфирмукс ядерной боеголовкой срывается с обрывистого утеса, падая вместе с Джудолом в непроглядную тьму, в плотный вязкий ветер... внутри все охнуло от накатившего странноватого адреналина и это... нравилось! Проклятие! Это новое чувство нравилось Инфирмуксу по какой-то причине. По крайней мере становилось до одури интересно! Сделал прямо в падении сальто, переворачивась вместе с новым... старым знакомым... в полете и хватая его уже за шиворот, поддерживающая гравитационная и магнетическая сила держали Джудала в сравнительном равновесии! Быстрый полет! Порывы воздуха! Обжигающие всполохи огня и искр от ударов крыльев в попытке выровнять падение и... в самую последнюю секунду... до столкновения с землей, взмывает вверх, набирая еще более ошеломительную скорость... даже не собирается выпускать жертву!
Взмывает в темные небеса Климбаха, столь же безмолвные, как и всегда...
- Я слегка забывчив! - выкрикнул, - буду звать тебя Тенебриш! К слову, терпеть не могу крепости и домишки, если не веришь, то предоставлю доказательство! Хочешь, прямо сейчас твоей тушкой раздолбаю парочку башен? - звонкий смех... довольно искренний и не понять, шутка или же нет. Похоже, и то, и то.
- Вынужден тебя разочаровать! Посмотри вниз! Это Некроделла! Моя! Только моя и ничья больше, мне плевать на Климбах и другие зоны, я не нуждаюсь в них и не собираюсь покидать Некроделлу!
Инфирмукс несся все выше, пока разложенный под ним мир превратился в пестрящую карту...
- Ты, похоже, долго спал! Сколько лет? Знаешь, я люблю все неизвестное, хочешь помогу тебе вернуть силу!? - сам не знал, почему предложил подобное, ведь ранее... черт, этот климбат не вписывался ни в какие стандарты Инфирмукса, он не подходил ни на одну роль. Был... словно вне игры...

+1

8

"Ну надо же, посмотрите, блудный пес вернулся к своему богу". Резко вспыхнувшие в сознании слова заставили Джудала с неким безумием посмотреть на рассматривающего его Инфирмукса. Нет, это сказал не он... Он не мог такое сказать, это говорил Уроборос, а он мертв. Это воспоминания, коих стало за сегодняшний день слишком много. Он ненавидел эту фразу, которой прошлый господин встречал Джудала, исчезающего из Пандемониума на месяц, а  то и больше. Он ненавидел манеру речи, с которой Уроборос произносил эти слова, явно наслаждаясь гневным лицом того, кому и без того все спускалось с рук. Но он молчал, молчал, потому что в его руках находилась власть, которой он жаждал с прибытия на Климбах.
-...а ты меня совсем не знаешь, верно?
Климбат нехотя усмехнулся. Наверное, в мире не будет ни одного существа, что сможет открыто заявить о том, что знает Инфирмукса так же хорошо, как и свои конечности. Во время пыток климбату было достаточно двух или трех дней, за которые он узнавал своего пленника так хорошо, что, казалось, и сам пленник столько о себе не знает. Кто в руках Джудала только не побывал, сколько тайн прошло мимо ушей климбата, который забывал об этом на следующие сутки, сколько выгодных предложений он слышал перед тем, как холодная сталь вонзалась в плоть пленников. И как иронично то, что стоявшего перед ним повелителя, дух так и не смог полностью узнать за то длительное время, что было ему отведено. Безусловно, молча все пытки не проходили, и хотя некоторые аспекты поведения своего "гостя" Джудал все же определил, это не дало ему возможности понять все то, что находилось в душе у Инфирмукса. Это будто была запечатанная всевозможными замками дверь, что пугала и интриговала одновременно.
Буквально секунда, и дух вновь встречается взглядом с повелителем, да так внезапно, что боль от вонзания рогов почувствовалась не сразу. Глаза несколько расширились от неожиданности, хотя на секунду Джудалу и вовсе показалось, что Инфирмукс все вспомнил, и сейчас начнется самое кровавое месиво, которое вообще возможно. Его схватили за локоть, и вот он уже стремительно летит вниз. Сильные руки мертвецкой хваткой вцепились в "свежую плоть", а идущий от крыльев жар даже на мгновение ослепил, заставив духа крепко зажмурить глаза и мотнуть головой. Вырваться? Тщетно. Стиснув зубы, Джудал предпринял несколько попыток освободиться от хватки и взять полет в свои руки, но куда там. Вид приближающейся земли нагнал на эссенция любимый инстинкт самосохранения, потому тот, лишь прошипев что-то непонятное даже для себя, вывернулся таким образом, чтобы в случае чего применить хотя бы защиту, но внезапно вспорхнувший вверх Инфирмукс полностью выбил духа из колеи, отчего тот на некоторое мгновение перестал сопротивляться, обмякнув в руке, которая тащила его за собой. Что ж, он хоть не болтался как колосок на ветру, и его равновесие ему все же оставили, на том спасибо. Но чувство предстоящего сражения сменилось другим... Настолько непонятным, что даже раздражало. Джудалу казалось, что он давно прошел тот этап, когда  не мог дать названия своим чувствам, но, видимо, это было ошибочное суждение. Он был... обескуражен? Шокирован? Удивлен? Да, удивлен. Даже шокирован! Он был готов к тому, что сейчас все всплывет наружу. Но не был готов к тому, что наружу все не всплывет.
Он замер. Замер он, но Инфирмукс нет. Дух смотрит на открывшиеся взору великие владения повелителя десятой зоны. И в следующую секунду его будто камнем по голове ударяют.
-Те...Тенебриш?- еще болтаясь позади климбата, произносит Джудал, пытаясь понять шутка это или вполне реальное заявление. Судя по всему, это было серьезно, и противиться этому не стоило. К тому же, как считал Джудал, все, что ни делается, делается ему на пользу. Тенебриш, значит, Тенебриш. Имя Джудал могло бы когда-нибудь напомнить повелителю о себе, в то время как Тенебриш- не было именем жестокого садиста, любящего пытать невинных жертв в Пандемониуме.
-Много-много,- пользуясь моментом, когда за полет самому отвечать не надо, дух попытался совершить несколько кульбитов, решив умолчать об истинной протяженности своего сна. -Так много, что и спать уже не хочется.
Еще одно предложение Инфирмукса, и на лице Джудала проскальзывает неопределенная улыбка, за которой климбат скрыл свой восторг.
-Ого, получить помощь от тебя? А почему бы и нет. Я ведь тоже люблю все неизвестное,- закинув голову назад, дух вновь встретился с глазами повелителя. -Как мне тебя называть? Как хочешь, чтобы я обращался к тебе?
После службы Уроборосу для Джудала это был не просто вопрос.

+1

9

«Признай меня богом, кто подчинит себе Климбах. Имя мне, Уроборос — я Рагнарёк сего мира...» - издалека, прямо в отголосках мыслей и чаяний зазвучали слова, как будто алоокий сатана уже когда-то давно задавал подобный вопрос, а Инфирмукс когда-то давно отвечал на него. Стерто мгновенно. Впрочем, подобное лишь вызвало легкий саркастический смешок, - «Сегодня самый странный день, надеюсь это не из-за последний событий, а то и мозгом двинуться можно... Тенебриш... что ты такое..?» - Десятый «двигался» словно по наитию, проще говоря, интуитивно подбирал слова, прислушивался к собственным реакциям и действительно не мог вспомнить, чтобы подобное случалось раньше. Джудал казался Инфирмуксу тайной за какой-то неимоверной монолитной стеной, лишь природа сей стены осталась неизвестна, вроде бы ответ на поверхности: ты держишь его в руках; мчишь на всех парах куда-то вперед и ввысь; вместе с тем, абсолютно неспособен разрушить стену даже уповая на весь уровень могущества. Как будто схватка неравная... - «Что за бред?» - Называй как есть - Инфирмукс! - выкрикнул довольно громко, входя в очередной вираж... полет климбата походил на размашистые зигзаги с острыми углами, то и дело заставляющими перехватить дыхание и зажмуриваться, он лавировал между воздушными ямами, формирующимися, видимо, от его собственной энергии столь искусно, что впору начать кричать.
«Почему же Ты молчишь... обычно и секунды не проходит после нового знакомства, как я слышу заходящийся голос в голове. Ну же, где вечные взывания: Убей? Разорви? Давай умоемся кровью и все в подобном духе?» - с ужасом осознал, что впервые за долгое время, именно после этого знакомства, он желает услышать хоть какой-то комментарий скорбилуса. Нуждается в приказе, но ответом лишь безмолвная тишина...
***Его шаги быстрые, верткие... босые стопы — Инфирмукс каждый день засматривался на его стопы и думал, почему Цепной Пес Уробороса — пыточных дел мастер, ходит босиком. Может потому, что удовольствие от ласкающих вязких струй крови, что стекали на пол незамысловатыми лужами, непередаваемо? Джудалу нравилось ощущать густое масло под пальцами? Нравилось размазывать его пятками, наблюдая впитывающуюся жидкость в шершавый камень? Инфирмуксу подобное всегда казалось чистой воды безумием, но зато вопрос — почему каменистый каменный пол ярче карминовых глаз Джудала отпадал сам собой.
Он ломал его так много раз, что мальчишке не оставалось ничего лучше, как уходить в свои собственные чертоги разума, смотря на климбата абсолютно невидящим взором, впрочем, это не мешало ему являться осмысленным и холодным. Признавать странно, даже страшно, но было в этом сюрреалистическом помутнении, длящимся тридцать один день, нечто важное и пленяющее. Важное для некоторого личностного становления? Вкус собственной крови на губах… Он никогда не просил пощады, лишь один раз спросил, кажется, - «И в чем смысл твоей жизни, Джудал? Во всем этом безумии? В абсурдной религии? Ха!» - смачный плевок прямо в лицо мучителю...
***На миг внутри что-то похолодело, картинки замелькали перед глазами: сладкие сказки в шприца стеклянных; самодовольный смех Уробороса; озорные глаза Джудала… - Джудал… - одними губами произносит Инфирмукс и срывается в пике, крылья обессилено поникли, а внезапно удлинившиеся волосы растрепались на ветру, будто вопрошая молитву. Он потерял сознание на одну жалкую долю секунды, чтобы прийти в себя также быстро, ощутив укол мигрени – блок сознания точно перезагрузился, едва ли Десятый успел выровнять свой полет топором, но и не нужно было. Они прилетели. К подножью огромной непомерной горы и приземлились на спину спящего мегаструма, что наполовину зарыт в земле.
Эфир без особых церемоний швырнул Духа в сторону, перед тем как коснулся стопами поверхности монстра, - Ну вот и прилетели! – потянулся всем телом, разминая плечи и, плюхнулся на поверхность, усевшись по турецки и вопросительно взглянув на своего нового знакомого.
- А ты с крепкими нервами, да? – одобрительно тронул голос звенящий шум Климбаха, - лады, Тен, давай начнем с малого: расскажи о себе. Где родился? Как докатился до такого? Согласно той минимальной информации, что я получил через энергетические потоки, ты был с магическим блоком не менее полутора тысяч лет… или больше? Хочешь, найдем мразь, которая это с тобой это сотворила, и выдерем ей хребет? – усмехнулся, расслаблено откидываясь назад, упершись руками, - но ничего личного, мне просто бывает скучно, а подобное звучит как минимум весело! И… где именно ты проснулся? Надо бы исследовать место, может найдем чего занимательного, такое ведь не часто встретишь… хм… ты в курсе, что запечатать существо на столь долгий способны лишь единицы нашего мира, я бы на него… или на нее хотел взглянуть. Нет, конечно, печати разными бывают, тут тысячи вариантов, однако... - Инфир взлохматил несколько прядей, облизнув лихорадочно губы, - что скажешь?

Отредактировано Инфирмукс (11.05.2017 20:09:35)

+1

10

Стиснув зубы, Джудал почувствовал, что его тело вновь безвольно отправляется в крутой вираж. Видеть тянущуюся к небу руку, ощущать себя во власти ветра, освобождать свой разум от ненужных мыслей- все это до какого-то неясного безумия нравилось духу, что наблюдал давным-давно за Дизариасом с высоты птичьего полета. С какого момента земля заменила эссенцию холод и воздух, он не помнил. Помнил лишь то, что хотел сполна ощутить все те эмоции, что были недоступны тому, кто лишь наблюдал, не принимая в жизни никакого активного участия. Несколько раз Джудал нехотя задумывался о том, что было бы, если бы он не спустился в тот день в южные леса. Какой бы тогда была его жизнь? Но... Он не сожалел. Не было ни дня, когда бы дух сердился на судьбу за то, что она отправила его сюда. Почему? Потому что все, что ни делается, делается Джудалу на пользу. Эта мысль настолько въелась в сознание климбата, что предположить чего-то иного он уже не мог.
Он видит, как черная коса беспомощно треплется в воздухе, как колышется легкая ткань под сильным напором ветра. Ему нравится? Ответ неопределенный. Не болтался бы он рядом с Инфирмуксом, к которому прилип будто репейник на одежду путешественника, хоть и не по своей воле, возможно, он бы с уверенностью кивнул головой. Ведь если бы каждому существу пришлось бы выбрать стихии, что их олицетворяли, дух без тени сомнений выбрал бы воздух и лед. Безжалостный, холодный, черствый, непостоянный... Какими словами еще ему давали описание? Да какими только не давали.
Еще один резкий поворот, во время которого эссенций устремляет недовольный взгляд на повелителя. Вновь невольно замечает, что начинает разглядывать его лицо, будто что-то вспоминать. Слишком много воспоминаний. Надоело. Но как назло, всплывает еще одно.
Одна из самых удаленных комнаток для пыток. В цепях неподвижно висит златовласая девушка. Она жива, дух слышит, как тяжело и прерывисто её дыхание. Она долго кричала, молила отпустить, и сдалась на второй день. Темно. Он вновь открывает глаза, перед ним все та же девушка, где-то слышно, как капли падают на холодный пол, отзываясь мерзким звуком, распространяющимся по всему коридору. Но он не один. Рядом с ним стоит Уроборос, что оценивающе глядит на пленницу, после поворачивается к нему. Его лицо настолько четко сохранилось в памяти, что Джудалу кажется, будто прошлый господин ходит где-то рядом и постоянно напоминает своему слуге о своем облике. Недовольное наигранное цокание и брошенное слово "Переборщил". Что означает переборщил? Странное слово. Непонятное. В пытках такого слова нет. Девушку все-равно куда-то утаскивают. Он догадывается, что её ждет, но лишь молча смотрит в спину своего господина. В соседней клетке слышится чье-то пение. Еще один пленник сошел с ума.
Джудал... Он слышит свое имя, и сердце делает мощный удар. Резкий толчок, и Джудал приходит в чувства. Земля совсем близко, но его почему-то отбросило назад. Видимо, намеренно. В последний момент, не почувствовав на себе более никаких сдерживающих факторов, дух делает кувырок и с помощью полета будто отталкивается от воздуха в нескольких сантиметрах от земли.
Мегаструм, значит... Довольно интересный выбор, учитывая то, что это существо спало. Дух также приземляется на "живую" поверхность, но решает сесть в двух метрах от Инфирмукса- защитная реакция, чтобы иметь возможность оградить себя от последующих возможных полетов. Он слышит голос повелителя. "Тен? Кто такой Тен? Мегаструм? А, точно... Это же теперь мое имя."
-Слишком много вопросов,- убрав небрежным жестом с лица черные волосы, Джудал вытянул вперед ноги, облокотившись руками о спину находящегося под ним существа,- какой же ты любопытный.
Играет с огнем. Одно ненужное, лишнее слово и все. Эссенций поворачивает голову к повелителю и смотрит ему в глаза.
-Да-да, два тысячелетия продрых, а родился на Дизариасе,- начав с самого простого, эссенций говорил все с таким видом, будто это самое обычное, и даже немного скучное дело, в то время как внутри все бушевало от того, как донести минимум информации. Общий враг, говорят, объединяет. Но разве это касается мертвых врагов? Все зависело лишь от того, помнил ли Инфирмукс об Уроборосе.
-Потом тут оказался, связался с этой планетой, так вышло. Но, я отвечу на все твои вопросы, если ты ответишь на один мой. Все повелители вечно любят прохлаждаться в своих замках- домиках. Почему ты не остановился в той крепости, что находится в горах? Там же вроде не жил никто.
Джудал прищурил глаза. Инфирмукс лгать не станет, и если он действительно не помнил Уробороса, то можно относительно безопасно перевернуть несколько своих карт. В любом случае, самому духу солгать навряд ли удастся.

Отредактировано Джудал (11.05.2017 22:02:00)

+1

11

«Этот климбат... что-то скрывает. Тайна настолько заволокла, что, похоже, давит на него сильнее, чем неопределенная вероятность болезненной смерти от моей руки. Что может быть страшнее смерти для таких как он? Хм... Вместе с тем, явно любит играть с огнем... даже не факт, что... хочет использовать мою силу? Это нормально и приемлемо до тех пор, покуда кажется интересным...» - насыщенный кровавым заревом после пепелища, взгляд Десятого медленно и изучающе заскользил по каждой мелкой детали нового знакомого, наконец аморфный образ перестал растекаться, собравшись в мало маломальские рамки и представ в особом свете.
«Цепной пес вернулся домой...» - вдруг зазвучал в голове знакомый голос, его-то Инфирмукс ждал будто длань с небес, вот лишь... похоже напрасно, скорбилуса исказило настолько, что тембр скользнул на некий, совершенно дикий, - «Ты мог бы забрать его глаза себе... они превосходны, вот лишь... он, в отличии от прочих, достоин этих глаз, так что зачем нам довольствоваться малым, Инфи-и-и-ирмукс?» - сладкоголос, убаюкивающий чем-то звериным изнутри, - «Забери его кости. Отними их! Его кости порадуют тебя... меня...  останутся вечными, как мы! Но, прежде, почему бы не поиграть в долгую-долгую игру, исход которой уже предрешен... упоительно, не правда ли?»
Легкие наполнились раскаленным золотом, с крупицами серебра и ртути, хотелось закричать от невозможности вдохнуть, но мальчишка лишь непонимающе впился взором куда-то между ключиц духа, будто видел там стигмату. Чувство отступало, смеясь другим — вопрос? Алоокий сатана задает вопрос, связанный с замком, хочет получить на него ответ. Десятый медленно выдыхает, пытаясь вспомнить о какой крепости идет речь. Крепость? На Климбахе много крепостей, башен, цитаделей, на его зоне больше всего хотя бы по праву территориального превосходства, но большая их часть разрушена. Что еще?
«Почему я вообще должен отвечать? Будто не знаю правил игры...» - О какой крепости именно ты говоришь? Некроделла пестрит разнообразными крепостями и развалинами. Меня это не интересует... - картинно задумался, наблюдая, как медленно вытягивается в росте прядка на челке, - «правда... почему?» - знаешь, Фтэльмена... мой фамильяр, постоянно смеется, мол, у меня специфическая клаустрофобия, только иначе. Не люблю все эти, каменные сооружения, окружающие со всех сторон и не продохнуть, не вырваться, разве Климбах величают не дикой планетой? Или мертвой... поди разбери. Ты когда-нибудь думал, что в окружающих постройках есть душа? Будь я строением, то скорее всего, подземным лабиринтом, а ты? - Инфирмукс усмехнулся, - ты мне представляешься скорее башней на витающем острове где-то высоко... и не подступиться, впрочем, все бред. Я  веду кочующий образ жизни — это мое право, я получил его силой и лишь силой у меня его отнимут. Все решает сила, Тенебриш, этот мир уродлив и прекрасен в своей простоте. Покуда ты слаб — ты жертва для более крупного хищника. На каждого находится хищник более высокой масти, может я просто в вечном поиске такового? В поиске того, кто возвысится в стремлении перегрызть мне глотку и я вновь возжелаю измазаться кровь с головы до пят... как говорит внутренний голос. Давно не испытывал этого чувства, уже даже не помню когда... словно во сне, давно. Очень давно я уверен, что нечто подобное было, истинное желание, неподдельное... а потом пустота, оно осталось лишь фантомом... что...
Тут Инфирмукс широко раскрыл глаза от удивления, на дне угольных шипящих, словно от тушения камней в печи, зрачков, порадилось ощущение шоковой эйфории, - «Что за неестественность? Почему я говорю это... ему? Я Его почти не знаю... что происходит?» - Инфирмукс моргнул сбрасывая наваждение и расслабляясь, разум вновь использовал блок, убирая волнение и странный привкус крови во рту.
Чего добился Джудал за тридцать один день пыток нынешнего Властителя Десятой Зоны? Нет, не признания кого-то там богом, не мольбы, не слез и не жутких криков, хотя последние, разумеется, были. Он Добился какой-то завораживающей честности, когда в очередной раз заглядывал в глаза и задавал какой-нибудь вопрос. Инфирмукс отвечал то, что было на душе, отвечал полно, будто под гипнозом и в конце всегда спрашивал Джудала, к чему пришел тот. Часто смеялся, Инфирмукс очень часто смеялся в камере мертвых и живых тел, смеялся после каждого своего рассказа прямо в лицо Духу, звонко и надрывисто, часто закашливаясь от собственной крови, струями вытекающей изо рта... смеялся как могут смеяться лишь шизофреники, но всегда после безумного смеха приходил в норму.
«Джудал, ты жалок... действительно жалок... именно поэтому ты там, где ты есть. Твое место здесь, рядом со всеми ними и тебе не найти спасения. Меня окружают стены, цепи и ты... ты окружаешь меня удушающим кольцом, этого не отнять. Я потерял ход времени... сколько прошло? Час? День? Неделя или тысяча лет? Но я освобожусь, а ты вечно будешь сгнивать тут... потому, что гниль в тебе, в твоем сердце... от этого не уйти...» - он не помнит этих своих слов... и ждет немигающим взором ответа в настоящем, добавив, - Где и кто тебя запечатал?

+1

12

Дух невольно подумал о том, что прошлое действительно подобно зеркалу. Разбитому зеркалу, собирая осколки которого, можно сильно порезаться. У всех на этот счет всегда были разные мнения, что расходились и вызывали продолжительный спор. Однажды, Джудал на Дизариасе стал свидетелем подобной дискуссии: одно существо кричало о том, что не стоит пытаться избавиться от воспоминаний и необходимо просто научиться жить с ними, другой, отрицательно качая головой, вторил о том, что для того, чтобы идти в будущее, надо избавиться от своего прошлого. Эссенций в этот спор не влез по той простой причине, что действительно задумался о том, что бы выбрал он. Забыть прошлое или жить с воспоминаниями о нем? Наверное, и по сей день он не сможет дать ответа на этот вопрос. Но в одном он был уверен точно: присутствующему здесь повелителю вспоминать свое прошлое явно не стоило. В первую очередь, дух желал этого для себя, точнее для сохранности своей жизни. И, скорее всего, это была единственная причина.
Инфирмукс задает встречный вопрос, явно не понимая о какой крепости говорит Джудал. Это не ложь. Дух с вероятностью в сто процентов был уверен в том, что повелитель не лжет. На лице вновь проскользнула некая хищная ухмылка. Помнил бы он о Пандемониуме, не стал бы с таким спокойствием говорить о том, что крепостей много и о какой конкретно идет речь, не знает. Самая настоящая психология. То, что оставило в душе глубокий след, не может не отразиться на соответствующей ситуации. Он не помнил, не помнил ни его, ни Уробороса, ни Пандемониум, в то время, как сам Джудал помнил все.
-...Фтэльмена...
Это имя будто полоснуло по спине хлыстом. Пришлось даже отвернуть голову в другую сторону, делая вид, что тяжелая черная коса просто неудобно лежит на спине и надо найти для нее другое место. Знал ли он её? Знал. Знал хотя бы потому, что она знает его. Могла ли она забыть обо всем? Навряд ли. Это создавало новую проблему, и фраза, что все проблемы надо решать по мере их поступления, уже не прокатывала. Если она узнает, если все расскажет, если все вспомнит... В голове начало витать несчитанное количество вопросов, вызвавших раздражение и злость. Тишина... Из тьмы всплывает еще один вопрос: если она помнит, то почему до сих пор не рассказала Инфирмуксу? Какая прекрасная тема для разговора с фамильяром повелителя. Вот это самоуверенность, он уже строит планы на то, с кем и о чем будет говорить при встрече. Ну и ну.
Слова повелителя мгновенное привлекли внимание Джудала, что развернувшись к Инфирмуксу, привычно скрестил руки на груди. "Подземный лабиринт? Это точно. Лабиринт со всевозможными ловушками и минотавром в придачу. А когда покажется, что найдешь из лабиринта выход, он закроется, оставив тебя вечно бродить по своим запутанным коридорам. Башня на острове? Верно. Довольно неплохое сравнение., запомню...".
- В поиске того, кто возвысится в стремлении перегрызть мне глотку и я вновь возжелаю измазаться кровь с головы до пят... как говорит внутренний голос.
Он вновь и вновь прокручивал эти слова. Странный ком будто застрял в горле, не давая и шанса высказать что-либо по этому поводу. "Сильнейший? Перегрызть глотку? Когда-то было? Знал бы ты, Инфурмукс, что это действительно было. У тебя уже был враг, враг, до которого ты тянулся, пока не убил. Я наивно полагал, что этого никогда не случится. Думал, что тебя кокнут сразу после пыток."
Дух принимал все слова серьезно, впитывал каждую интонацию, каждую паузу, впитывал и поглощал так, как самый ненасытный монстр. Он замолчал, его глаза несколько округлились, в то время как Джудал опустил голову, скрывая вновь выходящий хищный оскал. Навевает воспоминания. Хватит уже воспоминаний! Нет, не хватит. Он помнит, как каждый раз их диалоги приобретали подобный оборот. Смысл слов был другим, но ситуация... Инфирмукс  так же высказал эссенцию все напрямую, как и два тысячелетия назад. Что ж, эта черта также осталась у могущественного повелителя- стоит запомнить.
-Где и кто?- будто переспросил Джудал, усмехаясь над этой игрой,- это У..,- мощный стук сердца, грудную клетку будто охватывают чьи-то невидимые ледяные руки и крепко сжимают в своих объятиях. Его рот так и остался приоткрытым, в то время как шальной взгляд неожиданно резко метнулся на левый рог Инфирмукса. Секунда, и он возвращается в прежнее состояние. Нет, он не будет произносить это имя. Нет, не так. Не не будет, он не может его произнести, будто боится ненароком воскресить того, кому это имя принадлежит.
-Это умопомрачительная история, которую две тысячи лет сна немного стерли из моей чудесной памяти. Я и имени его не помню, да что уж там говорить, я даже внешность забыл. Хотя, уверен, что как только увижу его, тотчас вспомню. Надеюсь, что он сдох. Но такие как он, не могут запросто умереть, к сожалению. Я бы посмотрел, как он захлебывается собственной кровью. Собственно, это я и хотел увидеть тогда, когда меня запечатывали,- он не врет. Приукрашивает, всего лишь воскресил Уробороса на одних словах. Забавно.
-Я уверен, что он на Климбахе,- как бы невзначай упомянув данный факт, Джудал закинул голову назад, смотря на небо,- Я очнулся в горах, но у меня ощущение, будто все две тысячи лет я находился в другом месте. Это бесит. Раздражает, я не могу объяснить это просто потому, что не помню. Не хочу говорить об этом. Рассказывай ты. Ты повелитель, но я так и не могу понять, чем ты занимаешься!
На лице в какое-то мгновение действительно промелькнула самая настоящая злость, которую Джудал поспешил запихнуть в дебри своего сознания.

Отредактировано Джудал (12.05.2017 23:16:27)

+1

13

Каково смотреть и не видеть? Наверное, жутко угнетающе со стороны психики Инфирмукса и смешно до оскомины с точки зрения Джудала. Лишь так можно описать возникшую между этими двумя ситуацию: один зрячий слепец, второй хитроумный игрок-шулер. Становится опасно на виражах, но разве это способен заметить тот, кто лишен истинного зрения?
Мальчишка определенно чувствовал буквально всем своим звериным нутром. Чувство не отпускало, не позволяло выдохнуть или вдохнуть, разгоняло до сверхскоростей чистую лаву по венам, и тормозило ее у сосудистых стен с оглушающим гулом и пульсацией в висках. Каждый взгляд на точеное, не поддающееся интерпретации для Инфирмукса, лицо климбата точно находилось за мутной пеленой. Возникала острая необходимость как-то назвать ощущение, наречь его, однако… слишком сложно. Невозможно. Немыслимо.
У Инфирмукса не возникл даже повода в чем-то подозревать неизвестного ему духа, сколько таковых сейчас путешествует по Десятой зоне? Очень-очень много, оставалось лишь прислушиваться к собственным реакциям, уж на что не жаловался Инфирмукс, так это на инстинкты. Исходила ли опасность? Мальчишка не ощущал со стороны Джудала угрозы, пусть его глаза сверкали дьявольским огнем, словно повидали Ад, но кого сейчас удивишь блестящими глазными яблоками?
«Ты знаешь, где место этим костям… ты знаешь, Инфи-и-ирмукс, посмотри… посмотри на Него! Широко раскрой глаза и посмотри… Авазитонес не будет идеальным, не станет целостным, не обретет свою душу до тех пор, пока Его позвоночный столб не согнется в единую линию рядом с остальными! Лезвия… его кости могли бы стать смертоносными лезвиями… Пять лезвий мало – должно быть шесть!» - то, как Джудал отвернул голову в сторону озадачило Инфирмукса, неужели свой собственный волос мешает? Навряд ли. Тогда знакомый хотел скрыть нечто… важное? Свое мнение? Желание? Хочет убить?
Слишком утомительно, требовалось уж очень большое количество моральных сил, дабы противостоять всем возникающим ощущениям и голосу в голове. Вместе с тем от Инфирмукса не ускользнул факт чрезмерной внимательности оппонента, а может просто накручивает из-за искаженного восприятия мира?
- Две тысячи лет… знаешь, не каждый может так долго продержаться в запечатанном состоянии и очнуться к тому же не выжатым, как плод лиулы, а более менее бодрым. Видимо, ты был силен. – Джудал не врет, по крайней мере, откровенной лжи климбат не замечает, а уж с его опытом и уровень эмпатии понять, когда тебе врут в таких простых вещах – легче легкого.
Мальчишка опустил голову, стараясь разобраться во внутренних порывах и сдержать побуждения скорбилуса, тот порождал жгучую вспышку под диафрагмой, от чего мышцы сводило в болезненном спазме. Сейчас не время предаваться Зверю и его желаниям, не время убивать, тем более, совсем недавно Инфирмукс уже удовлетворял чужой инстинкт. Или свой? Скорбилус не унимался, твердя, что он – это Инфирмукс.
- Я… ничем конкретным и не занимаюсь. – пожал плечами несколько равнодушно, - если честно, как-то и цели не вижу, иногда вот слежу за популяцией мегаструмов и ввязываюсь в редкие сомнительные авантюры, оканчивающиеся всегда… похоже, удачно, раз я еще жив. Но деталей, увы, не помню. Да и зачем? – выдохнул, коснувшись поверхности левого рога пальцами, немного сжав у основания, - но это часть меня. Будто в вечном поиске несуществующих ответов на глупые вопросы… ладно.
Подросток поднялся на ноги, медленно приближаясь, - вот тебя нашел, буду честным, уж не знаю что в тебе есть такое… необъяснимое, но оно вызывает у меня чувство… какого-то сжатия… коллапса прямо внутри. – сложил правую ладонь пистолетом и приставил к собственному виску, - здесь. Может, совпадение… но есть простой и быстрый способ разобраться с моим ощущением и твоей памятью. Предупреждаю, не сопротивляйся – тщетно, впрочем, даю слово… - во взгляде блеснул огонек восторженного бесовского азарта, - я аккуратно.
Волна мощной энергии прошлась скопом по телу, чуть вздыбливая вены, радужка наполнилась всепоглощающим свечением – принял берсерк второго уровня, в мгновение ока оказываясь вновь прямо перед духом и без церемоний хватая его за загривок волос у затылка, поднимая в рывке на ноги – удар лоб в лоб, очередной и болезненный из-за остроконечных рогов Инфирмукса, непропорционально-огромные крылья распахнулись в неожиданном порыве и сомкнулись кольцом вокруг хозяина и его жертвы. Жарко… Десятый начал источать невыносимый жар, больше, чем температура кипения воды, будто норовя расплавить Джудала в крупицы ртути или текучую золотую массу...
Джудал должен был сразу осознать, что именно за способность – расщепление сознания - ею был наделен Уроборос с ее помощью он ломал других, неизвестно, почему мальчишка не использовал более щадящую форму «эксплозию рассудка», может, решил… чтоб наверняка?
Разум сжимается в единую точку, пульсирующую нейтронную звезду, чтобы в следующий миг раскрыться до размеров вселенной и схлопнуться от собственной массы черной дырой… Инфирмукс… завладел его разумом… воспоминаниями... но… что бывает, если твой мозг блокирует нечто, имеющее быть в разуме жертвы? Безудержное веселье… 
***
Каково это увидеть себя в чужих воспоминаниях? Увидеть себя, закованным в цепи? Нет, в данной истории мы не узнаем этого, в цепях Инфирмукс увидел лишь…
Джудала… точнее незнакомца, именованного Тенебришем. Не заметил подмены! То, как искусно блок собственного разума стер мучителя с картинки вовсе и превратил его в жертву.
Крики… смех… звон склянок… визги будущих трупов… кровь… много-много крови, ею буквально пропитаны воспоминания, подобно кровавой бане. На миг Инфирмукс даже подумал – вот, что имеет ввиду скорбилус, говоря «давай умоемся кровью», в воспоминании Тенебриша, кровью можно было не только умыться, но и упиться и даже сделать немалые запасы. Скорее всего сюрреалистический гротеск...
Мелькают картинки пыток… Тенебришу что-то вкалывают, делают надрез на позвоночном столбе и вводят непонятные черные иглы… проводят странные манипуляции с рогами… бьют волнами энергии, что превращается в черное электричество, искрящееся зигзагами между игл в спине. Кричит… он громко кричит, то и дело, заходясь смехом… хохотом...
Уродливые насекомые в ушах… длинные тонкие нитевидные змеи по телу, кажется все это хищники и каждый приносит неимоверную боль. Да… такое лучше вовсе не вспоминать – пронеслась мысль у Инфирмукса, он даже на миг представил себя на месте Джудала, впрочем, быстро пришел к мнению – они и без того монстры, живущие на отшибе мира – нет смысла себя жалеть, убивая и творя хаос, вся жизнь борьба и это мало отличается от вечной битвы за свою шкуру в границах Климбаха. Не больше чем он - Инфирмукс, мог бы вынести. Вынес бы. Вынес...
А далее… Эфир не способен разглядеть Его лицо, как бы не старался. Белые волосы… черные рога, мягкий противный голос… энергетика. Кто? Кто это такой? Желание узнать, завладеть и уничтожить заполняет до краев, будто чувство, что он искал все это время вот… в этой личности. Кто? Весь мир дрогнул в странном порыве, состояние близкое к остановке сердца... от боли свело все мышцы... н е в ы н о с и м о.
Задыхается… резко отбрасывая от себя Джадала и сжимая собственные рога в жуткой хватке, точно вот-вот выдернет их с корнем, - КТО!? – рявкнул Инфирмукс, уже в реальности – Кто это был!? Он запечатал тебя!? Отвечай! Это был он!? Кто он такой!? – сейчас у Десятого случилось небольшое состояние аффекта…
«Успокойся… успокойся, я просто слишком сильно воспринял его ненависть к мучителю… надо как-то абстрагироваться… Эреб, почему меня так трясет!?» - выдохнул, обессилено повалившись на колени, - пардон, я кажется слишком запечатлелся на… Твоих – особое выделение слова – эмоциях, вот и вспылил. Ты так сильно его ненавидишь, что даже я ощутил это через воспоминания… так сильно, что мне даже завидно… - усмехнулся, отпуская наконец рога и поднимая взгляд полный растерянности и какой-то одури, - давай найдем его... Те-не-б-риш… найдем… и убьем! Уничтожим! Вот! Вот чего я хочу, пусть даже не по настоящему… - себе климбат это объяснил просто – «Раз уж так сложилось, то грех не воспользоваться… это весело… чудесно… я бы пил его эмоции до скончания веков, а после задушил эту беловолосую мразь… его собственными кишками! Весело...»

+1

14

Слышать слова о своей силе от того, кто его таковым ранее не признавал, было несколько забавно. Безусловно, здесь была доля правды. Джудал, казалось, даже сам удивился от того, как быстро восстановился спустя несколько дней от своего пробуждения, хотя не последнюю роль он здесь присваивал своему гневу, который творил с ним такие вещи, от которых климбат порой и сам удивлялся. Джудал считал себя сильным, в некоторой степени восхвалял свою мощь, но, как ни странно, в этом присутствовала и своя доля реализма, которую дух обычно старался не применять. Он знал свои слабости, знал и то, с помощью чего их можно устранить. В той темнице, где в его руки попало тело Инфирмукса, поле боя принадлежало одному эссенцию, этот "бой" был неравным- все фигуры шахматной доски оказались в руках одного существа. Но будущий повелитель десятой зоны доказал свою силу, доказал без применения оружия, показав одну лишь силу воли, которой хватило, чтобы смертоносная игла шприца легла не место и более не поднималась. Он его уважал? Да, хотя не хотел этого признавать. Он уважал того, кто смог пройти этот круг ада, того, кто вышел из этой бездны с таким же блеском в глазах, с каким спускался в огненный тартар. Он уважал и ненавидел одновременно. Почему? Потому что знал, что в прямой схватке быстро бы погиб. Он мог одержать победу не только собственными силами, он ткал паутину, ставил на каждом повороте ловушки, вплетал в неё других существ, умело ими манипулируя, и в конечном итоге мог легко одолеть врага, который сильнее его. Но если бы он встретился с Инфирмуксом лицом к лицу, он бы проиграл. Он осознавал это, как и то, что пока противостоять ему долго не сможет. Это очень злило самолюбивую персону духа.
Повелитель подходит к нему, отчего-то создается чувство настороженности, что неожиданно обострилось до крайности, а после сказанных слов и вовсе появляется невыносимое желание куда-нибудь исчезнуть. Он принимает берсерк и тут же оказывается прямо перед ним. Единственное, что успевает Джудал, так это лишь немного приподняться, видимо, вовремя, так как его тут же хватают за волосы, а через мгновение он вновь чувствует ту боль от ударов рогов, приумноженную еще и из-за того, что и прошлый подобный удар свои последствия не убрал. Эта скорость... Реакция просто не успевает сработать вовремя: он собирается повернуться, Инфирмукс уже перед ним, он собирается встать, а повелитель уже находится позади него. Кажется, за два тысячелетия реакция притупилась до безобразия.
Дух оказывается в своеобразной клетке буквально прижатым к бывшему пленнику. Он чувствует невыносимый жар, блокирующий выход к свежему ночному воздуху. Джудал пытается сделать глубокий вдох, но ужасающе горячий воздух обжигает дыхательные пути, и складывается ощущение, будто даже легкие скукожились от резко исчезнувшей влаги. Вода будто покидала бледное тело. Казалось, что даже дыхание Инфирмукса, которое он чувствовал на своей коже, стало неестественно огненным. Вспышка, и дух открывает глаза. Темница... Это Пандемониум... Это определенно Пандемониум! "Вот же черт!" Ногти так сильно впиваются в кожу, что по ладони начинает стекать струйка крови. "Эта способность... Она была у Уробороса, так какого дьявола он ею пользуется?!!" Внутренний голос кричит так сильно, что кажется вот-вот собственная голова разорвется от этих мыслей. Предугадать, что Инфирмукс использует расщепление сознания? Невозможно. Это было невозможно! Джудал снова ошибся в своих расчетах.
Дух закрывает глаза. Открывает. Та клетка, в которой он пытал повелителя тридцать один день. Несомненно, это та же клетка, это те же цепи, но... "Какого...". Немой вопрос застывает в глазах, когда цепной пес видит себя в этих проклятых цепях. По бледной коже стекает кровь, а эти иглы, это электричество, эти ползающие существа, эта жидкость, что стекает по игле, этот инструмент, что проколов кожу вонзился в плечо - все это ведь те пытки, которые применял он на Инфирмуксе. Это он делал, а не на нем! Это безумие!
Он слышит собственный смех, вызывающий у себя же неясные мурашки. Голова становится свинцовой, пронизываясь невыносимой болью. Дух слышит этот голос, видит те белые волосы, оставившие после себя слишком много воспоминаний, в неясной злости хватается за свои волосы, чувствуя, как его отбрасывает в сторону. Сквозь пелену он слышит невыносимо громкий голос Инфирмукса. Значит, этот фантом сказался и на нем. Его голос стихает,эссенций слышит слова об убийстве, на лице появляется шальная улыбка.
Джудал поднимается со спины мегаструма, неуверенно покачиваясь в сторону. Последствия расщепления остались те же. Те же? Да, однажды Уроборос применил это на нем, и сам цепной пес не предпочитал вспоминать зачем.
Густая пелена заволокла разум. Вид собственных пыток все же оказал довольно эффективное воздействие.
-Убьем?- будто переспрашивает дух, хотя все прекрасно слышал,- убьем,- более тихо,- убьем,- еще тише.
Мгновение, и из Джудала выходит смех. Громкий, долгий, неестественный, пугающий и дикий. Одним словом- безумный. Дух смеялся так, что на глазах от смеха выступили слезы, а на щеках проступил румянец. Сейчас он действительно выглядел безумцем. Он молча спрыгивает со спины мегаструма, поворачиваясь к Инфирмуксу и смотря на его левый рог.
-Инфи-и-ирмукс,- протянул Джудал так, будто повелитель рассказал какую-то хорошую шутку,- я ненавижу его. Но одновременно с этим я его и не ненавижу. Что ты скажешь на это? Я хочу, чтобы он умер, и хочу, чтобы потом он восставал из мертвых, чтобы я мог убивать его вновь и вновь! Я забыл его! Но у меня ощущение, что он где-то рядом, будто стоишь ты, а он сзади тебя показывается и тут же пропадает, словно телепортируется по всем зонам, раздражая свои видом! Я сам хочу убить его! Думаешь, я не справлюсь без тебя? Тогда я проткну ему горло у тебя на глазах!
Он замолкает. Грудь тяжело вздымается от не прерываемого крика. Выплеснул эмоции на повелителя десятой зоны. Ненамеренно? Ответ неверный. И намеренно, и ненамеренно одновременно. Он никогда не держал все в себе, и сейчас высказал то, о чем думал, но здесь была и другая цель- избежание появления у Инфирмукса мыслей о том, что его силой просто хотят воспользоваться. Сейчас Джудал выглядел настолько самоуверенно, будто готов хоть сейчас завоевать весь Климбах, в то время как сам прекрасно понимал, что не завоюет и клочка земли. Возникновение мыслей об использовании, о том, что ему указывают, могло бы направить повелителя на путь, на котором одной из задач лежит смерть эссенция. А тому, кому хочется вернуть власть, это не к чему.

Отредактировано Джудал (13.05.2017 19:12:18)

+1

15

- Он ведь не тронет нас? Да... скажи... да? - всхлипывала хрупкая девушка, заточенная точно маленький соловей в золотой клети, лишь за тем исключением, что «хозяин» клетки терпеть не мог птиц, а предпочитал им больших и ленивых питонов. Воспоминание о ее лице промелькнуло слишком незаметно, точно одна холодная капля в летний дождь - «интересно, она была вместе с Тенебришем? Лицо... жертвы...» - перекручивал раз за разом одно из воспоминаний.
Кровавое амбре, терпкие нотки можжевельника, привкус стали во рту и горячее дыхание. Приступ отторжения, возникшее желание - «хочу, чтобы она заткнулась» - и от куда неосознанная резкость? Тенебриш плохо относится к бедняге и Инфирмукс понимал почему, понимал, словно разум паренька принадлежал ему.
- Ага... конечно не тронет, - горькая усмешка словно кусок амбразуры в легком... вот-вот начнется гнойный абсцесс, - лишь перетряхнет тебя и вывернет несколько раз внутренности.
Приближающееся шаги... почему они настолько знакомые? Тонкие и крепкие запястья, напевающий звучный тембр сейчас скорее походил на безмолвное эхо... лишь воспоминание. Былина.
***«Разум Лестейна весь покрыт узлами... А разум Тенебриша? … подобного я еще не встречал...  точно каллапсирующая Галактика, состоящая наполовину из черных дыр, наполовину из эфемерной первозданной массы... и самое странное, что она никогда не исчезнет, а продолжит разрушаться вечно, воссоздавая себя вновь и вновь...» - а Джудал тем временем смеется, смеется неестественно, точно сам Инфирмукс там... в своем истинном прошлом, и подросток вторит ему, вторит на каком-то генетическом уровне, нет... не смехом, дыханием, пульсацией жизни, мелкими искорками приближающего рассвета... или надвигающегося заката. Тенебриш — закат... определенно закат, радиоактивный, покрытый вспышками мертвенных зарниц, будто набухшими сосудами, но подобное отнюдь не пугает, нет... вызывает чувство, которое еще не в состоянии определить и присвоить имя.
«Ты нуждаешься в его костях...» - страшное шипение отдается в висках, оппонент тем временем соглашается на умерщвление пока их неизвестного врага, а ребенку даже в голову не приходит вопрос, почему он столь остро отреагировал на какое-то лицо в воспоминаниях практически... «первого встречного». Бред? Бред воспаленного и съехавшего разума, - «Не припомню, чтобы ты, Тварь, до этого вообще говорил о том, чтобы чьи-то кости припаять к косе... от куда вообще такие порывы?» - ответа не последовало, точно скорбилус то и дело натыкался на воздушные ямы и падал в них как в бездну.
- Не ненавидишь? - с удивлением обнаружил, что в его голосе явственно слышался отзвук какой-то уродливой одиозности и неприкрытого ожесточенного желания, а Тенебриш... тот выглядел чутка повернутым, - он дышит тебе в затылок, верно? Словно его когтистая лапа сдавила глотку прямо внутри и не продохнуть... вечно с тобой, вечно рядом — второе безобразное лицо? - «Эдвард Мордрэйк»  -  Мне не знакомо сие чувство, но я очень хорошо его понимаю, котеночек. - процесс замещения явно продолжался и притом сверх-удачно, - а ты считаешь... что справишься? - доля жестокого скепсиса на потрескавшихся губах, новый рывок... даже не рывок, целый бросок хищника: смертоносный, уверенный, подчиняющийся его инстинктам и  выгравированный на генетическом коде. Десятый припечатал спиной Джудала к мегаструму, болезненно саданув климбата затылком, одну свою руку зафиксировав на его шее, а вторую на челюсти, зажимая рот, сам взгромоздился сверху, не позволяя встать. Широко распахнув крылья, обвив костяным хвостом ноги Духа вокруг лодыжек.
Разница между ними все же велика настолько, что впору слагать об этом живописные баллады о смерти солдата. Рука болезненно удушала, вызывая спазмирующее сокращение мышц, - Считаешь. Что. Сможешь. Тягаться. С кем-то настолько сильным? - отрывисто выдохнул, ударив крыльями о спину мегаструма и создавая жаркую огненную волну, точно два водопада магмы по бокам от головы алоокого сатаны, - ты ослаблен, Тенебриш, сломлен продолжительным запечатыванием, если правда хочешь проткнуть ему горло на моих глазах, тебе придется наступить себе на горло и стать с ним вровень. - рука, зажимающая рот исчезла, - но... - вдруг взгляд Инфирмукса потух, наполнившись ядовитым разъедающим светом, словно кислота разъедала разум, - знаешь... кажется я на миг забыл себя... со мной случается. - уставился невидящим взором куда-то перед собой, - оно еще схлынет, верно схлынет и исчезнет, забудется... ахах! - хохотнул надрывисто и громко, - вот уже строил планы, попросту отправив в Лету свою личность. Тенебриш... - Инфирмукс поднялся, слезая с живота Духа, - я не тот кто тебе нужен, из всех... кто населяет Климбах... я — худший вариант. Лучше поставить точку сейчас.
Апатия поглотила, опьяняя, словно пыточных дел мастер вколол очередную порцию какой-то дряни в сонную артерию или висок, а с чего он — Инфирмукс, вообще заговорил о помощи каком-то левому Духу? С чего он вообще решил, что это интересно. Эмоциональный и моральный калека — вот кто он на самом деле, как можно строить нечто подобное, если всегда есть риск... что забудешь оппонента через день другой. Или очередной психоэмоциональный приступ перечеркнет все... И даже стучащее на подкорке сознания чувство не могло погасить блок: «не-е-ет, этот не такой, его лицо высечено на каждом из твоих нейронов, не смей прятать голову в песок, смотри на него... смотри с широко раскрытыми глазами!».

+1

16

-...а ты считаешь... что справишься?
Джудал отвел взгляд. Конечно, нет. Особенно сейчас. Он действительно ослаблен, хоть и не хотел этого признавать. Его тело восстановилось, мысли выстроились в тот прежний порядок, в котором находились всю сознательную жизнь климбата, но как художник, не бравший в свои руки карандаш две тысячи лет, так и дух не может проявить сейчас все те силы, что были до заключения. Это означало лишь то, что оставлять все как есть, было нельзя, скорее, это было невозможно. И вернуть предстояло не только власть, но и силу, причем, в кратчайшие для эссенция сроки. Как, однако, много проблем стало в виду длительного запечатывания.
Удар. Кажется, Джудал начинал привыкать, хотя искренне надеялся на то, что сегодня его черепная коробка останется такой же целой, как и ранее. Безусловно, климбат не подвергал сомнению прочность своего "нового" скелета, но после встречи с Инфирмуксом дух уже ни о чем не мог говорить с уверенностью в сто процентов. Он непроизвольно зажмурил глаза, чтобы не быть вновь ослепленным пламенем, что продолжало охватывать крылья правителя. Тело, казавшееся духу полностью восстановленным, сразу же почувствовало вес Инфирмукса, отчего дыхание тотчас сбилось, превратившись в какие-то попытки вобрать в себя как можно больше воздуха. Крепко сжимающая горло рука препятствовала этому процессу, как и ладонь закрывающая рот. Возможно, кто-то бы посчитал сопротивление в данной ситуации героическим или храбрым, но это было глупо. Очевидно глупо. Откинув руки в стороны, Джудал спокойно смотрел на правителя, пытаясь сберечь тот минимум кислорода, к которому он был допущен. В голове пробежала одна-единственная мысль, что впрочем действительно удивила климбата: за это время Инфирмукс мог убить его столько раз, но в конечном итоге земля не орошалась кровью, а по бледному телу так и не струилась алая струя, что уже так отчетливо представлялась в сознании. Какая прекрасная пища для размышлений... Обладая довольно развитой интуицией, Джудал с самого начала не ощущал своей ближайшей смерти. Но почему он был так в этом уверен? Именно этот вопрос всплыл в памяти, и почему-то именно сейчас.
"Стать с ним вровень?" Если бы ладонь правителя не сжимала рот духа, он бы вновь рассмеялся. Две тысячи лет назад это представлялось ему невозможным. Разве мог он представить Уробороса- одного из сильнейших климбатов- поверженным? Нет. Впрочем, в свое время это не помешало эссенцию бросить своему господину дерзкий вызов. На то были причины, и некоторые из них Джудал вспоминать не желал.
Рот смог сделать глубокий вдох, а вскоре и все тело вернуло прежнюю легкость, хотя все так же продолжало ощущать жар от крыльев, несмотря на то, что сам Инфирмукс отошел в сторону. На то, чтобы встать, потребовалось время, так как тело, что ощутило чрезмерную легкость, чуть не занесло в сторону. Какой сегодня стрессовый день для организма.
-Худший вариант?- по губам проскальзывает прежняя хищная ухмылка. Голова несколько отдавала гулом, давая о себе знать, но отступать от своей цели дух не собирался. Это были не только личные мотивы, эссенций отлично понимал, что теперь, когда они встретились, окончательно разойтись уже не смогут.
-Не ври.
Глубокий вдох. Казалось, что грудная клетка была сплющена. Секунда, и в глазах возрождается прежний блеск, который до этого удары головой хорошо блокировали.
-Нельзя уйти от своей судьбы. Я хочу сказать, что нельзя уйти от неизбежных последствий своих собственных действий. Ты считаешь, что можешь забыть о нашей встрече и дальше продолжить получать от жизни тот минимум, которым ты довольствуешься сейчас? Инфирмукс, ты слишком много времени провел среди мегаструмов. Зачем ты тогда пришел сюда? Это ведь не случайная встреча. Ты просто бежишь. Я прав? Ты встретился с тем, чего не смог объяснить, и решил уйти?
С кем поведешься, от того и наберешься. Джудал резко оказался рядом с Инфирмуксом, положив тому на плечо свою руку, и наклонившись вперед, чтобы правитель услышал все как можно точнее.
-Разве ты в таком случае можешь называть себя правителем?
Ставший неожиданно серьезным голос в одну секунду вновь приобретает те беззаботные нотки, будто оба только что встретились. Неопределенно пожав плечами, Джудал развел руки в стороны, приняв ту позу, в которой обычно стоят, пытаясь сказать "ну, что же поделать".
-Я готов последовать за тобой. Хочу посмотреть на твое скучное существование. Но если ты уверен, что для тебя эта встреча значения не имеет, то я также с удовольствием посмотрю на то, как правитель Десятой зоны ошибся.

+1

17

Таки поймал на крючок, смог подцепить что-то внутреннее, под диафрагмой, и теперь это становилось слишком опасно. Инфирмукс одновременно понимал: им манипулируют, даже не скрывая сего факта, но, вместе с тем, выпутаться из острых струн казалось совершенно немыслимым. На подкорке осознавал: климбат, стоящий напротив, знает, что говорит, знает по непонятной для самого Десятого причине, это знание словно влито в его разум чем-то... непостижимым для Инфирмукса... или, может быть кем-то? Бред, Эреб подери! Чистой воды бред, но почему тогда наваждение не сморгнуть, не избавиться от него простым мотком головы?
Вероятно, впервые за всю свою сознательную жизнь, мальчишка полностью и во всем согласился со скорбилусом: Тенебриш опасен, но не своей силой, совсем нет... скорее, своей способностью каким-то образом управлять Инфирмуксом, звучит дико? Неестественно? Да-а-а, так и есть, прочем, это не отменяет того факта, что Властитель Десятой зоны в любую секунду может решит отделить голову алоокого сатаны от его тела.
- Ты недооцениваешь мою способность уходить от последствий собственных действий, - процедил сквозь зубы, не поднимая взгляда, а уставившись на свои босые ноги, - а еще ты уверен, что я ошибаюсь с подозрительным упорством... впрочем, не важно. Я пока не могу разобраться в этом чувстве... словно... словно... мы играем в игру правила которой мне неизвестны и, к тому же, ты водишь, а я не привык к подобному, Те-не-б-риш...
Климбат еще раз прислушался к себе, в очередной раз сжав левый рог, чутье предательски молчало, как молчит тихое небо после продолжительной грозы, безмолвное и жестокое. Точно сатана... кто еще, имя такой уровень ослепленности, встретив кого-то равного Инфирмуксу мог похвастаться, что буквально пригвоздил его к стенке.
- Что-то скрываешь... да? Ответь мне на один вопрос... - взгляд багровых, ставших совершенно бесноватыми глаз, медленно и с угрозой поднялся на Джудала, как из океанической бездны всплывает разрубленный айсберг. Разница лишь в том, что «айсберг» Инфирмукса был раскален до предела, имя ему — пламя преисподней.
- Ответь... мы когда-либо встречались с тобой ранее? - пауза, лишь на краткий миг, - но, подожди, прежде, чем ты ответишь, я скажу, то что хотел. Уж не знаю, что это за игра и, вполне допускаю, что она лишь плод моего разума в очередной попытке уничтожить тело... но... если останешься со мной, если решишь идти до конца, то можешь прийти к двум противоположным исходам... первое — ты достигнешь своего желания, удовлетворишь его, я помогу... даю слово Властителя материка, но... есть и второй исход...
Подросток чуть склонил голову на бок, от чего длинная прядь челки закрыла пол лица, тем временем в руке материализовалась коса... неестественно большая и странная, даже нелепо-гротескная, словно кто-то выковывал ее из костей, паял позвонки, гравировал череп... а после обжигал в Адовом тайфуне, совершая удачную попытку превратить оружие в «вечный огонь» на могилах поверженных. Джудал узнал  кости?
- Странный порыв, что не могу объяснить... вместе с тем, я не люблю врать. Тенебриш, вероятность того, что я распотрошу тебя от глотки до требухов, куда выше, чем ты можешь себе представить... а после... я уверен... уверен на сто процентов, что не смогу сдержать желание, доселе мне неизвестное... желание, вырвать тебе позвоночный столб... ребра... и сделать их частью Авазитонес. Что ты теперь на это скажешь... котеночек?
Выдохнул точно террорист смертник перед тем, как дернуть чеку! А ведь все это приобретало кровавый и сюрреалистический оттенок, наполнялось желанной и упоительной жестокостью и даже вводимые ему — Инфирмуксу очень давно вещества и яды, сейчас казались безобидной сывороткой по сравнению с гармониками, что в злополучный миг настоящего вырабатывались  телом, при взгляде на алоокого сатану.

+1

18

Ночь спустила на Климбах свою вуаль, озарив черное небо множеством мельчайших сияющих точек. Закинув руки за голову, Джудал посмотрел на это темное полотно. Играл с огнем? Нет, это было что-то гораздо опаснее, будто открылись врата в самое пекло этого мира, а он весело подбегает, просовывает туда руку и тут же отскакивает, когда врата начинают медленно закрываться, почуяв чью-то живую плоть. Но врата могут закрыться очень внезапно и слишком быстро, и тогда пути назад не будет. Успех плана Джудала не характеризовался даже отношением 50 на 50. Наверное, здесь 80 или даже 90 процентов указывали на ближайшую смерть от рук нынешнего правителя, но оставшиеся проценты будоражили воображение и заманивали, и для того, кто рисковал всю свою сознательную жизнь на Климбахе, для кого риск стал неотъемлемой частью жизни, ответ на этот вопрос бы слишком очевиден.
Игра? Возможно. Но ставка для духа в игре слишком высока, как и данное ему преимущество. Он помнит, он знает, в его руках ситуация, которую он может повернуть и изменить, но малейший промах, и вместе со смертью эссенция придет и конец игре. Инфирмукс знал о ней, знал и о преимуществе Джудала, но являлось ли это положительным аспектом или отрицательным- пыточный мастер пока не знал. В голове возникла некая параллель с прошлым. Разве правила игры изменились? Тогда он был шахматной фигурой Уробороса, но отнюдь не пешкой. Ладья? Слон? Конь? Он не знал, но и он держал в своих руках власть, для него существовала своя игра, где у него были собственные фигуры, где даже правила принадлежали ему, где место сражения было предопределено и представляло собой холодные камни с железными прутьями и толстыми цепями.
-Встречались ли... ранее?- повторил еще раз Джудал, уже было собираясь отвечать, но вновь замолкая. Последующие слова... Он знал. Но собственный спокойный вид немного настораживал. Почему он спокоен? С каких пор так спокойно воспринимает предупреждение о смерти? Последствия многолетней выдержки или что-то другое? Самоуверенность, которая может кончиться плачевно?
Джудал лишь слушает. Так внимательно он слушал только Уробороса два тысячелетия назад. Жадно поглощает каждое слово и тщательно переваривает, вникая в смысл и сопоставляя его с интонацией, с коей все было сказано. Его рот вновь приоткрывается, чтобы ответить на сказанное, но мгновение, и глаза несколько округляются, а в горле застревает такой плотный ком, что создается ощущение, будто и вдохнуть вновь нельзя. Тело вздрагивает, он невольно делает шаг назад. Интуитивно.
Эта коса... Нет, это не простое оружие, более того, так настораживает не факт, что это мощный артефакт, это нечто другое. То, что приделано к косе. Уголок губы изгибается в неясном значении. Боится? Было бы ложью сказать, что это не вызывает внутри какой-то отголосок страха. Джудал практически не слышал скорбилуса с тех пор, как начал служить Уроборосу, но сейчас казалось, что и это "существо" внезапно оживилось, побуждая климбата оставить всю затею и сберечь собственную жизнь. Но разве это уже было возможно? Дух прекрасно понимал, что встретившись сейчас, ничего как прежде не будет. Отныне, куда бы он ни направился, он будет встречать его, Инфирмукса, который в свою очередь также будет думать, что теперь они оба никогда не сойдутся. Для правителя это станет делом, которое он начал две тысячи лет назад, и которое надо завершить, что и будет тянуть его к садисту, для Джудала это будет новой возможностью вернуть ту власть, то положение, и это желание также будет притягивать его к Инфирмуксу.
Но сейчас, глядя на все те кости, а точнее на одну их них, что предстала перед ним, все те рационально сделанные выводы не имели значения, и духу лишь оставалось держать себя в руках, чтобы не отвернуться или разрушить что-либо в округе."Так вот где твои останки, чертов фанатик, а я уж думал, твой прах так и носит по ветру...".
Глубокий вдох. Кто бы мог подумать, что в этом мальчишке бушевала такая злость, побудившая его создать эту косу. Теперь вопрос о левом роге отпал сам собой. Инфирмукс был опаснее, чем предполагал Джудал. Это тянуло к нему магнитом еще сильнее.
-Вот оно как,- тихо сказал, будто делая выводы на основе рассуждений. Пора действительно пересматривать все свои мнения.- Не думаю... Что мы встречались. Навряд ли бы ты тогда забыл меня даже через два тысячелетия, верно?- беззаботная улыбка, в которой вновь сквозит чем-то безумным. Безумным от того, что теперь все представляется куда опаснее, нежели прежде.
-Я останусь при своем мнении. Но... Это оружие. Откуда оно у тебя? Нет, не верно. Откуда это у тебя?- указывая пальцем на кости, дух попытался вернуться в прежнее состояние. Спокойное. Удалось с трудом.
-Разве тебе самому не интересно посмотреть на то, что из всего этого выйдет?- Джудал подошел к Инфирмуксу, вглядываясь в его лицо так серьезно, будто сейчас происходила самая важная сделка в мире. Впрочем, так оно и было. -Что теперь я на это скажу?- в глазах пробегает отчужденный блеск.
-...чтобы ты перестал звать меня котеночком,- холодную маску резко сменяет беззаботное выражение и неопределенное пожатие плечами,- мило, конечно, но будто голубки какие-то, не настолько глубоки к тебе мои чувства,- вот так запросто перевел все в шутку. Хотя, не первый раз.

+1

19

Поверил ли Инфирмукс? Ответить на сей вопрос он не был в состоянии, слишком туманно, непознанно, словно отпивание святого хора на его могиле. Поведение Джудала никак не интерпретировалось, - моя память слишком нестабильна, так что... вероятно, рискую забыть даже Демиурга, встретив его на жизненном пути. Фтэльмена говорит, мол я упал с Мегаструма в детстве, - также спокойно и без особого акцента пожал плечами, само-собой фраза произнесена в шутку, но... кто-то Десятого явно ронял головой о холодный камень и делал это не единожды и с завидным размахом.
Джудал, похоже, решил задавать Инфирмуксу вопросы, которые то и дело включали в голове «стоп сигнал», система перезагружалась, стирая куски, заменяя их, как сделала это минуту назад, а подросток мог бы поклясться, что видел на лице собеседника нечто... нечто такое, чему не найти объяснение, может удивление? Вряд ли... хотя, кто знает, но тогда чему алоокий сатана мог бы удивиться? Конечно... вопросу? Факт! Что его кости станут частью какой-то стремной косы - «нет, здесь нечто иное... нечто мне непонятное, он похож на жалящую осу, что претворяется пчелой... пчелой с большими кровавыми фасеточными глазами, или я говорил об осе? Эреб меня дери, что-то крыша едет все стремительнее и стремительнее... такими темпами еще вопрос, чья голова первее окажется на плахе...»
Словно обухом по голове... прямо киркой в темя, размозжив свод черепа и превратив его в уродливую кашицу, коей побрезговал бы даже бездомный грязный люмпен, - именно так мог охарактеризовать сиюминутное ощущение, что возникло у Инфирмукса, когда его новый... представившейся новым знакомым, указал на косу. Указал на череп с одним рогом...
***- Инфи-и-и-ириукс... Инфи-и-и-ирмукс... - ОН протягивал его имя, резанув по ушам... этот голос, спокойный, монотонный, даже лаковый, голос настоящего психопата, фанатика... белые волосы и черные будто смоль рога всплывают в сознании - ты правда думаешь, что особенный, что сможешь тягаться со мной? Сможешь победить? - смех бархатистый и тихий, рука врага болезненно удерживает его окровавленное, практически изуродованное боем лицо за рог и с размаху ударяет о камень... еще... и еще... Подросток кричит, уже не в силах даже сжать собственное оружие... отплевываясь кровью...
- Но ты продержался достаточно долго, даже пережил опыт... потрясающая живучесть... Инфи-и-и-и-рмукс, у тебя хорошие гены, необычно стабильная психика, что я точно могу сказать, ты один из самых нормальных и разумных климбатов, что мне встречались... - снова смех, удар... удар... отдается гулким шумом в ушах, мальчишка мог поклясться, что слышал шум крови бегущей у себя по сонной артерии, - хотя... ты виноват, призна-а-ай, - как же ребенка бесит эта привычка Уробороса растягивать время от времени гласные, - ты виноват в том, что поднял в душах некоторых обителей Пандемониума мятеж. Мятежный Джудал... заблудшая личина, что уже позабыл свое прошлое... глупец... но, мы ведь с тобой разного ранга, ты это понимаешь... - рука сильнее зафисиксировала правый рог и исполинской одурью саданула левым веском мальчишку о собственное копье... или меч... колено? Боль... нет, не так... впервые за долгое время он — Инфирмукс был готов сдаться, лишь бы не ощущать этой боли, разливающейся раскаленным золотом... цирконием... рением...
Он задохнулся в этой боли и сознание раскололось... на мельчайшие частицы, острые и раскаленные... Уроборос...
***Со стороны Джудал видел, как глаза Инфирмукса расширились о удивления, широко... взгляд дикий, ничего не выражающий и выражающий смысл целого Космоса одновременно, губы прошептали — Уроборос... - он задышал глубоко и жарко, словно вепрь... волосы удлинились еще на несколько сантиметров, внутри же скрутил тугой ком. Нет, уже не ком... нечто более неперадоваемое... - Джудал...
И все померкло... Знал ли Дух, что нынешний правитель Десятой зоны все вспомнил! Все! Каждую секунду своей жизни, каждый миг... Вспомнил его, Уробороса... Пандемониум, воспоминания затопили... и исчезли, померкнув...растворившись... чистым спиртом... вдох... выдох...
- Кто знает, - честно признался климбат, вбив косу в землю рядом, и коснувшись черепа, за последние пять секунд Темный Эфир успел вспомнить несколько веков... а может тысяч лет своей жизни и вновь забыл, утратил... - она всегда была со мной. Знаешь, как мой злой двойник, между мной и ей есть связь... разрушительная, болезненная, вот ты сказал, что ненавидишь и не ненавидишь мучителя — а я ненавижу ее... - скосил взгляд на череп, - но отказаться — значит потерять... себя.
«Стоп... я снова несу бред... так, надо жать на тормоза...» - Хорошо, посмотрим... - скептически приподнял бровь и хищно оскалился на просьбу о классическом обращении, будем откровенны, Инфирмукс не понял шутки, да и при чем тут голуби тоже осталось загадкой, но в головы всплыла мысль о воронах или ястребах. Климбат попросту никогда не вкладывал в это обращение что-то...такое, его мозг не был на это способен — отсутствовала программа, притом не одна, а целый установочный пакет программ — не совсем понял, что ты имеешь ввиду, но... я придумаю тебе прозвище позвучнее, когда ты докажешь, что достойнее, чем детеныш млекопитающего... а сейчас я должен все обдумать. Не ищи меня, я сам тебя найду... котеночек...
Он резко телепортилова..л... Джудала туда, где нашел его... это была лишь первая встреча и Правителю Десятой зоны срочно требовалось побыть одному хотя бы пару дней.
спасибо за игру *о*

Отредактировано Инфирмукс (20.05.2017 20:58:12)

+1

20

Мало кто сможет двигаться вперед, если душу разъедает боль от воспоминаний. Наверное, поэтому Инфирмукс стал таким могущественным климбатом. Достиг бы он всего этого, если бы помнил, если бы вспоминал те тридцать один день, тот бой? На этот вопрос дух ответа дать не мог, хотя было бы довольно забавно заглянуть в прошлое, покуралесить там, и посмотреть, как изменилось будущее. Что было бы, если бы в тот день он не напал на Уробороса? Что было бы, если бы после первой попытки атаковать того правителя Десятой зоны, Инфирмукса не оставили в живых? Наверное, он провел бы снова эти два тысячелетия также, как и два других. В таком случае смерть духа была бы от скуки. Стоит сказать спасибо судьбе, что преподносит такие сюрпризы, заставляя менять свои взгляды. И все же ощущение того, что вокруг тебя шла жизнь и менялся мир в то время, как ты спал, передать нельзя. Это некоторая опустошенность, приходящая от осознания того, что во всем этом мире ты простая частица. Но вместе с тем ты частица, что легко может изменить судьбы не только остальных частиц, но и целого мира. Все-таки запечатывание на две тысячи лет породило в духе какую-то философию, которая его порой до безумия злила, одновременно принося некоторое удовлетворение.
Он вновь смотрит на Инфирмукса, видит его округлившиеся глаза. Повелитель произносит то имя, которое так и не сорвалось с губ самого Джудала, а затем он произносит и его имя. Внутри все снова вздрагивает, побуждая немедленно бежать. Но дух сохраняет спокойную маску на своем лице. Подобное ведь уже было, верно? К этому стоит привыкать. Скорее всего, эти воспоминания никуда не делись и при малейшей возможности пытаются вырваться наружу, но что-то блокирует их появление. Может ли сам Инфирмукс воздействовать на подобное? Является ли такая "амнезия" его волей?
Даже сейчас, когда эссенций не отводит взгляд, к нему в голову приходят почти все воспоминания, связанные с тем прошлым. Разве у повелителя не также? Дух поднимает голову на небо. Достойнее, чем детеныш млекопитающего? Неплохо. Что ж, на это еще будет время. И все-равно он назвал его котеночком. На лице появляется неопределенная усмешка. Дух закрывает глаза, а открывает на том самом месте, откуда так хорошо была видна старая таверна, заманивающая своими теплыми огнями.
В голове внезапно всплыл образ Пандемониума. Он идет по широкому коридору к Уроборосу, что ждет его со своей противной улыбкой. Прошлый правитель берет цепного пса за подбородок и заглядывает ему в глаза, отчего его улыбка становится еще шире.
-У меня для тебя пода-а-рок,- произносит Уроборос демонстративно отряхивая руку, после того, как Джудал небрежно смахнул холодные пальцы со своего лица.
-Что еще?- он слышит собственный голос так отчетливо, что кажется, будто эссенций говорит это прямо сейчас.
-Очаровательное создание, тебе понравится. Но, я бы очень хотел, чтобы сказанное им самим "бог" в мой адрес, было услышано мною в кратчайшие сроки.
-Кто же это такой, что сам Уроборос обозначил дату пыток?
Джудал мотнул головой, чтобы заглушить это воспоминание. Ведь именно в тот день он его и встретил. Кто бы мог подумать, что они познакомятся "вновь", только при других обстоятельствах- когда новым правителем является сам Инфирмукс, а кости Уробороса теперь служат обрамлением оружия. Дух обернулся, но кругом было так тихо, что создавалось ощущение, будто все это лишь какой-то сон, а появившийся точно из-под земли Инфирмукс- обычная иллюзия. Да только голова побаливала так, что мысль о том, что во сне он случайно приложился о что-то, сразу отпадала. Значит, таким образом начнется его новый путь? К чему же он приведет? К смерти или силе? Какая интригующая игра.
Ну, что ж...
-До встречи.
Произнеся многообещающее прощание куда-то в направлении неба, Джудал закинул за голову руки и направился к таверне, в которой сегодня собирался переночевать. Невольно он начал напевать под нос какую-то мелодию. Мелодию, которую напевал две тысячи лет назад, когда ступал по холодному камню Пандемониума, приближаясь к той самой камере, где находился Инфирмукс...

спасибо за игру^^
еее, вот уже и первый эпизод закончен)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Старый враг или новый знакомый?